Читать онлайн Мужья и любовники, автора - Харрис Рут, Раздел - Глава II в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мужья и любовники - Харрис Рут бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мужья и любовники - Харрис Рут - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мужья и любовники - Харрис Рут - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харрис Рут

Мужья и любовники

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава II

– К. А.? – спросил он, указывая на монограмму на се портфеле? – «Корьян Ассошиэйтс»? – Это была фирма по техническому дизайну, в которой когда-то ему предлагали работу.
– Нет, – ответила Кэрлис, улыбаясь, хотя все еще не могла прийти в себя после на редкость изматывающего дня.
На линиях «Янки Эйр» впервые случилась катастрофа. Самолет, направлявшийся из Провиденса в Бостон, попал во встречные потоки воздуха и совершил вынужденную посадку. Никто не пострадал, но во время расследования выяснилось, что у второго пилота в рукав была зашита ампула с кокаином. Специальное исследование он не проходил, а анализ крови не выявил наличия наркотиков. Кэрлис все сделала, чтобы новость не просочилась в прессу, но Ада, чего можно было ожидать, пришла в неистовство и немедленно уволила этого парня. Тот связался с профсоюзом летчиков, который пригрозил придать дело гласности, чего Кэрлис как раз и стремилась всячески избежать. Весь день она болталась между Адой, которая никак не могла побороть свой гнев, возмущенным пилотом и бюрократами из профсоюза. – Это мои инициалы. Кэрлис Арнольд.
Она вновь улыбнулась. Сосед был на редкость привлекателен – но по-иному, чем Кирк, который просто выделялся в толпе; в этом человеке чувствовался некий магнетизм, он был похож на кинозвезду – темные волосы, оливковая кожа, светлые, почти прозрачные глаза янтарного цвета и пушистые темные ресницы. Не просто привлекательный, вдруг сообразила Кэрлис, но красивый мужчина.
– Кэрлис Арнольд? – переспросил он, отмечая ее пронзительно-зеленые глаза: в них любой утонет. Карие, с золотистыми крапинками, глаза Джейд – другие, в них, напротив, мужчина видит себя самого. Иногда отражение льстит ему, иногда получается слишком точным. – Тогда не исключено, что мы знакомы, хотя и косвенно. Вы имеете какое-нибудь отношение к Кирку Арнольду?
– Я его жена, – она улыбнулась в третий раз. Улыбка была мягкая, смущенная, доброжелательная; Джейл улыбалась иначе – уверенно и призывно.
Джордж улыбнулся в ответ располагающей и, хоть Кэрлис этого и не знала, натренированной улыбкой. Он сказал, что знает ее мужа, они встречались, когда он начинал делать одну работу.
– В самом деле? – откликнулась она, чувствуя, как усталость чудесным образом проходит.
– Потом эту работу передали другой фирме – «Тайдингс – Оуэн – Бреннеке», – продолжал Джордж, добавив, что речь шла об оформлении логотипа компании «Суперрайт», когда Кирк как раз начал заниматься ею, а он, Джордж, организовывал на паях с Ролли Леландом собственную фирму. – Впрочем, никаких обид на «ТОБ» не держу. В конце концов, я сам там когда-то работал.
Джордж сказал ей, что по профессии он дизайнер, а когда принесли белое вино и жареный миндаль, стал рассказывать забавные и не слишком лестные истории о самовлюбленных художниках и капризных клиентах, которые донимают разного рода предложениями, и кошмарных результатах соединения людей этих двух категорий.
Прислушиваясь, Кэрлис пыталась понять, отчего так много мужчин стараются выглядеть непривлекательно. По-видимому, они считают, что обаяние несовместимо с мужественностью. Кэрлис знала, что это не так. И ее сосед тоже, видимо, понимал это.
Когда самолет приземлился в Ла Гуардии, шел дождь. Даже не дождь – ливень. Сверху низвергались потоки воды, заливая дренажные трубы. Все тротуары были покрыты водой, небо застилала сплошная пелена, и хотя было только шесть часов, включили уличное освещение. Выйдя из здания аэровокзала, пассажиры устроили совершенно неприличную сцену, стараясь первыми попасть в те несколько такси, что стояли у входа. Двое пожилых людей в дорогих костюмах замахивались друг на друга портфелями.
Кэрлис остановилась, соображая, как же ей попасть домой. Кирк, конечно, предусмотрел бы такую возможность, лимузин стоял бы наготове. Привыкнув экономить деньги, Кэрлис никогда не заказывала машины, даже если клиент оплачивал ее. Стоя у входа в аэровокзал, чувствуя, как усталость вновь овладевает ею, Кэрлис подумала, что Кирк прав и эта экономия – один из ее капризов.
Джордж стоял неподалеку и видел, как она беспомощно оглядывается по сторонам. Поймав ее взгляд, он сочувственно покачал головой. В этот момент подъехала машина, заказанная им утром, и он окликнул Кэрлис, сопровождая слова приглашающим жестом.
– Садитесь, я вас подвезу.
Она с благодарностью скользнула в салон, сразу же сняв мокрые туфли.
– Какое блаженство, – сказала она и, еще раз поблагодарив, откинулась на спинку сиденья.
– Непривычное блаженство, – ответил он, следя за тем, как шофер пытается выбраться на нужную полосу.
– Непривычное?
– Я вызываю машину только потому, что это приводит в ярость моего клиента. – Он дал шоферу адрес Кэрлис. – Обычно-то я, как все, беру такси. Но ради Ады я вызываю лимузин – лишь бы позлить ее.
– Ада, вы сказали – Ада? Может, Ада Хатчисон? – зачастила Кэрлис, сообразив вдруг, что произошло двойное совпадение: Джордж едва не оказался на одной работе с Кирком, а теперь выясняется, что они работают с Адой. – Скряга Ада?
– Вот-вот, скряга Ада, – засмеялся Джордж. – Она самая, она, единственная… – Выяснилось, что Джордж реставрирует представительство «Янки Эйр» в Кембридже. В Бостон их привели одни и те же обстоятельства, связанные с Адой Хатчисон и «Янки Эйр».
Кэрлис громко рассмеялась, представив себе, как Аде приносят счет за лимузин. Ей удалось расширить представления о легендарной новоанглийской жадности. Именно поэтому, кстати, Кэрлис и не стала заказывать машину. Но этот человек явно знал, как надо обращаться с Адой. Они даже не заметили, как добрались до Манхэттена, рассказывая друг другу разные истории про Аду Хатчисон.
– Спасибо, что подбросили. – Уже выходя из машины, остановившейся у ее дома, Кэрлис сообразила, что не знает даже имени своего избавителя. – Если бы не вы, я все еще торчала бы в аэропорте. Как вас зовут?
– Джордж, – представился он. – Джордж Курас. Славный грек из Тарпон-Спрингса.
– Спасибо, Джордж, – она захлопнула дверцу, сразу же мысленно возвращаясь к обычным заботам жены. Дома ли Кирк? В каком он настроении? Как он решит – пообедать дома или пойти куда-нибудь? Ей хотелось только одного – рухнуть на кровать. Но после замужества Кэрлис приучила себя думать сначала о Кирке. При всех волнениях, которые они недавно пережили, Кэрлис. никогда не задумывалась о том, чтобы снова зажить одной.
– Я встретилась сегодня с одним человеком, с которым ты, возможно, был знаком по работе, – небрежно заметила Кэрлис, уже ложась спать. Его зовут Джордж Курас.
– Джордж Курас? – Кирк безразлично пожал плечами, пытаясь вспомнить. – Что же, весьма вероятно.
– Мы летели одним рейсом из Бостона, – продолжала она, сама не зная зачем. Ведь Кирку это явно неинтересно. Вообще-то с тех пор, как Кирк купил «Самоуч», его мало что интересовало, кроме стремительно расширяющегося дела. – Он подбросил меня домой.
– Очень мило с его стороны, – рассеянно сказал Кирк, целуя ее и выключая свет. Кирк не только быстро ходил и думал, он и засыпал быстро, чтобы утром пораньше проснуться и приступить к работе со свежими силами. – А то я боялся, что тебе не выбраться в такой дождь из аэропорта. Говорил же я тебе – вызывай машину, – сказал Кирк, снова возвращаясь к давнему спору.
– Ты прав, – ответила Кэрлис, впервые подумав, что впредь так и будет делать. Если она может позволить себе пофлиртовать с мужчиной вроде Джорджа Кураса, то лимузин ею явно заслужен. Мысль показалась ей любопытной.
Засыпая, Кэрлис подумала о Джордже Курасе. Интересно, а он лег один? В это что-то плохо верилось.


Джейд была в Палм-Спрингсе, на выставке кожаных изделий, так что, высадив Кэрлис, Джордж решил поужинать с Уиллом. Потом он прогулялся до дома, который был от ресторана всего в нескольких кварталах, посмотрел одиннадцатичасовые новости и лег спать. Он скучал по Джейд, по ее телу и жалел, что ее не было рядом. Тут его мысли обратились к Кэрлис. Интересно, они с мужем сегодня занимаются любовью? Неужели она в постели так же сдержанна, как и на публике? Вряд ли, краешек розовой комбинации, который он успел заметить, свидетельствовал об обратном.
Он почувствовал, как начинается эрекция. Так-так, милый, ты почти готов. Еще бы, живешь с потрясающей женщиной, а она от тебя сейчас за тысячу миль. Джордж улыбнулся. Пожалуй, братец, ты слишком стар, сказал он себе, чтобы становиться под холодный душ. Надо сказать Джейд. Когда же она, наконец, вернется, – никто так хорошо не реагирует на его чувственность.
– Что ты скажешь о собственном доме? – спросила Джейд два дня спустя, вернувшись из Палм-Сирингса, где, возбужденно рассказывала она Джорджу, одна женщина, жена владельца независимой нефтяной компании из Оклахомы, накупила в час одежды на шестьдесят пять тысяч. – Маклер сказал, что есть тут один, на Шестьдесят четвертой улице. Два этажа мы могли бы взять себе, а остальное сдавать.
– И стать домовладельцем? – Джордж был так напуган, будто ему предложили жить в пещере. Хоть бы Джейд оставила его в покое и прекратила на время разговоры о жилье. Он уже устал от ее постоянного давления. – Тебя же замучают жалобами, что воды горячей нет, мусор не выносят, охрана вышла из строя и так далее. Оставь это.
– Но других предложений нет, – Джейд уже совершенно выдохлась в бесплодных поисках жилья. Она больше не могла жить с Джорджем в этой тесноте, а он, лишь только речь заходила о новом жилье, становился совершенно невыносимым. – Каких только маклеров я не упрашивала.
– Не отчаивайся, – нетерпеливо сказал Джордж, мечтая, чтобы она оставила эту тему. – Что-нибудь подвернется.
Джейд уже начала сомневаться в этом, но, к ее удивлению, через три дня появилась новая возможность. Квартира была на Семьдесят седьмой улице, между Первой и Йорк-авеню. Джордж отправился на осмотр.
– Забудь, – сказал он Джейд. – Современная дешевка. Нам это не подходит.
– Интересно знать, что тебе подходит, – раздраженно спросила Джейд. – Тебе же ничего не нравится. Все тебе плохо. Все не годится. То далеко от работы, то еще что-нибудь. Я начинаю думать, что ты просто не хочешь никуда переезжать.
– Да нет же, хочу, – столь же раздраженно откликнулся Джордж. – Чья это идея была съехаться, разве не моя? Просто квартира должна быть подходящей.
Устав от этих пререканий, Джейд отступила, и они провели скучный вечер, читая кто Блейка, кто Алексиса.
Отправившись спать, Джордж лег на свою сторону и даже не попытался прикоснуться к Джейд. Он был явно недоволен, но Джейд не понимала чем – ведь это она взяла на себя все хлопоты по поиску приличного места, где жить. Впрочем, хорошо, что Джордж ее не трогает. Джейд была не в настроении заниматься любовью.
На следующий день Джордж Курас позвонил Кэрлис.
– Я снова был в Кембридже, – заговорил он, отметив разницу между ее приветливым «хелло» и холодным «покойной ночи» Джейд. – Ада попросила меня забросить пресс-релизы, которые вы посылали ей на прошлой неделе. В общем, все в порядке, у нее только несколько замечаний.
– А откуда она, собственно, знает, что мы знакомы? – спросила Кэрлис.
– Я сказал, что мы случайно встретились в самолете и всю дорогу проболтали о том, какая она скряга.
– Не может быть.
– Точно, – сказал Джордж, наслаждаясь ее изумлением. Черт, как хорошо говорить с женщиной, которая ни с чем к тебе не пристает. – Тут-то ей и пришло в голову, что меня можно использовать как курьера – почему бы не сэкономить на почте. Но ничего, заплатить ей все равно придется. Приглашаю на обед – за счет Ады.


– Ах, вот как, шампанское? – усмехнулась Кэрлис, когда она в пятницу встретилась с Джорджем. Выглядел он еще более эффектно, чем при первой встрече. Да, красив, ничего не скажешь, и при этом в нем угадывалась удивительная физическая сила. – С Адой случится припадок.
– Ничего, ей только полезно, – улыбнулся Джордж, вдыхая аромат духов, которые у Кэрлис были мягче, женственнее, чем у Джейд. Обед с интересной женщиной привел его в отличное настроение. Он улыбнулся ей.
– Итак, что будете есть? Вареную осетрину? Филе? – Дорогая еда требовала хорошего вина, и, поглядывая на лежащий на столе пакет, узаконивающий их встречу, они вернулись к сплетням об Аде Хатчисон. Однако же, когда подали сыр, Кэрлис успела выяснить, что Джордж Курас вместе с партнером успешно занимается дизайном, контора у него на Шестьдесят второй улице, специализируется фирма на оформлении коммерческих предприятий – галантерей, выставочных залов, контор, ресторанов и выполняет заказы по всей стране.
– Похоже, вы много путешествуете, вроде моего мужа, – сама не зная зачем, Кэрлис решила напомнить Джорджу, что она замужем.
– А что, Кирка часто не бывает дома? – спросил Джордж, и в его янтарных глазах мелькнула улыбка. Она вспыхнула, поняв вдруг, что в ее словах была двусмысленность и, возможно, намек, которого она вовсе не имела в виду. – И вам не одиноко?
– Нет, нет, – поспешно сказала она. – Для этого у меня слишком много дел. – Она обеспокоенно взглянула на часы. Этот разговор с его интимной подоплекой начал смущать ее. – Кстати, о делах. Мне пора на работу.
– Ну, конечно, – ответил Джордж, подумав, что ни разу еще к ней не прикоснулся. У нее была великолепная бархатная кожа. – На эту сумму Ада могла бы купить чуть ли не все почтовое ведомство.
Они рассмеялись, довольные своими играми.


В эту ночь Джордж ласкал Джейд особенно страстно, и она это заметила.
– Что такое? – насмешливо спросила Джейд. – Ты что, провинился в чем-нибудь передо мной?
– Да, – лукаво улыбнулся он, зная, что она будет ревновать к Кэрлис, как он в свое время ревновал к Стиву.
– Я знаю, что в последнее время стал совершенно невыносим, – уже серьезно продолжал Джордж. – Извини меня, ради Бога.
– Извинение принято, – сказала она, довольная, что не надо больше притворяться. – Ты и впрямь был невозможен. А в чем дело? Это из-за меня?
– Нет, – ответил он, не признавая того, что лукавит. – Просто дел слишком много, к тому же еще людей не хватает. Все ложится на меня.
– И еще эта квартира, – сказала Джейд. – Живем друг у друга на голове, – тут каждый сойдет с ума.
Они помирились, хотя ссоры или даже спора между ними не было, так, легкая напряженность. Джейд решила, что теперь у них жизнь наладится. Но на следующее утро все повторилось. Пройдя в ванную побриться, Джордж заметил, что на месте его крема стоит какой-то лосьон. Он выругался сквозь зубы и швырнул лосьон в корзину для мусора. Когда же, черт возьми, она перестанет загромождать своим барахлом всю ванную?
Но вышел он уже в добром расположении духа. В конце концов, он только вчера извинился за собственную раздражительность.


В тот вечер Джейд вернулась домой с полной сумкой прекрасной готовой еды из ресторана.
– Филе чуть недожаренное, как ты любишь. Картошка, цветная капуста, – говорила она, раскладывая еду по тарелкам. У нее был глаз художника, накрывала она на стол артистически, и от этого блюда казались еще более аппетитными. – И бургундское.
– Прекрасно! – Джордж вполне оценил и еду, и то, как она подана. Ему могла понравиться другая женщина, но Джейд все равно не могла ни с кем сравниться. – А какой повод?
– Мы! – заявила Джейд, довольная тем, что накрытый стол произвел на Джорджа должное впечатление, Джордж любил поесть, у него был хороший вкус, что как бы дополняло его чувственность, и Джейд это очень нравилось. И какой он молодец, что извинился. Это было так важно!
– За нас! – провозгласил он, радуясь, что подавил сегодня утром свое раздражение. – Право, я был невыносим в последнее время.
На десерт она купила немного «Шевре», его любимого сыра. Хлеб был от Давида, тоже его любимый.
– Чудесно, – сказал он, покончив с едой. – Лучше не бывает. Ну и сколько я тебе должен?
– Нисколько, – ответила она, складывая посуду в крохотную мойку. – Это подарок.
– Не пойдет, – решительно заявил он. – Мы же договорились – все расходы пополам. Я хочу заплатить свою долю.
– Ничего не выйдет, – улыбнувшись, она протянула ему кухонное полотенце. – Чему тебе предстоит научиться, так это умению принимать подарки. В конце концов, я тоже люблю их делать время от времени.
Это был намек на щедрость Джорджа, но он разозлился. Ему было неприятно, что она накупила такой дорогой снеди и не разрешает ему заплатить. Интересно, сколько она сейчас зарабатывает? Стив фантастически процветает, и у Джорджа было подозрение, что Джейд зарабатывает больше, чем он. Он помог ей вымыть тарелки и убрать их в шкаф, чувствуя себя подавленным ею.
Этой ночью они любили друг друга, но на сей раз, впервые, он кончил слишком быстро.
– Не похоже на тебя, – подсмеиваясь, сказала Джейд.
– О Боже! – взорвался Джордж, выпуская наружу раздражение, которое копилось в нем весь день. – Я ведь не машина. С каждым такое может случиться.
– А я ничего и не говорю, – Джейд была поражена его реакцией. – Где твое чувство юмора?


– Мне надо показать Аде некоторые образцы, – сказал Джордж на следующее утро Кэрлис по телефону. Он еще с вечера хотел позвонить ей, только повод не сразу нашелся. Джейд действовала ему на нервы, и разговор с Кэрлис мог успокоить его. – А вы вроде завтра летите к ней. Может, прихватите с собой?
– Разумеется, – ответила Кэрлис, не признаваясь самой себе, что рада предлогу снова увидеться с Джорджем, тем более что Кирк на целую неделю уехал в Чарлстон. Теперь Кэрлис знала, что преуспевающий муж – это одиночество. Одиночество – и никаких развлечений. Вся ее жизнь сводилась к работе и домашнему хозяйству, а когда она возвращалась домой, то вынуждена была выслушивать рассказы Кирка о его делах. Она не могла вспомнить, когда они в последний раз смеялись, ходили в кино, гуляли или просто отдыхали за чтением воскресных газет.
– Спасибо. Я заброшу их попозже. В половине шестого, хорошо?
Деловое свидание кончилось в «Уолдорфе», где они немного посидели в баре. Джордж вернулся домой в хорошем настроении, вчерашняя сцена была забыта и прощена.


Прошло немного времени, Кэрлис и Джордж стали шутить, что им надо заняться курьерской службой. Легкие игры, в которые они играли с капризной Адой, оставались их маленьким секретом. Курьерские обязанности прилежно выполнялись, а значит, продолжались совместные обеды и потихоньку налаживались отношения – отношения, в которых было что-то от дружбы, а что-то от флирта, который для Кэрлис был внове, а для Джорджа – хорошо знакомым состоянием.
Джордж не чувствовал себя виноватым оттого, что иногда обедает с Кэрлис или пропускает с ней рюмку-другую. Ведь это все, что было, – в чем же тут вина? Равным образом и Кэрлис не испытывала смущения, находя тысячи объяснений их встречам.
Что в самом деле плохого в том, что она обедает с Джорджем Курасом? Это обычная дружеская встреча, к тому же на людях. Разговаривают они, главным образом, о делах. В отношениях с Адой он незаменимый помощник, знает тысячу способов, как обращаться с ней, а главным образом, как вытягивать из нее деньги. И к тому же – кто знает? – может, когда-нибудь компании Джорджа понадобятся услуги ее фирмы, а если нет, возможно, он присоветует кого-нибудь – ведь Ада у него не единственный богатый клиент. Так почему же не пообедать с Джорджем Курасом? Ну а то, что он милый человек, – так это придает знакомству дополнительную приятность. К тому же, честно признавалась себе Кэрлис, весьма лестно, когда за тобой открыто ухаживает такой обворожительный, привлекательный мужчина. С одной стороны, это развлечение, а развлечений у Кэрлис давно уже не было. С другой – встречаясь с Джорджем, пользуешься всеми преимуществами любовной связи, ничем при этом не рискуя. Помимо всего прочего, женитьба меняет мужчину в том смысле, что он из любовника превращается в мужа. Теперь в этих делах Кэрлис имела большой опыт.
Муж спрашивает, не забыла ли ты взять из прачечной белье, а любовник – понравились ли тебе цветы, которые он послал. Муж часто бывает усталым и раздражительным; любовник всегда свеж и приветлив. Муж может быть небритым, любовник – никогда. Муж может не вспомнить про твой день рождения, любовник – никогда не забудет. Любовнику может понравиться твоя блузка, и он обязательно об этом скажет. Мужу может понравиться платье, но он и не подумает об этом сказать. Вот поэтому Кэрлис и нравились встречи с Джорджем – он был вроде любовника, но опасной близости она не чувствовала. И к тому же он был не свободен.
– Джейд и я – любовники и лучшие друзья, – такими словами он описал их взаимоотношения. Он не сказал только, что они живут вместе.


– Мы с Уиллом в среду устраиваем прием в честь Матти Робинсона, – как-то в апреле сказал Джордж, обращаясь к Джейд. – Это крупный строитель из Вашингтона. Сейчас он планирует организовать целую сеть галантерейных магазинов неподалеку от Стива, и мы бы хотели получить этот заказ. Может получиться большое дело. Думаю, твое присутствие не помешало бы.
– Я бы с удовольствием, – сказала Джейд. – Только мы со Стивом уезжаем в Филадельфию. Там, кажется, можно купить фабрику. Здешняя, в Нью-Йорке, никуда не годится.
– А нельзя перенести? – спросил Джордж. Через Матти Робинсона можно было завязать важные контакты. К тому же Джордж все еще не мог забыть, что заказ на оформление галантерейного магазина Стива в Джорджтауне был отдан другой фирме. Джордж хотел, чтобы компания «Курас – Голдберг» завоевала национальную известность, а этим она пока похвастать не могла.
– К сожалению, никак, – сказала Джейд. Джордж знал, как плохо идут дела на местной фабрике и как им важно заполучить новую. – Мы уже дважды отменяли эту встречу.
– Но ты мне нужна, – настаивал Джордж, думая, что одно из преимуществ неработающей жены, вроде Ины, заключается в том, что она свободно распоряжается своим временем и всегда под рукой.
– А ты нужен мне, – как эхо, откликнулась Джейд, – но я не могу снова отменять встречу. Может, в следующий раз?
В следующий раз, подумал Джордж, будет слишком поздно. Матти приезжает на этой неделе. Заявки он будет принимать на этой неделе. На черта нужна приятельница, спрашивал он себя, которая из-за своих коммерческих дел не может помочь заманить выгодного клиента?
– У нас в среду на работе вечеринка, – сказал Джордж на следующий день Кэрлис по телефону. Если Джейд уезжает, может, Кэрлис окажется в городе. И, может, Матти нужны специалисты по связям с общественностью. Крупным дельцам без этого не обойтись, а «Бэррон и Хайнз» пользуются высокой репутацией в своем деле. На Джейд свет клином не сошелся. – Приезжает один клиент из Вашингтона. У него огромная строительная компания в Мэриленде. Может, присоединитесь? Думаю, вам не мешает встретиться с ним, а ему с вами.
Джордж знал, как говорить с женщиной, чтобы она чувствовала себя хорошо, уверенно и свободно.
Разумеется, Кэрлис была польщена и приняла приглашение.


Шестьдесят вторая улица, между Второй и Третьей авеню, – один из самых красивых уголков в Нью-Йорке. Он больше напоминает Европу, чем Америку, ассоциируется скорее с Генри Джеймсом, чем с Норманом Мейлером; здесь находятся лучшие во всем Манхэттене квартиры. Одну из них, выкрашенную в цвет мягкой венецианской охры, занимала фирма «Курас – Голдберг». Пока Джордж представлял Кэрлис Уиллу, служащим фирмы, Матти Робинсону, который казался чернокожим с голосом, как у иерихонской трубы, она вдруг подумала, что, скорее всего, Джордж живет здесь же, на верхнем этаже. Между тем она могла бы поклясться, что Джордж никогда об этом не говорил.
– Вы когда-нибудь занимались недвижимостью? – загудел Матти. Седые волосы составляли резкий контраст с кожей цвета эбенового дерева. – А знакомые у вас есть в Конгрессе?
– Да, – Кэрлис чувствовала себя немного неловко, догадываясь, что квартира Джорджа находится в нескольких шагах отсюда. Она не думала, что так разнервничается, и собралась было уходить. Где, интересно, его приятельница, почему она не здесь? Может, он порвал с ней? И, может, – конечно, смешно с ее стороны так думать, но ничего поделать она с собой не могла, – этот разрыв как-нибудь связан с нею? – У нас в «Уотергейте» свое отделение, – вернулась она к разговору с магнатом из Вашингтона.
– Можно попросить у вас визитку? – Движения его были под стать голосу – резкие и грубые. Кэрлис протянула ему карточку.
В половине восьмого вечеринка закончилась, и Кэрлис пошла к выходу. Занятая поисками пальто, она забыла о своих страхах.
– Может, поужинаем? – неожиданно донесся до нее голос Джорджа. – Мы с Уиллом обычно ужинаем здесь, за углом, в «Джино».
Она не сомневалась, что скажет «нет», однако не вымолвила ни слова, чувствуя, что Джордж с Уиллом ждут ответа.
– Позвольте мне позвонить домой, – решила она выиграть время. Она не знала, что делать. С одной стороны, ей хотелось пойти поужинать с мужчиной, который был ей приятен. С другой – она не хотела играть с огнем, не хотела неприятностей. Она надеялась, что Кирк окажется дома и решение будет принято за нее. Но никто не подходил к телефону. Она набрала номер еще раз, и когда снова никто не ответил, Кэрлис смирилась с судьбой.
– С удовольствием, – сказала она, подчеркивая, что обращается разом и к Джорджу, и к Уиллу.
В «Джино» они заказали лангустов в соусе. В оживленной беседе они посмеялись над сексуальными символами, над тем, что теперь вместо Ричарда Гира и Мэла Гибсона повсюду лепят фотографии Бо, Фарри и Черилл. Они согласились, что сейчас все помешаны на Джоан Риверз вместо Джонни Карсона, а потом перешли к обсуждению воскресной телепередачи «60 минут». Кэрлис чувствовала себя необычно – легкое головокружение, полная безответственность и свобода. Вскоре Уилл взглянул на часы.
– Я еще успеваю на девять сорок пять, – он испытывал некоторую неловкость и к тому же торопился домой, Кэрлис ему понравилась, но нравилась и Джейд, а ее он знал гораздо лучше. Что это Джордж затеял? И зачем? Право, у него какая-то фатальная склонность обретать счастье, а затем разрушать его. Так было с Иной, так, судя по всему, будет и сейчас.
– Ну, так двигай, – усмехнулся Джордж. – А то Джуди тебе покажет. – Джуди была женой Уилла.
– Вам и вправду пора? – в легкой панике спросила Кэрлис. Уилл был как спасательный пояс – пока он здесь, волноваться не о чем. – Может, еще немного посидите?
Уилл покачал головой и поднялся.
– Пожалуй, устрою Джуди небольшой сюрприз. Кто знает? Может, я найду у нее в кровати кого-нибудь другого.
Все рассмеялись. Уилл попрощался и вышел.
– У него всегда жуткое настроение на следующий день после того, как Джуди набросится на него. А набрасывается она всегда, когда считает, что он возвращается домой слишком поздно, – пояснил Джордж, – и расхлебывать эту кашу приходится мне.
Кэрлис знала, что чувствуют жены, когда мужья задерживаются допоздна, но промолчала. О Кирке и его образе жизни она никогда и никому не скажет ничего дурного. Особенно Джорджу.
Джордж заплатил по счету, и они вышли на Лексингтон-авеню. На улице было тихо. За квартал отсюда сияли витрины «Блумингдейла».
– Я знаю, чего мне хочется, – мягко произнес Джордж, беря ее руку и поднося к губам. Она почувствовала на своих пальцах его теплое дыхание. – Я хочу, чтобы вы пошли ко мне.
– Нет! – резко сказала она, отдергивая руку. – Это невозможно!
Она повернулась и побежала вверх по Лексингтон, жалея, что все так получилось. Хоть бы поймать такси и поскорее уехать отсюда. Сердце у нее бешено колотилось, она стремилась убежать подальше – от него и от себя, потому что знала, как близка была к тому, чтобы сказать «да». Надо быть полной идиоткой, чтобы принять его приглашение. Нельзя быть такой наивной, хотя она сама поощряла его, и это ее вина, что он стал так откровенен. Только бы прийти домой раньше Кирка и успокоиться. «Идиотка! – говорила она себе, убегая все дальше. – Ведешь себя, как школьница».
Джордж смотрел ей вслед, не делая ни малейшей попытки догнать ее. Он знал, что это не конец. Отказ женщины – один из вариантов начала. Уж что-что, а это Джордж знал давно.
Первое, что бросилось Джорджу в глаза, когда он вернулся домой, были платья Джейд, развешанные в гостиной. О чем, интересно, он думал, приглашая Кэрлис к себе? Это же не случайная манекенщица или актриса, с которыми он частенько спал, когда был женат. Конечно, он хотел ее. Но почему? Зачем ему нужен кто-то еще, когда он совершенно без ума от Джейд? Не находя себе места, он лег в постель с почти забытым, но сейчас ожившим и весьма болезненным ощущением того, что сам себя не понимает.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мужья и любовники - Харрис Рут


Комментарии к роману "Мужья и любовники - Харрис Рут" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100