Читать онлайн Мертвым сном, автора - Харрис Шарлин, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мертвым сном - Харрис Шарлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.41 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мертвым сном - Харрис Шарлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мертвым сном - Харрис Шарлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харрис Шарлин

Мертвым сном

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

На следующее утро к тому времени, когда я проснулась, пруд уже обыскали. Часов в десять на моем крыльце появился Элси Бек. По резкому, повелительному стуку я сразу поняла, что это полицейский. Они всегда так стучат. Я натянула джинсы, свитер и бросилась к двери.
– В пруду его не нашли, – заявил Элси без предисловий.
– Слава Богу. – Я обмякла у дверного косяка. Постояв минуту с закрытыми глазами, я очнулась. – Входите, пожалуйста.
Олсэй переступил через порог как вампир, впервые входящий в дом – молчаливый и настороженный.
– Не хотите ли кофе? – вежливо предложила я, когда он уселся на мою старенькую кушетку.
– Благодарю, не стоит. – Чувствовалось, что ему так же неудобно в моем обществе, как и мне в его. Краем глаза я заметила рубашку Эрика, висящую на дверной ручке моей спальни. Возможно, детектив Бек тоже видел ее. «Что за паранойя, – одернула я себя, – сотни женщин носят мужские рубашки». Хотя я старалась не вникать в мысли детектива, все же невольно слышала: ему очень неловко находиться в доме белой женщины, он ждет не дождется, когда придет Энди Бельфлер.
– Простите, я на минутку, – сочла за благо ретироваться я. Уж больно мне хотелось спросить, зачем должен прийти Энди. Боюсь, этот вопрос потряс бы «Элсэя» Бека до глубины души. По пути в свою комнату я прихватила рубашку, сложила и спрятала в шкафу. Когда я, умывшись и почистив зубы, вернулась в гостиную, Энди был уже там. Его сопровождал начальник Джейсона – Сомик Хеннеси. При виде такого представительного посольства я почувствовала, как кровь отхлынула от моего сердца, и тяжело опустилась на тахту рядом с кушеткой.
– Что? – Больше мне не удалось ничего из себя выдавить.
– Кровь на пирсе принадлежит животному семейства кошачьих. На ней имеется след – между прочим, отпечаток ботинка Джейсона, – сообщил мне Энди. – Мы решили пока хранить эту информацию в секрете, чтобы толпа идиотов не хлынула в наши леса.
Казалось, меня раскачивает невидимый ветер. Наверное, я бы рассмеялась, если бы не мой дар телепатии. Говоря о семействе кошачьих, детектив имел в виду не серую полосатую кошку, а… пуму.
Да, да, именно пуму, или иначе – горного льва. Конечно, гор у нас здесь не много, но пумы – старожилы еще называют их кугуарами – в принципе живут и в низинах. Насколько мне известно, единственным местом, где этих животных можно встретить в диком виде, является Флорида. Да и то – их количество так быстро падает, что сегодня пумы на грани вымирания. Что же касается Луизианы, то пум здесь отродясь не видывали. По крайней мере, лет пятьдесят, если не больше.
Хотя, конечно, существует молва. Благодаря ей наши леса и реки могут без конца плодить аллигаторов, нутрий, опоссумов, енотов, а изредка даже черного медведя или дикую кошку. Ну и койотов, естественно… Но до сих пор не было никакого свидетельства существования пум – ни фотографий, ни фонограммы голоса или четкого следа. Ничего.
Тем не менее глаза Энди Бельфлера горели маниакальным огнем. Увы, объектом его вожделения была не я. Любой мужчина, хоть раз державший в руках ружье, или даже любой полицейский, занимающийся фотоохотой, многое отдал бы, чтобы увидеть в лесу живую пуму. И никого не волнует, что бедные запуганные хищники всеми силами стараются избегнуть встречи с человеком.
– И что же вы думаете? – спросила я, хотя и без того слишком хорошо знала их мысли. Но от меня ждали подобного вопроса, и я вынуждена была спросить, чтобы не нарушать душевный покой этих людей. К тому же – сидя спокойно у меня в гостиной, они могут допустить какую-нибудь промашку и подумать что-то такое… Пока же Сомик думал, что Джейсон, скорее всего, мертв. В отличие от полицейских, глядевших на меня настороженно, он сидел на краю бабушкиной кушетки, стиснув свои большие обветренные руки так, что костяшки побелели.
– Может, Джейсон заметил пуму, когда вернулся вечером домой? – осторожно предположил Энди. – Затем сбегал за ружьем и пошел по ее следу.
– Но это опасно, – возразила я. – Неужели вы думаете, что Джейсон не знает, как свирепы пумы?
Ну конечно, я слышала их мысли: Джейсон – столь импульсивный и безмозглый субъект, что не станет раздумывать.
– Вы уверены, что его бы это остановило? – спросил Элсэй, все еще сохраняя официальную вежливость.
– Итак, вы считаете, что Джейсон подстрелил пуму. – Эти дикие слова давались мне с трудом.
– Не исключено. – Мужчины переглянулись.
– Возможно, после этого Джейсон решил преследовать ее в здешних лесах, – продолжил за меня Энди. – А пума оказалась вовсе не так смертельно ранена и сама напала на вашего брата.
– Вы серьезно думаете, что мой брат стал бы преследовать раненое опасное животное – ночью, в одиночку?
Именно так они и думали. Я читала это в их мыслях совершенно четко – «Поведение, абсолютно характерное для Джейсона Стакхауса». Они никак не могли понять простую вещь: при всем своем безрассудстве Джейсон больше всего на свете любил одного человека – себя самого. И он ни за какие коврижки не стал бы подвергать этого человека столь очевидной опасности.
Если у Энди Бельфлера еще оставались некоторые сомнения в данной теории, то Элсэй Бек был абсолютно в ней уверен. Он считал, что совместными усилиями мы совершенно точно восстановили картину событий того вечера. Им, естественно, и в голову не приходило (а я сообщать не собиралась), что пума, появившаяся рядом с джейсоновским домом, была, скорее всего, оборотнем. Разве Клодин не упоминала, что ковен пришлых колдуний включал в себя не только вервольфов, но и более крупных хищников? А пума – это как раз подходящее животное, если вы замышляете враждебную акцию.
– Сегодня утром мне звонил Джей Стэнс из Кларисса, – сообщил Энди. Его карие глаза испытующе глядели на меня с круглого лица. – Он рассказал мне о девушке, которую вы подобрали на обочине вчера ночью.
Мысли мои все еще были заняты гипотетической пумой, поэтому я не сразу поняла, куда он клонит и что грядет.
– Эта девушка была как-то связана с Джейсоном?
– Что? – опешила я. – О чем это вы говорите?
– Вы заявили, что нашли эту особу, Марию-Стар Купер, на обочине дороги. Однако полицейские обыскали дорогу, но так и не нашли следов инцидента.
Я пожала плечами.
– Я же говорила, что вряд ли смогу точно указать место происшествия. Да они меня об этом и не просили. Ничего удивительного, что сами они не опознали его. Я бы с радостью им помогла, но дело было ночью, и я так испугалась… К тому же, думаю, ее могли просто выбросить из машины там, где я ее обнаружила. – Вот уж чего не люблю, так это смотреть «Канал Дискавери».
– А теперь послушайте, что мы думаем по этому поводу, – прогромыхал Элсэй Бек. – Эта девица была одной из бывших джейсоновских любовниц, которую он, возможно, держал у себя взаперти. А вы выпустили ее после того, как ваш брат пропал.
– А? – Я никак не могла уловить смысла произнесенных слов. Казалось, со мной заговорили на малоупотребимом языке вроде урду.
– Если вспомнить, что Джейсон был подозреваемым по делу об убийствах в прошлом году, то, может быть, и не бывает дыма без огня?
– Как вам не стыдно! Всем известно, кто совершил те убийства. Он сознался и, насколько я знаю, сейчас сидит в тюрьме, – возмутилась я. На Сомика было жалко смотреть. Эти расспросы были явно неприятны начальнику моего брата. Общепризнанно, что Джейсон не раз перегибал палку в отношениях с прекрасным полом (хотя ни одна из его пассий никогда не жаловалась). Но мысль, что он держал в доме сексуальную рабыню – это уж слишком! Да еще припутывать сюда и меня – да будет вам!
– Да, преступник сознался и сейчас находится в тюрьме, – подтвердил Энди. Думаю, это вполне соответствовало истине, так как именно детектив Бельфлер получал эти признания. – Но ведь не исключено, что у него был сообщник.
– Черт побери! Да остановитесь же хоть на минутку! – возопила я, чувствуя, как мозги у меня буквально закипают. – Вы не можете проталкивать обе версии одновременно! Если мой брат отправился вслед за пумой и уже какое-то время лежит мертвый в лесу, то как он мог до сих пор держать у себя эту, как ее, Марию-Стар Купер в качестве заложницы? Или вы думаете, что я тоже участвовала в деле? А потом сбила ее своей машиной? Для того, чтобы снова загрузить и отвезти в «Скорую помощь»?
Долгую минуту мы с гостями играли в «гляделки». Я просто ощущала волны напряжения и смущения, исходящие от мужчин, как будто их окольцевали на Марди Грас
type="note" l:href="#n_13">[13]
.
Первым не выдержал Сомик – он вскочил со своего места, как ужаленный.
– Ну нет, – прорычал он. – Вы, парни, попросили прийти сюда с этой новостью про пуму, и я согласился. Но никто из вас и словом не обмолвился о девчонке, которую сбила машина! Я знаю Сьюки. И вот что я вам скажу: она хорошая девушка. Я никому не позволю дурно отзываться о ней! Вы и на Джейсона-то напраслину возводите. Самое большее, на что он был способен – поманить какую-нибудь милашку, какие тут, к черту, пленники! Но если уж вы собираетесь утверждать, что Сьюки освободила девчонку, а потом переехала ее своей машиной – то пошли вы все к черту, вот вам мое слово!
Боже, благослови Сомика Хеннеси! Вот вам мое слово!
Элсэй и Энди вскоре отбыли, а мы с Сомиком продолжали бессвязную беседу, состоявшую в основном из его проклятий в адрес полиции. Когда пыл наконец приугас, Сомик бросил взгляд на часы.
– Давай, Сьюки, нам пора идти к дому Джейсона.
– Зачем? – В общем-то я не возражала, но не понимала цели визита.
– Мы организовали поисковую партию для прочесывания леса. Думаю, ты захочешь принять участие.
Я так и разинула рот, а Сомик снова принялся ругать «этих идиотов» Элсэя и Энди. Я лихорадочно старалась придумать, как бы отменить мероприятие. Мне была ненавистна сама мысль, что куча мужчин и женщин в зимних одеждах будет ползать по окрестным лесам, даже сейчас труднопроходимым, и прочесывать кусты и подлесок. Однако способа остановить это безумие я не видела: люди стремились помочь, и я должна была к ним присоединиться. Тому была по меньшей мере одна веская причина.
Как ни маловероятно это выглядело, но все же оставался дохлый шанс, что Джейсон был где-то в лесу. Сомик рассказал мне, что собрал столько мужчин, сколько смог. Кевин Приор согласился координировать поиски в свои выходные дни. Максина Фортенберри и ее приятельницы по церкви привезли кофе и пончики из булочной Бон Темпс. Все было просто невероятно! Услышав про эти приготовления, я начала плакать, а Сомик покраснел пуще прежнего. Боюсь, плачущая женщина – одна из многочисленных вещей, которые заставляют нервничать джейсоновского начальника.
Я взяла себя в руки и объявила, что скоро буду готова. Заправив кое-как постель, я начисто вымыла лицо (никаких следов недавних слез!) и стянула волосы в конский хвост. Отыскала пару меховых наушников, которые обычно использовались раз в год, засунула в карман пальто пару теплых рукавиц и, подумав, добавила к ним упаковку салфеток «клинекс» на тот случай, если снова вздумаю поплакать.
Поисковые партии – популярный вид деятельности в Бон Темпс. С одной стороны, люди хотели помочь, а с другой – все же просочились слухи о следах таинственного дикого животного, и это привлекло любопытствующих. Насколько я понимала, слово «пума» не фигурировало, иначе толпа была бы в несколько раз больше. Большинство мужчин пришло вооруженными – мужчины никогда не упускают такой случай. Охота – это образ жизни в наших местах; большинство машин бегает по дорогам со стикерами NRA. Сезон охоты на оленей выливается во всенародный праздник. Специальным разрешением устанавливаются периоды, во время которых разрешено охотиться с луком и стрелами, с оружием, заряжаемым с дула, с винтовками (я бы не удивилась, если б обнаружился отдельный период для охоты с дротиками). У дома Джейсона собралось по меньшей мере человек пятьдесят – целая поисковая партия, и это среди рабочей недели в таком маленьком городке, как Бон Темпс!
Сэм тоже был здесь. Я так обрадовалась, что чуть снова не расплакалась. Он – лучший начальник, какого я только могу пожелать, но, что куда важнее, Сэм – друг, который всегда приходит на помощь в беде. Его медно-золотистая шевелюра сегодня была упрятана под ярко-оранжевую вязаную шапочку, на руках – такие же веселые оранжевые перчатки, так что темно-коричневая куртка мрачно контрастировала с аксессуарами. Подобно всем мужчинам, на ноги он надел тяжелые рабочие башмаки. Даже зимой нельзя выходить в лес с незащищенными лодыжками. Здесь полно змей. Пусть сейчас они вялые и неподвижные, но если вам все же случится наступить на подобную гадину – возмездие не замедлит последовать.
Странным образом присутствие всех этих людей делало исчезновение Джейсона еще более окончательным и реальным. Если все они полагают, что мой брат может быть где-то в лесу – мертвый или раненый, – наверное, так оно и есть. Мой страх рос с каждой минутой, невзирая на все разумные доводы, которые я сама себе приводила. Глядя на все эти приготовления, я снова и снова представляла себе жуткие вещи, которые могли приключиться с Джейсоном.
Когда я наконец вынырнула из своего фильма ужасов, Сэм стоял рядом со мной. Стянув рукавицу, он нашел мою руку и крепко сжал ее. Я с благодарностью ощутила его теплые, твердые пальцы. Хоть Сэм и оборотень, он умеет открывать мне свое сознание – правда, односторонне: мои мысли он не воспринимает. «Ты действительно думаешь, что он там?» – ощутила я его вопрос.
Глядя ему в глаза, я отрицательно покачала головой.
«Ты считаешь, он еще жив?»
Вот это вопрос потруднее. В конце концов я пожала плечами. Сэм продолжал сжимать мою руку, и я была этому страшно рада.
Арлена и Так выбрались из арлениной машины и направились к нам. Волосы моей подруги были по-прежнему вызывающе рыжими и еще более спутанными, чем всегда. Наш новоявленный повар сегодня явно не успел побриться, из чего я сделала вывод, что он еще не перевез электробритву в дом Арлены.
– Ты видела Тару? – спросила Арлена.
– Нет.
– Ну так посмотри. – Она украдкой кивнула назад, и я увидела Тару в джинсах и резиновых сапогах. Это было настолько непохоже на изысканную владелицу модного магазина, что я невольно усмехнулась. На голове у нее красовалась бело-коричневая шапка из искусственного меха (настолько лохматого, что хотелось подойти и причесать), под стать ей были рукавицы и куртка – такие же нелепые. Зато от пояса вниз – моя подруга была готова к лесной прогулке. Даго, один из друзей Джейсона, не мог отвести от нее ошеломленного взгляда. Холли и Даниэль пришли тоже, и если учесть, что последняя была без своего дружка, поисковая операция грозила обернуться неожиданным светским мероприятием.
Максина Фортенберри с двумя подругами стояла у открытой задней дверцы мужнина пикапа. Внутри виднелись термосы с кофе, одноразовые стаканчики, ложечки и пакетики сахара. В длинных коробках дымились шесть дюжин пончиков. Большой мусорный бачок, затянутый черным мешком, уже дожидался своей очереди. Эти дамы знали, как организовать поисковую партию.
С трудом верилось, что все было сделано за последние несколько часов. Мне пришлось отнять у Сэма руку, вытащить платок и снова вытереть непрошеные слезы. Меня не удивило, что пришла Арлена, но вот появление Холли и Даниэль потрясло, а Тара в меховой ушанке тем более. Вот уж кто, казалось бы, не был лесовичкой! Кевин Приор в прошлом не слишком жаловал моего брата, но сейчас стоял с картой и карандашом, прокладывая маршрут.
Наши с Холли взгляды пересеклись, и она улыбнулась мне слабой грустной улыбкой – из тех, что можно увидеть на похоронах.
Раздался громкий лязг: это Кевин у машины колотил в мусорный бачок, привлекая внимание собравшихся. Постепенно разговоры стихли, и полицейский приступил к раздаче инструкций по проведению поиска. Я даже не представляла, что Кевин может быть настолько властным. Обычно он прозябал в тени либо Дженнин, своей чересчур авторитарной матери, либо Кении, своей удручающе заметной напарницы. «Вот уж кто не станет участвовать в поисках Джейсона», – подумала я и тут же устыдилась, заметив Кению у пикапа Фортенберри. Одетая сообразно обстановке, она стояла с совершенно бесстрастным лицом и не принимала участия в суматохе. В ее позе явственно читалось, что Кения – всего лишь группа поддержки. На случай, если у напарника возникнут какие бы то ни было проблемы. Уж что-что, а воплощать скрытую угрозу Кения умела, надо отдать ей должное. Милосердие не было ей чуждо. Я знала: в случае пожара Кения выплеснула бы на моего брата ведро воды, хотя ее отношение к нему трудно принять за положительное. Здесь она находилась лишь из-за Кевина и внимательно изучала лица людей, которым предстояло сейчас идти в лес. Встретившись взглядом со мной, она слегка кивнула, и я ответила ей тем же.
– В каждой группе должен присутствовать вооруженный мужчина, – говорил Кевин. – И не кто попало, а охотник, хорошо знающий здешние леса.
Я отметила, что после этой директивы возбуждение в толпе достигло апогея, и перестала слушать, что там выкрикивает Кевин, что говорят ему в ответ. Я чувствовала себя уставшей. Слишком тяжелым и насыщенным выдался предыдущий день: все это время я сходила с ума от тревоги за брата, после долгой и трудной ночи меня разбудили рано утром, и вот теперь я стояла во дворе дома, где прошло мое детство, и готовилась принять участие в напрасных поисках. По крайней мере, я надеялась, что напрасных. Я чувствовала себя как в тумане и с трудом вникала в происходящее. Холодный ветер гулял по двору, высекая жгучие слезы из глаз.
Сэм обнял меня за плечи, хотя в нашей тяжелой одежде это было непросто. Мне показалось, что я сквозь пальто чувствую тепло, исходящее от моего друга.
– Ты же знаешь, что мы ничего там не найдем, – прошептал он.
– Я в этом почти уверена.
– Если Джейсон где-то там, я его учую.
Вот это было полезное уточнение.
Я подняла глаза на Сэма. Это было несложно – он не очень высокий мужчина. В настоящий момент его лицо было серьезным, как никогда. Способность Сэма к оборотничеству не раз предоставляла ему возможность развлечься, но сейчас он честно хотел развеять мои страхи. Я знала: в животном обличии Сэм обладал по-собачьи тонким чутьем. Но и сейчас, будучи человеком, он сохранял нюх, в десятки раз лучший, чем у обычных людей. Сэм вполне способен учуять труп на расстоянии в несколько километров.
– Будь внимателен в лесу, – предупредила я его на всякий случай.
– Не беспокойся, буду стараться изо всех сил. Если Джейсон там, я его не пропущу.
Кевин рассказал мне, что шериф хотел нанять полицейского-кинолога из Шривпорта, но тот сказался занятым на сегодня. Интересно, правда ли это, или он побоялся рисковать своими собаками в лесу, где бродит пума. По правде говоря, я бы не стала винить его. Ну и, в конце концов, у меня есть лучшее предложение, которое в данный момент стояло прямо передо мной.
– Сэм, – начала я и снова почувствовала слезы на глазах. Мне хотелось поблагодарить его, но слова застревали в горле. Я просто была счастлива иметь такого друга, как Сэм Мерлотт.
– Все, все, Сьюки, – произнес он. – Довольно плакать. Мы выясним, что случилось с Джейсоном, и найдем способ восстановить личность Эрика.
Он вытер мне слезы своим большим пальцем.
Хотя поблизости никого не было, я боязливо оглянулась: не подслушивают ли?
– И после этого, – в голосе Сэма прорезались мрачные нотки, – мы сможем убрать его из твоего дома в Шривпорт, где ему и полагается быть.
Я сочла за благо промолчать.
– А какое слово выпало тебе на сегодня? – спросил Сэм.
Я улыбнулась сквозь слезы. Сэм всегда интересуется прогнозами моего «Календаря».
– Не знаю, не успела утром проверить. А вчера была «мешанина».
Он непонимающе поднял брови.
– Ну, сплошной беспорядок, – пояснила я.
– Сьюки, мы найдем выход и из этого.
Когда прибывших стали делить на группы, я выяснила, что Сэм сегодня был не единственным присутствующим оборотнем. К своему удивлению, я обнаружила группу лиц из Хотшота: Калвин Норрис, его племянница Кристалл и еще один мужчина, чье лицо показалось мне смутно знакомым, стояли немного в сторонке. Покопавшись в памяти, я поняла, что именно этого субьекта видела у сарая в тот день, когда ездила в Хотшот. Сначала мне вспомнилась серая густая шевелюра, а когда я увидела его грациозные движения, все сомнения отпали. Этому трио в качестве вооруженного руководителя Кевин назначил его преподобие Джимми Фулленвалдера. В других условиях комбинация священника с тремя вервольфами здорово бы меня позабавила.
Сейчас же я просто предложила себя в качестве пятого члена группы.
Три вервольфа скорбно кивнули; золотые глаза Калвина смотрели на меня задумчиво.
– Это Фелтон Норрис, – представил он своего спутника.
Я кивнула, а шестидесятилетний седовласый Джимми Фулленвалдер обменялся с хотшотовцами рукопожатиями.
– Конечно же, я знаком с мисс Сьюки, но вот насчет остальных не уверен, – произнес священник, щедро раздаривая улыбки. – Я Джимми Фулленвалдер, пастор христианской Церкви Великой Любви.
Калвин воспринял эту информацию с вежливой улыбкой, Кристалл усмехнулась, а Фелтон Норрис (у них что, у всех одинаковые фамилии в Хотшоте?) остался бесстрастным. Вообще он был странным существом, даже для вервольфа из подобной деревни. Удивительно темные глаза под прямыми черными бровями резко контрастировали с серыми волосами. Лицо, широкое в скулах, резко сужалось к тонкогубому рту. Будучи мужчиной массивного телосложения, он, тем не менее, двигался легко и неслышно. Впрочем, как только мы вошли в лес, я поняла, что это – отличительная черта всех хотшотовцев. На их фоне я и пастор выглядели слонами в посудной лавке.
Ну да ничего. По крайней мере, Джимми Фулленвалдер знал, как пользоваться ружьем 30-го калибра.
Как и велел Кевин, мы встали в ряд, вытянув руки на уровне плеч – так, чтобы касаться кончиками пальцев соседа. Справа от меня стояла Кристалл, слева – Калвин Норрис. Остальные группы проделали те же манипуляции. Цепочка растянулась и двинулась веером вдоль изгиба пруда.
– Запомните членов своей группы, – прогремел в рупор Кевин. – Нам вовсе не улыбается кого-нибудь потерять. А теперь – пошли!
И мы начали обыскивать землю под нашими ногами, двигаясь вперед в ровном темпе. Джимми Фулленвалдер со своим ружьем шел на два шага впереди. Разница в навыках хождения по лесу между хотшотовцами, пастором и мной сразу бросалась в глаза. Кристалл как бы плыла сквозь кустарник, не имея нужды проламываться или отводить ветки в сторону. Джимми Фулленвалдер, страстный охотник, проведший не одни сутки в лесу, конечно же, видел и слышал гораздо больше меня, но и ему было далеко до мужчин-оборотней. Они-то скользили сквозь лес, как тени, и производили примерно столько же шума.
Однажды, когда я едва не угодила в особо колючие заросли дикой ежевики, я почувствовала, как чьи-то руки подхватили меня за талию и попросту перенесли через колючки. Не успела я и ахнуть, Калвин Норрис аккуратно поставил меня на землю и вернулся на свое место в цепочке. Не думаю, чтобы кто-то заметил этот маневр. Джимми Фулленвалдер, единственный, кого бы это могло удивить, шел впереди, а остальные не обратили на нас никакого внимания.
Нашей команде ничего не попадалось: ни клочка плоти или одежды, ни отпечатка лапы или башмака, ни запаха, ни капельки крови. Откуда-то сбоку прокричали, что обнаружен полуобглоданный труп опоссума, но кто привел его в такое печальное состояние, выяснить не удалось.
Идти становилось все труднее. Джейсон иногда охотился с друзьями в этих лесах, и, думаю, они были единственными людьми в радиусе двадцати акров от нашего дома. Посему валежник валялся там и сям, молодую поросль тоже никто не расчищал. Все это сильно замедляло наше продвижение вперед.
Именно нашей группе посчастливилось набрести на оленью засидку, которую Джейсон с Хойтом построили пять лет назад.
Она располагалась на естественной поляне, протянувшейся с севера на юг. Стоя здесь, я поразилась, насколько густым казался лес – даже сейчас, зимой, соседние группы поиска были полостью скрыты деревьями. Время от времени издалека доносились голоса людей, но в целом было ощущение полной изоляции среди этих сосен, дубов, эвкалиптов.
Фелтон Норрис начал карабкаться наверх по лесенке, и это у него получалось таким странным, нечеловеческим образом, что я сочла за благо отвлечь разговором его преподобие Фулленвалдера. Я спросила, не планирует ли он службу во спасение моего брата. «Конечно же, служба состоится в церкви в воскресение», – был ответ. Более того, пастор приглашал туда и меня, чтобы мой голос тоже присоединился к молящимся. Мне нередко случалось пропускать службы по причине моего графика работы, да и бывать я предпочитала в методистской церкви, о чем Джимми Фулленвалдер не мог не знать. Но, тем не менее, я с благодарностью приняла приглашение. Тем временем Фелтон обследовал шалаш и объявил, что он пуст.
– Спускайся осторожнее, – крикнул ему Калвин, – лестница не очень устойчивая на вид.
Я понимала: Калвин просит своего земляка спускаться более по-человечески. И впрямь, движения оборотня стали более медленными и неуклюжими. Я поймала смеющийся взгляд Калвина и улыбнулась в ответ.
Очевидно, Кристалл надоело ждать у подножия засидки, и она улизнула вперед, хоть это категорически запрещалось. Мне только пришла в голову мысль: «Что-то я не вижу Кристалл», как раздался ее вопль.
В две секунды оба Норриса скакнули и скрылись из вида в направлении крика. Мы с пастором бросились следом. Я лишь надеялась, что впопыхах Джимми Фулленвалдер не обратил внимания на странный способ передвижения хотшотовцев. Где-то впереди слышался неописуемый шум – громкий хор воя и визга, в подлеске чудилось неистовое движение. Затем все перекрыл хриплый рев, вслед за ним раздался пронзительный визг, слегка приглушенный гущей деревьев.
Издалека послышались крики других поисковиков, встревоженных этим тарарамом.
Зацепившись каблуком за дикий виноград, я так шлепнулась на землю, что дух захватило. И хотя я тут же вскочила и бросилась бежать, пастор успел опередить меня. Сквозь поросль молодых сосенок вдруг раздался громкий звук выстрела.
«О Боже! – думала я на бегу. – О Боже!»
Маленькая полянка была полна шума и крови. Какое-то огромное животное буквально разорвали на куски, оросив ярко-алой кровью все вокруг. Однако это оказалась не пума. Второй раз в жизни мне довелось видеть дикую горбатую свинью – свирепого зверя, к тому же выросшего до таких невероятных размеров.
Те несколько мгновений, которые потребовались мне, чтобы опознать животное, стали его последними: свинья содрогнулась в конвульсиях и сдохла. В воздухе стояла невыносимая вонь. Удалявшийся треск и визг в кустарнике свидетельствовал о том, что свинья была не одна в момент, когда Кристалл напоролась на нее.
Но не вся кровь принадлежала свинье.
Кристалл Норрис сидела на земле у большого дуба, безостановочно ругаясь и зажимая рваную рану на бедре – джинсы девушки промокли от крови. Ее дядя и их общий родственник (уж не знаю, кем там приходился ей Фелтон) склонились над нею. Джимми Фулленвалдер стоял, по-прежнему держа на прицеле уже мертвую свинью. У него было совершенно ошеломленное выражение лица – похоже, его слегка контузило.
– Как она? – спросила я у мужчин, и Калвин поднял на меня взгляд. Его глаза странным образом изменились: стали круглее и желтее. И еще я заметила, что эти глаза постоянно обращались к огромной свиной туше, и в них горело весьма плотоядное желание. Рот Калвина был окровавлен, на обратной стороне руки появился клок бурой шерсти. Он начал превращаться в волка, причем, судя по расцветке, довольно странного волка. Не желая привлекать внимания пастора, я молча указала Калвину на явные признаки его перевоплощения, и он кивнул в знак согласия. Тогда я достала из кармана платок, поплевала на него и стала стирать следы крови с лица вервольфа, пока Джимми Фулленвалдер не вышел из ступора и не обрел прежнюю наблюдательность. Справившись с этим, я повязала платком руку Калвина, чтобы спрятать отросшую шерсть.
Фелтон, на первый взгляд, выглядел совершенно нормально – если не смотреть на кисти рук. Уж их-то никак нельзя было назвать нормальными… но это не походило и на волчьи лапы. Что-то очень странное: большое, плоское и когтистое.
Мысли обоих мужчин были сокрыты от меня, но не их желания. Я чувствовала: все их помыслы обращены на огромную освежёванную свиную тушу («такая гора мяса!»). Беднягу Фелтона аж покачивало от неодолимого стремления наброситься на нее и рвать зубами и когтями. Развернувшаяся борьба двух сторон его натуры, очевидно, была очень мучительной – даже я со стороны чувствовала это. Я видела огромные усилия, которые мужчины прикладывают, чтобы вернуть свое мышление к человеческому шаблону. Несколько секунд Калвин вообще не мог связно говорить.
– Она теряет много крови, – глухо, с усилием произнес он. – Но если срочно доставить ее в больницу, то все обойдется.
Фелтон, все еще расстроенный, начал стягивать с себя фланелевую рубаху и рвать ее на бинты. С его деформированными руками это было нелегкое занятие, и я взялась ему помогать. Когда рану перевязали настолько туго, насколько позволили самодельные бинты, мужчины подняли бледную и молчаливую девушку и поспешили с ней к опушке леса. Слава Богу, руки Фелтона при этом не попадались на глаза пастору.
Все это произошло настолько быстро, что наши товарищи по экспедиции, собравшиеся на поляне, только начинали осознавать происшедшее.
– Я застрелил свинью, – твердил Джимми Фулленвалдер, в изумлении покачивая головой. Он повторял это всем, в том числе Кевину и Кении, которые примчались откуда-то с востока. – Сам не могу поверить в это. Я увидел, как она перекинула девушку… там были другие свиньи и, кажется, поросята. Затем двое мужчин набросились на свинью, потом они куда-то исчезли, и я выстрелил ей прямо в горло.
Пастор, похоже, пока не определился: то ли чувствовать себя героем, то ли прикидывать размеры тяжбы с Департаментом защиты дикой природы. Он даже не подозревал, что чудом избегнул еще большей опасности. Ведь Калвин и Фелтон перед лицом угрозы своей соплеменнице почти превратились в волков. Не последнюю роль тут сыграли и их охотничьи инстинкты. Кто знает, чем бы все закончилось? Тот факт, что Норрисам удалось оторваться от добычи и, соответственно, приостановить превращение, свидетельствует об их силе. Но, с другой стороны, ведь они начали все же непроизвольно перекидываться в животных и не могли с этим бороться. Похоже, грань между двумя ипостасями некоторых хотшотовцев становилась очень смазанной.
Достаточно было внимательно приглядеться к свиной туше, чтоб заметить на ней следы укусов. Это происшествие и сопутствующие моменты настолько вышибли меня из седла, что я не могла держать ментальную защиту. Все волнения и переживания участников поиска хлынули в мою бедную голову. Здесь были сложные чувства (отвращение-страх-паника) при виде окровавленного трупа животного, сознание, что один из товарищей серьезно ранен, зависть других охотников к удаче пастора. В совокупности получалось гораздо больше, чем я могла вместить. Мне хотелось сбежать куда-нибудь подальше от всего этого.
– Пойдем,– послышался голос Сэма за моей спиной. – Поиски закончены, по крайней мере, на сегодня.
И мы вдвоем очень медленно побрели из леса. На опушке я сообщила Максине о случившемся, поблагодарила ее за помощь и приняла в дар коробку еще горячих пончиков. Теперь можно было отправляться домой. Сэм поехал меня провожать, хотя к тому времени я уже немного пришла в себя.
Мы вошли в пустой дом через заднюю дверь. Хотя что я говорю – ведь там прятался Эрик. Странно было осознавать, что я не одна дома. Интересно, Эрик ощущает мои шаги у себя над головой? Или же он спит мертвым сном, как и полагается вампиру? Правда, эти мысли ненадолго задержались в моей голове – слишком уж велика была перегруженность впечатлениями на сегодня.
Сэм принялся готовить кофе. Ему случалось заглядывать сюда пару раз еще при бабушке, так что на моей кухне он чувствовал себя как дома. Я же повесила наши пальто и присела к столу.
– Что за несчастье, – вздохнула я, и Сэм согласно кивнул, не прерывая своего занятия. – Не только Джейсон не нашелся (что неудивительно), но и Кристалл пострадала. Да еще эти двое из Хотшота почти раскрылись перед пастором. Честно говоря, я вообще не понимаю, зачем они туда заявились.
Я понимала, что мои слова звучат не очень-то красиво. Но ведь рядом со мной был не кто-нибудь, а Сэм. Уж он-то знал меня со всех сторон и не питал иллюзий на мой счет.
– Я беседовал с ними до твоего прихода, – спокойно ответил он. – Со стороны Калвина это был способ проявить к тебе внимание – на свой хотшотовский манер. Что касается Фелтона, он их лучший следопыт, ну а Кристалл просто хотела отыскать Джейсона.
Мне стало ужасно стыдно за свое раздражение.
– Прости, – простонала я, уронив голову на руки. – Прости меня.
Сэм опустился на колени возле моего стула и положил руки мне на колени.
– У тебя был трудный день, – сказал он. – Понятно, что нервы расшатаны.
Я наклонилась и поцеловала его в макушку.
– Господи, не знаю, что бы я без тебя делала! – Ничего другого я не могла сказать – в голове не было ни единой мысли.
Сэм поднял на меня глаза. Наступила долгая странная пауза, когда свет на кухне стал плясать и меркнуть.
– Тебе следует позвонить Арлене, – наконец сказал он с улыбкой. – Она придет сюда со своими ребятишками, накачает тебя кофе, расскажет о божественном сюрпризе, который Так прячет в штанах. Так или иначе, она тебя развеселит, и ты почувствуешь себя лучше.
Я готова была расцеловать Сэма за то, что он не дал той паузе развиться во что-то серьезное.
– Ты знаешь, как меня рассмешить. Хотя, надо сказать, отчет о мужских достоинствах Така является избыточной информацией.
– Я тоже так думал, однако же был вынужден выслушать все целиком, когда Арлена трещала с Чарлси Тутен.
Я налила нам по чашке кофе, поставила полупустую сахарницу перед Сэмом и потянулась за ложечкой. Бросив взгляд на пластиковый контейнер с сахаром, я попутно обратила внимание на мигающий огонек автоответчика. Пришлось встать и нажать на кнопку. Сообщение поступило еще в пять утра – все правильно, я отключила телефонный звонок, когда без сил свалилась в постель. Скорее всего, это какая-нибудь ерунда – Арлена спешит поделиться со мной последними сплетнями или Тара решила скоротать минутку-другую во время затишья в магазине. Однако я ошиблась – это были сногсшибательные новости.
Звонкий голос Пэм сообщил:
– Сегодня ночью мы планируем атаковать ковен Халлоу. Вервольфы уговорили виккан поддержать нас. Нам надо, чтобы ты привела Эрика – он отличный боец даже при его амнезии. Если же нам не удастся снять с него заклятье, он все равно окажется бесполезным.
Исключительно практичный подход – в этом вся Пэм. Если нельзя восстановить Эрика в прежних командирских позициях, то хотя бы используем его как пушечное мясо. После короткой паузы Пэм добавила:
– В этой битве вервольфы Шривпорта также выступают на нашей стороне. Тебе, мой телепатический друг, предоставляется редкая возможность наблюдать, как делается история.
На этом сообщение закончилось – трубку положили. Следующее за ним пришло ровно через две минуты:
– Планируя предстоящее сражение, – продолжала Пэм, будто разговор и не прерывался, – мы подумали, что твои необычные способности могут пригодиться нам. Мы могли бы исследовать этот вопрос. Не правда ли, модное словечко – «исследовать»? Так что приезжай, как только стемнеет…
И она снова повесила трубку. Клик.
– Адрес: Парчмен Авеню, 417.
Теперь уже окончательный отбой.
– Но как я могу участвовать во всем этом, когда Джейсон пропал? – жалобно спросила я, когда стало ясно, что Пэм больше не перезвонит.
– Сейчас тебе нужно поспать, – решил Сэм. – Давай, пошли.
Он поднял меня и повел к спальне.
– Снимай башмаки и джинсы, залезай в постель и поспи пару часиков. Когда проснешься, будешь чувствовать себя гораздо лучше. Оставь мне номер телефона Пэм, чтобы я смог тебя отыскать. Скажешь Баду Диаборну: пусть звонит в бар, если появятся новости. А я тебе перезвоню и все передам.
– Так ты думаешь, мне следует поехать?
– Знаешь, Сьюки, я бы многое дал, чтобы тебе не пришлось в этом участвовать. Но думаю, что придется. К сожалению, это не моя драка – меня туда не позвали.
С такими словами Сэм поцеловал меня в лоб и отбыл обратно в свой бар.
Интересная позиция, подумала я. Особенно на фоне той настойчивости, которую мне продемонстрировали вампиры (как Билл, так и Эрик). Я преисполнилась куража, которого хватило ровно на полминуты – то есть пока не всплыло в памяти мое новогоднее обещание: не дать себя побить. Если я отправлюсь в Шривпорт с Эриком, мне, несомненно, придется наблюдать вещи, которых я вовсе не хочу видеть. Мне придется узнать много такого, чего я вовсе не желаю знать. И кто знает – возможно, увязнуть в новых приключениях по самую маковку.
С другой стороны, мой братец Джейсон заключил сделку с вампирами, и я обязана выполнять ее условия. Порой я чувствовала себя между молотом и наковальней… Чтобы не слишком впадать в отчаяние, я напомнила себе: я не одинока в своих заблуждениях. Куча народу усложняет себе жизнь не меньше моего.
Я подумала об Эрике, могущественном вампире, чье сознание оказалось стерто враждебными колдуньями. Об ужасной бойне в свадебном магазине, где белый атлас и парча были все усеяны капельками крови. О бедной Марии-Стар, лежащей сейчас в шривпортской больнице. Халлоу и ее бойцы являли собой зло, и их следовало остановить. Зло должно быть побеждено – сообразно американской модели мира.
Немного странно, что «хорошие парни» в данной ситуации – вампиры и вервольфы, и именно на их стороне мне предстоит сражаться (ха-ха!) Но, так или иначе, нам полагается победить!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мертвым сном - Харрис Шарлин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Мертвым сном - Харрис Шарлин



класс
Мертвым сном - Харрис Шарлинкатя
23.03.2011, 20.46





Эх моя любимая часть.
Мертвым сном - Харрис ШарлинКира
18.04.2012, 14.10





Обожаю всю серию Очень понравилась главная героиня Очень близко к нашей действительности Иногда встречаешь человека а в нем ощущаешь большого злого серого волка и т д
Мертвым сном - Харрис Шарлинлюдмила
28.05.2014, 21.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100