Читать онлайн Властелин небес, автора - Харрингтон Эмма, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Властелин небес - Харрингтон Эмма бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.71 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Властелин небес - Харрингтон Эмма - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Властелин небес - Харрингтон Эмма - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харрингтон Эмма

Властелин небес

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Лязгнув, упали цепи на воротах, копыта лошадей глухо застучали по деревянному настилу моста. Изабель прижимала Дункана к груди. Может быть, возвращение домой смягчит боль в сердце? Как все здесь знакомо: изъеденные временем каменные стены Дунстаффнаге, элегантный шпиль башни, вьющаяся по стене виноградная лоза.
Она ДОМА.
Изабель подняла голову, обнимая Дункана, который с интересом смотрел в окно.
– Видишь? Все это однажды станет твоим. По воле божьей.
Когда маленькая кавалькада въехала во внутренний двор, она вышла из кареты и передала ребенка няне. Первую встречу с родственниками она должна выдержать одна, чтобы ничто не отвлекало. Не обращая внимания на любопытные взгляды собравшихся, она гордо вздернула подбородок, уловив краем глаза неприязненные взгляды. Что ж, она этого ожидала…
Преодолев первые пролеты лестницы, ведущей в приемную, Изабель уже с трудом сдерживала волнение. Поймет ли Иан, почему она так долго не возвращала ему сына? Поймет ли он то, что она сама толком не смогла понять? Двери распахнулись, чтобы пропустить ее в зал.
В огромном зале с высоким потолком остро пахло дымом, и видны были следы недавнего пиршества. Соколы, привязанные к поперечным деревянным балкам, кричали что-то на своем языке. В воздухе медленно кружилось перо. Когда оно опустилось в далеком конце зала, с одной из скамей встал Иан Макдугалл и подошел к Изабель.
За ее спиной раздался шепот, издалека доносился стук конских копыт. Иан спокойно перешагивал через тростник, рассыпанный на полу, только каблуки его стучали по каменному полу, да раздавался тихий хруст, когда он наступал на листья. На нем были кольчуга и плащ, капюшон был откинут, обнажая голову. Темные волосы в свете горящего тростника и колеблющихся свечей отливали серебром.
Только в тот момент, когда он остановился прямо перед нею и протянул к ней руки, она заметила, что нервно теребит розовые бусы, безостановочно перебирая драгоценные камни на шее. Она отпустила бусы и протянула ему дрожащие руки, пытаясь улыбнуться.
– Добро пожаловать домой, Изабель!
Его низкий голос эхом отдался от стен. Казалось, все собравшиеся в зале в единый миг вздохнули. Иан наклонился и поцеловал ее в щеку. Затем он на мгновение отстранился, осматривая ее лицо, взял ее за локоть и повел к креслам, находящимся на возвышении в конце зала.
Хотя им надо было преодолеть крайне небольшое расстояние, Изабель почувствовала, что у нее дрожат колени, и что она готова осесть бессловесной куклой на полу на всеобщее обозрение. Иан ободряюще сжал ее руку.
– Вина для леди Изабель!
Они сели на деревянные кресла, сиденья которых были набиты перьями.
– Я убежден, ей надо с дороги подкрепиться.
Привычный ритуал удивительно успокаивал, и Изабель почувствовала себя лучше. Те, кто наблюдал за их встречей, конечно, удовлетворены… Или разочарованы? Не было никаких ссор, столкновения. Некоторые любопытствующие поспешили удалиться и вернулись к своим привычным делам.
– А где отец? – спросила Изабель. – Он здоров?
– Обычно он неважно себя чувствует, но сейчас ему несколько лучше. Вы увидитесь вечером за ужином.
Темные глаза Иана в ожидании смотрели на сестру.
– Ты, должно быть, хочешь увидеть своего сына.
Она заметила, как вспыхнули его глаза.
– Да, хочу.
Он бросил взгляд на дверь. Изабель почувствовала, что у нее к горлу подкатил комок.
Она подозвала слугу и послала его за няней, затем повернулась к брату. Он следил за ней со странной улыбкой.
– Ты удивила меня, Изабель. Иногда мне казалось, что ты никогда не вернешь мне ребенка.
Она расправила юбку, нервно коснулась бус на шее.
– Я не возвращаю его тебе, – сказала она, взглянув ему в лицо. – Я привезла его тебе. Это разные вещи.
Глаза Иана сощурились.
– Скажи, – спросил он, не отрывая от нее взгляда, – ты привезла его добровольно?
– Нет, – ответила она и положила ладонь на его запястье, когда он беззвучно выругался. – Но не по той причине, о которой ты думаешь. Я просто боюсь за него.
– Ты считаешь, что я могу причинить вред собственному ребенку? – воскликнул он. – Клянусь, Изабель, я обожал его мать, потерял ее, и сейчас…
– Иан, Иан, я знаю. Я не об этом. Ты сам должен знать. Ситуация была очень тревожной, оставить его в Дунстаффнаге казалось мне безумием.
– А сейчас?
Она откинулась на спинку кресла.
– Знаешь, почему я привезла его?
– Да. Тебя заставил это сделать Брюс. Твое последнее письмо красноречиво свидетельствовало о том, что я никогда не получу сына, если не предприму каких-либо мер.
Чувствуя себя несчастной, она потупила голову. Через несколько мгновений послышался его вздох:
– Прости меня, дорогая. Когда я думал, что все погибло, мне казалось, что я умру, если не увижу ребенка. Но сейчас он здесь, и я готов все простить.
Она попыталась улыбнуться. Сердце ее бешено заколотилось, когда она увидела няню с мальчиком на руках. Изабель подавила в себе желание подхватить малыша, когда Катриона поставила его на пол. Дункан удивленно взирал на окружающих, пораженный обилием новых предметов и незнакомых людей. Увидев Изабель, он тут же направился к ней. Споткнувшись о разбросанный по полу недогоревший тростник, он упал.
Прежде, чем Изабель успела вскочить, Иан уже бросился вперед, чтобы поднять ребенка. Он опустился на одно колено и, неумело ощупав крошечное тельце, проверил, не ушибся ли мальчик. Дункан был не такого уж хрупкого сложения и с нескрываемым интересом уставился на нового для него человека. Ласковая улыбка тронула его губы. Широко открытыми темными глазами он рассматривал своего отца.
Изабель почувствовала тяжесть на сердце, при виде того, как Иан бережно держит ребенка. Взгляд его был полон боли, когда он запечатлел поцелуй на лбу мальчика. Слезы подкатились к глазам Изабель, она ощутила угрызения совести.
Завороженный неярким поблескиванием кольчуги Иана и богато расшитым коротким плащом, Дункан потрогал Иана своим крошечным пальчиком, не обратив внимания на скупую слезу, упавшую на его пухлую ручку. Изабель смотрела на эту сцену и впервые почувствовала, каковы бы ни были истинные причины, – она правильно поступила, привезя сына к отцу. Она в этот момент даже не вспомнила, что Дэллас не раз говорил ей о том же.
Иан посмотрел на нее, его глаза увлажнились. Он встал, держа мальчика на руках. Изабель замерла, ожидая взрыва его гнева, оскорбительных слов, которые вонзятся в нее, как меч.
Но только слабая улыбка заиграла на губах Иана, затем она стала шире, когда Дункан взял отца за нос и потянул на себя.
– Он считает, что ему можно хватать все, что хочется.
Изабель улыбнулась.
– Да, Дэллас говорил то же самое. Улыбка исчезла с губ Иана. Он сел на кресло рядом с Изабель, не выпуская ребенка.
– Макдональд… Я считал оскорблением то, что он держит моего сына все это время… Изабель тяжело вздохнула.
– Я знаю, что это причиняло тебе боль. Но не возлагай вины на того, кто невиновен. Именно я хотела оставить Дункана у себя, хотя Дэллас не раз говорил мне, что я должна вернуть его тебе. Он говорил, что сын принадлежит отцу.
Бровь Иана взметнулась.
– Мне трудно хоть в чем-то согласиться с Макдональдом, но тут он прав. Однако теперь все это в прошлом. Да, а как зовут ребенка? – внезапно поинтересовался он. – Я никогда не спрашивал об этом.
– Дункан.
– Дункан… В честь Дункана, короля Шотландии, наверное. Хорошее имя, хотя я выбрал бы другое. Изабель глубоко вздохнула.
– Нет, не в честь короля. Я назвала ребенка в честь Дункана, который спас жизнь Мэри, который помог нам выбраться из Инверлокского замка, за что и поплатился жизнью. Иан поднял глаза.
– Я думал, вас спасли Макдональды.
– Да. Их было трое.
Иан помолчал, потом сказал:
– Дункан Макдональд. Конечно. Самый младший.
Малыш заерзал на коленях у отца, пресытившись исследованием кольчуги. Он потянулся к Изабель.
Когда она увидела, что рука Иана крепко держит ребенка за рубашку, она не наклонилась к малышу, с трудом сдержавшись. Дункан начал хныкать, затем заплакал во весь голос. Маленькое личико сморщилось и покраснело. Рука Иана так и не отпускала сына, хотя тот поднял истошный крик.
Когда Изабель все же наклонилась к Дункану, Иан отпустил его. Вздохнув с облегчением, Изабель прижала ребенка к себе, вопли тут же прекратились. Иан замигал глазами, затем улыбнулся.
– У молодого Дункана имеются свои пристрастия, как мне кажется, – заметил Иан, поднявшись. – Твои бывшие покои приготовлены для тебя. Пусть Дункан пока будет с тобой.
Он ушел, спустившись с возвышения и исчезнув за дверью на противоположной стороне зала. Дункан принялся вертеться у нее на коленях, и Изабель легонько шлепнула его.
Что ж, возвращение домой прошло не так плохо, как могло бы быть. Но и не так уж хорошо.
Ее разбудил резкий крик, она села в постели, Сердце тяжело билось. В ее воображении всплывали сцены боя: люди, стонущие от боли, лязг мечей, потоки крови. Только спустя мгновение поняла, что ее разбудил крик ребенка, проснувшегося в незнакомом месте.
Изабель вскочила и побежала в соседнюю комнату, где Дункан находился вместе с няней. Мерцающий свет от камина окрашивал комнату в сумеречные, мятущиеся тона, только маленькая лампа ярко горела на столике рядом с колыбелью. Изабель увидела, что над кроваткой Дункана склонился мужчина, а не няня.
Ступни ног холодил каменный пол, сердце билось, как сумасшедшее… Не сразу она узнала Иана. Он поднял малыша и неуклюже держал его на руках. Рядом стояла испуганная няня, протянув руки к ребенку.
Изабель попыталась улыбнуться, когда Иан обернулся к ней. Он невесело усмехнулся:
– Мне хотелось улучить момент, чтобы в одиночестве посмотреть на спящего сына, но этот дурачок так разорался…
Изабель повернулась к няне:
– Все в порядке, Катриона. Можешь ложиться спать. Я побуду с ребенком.
Изабель встала рядом с Ианом. Когда Дункан увидел ее, он удовлетворенно замычал и зевнул. Изабель коснулась его розовой щеки и не стала забирать ребенка у Иана.
Они прошли к окну с видом на море. Волны бились о скалы там, где фьорд Лорна смешивал свои воды с Линхе и заливом Голос Мула. Ветер доносил запах моря и соли.
Дункан перестал ворковать, его влажные ресницы полусонно сомкнулись. Иан все еще продолжал прижимать ребенка к себе. Сердце Изабель замерло, когда она обратила внимание, как они похожи, эти два лица: большое и маленькое.
– Я не поблагодарил тебя за то, что ты заботилась о моей жене, – неожиданно сказал Иан.
Его мягкий голос заставил ее вздрогнуть.
– Мне говорили, что ты была рядом с Мэри, когда она умерла.
Изабель отпрянула, вспомнив, как когда-то она ненавидела Мэри Рос. Но вряд ли Иану стоит об этом знать.
– Да, это было тяжелое время для всех нас. После скудной пищи и постоянного холода в Инверлокском замке она была так слаба…
Изабель помедлила, прежде чем продолжить, глядя на его профиль, пока Иан смотрел в море.
– Иан, если тебе это хочется знать, то она думала только о ребенке, была готова рисковать своей жизнью, идти по снегу ради него. Она так хотела, чтобы он выжил!
Иан тихо качнул Дункана, тот пробормотал что-то протестующее, потом поуютнее притулился к плечу отца. Изабель аккуратно подоткнула одеяльце, чтобы Дункана не продуло.
– Да, – печально сказал Иан. – Мэри оказалась более отважной женщиной, чем мы думали. А ведь она всего пугалась. Она так часто падала в обморок, хотя была готова на все, чтобы не раздражать меня. Она была таким хрупким, нежным созданием, походила на птичку. Поэтому, когда она оказалась такой сильной, это было неожиданно, – слабо улыбнулся он.
– Рассказывал ли я тебе, что мы когда-то расшевелили улей с пчелами, и она решила защитить меня? Она, которая была на две головы ниже и в два раза тоньше. Пчелы искусали ее так сильно, что я не касался ее тела в течение недели. Я называл эти укусы орденами за храбрость. Она так гордилась этим.
Изабель никогда не думала, что Мэри Росс способна в критической ситуации на что-то, кроме обморока. И было больно думать о том, как боязливая Мэри защищала ничего не боявшегося Иана. Изабель вспомнила также босые ноги Мэри, идущей по снегу, когда они выбрались из Инверлока, беременную Мэри, прижимающуюся к шее лошади, с лицом, белым, как снег, и с голыми ногами! Нет, сейчас просто невозможно это вспоминать.
– Давай, я положу его обратно в кроватку.
Изабель потянулась к Дункану. Иан бережно передал ребенка в ее объятия. Она положила его в колыбель и начала тихо покачивать ее.
– Я хочу поговорить с тобой, Изабель, – сказал Иан, когда она вновь обернулась к нему. Он бросил взгляд на спящую няню. – Пойдем в мои комнаты, но разбуди вначале эту глупую женщину, чтобы она присмотрела за Дунканом.
Одетая в свободную тунику, в башмаках на босу ногу, которые она надела впопыхах, Изабель села на предложенный Ианом стул, когда они вошли в его комнату. В камине горел огонь, на столике были остатки позднего ужина. На письменном столе валялись какие-то бумаги, а также была развернута карта.
Иан сел напротив. Его темные глаза в упор смотрели на нее.
– Скажи мне, ты вернешься к Макдональду, когда кончится война?
– Не знаю.
Он поднял бровь.
– Не знаешь? Разве не было продумано никаких планов? Мне известно, что ты должна была привезти мне сына, и это все. Брюс не оговаривал твое возвращение.
– Потому что я не собираюсь возвращаться, – ответила она, рассматривая свои руки. – Сюда меня послал мой муж и мой король, и они не желают моего возвращения.
Иан наклонился вперед.
– Да, я слышал. Но правда ли это? Она глядела ему в глаза.
– А почему это может быть неправдой?
– Потому что, у них может быть план, в котором тебе отведена определенная роль.
– Неужели ты думаешь, что я стала бы рисковать жизнью Дункана, продумывая подобные варианты? Будет сражение. Это неизбежность! Но не думал ли ты о том, как защитить ребенка?
– Да, именно поэтому я должен знать, почему ты здесь.
Изабель отвернулась, почувствовав, что ее захлестывает отчаяние.
– Я ударила рыцаря, приближенного короля, который привез послание о том, что я должна вернуть тебе Дункана.
– Что?! – расхохотался Иан, не обращая внимания на грозный взгляд Изабель. Постепенно смех перешел в икоту. Он спросил: – И поэтому тебя отослали?
– Да, именно поэтому меня отослали, чтобы гнев Брюса не мог коснуться меня.
Ее руки сжали подлокотники кресла.
Все еще не в силах выровнять дыхание, Иан сказал:
– Я бы болыпе уважал Макдональда, если бы он просто поколотил тебя, сломав пару-тройку ребер.
– Если тебе это интересно, могу тебя утешить: эта мысль приходила ему в голову.
Она наклонилась вперед и проговорила глухо:
– У меня к тебе вопрос, Иан. Как ты угадал, что глупая безделушка будет хорошим выкупом за твоего сына?
Иан, успокоившись, покачал головой.
– Если ты имеешь в виду брошь Лорна, то она дороже тысячи малышей. Для Брюса. Что же касается меня, то я бы и крошечного волоска с головы Дункана не променял бы на сотню брошей.
Несколько смягчившись, Изабель откинулась в кресле.
– И ты заплатил выкуп.
– Конечно. Если я хотел получить сына, то должен был заплатить Брюсу то, что он хочет, – ответил Иан, передернув плечами. – Просто сделка. Но я не могу понять, как Брюс и Макдональд позволили тебе сюда приехать.
– Брюс вряд ли жаждал, чтобы я раздавала пощечины его верным рыцарям, а Дэллас… – она замолчала, почувствовав, как заныло ее сердце.
– А Дэллас хотел смягчить короля, с одной стороны, а с другой – обеспечить твою безопасность, – догадался Иан. – Это лучше, чем, если тебе отрубили бы голову. Но почему тебя послали именно сюда?
– Дэллас знает, что если они потерпят поражение, то я окажусь в окружении его семьи в Донане, – печально усмехнулась она. – Его братья не раз говорили, что Макдугаллам доверять нельзя. Дэллас решил доверить мою защиту тебе, а если Дунстаффнаге падет…
Ее речь неожиданно оборвалась. Не было смысла напоминать Иану о том, что может случиться. Он прошел немало испытаний и битв. Богиня войны может пожаловать победу, но может и смерть.
– Если Дунстаффнаге падет, что ты будешь делать? – Иан не отрывал от нее взгляда. – Ты вернешься к своему мужу?
– Сделаю ли я все возможное, чтобы защитить Дункана – ты об этом хочешь спросить? А ты? Ты сдашься, если увидишь, что удача на стороне Брюса?
– Сдаться? Нет. Если я проиграю, это будет означать только одно – мою смерть.
– Иан, – вновь наклонилась вперед Изабель, ее голос задрожал от волнение. – Почему бы не подумать о возможности бежать в Англию? Многие шотландцы отправились туда, чтобы влиться в войска Эдуарда. Если Дунстаффнаге падет, то…
Иан вскочил, лицо его исказилось от ярости:
– Нет, я не сбегу, подобно трусливому псу!
– Кто об этом говорит? – спросила она, тоже поднявшись и гневно глядя прямо в лицо брата. – Почему мужчины так глупы? Разве ты сам не понимаешь, что иногда благороднее вначале отступить, чтобы потом наступать с новыми силами? Почему или все или ничего? Боже, как я устала от самонадеянных безмозглых дураков! Ты говоришь, что нет ничего благороднее, чем умереть во имя своего дела. Хорошо. А что будет с теми, кто останется – останется страдать и погибать от унижения? И только потому, что ты предпочел броситься на меч врага с голой грудью?
– Изабель, – выдавил Иан сквозь стиснутые зубы, – ты умеешь довести человека. Да так, что он готов ударить тебя. Придержи свой ядовитый язык!
– Это кажется всего лишь пустой болтовней, если ты не согласен со мной. Какое тогда значение имеют все мои слова? А если я соглашаюсь с тобой, значит, я самая умная женщина в мире? – она бросила на него мрачный взгляд. – А ты подумал, что будет с твоим сыном, когда ты умрешь благороднейшей из смертей. Он станет приманкой. Если он проживет больше месяца после тебя, я буду удивлена до глубины души.
Иан подошел к столу и взял графин с вином, затем наполнил два кубка и протянул один Изабель.
– Да. Я думал о том, что случится с моим сыном. Если ты перестанешь накидываться на меня как сварливая жена, я расскажу тебе о своих планах.
Изабель отпила глоток.
– Я перестала. Пока. Итак?
– Если я погибну, то я потеряю, конечно, Дунстаффнаге. Дункан не сможет получить его. Наш отец считает себя побежденным еще до начала битвы, на него положиться нельзя – оборону замка он на себя не примет. Если Брюс победит, и Шотландия добьется независимости от Англии, то наша семья, конечно, потеряет свои владения. И, скорее всего, то, что сейчас принадлежит мне, достанется Макдональдам.
Изабель с грустью подумала об отце, который только и говорит, что о поражении. Иан прав – лорд Лорн сдался еще до того, как начался бой.
– И как ты сможешь обеспечить будущее Дункана? Хочешь ли ты, чтобы я взяла его с собой к Макдональдам, если ты погибнешь?
Иан хмыкнул.
– Не совсем так. Мне, например, ясно, что если Дэллас Макдональд захочет сорвать на ком-то зло, то Дункан будет самым подходящим объектом.
– Неправда. Он бы не отдал Дункана за брошь.
Иан поднял бровь при ее резких словах.
– Смог ли Дэллас Макдональд сказать «нет» своему королю, когда тот потребовал ребенка? Он просто быстренько отослал тебя на радость Брюсу. Не отошлет ли он столь же быстро моего сына, если понадобится?
Это задело Изабель. Пальцы, сжимающие кубок, побелели.
– Все совершенно не так!
– Но очень похоже на правду. Послушай, Изабель, – наклонился он к ней, глядя прямо на нее своими темными глазами, – полагаю, есть только один способ обеспечить безопасность маленького Дункана.
Она ждала, пока он скажет, что же он имеет в виду, неожиданно догадавшись и не желая в этом убедиться.
– Милая, ты должна увезти Дункана в Англию. Скоро начнется наступление Брюса, я обеспечу твою безопасность, когда ты поплывешь на самом быстром корабле, который я найду, чтобы добраться до короля Эдуарда.
Изабель почувствовала шум в ушах и, несмотря на то, что ночь была теплой, ее зазнобило.
– Покинуть Шотландию?
– Да. Ради меня. Ради себя. Ради Дункана.
– Эдуард бросит меня в самую мрачную темницу, которую только сможет найти. Или в глубокий ров. Иан покачал головой.
– Нет. Я напишу ему письмо о том, что Брюс разгневался, и мужу пришлось отослать тебя. Тогда мое письмо обрадует Эдуарда, как радуют петуха пер-1 вые лучи солнца. Он подумает, что король Гвоздь поступил не очень умно, рискуя потерять надежду! Макдональдов.
Улыбка пробежала по ее губам. Король Гвоздь – такое прозвище дали англичане Роберту Брюсу, осмелившемуся провозгласить себя монархом.
– К тому же, – продолжал Иан, – когда Эдуард узнает, что Макдональд решил оставить тебе земли Ская, а также то, что тебе принадлежит большая часть Галловея, то его лицо засветится улыбкой при известии о том, что ты в Англии.
– Не знаю, – она провела рукой по лбу. – Но Дэллас никогда не простит меня…
– Как я вижу, сейчас он не очень-то озабочен твоей судьбой. Ведь он отослал тебя…
– Да. Из-за моей собственной глупости. Я не могла расстаться Дунканом, к тому же я разгневала короля.
– У тебя больше аргументов чем перьев у птицы. Если ты не поедешь в Англию, тогда тебе остается только одно…
Ее глаза сузились, однако вряд ли она ожидала услышать слова, которые произнес Иан:
– Ты можешь вернуться к Дэлласу Макдональду, а я отошлю Дункана в Англию без тебя.
Изабель вскрикнула, протестуя, но Иан отрицательно покачал головой:
– Я все сделаю для Дункана, Изабель. Даже если мы потерпим поражение… Ты забываешь, что Дункан – мой наследник. Он унаследует все то, что принадлежит Макдугаллам. Ты помнишь о том, что в нашем роду есть и королевская кровь? Этот ребенок ценен для Шотландии не меньше, чем сын Брюса.
– Наверняка Брюс знал это, – внезапно осенило ее, и она с ужасом посмотрела на него. – Ты все заранее спланировал, ты все понимал. Ты не просто мечтал о том, чтобы твой сын вернулся.
– Не думаю, что Брюс все осознает в полной мере. Но уверен, что он пошлет корабли, чтобы помешать переправке Дункана в Англию. Нам нельзя терять время. Если Брюс все понимал, то, наверняка, и Дэллас тоже… Почему муж отослал ее в Дунстаффнаге, если знал, что ее потом отправят в Англию? Дэллас должен был предугадать, что она не желает расстаться с Дунканом.
– Изабель… – угрюмо сказал Иан, – ты должна дать ответ на рассвете. Утром я отправлю Дункана.
– А ты? – спросила она пересохшими губами. – Что будешь делать ты? Он улыбнулся:
– Я не собираюсь сидеть и ждать, пока придет Брюс и не оставит от Дунстаффнаге камня на камне.
– Ты собираешься бежать?
– Нет. Ты не слушала, что я говорил? – он наклонился вперед. – Я поведу отряд к Брандерскому перевалу, чтобы встретиться там с Брюсом. Мы немало перерезали на перевале Далрай, продолжим.
Кошмары сражения у Далрая поплыли у нее перед глазами; Изабель невольно застонала, вспомнив о Дэлласе.
* * *
Волны бились о нос корабля. Он то погружался, то вновь вздымался. Брызги попадали на лицо Изабель, которая, уцепившись за ограду палубы, смотрела, как отдаляется полоска земли. Слезы на ее щеках смешивались с морской водой, она с трудом сдерживалась. Покинуть Шотландию… Она попыталась прикрыть рот рукой, чтобы не зарыдать.
Покинуть Дэлласа…
От этой боли можно просто умереть. Рука инстинктивно цеплялась за деревянный парапет палубы. Раздавался скрип весел, хлопали паруса. Веревки трепались по ветру. Люди рассыпались по палубе, то и дело слышались команды, свисток.
Изабель вытерла слезы, глубоко вздохнула. Решение далось ей непросто. Отправляясь в неизвестность, она оставила позади не только родину, но и свое сердце. Колебания усиливались от щемящей неопределенности. Одна лишь мысль сверлила мозг: спасти Дункана. Это важнее ее собственного счастья, важнее любви, которую она теряет.
Джеми Макдональд оказался прав, подумалось ей, когда заметил, что однажды она бросит мужа ради чужого ребенка. Это было сказано во Время спора, но неприятный осадок оставался у нее все время пребывания в Донане. Сейчас ей вновь это вспомнилось.
Черт побери! Черт побери эту войну, которая разлучила ее с Дэлласом, отлучила от любимых людей. В такие минуты она ненавидела вражду, разрушающую самую суть ее жизни.
– Миледи!
Изабель обернулась, отбросив с лица прядь волос.
– Да, капитан?
– Я должен попросить вас отойти от решетки, миледи. Может быть, вы присоединитесь к тем, кто стоит на носу корабля?
Угрюмое выражение лиц капитана заставило ее вздрогнуть, она бросила встревоженный взгляд на нос корабля, где под небольшим навесом сидела Катриона с перепуганным Дунканом на руках.
– Что случилось, капитан Альдер? Немногословный капитан все сформулировал крайне кратко:
– Нас преследуют. На носу безопаснее.
– Кто?
– Вельбот.
– Вельбот?
Широко раскрытыми глазами Изабель, обернувшись, уставилась на водную гладь. Квадратные паруса приближающегося судна белели в лучах солнца, уже стал слышен равномерный плеск весел. Вельбот приближался быстрее, чем можно было ожидать, с ужасом заметила Изабель.
– Да, – отозвался капитан.
– Чей? – она взглянула на него, но капитан Альдер только покачал головой.
– Не знаю, но не стоит рисковать. Вам лучше отойти…
– Вы знаете, кто это может быть?
Он нахмурился. Недовольный ее упорством, неохотно ответил:
– Когда мы прошли залив Лорна, мы вступили в воды противника. Миновав мыс Джура, мы вышли из вод Макдугаллов. Не исключено, что нас преследует судно Ангуса Макдональда. Не стоит объяснять, что это значит.
Ангус Макдональд. Отец Дэлласа, гроза морей. Действительно, излишне напоминать, как он опасен. С самого начала было ясно, за кого готов стоять до конца старый Макдональд, кого он хочет видеть королем Шотландии. О его свирепой преданности слагались легенды.
Если ее захватит Ангус, то и она, и сын Иана станут пленниками, которых Макдональд использует в борьбе против ее рода.
– Мы постараемся оторваться. Однако не уверен, что это получится. Нас преследует быстроходное судно. Я хочу, миледи, чтобы вы отошли и присоединились к остальным.
Палуба закачалась, забегали матросы. Вельбот разрезал волны. Изабель вцепилась в парапет. На лице капитана Альдера отразилось вежливое нетерпение, он отошел от нее.
На носу корабля Катриона пыталась успокоить Дункана, качая его на коленях. Балдахин хлопал, словно парус на ветру, что забавляло ребенка, он смеялся. Сквозь рев волн Изабель не могла слышать смех Дункана, но увидела его улыбающееся лицо. Ее сердце сжалось, когда она подумала, что невинное дитя может стать игрушкой двух королей.
Изабель вновь повернулась к капитану, вдыхая морской воздух, чтобы набраться мужества.
– Капитан Альдер, могу я попросить вас об одолжении?
– Миледи…
– Не подумайте, что это что-то незначительное. Речь идет о том, что бесконечно важно для Макдугаллов.
После секундного колебания и взгляда, брошенного на приближающийся вельбот, Альдер кивнул:
– Да, миледи. Что вы хотите?
– Если я сама попаду в руки Макдональдов, то я прошу вас доставить в целости и сохранности сына Иана Макдугалла королю Эдуарду.
– Миледи! Если вы попадете в руки Макдональдов, то неужели вы думаете, что нас ждет нечто иное? Я никогда не бежал от ответственности, и если будет бой, то он будет. Во имя вас и ребенка.
– Я знаю. Но иногда случается нечто, что выходит за рамки нашей власти.
Она глянула на приближающийся вельбот, уже были видны решительные лица гребцов. Отчаяние сделало ее голос неожиданно звонким.
– Я хочу, чтобы вы дали мне слово, капитан. Он посмотрел на нее, на лице его отразилось оскорбленное самолюбие.
– Я дал слово Макдугаллу в том, что доставлю его сына в Англию, и я сделаю это, даже если мне придется пересесть в лодку и грести. – Он снова оглянулся на вражеское судно и заревел: – Черт возьми! У меня нет времени спорить с вами! Укройтесь на носу, под навесом, и будьте там до тех пор, пока я не скажу.
Изабель отпустила парапет, чуть не упала на ходящей ходуном палубе. Она подошла к Катрионе, опустилась рядом на колени:
– Ты заботилась о Дункане с самого первого дня. Я знаю, что ты не бросишь его, что бы ни произошло. Катриона кивнула:
– Да, миледи. Он мне дорог так же, как и мое бедное дитя, которое забрал господь.
– Да, иногда господь дает нам шанс. Изабель положила руку на голову Дункана, улыбнулась, когда ребенок засмеялся.
– Я хочу, чтобы этот ребенок имел все, что только может ему предоставить судьба. Она подняла глаза на няню.
– Позаботься о нем, Катриона.
Удивленная девушка кивнула. Изабель быстро наклонилась и поцеловала пухлую щечку ребенка. Затем выпрямилась, взяла свой плащ, лежавший на скамье рядом с Катрионой, и укутала им плечи девушки. Дрожащей рукой Изабель нежно коснулась шерстяной ткани. Цвета Макдугаллов!
Раздался крик. Изабель оглянулась и увидела, что вельбот совсем рядом. Капитан Альдер отдавал приказы, пытаясь подсказать матросам, как направить паруса точно по ветру, чтобы ускорить ход корабля. Но надежды было слишком мало. Бой был неизбежен… Изабель услышала клацанье вынимаемых клинков, а также длинных закругленных на конце пик, которыми матросы Альдера пытались не допустить взятия своего корабля на абордаж, отталкивая вражеский вельбот.
Изабель дрожала от страха и отчаяния.
Она вновь подошла к парапету, в гущу матросов, готовых драться, и с ужасом уставилась на угрожающие лица матросов Макдональда. Она видела, как погружаются в воду весла, взметая брызги. Еще несколько секунд – и люди с вельбота начнут перепрыгивать на палубу корабля Альдера.
Изабель встала на скамью рядом с парапетом, держась за канат и с трудом удерживая равновесие. Ветер трепал ей волосы, бросал в лицо, она с трудом убирала с глаз пряди. Изабель посмотрела на палубу вражеского корабля и увидела, что ее заметил высокий мускулистый человек, стоявший на носу вельбота. Плащ цветов Макдональда обвивал его широкие плечи. Светлые волосы, тронутые сединой, обрамляли его высокий лоб. Его глаза прищурились, когда он встретился с Изабель взглядом. Какое-то время они молча смотрели друг на друга. Затем человек начал отдавать приказания, показывая на нее. Изабель про себя улыбнулась.
Она отпустила канат, оттолкнулась от скамьи, перешагивая парапет, и бросилась в черную ледяную воду.
– Каковы силы Макдугаллов? – спросил Дэллас, глядя на Брюса. Факелы отбрасывали неровные блики, Ветер гулял по небольшой лощине, где они расположились лагерем. Платка хлопала, словно парус.
– Две тысячи человек, – ответил Брюс, втыкая острие кинжала в карту, расстеленную на столе. – Это только здесь. И еще больше ждет нас за перевалом.
Дэллас нахмурился, один из рыцарей, стоящих за его спиной, выругался:
– Черт побери этого Макдугалла! Он не будет ждать, пока мы соберем достаточно сил. Чертов хитрый ублюдок!
Уголки рта Брюса изогнулись.
– Вот такова стратегия, Эндрю. Если бы это был кто другой, а не Иан Макдугалл, я бы восхитился. Этот бой для нас решающий. Мы должны победить, или же нас перебьют, как на перевале Далрай.
Все замолчали, вспоминая тот печальный день. День поражения.
Дэллас заметил, что король то и дело дотрагивается до золотой украшенной рубином броши, скалывающей его плащ на плече. Брошь Лорна, за которую был отдан ребенок. Мальчик с глазами Изабель, с пальчиками, выпачканными медом…
Дэллас вновь стал смотреть на карту.
– Если мы хотим захватить Дунстаффнаге, нужно брать перевал, – резко сказал он. – Мы должны разбить Макдугаллов. После Каммингзов они самый могущественный род в Шотландии. Нельзя забывать, что кланы Макдугаллов и Каммингзов связаны брачными узами. Они мстят нам за смерть Реда Каммингза в Грейфрее. Для Макдугаллов это не просто война, а кровная месть.
Темные брови Джеймса Дугласа сошлись на переносице.
– Перевал Брандер более коварен, чем Далрай. Перешеек всего несколько ярдов: высокие скалы с одной стороны и отвесный обрыв над фьордом Аве – с другой. Наверняка, Макдугаллы организовали там засаду. Воины, скорее всего, прячутся здесь, – он ткнул кинжалом в карту. – Не сомневаюсь, что здесь нас тоже ждут. Могут забросать сверху камнями. Но если я поведу отряд не по тропе, а мимо скал, мы будем не так уж открыты.
Дуглас выжидательно поднял глаза. Дэллас усмехнулся:
– Так, глядишь, Макдугалл сам окажется в ловушке.
– Причем в надежной, – заметил Дуглас и передвинул острие кинжала. – Если засада Макдугаллов находится в самом низу перевала и как раз над тропой, мы можем захватить их в клещи и раздавить, как жуков.
– Тогда они отступят, раздался голос сэра Эндрю.
– Дэллас, – Брюс подался вперед. – Через фьорд Аве лишь один мост. Если Макдугалл отступит, он сожжет его. Этого допустить нельзя!
– Я буду удерживать мост.
– Хорошо, – Брюс посмотрел на Дугласа. – Мы с тобой начнем атаку, а Макдональды могут обойти место боя через Аргилл.
Глаза Дэлласа встретились со взглядом Брюса. Дэллас стукнул кулаком по столу.
– Иан Макдугалл?
Брюс нахмурился.
– Если он уцелеет в битве на перевале, возможно, он попытается отступить. Не дай ему скрыться, Дэллас. Иан отправил своего сына к Эдуарду, он постарается быть благоразумным.
Улыбка пробежала по губам короля. Дэллас угрюмо кивнул.
– Да, король. Я постараюсь остановить этого ублюдка, если он попытается скрыться. Брюс в упор посмотрел на Дэлласа:
– Пусть твой гнев не лишит тебя благоразумия. Пойми, Макдугаллы могущественны. Возможно, я вступлю с графом в переговоры о перемирии, но я не хотел бы давать ему возможность укрепить свою армию. Если нам удастся разбить войско Иана Макдугалла, мы должны захлопнуть ловушку, не дат скрыться ему самому. Мы уже упустили леди Изабель и сына Иана, которые, наверняка, успели отплыть к Эдуарду.
Пальцы Дэлласа были сжаты, он ощутил горький привкус во рту. Он и раньше знал, что у Макдугаллов в Дунстаффнаге есть корабли, однако Дэллас надеялся прибыть туда до того, как Изабель будет отправлена в Англию. Внезапное нападение Иана лишило его этой надежды. Джеймс Дуглас ухмыльнулся, подмигнув сэру Эндрю:
– Говорят, леди Изабель умеет постоять за себя. Я слышал, она не только умеет драться, но вполне может взять на себя командование кораблем.
Сэр Эндрю издал нечленораздельный звук. Пощечину, которую когда-то дала ему Изабель, не раз вспоминали среди рыцарей, самолюбие сэра Эндрю очень страдало.
– Если бы все Макдугаллы были бы таковы, как твоя жена, Дэллас, нам пришлось бы плохо, – пробормотал Брюс.
Дэллас так ничего и не ответил. Брюс встал, подав знак, что заседание окончено. Выходя из палатки, Дэллас посмотрел на низкие тучи. Он был готов к завтрашней битве.
Все началось с одного упавшего камня. Шум его падения эхом раздался в узком перешейке, показалось, что скалы содрогнулись. Послышались крики, воины Макдугаллов, издавая боевые кличи, выскакивали из засады. Камни летели непрерывным потоком с обеих сторон.
Иан Макдугалл явно жаждал повторить свою победу на Далрае.
Неожиданно воины, сбрасывающие смертоносные камни сверху, издали еще более ужасный рев. На них, в свою очередь, сверху посыпались стрелы, пронзая тела. Войско Макдугаллов пыталось избежать стрел, пробиться наверх. Воспользовавшись паникой, хаосом, охватившими отряд, метающий камни, Дэллас и его братья бросились через перешеек на мост.
Теперь шел рукопашный бой – плечо к плечу, жуткая схватка на узком пространстве. Дэллас заметил, что мертвые не падают, поддерживаемые плечами живых и крупами лошадей, потому что падать некуда. Воздух был пропитан потом и кровью.
Туника Дэлласа тоже набухла от крови.
– Макдональд! – раздался крик Джеми. Дэллас увидел брата совсем рядом. Лицо Джеми было перекошено от ярости.
– К мосту! – бросил Джеми, но Дэллас уже успел развернуть лошадь.
Тут же к ним присоединились Стюарт и Найл, и они поскакали к мосту. Копыта стучали по камням, разбрызгивали грязь. Кровавый бой продолжался.
Братья пробились сквозь войско Макдугаллов, освобождая проход для своих воинов. Дэллас увидел группу солдат, пытающихся поднять мост, налетел на них, как коршун. Только мечи засверкали на солнце. Боевой клич Дэлласа пронзал воздух, меч гнулся от столкновения с оружием врагов. Он не оглядывался, зная, что Джеми рядом. И только когда враг был рассеян, Дэллас позволил себе обернуться.
Тяжело дыша, сжимая липкой от крови рукой рукоять меча, Дэллас молча наблюдал за продолжающимся на перешейке сражением. Звон металла и крики людей отдавались гулким эхом, но память его еще жила горячкой только что пережитой схватки.
– Перед нами богатства Аргилла, брат, – послышался голос усмехавшегося Джеми. – Теперь, когда нам удалось отбить мост, путь к Дунстаффнаге открыт, путь к награбленным сокровищам.
– Да, – ответил Дэллас, разворачивая лошадь. – Иди прямо к Дунстаффнаге, только оставь отряд для охраны моста. Сметай все на своем пути. Встретимся в замке.
– Подожди! – крикнул Джеми, привстав в стременах, когда увидел, что Дэллас направляется к Брандерскому перевалу. – Куда же ты?
– К Иану Макдугаллу, – крикнул Дэллас, не дожидаясь, что скажет Джеми, пришпорил лошадь, скорее предположив, а не расслышав, что его брат изрыгает проклятия.
Дул сильный ветер, но не мог погасить жар, охвативший Иана Макдугалла. Стоя на тропинке, круто вздымающейся вдоль высокой скалы, куда его загнала вражеская атака, Иан оглядывал побережье фьорда Аве, усеянное трупами его солдат. Он знал, что сегодняшний бой проигран.
Голова кружилась от высоты, горечь подкатывала к горлу. Он посмотрел на фьорд. Три вельбота Макдугаллов отчалили от берега. Затем Иан посмотрел вниз – туда, где люди Брюса отчаянно пробивали себе дорогу. Иан видел, что бой вот-вот настигнет его. И скоро конец изнурительной бойни.
Иан воткнул меч в землю перед собой, снял шлем. Ясно, что преследование будет безжалостным. Брюс победил. Все кончено.
Когда враги приблизятся к нему, Иан достойно примет свою смерть. Единственное, что у него осталось – это гордость.
Если ему суждено умереть, то он умрет так, как умирали его предки – без кольчуги. Он понял руки, принялся расстегивать кольца, удерживающие кольчугу на его груди. Когда одна из пряжек не поддалась, Иан с силой рванул кольчугу и отбросил доспехи в сторону. Расстегивая плотную тунику, он неожиданно почувствовал боль. Выругавшись, он увидел, что поцарапался о золотую брошь с впаянным рубином, спрятанную в складках одежды.
Мрачная улыбка скривила его губы. Иан взял брошь, лучи солнца отразились от красных камней. Он вспомнил слова отца: «Сгусток крови в твоей руке». Да, кровь Шотландии продолжает литься. Пусть он проиграл сегодня Брюсу, но он отобрал у этого короля нечто, чем тот весьма дорожит.
Пальцы сжали брошь, он даже не обратил внимания на то, что острая булавка впилась ему в руку. Лорд Лорн был бы рад узнать об этом. Возможно, старый граф не так бы беспокоился о своих сыновьях и землях, лежа больной в вельботе, пересекающем фьорд Аве. Впрочем, отец бы все равно тревожился.
Иан взглянул на воды фьорда. Там далеко внизу Дункан. Его сын, которого он не успел узнать, но навсегда потерял. Изабель… Он вспомнил ее ярость, ее гневные слова…
«Почему мужчины так глупы?» – кричала она, и ее слова вновь раздались в ушах Иана. – Почему ты считаешь, что лучше погибнуть, чем отступить? Почему тебе нужно все или ничего?»
Но ведь именно такова заповедь Иана: все или ничего.
Он поднял брошь высоко вверх, крепко сжав ее в кулаке. Нет, Брюсу никогда больше не доведется носить ее. Прежде, чем погибнуть, Иан зашвырнет брошь в воды Аве.
Послышался оглушительный лошадиный топот. Иан глянул вверх, К нему приближался всадник. Солнце, отразившись от его щита и меча, на секунду ослепило Иана. Он тут же выхватил меч, узнав Дэлласа Макдональда. Зловещая улыбка пробежала по губам Иана.
Так уж суждено, что они вновь встретятся в бою. Последнем для одного из них. Иан быстро спрятал брошь в складках одежды.
Макдональд соскочил с коня с мечом в руке, выжидающе глядя на Иана.
– Сдавайся! – крикнул он низким, срывающимся голосом: ему не хватало воздуха после скачки. – Сдавайся, и я подарю тебе жизнь, Иан Макдугалл.
Иан взмахнул мечом, сверкнувшем на солнце, и расхохотался.
– Сдаться? Нет! Почему бы тебе не сдаться мне на милость, Макдональд?
Кровавый меч Дэлласа чуть покачивался, кулак крепко сжимал рукоять, глаза горели дьявольским огнем. Иан встретился с ним взглядом, позволяя Дэлласу сделать первый выпад. Если уж ему суждено умереть, то вместе с Ианом Макдугаллом в преисподнюю отправится и Дэллас Макдональд. И нет лучшей мести….
– Послушай, Макдугалл, – сказал Дэллас. – Отдай мне свой меч. Здесь скоро будет Брюс.
– Умереть в лапах Брюса? – покачал головой Иан.
Длинные темные волосы разметались по плечам.
– Уж лучше погибнуть в схватке с тобой.
– Макдугалл, – прорычал Дэллас. – Я обещал Изабель, что предоставлю тебе выбор. Если я убью тебя, мне придется держать ответ.
– Мне нет дела до твоих обещаний, Макдональд. Я отвечаю только за свои слова.
– Сдавайся, я пощажу тебя.
– Пощадишь? Зачем? Даже если Брюс не зарежет меня на месте, то бросит в самую мрачную темницу, И то только затем, чтобы иметь время подумать, какой смертью заставить меня умереть. Нет, это не для меня. Я живу ради подвигов и битв, как и ты. Лучше я погибну в бою, чем буду жить, как заяц в норе.
– Сдавайся, Макдугалл, и твоя смерть будет быстрой и благородной…
– Нет! – Иан глубоко вздохнул, выставил меч перед собой. – Пусть будет бой не на жизнь, а на смерть, Макдональд. Если я умру, то не по приказу Брюса, а потому, что сам выбрал свой путь.
Дэллас не шелохнулся. Он так пристально смотрел на Иана, что тот неуютно переступил ногами на камнях. Тяжелый меч был готов к бою.
В глазах Дэлласа вспыхнула решимость. Позади Макдональда показались всадники: Иан узнал Брюса, а позади него – Джеми Макдональда.
Тяжелое предчувствие охватило Иана, он откинул голову и рассмеялся.
– Еще один трюк Макдональдов, не правда ли? Но, может быть, на этот раз я окажусь хитрее, Дэллас Макдональд.
Когда Иан сделал резкое движение, Дэллас рванулся вперед, занося острие меча, чтобы поразить противника. Но Макдугалл успел увернуться и отскочить в сторону – туда, где отвесный обрыв открывал вид на воды Аве.
Дэллас застыл на месте.
Он медленно подошел к краю тропинки, и стал на одно колено, глядя вдоль каменного обрыва, уходящего в воды фьорда. Солнце заливало Аве, расцвечивало его яркими блестками. Поверхность воды казалась нетронутой. Дэллас подался вперед еще больше, стараясь разглядеть тело Макдугалла, распростертое на камнях.
– Дэллас! – раздался крик Джеми. Дэллас повернул голову, продолжая стоять на одном колене на краю обрыва.
– Да, Джеми?
– Почему ты не нанес удар? Он даже меча не мог поднять, а ты…
– Помолчи, Джеми Макдональд, – вмешался подъехавший Брюс, неотрывно глядя на Дэлласа. – Макдугалл мертв?
Дэллас поднялся.
– Он прыгнул вниз, мой король. Вряд ли кто-либо может остаться живым. Но я не заметил, как он скатился в воду.
Брюс тяжело дышал, одежда его была заляпана кровью, плащ порван и не заколот, как обычно, на плече, а просто обмотан вокруг шеи. Брюс пристально смотрел на Дэлласа, в голосе прозвучал нескрываемый гнев:
– Молись, чтобы он не выжил.
Все замолчали. Тишину нарушил Джеми, который тоже заглянул вниз.
– Черт побери! У этого Макдугалла, должно быть, есть крылья.
Все взглянули на воду и увидели, как один из вельботов Макдугаллов догоняет одинокий пловец. Солнце осветило его темные волосы, и даже издалека Дэллас, Брюс и Джеми узнали Иана.
Брюс посмотрел на Дэлласа:
– У него не только крылья, но и рыбьи жабры.
И удача, сопутствующая дьяволу, – пробормотал Джеми. – Они переплывут фьорд, и клянусь, скоро Лорн вновь выступит на стороне Эдуарда. Так что у нас впереди славные битвы.
Брюс помолчал, потом передернул плечами. – Нет, это не удача, сопутствующая дьяволу, Джеми. У Иана Макдугалла ость божественный талисман удачи, который он отобрал у меня. Я сегодня выиграл битву, но Иан Макдугалл отбил у меня брошь. И это спасло его от меча. Спасло его от смерти во время падения. Клянусь, это так и есть!
Про себя Дэллас посчитал это достаточным объяснением невероятного спасения Макдугалла.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Властелин небес - Харрингтон Эмма

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Часть II

Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Часть III

Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16

Часть IV

Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20

Ваши комментарии
к роману Властелин небес - Харрингтон Эмма



mmmm ochen ponravilos! Prekrasniye geroi, dostoyniye druq-druqa! voyna,lubov, strast, vernost... zdes yest vse!
Властелин небес - Харрингтон ЭммаAfa
19.09.2012, 1.22





Слишком много войны. Можно было просто почитать биографию Эдуарда 1. И очень уж несчастная любовь у героев.
Властелин небес - Харрингтон ЭммаКэт
9.12.2012, 16.51





я бы сказала, что это вовсе не любовь. Это как раз тот случай, когда удалось алгеброй поверить гармонию
Властелин небес - Харрингтон Эмманадежда
3.02.2013, 22.02





Прочитала первые страницы и бросила - автор -бестолочь - он ее несет на руках, потом она бродит рядом, а потом он ее поставил на пол. Бесит!
Властелин небес - Харрингтон ЭммаТатьяна
15.11.2013, 14.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100