Читать онлайн Мертв как гвоздь, автора - Харрис Шарлин, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мертв как гвоздь - Харрис Шарлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.11 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мертв как гвоздь - Харрис Шарлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мертв как гвоздь - Харрис Шарлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харрис Шарлин

Мертв как гвоздь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Даже если вам кажется, что во время похорон одежда последнее, о чем можно думать, вы все равно поломаете голову над нарядом для такой церемонии, как и для любого другого обряда. Я знала полковника Флода и восхищалась им. Поэтому мне хотелось выглядеть подобающим образом на его похоронах, особенно после замечаний Элсида.
Но в шкафу я не нашла ничего такого, что соответствовало бы случаю. На следующее утро я позвонила Таре. Она объяснила, где лежит запасной ключ от ее дома.
– Бери, что хочешь, – сказала подруга. – Только не заходи в другие комнаты, ладно? Иди прямо по коридору в мою спальню, а потом так же уйдешь.
– Я так и собиралась поступить, – произнесла я, пытаясь скрыть обиду. Неужели Тара полагает, что я стану рыскать по ее дому?
– Я не сомневаюсь в тебе. Просто хочу предупредить.
Внезапно мне стало понятно, почему Тара настаивала на том, чтобы я не бродила по дому – в одной из комнат спал вампир. Может, Франклин Мотт, а может, Микки. Я же решила последовать совету Эрика и не связываться с новым приятелем Тары. Лишь старые вампиры могли выйти из спячки до заката солнца, но мне все равно не очень-то хотелось шататься по дому, в котором мирно посапывал вампир.
– Ладно, я все поняла, – выпалила я. При одной мысли о том, что мне придется остаться с Микки наедине, меня бросило в дрожь. Я сразу сникла. – Туда и обратно. – Поскольку время поджимало, я прыгнула в машину и поехала в город. Дом Тары располагался в обычном, ничем не примечательном районе. Я не переставала удивляться, как подруге удалось превратить хибару, где прошло ее детство, в уютное жилище.
Некоторым людям вообще стоит запретить заводить детей; а уж если случилось такое несчастье, и ребенок все-таки появился на свет, его немедленно следует забирать от нерадивых родителей. Но в нашей стране, как и в любой другой, такого закона нет – и, слава богу. Но я не раз жалела, что родители Тары, законченные алкоголики и омерзительные, создания, не умерли несколькими годами раньше (когда я их вспоминаю, тут же забываю, что я добрая католичка). Я помню, как Мирна Торнтон ворвалась к нам и стала искать Тару. На бабушку она не обращала никакого внимания. В итоге бабуле пришлось вызвать шерифа, который и выволок Мирну на улицу. Тара все это время пряталась в лесу за нашим домом. Слава богу, она вовремя заметила свою мать и успела выбежать через заднюю дверь. Нам с Тарой было тогда по тринадцать лет.
Я до сих пор помню выражение лица бабушки во время разговора с шерифом. Мирна Торнтон в наручниках сидела на заднем сидении патрульной машины и орала благим матом.
– Я бы с удовольствием утопил ее в реке по пути в город, – вздохнул полицейский. Его имени я не помню, но слова произвели на меня огромное впечатление. Осознав значение сказанного, я поняла, что жителям известно, как туго приходится Таре и ее братьям. Некоторые горожане обладали властью. Если они все знали, то почему же бездействовали?
Теперь-то я понимаю, что все не так-то просто; но мне по-прежнему кажется – детишки семейства Торнтон не возражали бы, если их папу и маму лишили родительских прав.
По крайней мере, у Тары теперь есть маленький уютный домик с кучей новомодной техники, шкаф, забитый дорогими тряпками, и богатенький ухажер. И все же я испытывала беспокойство: Тара явно чего-то не договаривала. Но подозревать ее в чем-то я пока не могла.
Помня о том, что она мне говорила, я прошла через до блеска вылизанную кухню, повернула направо и, миновав гостиную, очутилась перед спальней. Видимо, утром Тара кровать заправить не успела. Не удержавшись, я поправила простыни. Может, я, таким образом, хоть как-то хотела отблагодарить подругу; а вот Тара, наверное, истолкует мои действия превратно, но я просто не могла взять и вновь устроить беспорядок.
Я открыла шкаф-купе. И сразу нашла то, что мне нужно. В центре на вешалке висел вязаный костюм: черный пиджак с нежно-розовой оторочкой на лацканах и плиссированная юбка. Под пиджак следовало надеть розовый топ, который лежал в нижнем ящике шкафа. Юбку Тара немного укоротила. Квитанция из ателье была прикреплена к пакету, в котором находился костюм. Приложив к себе юбку, я посмотрелась в зеркало – у Тары оно просто огромное. Юбка спускалась чуть ниже колена – ничего удивительного, ведь Тара выше меня на три дюйма. Рукава пиджака, конечно, немного длинноваты, но это ничего. Никто и не заметит. Дома у меня есть черные туфли-лодочки, черные колготки и даже черные перчатки, которые я берегла с давних времен.
Я управилась за рекордно короткие сроки.
Положив топ в пакет с костюмом, я вышла на улицу. В доме Тары я пробыла меньше десяти минут. Мне еще предстояла встреча с детективами, поэтому я в спешке стала приводить себя в порядок. При помощи бабушкиных заколок я уложила волосы в пучок, а непослушные пряди заколола невидимками. К счастью, у меня нашлась черная комбинация; розовые ногти очень даже подходили к топу и кайме на лацканах пиджака. Когда в дверь постучали, мне осталось надеть лишь туфли. Покончив с обувью, я отправилась встречать гостей.
Джек Лидс, увидев меня, открыл рот, а Лили удивленно приподняла брови.
– Заходите. Я собираюсь на похороны.
– Надеюсь, вы хороните не вашего друга, – заметил Джек Лидс. Лицо его супруги казалось высеченным из мрамора. Неужели Лили не знает о существовании солярия?
– Знакомого. Присядете? Хотите чего-нибудь? Кофе?
Нет, спасибо, – отказался Джек, улыбнувшись. Его лицо сразу же преобразилось. Супруги расположились на диване, а я присела на краешек «Лей-зи-Боя».
type="note" l:href="#n_3">[3]
Как ни странно, мой новый образ придал мне уверенности.
– Поговорим о вечере, когда исчезла мисс Пелт, – начал детектив. – Вы видели ее в Шривпорте?
Да, меня, как и ее, пригласили на одну вечеринку. Дома у Пэм. – Те, кто выжил в Войне Ведьм – Эрик, Пэм, Кленси, трое викканов и несколько оборотней, решили до конца придерживаться выдуманной версии. Мы сообщили полиции, что Дэбби уехала с вечеринки, которую у себя дома устроила Пэм. На самом же деле все мы собрались в полуразрушенном, заброшенном магазине, где ведьмы устроили нам засаду. Соседи Пэм подтвердили наши показания. Спасибо викканам: при помощи колдовства они затуманили воспоминания жильцов.
– Там был и полковник Флод, – добавила я. – Кстати, именно на его похороны я и собираюсь.
В глазах Лили мелькнуло любопытство. Мне показалось, она вот-вот воскликнет: «Да ну тебя, ты верно шутишь!»
– Полковник Флод погиб в автомобильной катастрофе два дня назад, – сообщила я.
Супруги переглянулись.
– Значит, на вечеринке было людно? – осведомился Джек Лидс. Уверена, у него имеется полный список тех, кто околачивался в гостиной Пэм – эдакий военный сонет.
– О, да. Просто толпа народу. Я и половины из них не знала. Там, в основном, находились жители Шривпорта. – В тот вечер я впервые встретилась с викканами. Вервольфов я знала постольку – поскольку. А про вампиров и говорить нечего.
– Но с Дэбби вы уже виделись?
– Да.
– Когда встречались с Элсидом Хервексом?
– Да, – кивнула я. – Когда встречалась с Элсидом. – На моем лице не дрогнул ни один мускул. Я хорошо умела скрывать свои тайны.
– Вы провели с ним ночь в особняке его отца, в Джексоне, не так ли?
Меня так и подмывало возмутиться. Мне тогда выделили отдельную спальню. Но вообще-то это совершенно не касалось детективов.
– Да, – не колеблясь, произнесла я.
– И вы вместе с Элсидом Хервексом встретили Дэбби Пелт в одном из ночных клубов Джексона? По-моему, он назывался «У Джозефины».
– Да. Дэбби отмечала помолвку с каким-то парнем по имени Клозен, – сказала я.
– И между вами вспыхнула ссора?
– Да. – Интересно, с кем детективы уже разговаривали; кто-то рассказал Лидсам то, чего они знать никак не могли. – Дэбби подошла к нам и сказала несколько гадостей.
– Вы также навещали Элсида в конторе несколько недель назад? И стали свидетелями преступления, которое произошло тем днем?
– Да, – ответила я.
– Полицейским вы сказали, что помолвлены?
Тайное всегда становится явным.
– По-моему, это сказал Элсид, – задумчиво произнесла я.
– Он сказал правду?
Джек Лидс, видимо, еще ни разу не встречал такую странную женщину, как я. Он никак не мог взять в толк, как такая рассеянная особа умудряется справляться с обязанностями официантки.
Лили оценила чистоту моего дома (странно, да?). Ей казалось, что я вполне могла убить Дэбби. Она встречала людей, совершивших самые ужасные преступления. В данный момент у нас с ней было много общего. Перед моими глазами поплыли жуткие картины; лучше бы я не читала ее мыслей.
– Да, – сказала я. – На тот момент Элсид говорил правду. Наша с ним помолвка продлилась десять минут.
Хотите, называйте меня Бритни. – Ненавижу врать. Я, например, всегда чувствовала, когда кто-нибудь мне лгал. Мне казалось, что у меня на лбу крупными буквами написано: «ВРУНЬЯ».
Джек скривился в усмешке, а вот Лили мое упоминание о скоротечном браке поп-певицы, продлившемся всего пятьдесят четыре часа, оставило равнодушной.
– Мисс Пелт была против ваших отношений с Элсидом?
– Еще как. – Как хорошо, что я научилась скрывать свои эмоции. – Элсид не хотел на ней жениться.
– Она злилась?
– Да, – кивнула я. Впрочем, детективам это и без меня известно. – Вполне вероятно. Она оскорбляла меня. Вы, наверное, наслышаны о том, что Дэбби никогда не сдерживала эмоций.
– Итак, когда вы видели ее в последний раз?
– Я видела ее… – (с размозженной головой с распластанными ногами на полу в моей кухне) – Дайте подумать. На вечеринке. Она ушла ночью. Одна. – Не из дома Пэм, конечно, а из обветшалого магазинчика, где осталась гора трупов и пятна крови. – Я решила, что она отправилась в Джексон. – Я пожала плечами.
– В Бон Темпс она не заезжала? Ваш городок располагается как раз по пути в Джексон.
– А с чего ей сюда заезжать? Ко мне Дэбби не заходила. – Она просто вломилась, выбив дверь.
– И после вечеринки вы ее не видели?
– Ни разу. – Чистая, правда.
– А с мистером Хервексом вы встречались?
– Да.
– Вы помолвлены?
Я не удержалась от улыбки.
– Насколько мне известно, нет.
Я ни капли не удивилась, когда Лили попросила разрешения воспользоваться ванной комнатой. Я убрала ментальную защиту, дабы понять, подозревают ли меня в убийстве. Супруга Джека Лидса просто хотела осмотреть дом. Я проводила ее до ванной, расположенной в коридоре. Впрочем, в той, что находилась в моей спальне, тоже не было ничего подозрительного.
– А как насчет машины Дэбби? – внезапно спросил Джек Лидс. Я украдкой посмотрела на часы, стоявшие на каминной полке. Надеюсь, эта парочка уберется прежде, чем приедет Элсид.
– Гм-м? – Я совершенно не понимала, куда он клонит.
– Машина Дэбби Пелт.
– А что с ней?
– Может, вы знаете, где она?
– Понятия не имею, – совершенно откровенно сказала я.
Тут в гостиной появилась Лили.
– Мисс Стакхаус, просто из любопытства, по-вашему, что случилось с Дэбби Пелт? – спросил Джек Лидс.
«Думаю, она получила то, что заслуживала», – мелькнуло у меня в голове. Я немного опешила от такой неожиданной мысли. Иногда я веду себя отвратительно и, похоже, не собираюсь исправляться.
– Не знаю, мистер Лидс, – ответила я. – И если честно, меня это совершенно не волнует. Конечно, мне жаль ее родителей. Мы с Дэбби не выносили друг друга. Она специально прожгла дыру в моей шали, назвала меня шлюхой. А с Элсидом Дэбби вообще обращалась как с полным ничтожеством; хотя он уже взрослый мальчик и сам может за себя постоять. Ей нравилось унижать людей. Нравилось заставлять их плясать под свою дудку. – Поток слов слегка ошеломил Джека Лидса. – Поэтому, – подвела я итог, – мне все равно.
Благодарю за откровенность, – изрек детектив. Его супруга сверлила меня бледно-голубыми глазами. Если раньше у меня и оставались какие-то сомнения, то теперь они полностью развеялись: Лили – лидер. Учитывая то, как меня допрашивал Джек, главенствующее положение его супруги в семье – неоспоримый факт.
– У вас воротничок загнулся, – тихо заметила Лили. – Давайте, я поправлю. – Встав по стойке смирно, я ощутила ловкие и нежные движения ее пальцев.
Поправив воротничок, Лили отошла в сторону. Как только их машина скрылась из виду, я сняла пиджак и тщательно осмотрела его. Ничего подозрительного в голове Лили я не прочитала, но вдруг она прицепила жучок? Лидсы вполне могли занести меня в список главных подозреваемых. Ничего нет. Лили действительно оказалась помешанной на порядке особой, мой приподнятый воротничок, наверняка, выводил ее из себя. Но кое-какие сомнения у меня еще остались. Поэтому я наведалась в ванную. Последний раз я заходила сюда неделю назад, во время уборки. Так что она выглядела вполне прилично: настолько чистая и блестящая, насколько, может выглядеть старая ванная комната в старом доме. За исключением нескольких капель воды в раковине и влажного полотенца, все здесь осталось по-прежнему. Ничего не пропало. Конечно, Лили могла осмотреть содержимое ящичков, но меня это совершенно не волновало.
Линолеум в ванной местами поизносился, и каблук провалился в одну из образовавшихся дырок. Я в сотый раз напомнила себе заменить покрытие. Ума не приложу, как можно думать о прохудившемся линолеуме, когда тебя подозревают в убийстве.
– Она плохая, – вслух произнесла я. – Плохая и жестокая. Она желала мне смерти без особой на то причины.
Я почувствовала облегчение. Несколько месяцев я жила с ощущением вины, и только сейчас скорлупа самобичевания треснула и развалилась. Я устала переживать за того, кто, не моргнув и глазом, убил бы меня. Мне бы, например, никогда не пришло в голову устроить Дэбби засаду. В мои планы ни коим образом не входило осуществление желаний этой девицы.
К черту все. Найдут ее тело детективы или не найдут, мне незачем переживать.
Внезапно у меня с души, словно камень свалился.
Со стороны леса раздалось гудение мотора. Элсид как всегда пунктуален. К моему удивлению, он приехал не на своем «додже», а на темно-синем «линкольне». Его от природы вьющиеся волосы были гладко зачесаны. По случаю похорон Хервекс-младший надел темно-серый костюм и бордовый галстук. Я украдкой наблюдала из-за шторы, как Элсид поднимается по ступенькам. Так бы и съела. Я попыталась сдержать идиотский смех, когда представила, как буду его поглощать.
Увидев меня, Элсид, казалось, испытал потрясение.
– Выглядишь сногсшибательно, – придя в себя, выдохнул он.
– Ты тоже, – смущенно пробормотала я.
– Нам пора.
– Да. Мы же не можем опоздать.
– Нам нужно приехать на десять минут пораньше, – заметил Элсид.
– А почему именно на десять? – Я взяла черную сумочку, убедилась, посмотрев в зеркало, что помада не размазалась, и закрыла дверь. К счастью, денек выдался довольно-таки теплым, так что мне не пришлось брать пальто. Оно совершенно не подходило к остальному наряду.
– Это похороны вервольфа, – многозначительно заметил Элсид.
– А чем они отличаются от похорон людей?
– Мы провожаем в последний путь главу стаи, поэтому в церемонии есть… определенные особенности.
Это я уже слышала вчера.
– А как вам удастся не вызвать у обычных людей подозрений?
– Увидишь.
У меня появилось дурное предчувствие.
– Ты уверен, что мне нужно присутствовать на похоронах?
– Благодаря покойному ты стала другом стаи.
Я не забыла. Но только сейчас слова «друг стаи» из уст Элсида прозвучали, словно какой-то титул. Может, так оно и есть. Мне почему-то казалось, что о похоронной церемонии Элсид рассказал не все. Обычно я располагала гораздо большей информацией, чем хотелось бы. Я ведь телепат; но в Бон Темпс нет ни одного вервольфа, а знакомые мне оборотни не столь организованы, как люди-волки. Хотя прочитать мысли моего спутника было не так-то просто, мне все же удалось узнать, что его очень сильно волнует предстоящая церемония и еще больше – вервольф по имени Патрик.
Похороны проходили в соборе «Епископская милость», расположенном в старом, фешенебельном районе Шривпорта. Церковь как церковь: стены из серого камня, шпиль. У нас в Бон Темпс нет ни одного епископского собора, но я не сомневаюсь, их службы ничем не отличаются от наших. По словам Элсида, его отец тоже собирался на похороны. Значит, вот кто настоящий владелец темно-синего «линкольна».
– Отец решил, что моя развалюха не соответствует уровню церемонии, – сказал Элсид. Уверена, он никогда не перечил своему папаше.
– Ну, а на чем же тогда приедет твой отец? – поинтересовалась я.
– На другой машине, – рассеянно пробормотал Элсид, словно и не слышал вовсе, о чем я его спросила.
Как-то странно, что у человека два автомобиля: все мои знакомые владели максимум одной машиной и фургоном. Сюрпризы для меня только начались. Достигнув двадцатого километра, мы свернули на западную дорогу. Мрачное настроение Элсида, казалось, заполнило салон. Не знаю уж, что там у него случилось, но в машине повисла гнетущая тишина.
– Сьюки, – внезапно изрек Элсид. Он с такой силой сжал руль, что костяшки пальцев побелели.
– Да? – У Элсида на лбу было написано, что он собирается поговорить со мной о чем-то не очень приятном.
– Я хочу задать тебе один вопрос.
– Какой? Это как-то связано с гибелью полковника Флода? Аварию подстроили? – «И как это я раньше недогадалась?» – мелькнуло в голове. Но ведь остальные оборотни стали жертвами стрелка. Автомобильная катастрофа как-то не очень вязалась с предыдущими нападениями.
– Нет, – удивился Элсид. – Насколько мне известно, это была простая авария. Другой водитель проехал на красный свет.
Я откинулась на спинку кожаного сидения.
– Так в чем же дело?
– Ты мне ничего не хочешь рассказать? Внутри меня все похолодело.
– Рассказать? О чем?
– О той ночи, когда произошла Война Ведьм. Годы, потраченные на то, чтобы научится скрывать свои эмоции, не прошли даром.
– Да нечего тут рассказывать, – довольно спокойно ответила я, сомкнув ладони в замок.
Элсид больше не проронил ни слова. Припарковавшись, он помог мне выйти из машины. Необязательный, но очень милый жест с его стороны. Я оставила сумочку в салоне – вряд ли она мне понадобится. Элсид закрыл «линкольн». Мы направились в церковь. К моему удивлению, Элсид взял меня за руку. Может, я и являюсь другом стаи, но, как видно, у меня должны быть более близкие отношения с одним из ее членов.
– Вон отец, – сказал Элсид, когда мы подошли к группе плакальщиков. Джексон Хервекс ростом оказался чуть ниже Элсида. Волосы стального цвета и вздернутый нос отличали отца от сына. Джексон стоял рядом с бледной, хрупкой блондинкой, и оттого его оливковая кожа, такая же, как у Элсида, выглядела особенно смуглой.
– Отец, – официально произнес Элсид, – это Сьюки Стакхаус.
– Приятно познакомиться, Сьюки, – кивнул Хервекс-старший. – А это Кристин Ларраби. – Кристин, чей возраст колеблется в пределах от пятидесяти семи до шестидесяти семи лет, словно сошла с художественного полотнища, выполненного в пастельных тонах: блеклые голубые глаза, светлая кожа с едва различим розовым оттенком, безукоризненно уложенные платиновые волосы. На ней был бирюзовый костюм. Я бы лично не решилась надеть подобную вещь зимой. И все же Кристин выглядела в нем сногсшибательно.
– Очень приятно, – проговорила я. Интересно, должна ли я поклониться. Мы с отцом Элсида обменялись рукопожатиями, но Кристин руки не подала, а просто кивнула и мило улыбнулась. «Наверное, боится поранить меня своими бриллиантовыми перстнями», – решила я, покосившись на ее пальцы. Само собой разумеется, в ушах Кристин сверкали такие же серьги. Меня перещеголяли. «К черту», – подумала я. Сегодня я не позволю мелким неприятностям испортить мне настроение.
– Такое несчастье, – вздохнула пожилая леди.
Я всегда готова поддержать беседу.
– Да, полковник Флод был замечательным человеком, – заметила я.
– О, а вы, милочка, знали его?
– Да, – ответила я. Уж если на то пошло, я даже видела его без одежды, правда, при обстоятельствах, не имеющих никакого отношения к сексу.
Мой короткий ответ не дал Кристин никакого повода для дальнейших расспросов. Однако я заметила, как в ее глазах мелькнуло неподдельное удивление. Элсид о чем-то тихо беседовал с отцом. Их разговора я не слышала.
– Мы с вами здесь всего-навсего в качестве украшения, – обронила моя новая знакомая.
– Значит, вы все-таки знаете больше, чем я.
– Надеюсь. Вы не двусущая?
– Нет. – Кристин, конечно же, принадлежит к оборотням. Она, как и Хервексы, чистокровная вервольфиха. Трудно поверить, что такая элегантная женщина перевоплощается в волчицу, особенно учитывая дурную репутацию вервольфов. Но, получив определенный сигнал из ее мозга, ошибиться в своих умозаключениях я не могла.
– После похорон главы стаи начнется предвыборная кампания, – сказала Кристин. Она сообщила мне куда больше, чем Элсид за два часа, проведенные в дороге, поэтому я тут же почувствовала симпатию к пожилой леди.
– Ты, видно, какая-то особенная, коль скоро Элсид взял тебя с собой, – заметила Кристин.
– Насчет очень особенной не знаю, но что особенная, это точно. У меня есть способности, которых нет у других.
– Вы ведьма? – предположила Кристин. – Фея? А может быть, гоблинша?
О Боже. Я отрицательно покачала головой.
– Ни первое, ни второе, ни уж тем более третье. Так и кто намечается в соборе?
– Пришлось добавить несколько скамеек. Все члены стаи соберутся в соборе. Передние ряды займут супружеские пары и их дети. А самые последние – Кандидаты.
– А как их выбирают?
– Они просто заявляют о своем желании стать лидером, – ответила Кристин. – Каждый из них должен пройти испытание, ну а потом объявляют победителя.
– А почему вы сопровождаете отца Элсида? Или я вмешиваюсь не в свое дело?
– Мой муж занимал пост главы стаи до полковника Флода, – тихо проговорила Кристин Ларраби. – У меня сеть определенные связи.
Я кивнула.
– А главой может быть только мужчина?
– Нет. Но все испытания рассчитаны на силу, и, конечно же, мужчины опережают нас.
– А сколько всего кандидатов?
– Двое. Джексон и Патрик Фурнан. – Кристин слегка склонила аристократическую голову на правый бок, и я увидела парочку, которая до этого момента ускользала от моего внимания.
Патрик Фурнан оказался старше Элсида, но младше Джексона. Этому тучному человеку со светло-русыми коротко подстриженными волосами и небольшой бородкой смысловатой формы, было около тридцати с лишним лет. По случаю похорон он надел коричневый костюм. Несколько пуговиц на пиджаке расстегнуто. Рядом с ним стояла симпатичная женщина с огромным количеством макияжа и украшений. Светло-русые волосы искусно уложены. Туфли на трехдюймовом каблуке вызвали у меня неподдельный ужас. Я бы в таких непременно сломала себе шею. С лица женщины не сходила улыбка; она мило щебетала с любым, кто к ней приближался. Патрик Фурнан, наоборот, вел себя сдержанно. Его узкие глаза оценивающе перемещались с одного оборотня на другого.
– А вон та особа в стиле Тэмми Фэй его жена? – спросила я Кристин заговорческим голосом.
Если бы со мной стоял кто-нибудь менее аристократичный, я бы сказала, что моя собеседница хихикнула.
– Она действительно перебарщивает с косметикой, – согласилась Кристин. – Вообще-то ее зовут Либби. Вы совершенно правы, она жена Патрика. Чистокровная вервольфиха. У них двое детей. Первый войдет в стаю.
Лишь старший ребенок в семье оборотней по достижению половой зрелости становился вервольфом.
– А чем Патрик зарабатывает на жизнь? – поинтересовалась я.
– Он владеет магазином мотоциклов «Харлей Дэвидсон», – ответила Кристин.
– Кто бы сомневался. – Вервольфы обычно испытывают горячую страсть к железным коням.
Кристин широко улыбнулась. Мне даже почудилось, что она вот-вот рассмеется.
– Ну и кто же лидер в предвыборной гонке? – Уж если я оказалась в самом центре игры, мне необходимо знать ее правила. Позже я еще потолкую на эту тему с Элсидом, а пока моя главная задача просто поприсутствовать на похоронах; в конце концов, меня сюда за этим и привели.
– Сложно сказать, – пробормотала Кристин. – Будь на то моя воля, я бы вообще никого не поддерживала, но поскольку мы с Джексоном старые друзья, я встала на его сторону.
– Да, вам не позавидуешь.
– Но этого не избежать, – вздохнула удивленная моими словами Кристин. – Джексону нужна любая поддержка. А вас Элсид случайно не агитировал встать на сторону его отца?
– Нет. Если бы вы не посвятили меня в происходящее, я бы до сих пор находилась в полном неведении. – Я благодарно поклонилась ей.
– Коль скоро вы не двусущая – простите меня, милочка, но я просто хочу понять – чем же вы поможете Элсиду? Зачем он притащил вас сюда?
– Уверена, в скором времени он мне все расскажет, – промолвила я. Может, мой голос и показался кому-то холодным и зловещим, но мне на это было совершенно наплевать.
– Его последняя подружка пропала, – задумчиво произнесла Кристин. – По словам Джексона, они то сходились, то расходились. Возможно, исчезновение девушки дело рук его врагов. Послушайте моего совета: будьте осторожны;
– Вряд ли мне угрожает опасность, – возразила я.
– Вот как?
– Но я уже все сказала.
– Гм… – промычала Кристин, пристально посмотрев на меня. – Элсид слишком сильно зависел от нее, а она ведь даже не вервольф. – В голосе Кристин я различила глубокое презрение. (Однажды один вервольф сказал: «зачем менять облик, если ты не можешь перевоплотиться в волка?»)
Внезапно мое внимание привлекла чья-то лысая голова. Я сделала шаг влево, чтобы получше рассмотреть обладателя блестящего черепа. Раньше я этого человека никогда не встречала. Иначе я бы его непременно запомнила. Высокий – выше Элсида и даже, по-моему, Эрика – широкоплечий, мускулистый и смуглый, как кавказец, незнакомец был одет в черную шелковую рубашку с коротким рукавом, брюки и начищенные до блеска туфли. День выдался морозный, однако, казалось, холод его не страшил. Остальные оборотни старались обходить его стороной.
Пока я разглядывала его, незнакомец, словно почувствовав на себе мой взгляд, обернулся и посмотрел на меня. У него был прямой нос и гладкое лицо. И черные глаза, хотя я могла и ошибаться – все-таки нас разделяло несколько метров.
– Кто это? – спросила я Кристин. Мой голос заглушил внезапный порыв ветра. Листья кустарников, растущих по периметру церкви, зашелестели.
Кристин мельком взглянула на незнакомца. Она его знала, но мне ничего не ответила.
Среди оборотней иногда можно было увидеть обычных людей. Затем у дверей церкви появились двое мужчин в черных костюмах. Они перекрыли доступ в собор. Тот, что стоял справа, кивнул Джексону Хервексу и Патрику Фурнану.
Оппоненты в сопровождении своих дам подошли к ступеням церкви и развернулись лицом друг к другу. Собравшиеся на похороны вервольфы устремились в собор. Проходя между кандидатами, оборотни кланялись то одному, то другому. Некоторые, не определившиеся в симпатиях, приветствовали обоих претендентов. Даже после недавней Войны Ведьм в Шривпорте, заметно сократившей ряды волков, я насчитала двадцать пять взрослых особей. Даже для такого сравнительного небольшого городка, как Шривпорт это огромная стая. Им вполне можно организовать собственную авиабазу.
Те, кто проходил мимо кандидатов, были чистокровными вервольфами. Среди взрослых я разглядела лишь нескольких детей. Конечно, родители могли отправить своих отпрысков в школу. Но, уверена на все сто, моим глазам предстало подтверждение слов Элсида: бесплодие и высокий уровень детской смертности стали бичом сообщества.
Младшая сестра Элсида, Джанис, вышла замуж за обычного человека. Сама она никогда не перевоплощалась, поскольку была вторым ребенком в семье. По словам Элсида, его племянник, возможно, унаследует от матери недюжую силу и высокую регенерирующую способность организма. Многие профессиональные спортсмены родились в семьях, где у одного из родителей есть гены вервольфа.
– Следующие мы, – прошептал Элсид. Он стоял рядом со мной и пристально смотрел на каждого проходящего мимо нас оборотня.
– Я тебе потом шею сверну, – пообещала я, сохраняя равнодушное выражение лица. Мы все-таки здесь не одни. – Почему ты мне ничего не рассказал?
По ступеням, размахивая руками, взошел верзила. Его громоздкое тело двигалось с удивительной грацией. Поравнявшись со мной, он повернул голову, и я встретилась с ним взглядом.
Его глаза были очень темными, но я по-прежнему не могла определить их цвет.
Словно поняв, что мое внимание переключилось на другого человека, Элсид коснулся моей руки. Он наклонился и зашептал на ухо:
– Мне нужна твоя помощь. Пожалуйста, попробуй после похорон прочесть мысли Патрика. Этот тип что-то затевает против отца.
– А почему ты меня об этом раньше не попросил? – Наряду с замешательством я почувствовала жгучую обиду.
– Я решил, что ты подумаешь, будто я тебя принуждаю!
– С чего тебе вдруг такое в голову пришло?
– Мне известно, что ты убила Дэбби.
Залепи Элсид мне оплеуху, она бы меня и то не так сильно ошарашила. Интересно, как в данную минуту выглядит мое лицо. Оправившись от потрясения и накатившего приступа вины, я выдавила:
– Ты порвал с ней. Какое тебе до этого дело?
– Никакого, – ответил он. – Никакого. Она уже давно умерла для меня. – Я ни на секунду не поверила его словам. – Но ты считала, что смерть Дэбби меня безмерно огорчит, и потому скрыла от меня факт убийства. Полагаю, ты хотела как-то загладить передо мной свою вину.
Будь у меня в сумочке пистолет, я бы непременно им воспользовалась.
– Я тебе ни черта не должна, – со злостью прошипела я. – По-моему, ты специально заехал за мной, так как прекрасно понимал, что, как только заикнешься об этом, я немедленно уеду.
– Нет, – вздохнул Элсид. Мы разговаривали шепотом, однако я заметила, как на нас, привлеченные горячей беседой, искоса поглядывают остальные оборотни. – Ну, может, в твоих словах и есть доля правды. Забудь о том, что я сказал. Все дело в том, что у отца неприятности, а я хочу вытащить его из них. Ты бы могла мне помочь.
– В следующий раз, когда тебе понадобится моя помощь, просто попроси. Не пытайся шантажировать меня или использовать грязные уловки. Я всегда готова прийти на выручку. Но я ненавижу, когда мной манипулируют. – Элсид виновато опустил глаза, а я, ухватив его за подбородок, притянула его лицо к себе. – Ненавижу.
Я посмотрела наверх лестницы, дабы узнать, большое ли внимание привлекла наша ссора. У дверей церкви стоял верзила и равнодушно глядел на нас. Готова поспорить, наша с Элсидом перепалка вызвала у него неподдельный интерес.
Элсид тоже посмотрел наверх. И тут же покраснел.
– Нам пора. Ты со мной?
– А какая разница?
– Если ты пойдешь со мной, ты, таким образом, одобришь кандидатуру моего отца.
– И к чему меня это обяжет?
– Ни к чему.
– Тогда, зачем мне это делать?
– Выборы главы, конечно, касаются только членов стаи, однако результат может повлиять на жизнь тех, кому известно, какую огромную помощь ты оказала нам в Войне Ведьм.
Скорее уж это была просто стычка с ведьмами. И общее количество людей, принимавших участие в том побоище, оказалось сравнительно небольшим – человек сорок или пятьдесят. Но, очевидно, в историю шривпортской стаи это событие войдет как грандиозное сражение.
Я со злостью посмотрела на свои туфли. В душе происходила борьба двух противоположностей. «Ты на похоронах. Не устраивай спектакль. Элсид всегда хорошо к тебе относился, от тебя не убудет, если поможешь ему», – говорила одна. «В Джексоне Элсид выручил тебя лишь потому, что у его отца начались неприятности с вампирами. И вот ситуация повторяется. Ради отца он готов втянуть тебя в очередную авантюру», – настаивала другая. «Элсид знал, что Дэбби ужасный человек. Он пытался порвать с ней. И, наконец, ему это удалось», – вмешался первый голос. «А зачем он с ней встречался, коль скоро знал, что она такая стерва? Никто, кроме него, не говорил о ее колдовских способностях. Весь этот бред о заклятии – сплошное надувательство», – возразил второй. Я почувствовала себя Линдой Блэр в одном из эпизодов «Экзорциста», когда ее голова вертелась вокруг шеи.
Победу одержал первый голос. Я взяла Элсида под руку, и мы направились в церковь.
На скамейках сидели обычные люди, а три передних ряда по обеим сторонам собора были отведены специально для членов стаи. Однако незнакомцу, загораживающему остальным собравшимся вид, пришлось занять место в самом последнем ряду. Я с удивлением воззрилась на его огромные плечи, но тут же сосредоточила внимание на церемонии. В церковь торжественно зашли два похожих на чертенят отпрыска Фурнана; они сели на переднюю скамью справа. Затем настал наш с Элсидом черед. Процессию замыкали кандидаты. Начало церемонии очень смахивало на свадьбу. Я с Элсидом – эдакие жених и невеста. Джексон с Кристин и Патрик с Либби – родители молодых.
Хотела бы я знать, что подумали обо всем этом обычные люди.
Они таращились на нас во все глаза. Но к подобному поведению я привыкла. Если вы работаете официанткой, то пристальное внимание незнакомых людей вас не смущает. Моя одежда соответствовала случаю, а сама я выглядела на все сто. То же можно сказать и о моем спутнике.
Так что пусть пялятся, сколько им угодно. Мы с Элсидом заняли места в первом левом ряду. Патрик с женой сели на противоположную скамью. Оглянувшись, я увидела, как по проходу неспешно идут Джейсон и Кристин. Степенные, они очень подходили друг другу. По церкви пронеслись легкий шепот и шелест одежды. Наконец и Кристин опустилась на скамью, рядом с ней примостился Джексон.
На середину храма выкатили обитый искусно вышитой тканью гроб. Все встали. Началась печальная служба.
Прочитав литанию (Элсид любезно показал мне ее в молитвеннике), священник спросил, не желает ли кто-нибудь сказать несколько слов об умершем. Первым вышел один из друзей усопшего с авиабазы. Он говорил о высоком чувстве долга полковника Флода и о той гордости, которую испытывал, находясь под его началом. Эстафету подхватил соратник полковника по церкви. Он восхвалял щедрость усопшего и его умение вести счетные книги.
Третьим на аналой взошел Патрик Фурнан. Ему не удалось пройтись так же величаво, как Джексону – мешала излишняя тучность. Но его речь, несомненно, разительно отличалась от первых двух.
– Джон Флод был замечательным человеком и прекрасным лидером, – начал он. Такого красноречия я от него не ожидала. Тот, кто написал ему эту речь, должно быть, очень образованный человек. – В нашем сообществе именно он направлял нас на истинный путь, напоминал о нашей цели. С годами он все чаще говорил, что подобной деятельностью должны заниматься молодые.
Замечательный переход от хвалебной к агитационной речи. Не только я заметила это; воздух в церкви завибрировал от едва заметных движений и перешептываний.
Патрик явно не ожидал такой реакции на свое небольшое отступление. Несмотря на это он продолжил:
– Я заверил Джона, что он, как никто другой, подходит на роль нашего лидера. Я и сейчас думаю также. Кто бы ни стал новым главой, Джона Флода никогда не забудут и не заменят. Я всегда буду гордиться тем, что он не раз называл меня своей правой рукой. – Продавец «Харлеев» ясно давал понять, что совсем не против занять место полковника Флода и стать главой сообщества (или, как я мысленно называла эту должность, Вожаком Стаи).
Элсида так и распирало от злости. Сиди мы где-нибудь в последнем ряду, он бы с удовольствием отпустил в сторону Патрика Фурнана несколько колкостей. Элсид загораживал собой Кристин. Я видела лишь ее лицо, словно вырезанное из слоновьей кости. Она и сама с трудом сдерживала гнев.
Отец Элсида выждал пару минут, прежде чем взойти на аналой. Понятное дело. Сперва он хотел, чтобы собравшиеся привели мысли в порядок, а уж потом начинать свое выступление. Хервекс-старший заговорил:
– Не скоро мы встретим человека, похожего на Джона Флода. Человека, чья мудрость закалялась и проверялась годами…
Ох, Боже. Уж поверьте мне, он ни на что не намекал.
Оставшуюся часть церемонии я была занята собственными мыслями. Теперь у меня появилось достаточно пищи для размышлений. Мы стоя наблюдали за тем, как Джон Флод, полковник воздушных сил и глава общины, в последний раз покидает церковь. Затем отправились на кладбище, где состоялась еще одна служба. А когда она закончилась, и все распрощались друг с другом, я села в машину. И за все это время не проронила ни единого слова.
Я поискала глазами высокого незнакомца, но на кладбище его уже не было.
Отвозя меня в Бон Темпс, Элсид, вероятно, решил не нарушать возникшего молчания, но мне не терпелось получить ответы на волнующие вопросы.
– Как ты узнал? – поинтересовалась я.
Он даже не попытался сделать вид, будто не понимает, о чем я говорю.
– Когда я вчера пришел к тебе, то учуял слабый, очень слабый запах Дэбби у двери, – пробормотал Элсид. – Я быстро сообразил, что к чему.
Мне такое даже в голову не приходило.
– Вряд ли бы я ощутил запах, если бы не знал ее так хорошо, – продолжил он. – Но в остальном доме все чисто.
Значит, мои ежедневные уборки все-таки принесли результат. Слава богу, Джек и Лили Лидс обычные люди.
– Рассказать, как все случилось?
– Нет, – вымолвил Элсид после долгих раздумий. – Зная Дэбби, думаю, что другого выхода у тебя не было. В конце концов, это ее запах я ощутил у твоей двери. А не наоборот. Дэбби не следовало соваться к тебе.
Понимания в его голосе я не услышала.
– Кстати, ведь у тебя тогда жил Эрик, я прав? Может, это сделал он? – с надеждой в голосе спросил Элсид.
– Нет, – отрезала я.
– Наверное, я все-таки хочу услышать, как было дело.
– А я уже передумала. Либо ты веришь мне, либо нет. Или ты считаешь, что я способна убить человека безо всяких на то причин. – Если честно, недоверие Элсида обидело меня сильнее, чем я предполагала. Я приложила массу усилий, чтобы не просочиться к нему в голову. – Возможно, я прочту там что-нибудь такое, что заденет меня еще больше.
Элсид трижды пытался поговорить со мной на другую тему, но я мечтала лишь о том, чтобы побыстрей оказаться в Бон Темпс. Наконец по обеим сторонам дороги начался лес, и я поняла, что нахожусь всего в нескольких ярдах от дома. Я испытала огромное облегчение. Мне пришлось повозиться, чтобы выбраться из фантастического «линкольна».
Элсид стоял у меня за спиной.
– Мне все равно, – прорычал он.
– Что? – Я подошла к двери и вставила ключ в замочную скважину.
– Мне все равно.
– Я тебе не верю.
– Почему?
– Элсид, твои мысли читать сложнее, чем мысли людей, но я чувствую твои сомнения. Ты хотел, чтобы я тебе помогла. Слушай, Патрик, как его там, собирается сообщить членам стаи, что твой отец неравнодушен к азартным играм и, таким образом, совершенно не подходит на роль главы вашего сообщества. – Я сказала чистую правду. – Я прочитала его мысли до того, как ты попросил меня о помощи. Наверное, я еще не скоро захочу увидеть тебя.
– Что? – вновь не понял Элсид. Он выглядел так, словно я его обухом по голове ударила.
– Меня тошнит от твоего вида… от твоих мыслей. – Конечно же, на то имелось несколько причин, но я не собиралась их перечислять. – Так что спасибо за поездку на похороны, – с сарказмом проговорила я. – Я оценила твою заботу, – вымолвила я с еще большим сарказмом. Войдя в дом, я захлопнула дверь прямо перед носом ошеломленного Элсида, а затем заперла ее на замок, чтобы чувствовать себя в полной безопасности. Я громко протопала по гостиной – должен же Элсид понять, что я на него зла, – и остановилась в холле. Элсид сел в машину. «Линкольн» с шумом выехал на шоссе. Наверняка, на моей чудесной, посыпанной гравием дорожке остались следы колес.
Раздевшись, я положила костюм Тары в пакет. Завтра отнесу его в химчистку. И тут я вдруг поняла, что захандрила. Говорят, если закрывается одна дверь, обязательно откроется другая. Но тот, кто придумал это высказывание, никогда не жил в моем доме. За большинством дверей, которые я открываю, всегда скрывается какая-нибудь ужасная тайна.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мертв как гвоздь - Харрис Шарлин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16

Ваши комментарии
к роману Мертв как гвоздь - Харрис Шарлин


Комментарии к роману "Мертв как гвоздь - Харрис Шарлин" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100