Читать онлайн Любовь и деньги, автора - Харрис Рут, Раздел - XI. САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ ЖЕНЩИНА в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и деньги - Харрис Рут бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.44 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и деньги - Харрис Рут - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и деньги - Харрис Рут - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харрис Рут

Любовь и деньги

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

XI. САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ ЖЕНЩИНА

После парикмахерского салона в Хайаннисе Лана приобрела салон в Палм-Бич. Известность ее росла. Не обошлось без сплетен и слухов, восхищения и зависти, которая, увы, порой не была безобидной.
Слухи утверждали, что Лана Бэнтри начала свою карьеру с того, что при разводе обманным путем лишила мужа части имущественных прав и, не ограничившись этим, разорила его. Говорили также, что ее отношения с владельцем фирмы, где работает ее бывший муж, не ограничиваются только деловыми контактами. Будто бы она соблазнила Стэна Фогела, а потом стала его шантажировать. Что касается отношения Ланы ко всем этим пересудам, то она одна знала, что здесь правда, а что ложь.
Все началось в Европе летом 1966 года.
В это лето марихуаны, протеста и психоделии Эд Хилсинджер, сам родом из Дании, навестил родных в Копенгагене и привез последнюю новинку: электрические бигуди для завивки волос. Поскольку они были рассчитаны на европейское напряжение в 220 вольт, пришлось купить и трансформатор.
Лана была в восторге, когда поняла, какие возможности открывала эта новинка, и немедленно стала пробовать бигуди на себе. Ожидания подтвердились. Отныне парикмахерам ничего не стоило теперь произвести моментальную завивку, а клиенткам не приходилось изнывать под сушилкой. Мастера обслуживали большее количество клиентов, росли доходы.
– Я хотела бы купить у тебя эти бигуди. Назови цену, – попросила Лана Эда Хилсинджера.
– Отдаю их тебе так, бесплатно, – сказал он, вручая ей бигуди и трансформатор. – Считай это моим подарком.
Для Эда это была лишь любопытная новинка, для Ланы – бездна возможностей, только бы удалось найти того, кто согласится приспособить их к американским стандартам и выпускать серийно. Если она найдет такого смельчака, она сама готова рискнуть участвовать в этом. Но тут имелись два, и к тому же больших, «но».
Стэн Фогел был уникальным американским феноменом – он был миллионером из глубинки. По сути, он был большой лягушкой в маленьком пруду, местным парнем, которому повезло, отличником местной школы, ставшим первым бизнесменом своего города и столпом общества. Его знали все в Провиденсе. В городских ресторанах было известно, что он ест и что пьет, каковы его привычки и вкусы. На встречах адвокатов, политиков и деловых людей он был как рыба в воде. Он любил совершать поездки по улицам города в своем светло-голубом «кадиллаке», и все встречные запросто здоровались с ним или дружески махали рукой.
Стэн имел обыкновение повторять, что всего добился собственным трудом. Ежегодно он совершал два путешествия: одно в Израиль, другое на Бермудские острова, неизменно в сопровождении жены. Не пренебрегал он и достопримечательностями Лас-Вегаса, где отведывал всего понемножку: игру в рулетку, варьете-шоу и короткие знакомства на один вечер.
Его можно было назвать завидно счастливым, когда он оставался в границах того мира, который знал и который покорил.
И все же, при полной удовлетворенности жизнью, сознании того, что он богат, а его сыновья пойдут по его стопам, унаследовав его дело, где-то внутри у него образовалась зловещая пустота, что-то отмерло. Не было ни прежнего дерзкого задора, ни радости, как в былые времена, и после пары рюмок он мог впасть в меланхолию и грусть по прошлому.
Начинал он коммивояжером в оптовой фирме «Ревлон». Были тридцатые годы, депрессия, но она не коснулась косметической промышленности. Лак и губная помада шли неплохо. Стэн исправно снабжал аптеки и парикмахерские своим товаром и получал хорошие комиссионные. Вспоминая эти времена, он испытывал ностальгическую тоску по местам, которые исколесил, по встречам и чувству товарищества, по первым удачным сделкам, дружеским попойкам и любовным интрижкам. Ему скоро пятьдесят. Что дальше? Все чаще мучил вопрос: и это все?
Не хотелось верить. Неужели приходит старость? Об этом неумолимо напоминали отросшее брюшко, седеющие волосы, угасшие порывы и желания…
Сам того не сознавая, он ждал появления такой, как Лана.
А та и не подозревала об этом, ибо если бы знала, то вела бы себя иначе.
Стэн Фогел впервые разбогател в 1950-х, когда миллионы американок полюбили короткую, курчавую «под пуделя» прическу, пришедшую из Европы. Холодная завивка – перманент – была известна еще с первых послевоенных лет, но особой популярности пока не завоевала. Новый стиль «под пуделя» все изменил, а Стэн Фогел, бывший всегда начеку, оказался готовым к этим переменам.
Он заключил выгодную сделку с одним из оптовиков из Бостона, чей склад был забит невостребованной аппаратурой и составами для перманента. Тот был не прочь от всего избавиться и запросил совсем немного. Стэн продавал владельцам парикмахерских состав по доллару за порцию, те же брали с клиентов за каждую завивку от десяти до двенадцати долларов. Через десять лет Стэн сколотил состояние. Он ушел из фирмы «Ревлон» и создал собственную, назвав ее «Премьера».
Эдакий рубаха-парень, работяга и гуляка, полицейский и вор в одном лице, он был в некотором роде героем в своем кругу деловых людей. Он был окружен аурой успеха, благодаря своему умению предвидеть и чуять нюхом перемены. Когда в его кабинете появилась Лана Бэнтри с идеей революционных перемен, рожденной новинкой, которую привез Эд Хилсинджер из Европы, Стэна меньше всего интересовали чьи-либо идеи.
– Я так давно богат, меня мало интересуют деньги, – предупредил он Лану и попросил говорить конкретней, о деле. Развалившись в большом кожаном кресле, он всем своим видом как бы говорил: а ну попробуй, возрази мне. Лана вызов приняла.
– Не говорите ерунду, – сверкая голубыми глазами, парировала она – Речь идет об идее, которая сделает меня богатой, и вас тоже, конечно, если она вас заинтересует.
– Я уже богат, и меня ничего не интересует. – Но сказав это, вдруг почувствовал, что ему становится интересно. – Ближе к делу, не тратьте время. Что у вас за идея?
– Электрические бигуди! – выпалила Лана, словно давала ему пароль для пропуска в рай.
– Электрические бигуди? Вы шутите, – иронично хмыкнул Стэн. – Я в этом деле работаю дольше, чем вы живете на этом свете, но о таких не слыхал.
– Но это совсем не означает, что раз вы не слышали, то их не существует, – съязвила Лана, сказав Стэну именно те слова, которые он давно хотел от кого-нибудь услышать. – Это новое изобретение привезено из Копенгагена.
– Что ж, может, ваши электрические бигуди и перспективное дело, но меня они не интересуют. Мне больше не интересно делать деньги. От одних налогов голова болит.
Стэн всей своей душой ненавидел налоговую службу США и каждый цент, который ему удавалось утаить от дяди Сэма, ценил дороже доллара. Он также любил в шутку хвастаться, что в кармане у него всегда лежит билет в Рио-де-Жанейро, если налоговая служба когда-нибудь до него доберется. Он не собирается следовать примеру одного своего приятеля, который провел несколько лет в тюрьме за неуплату налогов.
– Я слишком стар, чтобы сражаться с налоговой службой или сидеть в тюрьме, – закончил он эту неприятную для него тему.
– Но вы совсем не стары для большого успеха, – настаивала Лана. – Я подчеркиваю – большого.
– Вы тщеславны, мисс, не так ли? – спросил Стэн, отбросив ироничный тон и впервые внимательно посмотрев на Лану.
– А почему бы нет? – не смутившись, ответила она. – А вы разве не тщеславны? – Она умолкла и прямо посмотрела ему в глаза. На этот раз она откровенно бросила ему вызов. И Стэн не устоял.
– Расскажите подробней, – сказал он и вздохнул, чувствуя себя загнанным в угол. Он подумал, что у этой девицы напористый характер и, может, поэтому она начинает ему нравиться. С ней интересно помериться силами.
Лана рассказала ему об электрических бигуди все, что смогла за это время разузнать, об имени датского промышленника, выпустившего их на рынок, и о том, что в Америке пока никто не сделал на них заявки. Она даже продемонстрировала их применение на собственных волосах.
– Если вы заинтересуетесь ими прямо сейчас, «Премьера» получит эксклюзивное право на их продажу, – быстро говорила она, накручивая волосы на нагретые бигуди. Она меняла прически почти молниеносно. Как когда-то с Томом, она настолько была увлечена своей идеей, что не замечала, какое гипнотическое воздействие произвела на своего собеседника. – Это будет новинка века, новое слово в парикмахерском деле, целая революция на рынке сбыта. И это позволит вашей «Премьере» от успеха в малом масштабе добиться глобального успеха!
Стэн тяжело вздохнул. Он уже порядком устал, слушая ее. Она ворвалась, как громила, в его тихую обитель. Она перевернула все вверх дном, и, наконец, она заразила его своим энтузиазмом.
– Ваша взяла, – ворчливо сказал он. – Черт побери, дайте мне подумать. Приходите завтра, и мы продолжим разговор.
Когда Лана, поднявшись, направилась к двери, Стэн вдруг спросил:
– Скажите, вы когда-нибудь улыбаетесь? – Он с удивлением заметил, что, даже когда она возилась с бигуди, меняя прически, лицо у нее было сурово-мрачным, как у могильщика.
Лана обернулась и посмотрела на Стэна.
– Будет хороший повод, – ответила она с вызовом, – и вы увидите мою улыбку.
С этими словами она открыла дверь и вышла.
Стэн, глядя ей вслед, откинулся на спинку кресла. Бог с ними, с платиновыми волосами, блестящими, как шелк, а вот ее фигура многого стоила. Он почувствовал забытое волнение, представилось, что будет, если обнять ее. Нет, есть еще порох в пороховницах. Не все еще потеряно. Но это не сейчас, не время еще.
Вместо Ланы улыбался теперь Стэн. «Будет хороший повод», сказала она. Он с удовольствием даст ей такой повод, с превеликим удовольствием. Стоит ей только захотеть.
Эмма Спарлинг, дама из высшего общества, была первой клиенткой Ланы в ее парикмахерском салоне в Хайаннисе. Семья Спарлингов жила в Бостоне, но лето они проводили в Хайаннисе, а зиму в Палм-Бич. Благодаря Эмме Лана приобрела свою парикмахерскую здесь.
Муж Эммы, принадлежавший к интеллектуальной элите Новой Англии, стал бизнесменом и разбогател, когда получил в наследство небольшую фабрику домашней утвари. Вложив в нее деньги и собственную смекалку, он превратил ее в процветающее и доходное предприятие, выпускающее столь необходимые тостеры, миксеры, соковыжималки, электрические утюги и консервные ножи. После беседы со Стэном Лана отнесла датские бигуди Франклину Спарлингу, на его фабрику в предместьях города Провиденс.
Франклин был полной противоположностью Стэну Фогелу. Стэн был похож на бульдога и обладал поистине бульдожьей хваткой. С хрипловатым голосом, жестким местным акцентом, пронзительным и настороженным взглядом и грубоватым смуглым лицом с темной аккуратной бородкой, он не был лишен обаяния, силы и мужественности. Одевался он в дорогие костюмы, несмотря на внешнюю неотесанность, питал слабость к шелковым сорочкам и костюмам из мягкой шерстяной ткани. Он мнил себя франтом.
Франклин Спарлинг, наоборот, был похож на породистую борзую, худощав, с аристократической осанкой, типичный англосакс с удлиненным лицом, голубыми, светившимися умом глазами и нежной кожей. Одевался он небрежно под английского сквайра, но ничего провинциального в нем не было, а для Ланы он был первым человеком с университетским образованием, которого она встретила. У него были безукоризненные манеры, не в том смысле, что он умел правильно держать вилку в руках, но он умел с одинаковым уважением и вниманием относиться как к посланнику, так и к привратнику.
Лана и ему повторила все то, что говорила Стэну об электрических бигуди, продемонстрировав их на своих волосах, а затем прямо спросила, смог бы Франклин Спарлинг выпускать их в Америке и соответственно по ее стандартам.
– Возможно, – ответил он. – Но зачем? – Его изысканный гарвардский акцент напомнил Лане Рассела Далена. Так научиться говорить можно лишь за большие деньги, подумала она. Но он, не дав ей ответить, уже испортил все типичным высокомерием янки.
– Кто захочет пользоваться ими и жечь свои волосы?
– Хотите пари? – с вызовом ответила Лана. Она-то знала: какая женщина не пойдет на все, лишь бы быть красивой.
Хлопоты с оформлением авторских прав на электрические бигуди и регистрация марки отнимали почти все время у Ланы, и ей пришлось поручить матери контроль над двумя новыми парикмахерскими. Милдред теперь проводила все свое время в поездках то в Хайаннис, то в Палм-Бич, оставляя подолгу Уилла одного в Уилкоме.
Несмотря на то что ей приходилось много работать, Милдред даже помолодела, когда ее денежные проблемы были частично разрешены. После семи тщетных попыток бросить курить она, наконец, избавилась от этой дурной привычки, и наградой был вновь вернувшийся прекрасный цвет лица, бывший всегда ее гордостью. В свои сорок пять она как будто родилась заново. И все же, к удивлению и досаде Ланы, она не собиралась разводиться с Уиллом.
– Он просит не бросать его, – пыталась она объяснить дочери свою верность Уиллу, которую иногда даже сама не понимала. Что такое верность? Или чувство вины? Неужели они нечто неизбежное? Она не знала. Она лишь чувствовала какую-то власть мужа над собой, он чем-то удерживал ее, и порой ей совсем не хотелось быть свободной. – Он даже собирается лечиться, – сказала она, как бы себе в оправдание.
Чтобы быть поближе к месту своего постоянного пребывания, Лана переселилась в Провиденс.
– Я кажусь себе теннисным мячом – то я здесь, то там, – сказала она, имея в виду контору фирмы «Премьера» в Уэстчестере и фабрику Фрэнка Спарлинга в Провиденсе.
Она одновременно работала с Фрэнком над американской моделью электрических бигуди и подписала контракт со Стэном Фогелом об открытии в его фирме «Премьера» нового отдела оптового сбыта новинки. Единственным служащим этого отдела, разумеется, была она сама. Лана снова согласилась на совсем небольшое жалованье, чтобы иметь право на комиссионные от продажи бигуди. Лана предвидела такую же выгоду в будущем, какую получила в свое время от контракта с Эдом Хилсинджером, когда брала на себя управление «Шкатулкой». Теперь она более чем охотно шла на это, договариваясь со Стэном и поступаясь выгодой сейчас, ради той, что еще будет.
– Это окупится потом, – успокоила она Спарлинга, когда тот высказал сомнения, правильно ли она поступает.
– Что ж, надеюсь, ты знаешь, что делаешь, – сказал он, немного огорченный тем, что она отвергла его совет проконсультироваться с адвокатом.
Но Лана опасалась, что адвокат может отговорить Стэна и тогда все ее планы рухнут. Кроме того, адвокату надо хорошо заплатить, а Лана, если могла, предпочитала не швыряться деньгами.
– Стэн Фогел – крепкий орешек, – предупредил ее Франклин.
Лана лишь пожала плечами.
– Ничего, я тоже из крепких.
В конце концов, она взяла реванш над Уиллом за отнятые деньги, над Расселом Даленом за обиду и обман и над Томом Морелло, решившим «перехитрить» ее. Она всем доказала, что не лишена ума и настойчивости в достижении цели. Что сможет ей сделать Стэн Фогел?



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь и деньги - Харрис Рут

Разделы:
I. богатая девушкаIi. бедная девушкаIii. человек ниоткудаIv. норка и цигейкаV. старые деньги – новые правила

Часть вторая

I. дебютанткаIi. девушка, у которой есть всеIii. безумная кадрильIv. прекрасные людиV. райVi. по обоюдному согласиюVii. лепестки

Часть третья

I. соблазнительIi. успех соблазнителяIii. первый миллионIv. большие деньгиV. диор биржиVi. прикосновение мидасаVii. крахViii. последствия

Часть четвертая

I. серебряные ложки и портрет в серебряной рамкеIi. женщина, у которой ничего не былоIii. началоIv. тайнаV. другие мирыVi. свидание в час пополудниVii. серебро и платинаViii. любовь и работаIx. любовь и романтикаX. любовь и бракXi. самостоятельная женщинаXii. рубины и розыXiii. другая женщинаXiv. и хорошее, и плохоеXv. просвет между тучами

Часть пятая

I. «роллс-ройсы» и рикшиIi. смятениеIii. новые горизонтыIv. свидание в самарре

Ваши комментарии
к роману Любовь и деньги - Харрис Рут



7 баллов. Несмотря на высокий рейтинг, мне роман не понравился. Диалогов практически нет. Характеры схематичны, а герои малосимпатичны. Единственно кто вызвал симпатию и сочувствие - это Лана. Диди просто бесхребетный набросок. Что действительно понравилось, это описание более менее правдоподобное описание того, как своим трудом и умом добились головокружительных успехов безродные персонажи. В романе больше денег, чем любви. А если любовь и есть, лично я в неё не поверила.
Любовь и деньги - Харрис РутЕлена
14.09.2014, 19.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
I. богатая девушкаIi. бедная девушкаIii. человек ниоткудаIv. норка и цигейкаV. старые деньги – новые правила

Часть вторая

I. дебютанткаIi. девушка, у которой есть всеIii. безумная кадрильIv. прекрасные людиV. райVi. по обоюдному согласиюVii. лепестки

Часть третья

I. соблазнительIi. успех соблазнителяIii. первый миллионIv. большие деньгиV. диор биржиVi. прикосновение мидасаVii. крахViii. последствия

Часть четвертая

I. серебряные ложки и портрет в серебряной рамкеIi. женщина, у которой ничего не былоIii. началоIv. тайнаV. другие мирыVi. свидание в час пополудниVii. серебро и платинаViii. любовь и работаIx. любовь и романтикаX. любовь и бракXi. самостоятельная женщинаXii. рубины и розыXiii. другая женщинаXiv. и хорошее, и плохоеXv. просвет между тучами

Часть пятая

I. «роллс-ройсы» и рикшиIi. смятениеIii. новые горизонтыIv. свидание в самарре

Rambler's Top100