Читать онлайн Любовь и деньги, автора - Харрис Рут, Раздел - VIII. ВОСПОМИНАНИЯ И НАДЕЖДЫ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и деньги - Харрис Рут бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.44 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и деньги - Харрис Рут - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и деньги - Харрис Рут - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харрис Рут

Любовь и деньги

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

VIII. ВОСПОМИНАНИЯ И НАДЕЖДЫ

Влияние Слэша на маленькую Клэр было чудодейственным. После своего возвращения из Сингапура он виделся с ней каждый день. Поселившись в отеле «Белгревия» на углу Мэдисон-авеню и Семьдесят второй улицы, он приходил к Клэр каждое утро, завтракал с ней, а затем провожал в школу. Он часто заходил и по вечерам поужинать с дочерью и проводил с ней все субботы и воскресенья. Серые глаза Клэр снова светились радостью и смехом, а бледное личико порозовело.
– Если тебе не очень противно наше общество, может, ты тоже присоединишься к нам? – как-то спустя несколько недель сказал он Диди. Они были сдержанно-вежливы друг с другом, но настороженность не покидала их. Диди знала о Лане, а Слэш знал, что Диди обо всем известно. Лана Бэнтри была тем минным полем, на которое никто из них не отваживался ступить.
– Пожалуйста, мамочка, пойдем с нами, – обрадовалась Клэр, и ее глазенки засверкали. Даже Джулия Краус, психотерапевт, наблюдавшая Клэр, согласилась, что с приездом отца девочка изменилась. «Хотя бы за это я должна быть благодарна Слэшу», – подумала Диди.
– Мамочка, пожалуйста…
Теперь они обедали втроем в тех ресторанах, которые тщательно подбирал Слэш и одобряла Клэр. Это мог быть китайский ресторанчик, русская чайная, пиццерия, мексиканский бар или кафе «Тяжелый рок». Отличные места для влюбленных, если ухаживаешь за манхэттенской девчонкой-хиппи, но в них не было ничего похожего на обычные уютные кафе. А Слэш старался никогда не оставаться с Диди наедине, чтобы она не чувствовала какого-либо нажима с его стороны. Он хотел вернуться к ней и больше всего боялся отпугнуть ее.
Слэш не сделал ошибки, он не похоронил в молчании свое прошлое. Он рассказал Диди о Лане и о том, как они с ней расстались. Впервые он и Диди смогли говорить о маленьком Рассе, и Слэш рассказал ей, как больно ему было, когда семья Даленов обвинила его во всем, а потом и сама Диди посчитала его виновным.
– Я не буду делать вид, что ничего этого не было, – говорил он, и в его серых глазах были боль и печаль. Прошло уже достаточно много времени, и он мог наконец открыть свою душу. Время притупило горечь утрат и чувство обиды. – Я не буду скрывать от тебя, что был потрясен, когда ты приняла их сторону.
– Неужели я так могла себя вести? Неужели была такой злой и жестокой? – с ужасом восклицала Диди. После смерти Расса она несколько месяцев была в состоянии тяжелого шока и просто не помнила, что тогда делала, как себя вела, что говорила.
– Да, – с горечью вспоминал Слэш. – Ты вела себя так, будто только ты имеешь право на это горе.
Он подробно рассказал Диди о своей неудаче с фирмой «Премьера» и о том, как Лана переиграла его. Рассказал, как потерял все деньги. Теперь он понял, что многое объяснялось его психологическим состоянием в те дни, и в немалой степени связывал свои неудачи на бирже со смертью сына и чувством вины, что не смог ее предотвратить. Но было в нем тогда и желание отомстить Диди за то, что она отвернулась от него.
– Пусть это тебе покажется бредом, но я уверен, что часть этих денег я потерял совершенно сознательно. – Так пытался он объяснить ей, в частности, катастрофу с фирмой «Премьера». – Я хотел наказать себя, да и тебя тоже. Я хотел, чтобы тебе было так же плохо, как и мне.
– Почему ты мне ничего не сказал? – сокрушалась Диди и вспомнила, как всякий раз, когда она хотела поговорить с ним о Рассе, семье или о своем состоянии, все ее попытки кончались безуспешно.
– Я просто не мог тогда, – признался Слэш. – Я не находил нужных слов и надеялся, что ты одна и без них поймешь меня.
Диди промолчала.
– Прости меня, – наконец сказала она. – Мне следовало быть более милосердной.
– И мне тоже, – согласился Слэш.
Диди подумала, что каждый из них, глубоко уйдя в свое горе, не слышал другого. Каким может быть их будущее теперь и есть ли оно у них?
Понемногу Диди стала чувствовать себя не так напряженно и настороженно в обществе Слэша. В сущности, он юридически продолжал оставаться ее мужем, он отец ее ребенка, и, наконец, он самый красивый мужчина, какого она встречала в своей жизни. Джентльмен и гангстер в одном лице, человек со связями, но с акцентом простолюдина, печальный Гамлет в черном свитере, магнат в грошовом костюме, возлюбленный, чувствительный, как поэт, в джинсах и в рубахе нараспашку. Это был герой с тысячью лиц, хамелеон, современный Мидас, одним прикосновением превращающий все в золото.
Понемногу Диди рассказала Слэшу, что произошло с нею за годы его отсутствия. О старом Лютере и его рассуждениях о чести, независимости и самостоятельности фамильной фирмы, неожиданной отставке Рассела и о том, как он замкнулся после этого и не выходил из своей теплицы. Рассказала и о Клэр и всех ее неприятностях в школе.
– У нее появились плохие отметки, но она упорно говорила, что ее это не волнует. Ее перестали приглашать на дни рождения, а она твердила: мне все равно, – чуть не плача вспоминала Диди, которую пугали даже воспоминания о том, как страшно отразились на Клэр смерть брата, уход отца и совершенно изменившаяся обстановка в доме. – Я испробовала все, но ничего не помогало. И тогда Прюденс Марс пригласила меня на родительское собрание…
– Но Клэр сейчас гораздо лучше, – ласково успокаивал ее Слэш. – И это твоя заслуга.
– И твоя тоже, – тихо ответила Диди. Теперь, когда он обнял ее, она уже не противилась.
Она не забыла запах его кожи и как их телам хорошо вместе, как он умел ласкать ее и знал каждый изгиб, каждую ложбинку ее тела. Оказаться снова в постели со Слэшем было привычно хорошо и совершенно вновь. Его ласки и нежный шепот возбуждали теперь чем-то неизведанным. Он был прежним и вместе с тем другим, все было хорошо, как прежде, и все было по-новому, будто произошла встреча воспоминаний и надежд.
– Я люблю тебя, – шептал Слэш, с наслаждением погружая лицо в ее душистые волосы. – Я никогда не переставал любить тебя. Я буду любить тебя вечно.
– Верю, – тихо произнесла Диди, вспоминая его письма, полные любви и тоски, и те, что писала ему в ответ, но которые он так никогда и не получил.
– Мы принадлежим друг другу, – шептал он.
– Ты говорил и думал то же, когда держал в объятьях Лану? – вдруг не выдержала Диди. Она не хотела говорить этого, но не удержалась. Она должна знать.
– Даже тогда я любил тебя, – уверенно ответил Слэш.
Диди вспомнила, что Слэш никогда не лгал, и вместе с тем не знала, хочет ли верить ему. Не все было забыто, рана ссаднила, и на это были основания. Слэш сказал ей, что Лана ждет ребенка. Это будет их ребенок. Сын.
– Но здесь все кончено, – уверенно сказал Слэш.
– Нет, не все. Ты будешь вынужден видеться с ней. – Диди трудно было смириться с тем, что Лана родит Слэшу сына, чего никогда не сможет сделать она.
Она рассказала мужу и о своем разговоре с Трипом.
– Он дважды предлагал мне продать ему мою долю акций, – вспоминала Диди унизительную сцену в кабинете Трипа. – Отец был еще жив, а Трип уже пытался завладеть всем.
– Даже тогда? – удивился Слэш, который об этом ничего не знал. – Что же ты ему ответила?
– Конечно, я отказалась. Одна мысль о том, как он будет сидеть и ждать смерти Рассела, показалась мне чудовищной. – Диди горько улыбнулась, представив, что было бы, если бы она приняла предложение Трипа. Тогда она не имела бы никакого отношения к фирме отца и деда, и самозванка Лана была бы единственной из семьи Даленов, кто владел бы акциями фирмы. – К несчастью, отец умер даже раньше, чем мог предполагать Трип. Его желание исполнилось неожиданно быстро.
– Когда же он обратился к тебе во второй раз?
– В день похорон отца, – с горечью ответила Диди. Слушая ее, Слэш гадал, что ответила бы на такое же предложение Лана.
– Я ответила ему, что его условия мне не подходят, – спокойно сказала Лана, когда Слэш задал ей этот вопрос, и подтвердила, что Трип ей тоже звонил в день похорон.
– Я удвою тебе любую цену, которую он назначит, – быстро сказал Слэш.
– Забудь об этом. Я не собираюсь продавать акции, тем более Трипу. Да и тебе тоже. Я никому не продам их.
Это единственная нить, связывающая ее с отцом и семьей Даленов, думала Лана. И она никогда ее не оборвет, и совсем не из каких-то сентиментальных соображений. Акции Далена котировались на бирже, и, чтобы укрепиться в своем решении, Лана процитировала самого Слэша: восьмидесятые – это десятилетие обыкновенных акций.
– Стоит ли продавать то, что поднимается в цене? – заметила она.
– В том-то и дело, что не поднимается, – ответил Слэш и добавил: – Пока фирмой управляет Трип.
– В таком случае, почему не избавиться от него?
– Тебе понадобится для этого помощь Диди, – заметил Слэш.
Лана печально улыбнулась:
– Она почти не разговаривает со мной.
Лана сразу поняла, что Диди отнеслась к ней так же, как когда-то Рассел. Лана из другого мира, который не понимала и не хотела понимать Диди, ибо это был мир бедности и борьбы за выживание. А на все это Диди смотрела свысока и со страхом.
– Боюсь, Диди скорее согласится потерять свои капиталы, чем признать, что мы сестры.
– Диди не такая дура, – возразил Слэш.
Но Лана не слушала его. Она считала, что знает лучше.
– Для Диди – я из низших классов общества. Она больна своим идиотским снобизмом.
– Ты не привыкла прощать, не так ли?
– Только потому я и выжила.
– На этот раз, кажется, ты собираешься спокойно сидеть сложа руки и смотреть, как обесценивается твое наследство. – В этом споре Слэш не собирался уступать.
Он пытался объяснить Лане, что ее обида на Диди по-детски глупа и губительна.
– Диди действительно выросла в богатстве. – Слэш безошибочно угадал главную причину неприязни Ланы к Диди. Это была зависть. – Пойми одно, богатый и счастливый – это не синонимы, не путай их. Это понятия совершенно разные. Если вы с Диди забудете о вашей неприязни друг к другу и начнете работать вместе, вы спасете «Ланком и Дален». Если не захотите, то можешь уже сейчас попрощаться с фирмой, которой твой отец отдал всю свою жизнь.
– Не хотелось бы соглашаться с тобой, но, пожалуй, ты прав, – сердито пробормотала Лана. Ей трудно было забыть, как Диди обошлась с ней, как дала понять, что она никто. Так Поступил когда-то с ней и отец. Мысль о пребывании в одной комнате с Диди и сотрудничество с ней, которое должно сделать ее еще богаче, были столь невероятны, что Лана не могла внутренне не восстать против этого. Но, с другой стороны, как верно заметил Слэш, если сидеть и ничего не делать, то можно потерять все, что оставил ей отец.
– Разумеется, я прав, – сказал Слэш с самым серьезным лицом, что было таким же сильным его оружием, как обаятельная улыбка.
Слэш объяснил Диди, что ее упрямство и отказ видеться с сестрой не столько свидетельствуют о плохом воспитании, сколько о желании в отместку пойти даже на финансовое самоубийство.
Фирма «Ланком и Дален» стремительно теряла клиентов и не приносила доходов. Хотя Трип во всем винил Слэша, якобы переманившего всю старую клиентуру, вкладчики сами делали выводы далеко не в пользу «Ланкома и Далена».
– Мама мне тоже твердит это, – призналась Диди. Сама она попыталась поговорить с Трипом о состоянии фирмы и последних неудачах, но Трип попросил ее не совать нос туда, где она ничего не смыслит. Ее дело – вечеринки и светская болтовня. Там она разбирается.
Диди мало радовала перспектива встречи с Ланой и обсуждение с ней деловых вопросов. Она не могла избавиться от чувства, что ее обманули и отняли то, что принадлежало только ей с самого дня ее рождения. С другой стороны, она понимала – бездействие может привести к тому, что фирма «Ланком и Дален» просто перестанет существовать.
– Джойс не такая глупая женщина, стоит прислушаться к тому, что она говорит, – ответил ей Слэш. В конце концов, не кто иной, как Джойс, уговорила старого Лютера учредить трастовый фонд на имя Диди. Она сумела сохранить свой непрочный брак с Расселом, думая о будущем дочери и ее наследстве. Она устроила помолвку дочери с Трипом, но и первая признала Слэша и оценила его незаурядные способности. Эта женщина с несколько кукольной миловидностью и неуверенными манерами практичностью ума не уступала старому Лютеру.
– Твоя мать умная женщина, – повторил Слэш.
– Я тоже умная. Ведь я вышла за тебя замуж, не так ли?
После многонедельных споров и обсуждений Диди согласилась поставить интересы фирмы «Ланком и Дален» выше собственных эмоций.
Она обещала Слэшу встретиться с Ланой.
Это была их вторая встреча. Произошла она на Парк-авеню в квартире Диди. Со вкусом и красиво обставленная квартира Диди произвела на Лану такое же впечатление, как когда-то особняк фирмы «Ланком и Дален», где она впервые встретилась с отцом. Как и тогда, много лет назад, она вновь испытала робость и попыталась, как и в тот раз, скрыть ее за нарочитой резкостью.
И все же разница была. В 1960-м Лана была пленницей собственных фантазий. Теперь она освободилась от них и могла быть на равных с хозяйкой этого дома. Войдя в квартиру Диди, она вдруг ощутила, что вместе с завещанием отец оставил ей еще что-то – шанс ощутить собственное достоинство, чего ей всегда так не хватало. Теперь все зависело от того, как она воспользуется этим подарком отца.
Диди тоже с опасением ждала этой встречи. Она была по-настоящему напугана невиданным успехом Ланы в делах и ее независимостью и еще тем, что она имела права на Слэша. Теперь они не только деловые партнеры, но и родители их общего сына. В этом, признавалась себе Диди, ей бессмысленно соперничать с Ланой, да и бороться за себя она никогда не умела, как это показала вся ее жизнь. Она всегда предоставляла делать это отцу, даже спасение своего брака.
Теперь же обращаться за помощью было не к кому, и Диди, собравшись с духом и чтобы спрятать свое смятение, была подчеркнуто гостеприимна. Как только началась их беседа, Диди с удивлением поняла, что ее сестра, о существовании которой она не подозревала, неожиданно предоставляла ей возможность добиться того, чего она так тщетно желала, но чего всегда избегала – она давала ей шанс повзрослеть.
На Лане была короткая черная кожаная юбка и такой же короткий жакет с широкими плечами, которым позавидовал бы любой атлет. Туфли ее были на неимоверно высоких каблуках, а украшения следовало бы оценивать не в каратах, а в фунтах.
Диди была в костюме «Шанель», с ниткой жемчуга па шее.
Чай на подносе остался нетронутым. В воздухе все еще витали недоверие и настороженность, когда Лана приступила к делу.
– Трип Ланком чертовски плохо ведет дела фирмы, – начала она, приводя цифры и факты и, по совету Слэша, забыв обо всем, кроме дела. – Все больше солидных клиентов отказывается от услуг фирмы «Ланком и Дален», прибыли практически нет, акции фирмы падают в цене, а значит, обесценивается и наш вклад тоже. Трип предложил мне продать свою долю акций, я отказалась. Как мне известно, он предложил и тебе тоже и получил отказ.
Диди кивнула.
– Я подумала, какого черта я должна продавать ему то, что досталось мне по наследству, – продолжала Лана. – Наверное, и ты так решила. – Ее легкий мелодичный голос никак не подходил к обсуждению столь серьезных тем, подумала Диди. – Фирма «Верхний город» не успевает считать деньги, и «Ланкому и Далену» не угнаться за ней. Трип продолжает руководить делом, как это было принято в середине века, когда Уолл-стрит был попросту клубом стариков банкиров. Он ведет дела, защищая лишь собственные интересы и интересы своих дружков. На остальных вкладчиков он просто плюет. А это означает, Диди, что он плюет и на нас с тобой.
Диди снова кивнула. Сама она никогда бы не изложила свои мысли таким языком, как Лана, но поймала себя на том, что, слушая Лану, она словно слушала себя.
– Ты мне нравишься не больше, чем я тебе, но Слэш абсолютно прав. Если мы не дуры, то объединим наши силы. Вместе у нас будет пакет акций, который позволит убедить правление отстранить Трипа. Слэш даже дал согласие вести дела фирмы «Ланком и Дален», – заключила Лана. – Что ты думаешь об этом?
– Я считаю, что Слэш прав, – ответила Диди и вспомнила все, что говорили ей Слэш и мать, когда убеждали помириться с Ланой и работать с ней вместе. Как всегда, когда речь шла о деле, Слэш был прав, а здравому смыслу ее матери она может только позавидовать.
– Тогда по рукам? – воскликнула Лана и протянула Диди руку. Тяжелые серебряные и костяные браслеты на ее запястьях мелодично звякнули.
Неуверенно, но зная, что это необходимо сделать и именно сейчас, Диди протянула руку.
Она продолжала чувствовать себя стесненно в обществе Ланы, которая одевалась вызывающе, выражалась вульгарно и была несдержанной. Но тут же Диди подумала, что и Слэш страдает этим, но почему-то то, что влекло ее к Слэшу, раздражает в Лане – эта несдержанность и резкая откровенность, желание нарушить общепринятые нормы и правила, установленный порядок вещей. Правда, она ревновала Лану и не доверяла ей. Ведь она пыталась отнять у нее мужа и не побоялась, не будучи в браке, забеременеть.
Но что бы Диди ни думала об этой незнакомой и чужой ей женщине, она была ее сестрой и предлагала ей сотрудничество, чтобы спасти фирму их деда и отца. Диди почувствовала, что начинает даже уважать ее за это. Что касается деловой хватки, знаний и умения работать, тут Диди должна была признаться себе, Лана – просто чудо. Она была костью от кости, плотью от плоти старого Лютера Далена, его прямая наследница.
Лана, в свою очередь, нашла Диди холодной и отчужденной, чрезмерно чопорной и равнодушной. Диди всю жизнь была под защитой мужчин, они заботились о ней и опекали ее. Она не знает, что такое необходимость самой постоять за себя. Нет, они никогда не будут друзьями, у них ничего не может быть общего, кроме равной доли унаследованных акций. Лана не понимала, что Слэш нашел в Диди, и в то же время знала, что не сможет с ней соперничать.
Несмотря на все свое неприятие Диди, когда они с ней начали обсуждать и планировать перемены в фирме «Ланком и Дален», Лана, хотя и неохотно, вынуждена была признать, что Диди умна, у нее есть характер и обширные связи. Она знала практически всех: старые богатые семьи Нью-Йорка и новоявленных богачей, богачей, которые работают, и тех, которые просто бездельничают, всех, кто отдыхает в Палм-Бич и в Вестхэмптон-Бич, бывает в Теннисном клубе и в клубе «Вертикаль», живет на Седьмой авеню и на Парк-авеню.
В пятидесятых и шестидесятых годах говорили о фирме «Ланком и Дален»: у Даленов – мозги, а у Ланкомов – связи. В восьмидесятых Лана и Диди безмолвно пришли к заключению, что мозги – у Ланы, а у Диди – связи. Лана продумывала планы, как оживить деятельность фирмы «Ланком и Дален», а Диди находила людей, у которых были возможности воплотить эти планы в реальность. Когда планы Ланы удавались, Диди с улыбкой говорила, что будет и дальше следовать совету Трипа.
– Я буду заниматься тем, в чем я разбираюсь. Вечеринки и светская болтовня. – И со смехом добавляла: – Только моя болтовня не такая уж бесполезная.
Диди знала каждого члена правления в фирме «Ланком и Дален». Знала их имена, дни рождения, любимые напитки и победы в любительских соревнованиях в гольф или теннис, знала их жен и детей, какие университеты они окончили, названия их яхт-клубов, клички их собак. На одном из больших званых обедов, изысканностью и размахом которых всегда славилась Диди, она познакомила Лану со всеми членами, правления фирмы.
– Мы с сестрой считаем, что фирме следует сменить руководство, – сказала она, когда, отобедав, все собрались в гостиной. На слове «сестра» она сделала особое ударение – хотя это слово чуть не застряло у нее в горле, – чтобы показать всем, что они с Ланой едины. – У нас есть план, и мы готовы представить его вам.
– Я владею четвертой частью акций фирмы, – заявила Лана, когда пришло время ей говорить. – У меня есть согласие Слэша Стайнера на слияние его и нашей фирм. Это позволит часть прибыли «Верхнего города» передавать фирме «Ланком и Дален», а законная репутация вашей фирмы на Уолл-стрит поднимет престиж молодой фирмы Слэша. Разумеется, для осуществления всего этого необходимо ваше согласие.
Гостиная оживилась гулом голосов. Партнеры вспоминали прошлые успехи и нынешние неудачи фирмы «Ланком и Дален» и ознакомились с документами фирмы «Верхний город», которые тут же представила им Лана. Они вспомнили смелые, успешные и неуспешные, операции Слэша в шестидесятых и в семидесятых, его отъезд в Сингапур, чтобы восполнить свое поражение в схватке с фирмой «Премьера». Говорили и о Трипе Ланкоме, который не считается с мнением правления и действует так, словно компания – это его родовое поместье. Лютер, Дален Старший и Хэм Ланком, дед Трипа, никогда не совершали подобной ошибки, не делали этого Ланком Младший и Рассел Дален. Они всегда советовались с правлением и прислушивались к мнению его членов по всем важным вопросам.
На следующий день на собрании правления «Ланком и Дален» большинством голосов при одном голосе Трипа против члены правления проголосовали за начало переговоров о слиянии двух фирм.
Слэш дал на это деньги, а акции Ланы и Диди обеспечили перевес в мнениях, и летом 1985 года произошло официальное слияние фирмы «Ланком и Дален» с фирмой «Верхний город». Трип получил почетное звание партнера-консультанта, Слэш был избран президентом компании. В результате слияния Трип стал одним из самых крупных держателей акций в новой компании и богатейшим человеком на Уолл-стрите.
Слэш владел контрольным пакетом акций.
– Не понимаю, почему ты остался, – говорил Майкл де Росней Трипу, когда все документы были подписаны и сообщение о слиянии было уже сделано.
– А что тут удивляться, – ответил Трип, скрывая обиду, что все же оказался жертвой силовой игры, за которой, конечно, стоял Слэш. – Я остаюсь держателем акций и партнером, представляющим «Ланком и Дален». Ничего не имею против того, чтобы богатеть с помощью Слэша.
Майкл только плечами пожал, но потом понимающе кивнул. Когда речь шла о деньгах, тут он понимал. Это каждого устраивает.
Однако это не устраивало Слэша. Он с усмешкой сказал Лане, что очутился в том же положении, как некогда она в «Премьере». Он руководил компанией, но не был держателем всех ее акций. Разве это справедливо? – спросил он. Ему хочется чего-то, чего пока у него нет. А хотел он вторую половину акций фирмы «Ланком и Дален». Тех, что принадлежали Ланкомам.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь и деньги - Харрис Рут

Разделы:
I. богатая девушкаIi. бедная девушкаIii. человек ниоткудаIv. норка и цигейкаV. старые деньги – новые правила

Часть вторая

I. дебютанткаIi. девушка, у которой есть всеIii. безумная кадрильIv. прекрасные людиV. райVi. по обоюдному согласиюVii. лепестки

Часть третья

I. соблазнительIi. успех соблазнителяIii. первый миллионIv. большие деньгиV. диор биржиVi. прикосновение мидасаVii. крахViii. последствия

Часть четвертая

I. серебряные ложки и портрет в серебряной рамкеIi. женщина, у которой ничего не былоIii. началоIv. тайнаV. другие мирыVi. свидание в час пополудниVii. серебро и платинаViii. любовь и работаIx. любовь и романтикаX. любовь и бракXi. самостоятельная женщинаXii. рубины и розыXiii. другая женщинаXiv. и хорошее, и плохоеXv. просвет между тучами

Часть пятая

I. «роллс-ройсы» и рикшиIi. смятениеIii. новые горизонтыIv. свидание в самарре

Ваши комментарии
к роману Любовь и деньги - Харрис Рут



7 баллов. Несмотря на высокий рейтинг, мне роман не понравился. Диалогов практически нет. Характеры схематичны, а герои малосимпатичны. Единственно кто вызвал симпатию и сочувствие - это Лана. Диди просто бесхребетный набросок. Что действительно понравилось, это описание более менее правдоподобное описание того, как своим трудом и умом добились головокружительных успехов безродные персонажи. В романе больше денег, чем любви. А если любовь и есть, лично я в неё не поверила.
Любовь и деньги - Харрис РутЕлена
14.09.2014, 19.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
I. богатая девушкаIi. бедная девушкаIii. человек ниоткудаIv. норка и цигейкаV. старые деньги – новые правила

Часть вторая

I. дебютанткаIi. девушка, у которой есть всеIii. безумная кадрильIv. прекрасные людиV. райVi. по обоюдному согласиюVii. лепестки

Часть третья

I. соблазнительIi. успех соблазнителяIii. первый миллионIv. большие деньгиV. диор биржиVi. прикосновение мидасаVii. крахViii. последствия

Часть четвертая

I. серебряные ложки и портрет в серебряной рамкеIi. женщина, у которой ничего не былоIii. началоIv. тайнаV. другие мирыVi. свидание в час пополудниVii. серебро и платинаViii. любовь и работаIx. любовь и романтикаX. любовь и бракXi. самостоятельная женщинаXii. рубины и розыXiii. другая женщинаXiv. и хорошее, и плохоеXv. просвет между тучами

Часть пятая

I. «роллс-ройсы» и рикшиIi. смятениеIii. новые горизонтыIv. свидание в самарре

Rambler's Top100