Читать онлайн Мертвым сном, автора - Харрис Шарлин, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мертвым сном - Харрис Шарлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.41 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мертвым сном - Харрис Шарлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мертвым сном - Харрис Шарлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харрис Шарлин

Мертвым сном

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Как ни странно, я действительно заснула. А проснулась оттого, что рядом со мной лежал Эрик и обнюхивал меня.
– Что это, Сьюки? – спросил он очень спокойно. Эрик всегда знает, когда я просыпаюсь. – От тебя пахнет лесом и оборотнем. И чем-то еще более диким.
Так, оборотень – это, очевидно, Сэм.
– И вервольфом, – подсказала я, не желая ничего упускать.
– Нет, не вервольфом, – возразил Эрик.
Я была озадачена. Калвин прикасался ко мне, когда переносил через заросли ежевики, следовательно, его запах должен был остаться.
– Я чувствую еще какого-то оборотня, – настаивал Эрик в темноте моей спальни. – Чем это ты занималась, любовь моя?
Он не был по-настоящему рассержен, скорее – недоволен. Вот они – вампиры. По части собственнических наклонностей они не имеют себе равных.
– Я была в поисковой партии. Мы искали Джейсона в лесу за его домом, – пояснила я.
Эрик с минуту хранил молчание, затем обнял меня и рывком перевернул – так, что я оказалась сверху.
– Прости меня, – сказал он. – Я ведь знаю: ты тревожишься.
– Позволь мне задать один вопрос, – заговорила я, желая кое-что проверить.
– О чем разговор!
– Загляни в себя, Эрик, – попросила я, – и скажи, действительно ли ты сожалеешь? Переживаешь ли за Джейсона?
Настоящего Эрика, каким он был месяц назад, подобная ерунда нимало бы не заботила.
– Конечно, – запротестовал он. Затем, после долгой паузы (мне бы очень хотелось видеть выражение его лица), он признался: – На самом деле не очень.
Казалось, он и сам был удивлен.
– Но я знаю, что должен. Должен волноваться о твоем брате, потому что мне нравится заниматься сексом с тобой. Мне важно, чтобы ты хорошо думала обо мне и тоже хотела секса со мной.
Вот такая вот честность! Сейчас он был больше всего похож на прежнего Эрика.
– Но ты же выслушаешь меня, правда? Если мне понадобится выговориться? По вышеизложенной причине?
– Именно, дружочек.
– Потому что ты хочешь заниматься со мной сексом?..
– Ну да, конечно, но не только… Мне кажется, что я … – Он помолчал, как бы готовясь сказать нечто вопиюще крамольное. – Мне кажется, что у меня какие-то чувства к тебе.
– О! – Я затихла на груди Эрика, удивленная не меньше его самого. Кстати, грудь была голой, подозреваю, как и все прочее. Прямо у моей щеки просвечивал золотом такой знакомый локон.
– Эрик, – сказала я, собравшись с духом. – Мне очень трудно сознаться, но… я тоже испытываю к тебе чувства.
Это было далеко не все, что мне хотелось ему сказать. А времени у нас оставалось немного – нам уже следовало быть на полпути к Пэм. Но я не могла отказаться от этого волшебного момента – так нечасто выпадает кусочек настоящего счастья!
– Наверное, это не любовь, – задумчиво проговорил Эрик. Его пальцы тем временем исследовали застежки на моей одежде.
– Нет, конечно, – поддержала я. – Но что-то очень на нее похожее. Эрик, у нас мало времени…
Я тоже прикоснулась к нему, от чего он на мгновение задохнулся.
– Давай потратим его с пользой!
– Поцелуй его, – попросил Эрик, и я знала, о чем он говорит. – Вот так… И я тоже хочу тебя целовать.
В конце концов все заняло не так уж много времени… Мы лежали в счастливом изнеможении, когда Эрик спросил:
– Что случилось? Я чувствую, ты напугана.
– Пора ехать в Шривпорт, – сообщила я. – Мы почти уже пропустили время, которое Пэм назначила по телефону. Сегодня ночью нам предстоит сразиться с Халлоу и ее ковеном.
– В таком случае тебе надлежит остаться дома, – тут же заявил Эрик.
– Нет, – мягко возразила я, целуя его в щеку. – Нет, детка. Я должна отправиться с тобой.
Я не стала объяснять, как меня собирается использовать Пэм. Равно как не сообщила, что ему самому уготована роль машины смерти. А также не сказала, что, возможно, кто-то из нас умрет этой ночью. Да что там «возможно» – кто-то умрет наверняка: человек, вампир или вервольф. А то и не один. И, скорее всего, это были наши последние ласки – Эрику не суждено больше просыпаться в моем доме. Хорошо, если мы оба уцелеем. Но кто знает, как изменит нас эта судьбоносная схватка…
Мы быстро приняли душ, оделись и вышли из дома. В Шривпорт ехали молча. Я раз семь по меньшей мере подумала: а не повернуть ли обратно, в Бон Темпс? Неважно, с Эриком или без него.
Но менять что-то было уже поздно.
К сожалению, чтение карты не входило в число умений Эрика. Поэтому мне пришлось несколько раз остановиться, чтобы уточнить маршрут до Пачмэн Авеню, которой я раньше и в глаза не видывала. У меня теплилась слабая надежда, что Эрик вспомнит знакомые места, но ей не суждено было оправдаться.
– Знаешь, какое слово тебе выпало на сегодня? – со смехом спросил он. – «Истреблять»!
– О! Благодарю, что не забыл справиться, – отреагировала я, хотя, боюсь, благодарности в моем голосе было не слишком много.
– Брось, Сьюки, – подбодрил меня Эрик. – Нет ничего лучше доброй драки!
– Это зависит от того, кто победит.
Он несколько минут молча обдумывал мой ответ, а я снова принялась изучать ночные улицы. С той кашей, что творилась в моей голове, это было нелегкое дело. Но все же в конце концов мы нашли нужный дом на нужной улице. Я почему-то всегда думала, что Пэм с Чжоу должны обитать в особняке. Перед нами же было довольно большое ранчо, правда, в очень приличном районе. Улица с аккуратными газонами, поливальными устройствами и велосипедными дорожками. Очень мило.
Ошибки быть не могло: свет горел прямо над номером «714», гараж позади дома оказался забит машинами, а въехав на парковочную площадку, я обнаружила знакомые авто. Вот грузовичок Олси, а вот маленькая машина, которую мы видели у дома полковника Флада.
Прежде чем выйти из машины, Эрик нагнулся и поцеловал меня. Я посмотрела в его глаза – голубые, широко открытые, с такими яркими белками, что не отвести взгляда. Волосы он гладко зачесал назад и скрепил моей эластичной лентой – тоже ярко-голубой. На нем были джинсы и новая фланелевая рубашка.
– Мы могли бы вернуться обратно, – произнес он. В верхнем свете машины его лицо казалось высеченным из камня. – Вернуться к тебе домой, и я бы остался там навсегда. Мы могли бы ночь за ночью любить друг друга. Я смог бы полюбить тебя!
Его ноздри раздувались, в голосе появились неожиданно горделивые нотки:
– Я мог бы пойти работать и помогать тебе. Ты бы не знала нужды!
– Похоже на брак, – улыбнулась я, чувствуя необходимость разрядить атмосферу. Однако голос мой предательски дрожал.
– Да, – согласился Эрик.
И он никогда бы не стал самим собой, подумала я. Это была бы фальшивая версия Эрика. Причем Эрика, обманным путем лишенного своей настоящей жизни. Если же наши отношения (нынешние отношения) окончатся, то он сможет стать прежним. Чего нельзя сказать обо мне.
«Довольно грустных мыслей, Сьюки, – сказала я себе. – Ты была бы полной дурой, если б отказаться от отношений с таким роскошным мужчиной, как Эрик. Пусть даже очень недолгих отношений». Это действительно были фантастические дни. Я наслаждалась обществом Эрика, его чувством юмора, не говоря уж о его таланте любовника. А тот факт, что он ничего не помнил из прежней жизни (в ее вампирском понимании), добавил ситуации особую пикантность.
Правда, не обошлось без ложки дегтя. Коль скоро этот Эрик был фальшивым, не следует ли то же самое сказать о наших взаимоотношениях? Фальшивый секс, фальшивая любовь… Ну вот, круг замкнулся.
– Должно быть, я неизлечимая идиотка, – вздохнула я и выскользнула из машины.
Эрик промолчал в ответ на мое замечание, очевидно, в знак согласия. Мы направились в дом.
На мой стук никто не отозвался. Тогда я толкнула дверь, и мы попали в помещение, которое служило прачечной. Дальше шла кухня.
Здесь царила стерильная чистота – комната явно не использовалась по прямому назначению, что и неудивительно в доме вампиров. Кухонька была совсем крохотной – думаю, квартирному агенту здорово повезло в тот день (вернее, ночь), когда он сумел пристроить этот дом вампирам. Немногие американские семьи удовольствовались бы кухней размером с двуспальную кровать! Планировка этажа в доме была открытой, так что прямо из уголка для завтрака вы могли пройти в «семейную» комнату – для довольно странной семьи в данном случае. Три открытых дверных проема вели в официальную гостиную, столовую и спальню.
Как раз в данный момент в «семейной» комнате собралось видимо-невидимо народу. А судя по количеству рук-ног, еще больше участников предстоящего сражения стояло в дверных проемах.
Вампиров здесь представляли Пэм, Чжоу, Джеральд и еще двое-трое, которых я помнила по «Клыкочущему веселью». От вервольфов были: полковник Флад, рыжеволосая Аманда (моя большая поклонница), подросток со всклоченной шевелюрой (Сид), Олси, Калпеппер и, к моему огорчению, Дебби Пелт. Эта штучка вырядилась по последнему слову моды (в ее собственном понимании), что было несколько странно для сегодняшнего вечера. Возможно, она хотела лишний раз продемонстрировать мне уровень благосостояния юриста рекламного агентства.
Просто замечательно! Только Дебби мне сегодня и не хватало!
Здесь были и незнакомые мне личности – очевидно, представители местных виккан. Я предположила, что солидная женщина, сидевшая на диване, являлась их лидером. Вот только как правильно ее назвать – главой ковена? Хозяйкой? Это была афроамериканка с кофейным цветом кожи и седыми волосами. Должно быть, ей перевалило за шестьдесят: в карих глазах светилась мудрость с оттенком скепсиса. С ней был бледный молодой человек в очках, одетый в брюки хаки, полосатую рубашку и легкие кожаные мокасины. Такие личности вполне уместны где-нибудь на складе, в кафе или же на любом административном посту. Должно быть, его детишки считают, что этим холодным январским вечером папа отправился поиграть в боулинг или на церковное заседание. Вместо этого он, так же как и немолодая женщина из колдуний, готовился принять участие в смертельной схватке.
– Однако вы не спешите, – проворчала Пэм.
– Привет, мы тоже рады тебя видеть, – ответила я. – И спасибо за твои лаконичные телефонные сообщения.
На какое-то мгновения взгляды присутствующих скрестились на Эрике – все ждали, что он возьмет руководство операцией на себя, как не раз уже бывало. Но Эрик осматривался с вежливым интересом. Чтобы прервать неловкую паузу, снова вмешалась Пэм:
– Так, давайте все спланируем.
Лица собравшихся суперов обратились к ней – похоже, все признавали лидерство за Пэм, и эту ношу ей придется пронести через сегодняшнюю ночь.
– Благодаря вервольфам-следопытам мы узнали место дислокации штаб-квартиры Халлоу, – сообщила Пэм. Она старалась игнорировать Эрика, но я чувствовала ее замешательство – она не знала, как вести себя с шефом. Сид ухмыльнулся мне: ну да, помнится, именно они с Эмилио проследили путь убийц от свадебного магазина до дома. В следующий момент я поняла наконец: это была не улыбка – паренек показывал мне свои великолепно заточенные зубы. Ой!
Я все понимала: вампиры, вервольфы, колдуны… Но что тут делала Дебби Пелт? Это тем более странно, что она была совсем из другого района, и к тому же не вервольф, а просто оборотень. А всем известно пренебрежительное отношение вервольфов к другим оборотням! Должно быть, она полночи набивалась на эту встречу, подумала я с раздражением. Кстати сказать, меня лично такая настойчивость настораживала.
Если уж Дебби Пелт будет участвовать в сегодняшней схватке, я бы поставила ее на переднюю линию. По крайней мере, не придется беспокоиться о том, что делается за спиной.
Бабушка наверняка пристыдила бы меня за такую злопамятность. Ну что ж, она ведь и не поверила бы (как не поверил Олси), что эта красотка пыталась убить меня.
– Нам предстоит очень медленно и осторожно проникнуть в район проживания Халлоу, – авторитетно продолжала Пэм (наверняка штудировала «Руководство для десантников-диверсантов»). – Наши колдуньи накачали туда значительное количество магии, так что на улицах ожидается мало народу. Часть вервольфов уже находится на выбранных позициях. Светиться нам не стоит, поэтому вперед отправим Сьюки.
Теперь взгляды всех суперов скрестились на мне. Ощущение было не из приятных – как будто ночью стоишь в круге работающих грузовиков, которые светят своими фарами прямо в глаза.
– Но зачем? – спросил Олси. Он сидел, обхватив колени. Дебби, устроившаяся на полу у его ног, послала мне злорадную улыбку.
– Потому что Сьюки – человек, – открыла ему глаза Пэм. – Она более естественный феномен, чем все мы. Ее колдуньи могут и не обнаружить.
Эрик держал меня за руку, причем сжимал мои пальцы так, что я, казалось, слышала, как костяшки дробятся друг о друга. В прежние времена он задушил бы в зародыше попытку Пэм командовать. Хотя не исключено, что и поддержал бы ее план. Сейчас же мой друг настолько чувствовал себя не в своей тарелке, что боялся вставить слово. Хотя порой ему этого явно хотелось.
– И что же мне предстоит там делать? – спросила я, испытывая гордость за свое спокойствие и практичность. На самом деле я бы скорее предпочла принимать заказ на сложную выпивку от столика с перепившимися лесорубами, чем находиться на передовой линии предстоящей драки.
– Пока мы будем пробираться на позиции, ты постараешься контролировать их мысли. Если они засекут наше передвижение, мы лишимся преимущества внезапности. И, соответственно, подвергнемся большей опасности.
Я и раньше замечала: когда Пэм волновалась, в ее речи появлялся легкий акцент. Вот только какой – никак не разобрать. В конце концов я решила, что, должно быть, именно так звучала английская речь три столетия назад.
– Ты сможешь пересчитать их? – спросила вампирша. – Это возможно?
– Думаю, да, – решила я после краткого раздумья.
– А что мы будем делать после того, как ворвемся в здание? – подал голос Сид. Его слегка потряхивало, но он не переставал скалить в улыбке заточенные зубы.
– Убьем их. – Пэм, казалось, слегка удивилась.
Улыбка сползла с лица Сида. Я содрогнулась, и не я одна, по моим наблюдениям.
– А что еще нам остается делать? – пожала плечами Пэм. Похоже, ей хотелось сгладить неприятное впечатление.
Хороший вопрос.
– А они постараются убить нас, – с нажимом произнес Чжоу. – Они уже делали такие попытки, и это стоило Эрику памяти, а Клэнси – жизни. Сегодня утром они подбросили в «Клыкочущее веселье» его одежду.
Эрик окаменел. Окружающие в смущении отводили от него взгляды. Я успокаивающе похлопала его по руке и почувствовала, что пожатие пальцев чуть ослабло. Циркуляция крови в моей собственной ладони постепенно восстанавливалась, и ее стало слегка пощипывать – приятное ощущение.
– Но кто-то должен отправиться вместе со Сьюки, – настаивал Олси, хмурясь на Пэм. – Она не может в одиночку подойти к этому дому.
– Я пойду с ней, – раздался из темного угла знакомый голос, и я наклонилась, чтобы лучше разглядеть говорившего.
– Бубба! – искренне обрадовалась я. Эрик с удивлением рассматривал новое лицо. Блестящие черные волосы вампира были зачесаны назад в прическе «а ля помпадур», полная нижняя губа, чуть оттопыриваясь, изгибалась в характерной улыбке. Должно быть, дежурный надзиратель переодел его, потому что сегодня Бубба щеголял не в комбинезоне с хрустальными пуговицами и не в джинсах с футболкой, а в камуфляжной форме.
– Рад видеть вас, мисс Сьюки, – протянул Бубба. – Глядите, на мне армейские тряпки.
– Я заметила, Бубба. Ты отлично выглядишь.
– Благодарю вас, мэм.
Во время этого обмена любезностями Пэм сосредоточенно размышляла.
– Что ж, возможно, это неплохая идея, – согласилась она наконец. – Образец мышления Буббы, его… э-э-э… так сказать, ментальный автограф – вы ведь меня понимаете? – настолько необычен, что колдуньи могут и не почуять вампира.
Пэм демонстрировала чудеса тактичности.
На самом деле из Буббы получился ужасный вампир. Будучи порой тихим и послушным, он как правило мыслил не очень четко, и к тому же предпочитал кошачью кровь человеческой.
– А где Билл, мисс Сьюки? – как я и предполагала, спросил Бубба. Он очень любил Билла.
– Он сейчас в Перу, Бубба. Это далеко, в Южной Америке.
– Вовсе нет, – произнес спокойный голос, от которого мое сердце подпрыгнуло как сумасшедшее. – Я вернулся.
Мой бывший приятель шагнул через дверной проем.
Вот уж воистину вечер сюрпризов. Хотелось бы надеяться, что хотя бы некоторые из них будут приятными.
Неожиданная встреча с Биллом потрясла меня гораздо больше, чем я могла предполагать. У меня никогда прежде не было экс-любовника, как и вообще любовников. Так что опыта поведения в подобных ситуациях мне явно недоставало. Да еще впридачу рядом со мной стоял Эрик и так сжимал мою руку, будто я была Мэри Поппинс, а он – мой подопечный.
Билл отлично выглядел в своих брюках хаки и рубашке от Калвина Кляйна, которую когда-то выбрала ему я. Мне до сих пор нравилась ее расцветка – шотландка золотых и коричневых тонов.
– Отлично, ты нам сегодня понадобишься, – отреагировала Пэм, сама мисс Практичность. – Позже расскажешь об этих руинах, о которых столько говорят. Ты, полагаю, знаешь всех присутствующих?
Билл огляделся.
– Полковник Флад, – вежливо кивнул он.
– Олси. – Чуть меньше сердечности. – А эти люди мне незнакомы.
И он указал на колдуний. Переждав, пока отзвучат пулеметной очередью имена наших новых союзников, Билл задал вопрос, который заставил меня разинуть рот от удивления – настолько он был созвучен моим собственным мыслям.
– А что здесь делает Дебби Пелт?
Вот уж, что называется, с языка снял. Непонятно, правда, откуда Билл знает Дебби. Я попыталась прикинуть, пересекались ли прежде их пути. Если они и встречались раньше, то мне об этом ничего не известно. Хотя, конечно, Билл знал о ее существовании.
– Она – женщина Олси, – осторожно пояснила Пэм.
Я вопросительно подняла брови в сторону вервольфа, и он отчаянно покраснел.
– Она была у него в гостях и решила присоединиться к нам, – продолжала Пэм. – А что, ты возражаешь против ее участия?
– Она присутствовала в ставке короля Миссиссиппи, когда меня там пытали, – отчеканил Билл. – Помнится, ей очень нравилось наблюдать за моими мучениями.
– Дебби, это правда? – потрясенно спросил Олси. Не помню, чтобы видела его настолько шокированным.
Все обернулись к Дебби Пелт, и ей стоило больших усилий сохранять достойный вид в перекрестье недружелюбных взглядов.
– Я просто навещала одного своего дружка-вервольфа, который жил там и работал стражником. – Неплохое объяснение, вот только голос у Дебби предательски дрожал. – Понятное дело, я ничем не могла помочь Биллу – меня разорвали бы на кусочки.
– Да и потом, – добавила она с оттенком презрения, – очень сомнительно, чтобы ты запомнил меня там, ты почти все время был в отрубе.
– Ты принимала участие в пытках. – Билл продолжал говорить бесстрастно, и от этого был еще более убедительным. – Больше всего тебе нравились клещи.
– И ты никому даже не обмолвилась, что видела его там! – вновь заговорил Олси – вот уж кто не был бесстрастным. В голосе вервольфа звучали и гнев, и горечь, и обещание расставания. – Ты знала, что у Рассела подвергают пыткам подданного другого королевства – и ничего не предприняла?
– Ради Бога, Олси! Для меня он был просто вампиром! – Теперь Дебби вновь почувствовала себя в своем праве и говорила почти с раздражением. – Позже, когда я узнала, что ты отправился вместе со Сьюки спасать его, чтобы выручить своего папашу из долговой кабалы, я, конечно же, жалела. Но в тот момент я видела просто вампирские разборки. С какой стати мне в них вмешиваться?
– Да, но с какой стати порядочному человеку участвовать в пытках? – не сбавлял тона Олси.
Последовала долгая пауза.
– Ну и затем она попыталась убить Сьюки, – прервал ее Билл. Удивительно, но ему удавалось сохранять свой бесстрастный тон.
– Когда я затолкнула ее в багажник, я не знала, что ты там! – запротестовала Дебби. – Откуда мне было знать, что я заперла ее с голодным вампиром?
Она говорила так искренне, что даже я (!) на секунду поверила ей. Что уж говорить об остальных!
Олси сидел, опустив голову и не отводя взгляда от собственных рук, как если бы они были вместилищем прорицания, способного подсказать верный путь. Наконец он поднял лицо и посмотрел на Дебби. Дальше закрывать глаза на правду было невозможно. Мне стало ужасно жалко Олси. Правда! Не припомню, чтобы кого-то так жалела за последние десять лет!
– Отрекаюсь от тебя, – медленно произнес он. Полковник Флад вздрогнул, и все – юный Сид, Аманда, Калпеппер – выглядели потрясенными, как будто внезапно стали свидетелями некоего редкостного ритуала. – Я больше не увижу тебя. Я больше не буду охотиться с тобой. Я больше не буду делить с тобой пищу.
Это и впрямь был старинный и очень важный для оборотней ритуал. Дебби застыла, раздавленная словами Олси. В комнате повисло гробовое молчание, только колдуньи о чем-то тихо перешептывались. Даже Бубба притих, хотя я уверена, что большая часть происходящего никак не задевала хозяина этой лощеной прически.
– Нет, – сдавленно закричала вдруг Дебби. Она замахала перед собой руками, будто пытаясь стереть роковые слова. – Нет, Олси!
Напрасные усилия – Олси смотрел сквозь нее. Он больше ее не видел.
Хотя я терпеть не могла Дебби, в тот момент мне было больно смотреть на ее лицо. Не я одна была шокирована – все присутствующие отводили взгляд от девушки-оборотня. Кажется, даже предстоящее столкновение с Халлоу отошло на задний план перед драматизмом ситуации.
– Так, покончили с этим, – взяла инициативу в свои руки Пэм. – Значит, Сьюки вместе Буббой прокладывает нам дорогу. Она делает все, что сможет, и подает нам сигнал.
Помолчала мгновение.
– Итак, Сьюки, повторим, что нам нужно узнать: количество людей в доме, все ли из них являются колдунами, каковы их настроения, ну и вообще все, что ты сумеешь услышать. Отправь Буббу с информацией к нам, а сама оставайся на страже. Если ситуация изменится, пока мы подбираемся, дашь нам знать. После того, как мы займем позиции, ты отойдешь к машинам и отсидишься там в безопасности во время схватки.
Этот пункт понравился мне больше всего. И то сказать – какой из меня боец в толпе колдунов, вампиров и вервольфов?
– Ну что ж, все ясно, – ответила я. – Раз уж мне приходится в этом участвовать…
В этот момент меня словно дернули за руку – я вспомнила про Эрика. В нем чувствовалась радость предвкушения драки, но вместе с тем робость и неуверенность.
– А что будет с Эриком? – спросила я.
– В смысле?
– Если вы ворветесь в здание и перебьете всех колдунов – кто снимет с него проклятие?
В качестве экспертов я обратилась к викканам:
– Скажите, если Халлоу умрет, наведенные ею чары спадут сами собой? Или Эрик так и останется в нынешнем состоянии?
– Ни о каком «само собой» не может быть и речи. Проклятие должно быть снято, – произнесла афроамериканка, старейшая из колдуний. – Лучше всего, если его снимет тот, кто наложил. Это может сделать и другой колдун, но ему придется затратить гораздо больше сил и времени. Не говоря уж о том, что мы не знаем типа наложенного заклятия.
Я слушала и старалась не встретиться взглядом с Олси, который все еще не мог восстановить душевного равновесия. Стыдно говорить, но я ощущала легкое разочарование от того, что он бросил Дебби только сейчас, а не месяц назад, когда я рассказала ему о покушении. Хотя тогда он, скорее всего, просто не поверил мне. Решил, что я ошиблась, что вовсе не Дебби Пелт втолкнула меня в машину.
Насколько мне известно, сегодня вообще был первый случай, когда она хоть в чем-то призналась. Конечно, с оговорками: мол, она не знала, что Билл находится там же, причем в бессознательном состоянии! А вообще-то сама затея затолкать человека в багажник и запереть там – не слишком ли невежлива?
Возможно, Дебби Пелт имела привычку врать и самой себе тоже.
Однако следовало послушать, о чем говорят остальные. Если я переживу эту ночь, у меня будет достаточно времени, чтобы поразмышлять о человеческой способности к самообману…
Говорила Пэм:
– Так вы считаете, что мы должны сохранить жизнь Халлоу? Чтобы она сняла чары с Эрика? – Похоже, эта перспектива не очень ее вдохновляла. Решив, что сейчас не время для самокопаний, я заставила себя внимательно прислушаться к разговору.
– Нет, – быстро ответила главная колдунья. – Лучше сохранить ее брата, Марка. Оставлять в живых Халлоу слишком опасно – лучше сразу же уничтожить ее.
– А чем будете заняты вы? – спросила Пэм. – Как вы поддержите нашу атаку?
– Мы будем снаружи, в пределах двух кварталов от их дома, – ответил мужчина-колдун. – Мы наведем чары, лишающие врагов силы и решимости. Ну и помимо этого, у нас припрятаны некоторые козыри в рукаве.
И он, и его молодая коллега – дама, явно злоупотреблявшая косметикой – удовлетворенно улыбались – видимо, эти козыри грели им сердце.
Пэм кивнула, будто услышав нечто успокаивающее. А по мне так лучше бы они дежурили у дома с огнеметом, чем с чарами.
В это самое время Дебби Пелт неловко поднялась, будто ее разбил частичный паралич, и стала прокладывать себе путь к выходу. Бубба настиг ее в один прыжок и крепко ухватил за руку. Обернувшись, Дебби так зашипела на него, что я, наверное, отпрыгнула бы в сторону. Однако на вампира это не произвело особого впечатления. Никто из вервольфов также не обратили на разыгравшуюся сценку ни малейшего внимания. Казалось, девушка-оборотень действительно стала для них невидимой.
– Отпусти меня! – вырывалась Дебби. – Меня не желают здесь видеть.
Успеха она не добилась – кажется, все ее силы уходили на то, чтобы не расплакаться.
Бубба пожал плечами. Безучастно держа девушку, он поглядывал на Пэм. Последнее слово оставалось за ней.
– Если мы отпустим тебя, где гарантии, что ты не предупредишь Халлоу о нашем наступлении? – рассудила Пэм. – Это было бы вполне в твоем духе.
Поглядывая на Олси, Дебби всем своим видом изображала оскорбленную добродетель. Но бывший приятель сохранял спокойствие, словно перед ним разворачивалось действо, по драматизму приближающееся к прогнозу погоды.
– Билл, присматривай за ней, – решила Пэм. – Если попытается предать нас – убей.
– Отлично. – Билл выдал одну из своих самых зубастых улыбок.
Затем были сделаны распоряжения насчет транспорта. Колдуньи тихо завершили свой собственный совет. Пэм скомандовала:
– Все, выходим.
При этом в своем нежно-розовом свитере и розовых слаксах она больше чем когда-либо напоминала Алису в Зазеркалье. Остановившись перед зеркалом, вампирша подправила помаду на губах и улыбнулась своему отражению. Сколько раз мне доводилось видеть эту пробную женскую улыбку!
– Сьюки, дружок! – Теперь ее улыбка предназначалась мне. – Сегодня великая ночь!
– Неужели?
– Именно так, – Пэм обняла меня за плечи. – Мы защищаем то, что принадлежит нам! Мы боремся за восстановление нашего вождя!
Она ухмыльнулась в сторону Эрика.
– Завтра, шериф, вы снова будете на своем месте – в «Клыкочущем веселье». Вы сможете вернуться в собственный дом, в свою постель. Мы сохраняем их для вас в неприкосновенности.
Я невольно взглянула на Эрика. Раньше мне не доводилось слышать, чтобы Пэм озвучивала его официальное звание. Хотя каждый региональный глава вампиров носил звание шерифа, и я к этому уже привыкла, но применить этот титул к Эрику мне не удавалось. Перед глазами так и вставала картинка: мой друг в ковбойском прикиде и с шерифской звездой на груди… Или, еще того лучше, в черном обтягивающем трико, как подлый шериф Ноттингема. Мне также показался интересным тот факт, что Эрик не жил здесь, вместе с Пэм и Чжоу.
Эрик очень серьезно посмотрел на свою заместительницу, от чего улыбка ее как-то испарилась.
– Пообещайте, что если сегодня ночью я умру, – произнес он, обнимая меня за плечи, – вы заплатите этой женщине обещанные деньги.
Я была прямо-таки задрапирована в вампиров.
– Клянусь, – ответила Пэм. – Чжоу и Джеральд тоже в курсе.
Но это было еще не все.
– Скажи, ты знаешь, где находится ее брат? – спросил Эрик.
Я невольно отодвинулась от Пэм.
– Нет, шериф, – твердо ответила та.
– Я вот подумал: вы вполне могли бы взять его в заложники, чтобы обезопаситься от предательства, – пояснил Эрик.
Очень неглупая мысль, хоть и новая для меня. Очевидно, мне предстоит еще учиться и учиться, чтобы сравняться с вампирами в вероломстве.
– Сожалею, что не подумала об этом, – озвучила мои мысли Пэм, хоть и на свой собственный лад. – Было бы совсем неплохо залучить в дом такого пленника, хоть ненадолго.
Нет, пусть мне кто-нибудь объяснит: Джейсон что – обладает универсальными чарами?
– К сожалению, он не у нас, – подытожила Пэм. – Если мы сегодня выкарабкаемся, я лично займусь поисками твоего брата, Сьюки … А Халлоу не могла схватить его?
– Возможно, – вздохнула я. – Правда, Клодин не видела там никаких пленников, но она заглядывала не во все комнаты. С другой стороны, зачем бы Халлоу понадобился Джейсон? Если только она прознала, что Эрик у меня… В этом случае они могли похитить Джейсона, чтобы заставить меня говорить. Собственно, вы таким же образом могли бы заставить меня молчать. Но Халлоу никак не дала о себе знать. А трудно шантажировать человека, не вступая с ним в контакт.
– Тем не менее, я на всякий случай накажу всем, кто попадет в здание, искать Джейсона, – пообещала Пэм.
– А что с Белиндой? – спросила я. – Вы сделали какие-нибудь распоряжения относительно больничных счетов?
Пэм глядела на меня, недоумевая.
– Это официантка, пострадавшая в баре, – сухо напомнила я. – Забыла? Подруга Джинджер, которая погибла.
– Конечно, – подал голос Чжоу, подпиравший стену. – Она поправляется. Мы послали ей цветы и конфеты. Плюс у нас групповой страховой полис.
Он был горд, как новоявленный папаша.
Пэм его рапорт, казалось, порадовал.
– Ну хорошо, – сказала она. – Пора их осчастливить. Ты готова выходить?
Я пожала плечами:
– Полагаю, да. Какой смысл ждать, да и чего бы?
Пока Пэм и Чжоу советовались, каким транспортом лучше добираться, а Джеральд отлучался проконтролировать, все ли идет по плану, ко мне подошел Билл.
– Как Перу? – вежливо спросила я, чувствуя за спиной огромную молчаливую тень Эрика.
– Поездка оказалась очень полезной, – ответил Билл. – Я сделал много заметок для своей книги. В целом Южная Америка не очень гостеприимна к вампирам, но Перу далеко не самая враждебная страна. Я встретился с некоторыми вампирами, о которых не слышал прежде.
Вот уже несколько месяцев Билл собирал сведения о вампирах по указанию королевы Луизианы, считавшей полезным обладание максимумом информации. Не все подданные разделяли ее мнение, многие очень рьяно возражали против нарушения своего инкогнито, пусть даже в рамках собственного сообщества. Ничего не поделаешь, привычка к скрытности вырабатывалась у вампиров веками.
Кроме того, имелись отдельные ретрограды, которые по старинке жили на кладбищах и еженощно выходили на охоту. Они отказывались признавать изменения, произошедшие в последние годы. Мне все это напоминало истории о японских солдатах, еще долгие годы после завершения Второй Мировой войны удерживавших отдельные тихоокеанские острова.
– Удалось посмотреть развалины, о которых ты говорил?
– Мачу-Пикчу? Да, я в одиночку поднимался на вершину. Получил незабываемые впечатления.
Я словно вживе увидела, как Билл восходит на гору, рассматривая облитые лунным светом останки древней цивилизации. Мне трудно представить, что именно человек должен чувствовать при этом, я ведь никогда не выезжала в другие страны. Если уж на то пошло, я и за пределами своего штата бывала нечасто.
– Значит, это Билл, твой бывший приятель? – Голос Эрика звучал несколько… напряженно.
– Э-э… ну да. Типа того, – промямлила я. Действительно «бывший», вот только слово «приятель» мне не очень нравилось.
Эрик положил обе руки мне на плечи и придвинулся поближе. Не сомневаюсь, через мою голову он в упор глядел на Билла, стоящего напротив. Выбрось недужный шериф транспарант «ОНА МОЯ» – происходящее не стало бы очевиднее. Арлена неоднократно упоминала о том, как обожает предоставлять своему очередному бывшенькому явные доказательства собственной нужности кому-то помимо него. Должно быть, у нас совершенно разные вкусы. Я ненавижу подобные ситуации и чувствую себя в них конфузно и нелепо.
– Ты действительно не помнишь меня? – с сомнением спросил Билл у Эрика.
Затем, глядя мне в глаза и совершенно игнорируя своего шефа, будто того и не было поблизости, он заявил:
– Откровенно говоря, думаю – все это подстроено, чтобы поселить Эрика в твоем доме и облегчить ему путь в твою постель.
Я не стала протестовать, поскольку подобная мысль посетила в свое время и меня, хоть и ненадолго, а залилась вместо этого краской.
– Нам пора в машину. – Я обернулась к Эрику. Лицо его абсолютно ничего не выражало, что всегда сигнализировало об опасном состоянии духа. Тем не менее он послушно двинулся за мной к двери. Дом постепенно пустел, выплескивая своих обитателей на узкую окраинную улочку.
Интересно, а что думают о здешних жильцах соседи? Конечно, им известно, что дом арендуют вампиры – ни души в течение дня, работы по дому и во дворе выполняют наемные рабочие-люди, а все визитеры бледны как смерть и заявляются по ночам. Думаю, сегодняшняя активность не могла пройти незамеченной.
Ехали молча. Эрик сидел возле меня на пассажирском месте и пользовался каждым удобным случаем, чтобы прикоснуться ко мне. Не знаю, кто подвозил Билла, но рада, что не я – уровень тестостерона в машине и так был непозволительно высок.
Бубба развалился на заднем сидении, что-то напевая себе под нос. На слух это напоминало «Love Me Tender»…
– Дерьмовая машина, – проворчал Эрик. Судя по всему, он был не в лучшем настроении.
– Да, – согласилась я.
– Ты боишься?
– Да.
– Если все закончится благополучно, ты по-прежнему будешь встречаться со мной?
– Конечно, – ответила я, чтобы сделать ему приятное. Я была убеждена, что после сегодняшней ночи ничто не останется по-прежнему. За невозможностью подтвердить обладание необходимыми для любого вампира качествами – доблестью, умом и безжалостностью – положение нынешнего Эрика было очень шатким. Уверена, в бою он не спасует, но в данный момент мой друг нуждался в утешении.
Каждому участнику операции было предписано определенное место парковки, чтобы неожиданный наплыв автомобилей не привлек внимания Халлоу и ее ковена. У меня тоже имелась в наличии карта с отмеченным пунктом назначения. Крошечный крестик украшал строение в самом уединенном уголке юго-восточной части города, на пересечении двух крупных улиц. В полном молчании мы направились туда.
Район выглядел не очень респектабельно. Примерно половину домов клеймила печальная табличка «Продается», да и остальные явно нуждались в ремонте и обновлении. Машины на газонах стояли в основном побитые, а сами газоны то там, то сям зияли проплешинами: очевидно, домовладельцы не обременяли себя возделыванием и поливкой. За каждым окошком светился экран телевизора.
Я порадовалась, что на дворе стояла зима и люди прятались по домам. Появление в этом районе двух белых вампиров с дамой-блондинкой наверняка вызвало бы пересуды, если не выплеск агрессии. Плюс ко всему – один из вампиров был слишком известен, его узнавали даже с учетом произошедших изменений во внешности. Именно поэтому Буббу предпочитали держать в тени.
Скоро мы остановились в безветренном закутке, где Эрику надлежало расстаться с нами и присоединиться к остальным вампирам. Нам же с Буббой предстояло отправиться дальше. К этому времени я была настолько напряжена, что, казалось, тронь пальцем – завибрирую как струна. Однако целомудренно-безмолвное прощание, похоже, не устраивало Эрика. Он стиснул мои руки и поцеловал что было сил. А сил тех, поверьте, было немало.
– Вам не полагается целоваться или что-то в этом роде, мисс Сьюки, – заволновался Бубба. – Билл говорил, это нормально… Но мне не нравится.
Прошла еще секунда, прежде чем Эрик оторвался от меня.
– Извини, если обидели, – бросил он Буббе и снова обернулся ко мне. – Увидимся позже, родная.
Я провела пальцем по его щеке.
– Позже, – повторила я и отвернулась, чтобы скрыться в темноте с Буббой.
– Вы ведь не злитесь на меня, мисс Сьюки? – обеспокоился он.
– Нет, – ответила я и улыбнулась, зная, что он увидит улыбку – у моего провожатого отменное зрение.
Ночь стояла холодная, и мое старое пальтишко, казалось, совсем не грело. Я пожалела, что не взяла перчаток – руки замерзли и покраснели, нос окоченел до онемения. Непонятно, как ему удавалось чуять дым каминов, запах бензина, масла и выхлопных газов, а также прочие автомобильные запахи, которые, собственно, и составляют Аромат Города.
Но в этом районе было что-то еще, отличавшееся от обычного городского амбре. Это нечто сгущалось в воздухе в плотные, почти видимые клубы, от которых подводило живот. После минутного раздумья я поняла: это запах магии. Так в моем понимании должно пахнуть на восточных базарах. При той концентрации, что присутствовала здесь, эффект был просто ошеломляющим. Неужели местные жители не жалуются в полицию? Или, может, запах магии доступен не каждому?
– Бубба, ты чувствуешь что-нибудь необычное? – спросила я очень тихо.
Одна-две собаки подали голос при нашем появлении, но быстро смолкли, распознав вампира. (Надеюсь, для них Бубба являлся чем-то непривычным). Собаки, как правило, испытывают перед вампирами устойчивый страх, в то время как отношение к вервольфам и оборотням у них менее предсказуемое.
Движение в нужном направлении стоило мне изрядных усилий – больше всего на свете мне хотелось вернуться в машину и укатить обратно.
– Да, конечно, – прошептал мой спутник. – Кто-то наложил охранную магию.
Не знаю уж, кого благодарить за столь сильные чары – наших виккан или колдуний Халлоу, – но эффект получился потрясающий.
Ночь казалась неправдоподобно тихой. За все время, пока мы блуждали в лабиринте окраинных улочек, мимо проехало всего две-три машины. На улице не было ни души, и зловещее ощущение изоляции росло с каждым шагом. По мере нашего приближения к искомому зданию запах магии усиливался.
Становилось все темнее, уличные фонари не в силах были рассеять мрак. Я спотыкалась на каждом шагу, поэтому когда Бубба взял меня за руку, я с благодарностью приняла его помощь.
Подумалось, что сходный душок витал в разгромленном «Клыкочущем веселье» – должно быть, Сиду и его товарищу было не так уж сложно идти по следу.
– Мы почти пришли, мисс Сьюки, – сказал Буббаы, когда мы завернули за угол; голос его, словно нить в иголку, проник в тишину ночи.
Я упорно продолжала двигаться вперед, поскольку знала, что дело в магии: именно она – источник мрака и безнадежности, что мешают мне идти. Но поверьте, если б я была неосведомленной о первопричинах местной жительницей, то подумала бы дважды, прежде чем подойти к зачарованному (или проклятому?) месту. Лучше уж сделать крюк в два лишних квартала! Наверное, здешние обитатели после работы не торопятся домой: обедают в ресторанчиках, пьют в барах, торчат в киношках – все что угодно, лишь бы не возвращаться в квартиры. Неудивительно, что любой дом на этой улице выглядел подозрительным и заброшенным.
Источник гнетущих магических флюидов располагался в конце квартала, через дорогу.
Халлоу выбрала для своего укрытия отличное место: она арендовала большое здание, в прошлом – цветочный магазин, комбинированный с булочной. Заведение «Цветы и кексы Минни» занимало когда-то одно из трех сооружений, торчавших на отшибе, как три свечи канделябра. Очевидно, постройка пустовала не один год. Ее зеркальные окна были заклеены плакатами, рекламирующими давно ушедшие события и превозносящими политических деятелей, чья карьера закончилась крахом много лет назад. Во избежание вандализма стеклянные некогда двери заколотили фанерой – верный знак прошлых взломов.
На парковочной площадке даже в зимнее время сквозь трещины пробивалась трава. Справа стоял большой мусорный контейнер. Прежде чем подойти поближе и переключиться на внутреннее видение, я внимательно все рассмотрела и запомнила, попутно предаваясь горестным раздумьям.
Если бы мне потребовалось восстановить последовательность причин и мотиваций, что привели меня в это гиблое место в столь опасное время, – я, наверное, оказалась бы в затруднении. Кой черт занес меня сюда накануне битвы, в которой обе стороны были более чем сомнительной компанией? Сейчас я с вампирами, но если бы мне довелось с самого начала оказаться под знаменами Халлоу? Возможнто, я искренне считала бы, что вампирское племя надлежит беспощадно искоренять.
А ведь еще год назад никому в мире не было до меня дела. В маленьком Бон Темпс жила просто «чокнутая Сьюки» – девушка с бешеным братцем, которую остальные дамы жалели и избегали. В различных пропорциях.
И вот сегодня я стою на выстуженной улице Шривпорта и сжимаю руку вампира, чье лицо знает каждый ребенок и чьи мозги представляют собой яйцо всмятку. Можно ли всерьез назвать это изменением к лучшему?
И ведь мы здесь не развлечения ради. Я – лазутчик, собирающий сведения о шайке суперов: колдуний-убийц, оборотней, пьющих вампирскую кровь.
Я вздохнула – надеюсь, неслышно. Ну и ладно! По крайней мере, никто еще меня не побил.
Глаза мои закрылись, защитные экраны спали, и я потянулась сознанием к зданию, стоящему на противоположной стороне улицы.
Меня захлестнули чужие мысли. Сила ощущений была на уровне боли. Возможно, причина заключалась в силе магии – или же мне как единственному реципиенту достался слишком обширный информационный поток. Потребовалось некоторое время, чтобы распознать и рассортировать эту информацию. Прежде всего я пересчитала головы. Не буквально, конечно («Одна височная доля, две височные доли…»), а как источники уникальных потоков сознания. Их было пятнадцать. Пятеро находились в замкнутом объеме сразу за парадным входом – очевидно, в демонстрационной зале. Один человек занимал маленькую комнату, по всей видимости, ванную. Остальные обнаружились в третьем, самом обширном помещении, расположенном в задней части здания. Это был, скорее всего, помещение склада.
Все присутствующие бодрствовали. Спящий мозг тоже посылает сигналы – одну-две вялые мысли. Они так же отличаются от «продуктов жизнедеятельности» активного мозга, как тявкающий во сне щенок от сторожевого пса.
Чтобы получить больше информации, мне требовалось подойти ближе. Я никогда раньше не пробовала разобраться в подобном ворохе мыслей, чтобы выявить такие детали, как виновность или невиновность носителя сознания. Не уверена даже, что это вообще возможно… Однако если там были люди – просто люди, не злые колдуны, – то им не позавидуешь. Оказаться в такой гуще событий…
– Ближе, – выдохнула я Буббе. – Но не раскрываться.
– Да, мэм, – прошептал вампир. – Вам необходимо держать глаза закрытыми?
Я кивнула, и он повел меня через дорогу – в тень мусоросборника, стоявшего в пяти ярдах к югу от нужного нам здания. Слава Богу, зимой запах от нашего укрытия был не слишком силен, хотя букет, надо сказать, подобрался достойный. Сверху лежали запахи пончиков и цветов, под ними прятались ароматы сгнивших продуктов и старой пеленки, которую выбросил по дороге какой-то прохожий. Все это вкупе с запахом магии создавало неожиданное сочетание.
Когда мне удалось справиться с первым шоком и сориентироваться, я испытала ни с чем не сопоставимое ощущение. Больше всего происходящее напоминало одновременный телефонный разговор десятка абонентов. Некоторые из «абонентов» являлись вервольфами, что изрядно усложняло дело. Я едва успевала ловить фрагменты и обрывки.
…надеюсь, это не влагалищная инфекция меня одолевает…
…Она все равно меня не послушает – она считает, что мужчины ни на что не способны.
…Если б я превратила ее в жабу, думаю, никто не заметил бы разницы.
…вот бы сюда «Кока-колы»…
…Я найду этого проклятого вампира и убью его…
…Мать Земля, откликнись на мои призывы.
…Я в такой заднице…
…Лучше мне купить новую пилочку для ногтей…
И, заметьте, никто не думал: «О, эти подлые колдуны захватили меня! Кто же мне поможет?», или «Я чувствую приближение вампиров», или еще что-нибудь столь же драматичное. Впечатление было таким, будто группа хорошо знакомых между собой людей, имеющих к тому же единую цель, расслаблялась в компании друг друга. Даже подслушанная молитва была спокойной и слегка ленивой. Надеюсь, Халлоу не почувствовала моего вторжения. Во всяком случае, все мои поднадзорные были заняты лишь своими мыслями.
– Бубба, – голос мой звучал едва ли громче мысли, – отправляйся к Пэм и доложи ей, что здесь пятнадцать человек. Насколько я могу судить, все колдуны.
– Да, мэм.
– Ты же помнишь дорогу?
– Да, мэм.
– Тогда отпусти мою руку.
– Хорошо.
– Будь осторожен… И потише, – напутствовала я его.
И Бубба ушел. А я скорчилась в тени мусорного контейнера, где тьма казалась особенно густой, и продолжала прислушиваться к мыслям наших врагов. Трое из них были мужчинами, остальные – женщины. Халлоу находилась среди них, потому что кто-то из присутствующих смотрел на нее и думал… боялся ее. Я мимолетно удивилась, где же они припарковали свои машины – если, конечно, ведьмы не прибыли на метлах, ха-ха! Затем ощутила легкое дуновение по направлению к своему сознанию.
«Если они столь опытны и непобедимы, то где же, черт подери, их часовые?» – успела подумать я.
А затем меня обхватили сзади.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мертвым сном - Харрис Шарлин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Мертвым сном - Харрис Шарлин



класс
Мертвым сном - Харрис Шарлинкатя
23.03.2011, 20.46





Эх моя любимая часть.
Мертвым сном - Харрис ШарлинКира
18.04.2012, 14.10





Обожаю всю серию Очень понравилась главная героиня Очень близко к нашей действительности Иногда встречаешь человека а в нем ощущаешь большого злого серого волка и т д
Мертвым сном - Харрис Шарлинлюдмила
28.05.2014, 21.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100