Читать онлайн Мертвы, пока светло, автора - Харрис Шарлин, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мертвы, пока светло - Харрис Шарлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.39 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мертвы, пока светло - Харрис Шарлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мертвы, пока светло - Харрис Шарлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харрис Шарлин

Мертвы, пока светло

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

На следующий день, собираясь на работу, я поняла, что устала от вампиров. Даже от Билла.
Пора напомнить себе, что я — человек.
Проблема состояла в том, что стало заметно, что я — изменившийся человек.
Ничего кардинального. После того, как Билл первый раз напоил меня своей кровью ночью, когда меня избивали Крысы, я почувствовала себя выздоровевшей и более сильной. Но не особо другой. Может более… сексуальной, что ли.
После второго приема крови Билла я чувствовала себя по-настоящему сильной, от того, что стала более уверенной — и в своей сексуальности, и в ее чарах. Да и со своим недостатком я справлялась с большим апломбом.
Кровь Длинной Тени попала в меня случайно. На следующее утро, взглянув в зеркало, я заметила, что зубы у меня стали белее и острее. Волосы выглядели более светлыми и живыми, а глаза стали ярче. Я смотрелась словно девочка из рекламы надлежащей гигиены или здорового образа жизни — вроде приема витаминов или употребления молока. Жестокий укус на моей руке (последний укус в жизни Длинной Тени) еще не полностью прошел, но был к этому близок.
Тут я неудачно подняла свою сумочку, она расстегнулась, и мелочь закатилась под диван. Я приподняла его за край одной рукой, а другой нашарила монетки.
Опа!
Я выпрямилась и глубоко вдохнула. По крайней мере, солнечный свет не вредит моим глазам, и меня не тянет кусать кого попало. Я вполне порадовалась утреннему тосту, совершенно не стремясь к томатному соку. То есть в вампира я пока не превратилась. Может, я теперь сверхчеловек?
Да, пока я не ходила на свидания, жизнь несомненно была куда проще.
Когда я добралась до Мерлотта, все было уже готово, разве что не были нарезаны лимоны и лаймы. Мы подавали их и с напитками, и с чаем, так что я взяла острый нож и разделочную доску. Пока я доставала лимоны из холодильника, Лафайет завязывал фартук.
— Подкрасила волосы, Сьюки?
Я покачала головой. Под белоснежным фартуком Лафайет являл собой цветовую феерию: верх цвета фуксии в тонкую полоску, темно-пурпурные джинсы, сандалии из красных ремешков, малиновые тени для век.
— Они явно стали светлее, — скептически сказал он, приподнимая выщипанную бровь.
— Долго пробыла на солнце, — уверила его я. Дон никогда не оставалась с Лафайетом наедине, то ли из-за того, что он был черным, то ли из-за того, что он был голубым. Не знаю, может по обеим этим причинам. Арлена и Чарлси мирились с наличием повара, но никогда не были с ним слишком дружелюбны. А мне Лафайет был симпатичен, вероятно, из-за того, что свою нелегкую жизнь он вел с огоньком и изяществом.
Я посмотрела на доску. Все лаймы были нарезаны, а все лимоны — поделены на четвертинки. Моя рука сжимала нож и была мокрой от сока. Я сделала это, сама не заметив, секунд за тридцать. Я закрыла глаза. Господи Боже!
Когда я их открыла, Лафайет переводил взгляд с моих рук на лицо.
— Скажи-ка мне, что я ничего не видел, девочка, — попросил он.
— Ничего! — заявила я. И сама удивилась, насколько спокойным и ровным был мой голос. — Прости, надо это убрать. — Я убрала фрукты в отдельные емкости и поставила их в холодильник за стойкой бара, где Сэм хранил пиво. Когда я закрыла дверь, Сэм оказался внутри, стоял со скрещенными на груди руками. Он не выглядел особо счастливым.
— С тобой все в порядке? — спросил он. Его яркие голубые глаза осмотрели меня с ног до головы. — Ты что-то сделала с волосами? — неуверенно спросил он.
Я рассмеялась, ощутив, как моя защита встала на место, но на сей раз это не было болезненно.
— Побыла на солнышке, — ответила я.
— А что с рукой?
Я посмотрела на предплечье. Укус был замотан бинтом.
— Собака цапнула.
— Случайно?
— Конечно.
Я посмотрела на Сэма, и мне показалось, что его густые вьющиеся светло-золотистые волосы насыщены энергией. Я могла различить биение его сердца, ощутить его нерешительность и желание. Мое тело среагировало моментально. Я сосредоточилась на его тонких губах, и мои легкие наполнил аромат его одеколона. Он приблизился на пару дюймов. Я чувствовала, как воздух входит и выходит из его легких. И знала, как твердеет его член.
И тут в переднюю дверь вошла Чарлси Тутен и захлопнула ее за собой. Мы отскочили друг от друга. «Спасибо тебе, Господи! Или спасибо тебе, Чарлси!» — подумала я. Полненькая, молчаливая, добродушная и работящая, Чарлси была идеальным работником. Ее муж, Ральф, стал ее другом еще во время учебы, он работал на фабрике, перерабатывающей куриное мясо. У них было две дочери — одна заканчивала школу, другая уже была замужем. Чарлси нравилась работать в баре, общаться с людьми, и у нее было потрясающее умение общаться с пьяными, ей удавалось без шума выставлять их за дверь.
— Привет обоим! — бодро воскликнула она. Ее темно-коричневые волосы (Л'Ореаль, как говаривал Лафайет) были стянуты назад и свисали с головы каскадом локонов. Ее блузка была безупречной, а карманы шортов оттопыривались из-за того, что были набиты слишком плотно. На ней были простые черные чулки и кеды, а накладные ногти были цвета бургундского вина.
— Моя девочка беременна! Так что называйте меня бабулей! — сказала она, и я поняла, что Чарлси счастлива. Я обняла ее, как и ожидалось, а Сэм потрепал по плечу. Мы оба были рады ее видеть.
— И когда ждать ребенка? — спросила я, и Чарлси начала рассказывать. Так что следующие пять минут мне не пришлось ничего говорить. Затем появилась Арлена, на шею которой почему-то был нанесен тональный крем, и она выслушала все еще раз. Наши с Сэмом взгляды в какой-то момент встретились, и спустя мгновение мы одновременно отвели глаза.
Потом настало обеденное время, мы начали обслуживать толпу посетителей, и инцидент был исчерпан.
Большинство не выпивало во время обеда, разве что пиво или бокал вина. Многие заказывали охлажденный чай или воду. Обеденная толпа состояла из тех, кто оказался поблизости в этот час, из завсегдатаев, для которых это было естественно, и из алкоголиков, для которых обеденный залп был уже третьим или четвертым за день. Начав принимать заказы, я вспомнила о просьбе брата.
Я прислушивалась весь день, и это было утомительно. Никогда раньше я не слушала весь день, никогда не снимала защиту на такое долгое время. Может, мне это больше не было так болезненно, а может, я стала более безразлична к тому, что слышала. Шериф Бад Диаборн сидел за столиком вместе с другом моей бабушки Стерлингом Норрисом. Мистер Норрис потрепал меня по плечу, для чего ему пришлось встать, и я поняла, что вижу его впервые с момента похорон бабушки.
— Как твои дела, Сьюки? — спросил он сочувственно. Сам он выглядел неважно.
— Хорошо, мистер Норрис. А как у вас?
— Я старик, Сьюки, — сказал он с неуверенной улыбкой. И даже не подождал, пока я опровергну это заявление. — Эти убийства измучили меня. Здесь, в Бон Темпс, не было убийств с тех пор, как Даррэл Мэйхью застрелил Сью Мэйхью. Но в этом не было никакой тайны.
— Это было… Когда? Лет шесть назад? — спросила я у шерифа, просто чтобы продолжить беседу и остаться у столика. Мистеру Норрису было грустно смотреть на меня, поскольку он думал, что моего брата должны арестовать за убийство Маудет Пикенс, что, по мнению майора, означало, что он был и убийцей бабушки. Я нагнула голову, чтобы спрятать глаза.
— Наверное, так. Дай-ка припомнить. Да, мы были одеты для танцевального вечера у Джейн-Анны, так что… пожалуй, ты права, Сьюки, шесть лет назад, — шериф одобрительно кивнул мне. — Джейсон заходил сегодня? — между делом спросил он, словно эта мысль только что пришла ему в голову.
— Нет, я его не видела, — ответила я. Шериф заказал охлажденный чай и гамбургер. Он размышлял о том, как застукал Джейсона с Джейн-Анной, когда они как ненормальные сотрясали кровать в грузовике Джейсона.
О, Господи! Он думал, что Джейн-Анне повезло, что ее не задушили. А потом перешел к мысли, которая быстро меня отрезвила: шериф Диаборн думал, что в любом случае эти девицы — лишь самое дно общества.
Я отчетливо могла прочесть его мысли, все их нюансы: «Неквалифицированная работа, отсутствие образования, связи с вампирами… дно».
Боль и гнев — эти слова даже приблизительно не описывают мое состояние в эти минуты.
Автоматически я переходила от столика к столику, разнося напитки и сэндвичи, убирая использованную посуду, работая, как и обычно, нацепив во все лицо жуткую улыбку. Я поговорила с двумя десятками людей, которых знала, и мысли большинства из них были настолько же невинны, насколько долог день. Многие думали о работе, о делах, которые предстоят им дома, кто-то — о проблемах, которые надо решить, вроде вызова механика к посудомоечной машине или уборки дома перед воскресной вечеринкой.
Арлена чувствовала облегчение из-за того, что у нее наконец начались месячные.
Чарлси была погружена в розовое сияние, и думала только о своем будущем внучке. Она искренне молилась о легкой беременности и благополучном разрешении для своей дочери.
Лафайет думал, что работать со мной становится жутковато.
Полицейский Кевин Приор размышлял, чем может быть занята его напарница, Кения, в выходной. Сам он помогал матери разбирать сарай с инструментами, ненавидя это занятие всей душой.
Я выслушала массу комментариев, как произнесенных, так и невысказанных, по поводу своих волос, цвета лица и повязки на руке. Я стала более желанной для многих мужчин и для одной женщины. Иные из парней, принимавшие участие в сожжении вампиров, считали, что теперь у них со мной нет ни единого шанса, поскольку я с симпатией отношусь к вампирам, и сожалели о своем необдуманном поступке. Про себя я их отметила. Я не собиралась забывать, что они могли убить и моего Билла, пусть даже в этот момент остальное сообщество вампиров занимало весьма низкую позицию в моем списке ценностей.
Энди Бельфлер обедал со своей сестрой, Порцией, как они всегда делали хотя бы раз в неделю. Порцтия являла женскую версию Энди: средний рост, угловатое строение, тяжелые челюсти и рот. Сходство между братом и сестрой было скорее на пользу Энди, чем Порции. Как мне было известно, она была весьма хорошим юристом. Можно было бы предложить ее Джейсону в качестве адвоката, не будь она женщиной… и тут я заботилась скорее о благополучии Порции, чем Джейсона.
Сегодня она была расстроена. Она была хорошо образована, много зарабатывала, но у нее никого не было. В этом состояла ее тайная боль.
Энди злился, что я по-прежнему встречаюсь с Биллом Комптоном, он был заинтригован улучшением моей внешности и любопытствовал, как занимаются сексом вампиры. А еще он был огорчен тем, что ему придется арестовать Джейсона. Он считал, что улики против него не более значительны, чем против нескольких других мужчин, но Джейсон выглядел более испуганным, что означало — ему есть, что скрывать. А еще существовали эти видеозаписи, где Джейсон занимался сексом с Маудет и Дон.
Читая мысли Энди, я уставилась на него, что заставило его напрячься. Он-то знал, на что я действительно способна.
— Сьюки, ты принесешь это пиво? — спросил он наконец, помахав мощной рукой, чтобы наверняка привлечь мое внимание.
— Конечно, Энди, — с отсутствующим видом ответила я, доставая пиво из холодильника. — Еще чаю, Порция?
— Нет, спасибо, Сьюки, — вежливо отозвалась Порция, промакивая губы салфеткой. Она вспоминала школу, когда готова была душу заложить, лишь бы отправиться на свидание с великолепным Джейсоном Стакхаусом. Она думала о том, чем теперь занимается Джейсон, было ли в его голове хоть что-то, что могло заинтересовать Порцию — возможно, его тело стоит того, чтобы принести в жертву интеллектуальное равенство? Так что Порция не видела записей, даже не подозревала об их существовании. Энди оказался хорошим полицейским.
Я попробовала представить Порцию с Джейсоном и не смогла удержаться от улыбки. Это было бы интересным опытом для обоих. И уже не в первый раз я помечтала о том, как хорошо было бы не только пожинать мысли, но и сажать их.
К концу смены я так ничего и не узнала. Кроме того, что записи, которые столь опрометчиво сделал мой брат, представляли лишь умеренную связь, что заставляло Энди размышлять о лигатуре отметин на шеях жертв.
Так что в общем выполнение просьбы брата оказалось лишь напрасным упражнением. Все, что я разузнала, заставило меня беспокоиться еще сильнее, но не дало новой информации, которая могла бы помочь делу.
Вечером в баре будут другие люди. Я никогда не приходила к Мерлотту ради развлечения. Стоит ли прийти вечером? Чем будет заниматься Билл? Хочу ли я его видеть?
Я почувствовала, что у меня нет друзей. Не было никого, с кем я могла бы поговорить про Билла, никого, кого бы не шокировало то, как я к нему отношусь. Как смогла бы я рассказать Арлена о том, что грустила из-за того, что вампиры, знакомые Билла, оказались жуткими и безжалостными, а один из них укусил меня предыдущей ночью, его кровь брызнула мне в рот, а сам он был убит прямо на мне? Это не совсем та проблема, с которой Арлена могла бы мне помочь справиться.
И мне было неясно, кто бы мог помочь.
Я не могла вспомнить никого, кто бы встречался с вампиром, за исключением клыков-кулаков, которые вполне были готовы отдаться любому кровопийце.
К тому времени, как я ушла с работы, моя внешность уже не вселяла в меня такой уверенности. Я чувствовала себя выродком.
Я послонялась по дому, вздремнула, полила бабушкины цветы. Ближе к вечеру перекусила, разогрев что-то в микроволновке. Откладывая решение до последней минуты, я все же надела красную рубашку с белыми брюками и какие-то украшения и поехала обратно к Мерлотту.
Было очень странно прийти в качестве покупателя. Сэм стоял за стойкой бара и его брови поползли вверх, когда он увидел меня. Вечером работали три официантки, которых я знала в лицо, а гамбургеры разогревал другой повар, как можно было заметить через окошко раздачи.
В баре был Джейсон. И, как ни странно, стул около него пустовал. Я села на него.
Он повернул ко мне лицо, предназначенное для новой подружки: рот расслаблен и улыбчив, глаза яркие и широкие. Увидев, что это я, он забавно изменил выражение лица.
— Какого черта ты тут делаешь, Сьюки? — спросил он возмущенно.
— Можно подумать, что ты мне не рад, — парировала я. Сэм остановился передо мной, и я заказала бурбон с кокой, не встречаясь с ним взглядом. — Я попробовала выполнить твою просьбу, но пока ничего не узнала, — прошептала я брату. — Вот и вернулась вечером попробовать других людей.
— Спасибо, Сьюки, — произнес он после длинной паузы. — Наверное, я и сам не понимал, о чем просил. Эй, а что с твоими волосами?
Он даже заплатил за меня, когда Сэм поставил передо мной стакан.
Похоже, нам не было о чем разговаривать, что было неплохо, раз уж я пыталась послушать остальных посетителей. Было несколько чужаков, и я обратила внимание в первую очередь на них, проверить, не стоит ли подозревать их. Похоже, они того не стоили, неохотно решила я спустя некоторое время. Один старательно скучал по своей жене, с тем подтекстом, что он хранил ей верность. Другой был здесь впервые, и ему нравились напитки. Еще один сосредоточился на том, чтобы сидеть прямо, и надеялся, что сможет доехать до мотеля.
Я заказала еще выпивку.
Мы с Джейсоном обменивались предположениями, каковы окажутся заработки адвокатов, когда бабушкино наследство будет оформлено. Тут он посмотрел на дверь и произнес: «Ох-хо!»
— Что? — спросила я, не оборачиваясь к тому, на что он смотрел.
— Сестренка, там твой дружок. Да не один.
Моей первой мыслью было, что он привел с собой одного из вампиров, что было неприятно и глупо. Но когда я обернулась, то поняла, почему голос Джейсона звучал рассерженно. С Биллом была девушка. Он вцепился ей в руку, она льнула к нему как шлюха, а его глаза сканировали толпу. Я решила, что он ждет моей реакции.
Я поднялась со стула и решила действовать.
Я была пьяна. Я пью нечасто, так что два бурбона с кокой за несколько минут сделали меня если не в стельку пьяной, то навеселе.
Наши с Биллом взгляды встретились. Он не ожидал меня здесь встретить. Я не могла читать его мысли, как в какой-то ужасный момент мне удалось проделать с Эриком, но язык его жестов я понимала хорошо.
— Эй, вампир Билл! — позвал приятель Джейсона Хойт. Билл вежливо кивнул в его направлении, и повел девушку — крохотную, темную — ко мне.
Я не знала, что и делать.
— Сестренка, что это за игра? — спросил Джейсон. — Эта девочка — клык-кулак из Монро. Я знавал ее, еще когда она предпочитала людей.
Я все еще не понимала, что делать. Боль застилала все, но моя гордость пыталась ее сдержать. К этому вареву из эмоций можно добавить еще и чувство вины. Меня не было там, где Билл ожидал меня встретить, и я не оставила ему даже записки. С другой (кажется, пятой или шестой) стороны, мне хватило шока за то представление, что разыгралось вчера в Шривпорте. Только из-за моего знакомства с ним мне пришлось все это вытерпеть.
Бойцовские инстинкты заставили меня остаться на месте. Мне хотелось наброситься на нее и поколотить, но я была воспитана не так, чтобы затевать скандалы в барах. (Мне хотелось поколотить и Билла, но я с тем же успехом могла просто пойти постучать головой о стену — ущерб для него был бы тем же.) Конечно, мне хотелось и разразиться слезами, ибо мои чувства были задеты — но это было бы проявлением слабости. Лучше всего было вообще ничего не показать, ибо Джейсон уже был готов кинуться на Билла, любое действие могло нажать на спусковой крючок.
Слишком широкий конфликт и слишком много выпито.
Пока я перебирала возможности, Билл подошел, огибая столики и ведя за собой женщину. Я заметила, что в помещении стало тише. Вместо того, чтобы наблюдать, я превратилась в объект наблюдения.
Я почувствовала, как мои глаза наполняются слезами, а руки сжимаются в кулаки. Чудненько. Худший из всех возможных вариантов.
— Сьюки, — заявил Билл, — посмотри, что Эрик подбросил мне на порог.
Я едва поняла, что он сказал.
— Ну и? — яростно бросила я. Я смотрела прямо девице в глаза. Они были большими, темными, возбужденными. Сама я держала веки широко открытыми, зная, что стоит моргнуть, как из глаз хлынут слезы.
— Это — награда, — сказал Билл. Я не могла понять, что он сам думает по этому поводу.
— Бесплатный напиток ? — спросила я, удивляясь, насколько ядовито прозвучал мой голос. Джейсон положил руку мне на плечо.
— Тише, девочка, — сказал он, и его голос был таким же низким и злым, как и мой. — Он не заслуживает этого.
Я не поняла, чего Билл не заслуживает, но собиралась это выяснить. Почти приятное возбуждение вызывало незнание собственных действий, после того, как всю жизнь проводишь под жестким самоконтролем.
Билл смотрел на меня с напряженным вниманием. Во флуоресцентном свете ламп он выглядел очень белым. Он не кормился на ней, и клыки у него были убраны.
— Давай выйдем и поговорим, — предложил он.
— С ней? — почти прорычала я.
— Нет, — ответил он. — Со мной. Мне нужно отправить ее обратно.
Неприязнь в его голосе подействовала на меня, и я пошла за Биллом наружу, высоко держа голову и не встречаясь ни с кем взглядом. Он продолжал держать девицу за руку, и ей приходилось идти на цыпочках, чтобы поспевать за ним. Я не знала, что Джейсон идет за нами, пока, обернувшись, не увидела его за собой. Мы прошли на парковку. Здесь тоже ходили люди, но было куда лучше, чем в переполненном баре.
— Привет, — говорливо начала девица. — Меня зовут Дезири. Кажется, мы с тобой встречались, Джейсон.
— Что ты здесь делаешь, Дезири? — тихо спросил Джейсон. Трудно было поверить в его спокойствие.
— Эрик послал меня в Бон Темпс как награду для Билла, — жеманно произнесла она, поглядывая на Билла. — Но он совершенно не очарован. Уж и не знаю, почему. Я — особой выдержки!
— Эрик? — переспросил у меня Джейсон.
— Вампир из Шривпорта. Хозяин бара. Глава.
— Он оставил ее у меня на пороге, — сообщил мне Билл. — Я его не просил.
— И что ты собираешься делать?
— Отошлю ее, — нетерпеливо ответил он. — Нам с тобой надо поговорить.
Я сглотнула. Пальцы разжались.
— Ее нужно отвезти в Монро? — спросил Джейсон. Билл удивился.
— Да. Ты предлагаешь помочь? Мне нужно поговорить с твоей сестрой.
— Несомненно, — ответил Джейсон, сама галантность. Я мгновенно насторожилась.
— Не верю, что ты от меня отказываешься, — заявила Дезири, глядя на Билла и надувая губки. — Никто раньше от меня не отказывался.
— Я весьма польщен и уверен, что ты, как и сказала — особой выдержки, — вежливо сказал Билл. — Но у меня собственный винный погребок.
Малютка Дезири тупо смотрела на него некоторое время, пока понимание не озарило ее карие глаза.
— Это твоя женщина? — спросила она, кивнув головой в мою сторону.
— Моя.
Джейсон нервно дернулся от этого сдержанного заявления Билла.
Дезири осмотрела меня.
— У нее странный глаза, — сообщила она наконец.
— Она моя сестра, — вставил Джейсон.
— Ой, прости. Ты гораздо… нормальнее, — Дезири окинула Джейсона взглядом и осталась удовлетворена осмотром. — А как твоя фамилия?
Джейсон взял ее за руку и повел к своему пикапу.
— Стакхаус, — ответил он, обрабатывая ее взглядом по пути. — Может, по пути домой ты мне немножко расскажешь…
Я повернулась к Биллу, интересуясь, что побудило Джейсона к такому благородству, и встретила взгляд Билла. Я словно натолкнулась на каменную стену.
— Ты хочешь поговорить? — резко спросила я.
— Не здесь. Пойдем домой.
Я поскребла ногой гравий.
— Не к тебе.
— Тогда к тебе?
— Нет.
Он поднял изогнутую бровь.
— Тогда куда же?
— К пруду моих родителей. — Раз уж Джейсон взялся отвезти домой крохотную Мисс Тьму, его там не будет.
— Я поеду за тобой, — кратко сказал он, и мы разошлись по своим машинам.
Место, где я провела первые несколько лет своей жизни, располагалось к западу от Бон Темпс. Я свернула по знакомой гравийной дорожке и поставила машину около дома, скромного ранчо, которое Джейсон содержал в полном порядке. Билл выбрался из своей машины, я выскользнула из своей и поманила его за собой. Мы обогнули дом, спустились по склону по тропе, вымощенной большими камнями. Через минуту мы были у искусственного пруда, который отец расположил и обустроил на заднем дворе и долгие годы рыбачил здесь вместе с сыном.
Над прудом было нечто вроде патио, на одном из металлических стульев лежало сложенное одеяло. Не спрашивая меня, Билл поднял и встряхнул его, а затем расстелил его на траве ниже патио. Я неохотно села, думая о том, что одеяло было неудачным по той же причине, по какой было плохо встречаться с ним в любом из домов. Когда я оказывалась рядом с Биллом, я думала лишь о том, как быть еще ближе.
Я подтянула к себе колени и уставилась на воду. На другой стороне пруда горел огонек сигнализации, мне было видно его отражение в воде. Билл лег на спину рядом со мной. Я ощущала его взгляд. Он сцепил пальцы на ребрах, напоказ держа руки при себе.
— Тебя напугала прошлая ночь, — нейтральным тоном сказал он.
— А ты сам не испугался? — спросила я спокойнее, чем могла предположить.
— За тебя. За себя почти не испугался.
Я хотела лечь на живот, но побоялась оказаться слишком близко к нему. Увидев сияние его кожи в лунном свете, я с трудом сдерживала желание прикоснуться к нему.
— Я боюсь, что Эрик может управлять нашими жизнями, пока мы вместе.
— Ты не хочешь больше быть вместе?
Боль в груди была столь сильной, что мне пришлось положить на грудь руку.
— Сьюки? — Он встал на колени рядом со мной и обнял одной рукой.
Я не смогла ответить, не хватило дыхания.
— Ты любишь меня? — спросил он.
Я кивнула.
— Почему же ты говоришь о расставании?
Боль прорвалась слезами.
— Я слишком боюсь других вампиров и того, как они себя ведут. Что они еще потребуют от меня? Он постарается заставить меня сделать еще что-нибудь. И скажет мне, что иначе убьет тебя. Или будет угрожать Джейсону. Он способен на это.
Голос Билла был спокоен, как стрекотание кузнечика в траве. Месяц назад я бы не смогла его услышать.
— Не плачь, — сказал он. — Сьюки, я должен сказать тебе не очень приятные слова.
Единственно приятными словами, которые он мог бы сказать сейчас, было бы заявление о том, что Эрик умер.
— Эрик заинтригован тобой. Он понимает, что ты обладаешь ментальными силами, которых нет у большинства людей, или которыми они пренебрегают. Он предполагает, что твоя кровь густая и сладкая, — голос Билла, пока он произносил это, стал хриплым, и я вздрогнула. — И ты красива. Ты стала теперь еще красивей. Он не знает, что ты уже три раза отведала нашей крови.
— Ты знаешь, что я отпила крови Длинной Тени?
— Да, я видел.
— Что, третий раз — волшебный? — Он рассмеялся низким, хриплым раскатистым смехом.
— Нет. Но чем больше ты выпиваешь крови вампиров, тем желаннее становишься для нашего племени, да впрочем, и для всех остальных. А Дезири думает, что она — напиток особой выдержки. Какой только вампир ей это сказал?
— Тот, что хотел забраться к ней в постель, — сказала я спокойно, и он снова рассмеялся. Мне нравилось, когда он смеялся.
— И сообщая мне, насколько я хороша, ты хочешь сказать, что Эрик жаждет меня?
— Да.
— И что останавливает его от того, чтобы забрать меня? Ты говорил, что он сильнее тебя.
— В первую очередь — вежливость и обычаи.
Я не фыркнула, но была к этому очень близка.
— Не стоит недооценивать это. Мы все, вампиры, придерживаемся обычаев. Нам приходиться сосуществовать веками.
— Что-то еще?
— Я не так силен, как Эрик, но и я — не новичок. В схватке со мной он может быть тяжело ранен, я могу даже победить при удаче.
— Еще?
— Может, — осторожно сказал Билл, — ты сама.
— В смысле?
— Если ты сможешь быть для него ценной как-то иначе, он оставит тебя в покое, если поймет, что таково твое искреннее желание.
— Но я не хочу быть для него ценной! Я не хочу его больше видеть!
— Ты обещала Эрику помогать и впредь, — напомнил мне Билл.
— Если он передаст вора полиции, — ответила я. — А что сделал Эрик? Всадил в него кол!
— И, вероятно, тем самым спас тебе жизнь.
— Что ж, я ведь нашла вора!
— Сьюки, ты слишком многого не знаешь об этом мире.
Я в удивлении уставилась на него.
— Да, наверное.
— Ничто не бывает слишком… просто. — Билл уставился в темноту. — Даже мне иногда кажется, что я слишком многого не знаю. — Еще одна мрачная пауза. — Я лишь однажды видел, как один вампир воткнул кол в другого. Эрик выходит за пределы нашего мира.
— Так что не похоже, что он придает слишком большое значение вежливости и обычаю, о которых ты говорил раньше.
— Возможно, Пам вернет его к прежнему образу жизни.
— Кем она приходится ему?
— Он ее создал. В смысле, он сделал ее вампиром, века тому назад. Время от времени она возвращается к нему, помогая делать то, чем он занимается. Эрик всегда был собственником, а с возрастом он становится все более своевольным. — Называть Эрика своевольным казалось мне некоторой недооценкой.
— Что ж, вот мы и вернулись на круги своя? — спросила я. Билл задумался.
— Да, — подтвердил он, с оттенком сожаления в голосе. — Тебе не нравится иметь дело с вампирами кроме меня, но у нас нет другого выбора.
— А что с Дезири?
— Он попросил кого-то подкинуть ее ко мне на порог, надеясь, что я буду польщен ценным подарком. Кроме того, если бы я напился от нее, это показало бы степень мое преданности тебе. Может, он как-то отравил ее кровь, и она ослабила бы меня. Может, она оказалась бы трещиной в моей броне, — он вздрогнул. — Ты думала, что у нас было свидание?
— Да. — Я ощутила, как окаменело мое лицо, когда вспомнила, как Билл вошел с этой девицей.
— Тебя не было дома. Я пошел тебя искать, — его тон не был обвиняющим, но он не был и радостным.
— Я пыталась помочь Джейсону и послушать. Кроме того, я все еще была расстроена из-за прошлой ночи.
— Но теперь все в порядке?
— Нет, но настолько в порядке, насколько вообще может быть, — сказала я. — Похоже, не важно, о ком я беспокоюсь, все вовсе не будет гладко. Но я и не думала, что препятствия будут настолько крутыми. Я так понимаю, что ты не сможешь превзойти Эрика, раз критерием является возраст?
— Нет, — ответил Билл. — Не превзойти… — Он внезапно задумался. — Но я кое-что могу сделать. Я не очень хочу — это не в моем вкусе, — но мы будем в большей безопасности.
Я дала ему подумать.
— Да, — заключил он, закончив вынашивать планы. Он не предложил объяснить, а я не стала расспрашивать.
— Я люблю тебя, — сказал он, словно это являлось основанием всех действий, о которых он размышлял. Его лицо маячило надо мной, светящееся и прекрасное в полутьме.
— Я тоже, — сказала я, упираясь руками в его грудь, чтобы он не искушал меня. — Но слишком многое сейчас против нас. Хорошо, если сможем скинуть Эрика с плеч. Но нам надо еще закончить расследование убийств. Тогда с нас свалится еще один тяжкий груз. Убийца должен ответить и за смерть твоих друзей, и за смерть Маудет и Дон, — я сделала паузу и глубоко вдохнула. — И за смерть моей бабушки. — Я сморгнула слезу. Я уже привыкла к тому, что бабули нет дома, когда я туда возвращаюсь, я привыкала не разговаривать с ней, не описывать ей весь мой день, но время от времени внезапная боль настигала меня и не давала даже вздохнуть.
— Почему ты считаешь, что тот же убийца виновен и в том, что были сожжены вампиры из Монро?
— Мне кажется, что именно убийца посеял эту мысль, эту игру в дружинников, среди посетителей бара тем вечером. Именно он ходил от группы к группе, подстрекая людей. Я всю жизнь прожила здесь, но никогда не видела, чтобы здешние жители вели себя так. Для этого должна была существовать причина.
— Он их сагитировал? Подстрекал к поджогу?
— Да.
— И то, что ты услышала, ничего тебе не открыло?
— Нет, — мрачно призналась я. — Но это не значит, что я ничего не узнаю завтра.
— Ты оптимистка, Сьюки.
— Да. Мне приходится быть оптимисткой. — Я погладила его по щеке, думая, насколько был оправдан мой оптимизм с тех пор, как Билл появился в моей жизни.
— Продолжай слушать, раз ты считаешь, что это может дать какие-то результаты, — сказал он. — Я пока буду работать в другом направлении. Увидимся у тебя завтра вечером. Я могу… нет, лучше тогда и объясню.
— Хорошо, — мне было любопытно, но Билл явно был не расположен рассказывать.
По пути домой, следуя за огоньками машины Билла до своего проезда, я размышляла, насколько более страшными были бы прошедшие несколько недель, не будь у меня безопасности, даруемой присутствием Билла. Я осторожно спускалась по проезду, поняв, что мечтаю о том, чтобы Билл решил пренебречь возможностью поехать домой и сделать несколько телефонных звонков. Те несколько ночей, что мы провели порознь, я не то чтобы тряслась от страха, но нервничала. Оставаясь дома одна, я проводила немало времени, переходя от запертого окна к запертой двери, а я вовсе не привыкла жить так. При мысли о предстоящей ночи я пришла в уныние.
Прежде чем выбраться из машины, я осмотрела двор, радуясь, что включила лампочки сигнализации перед тем, как уехала в бар. Ничто не шелохнулось. Обычно ко мне подбегала Тина, стремясь попасть в дом ради каких-то кошачьих нужд, но сегодня она, должно быть, охотилась в лесу.
Я выбрала ключ от дома из связки. Выскочила из машины, подошла к входной двери, вставила и повернула ключ в рекордные сроки, захлопнула и закрыла на замок дверь за собой. «Нельзя так жить», — подумала я, в смятении покачав головой. Как только эта мысль промелькнула в голове, что-то со стуком ударилось о входную дверь. Не сумев удержаться, я вскрикнула.
Я помчалась к телефону, что лежал возле дивана. Набрала номер Билла, обходя комнату и закрывая жалюзи. Что я буду делать, если у него занято? Он же собирался идти домой, чтобы звонить.
Но я застала его, как раз когда он входил. Он запыхался, пока брал трубку.
— Да? — спросил он. Его голос звучал подозрительно.
— Билл! — выдохнула я. — Там снаружи кто-то есть!
Он бросил трубку. Вампир действия.
Он был у меня через две минуты. Я смотрела на двор через щелку в жалюзи и видела, как он вышел туда из леса, двигаясь со скоростью и беззвучностью, которой человеку никогда не достичь. Облегчение от его присутствия было неимоверным. Секунду я стыдилась того, что позвонила ему: я могла сама справиться с ситуацией. Но потом решила: «А почему?» Если ты знаешь практически непобедимое существо, открыто заявляющее о своем обожании, которое почти невозможно убить, сверхъестественно сильное, ему стоит позвонить в такой ситуации.
Билл осмотрел двор и лес, двигаясь с уверенным молчаливым изяществом. Наконец он легко поднялся по ступенькам. И нагнулся над чем-то на пороге. Угол зрения был слишком острым, и я не могла понять, что это. Когда он выпрямился, в руках у него было нечто… непонятное.
Все было очень плохо.
Я неохотно подошла ко входной двери и отперла ее.
Билл держал в руках тело моей кошки.
— Тина? — спросила я, слыша, как дрожит мой голос, но не заботясь об этом. — Она мертва?
Билл кивнул, слегка наклонив голову.
— Что — как?
— Похоже, ее задушили.
Я почувствовала, как искажается мое лицо. Биллу пришлось стоять с трупом в руках, пока я выплакалась.
— Я так и не приобрела дуб, — сказала я, чуть успокоившись. Голос мой звучал неуверенно. — Можно закопать ее там. Так что мы прошли на задний двор, бедняга Билл держал Тину, стараясь выглядеть нормально, а я старалась снова не разреветься. Билл встал на колени и положил на дно выкопанной мной ямы маленький комок черного меха. Я взяла лопату и стала закидывать яму землей, но когда первый комок коснулся меха Тины, я снова заплакала. Билл молча взял у меня из рук лопату. Я отвернулась, и он завершил работу.
— Пойдем внутрь, — мягко сказал он, когда закончил.
Мы вошли в дом, пришлось обходить к парадной двери, потому что я так и не отперла заднюю.
Билл поглаживал и утешал меня, хотя я знала, что Тина ему не особенно нравилась.
— Благослови тебя Господь, Билл, — прошептала я. Я крепко охватила его руками, почувствовав волну ужаса, что и его могут у меня отнять. Когда мои рыдания перешли во всхлипы, я посмотрела на него, надеясь, что не очень напугала всплеском эмоций.
Билл был в ярости. Он уставился на стену поверх моего плеча, глаза его сияли. Он был самым пугающим зрелищем в моей жизни.
— Ты нашел что-нибудь во дворе? — спросила я.
— Нет. Следы его присутствия. Отпечатки ног, запах. Ничего, что можно было бы представить суду в качестве доказательства, — сказал он, угадав мои мысли.
— Ты не мог бы остаться здесь, пока тебе не придется… прятаться от солнца?
— Конечно. — Он посмотрел на меня, и я поняла, что он и так собирался сделать это независимо от моего мнения.
— Если тебе нужно будет позвонить — вот телефон. Не беспокойся. — Я имела в виду телефонные счета.
— У меня есть телефонная карточка, — ответил он, снова удивив меня. Кто бы мог подумать?
Я умылась и приняла тайленол, прежде чем надеть ночную рубашку. Я чувствовала себя печальнее, чем была с момента гибели бабушки, но печальнее по-другому. Смерть домашнего животного, естественно, нельзя сравнивать со смертью члена семьи. Так я пыталась утешить себя, но это не очень действовало. Я пыталась понять причины, но так и остановилась на том, что я кормила, расчесывала и любила ее четыре года, а теперь буду по ней скучать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мертвы, пока светло - Харрис Шарлин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Мертвы, пока светло - Харрис Шарлин



Я прочитала всю серию про Сьюки и жду продолжения. А произошло это после того как я просмотрела сериал "Настоящая кровь". Первое впечатление что сценаристы просто гении раз решили из этого сделать фильм. Потом вчиталась и получила массу удовольствия. ...О, Эрик Нортман...
Мертвы, пока светло - Харрис ШарлинКира
18.04.2012, 13.57





О да) Эрик просто божественый)) хотя Квин тоже крут) был... Кхе.. Кхе... Книги все суперские) жаль только что на этом сайте всех нет) всего написано 11 книг из серии.. Есть маленькие рассказы дополнения, как например эльфийская пыль. Вся серия про Сьюки очень динамична, интригующая) даже после прочтения 11 книги остаются вопросы. И на сколько я знаю всего книг будет 13)) жду с нетерпением
Мертвы, пока светло - Харрис ШарлинЭлли
25.06.2012, 14.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100