Читать онлайн Мертв как гвоздь, автора - Харрис Шарлин, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мертв как гвоздь - Харрис Шарлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.11 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мертв как гвоздь - Харрис Шарлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мертв как гвоздь - Харрис Шарлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харрис Шарлин

Мертв как гвоздь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Казалось, я спала целую вечность.
Проснувшись, я обнаружила, что Тары в гостиной нет.
Сначала я запаниковала, однако вскоре успокоилась: подруга аккуратно сложила одеяло, помыла лицо (при помощи мокрой губки) и надела туфли. Она оставила записку, использовав старый конверт, на котором я начинала составлять список необходимых покупок. В записке говорилось: «Позвоню позже. Т.». Немногословно и ни единого намека на благодарность.
Мне немножко взгрустнулось. Наверное, какое-то время Тара будет меня избегать. Ей предстояло разобраться в себе, чего она, конечно, никогда не делала.
Есть дни, когда необходимо включать мозги, но иногда им нужно давать передышку. Плечо беспокоило меня значительно меньше, так что я отважилась наведаться в «Уол-Март», что в Клэрсе. По крайней мере, там я не встречу знакомых, которым обязательно захочется узнать, как меня ранили.
Так здорово бродить по магазину в окружении совершенно незнакомых людей. Я медленно шла мимо полок, разглядывая товары. Наконец-то я могу не спеша выбрать шторы для ванной. Постепенно моя тележка заполнилась различными коробочками и баночками. Складывая покупки в машину, я старалась не беспокоить левое плечо. По дороге домой я улыбалась, меня прямо-таки распирало от ликования. Рядом с дюплексом стоял фургон из цветочного магазина. При виде его каждая женщина лелеяла надежду получить букетик. Я не стала исключением.
– У меня для тебя сногсшибательный сюрприз, – сказала Грэта, жена Бада Диаборна. Внешне она очень похожа на мужа: такое же приплюснутое лицо и крепкое телосложение. Но, в отличие от шерифа, Грэта обладала веселым характером и не подозревала всех и каждого в преступлениях. – Сьюки, ты счастливица.
– Да уж, – сказала я с иронией в голосе. Грэта помогла мне занести покупки в дом. Затем настала очередь цветов.
Тара прислала мне корзинку маргариток и гвоздик. Я обожаю маргаритки. Желтые и белые цветы очень мило смотрелись на моей маленькой кухоньке. На карточке было написано: «От Тары».
От Кельвина я получила маленький куст гортензии, завернутый в бумагу, с шикарным бантом. Как только потеплеет, я обязательно посажу его во дворе. Лучшего подарка и не придумаешь: гортензия в течение многих лет будет наполнять мой двор благоухающим ароматом. На открытке я прочитала: «Думаю о тебе. Кельвин». Ничего особенного, всего лишь дежурная фраза.
Пэм прислала мне букет, состоящий из различных цветов. Надпись на карточке гласила: «Больше не попадай под пули. Свора „Клыкочущего веселья“». Я усмехнулась. Надо бы отослать всем благодарственные открытки, но ведь у меня нет ни одной. Съезжу попозже в аптеку и куплю парочку. В центре города аптекарский магазинчик, где продают открытки и принимают почтовые отправления. Продавцам в Бон Темпсе, чтобы как-то выжить в мире конкуренции, приходилось торговать различными, никак не связанными друг с другом товарами.
Разобрав покупки и кое-как повесив штору в ванной, я стала собираться на работу. Первой, кого я увидела, пройдя через служебный вход, была Свити Дэс Артс. Одной рукой повариха держала стопку кухонных полотенец, а другой завязывала фартук.
– А тебя не так-то просто убить, – заметила она. – Как ты себя чувствуешь?
– Нормально, – ответила я. По-моему, Свити поджидала меня. Что ж, очень приятно.
– Говорят, ты увернулась, – пробормотала она. – Как так? Ты что-то услышала?
– Не совсем, – уклончиво ответила я. Тут из кабинета, опираясь на костыль, вышел Сэм и сердито посмотрел на меня. Я не собиралась тратить время на объяснения. – Простое предчувствие, – пожала я плечами. По-моему, удачное завершение разговора.
Свити, взглянув на Мерлотта, покачала головой и направилась на кухню.
Сэм кивком указал мне на кабинет, и я с упавшим сердцем проследовала за ним. Когда мы вошли, Сэм закрыл дверь.
– Что ты делала, когда в тебя стреляли? – спросил он. Его глаза гневно поблескивали.
Я не виновата в том, что со мной случилось. Я стояла напротив Сэма и бесстрашно смотрела на него.
– Была в библиотеке, – стиснув зубы, процедила я.
– Почему стрелявший решил, что ты оборотень?
– Ума не приложу.
– С кем ты встречалась?
– С Кельвином и… – Я замолчала, сообразив, что совершаю глупость. – А кто может по запаху определить, что ты оборотень? – спросила я. – Только другой оборотень, не так ли? Или тот, у кого в жилах течет кровь двусущего. Или вампир. В общем, сверхъестественное существо.
– Но в последнее время к нам в Бон Темпс не заходили посторонние оборотни.
– А ты случайно не был там, откуда стрелял снайпер? Чтобы определить запах?
– Нет. Последний раз, когда я был на месте преступления, то визжал от боли, валяясь на земле, а из ноги хлестала кровь.
– Может, ты сейчас почувствуешь что-нибудь?
Сэм неуверенно покосился на свою ногу.
– Вообще-то шел дождь, но попытка не пытка, – заключил он. – И как я сам не подумал об этом. Ладно, давай займемся этим после работы.
– М-м, ты мне назначаешь свидание, – дерзко проговорила я. Сэм опустился на стул, тот заскрипел. Положив сумочку в пустой шкафчик, я отправилась работать.
Чарльз уже вовсю трудился за стойкой бара. Наливая в бокал пиво, он кивнул мне и улыбнулся. У стойки сидела одна из неисправимых пьяниц, Джейн Бодехаус, и сверлила Твининга взглядом. По-моему, вампиров невозможно чем-либо смутить. Жизнь в баре вернулась в прежнее, размеренное русло; ажиотажа вокруг нового бармена заметно поубавилось.
Через час в баре рука об руку с Кристал появился Джейсон. Я еще ни разу не видела его таким счастливым. Он был в восторге от нового образа жизни и своей подруги. Мне стало любопытно, как долго они будут встречаться. Впрочем, Кристал вроде бы не собиралась бросать Джейсона.
От нее я узнала, что Кельвина выписывают из больницы. Я вскользь упомянула о цветах и пообещала приготовить главе сообщества людей-пантер что-нибудь вкусненькое, дабы отметить его возвращение домой.
Кристал была уверена, что беременна. Хотя мысли двусущих представляют собой спутанный клубок, я с легкостью раскрыла ее тайну. Раньше с Джейсоном встречалась одна девушка, которая нисколько не сомневалась, что скоро мой братец станет папашей. Надеюсь, Кристал, как и бывшая пассия Джейсона, ошибается в своих подозрениях. Нет, я ничего не имею против нее… Ну, хорошо, я себя обманываю. Кристал мне ни капельки не нравится. Она – часть Хотшота и никогда оттуда не уедет. А меня совершенно не радует идея, что мой племянник или племянница будет расти в этом странном сообществе, среди пульсирующей магии перекрестков, образующих центр Хотшота.
Кристал не сообщила Джейсону о своих догадках. Она хотела выяснить все до конца. Я одобрила ее решение. Кристал никак не могла расправиться со своим пивом, в то время как Джейсон прикончил второй бокал. Затем влюбленные поехали в кинотеатр, который находился в Клэрсе. Перед уходом Джейсон, улучив момент, обнял меня, затем я продолжила разносить напитки. В углу бара, сдвинув два столика, сидела группа полицейских, куда входили Элси Бек, Бад Диаборн, Энди Бельфлер, Кевин Приор, Кения Джонс и новый возлюбленный Арлены, Дэннис Пэттибон. Двух остальных я не знала, но нисколько не сомневалась, что они тоже копы.
Наверное, Арлена была бы не прочь обслужить их, но они сидели в моем секторе и при этом разговаривали о чем-то очень важном. Когда я подошла принять заказ, полицейские сразу же замолчали, но после моего ухода тут же возобновили дискуссию. Впрочем, меня это нисколько не расстроило, ведь я в любой момент могу прочитать их мысли.
И им об этом хорошо известно; но почему-то сегодня они и не вспомнили о моем даре. Элси, к примеру, боялся меня до смерти, но даже он забыл о том, что я телепат. То же можно было сказать и о Энди.
– Ну и что нужно тем копам? – спросил Чарльз. Джейн удалилась в туалет, так что нас никто не слушал.
– Сейчас узнаем, – сказала я, закрывая глаза, чтобы сосредоточиться. – Они собираются установить наблюдение над другой стоянкой. Полицейские уверены, что поджог, пальба по людям и смерть Джеффа Мэриота как-то связаны. Им даже кажется, что снайпер убил и Дэбби Пелт, так как в последний раз ее видели на заправочной станции неподалеку от Бон Темпса. А несколько недель назад на некоторое время пропал и мой брат; по их мнению, его кратковременное исчезновение тоже является частью одной большой головоломки. – Покачав головой, я открыла глаза и тут же отшатнулась. Лицо Чарльза находилось всего в нескольких дюймах от моего. Его единственный глаз уставился в мой левый зрачок.
– А у вас, юная леди, необычайный талант, – изрек он после непродолжительной паузы. – Мой последний работодатель любил коллекционировать все необычное.
– А на кого ты раньше работал? – полюбопытствовала я. Чарльз развернулся, чтобы достать с полки бутылку «Джека Дэниэлса».
– На короля Миссисипи, – ответил он.
Я почувствовала, как у меня из-под ног уходит земля.
– А почему ты уехал оттуда? – спросила я, не обращая внимания на оклики посетителей.
Король Миссисипи, Рассел Эддингтон, считал меня подружкой Элсида и понятия не имел, что я обладаю телепатическим даром и работаю на вампиров. Вполне вероятно, он затаил на меня обиду. Одно время Билла держали в конюшнях за особняком Эддингтона. Лорена, существо, превратившее Билла в вампира сто сорок лет тому назад, подвергала его различным пыткам. Биллу удалось сбежать. Лорена погибла. Вряд ли Рассел знал, кого именно следует винить в смерти вампирши и побеге Билла. Хотя и не исключено, что был в курсе событий.
– Я устал от методов Рассела, – признался сэр Чарльз. – Устал от его постоянных домогательств и извращений.
Да, Эддингтон действительно предпочитал общество мужчин. Его особняк был заполнен ими до предела. Хотя у Рассела имелся и постоянный бой-френд, человек по имени Талбот.
Вполне вероятно, во время моего визита в обитель разврата сэр Чарльз находился среди многочисленных любовников короля Миссисипи. Но лично я его не заметила. В усадьбу меня доставили с серьезным ранением. Я не видела всех ее обитателей, а тех, кого видела, не запомнила.
Мы с пиратом продолжали сверлить друг друга глазами. На протяжении нескольких веков своего существования вампиры научились неплохо разбираться в человеческих эмоциях. Мне стало любопытно, что Чарльз узнал, глядя на мое лицо. Я впервые пожалела о том, что не могу читать мысли вампиров. Интересно, известно ли Эрику о прошлом Чарльза? Не мог же он взять пирата на работу, не наведя о нем дополнительных справок? Кто-кто, а Эрик всегда славился своей осторожностью. Он однажды попал в такую передрягу, что и представить себе сложно; ему удалось выжить лишь благодаря своей чрезмерной предусмотрительности.
Я, наконец, соизволила обратить внимание на крики посетителей, которые уже отчаялись получить свои напитки.
Весь оставшийся вечер я старательно избегала Чарльза. И почему он раньше не рассказал, что служил у Рассела Эддингтона? Либо пират хотел сообщить мне, что следит за мной, либо он действительно не знал, что я недавно побывала в Миссисипи.
Да, мне предстояло многое обдумать.
Наконец моя смена подошла к концу. Джейн в хлам напилась, поэтому нам пришлось позвонить ее сыну и попросить забрать нерадивую мамашу домой. Такое у Мерлотта случается почти каждый день. Чарльз был в ударе: банка, куда мы отправляли свои чаевые, была наполнена до краев.
Когда мы закрывались, за барменом приехал Билл. Я хотела отвести его в сторону и поговорить, но мне помешал моментально подскочивший к Комптону Чарльз. Билл как-то странно посмотрел на меня, а затем, не сказав ни слова, сел в машину и уехал. Ну и ладно; все равно я не знала, что ему сообщить. Вряд ли вампир-англичанин представлял опасность. Билл помнил всех, кто мучил его у Эддингтона. И если он до сих пор не узнал Твининга, значит, тот не участвовал в грязных делишках Рассела.
Сэм собирался поехать со мной к библиотеке. Ночь выдалась ясная, на темном небе мерцали яркие звезды. Мерлотт натянул куртку, а я красное пальто. Мне бы сейчас очень пригодились однотонные перчатки и шляпа, но я оставила их дома. С каждым днем становилось все теплее, однако зима не спешила уходить.


Кроме нас двоих, в баре не осталось ни единой живой души. Стоянка опустела. На ней одиноко стояла лишь машина Джейн. Из-за включенных фар ночь мне казалась еще темнее. Где-то вдалеке залаяла собака. Сэм осторожно ступал по неровному асфальту. Внезапно он сказал: – Я собираюсь сменить шкуру. – Если вы подумали, будто он имеет в виду одежду, то глубоко заблуждаетесь.
– А что будет с твоей ногой?
– Ну, вот заодно и выясним.
Все в роду Сэма были двусущими. Он мог менять обличие, когда ему вздумается, и превращаться, в кого угодно. По словам Сэма, ему больше нравилось принимать облик собаки, особенно колли.
Сэм остановился перед своим жилищем и, прислонившись к забору, принялся стаскивать с себя одежду. Даже в темноте я различила, как вокруг него задрожал воздух, сигнализируя о начале волшебства. Внезапно Сэм упал на колени и тяжело задышал, а потом вдруг исчез за кустами. Через минуту моему взору предстала рыжая ищейка с болтающимися ушами. Раньше я всегда видела Сэма в облике колли, поэтому немного опешила, увидев начальника в новом амплуа. Но как только пес посмотрел на меня, все мои сомнения развеялись.
– Ко мне, Дин, – позвала я. Я всегда так называю Сэма, когда он превращается в собаку. Раньше я вообще не знала, что Дин и Сэм одно и то же лицо. Миновав меня, ищейка пересекла стоянку и скрылась в лесу – именно оттуда в Мерлотта стрелял снайпер. Я обратила внимание на то, как собака передвигается. Пес прихрамывал, но несильно.
Переплетающиеся кроны деревьев скрывали ночное небо. Я включила фонарик, однако деревья почему-то стали выглядеть еще страшнее. Ищейка – Сэм – уже достигла того места, где, по мнению полицейских, затаился снайпер. Мотнув головой, пес пригнул морду к земле и начал обнюхивать территорию. Я стояла в стороне, ощущая собственную бесполезность. Затем Дин посмотрел на меня, гавкнул и побежал на стоянку. Наверное, он узнал все, что хотел.
Вернувшись к бару, я погрузила Дина в машину и отправилась к следующему месту преступления – к «Соннику». В ночь, когда Хитэр Кинман решила попить молочный коктейль, убийца притаился за зданием, расположенным напротив кафе. Свернув на автомобильную площадку за старыми магазинами, я припарковалась за мойкой «Пэтси», которая вот уже пятнадцать лет функционировала по другому адресу, в более новом и удобном районе Бон Темпса. Между автомойкой и полуразвалившимся магазином «Корма и семена Луизианы» имелось узкое пространство, откуда на «Сонник» открывался отличный вид. Автомобильная кафешка была закрыта, но свет в помещении еще горел. «Сонник» располагался на главной дороге города, поэтому улицу ярко освещали фонари. Я прекрасно видела прилегающие к кафе здания; к сожалению, там, куда свет не проникал, стояла непроглядная темень.
Ищейка вновь обследовала место, уделяя особое внимание заросшему травой участку. Проход между зданиями был настолько узкий, что туда мог поместиться только один человек. Наткнувшись, на какой-то запах, Дин заметно повеселел. Надеюсь, он нашел то, что мы искали.
Вдруг Дин зарычал и посмотрел в мою сторону. Видимо, за мной кто-то стоял. Я нехотя развернулась и увидела голову и торс Энди Бельфлера.
– Черт возьми! Энди, ты меня до смерти перепугал. – Я бы непременно почувствовала приближение детектива, если бы не была столь занята действиями собаки. Слежка, черт бы его побрал. Я совсем забыла о ней.
– Сьюки, что ты здесь делаешь? Откуда у тебя собака?
Я судорожно пыталась придумать хотя бы одно правдоподобное объяснение.
– Я подумала, что к расследованию стоит привлечь собаку. Может, ей удастся что-нибудь найти, – ответила я. Дин, рыча, жался к моим ногам.
– Ну, и когда же ты успела уволиться? – поинтересовался Энди, улыбнувшись. – Я и не знал, что ты теперь следователь.
Все складывалось не так удачно, как я предполагала.
– Энди, давай мы с собакой сядем в машину и уедем. Я больше не буду мозолить тебе глаза и раздражать. – Бельфлер был вне себя от ярости и явно намеревался разобраться со мной, несмотря на ожидающие его последствия.
Энди хотел переделать весь мир, хотел, чтобы он соответствовал его мышлению. И для меня в мире Энди места не было. Мои способности не давали детективу покоя. Я читала его мысли, и они мне не нравились.
Слишком поздно я поняла, что сегодня детектив переборщил с выпивкой. Он вел себя слишком раскрепощено.
– Сьюки, ты не должна жить в нашем городе, – проговорил детектив.
– Я имею такое же право жить здесь, как и ты, Энди Бельфлер.
– Ты – ошибка природы. Твоя бабушка была хорошей женщиной, то же говорят и о твоих родителях. Почему же ты и твой братец совершенно на них не похожи?
– По-моему, со мной и Джейсоном все в порядке, – спокойно произнесла я, но слова Энди глубоко задели меня. – Мы такие же, как все, не хуже и не лучше тебя или Порции.
Энди фыркнул.
Внезапно Дин еще сильнее прижался к моим ногам. Воздух вновь завибрировал. Ищейка тихо зарычала, но на этот раз не на Энди. Пес смотрел в противоположную сторону, вглубь темной аллеи. Я ощутила присутствие еще одного человека. Не вполне обычного человека.
– Энди, – тихо позвала я. Мой шепот вывел Бельфлера из сонного состояния. – У тебя есть оружие?
Энди вытащил из кобуры пистолет, однако лучше мне не стало.
– Брось пушку, Бельфлер, – приказал чей-то до боли знакомый голос.
– Щас, – фыркнул Энди. – Зачем мне это?
– Затем, что у меня ружье побольше, – ехидно и холодно заметил голос. Из темноты на свет с винтовкой в руках вышла Свити Дэс Артс. Она наставила ружье на детектива. Одно неосторожное движение, и повариха немедленно нажмет на курок. Мне показалось, что от страха мои внутренности превратились в желе.
– Энди Бельфлер, почему бы тебе просто не убраться отсюда? – спросила Свити. На ней был комбинезон автомеханика, куртка и перчатки. На повариху в данный момент она совершенно не походила. – Ты мне не нужен. Ты обычный человек.
– Энди мотал головой, пытаясь протрезветь. Однако пистолет он по-прежнему держал наготове.
– Ты же работаешь у Мерлотта поварихой, так? Зачем ты делаешь это?
– Бельфлер, тебе-то мои мотивы должны быть понятны. Я подслушала ваш с оборотнем разговор. Впрочем, может оборотень и не Сьюки, а вот эта собака. Может, этот пес твой друг. – Свити не дала Энди раскрыть и рта. – А Хитэр Кинман вообще в лису превращалась. Омерзительно. А парень, который работает в Норкроссе, Кельвин Норрис, ведь его так зовут? Он принимал обличие пантеры.
– Так в них стреляла ты? И в меня тоже? – Я очень надеялась, что Энди фиксирует каждое мое слово. – Но только знаешь, Свити, я не оборотень. И здесь ты совершила ошибку.
– А пахнешь ты как одна из них, – сказала Свити, уверенная в своей правоте.
– У меня полно друзей среди оборотней; в тот день я обняла нескольких из них. Но я не оборотень.
– Ты общаешься с ними, а значит, заслуживаешь смерти, – ухмыльнулась Свити. – Готова поспорить на что угодно, ты прекрасно с ними ладишь.
– А как насчет тебя? – спросила я. Вторую пулю я получать не собиралась. Свити не назовешь метким стрелком: Сэма, Кельвина и меня она только ранила. Ночью, конечно, прицелиться довольно сложно, но лжеповариха все равно могла бы лучше справиться со своей задачей. – Почему ты мстишь?
– Я лишь жалкое подобие оборотня, – прорычала она. – Меня укусили во время аварии. Этот получеловек-полуволк… эта тварь выбежала из леса и направилась к тому месту, где я лежала. Видимо, его привлек запах моей крови. Эта гребаная тварь укусила меня. А потом, испугавшись шума подъезжающей машины, сбежала. В первое же полнолуние у меня изменились руки! Моих родителей рвало несколько дней.
– А как же бой-френд? У тебя ведь есть парень? – Я продолжала задавать вопросы, пытаясь выиграть время. Энди осторожно и незаметно отодвинулся от меня. Бывшей стриптезерше не удастся застрелить нас одним выстрелом. Конечно же, первой она прикончит меня. Я молилась, чтобы пес убежал, но он преданно стоял у моих ног. Свити не знала точно, является ли собака оборотнем. Странно и то, что, упомянув Хитэр и Кельвина, она напрочь забыла о Сэме.
– Когда я танцевала стриптиз, то встречалась с одним потрясающим парнем, – изрекла Свита, задыхаясь от гнева. – Он не выносил вида моих рук, покрытых шерстью. И каждый раз в полнолуние находил предлог, чтобы уйти из дома. Он ездил в командировки, играл ночью в гольф со своими приятелями, задерживался на совещаниях.
– И сколько ты занимаешься отстрелом двусущих?
– Три года, – гордо ответила Свити. – Двадцать два убитых и сорок один раненый.
– Ужас, – выдохнула я.
– А я горжусь этим, – рявкнула она. – Я отчищаю мир от паразитов.
– И ты всегда устраиваешься в бары?
– Так мне легче определить, кто принадлежит вашему сообществу, – ухмыльнулась Свити. – Но я также работала в церквях, ресторанах и даже больницах.
– О, нет! – К моему горлу подкатила тошнота.
Мои чувства обострились, поэтому я знала, что к Свити крадется какое-то существо. Я ощущала гнев, кипящий в душе приближающегося оборотня. Всеми силами я пыталась сосредоточить внимание поварихи на себе. Однако ей хватило едва слышимого шелеста бумаги; она моментально развернулась, приложила винтовку к плечу и выстрелила. Из темноты раздался визг, а потом душераздирающий вой.
Энди, воспользовавшись моментом, застрелил Свити Дэс Артс. Я вжалась в шероховатую кирпичную стену магазина «Корма и семена» и увидела, как изо рта поварихи пошла кровь. При свете звезд она мне показалась совсем черной. Свити упала на землю.
Пока Энди стоял над ее телом, покачивая пистолетом, я решила выяснить, кто собирался нам помочь. Включив фонарик, я увидела раненого вервольфа. Пуля угодила ему в грудь.
– Вызови скорую – закричала я Энди и зажала рану оборотня, надеясь, что это поможет. Края раны зашевелились: вервольф превращался в человека. Энди все еще пытался совладать с тем, что натворил.
– Укуси его, – попросила я Дина. Пес неуклюже подбежал к детективу и цапнул его за руку.
От неожиданности Энди вскрикнул и наставил пистолет на ищейку.
– Нет! – закричала я, вскочив на ноги. – Ты, идот, вызови скорую.
Энди перевел пистолет на меня.
Я мысленно простилась с жизнью. Кто совладает с желанием убить сверхъестественное существо, прикончить то, что нас пугает? А я у Энди вызывала дикий ужас.
Однако он опустил оружие. На его широком лице появились первые проблески сознания. Он вытащил из кармана мобильник. К моему огромному облегчению, Энди набрал номер и убрал пистолет в кобуру.
Я вернулась к вервольфу, который уже превратился в человека. Теперь он, абсолютно обнаженный, лежал на земле.
– В переулке между старыми зданиями «Корма и семена» и «Автомойка Пэтси» напротив «Сонника», что на Магнолия Стрит, произошла перестрелка. Пришлите две скорые. У нас тут раненый и убитый. Нет, со мной все в порядке.
– Раненым вервольфом оказался Доусон. Его глаза были открыты, он тяжело дышал.
– Кельвин, – пробормотал он.
– Успокойся. Скорая вот-вот приедет, – сказала я. Мой фонарик лежал на земле и освещал огромные мускулы и волосатую грудь Доусона. Его кожа покрылась мурашками. Мне стало любопытно, где вервольф оставил одежду. Его рубашка очень бы мне сейчас пригодилась – я бы ей заткнула рану, из которой шла кровь. Я тщетно пыталась остановить ее.
– Он приказал мне следить за тобой. Сегодня последний день моей службы у него, – прошептал Доусон. Он задрожал. Вервольф попытался улыбнуться. – Я ответил ему, что это плевое дело. – Доусон замолчал: он потерял сознание.
– Перед моими глазами возникли черные ботинки Энди. Я решила, что Доусон умирает. А ведь я даже не знаю его имени. Ума не приложу, как объяснить полицейским, почему на нем нет одежды. Погодите-ка… разве это моя проблема? По-моему, объяснить все должен Энди, разве не так?
– Словно прочитав мои мысли – забавно, не правда ли? – Энди спросил:
– Ты знаешь этого парня, верно?
– Немного.
– Если хочешь объяснить, почему он голый, тебе придется сказать, что вы с ним очень близкие друзья.
– Я охнула.
– Ладно, – согласилась я после короткой, почти зловещей паузы.
– Вы двое отправились на поиски его собаки. Ты, – обратился детектив к Дину. – Я тебя не знаю, но не вздумай превращаться в человека, понял? – Энди брезгливо отодвинулся от ищейки. – А я просто следил за подозрительной женщиной, поэтому и оказался здесь.
Я кивнула и прислушалась: из горла Доусона раздался клокочущий звук. Если бы я только могла дать ему выпить мою кровь, как давала Эрику, если бы обладала хоть какими-то познаниями в медицине… Невдалеке послышался вой сирен. Бон Темпс – маленький городок, стоит между двумя крупными. Наверняка, Доусона отвезут в госпиталь в Грэнгере.
– Свити во всем призналась, – внезапно сказала я. – Она созналась, что стреляла в людей.
– Сьюки, ответь мне на один вопрос, – торопливо проговорил Энди. – Пока мы еще здесь одни. Халли, она же обычная девушка?
Пораженная тем, что в такой момент Энди может думать о своей девушке, я пристально посмотрела на него.
– За исключением странной манеры как-то по-особенному произносить собственное имя, в ней нет ничего необычного. – Успокойся, Сьюки. Будь повежливей, ведь именно Энди пристрелил сучку, которая теперь лежала на земле в пяти футах от меня. – Халли нормальная девушка во всех смыслах, – заверила я детектива.
– Слава богу, – вздохнул Энди.
В переулке появился Элси Бек; он резко остановился, пытаясь переварить представшее его взору зрелище. За ним шел Кевин Приор. Его напарница, Кения, держа пистолет наготове, кралась вдоль стены. Врачи убедились, что им ничего не угрожает, и подошли к нам. Прежде чем я успела сообразить, что происходит, меня прижали к кирпичной стене. Кения без конца повторяла «Извини, Сьюки» и «Я должна это сделать», пока, наконец, я ей не сказала:
– Просто закончи побыстрей. А где моя собака?
– Убежала, – ответила Кения. – Наверное, ее испугали фары. Ищейка, да? Твоя псина непременно найдет дорогу домой. – Закончив обыск, Кения спросила: – Сьюки, а почему этот парень голый?
Ну, вот и началось. Мое объяснение никого не убедило. На лицах копов я читала недоверие. Погода совершенно не подходила для занятий любовью на улице, к тому же я была полностью одета. Однако Энди подтвердил мои слова, поэтому никто не рискнул обвинить меням во лжи.
Через два часа мне позволили уехать. Вернувшись в дюплекс, я первым делом позвонила в больницу, узнать, в каком состоянии Доусон. Не знаю почему, но трубку снял Кельвин.
– Он жив, – коротко сказал он.
– Благослови тебя Бог за то, что приказал ему следить за мной, – проговорила я. Мой голос дрожал, словно занавеска летним днем. – Если бы не он, меня бы сейчас не было в живых.
– Говорят, ее застрелил коп.
– Ага.
– Ходят и другие слухи.
– Все сразу и не объяснишь.
– Увидимся на неделе.
– Да, конечно.
– А теперь ложись спать.
– Кельвин, еще раз огромное тебе спасибо.
Мой долг человеку-пантере рос с устрашающей меня скоростью. Позже мне придется оказать ему ответную услугу. Я устала как собака, все тело ныло. Вспомнив грустную историю Свити, я почувствовала себя еще более отвратительно. Вся моя одежда была заляпана кровью Доусона. Раздевшись и надев на раненое плечо специальный медицинский чепец, я залезла в душ.
Когда следующим утром в дверь позвонили, я разразилась проклятиями в адрес неугомонного города. Как выяснилось, меня побеспокоил не какой-нибудь сосед, пришедший одолжить чашку муки. На пороге стоял Элсид. В руках он держал конверт.
Я посмотрела на него сквозь слипшиеся ото сна ресницы. Не сказав ни слова, я вернулась в спальню и вновь легла в кровать. Мое поведение Элсида не отпугнуло, он следовал за мной по пятам.
– Теперь ты стала для стаи не просто другом, а настоящим героем, – вымолвил он, будто меня это волновало. Я повернулась на бок, спиной к Элсиду, и зарылась в одеяло.
– Доусон говорит, ты спасла ему жизнь.
– Если он может говорить, значит, поправится. Я рада, – пробормотала я, закрыв глаза. «Хоть бы ты побыстрей убрался», – мелькнуло у меня в голове. – Доусон попал в больницу по моей вине, так что твои собратья мне ничего не должны.
Я почувствовал, как Элсид опустился на корточки.
– Это не тебе решать, – возразил он. – Ты приглашена на выборы лидера стаи.
– Чего? И что мне надо будет делать?
– Просто смотреть, а в конце поздравить победителя, неважно, кто им окажется.
Для Элсида в данный момент не было ничего важнее, чем борьба за пост лидера. Ему сложно понять, что я не разделяю его убеждений. Еще немного и я окончательно запутаюсь, кто кому должен в этом мире.
Шривпортское сообщество оборотней должно мне. Энди Бельфлер обязан Доусону, мне и Сэму: мы распутали его дело. Я в долгу перед Кельвином и Энди, последний спас мне жизнь. Может, мы с Элсидом квиты, я ведь рассеяла его подозрения относительно необычности Халли.
Свити Дэс Артс намеревалась отомстить двусущим.
По-моему, мы с Эриком тоже в долгу друг перед другом.
А еще есть Билл.
И Сэм.
Элсид мне тоже должен. Я появилась на похоронах полковника Флода и следовала всем правилам, чтобы поддержать Хервекса.
В мире, в котором я жила, в мире людей, существуют связи, обязательства, последствия и хорошие дела. Все это связывало людей с обществом, а может, даже и составляло это общество. И я старалась жить в своей крохотной нише так хорошо, как могла.
После того, как я стала частью тайного клана двусущих и общества вампиров, моя жизнь в обществе людей сильно изменилась.
Однако в ней появилось много интересного.
Иногда случались и забавные вещи.
Пока Элсид говорил, я думала о своем, поэтому практически все прослушала. Хервекс заметил мою отрешенность.
– Извини, если докучаю тебе, Сьюки, – натянуто сказал он.
Повернувшись к нему лицом, я встретилась взглядом с полными боли зелеными глазами.
– Да нет. Ты мне не надоел. Просто мне надо о многом подумать, оставь приглашение на столике, хорошо? Я согласна поехать с тобой. – Интересно, что обычно надевают на соревнования, где главный призом оказывается пост лидера? Мне стало любопытно, действительно ли Хервекс-старший и пухлый владелец магазина мотоциклов станут кататься по земле, вцепившись, друг в друга зубами.
В зеленых глазах Элсида промелькнуло удивление.
– Сьюки, ты так странно ведешь себя. Раньше рядом с тобой я чувствовал себя спокойно. Теперь же мне кажется, что я совсем не знаю тебя. – На прошлой неделе я вычитала из календаря еще одно забавное слово – «Ценность».
– Ценное наблюдение, – сказала я, пытаясь говорить непринужденно. – Когда мы только познакомились, я думала, что хорошо тебя знаю. А потом стали выясняться странные подробности твоей жизни: связь с Дэбби, политика двусущих, оборотни, служащие вампирам.
– В каждом обществе свои недостатки, – мягко заметил Элсид. – А что касается Дэбби, я больше не желаю слышать ее имя.
– Отлично, – кивнула я. Одному Богу известно, что я ощущала при упоминании имени его бывшей подружки.
Положив кремовый конверт на туалетный столик, Элсид поцеловал мою руку. У оборотней этот жест что-то означал, но я и понятия не имела, что именно. Только я собралась попросить Элсида расшифровать жест, его и след простыл.
– Закрой за собой дверь, – крикнула я. – Просто поверни маленькую кнопочку на дверной ручке. – Мне показалось, Элсид выполнил мою просьбу. Я заснула. Больше меня никто не тревожил. Открыв глаза, я поняла, что пришло время собираться на работу. На двери висела записка: «Линда Т. Тебя заменит. Отдыхай. Сэм». Я вернулась в спальню, сняла форму официантки и натянула джинсы. Я совершенно не знала чем заняться в неожиданный выходной.
Вспомнив обещание, данное Кристал, я заметно повеселела. Мне понадобится кухня.
Провозившись у плиты с небольшим набором посуды, я поехала в Хотшот к Кельвину. Рядом со мной на переднем сидении лежало блюдо с запеченным рисом и куриными грудками под сметанным соусом и корзинка домашних булочек. Я предупредила Кельвина о своем приезде. Я планировала отдать еду и тут же вернуться домой. Однако, подъехав к перекрестку, я увидела несколько машин, припаркованных у аккуратного домика Кельвина.
– Черт! – выругалась я. Мне совершенно не хотелось влезать в дела местных обитателей. Новая сущность брата и ухаживание Кельвина и так уже завели меня черт знает куда.
Настроение сразу упало. Припарковавшись, я взяла корзинку с булочками и блюдо с горячими грудками, сжала зубы и с высоко поднятой головой направилась к дому Норриса. Стакхаусы не сдаются.
Дверь открыла Кристал. Ее удивление и радость смутили меня.
– Я так рада, что ты пришла, – вежливо произнесла она, улыбаясь. – Заходи. – Я прошла внутрь. В маленькой гостиной было полно народу. Я заметила брата. В основном, конечно же, к Кельвину пришли люди-пантеры. Вервольфы из Шривпорта прислали своего представителя. Им оказался Патрик Фурнан, претендент на пост предводителя и продавец «Харлеев».
Кристал представила меня женщине по имени Мэри Элизабет Норрис, которая исполняла роль хозяйки дома. Она обладала необыкновенной пластичностью. Готова поспорить на что угодно, эта женщина никогда не покидала пределов Хотшота. Кристал не спеша, знакомила меня с гостями, разъясняя, в каких отношениях они состоят с Кельвином. Через какое-то время я совершенно запуталась в непростых связях двусущих. Впрочем, за исключением нескольких индивидуумов, обитателей Хотшота можно было разделить на две группы: к первой относились невысокие, темноволосые и шустрые, как Кристал, оборотни, а ко второй – похожие на Кельвина, плотные, светловолосые с зелеными или светлыми глазами. Фамилии, в основном, тоже делились на две группы: Норрисы и Харты.
Последним Кристал представила мне Патрика Фурнана.
– А я вас знаю, – радостно заметил он, широко улыбнувшись. – Вы ведь подруга Элсида, – громко сказал вервольф, чтобы всем было слышно. – А Элсид сын моего соперника.
Последовала тишина, которую я бы охарактеризовала как «неодобрительную».
– Вы ошибаетесь, – спокойно проговорила я. – Мы с Элсидом просто друзья. – Я одарила Патрика зловещей улыбкой, намекая на то, что лучше бы он оставил меня в покое.
– Значит, я ошибся, – ни капельки не смутившись, изрек он.
К возвращению Кельвина в его доме навели порядок. Начищенную до блеска гостиную украшали шарики, плакаты и цветы. Кухонные столы ломились от разнообразных яств. Внезапно, закрыв спиной Фурнана, передо мной возникла Мэри Элизабет.
– Милая, пойдемте со мной. Кельвин ждет вас. – Будь у нее в руках труба, она бы непременно ей воспользовалась. Мэри Элизабет трудно назвать привлекательной женщиной, однако благодаря огромным золотистым глазам казалось, что ее окружает облако таинственности.
Хорошо, что меня еще не заставили пройтись по раскаленным углям.
Мэри Элизабет проводила меня в комнату Кельвина. Мебель в его спальне была чистая с мягкой обивкой в скандинавском стиле, хотя, если честно, я в этом ничего не понимаю. Кельвин лежал на огромной, высокой кровати, на простынях с изображением охотящихся леопардов (а у кого-то здесь неплохое чувство юмора). На фоне яркой простыни и темно-оранжевого покрывала Кельвин выглядел ужасно бледным. На нем была коричневая пижама. В общем, по нему сразу видно, что его только что выписали из больницы. Увидев меня, Кельвин улыбнулся. Мне вдруг стало его жалко.
– Присаживайся, – проговорил он, указывая на кровать. Кельвин немного отодвинулся, освобождая мне место. Наверное, Кельвин сделал какой-то знак, потому что мужчина и женщина, находившиеся в комнате – Дикси и Диксон, – сразу же вышли.
Я смущенно присела на кровать. Рядом с Кельвином стоял столик – такие можно увидеть в любой больнице; на нем стояли стакан холодного чая, и тарелка с чем-то горячим. Я показала на еду, намекая на то, что ему необходимо поесть. Кельвин кивнул и, помолившись, приступил к трапезе. Я молча наблюдала за ним. Интересно, кому предназначались его молитвы.
– Расскажи, как все произошло, – попросил Кельвин, разворачивая салфетку. Я расслабилась. Пока Норрис поглощал еду, я поведала ему о том, что случилось в переулке. Трапеза Кельвина состояла из куриной запеканки с рисом, овощного салата и двух моих булочек. Я чуть не прослезилась. В подкорке головного мозга тут же сработал предупредительный механизм.
– Если бы не Доусон, я бы сейчас здесь не сидела, – промолвила я. – Спасибо, что прислал его. Как он?
– Держится, – ответил Кельвин. – Из Грэнгера его на вертолете перевезли в Батон Руж. Он бы умер, если бы не его необычная сущность. Думаю, Доусон поправится.
Я чувствовала себя ужасно.
– Только не вини себя за то, что случилось, – просипел Кельвин. – Это полностью его вина.
«Ха?» прозвучало бы очень грубо, поэтому я спросила:
– Как это?
– Он сам выбрал такую профессию, такой вид деятельности. Может, ему следовало прыгнуть на повариху чуть раньше. Я не знаю, почему он медлил. Ума не приложу, как Свити удалось попасть в него ночью. Определенный выбор ведет к определенным последствиям. – Кельвин пытался сказать что-то еще. Особым красноречием он никогда не обладал, а сейчас ему жуть как хотелось выразить очень важную и в то же время абстрактную мысль. – Некого здесь винить, – наконец изрек он.
– Хотела бы я поверить тебе; надеюсь, когда-нибудь это все-таки произойдет. Может, я уже на полпути. – Мне действительно надоело во всем сомневаться и постоянно винить себя.
– Я так полагаю, вервольфы пригласят тебя на выборы лидера, – заметил Кельвин, взяв меня за руку. Его ладонь была сухой и теплой.
Я кивнула.
– Уверен, ты пойдешь туда, – пробормотал он.
– Я должна, – сказала я, совершенно не понимая, куда клонит Кельвин.
– Я не собираюсь читать тебе нотации, – изрек Норрис. – Ты мне не принадлежишь. – Кельвин поморщился. – Но поскольку ты туда пойдешь, будь осторожна. Не ради меня – я пока для тебя ничего не значу. Ради себя.
– Обещаю, – заверила я его после недолгих раздумий. Кельвин – серьезный человек. С ним лучше держать ухо востро.
Кельвин улыбнулся, что случалось довольно редко.
– А ты отлично готовишь, – заметил он. Я улыбнулась.
– Спасибо, сэр, – поблагодарила я и поднялась с кровати. Кельвин сжал мою руку и притянул меня к себе. Сопротивляться человеку, только что выписавшемуся из больницы, не очень красиво, поэтому я наклонилась и подставила Кельвину щеку.
– Нет, – возразил он. Я повернулась к нему лицом, чтобы выяснить, в чем дело, и тут его губы соприкоснулись с моими.
Честно говоря, я не думала, что почувствую что-нибудь. Но губы Кельвина оказались такими же теплыми и сухими, как его руки. От Норриса пахло моей стряпней – такой домашний и знакомый запах. Неожиданный и на удивление приятный поцелуй. Я немного отстранилась от Кельвина. Скорее всего, на моем лице отразилось недоумение. Человек-пантера улыбнулся и отпустил мою руку.
– Единственным плюсом моего пребывания в больнице было то, что ты меня навещала, – сказал Кельвин. – Не отстраняйся от меня теперь, когда я вернулся домой.
– Конечно, – пообещала я, торопливо выходя из комнаты. Мне следует успокоиться и сделать вид, будто ничего не случилось.
Пока я разговаривала с Кельвином, большинство двусущих, включая Джейсона и Кристал, разошлись по домам. Мэри Элизабет собирала грязную посуду. Ей помогала юная девушка.
– Это Терри, – сказала женщина, кивнув в сторону девушки. – Моя дочь. Мы живем в доме по соседству.
Я поприветствовала новую знакомую. Она, в свою очередь, вызывающе посмотрела на меня, а потом вновь занялась грязными тарелками.
Я ей явно не понравилась. Терри принадлежала к группе светловолосых оборотней и при этом отличалась острым умом.
– Ты хочешь выйти замуж за моего отца? – спросила она.
– Не собираюсь я ни за кого выходить замуж, – осторожно сказала я. – А кто твой отец?
Мэри Элизабет искоса посмотрела на дочь. Ее взгляд свидетельствовал о том, что позже Терри здорово достанется.
– Кельвин, – ответила женщина.
Секунду или две я пыталась вникнуть в значение ее слов; внезапно все встало на свои места: косые взгляды, которые на меня бросали женщины, их странное поведение, ощущение в доме уюта.
Я промолчала. Однако мои чувства, видимо, отразились на моем лице, поскольку Мэри Элизабет вдруг всполошилась, а потом разгневалась.
– У вас нет никакого права осуждать нас, – рявкнула она. – Вы не такая, как мы.
– Это точно, – согласилась я, пытаясь скрыть отвращение. Я натянуто улыбнулась. – Спасибо, что представили меня гостям. Я вам очень признательна. Могу я вам чем-нибудь помочь?
– Мы справимся сами, – выпалила Терри. Ее взгляд был полон враждебности и уважения.
– Не следовало нам посылать тебя в школу, – покачала головой Мэри Элизабет. В ее золотистых глазах светились любовь и горечь.
– Прощайте, – вымолвила я и, надев пальто, не спеша, вышла на улицу. К моему недовольству, у машины меня поджидал Патрик Фурнан. Под мышкой он держал мотоциклетный шлем. У обочины стоял новенький «Харлей».
– Хочешь узнать, что я намерен тебе сказать? – спросил бородатый вервольф.
– Нет. Не хочу, – ответила я.
– Не рассчитывай, что он за свою помощь ничего не потребует от тебя, – ухмыльнулся Фурнан. Мне пришлось задрать голову, чтобы посмотреть ему в глаза.
– О чем это вы?
– Словами благодарности и простым поцелуем, ты от него не отвертишься. Рано или поздно он припомнит тебе должок. Просто не сможет устоять перед такой возможностью.
– По-моему, я не просила у вас совета, – рявкнула я. Фурнан приблизился. – И держитесь от меня подальше. – Я посмотрела на близлежащие дома. За нами наблюдали все обитатели Хотшота; я ощущала на себе тяжесть их внимания.
– Рано или поздно, – повторил Фурнан и внезапно оскалился. – Надеюсь, что все-таки «рано». Ты не можешь обманывать вервольфа. Или пантеру. Они тебя в клочья разорвут.
– Я никого не обманываю, – отрезала я, придя в ужас от того, что Патрик знал о моей личной жизни больше меня самой. – Я ни с кем из них не встречаюсь.
– Тогда тебя никто больше не защитит, – ликующе произнес вервольф.
Я не смогла ему возразить.
– Иди к черту, – огрызнулась я, ощущая собственное бессилие. Я села в машину и уехала, стараясь не обращать внимания на вервольфа (этот неприятный инцидент может мне потом пригодиться). В зеркало заднего вида я видела, как Фурнан, надевая шлем, провожает мою машину взглядом.
Если раньше меня совершенно не волновало, кто победит на выборах, то теперь отношение к противостоянию двух вервольфов изменилось.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мертв как гвоздь - Харрис Шарлин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16

Ваши комментарии
к роману Мертв как гвоздь - Харрис Шарлин


Комментарии к роману "Мертв как гвоздь - Харрис Шарлин" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100