Читать онлайн Клуб мертвяков, автора - Харрис Шарлин, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Клуб мертвяков - Харрис Шарлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.34 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Клуб мертвяков - Харрис Шарлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Клуб мертвяков - Харрис Шарлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харрис Шарлин

Клуб мертвяков

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Поскольку по всему выходило, что мне предстоит отъезд из города, надо было провернуть стирку и выбросить остатки продуктов из холодильника. Предыдущий день и ночь я провалялась в постели, так что спать особо не хотелось, и я вытащила чемодан, достала из него какие-то шмотки и бросила их в стиральную машину, стоявшую на промерзшем заднем крыльце. Я больше не хотела размышлять о своем характере. Мне и без того было о чем подумать.
Эрик, чтобы заставить меня выполнить его желание, выбрал удобный метод — называется «добровольно принудительно». Забросал меня множеством убедительных доводов, по которым я должна поступить согласно его воле: угрозы, унижение, сексуальный соблазн, просьба вернуть Билла, просьба сохранить ему (и Пэм, и Чоу) жизнь и — или благополучие, причем ни слова не сказано было о моем здоровье. «У меня могла возникнуть необходимость подвергнуть тебя пыткам, но я хочу секса с тобой; мне нужен Билл, но я зол на него из-за его обмана; я хочу сохранить мир с Расселом Эджингтоном, но мне необходимо вернуть Билла; Билл мой подчиненный, но втайне от меня работает на моего босса».
Проклятые вампиры. Теперь вам понятно, почему я так рада, что их обаяние на меня не действует? Это одно из немногих достоинств моего умения читать чужие мысли. К сожалению, такие люди, как я, — с отклонениями в психике — очень привлекают вампиров.
Конечно, я, когда увлеклась Биллом, не могла всего этого предвидеть. Билл мне стал необходим, почти как вода, и не только из-за моих глубоких чувств к нему, и не из-за большого физического удовольствия, которое я получаю от секса с ним. Билл — моя единственная гарантия, что ко мне против моей воли не пристанет никакой другой вампир.
Несколько раз загрузив стиральную машину и сушилку, я сложила вещи и почувствовала большое облегчение. Я собрала почти весь багаж, бросила в чемодан пару романов и детектив, на случай, если выпадет время почитать. Я самоучка — получила образование, читая книги разных литературных жанров.
Я потянулась и зевнула. На душе всегда становится спокойно, когда составлен план действий. Оказывается, неспокойный сон в последний день и ночь не настолько освежил меня, как я считала. Может, удастся сегодня быстро заснуть.
Пока я чистила зубы и укладывалась в постель, я все время думала: неужели не удастся разыскать Билла без помощи вампиров? Совсем другое дело — вытащить его из какой-нибудь тюрьмы и удачно скрыться. А потом надо будет как-то разбираться с нашими взаимоотношениями.
Проснулась я около четырех часов утра со странным ощущением, что меня посетила какая-то неясная мысль. Она возникла во сне. Такое бывает — бурлит какая-то идея в голове, а потом закипит и выплеснется.
Ну и, конечно, через минуту она всплыла на поверхность. А что, если Билла никто не похищал? Если он сам сбежал? Допустим, он влюбился в Лорену или она его обольстила, и он решил перебежать от луизианских вампиров в миссисипскую группу? Но я тут же усомнилась, что Билл способен задумать такой план; потребовалась бы слишком тщательная разработка, в том числе надо было устроить утечку информации о похищении Билла, подтверждение присутствия Лорены в Миссисипи. Наверняка организовать его исчезновение можно было бы проще, не так театрально.
Интересно, подумала я, обыскали ли уже они дом Билла, эти Эрик, Чоу и Пэм. Дом его находится недалеко от моего, только кладбище перейти. Они не найдут то, что ищут. Может, тогда вернутся ко мне. Им совсем не будет нужен Билл, если они отыщут компьютерные диски, которые так хочет получить королева. Устав от всех этих размышлений, я заснула, и мне казалось, что возле дома раздается хохот Чоу.
Даже зная о предательстве Билла, я не прекращала искать его во сне. Я раза три перевернулась в постели, нащупывая, нет ли его рядом: он раньше часто любил проскользнуть ко мне под одеяло. Но сейчас каждый раз постель оказывалась пустой и холодной.
Но и это лучше, чем вместо Билла обнаружить рядом с собой Эрика.
Чуть только рассвело, я встала с постели, приняла душ и сварила полный кофейник кофе. И тут постучали в парадную дверь.
— Кто там? — спросила я, не открывая двери.
— От Эрика, — последовал хриплый ответ.
Я открыла дверь и подняла глаза. И задрала голову.
Он был огромным, с зелеными глазами. Взъерошенные вьющиеся волосы — густые и черные, как смоль. Мысли в нем кипели, энергия так и бурлила. Ясно, вервольф.
— Входи. Кофе хочешь?
Не знаю, кого он рассчитывал увидеть, но явно кого-то другого.
— А как же, дорогая! У вас яйца есть? А сосиски?
— Не сомневайся. — Я привела его в кухню и через плечо бросила: — Меня зовут Сьюки Стэкхаус. — И наклонилась, доставая яйца из холодильника. — А тебя?
— Олси, — он сильно растягивал «и-и». — Олси Герво.
Он не спускал с меня глаз, пока я доставала сковороду — старую бабушкину, из почерневшего железа. Она получила ее в подарок на свадьбу и закалила, как это делает любая женщина, достойная так называться. Теперь это была прекрасная закаленная сковорода. Я включила газовую горелку на плите, сначала обжарила сосиску (чтобы вытопился жир), потом шлепнула ее на бумажное полотенце на тарелке и засунула в печь, чтобы сохранить теплой. Спросила Олси, как для него приготовить яйца, разбила их, быстро поджарила и сдвинула на нагретую тарелку. Он с первого взгляда нашел в шкафу нужный ящик с серебряными столовыми приборами. Я молча указала ему, где взять чашку, и он налил себе сока и кофе. При этом и мне налил чашку.
Он ел аккуратно. И съел все.
Я опустила руки в горячую мыльную воду и стала мыть тарелки. Напоследок вымыла сковороду и высушила ее, при этом время от времени поглядывая на гостя. В кухне приятно пахло завтраком и мыльной водой. Наступил на редкость мирный момент в жизни.
Когда Эрик говорил, что некто, находящийся у него в долгу, будет моим проводником в мир миссисипских вампиров, я предполагала, что увижу совсем другого персонажа. Глядя на холодный пейзаж за окном кухни, я поняла, что именно таким представляла свое будущее в те редкие минуты, когда позволяла себе помечтать, что разделяю этот дом с мужчиной.
Так должна протекать жизнь нормальных людей. Было утро, время вставать и собираться на работу, время, когда женщина готовит завтрак своему мужчине, если ему надо идти зарабатывать на жизнь. Этот огромный грубый мужик ел нормальную еду. Наверняка перед моим домом его ждет грузовичок — пикап.
Конечно, он вервольф. Но вервольф по своему образу жизни ближе к человеку, чем вампир.
С другой стороны, можно целую книгу написать о том, чего я не знаю об вервольфах.
Он доел, отнес свою тарелку в раковину с водой, вымыл и высушил ее сам, пока я вытирала стол. Все наши движения были слаженными, как в балете. На минуту он исчез в ванной, пока я в уме пробегала перечень того, что надо сделать перед отъездом. Главное — надо было переговорить с Сэмом. Накануне вечером я позвонила брату, сказала, что уеду на несколько дней. У Джейсона сейчас жила Лиз, так что он особенно не брал в голову мой отъезд. Он согласился забирать мою почту и газеты.
Олси пришел из ванной и уселся за стол напротив меня. Я пыталась продумать, как же мне с ним говорить о нашей общей задаче; старалась предусмотреть все больные места, чтобы их не задеть. Может, и он думал о том же. Я не всегда умею читать мысли оборотней и вервольфов; они — сверхъестественные существа. Я могу гарантировать только одно: что пойму настроение и иногда смогу уловить отчетливую мысль. Например, людей-с-отклонениями мне намного труднее понять, чем вампиров. Хотя я догадываюсь, что есть довольно много оборотней и вервольфов, которые хотели бы изменить свой статус, но факт их существования все еще для меня секрет. С тех пор, как на примере вампиров они поняли, что такое гласность, эта разновидность сверхъестественных существ, у которых две природы, свирепо оберегает свою частную жизнь.
Вервольфы — крутые ребята из мира существ, умеющих изменяться. Они оборотни по определению, но только у них есть свое отдельное сообщество, и они не позволяют никому другому называться словом «вер» в их присутствии. Олси Герво и выглядел весьма крутым. Он был большим, как валун, а на бицепсы можно было натянуть рейтузы. Если такому надо пойти куда-то на вечеринку, ему придется бриться второй раз. Он был бы на своем месте на строительной площадке или на верфи.
Короче, это был парень что надо.
— Как они тебя заставили влезть в это дело? — полюбопытствовала я.
— У них расписка от моего папы, — объяснил он. Положил свои массивные ладони на стол и оперся на них. — Знаешь, что у них есть казино в Шривпорте?
— Конечно. — Для жителей нашего региона была такая популярная экскурсия на выходные — поехать через Шривпорт до Тьюники (это на Миссисипи, сразу за Мемфисом), снять комнату на две ночи, поиграть на игровых автоматах, посмотреть одно-два шоу и сожрать уйму еды в кафе.
— Мой папа сильно влип. У него есть своя фирма — геодезическая, я работаю на него, — но он любит азартные игры. — Зеленые глаза потемнели от гнева. — Он вляпался в казино в Луизиане, так что ваши вампиры заставили его написать расписку. Если они потребуют уплатить долг, наша фирма лопнет. — Вервольфы уважают вампиров, и это взаимно. — И теперь, чтобы получить расписку назад, мне надо помочь тебе затесаться к общество вампиров в Джексоне. — Он откинулся на спинку стула, глядя мне в глаза. — А что трудного-то — отвезти симпатичную женщину в Джексон и обратно, побегать с ней по барам. Теперь, когда я познакомился с тобой, я просто рад, что могу помочь папе выбраться из долгов. Но ты-то какого черта согласилась? Ты же похожа на нормальную женщину, ты не из этих больных сук, которые на все готовы, лишь бы потереться около вампиров.
После вчерашнего заседания с вампирами сегодняшний искренний разговор был откровенно бодрящим.
— Я отираюсь только около одного вампира, сама его выбрала, — с горечью сказала я. — Это Билл, он мой… впрочем, не знаю, можно ли его считать теперь моим бойфрендом. Похоже, его выкрали вампиры Джексона. И меня вчера кто-то хотел выкрасть. — Я подумала, что надо честно рассказать ему все. — Но этот похититель не знал, как меня зовут, он знал только одно — что я работаю в баре Мерлотта, так что в Джексоне я, наверное, окажусь в безопасности, если никто не догадается, что именно я — женщина Билла. Должна тебе признаться — меня хотел выкрасть именно вервольф. И у него на машине была табличка округа Хиндз. — Город Джексон находится в округе Хиндз.
— Он был в жилете этой банды? — Я кивнула. Олси задумался, что было хорошим признаком. Я воспринимаю создавшуюся ситуацию далеко не легкомысленно, и хорошо, что он тоже отнесся к ней серьезно. — В Джексоне есть небольшая банда вервольфов. И возле этой банды отираются кое-какие ребята из крупных оборотней — пантера, медведь. Их вампиры довольно регулярно нанимают для разных работ.
— Ну, теперь их стало на одного меньше.
Мой новый компаньон с минуту переваривал эти сведения, потом с вызовом посмотрел на меня:
— Ну, и что может сделать маленькая нормальная девчонка против вампиров Джексона? Ты что, владеешь боевыми искусствами? Ты великий стрелок? Служила в армии?
— Нет, — мне пришлось улыбнуться. — Вовсе нет. Никогда обо мне не слышал?
— Ты чем-то знаменита?
— Да вряд ли. — Но мне было приятно, что у него не было никаких предубеждений против меня. — Наверное, лучше, чтобы ты сам узнал обо мне.
— Надеюсь, ты не собираешься превратиться в змею, — он встал. — Ты случайно не парень? — И широко раскрыл глаза от этого запоздалого подозрения.
— Нет, Олси, я женщина. — Я постаралась произнести эти слова как можно спокойнее, но это было трудно.
— Я бы об залог побился, что это так, — он заулыбался мне. — Если ты не какая-нибудь супер-женщина, что ты собираешься делать, когда узнаешь, где находится твой парень?
— Я позвоню Эрику… — и вдруг поняла, что не стоит раскрывать секреты вампиров. — Эрик — начальник Билла. Он будет решать, что мне делать.
— Я не доверяю Эрику, — сказал Олси со скептической миной. — Я никому из них не доверяю. Он тебя наверняка облапошит.
— Как?
— Может воспользоваться твоим парнем как рычагом. Потребует возмещения убытков, поскольку у них — один из его людей. Может воспользоваться похищением твоего парня как поводом развязать войну, в этом случае твой будет казнен на месте.
Мои мысли так далеко не заходили. Я объяснила: Билл кое-что знает. Важные сведения.
— Отлично. Тогда его могут оставить в живых. — Потом увидел мое лицо, и на его лице отразилась досада. — Эй, Сьюки, прости. Я иногда сначала говорю, потом думаю. Не бойся, вернем мы его, хоть меня тошнит, как подумаю, что такая женщина — и с одним из этих кровососов.
Больно было это слышать, зато, как ни странно, я взбодрилась.
— Наверное, надо сказать спасибо, — я попыталась улыбнуться. — А ты? У тебя есть план, как внедрить меня к вампирам?
— Ага. В Джексоне есть ночной клуб, возле здания конгресса. Туда пускают только сверхъестественных существ и их дам. Никаких туристов. Вампиры не могут сделать его окупаемым, но у них там удобное место встреч, так что впускают повеселиться и нас, низшую расу. — Он улыбнулся. Зубы у него были великолепные — белые и острые. — Я могу туда придти, они ничего не заподозрят. Я всегда захожу, когда оказываюсь в Джексоне. А тебя приведу как свою барышню. — Он вдруг растерялся. — Слышь, лучше я скажу тебе сразу. Ты вроде из таких, как я, — всегда ходишь в джинсах. Но в этом клубе, видишь ли, хотят, чтобы дамы были одеты на выход — в вечерних туалетах. — Он испугался — подумал, что у меня в шкафу нет модных платьев; эту мысль я прочла отчетливо. И не хотел, чтобы меня унизили, не впустив, если я буду не так одета. Надо же, какой мужик!
— Твою девушку такое, небось, не волнует, — это я попыталась выудить у него что-нибудь о его личной жизни — из чистого любопытства.
— Вообще-то она живет в Джексоне, . Но мы расстались два месяца назад, — признался он. — Она стала встречаться с другим оборотнем. Представляешь, ее парень превращается в какую-то дурацкую сову!
Спятила она, что ли? Конечно, эта история не так проста. И, конечно, — из разряда «не твое дело».
Так что я без лишних слов прошла к себе в комнату и упаковала два вечерних платья и все аксессуары в сумку на длинной ручке. Платья эти я купила в магазине «Наряды от Тары», которым заведует (а теперь и владеет) моя подруга Тара Торнтон. Спасибо Таре, позвала меня, когда эти шмотки поступили на распродажу. Вообще-то дом, в котором находится магазин, принадлежит Биллу, и он дал указание всем фирмам, находящимся в его доме, сделать открытый счет на мое имя, он оплатит все мои покупки, но я не поддалась искушению. Разве что брала платья взамен тех, что Билл разорвал на мне в моменты экстаза.
Я очень горжусь этими двумя платьями, у меня в жизни не было ничего подобного, и я с довольной улыбкой застегнула молнию сумки.
Олси сунул голову в дверь спальни и спросил, готова ли я. Взглянул на кремово-желтое покрывало на кровати и занавески в тон и одобрительно кивнул.
— Мне надо позвонить начальству, — сказала я. — Потом можно ехать.
Присела на краешек кровати и сняла трубку.
Пока я набирала личный номер Сэма, Олси прислонился к стене возле двери в чулан. Сэм сонно ответил, я извинилась за ранний звонок. — Что у тебя стряслось, Сьюки? — пробормотал Сэм нетвердым голосом.
— Надо уехать на пару дней, — прости, не предупредила заранее, но вчера договорилась с Сью Дженнингс, она за меня поработает.
— Куда это?
— В Миссисипи, город Джексон.
— Договорилась с кем-нибудь, чтобы брали твою почту?
— Брат обещал. Спасибо за внимание.
— А поливать растения?
— У меня все такие, что доживут до моего приезда.
— Ладно. Одна едешь?
— Нет, — запинаясь, призналась я.
— С Биллом?
— Нет, он, хм, не появился.
— У тебя неприятности?
— Да нет, все в порядке, — соврала я.
— Ты ему скажи, что едешь с мужчиной, — загремел Олси прямо мне в ухо, и я с раздражением взглянула на него. Он стоял, прислонившись к стене, и закрывал большую часть этой стены.
— Кто там около тебя? — В чем-чем, но в чутье Сэму не откажешь.
— Да, это Олси Герво, — я сообразила, что не вредно сказать человеку, который о тебе беспокоится, что уезжаешь именно с этим парнем. Первое впечатление может быть совсем неправильным, и пусть Олси поймет, что кто-то с ним считается.
— Ага, — по реакции Сэма мне показалось, что это имя ему знакомо. — Дай-ка ему трубку.
— Зачем это? — иногда я допускаю покровительственное отношение к себе, но я уже вдоволь этого нахлебалась.
— Трубку ему дай, черт возьми, — Сэм практически не ругается, и я скорчила гримасу — показать свое отношение к его требованию и передала трубку Олси. Я протопала в гостиную и стала смотреть в окно. Вот это да! Там стояла машина с длинным кузовом марки Додж Таран. Спорю на что угодно, эта машина оснащена всем, чем только можно.
Я за ручку выкатила чемодан, повесила сумку на стул у двери, так что мне осталось только надеть толстую куртку. Спасибо, что Олси предупредил насчет формы одежды в баре, мне бы в голову не пришло взять с собой что-то модное. Дураки эти вампиры. Какие-то дурацкие правила насчет формы одежды.
Я была Сердита, с большой буквы.
Я вернулась в холл, в уме перебирая, что положила в чемодан, пока эти оборотни вели (судя по всему) «мужской разговор». Посмотрела через дверь в спальню — Олси, прижав к уху трубку, примостился на краешке моей кровати, где только что сидела я. Странно, но здесь он смотрелся как у себя дома.
Я в беспокойстве мерила шагами гостиную и поглядывала в окно.
Может, они делятся опытом, как изменять обличье. Хоть оба они были ветвями одного дерева, но в сравнении с Олси Сэм, можно сказать, — в легком весе (он обычно превращается в колли, хотя может принять и любой другой облик). Сэм же воспринял бы Олси несколько злобно-ехидно: у вервольфов дурная репутация.
Олси широким шагом вошел в холл, топая по твердому деревянному полу тяжелыми башмаками: — Я ему обещал позаботиться о тебе. Ну, будем надеяться, что наше дело выгорит. — Он сказал это без тени улыбки.
Я настраивалась высказать свое раздражение, но его последние слова прозвучали настолько уместно, что раздражение вышло из меня, как воздух из проколотой шины. В сложных взаимоотношениях между вампирами, вервольфами и людьми есть множество нюансов, и легкое отклонение от нормы может все испортить. В конце концов, мой план был неубедительным, влияние вампиров на Олси не велико. Ведь может оказаться, что Билла захватили не без его желания; может, он доволен своим пребыванием в плену у короля, пока вампирша Лорена рядом с ним. Может, его разозлит мое появление.
Может, он уже мертв.
Я заперла за собой дверь дома и пошла за Олси. Он засунул мои вещи в длинный кузов своего Тарана.
Снаружи автомобиль сверкал, но внутри был захламлен, как у любого человека, работающего в дорожных условиях: там были свалены в одну кучу жесткая каска, счета, деловые бумаги, сапоги, аптечка скорой помощи. И то хорошо, что съедобных отходов не было. Пока мы подскакивали на ухабах моего разрушающегося подъездного пути, я подобрала перетянутую резинкой пачку брошюр с надписью на титульном листе «Фирма „Герво и сын“, точная съемка местности». Я вытащила верхний листок и тщательно изучала его, пока Олси проезжал короткую дистанцию до шоссе 20, чтобы взять направление на восток до Монро, Виксбурга и далее к Джексону.
Из брошюрки я узнала, что Герво, отец и сын, владеют компанией, проводящей геодезические съемки в двух штатах, имеют офисы в городах Джексоне, Монро, Шривпорте и Батон Руж. Головной офис, как и говорил Олси, находится в Шривпорте. На фотографии в брошюре были сняты двое мужчин, и внешность старшего Герво оказалась не менее впечатляющей, чем у сына.
— Твой папа тоже вервольф, а? — спросила я, переварив полученную информацию и сообразив, что семья Герво, мягко говоря, процветает, а, возможно, просто богата. Хотя они для этого много поработали; и сейчас много работали бы, если бы старший мистер Герво смог держать в узде свою любовь к азартным играм.
— Оба родителя, — после паузы сказал Олси.
— Ох, извини, — я не знала, за что извиняюсь, но в сомнительных ситуациях я всегда предпочитаю извиняться.
— А иначе ребенок не будет вервольфом, — немного подумав, объяснил Олси. Не знаю, объяснял ли он из вежливости, или действительно считал, что меня надо просветить.
— Так как же вышло, что Америка не переполнена оборотнями и вервольфами? — заинтересовалась я, обдумав его слова.
— Подобные должны жениться на подобных, тогда родится еще один такой же. Но не всегда рождается двойня. А в каждом браке может быть только один ребенок со свойствами родителей. Причем среди детей высокая смертность.
— Значит, если ты женишься на вервольфе, только один из твоих детей сможет превращаться в волка?
— Это свойство станет заметно только с наступлением половой зрелости.
— Вот ужас-то. Да, быть подростком всегда не просто.
Он улыбнулся, но не мне, а глядя на дорогу:
— Угу, а это свойство многое осложняет.
— А твоя бывшая девушка… оборотень?
— Угу. Я вообще-то не встречаюсь с оборотнями, но, наверное, понадеялся, что тут будет по-другому. Оборотни и вервольфы всегда очень нравятся друг к другу. По-моему, это называется животный магнетизм, — попытался пошутить Олси.
Мой босс, сам будучи оборотнем, радовался, заводя друзей среди других оборотней в своем Округе. Он околачивался возле менады (слово «встречался» было бы слишком изящным описанием их отношений), но она ушла от него. Теперь Сэм надеялся подыскать себе другую подходящую даму-оборотня. Он чувствовал себя уютнее с необычными людьми — такими как я, с дефектами в психике, или с другими оборотнями, чем с нормальными женщинами. Рассказывая все это, он считал, что делает мне комплимент, или просто констатирует статус-кво; но меня эти слова немного уязвляли, хотя моя ненормальность проявилась, когда я была еще очень маленькой.
Чтобы стать телепатом, не надо ждать полового созревания.
— И как так вышло? — рискнула я спросить. — Почему ты решил, что с ней будет по-другому?
— Она сказал мне, что бесплодна. А я узнал, что она пользуется предохранительными таблетками. Большая разница. Я этого не простил. Даже у оборотня и вервольфа может родиться ребенок, которому надо меняться при полной луне, хотя только дети чистокровной пары — если оба вервольфы или оба оборотни — могут изменять обличье по желанию.
Да, тут есть о чем подумать.
— Значит, ты обычно встречаешься с нормальными старыми девами. А не трудно сохранять в секрете такой важный фактор своей жизни?
— Трудно, — признался он. — Встречаться с нормальной девушкой — не так легко. Но с кем-то надо встречаться. — В его громовом голосе прозвучало отчаяние.
Я долго думала над его словами, а потом закрыла глаза и сосчитала до десяти. Я скучала по Биллу в самом элементарном и неожиданном смысле. Первый намек был, когда я почувствовала странные ощущения ниже талии. Тогда, неделю назад, я смотрела «Последний из могикан» и зациклилась на Дэниеле Дэй-Девисе, скачущем через лес. Если бы я появилась из-за дерева прежде, чем он увидел Мадлен Стоув…
Надо следить за каждым своим словом.
— Значит, если ты укусишь кого-то, он не превратится в вервольфа? — я решила немного сменить тему. Потом вспомнила, как Билл укусил меня в последний раз, и почувствовала, что кровь прилила… черт возьми.
—  Превратится, если укусил волк-самец. Это даже в кино показывают. И такие бедняги умирают довольно быстро. Но дар не передается, если волк-самец, ну, зачнет детей, находясь в человеческом облике. А если зачатие произошло, когда он в измененном обличье, тогда будет выкидыш.
— Смотри ты, как интересно, — это все, что я смогла сказать в ответ.
— Но и тут есть некий элемент сверхъестественного, как у вампиров, — продолжал Олси, не глядя на меня. — Ведь никто до сих пор не понял, что он передается генетически. Мы даже не можем объявить всему миру о своем существовании, как это сделали вампиры. Нас ведь запрут в зоопарки, стерилизуют, отправят в гетто, — потому что мы иногда превращаемся в зверей. Гласность как будто придала вампирам обаяния и сделала их богатыми. — В его голосе слышалась немалая горечь.
— А как ты рискнул рассказать мне все это вот так, с места в карьер? Если это такой большой секрет? — За десять минут я выведала у него больше, чем от Билла на протяжении нескольких месяцев.
— Мы с тобой пробудем вместе несколько дней, и нам будет легче общаться, если ты в курсе дела. Мне кажется, у тебя хватает своих проблем. И потом, вампиры тоже держат тебя в руках. Вряд ли ты станешь болтать. Ну, а в худшем случае… если я в тебе ошибся… попрошу Эрика зайти к тебе и стереть из твоей памяти все, что ты узнала. — Он раздраженно встряхнул головой и произнес в полном недоумении. — Не знаю я, почему столько натрепался, правда. Просто у меня такое ощущение, что я тебя сто лет знаю.
Я не знала, что отвечать, но что-то говорить надо. Иначе его последняя фраза покажется слишком значительной.
— Мне ужасно жаль, что вампиры прижали твоего папу. Но мне надо найти Билла. Если нет другого варианта, надо соглашаться на такой. Я просто обязана для него это сделать, даже если… — Голос у меня задрожал. Я не хотела договаривать. Все возможные продолжения фразы были слишком печальны, слишком безысходны.
Олси Герво пожал плечами.
— Привести в бар хорошенькую девушку — не Бог весть какой подвиг, — он снова пытался успокоить меня, поднять мой боевой дух.
На его месте я не была бы способна на такую щедрость.
— А что, твой папа постоянно играет? — Олси долго молчал, потом проронил:
— Только с тех пор, как умерла мама.
— Прости, — я отвела глаза в сторону: вдруг ему не хочется, чтобы я видела его лицо. И для поддержания разговора сказала:
— А у меня нет родителей.
— Давно ушли?
— Мне тогда было семь лет.
— А кто тебя растил?
— Бабушка — меня и брата.
— Жива еще?
— Нет, в этом году умерла. Ее убили.
— Круто. — Прозаичный парень этот Олси.
— Угу. — Но у меня был к нему еще вопрос: — А тебе оба родителя рассказали про тебя?
— Нет. Мне дедушка рассказал, когда мне исполнилось тринадцать. Он заметил признаки. Я не знаю вервольфов-сирот, которые пережили бы этот возраст без помощи старшего.
— Да уж, вам не позавидуешь.
— У нас принято знать обо всех вервольфах, какие родились в нашем Округе, так что ни одного не пропустим, не предупредив.
Предупреждение, даже из вторых рук, все-таки лучше, чем никакого. Но все-таки пережить такое в жизни — серьезная травма.
Мы сделали остановку в Уиксбурге, чтобы заправить машину. Я предложила заплатить, но Олси твердо объявил, что внесет эту сумму в свои расходные книги как служебную трату, потому что ему на самом деле надо повидать кое-кого из клиентов. И отмахнулся от моего предложения хотя бы покачать насос. Согласился выпить чашку кофе за мой счет, и так благодарил, будто я подарила ему новый костюм. День был холодный, светлый, и я быстрым шагом обошла заправочную станцию, разминая ноги, прежде чем вновь вскарабкаться в кабину пикапа.
При виде указателей к мемориалу «Поле битвы» я вспомнила один из любопытных дней своей взрослой жизни. И вдруг поймала себя на том, что рассказываю Олси о любимом клубе бабушки, «Потомках Славных Мертвецов», и о поездке Потомков к мемориалу «Поле битвы» два года назад. Я вела одну машину, Максина Фортенбери (бабушка одного из друзей моего брата Джейсона) — другую, и напутешествовались мы от души. Каждый из Потомков притащил с собой любимый текст об этой битве, а на первой же остановке в Центре посетителей все Потомки затарились картами и памятными сувенирами. В общем и целом, мы отменно провели время. Мы прочитали надписи на каждом памятнике, мы устроили пикник возле восстановленного американского самолета «Каир» и вернулись домой уставшие и нагруженные сувенирными трофеями. Мы даже успели побывать в казино «Остров Капри»: целый час глазели в изумлении на все это и подкармливали какой-то экспериментальный игровой автомат. Для бабушки это был счастливый день, не менее счастливый, чем когда она уговорила Билла выступить на встрече Потомков.
— Зачем ей это надо было от него? — спросил Олси. Он улыбался, слушая, как я описываю нашу остановку на ужин в «Бочке Щелкунчика».
— Билл — ветеран, то есть ветеран войны, я имею в виду.
— Вот как? — обогнав очередную машину, он спросил: — Ты хочешь сказать, что твой бойфренд — ветеран Гражданской войны ?
— Вот именно. Он тогда был человеком. Он стал таким только после войны. И у него была жена и дети. — Вряд ли я имела право считать его своим бойфрендом, ведь он чуть было не бросил меня ради кого-то другого.
— Кто сделал его вампиром? — спросил Олси. Мы уже были в Джексоне, и он пробирался по улицам в предместье, где находилась квартира, принадлежащая его компании.
— Не знаю. Он про это не рассказывал.
— Странно, по-моему.
Мне тоже это казалось странным, но я считала, что вопрос слишком личный, и если бы Билл захотел, то и сам бы рассказал. Я знала, что между старшим по стажу вампиром и новичком, которого он «привел», завязываются очень прочные отношения.
— Мне кажется, он по сути дела больше мне не бойфренд, — призналась я. Хотя само это слово «бойфренд» было очень слабым отражением того, что значил для меня Билл.
— Вот что!
Я покраснела. Не надо было этого говорить.
— Но я все равно должна его найти.
После этого мы какое-то время молчали. Из городов последний раз я бывала в Далласе, ну, так этот Джексон и в подметки ему не годился по своим размерам. (С точки зрения моих интересов, это было его большим плюсом). Олси показал мне позолоченную фигуру на куполе нового здания конгресса, и я должным образом повосхищалась. Мне показалось, что это орел, но, не будучи уверенной, спрашивать постеснялась. Может, мне уже требуются очки? Мы подъехали к нужному нам зданию — на пересечении Хай и Стэйт-стрит. Здание было неновым, кирпичи потеряли свой золотистый блеск, и теперь здание стало закопченного светло-коричневого цвета.
Здесь квартиры больше, чем в новостройках, — объяснил Олси. — Есть комнатка для гостей. Нам должны были все приготовить. У нас договор со службой уборки квартир.
Я молча кивнула. Не могла вспомнить, бывала ли я когда-нибудь в многоквартирном доме. Потом сообразила — да, конечно. У нас в Бон Темпс есть двухэтажное U-образное здание, в котором много квартир. Конечно, я была там у кого-то в гостях; в последние семь лет почти каждый одинокий человек в Бон Темпс арендовал для себя квартиру в этом доме на том этапе своей жизни, когда встречался с кем-нибудь.
Олси сказал, что их квартира — на верхнем, пятом этаже. С улицы съезжаешь прямо по пандусу на парковку. На входе в гараж есть будочка, в ней сидит охранник. Олси предъявил ему пластиковый пропуск. Охранник — крепкого сложения парень, со свисающей изо рта сигаретой — едва глянул на пропуск и нажал на кнопку, шлагбаум поднялся. На меня охранник не произвел особого впечатления. Мне показалось, что я сама в состоянии сбить его с ног. А мой брат, Джейсон, размазал бы его по тротуару.
Мы выкарабкались из пикапа и достали вещи с заднего сиденья. Моя дорожная сумка доехала хорошо. Олси не спросясь взял чемоданчик. И повел меня в центральную часть гаража, к сверкающей двери лифта. Нажал кнопку, дверь сразу открылась. Олси щелкнул по кнопке с цифрой 5, и лифт, безостановочно скрипя, повез нас наверх. В лифте, про крайней мере, было очень чисто, а когда дверь, зашуршав, распахнулась, перед нами оказался холл, устланный ковром.
— Дом теперь кондоминиум, так что мы выкупили эту квартиру, — небрежно бросил Олси. Да, они с папой неплохо заработали. На этаже четыре квартиры, сказал Олси.
— А соседи кто?
— В 501-й — два сенатора штата, но на каникулы они уезжают домой, не сомневаюсь. В 502-м живет мадам Чарльз Осбер Третий, с сиделкой. До прошлого года была такая величественная гранд-дама. По-моему, теперь у нее ноги не ходят. Квартира 503 сейчас пуста, если риэлтор не продал ее за последние две недели. — Он отпер дверь квартиры 504, распахнул ее и жестом пропустил меня вперед.
Я вошла в безмолвие и тепло квартиры. Слева холл замыкался кухней, но кухонное пространство было отгорожено не стенами, а стойками, так что глазам беспрепятственно открывалась гостиная, она же столовая. Сразу справа от входа была дверь, видимо, чуланчика для верхней одежды, и за ней еще одна — в спаленку с аккуратно застеленной двухместной кроватью. Следующая за ней дверью вела в ванную, облицованную бело-голубыми плитками, с полотенцами на вешалках.
За гостиной слева от меня находилась дверь другой спальни, побольше.
Я на минутку заглянула в нее, не желая демонстрировать любопытство к личным покоям Олси. Кровать у него была королевская. Я подумала — интересно, активно ли развлекаются Олси и его папа, приезжая сюда.
— При спальне хозяина есть своя ванная, — объяснил Олси. — Я бы уступил тебе комнату побольше, но в ней телефон, а я жду служебных звонков.
— Мне и небольшая сгодится, — пробормотала я и еще порыскала по квартире, пока мне не принесли сумки.
Вся квартира была симфонией в бежевых тонах. Бежевый ковер, бежевая мебель. На стенах обои — на бежевом фоне какой-то восточный рисунок типа бамбука. Здесь было очень чисто и очень тихо.
Я развесила свои вещи в шкафу и подумала — интересно, сколько же ночей мне придется ходить в клуб. Если больше двух, придется прибарахлиться. Но это было невозможно — при моем-то бюджете. Привычное беспокойство тяжелым грузом легло на плечи.
Бабушка, царствие ей Небесное, не смогла много оставить мне, особенно после расходов на ее похороны. Дом оказался чудесным и неожиданным подарком.
Давно истрачены деньги — доход от ныне иссякшей нефтяной скважины, на них она растила Джейсона и меня. А моя зарплата, полученная за работу по совместительству на далласских вампиров, в основном ушла на покупку двух платьев, оплату налога на собственность и — вы будете смеяться — на спиливание дерева, потому что буран в прошлую зиму раскачал его корни и оно слишком сильно наклонилось к дому. Большая ветвь уже рухнула и немного повредила жестяную крышу. К счастью, Джейсон и Хойт Фортенбери разбирались в кровлях и отремонтировали крышу.
И тут я вспомнила грузовик с кровельным материалом, который видела возле Белл Райв.
И рывком села на кровати. Откуда это во мне? Мелочно ли с моей стороны злиться, что мой бойфренд придумал десяток различных способов устроить благополучие своих потомков (недоброжелательных и часто важничающих Бельфлеров), когда я, любовь его последующей жизни, вся издергалась из-за дырявого бюджета?
Еще бы мне не быть мелочной!
Мне должно быть стыдно за себя.
Но это потом. Сейчас мне было не до суммирования своих горестей.
Как только я начинала думать о проблеме денег (об отсутствии оных), я удивлялась — неужели Эрику не пришло в голову, когда он отправлял меня с этой миссией, что я пропущу рабочие дни, и мне никто за них не заплатит. А без зарплаты я не смогу заплатить за работу электрикам, или оплатить кабельное телевидение, или телефон, или страховку машины… конечно, у меня есть моральная обязанность отыскать Билла, так ведь? Независимо от того, на какой стадии находятся наши взаимоотношения.
Я снова плюхнулась на кровать и сказала себе — все как-нибудь утрясется. В глубине души я знала, что мне надо только одно — сесть рядом с Биллом — если допустить, что я его когда-нибудь вообще верну назад — и объяснить ему мое положение, и он… он что-нибудь придумает.
Но просто брать у Билла деньги я не могла. Конечно, будь мы женаты, все было бы в порядке: у супругов все общее. Но жениться мы не могли. Это было бы незаконно.
Кстати, он мне и не предлагал.
— Сьюки? — послышалось за дверью.
Я заморгала и села. В дверях стоял Олси, скрестив руки на груди, лениво облокотясь о косяк.
— Ну, как ты?
Я неуверенно кивнула.
— Соскучилась по нему?
Мне было стыдно говорить о своих финансовых проблемах, да они были не так уж и важны. Билл важнее, конечно. Я кивнула — так было проще.
Он уселся рядом и обнял меня. Такой теплый, и пахло от него моющим порошком Тайд, и мылом «Ирландская весна», и мужчиной. Я закрыла глаза и снова сосчитала до десяти.
— Ты соскучилась по нему, — утвердительно сказал он. Потянулся, взял меня за левую руку, а правой прижал меня к себе. Знал бы ты, как сильно , — подумала я.
Очевидно, когда привыкаешь к регулярному и захватывающему сексу, тело начинает жить по своим законам, а когда оно вдруг лишилось этой разрядки… Не говоря уж о том, как не хватает хотя бы просто объятий. Мое тело умоляло меня опрокинуть Олси Герво на кровать, а дальше оно само знает, что с ним делать. Прямо сейчас .
— Да, соскучилась ужасно, независимо от того, какие у нас с ним возникли проблемы, — сказала я тоненьким дрожащим голоском. Я не открывала глаза, потому что знала — если открою, то увижу на его лице крошечное, чуть заметное выражение, — и этого импульса для меня окажется достаточно.
— И когда, по-твоему, нам пора отправляться в клуб? — я уверенно переводила стрелки.
Думать о другом!
В другую сторону!
— Хочешь, я приготовлю ужин перед клубом? — Минимум, на что я способна. Я вылетела из кровати, как пробка из бутылки, и обернулась к нему с самой естественной улыбкой, какую сумела изобразить. Подальше от такой близости, или уж поставить все на карту.
— Слушай, давай лучше пойдем в кафе «Мэйфлауэр». Оно похоже на старинный вагон-ресторан — впрочем, это и есть вагон-ресторан, тебе понравится. Туда все ходят — сенаторы, плотники, кто угодно. Там подают пиво, ты пьешь? — Я пожала плечами и кивнула. Мне все сгодится. — Только я пью немного, — предупредила я.
— Я тоже пью немного, может, потому, что мой папа имеет привычку пить много и часто. Тогда он принимает неправильные решения. —
Олси, кажется, пожалел о своих словах.
— А после «Мэйфлауэра» пойдем в клуб. — И тут он явно оживился. — Сейчас темнеет рано, но вампиры приходят попозже: сначала примут крови, встретятся со своими девушками, провернут какой-нибудь бизнес. Нам надо придти туда к десяти. Значит, поесть пойдем часов в восемь, годится?
— Еще бы, классно, — и тут я растерялась. Было еще два часа дня. Убирать квартиру не надо. Готовить смысла не было. Если бы я хотела почитать, у меня с собой были книги. Но в моем нынешнем настроении вряд ли чтение поможет состоянию… ума.
— Послушай, ты не возражаешь, если я сгоняю к клиентам?
— Отлично. — Я подумала — ну и хорошо, пусть его не будет в непосредственной близости от меня. — Ты иди по своим делам. У меня книжки с собой, и телевизор тут есть. — Почему бы не начать с детектива?
— Если хочешь… не знаю, как сказать… у моей сестры, Дженис, в четырех кварталах отсюда, в старом районе, есть косметический салон. Она замужем за местным парнем. Если хочешь, пойди к ней, пусть тебя приведут в форму.
— Ох, я… ну, это… — я не настолько умудрена опытом, чтобы придумать простой и правдоподобный отказ, когда на пути к такому искушению зловещим барьером стоит мое безденежье.
И вдруг его лицо озарилось новой мыслью:
— Если ты забежишь к ней, она сможет оглядеть тебя с ног до головы. В конце концов, предполагается, что ты моя девушка. А Дебби она ненавидела. Ты доставишь ей большую радость своим визитом.
— Очень мило с твоей стороны, — я старалась не показать голосом того, как я тронута и смущена. — Я этого не ожидала.
— Ты тоже — не то, что я ожидал увидеть, — ответил он и ушел по своим делам, оставив у телефона номер салона сестры.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Клуб мертвяков - Харрис Шарлин



книжечка нормальная,но можно и лутче
Клуб мертвяков - Харрис Шарлинтайна
24.10.2010, 19.23





посмотрите "Настоящая кровь"
Клуб мертвяков - Харрис ШарлинНастя
1.07.2013, 23.59





отличные книги. читаешь не оторваться. также отличный фильм по книгам. большое спасибо Шарлин Харрис за эти книги!!!!
Клуб мертвяков - Харрис Шарлинпоклонница вампиров джули
31.01.2014, 1.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100