Читать онлайн Никому не уступлю, автора - Харри Джейн, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Никому не уступлю - Харри Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.29 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Никому не уступлю - Харри Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Никому не уступлю - Харри Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харри Джейн

Никому не уступлю

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Увы, вечно отсиживаться у себя в комнате невозможно – как бы Дженет того не хотелось. Остаться сейчас здесь угрюмой затворницей означало бы окончательно и бесповоротно выдать себя. Признать, что Леон сумел задеть ее. Пробить брешь в броне, которую она считала незыблемой. Повергнуть ее в смятение. Ну нет, такой победы она нему не подарит!
Он выбрал Флору, он собирается жениться именно на ней. А все остальное для него – так, игра, забава, приятное времяпрепровождение, чтобы развлечься в период скучного ухаживания за немилой невестой. Значит, предстоит бороться. Но не в открытую, не отвечая огнем на огонь, это слишком опасно. В ее положении лучше всего – безопаснее всего – вести войну на измор. Следовать своим правилам, а не тем, что пытается ей навязать грозный противник. Вежливо, даже с улыбкой, демонстрировать, что она абсолютно равнодушна к его убийственным чарам. Что он не в силах ее пронять.
Конечно, времени потребуется немало, но в конце концов маркиз поймет ее немое послание. Ведь он человек опытный, умудренный. Односторонний флирт рано или поздно потеряет для него интерес.
И все же главную борьбу тебе предстоит выдержать с самой собой, с болью признала Дженет. Тебе придется научиться держать в узде свои неуместные чувства, подавлять любой проблеск женских инстинктов и реакций.
А начинать надо прямо сейчас. Спуститься по этой немыслимой лестнице и как ни в чем не бывало присоединиться в столовой к Леону де Астену и его семейству. Для этого потребуется все се самообладание, вся выдержка – до последней капли.
Порывшись в чемодане, Дженет выудила оттуда самое свое неприглядное платье – зеленовато-болотное, прямое, донельзя делового, чтобы не сказать казенного, вида, с короткими рукавами и круглым воротничком. Надев туфли на низком каблуке и безжалостно собрав волосы в тугой пучок, молодая женщина оглядела себя в зеркале и осталась довольна увиденным.
Вот так-то гораздо лучше. Скромненько, деловито, скучно. Именно тот образ, что ей и нужно создать. Эта защита уже замечательно оправдала себя в прошлом.
Набрав полную грудь воздуха, Дженет решительно шагнула за порог. Альберт ждал внизу, в холле, чтобы проводить ее в столовую.
– Спасибо. – Она признательно улыбнулась ему. – Здесь столько дверей, запутаешься.
– Ничего, мадемуазель, вы скоро привыкнете. – Он энергично кивнул. – Да-да, очень скоро вы будете здесь совсем как дома.
Вот уж чего ей хотелось в самую последнюю очередь!
Хорошо, что в столовой оказалось так много народа. Это помогло ей улыбнуться всем сразу, ответить на нестройный хор приветствий и сделать вид, будто ей нет никакого дела до высокой фигуры у окна в конце комнаты.
– Наконец-то! Сколько же вы собирались. – Флора подлетела к ней и взяла ее под руку. – Все ждут не дождутся с вами познакомиться. – Она подвела Дженет к тому самому красивому пожилому мужчине, которого та мельком видела в шато «Маргаритки». – Это дядя Леона, граф де Фриске. Позвольте познакомить вас с Дженет Литтон, она будет моей компаньонкой.
– С удовольствием, мадемуазель. И тем большим, что оно слишком долго откладывалось. – Пожатие графа было твердым, а лицо – очень добрым. – Но я, разумеется, уже успел о вас наслышаться.
– Ума не приложу, что маркиз мог обо мне рассказать. Мы ведь едва знаем друг друга, – отрезала молодая женщина. На лице графа отразилось изумление.
– Но я говорю о вашей крестной, мадам Ориво. Она-то мне про вас и рассказывала.
– Ах, вот как, отозвалась Дженет. – Понятно.
Здорово у нее получилось! Гол в свои собственные ворота – и на первой же минуте. Она отчетливо осознавала, что Леон слышал их разговор до последнего слова и откровенно потешался.
Почти с облегчением она повернулась знакомиться с Анри Бристолем, которого Флора представила довольно-таки небрежно, чтобы не сказать грубо. Он оказался моложе, чем Дженет ожидала, среднего роста, улыбчивый и обаятельный.
– Рад познакомиться с вами, мадемуазель. Позвольте, я налью вам кофе. А еду выбирайте сами – она вон там. – Он указал на массивный буфет.
Дженет поблагодарила его и немного поболтала с новым знакомым, кладя на тарелку ломтики ветчины и сыра, а также горячий рогалик из корзинки, которой всех обносила горничная.
Леон занял место во главе стола. Дженет постаралась усесться как можно дальше от него и обнаружила, что оказалась соседкой графа.
– Итак, мадемуазель, что скажете о замке? Или вы еще не успели составить о нем мнение?
– Ну что вы! По-моему, он просто изумительный! – Она обвела взором мозаику на стенах. – Какая красота! И в каком чудесном состоянии, а ведь всему этому, должно быть, уже несколько веков.
– Здесь были произведены реставрационные работы, как, впрочем, и по всему замку, – пояснил граф и повернулся к племяннику. – Я как раз говорю мадемуазель Литтон, Леон, что ты прекрасно заботишься о наследных владениях. Твой сын получит настоящее сокровище.
Внутренне содрогаясь, Дженет увидела, как Флора кривит личико в гримаске отвращения, и поспешно вмешалась, задав графу первый пришедший в голову вопрос об архитектуре замка, на что тот с восторгом и отвлекся.
Он оказался сущим кладезем познаний и рассказывал с таким пылом, так ярко и образно, что молодая женщина поневоле заслушалась, забыв свою настороженность. Помимо всего прочего, по ходу разговора случайно выяснилось, что он был женат на тете Леона, но уже почти пять лет как овдовел.
– К великому нашему огорчению, детей у нас не было, – сказал он. – Так что Леон всегда был для нас больше чем племянник, и потом, когда я остался один, он позаботился о том, чтобы я по-прежнему чувствовал себя членом его семьи. – Он слабо улыбнулся. – Леон всегда отличался развитым чувством долга, хотя, надо признать, с женитьбой он затянул дольше, нежели то было бы приятно его отцу.
Дженет прикусила губу.
– Наверное, ждал, пока невеста подрастет, – неловко предположила она.
– А может, хотел найти ту, что сумеет без остатка заполнить собой его жизнь, – мягко произнес граф. – Он не скрывает, что мечтает о таком же счастливом браке, как у его родителей.
Тогда чего ради он женится на Флоре? Вопрос этот чуть не сорвался с языка Дженет, но она, конечно, удержалась. Не ей о том спрашивать! В конце концов, раз уж он настолько одержим своей идеей, то, может статься, сумеет сделать что-нибудь путное даже из такого малоподходящего союза.
После завтрака Дженет тотчас же завладела Флора – под предлогом, что хочет показать ей сады.
– Отлично, – согласилась молодая женщина. – Но давайте попутно займемся чем-нибудь. Ведь я здесь в первую очередь для того, чтобы давать вам уроки.
– Уроки. – Флора скорчила недовольную рожицу. – У Леона на уме вечно одни уроки.
– Но ведь вам придется вместе с ним принимать разных важных гостей. Поэтому вам важно уметь разбираться в разных стилях и в искусстве говорить еще хотя бы по-английски, – резонно заметила Дженет.
Флора захихикала.
– Ах вы, глупышка, я ведь вам говорила: ничего этого не будет. А Жюль говорит только по-французски и во всяких там разных стилях вовсе ничего не смыслит. Так что просто притворитесь, будто чему-то меня учите, и ладно.
Может, она права, устало подумала Дженет, выходя за этой ветреницей в залитый солнцем сад. Впрочем, в моей жизни и без того уже столько притворства, что непонятно, как со всем этим справиться.


Вопреки мрачным предчувствиям Дженет, первый ее день в замке протекал довольно гладко и безмятежно. Они погуляли с Флорой по саду, и Дженет довольно успешно осушала потоки бессвязных и абсолютно неосуществимых планов, которые обрушивала на нее юная сумасбродка.
Кругом царила сплошная красота. Участки крепостной стены, некогда окружавшей замок сплошным неприступным кольцом, во многих местах не была восстановлена, что позволило садам вырваться далеко за пределы их исходной территории. Дженет охотно понаслаждалась бы окружающим великолепием в одиночестве. Увы, сейчас об этом не приходилось и мечтать: рядом шла и ни на минуту не закрывала рта Флора.
Дженет честно пыталась напоминать девушке о суровой правде жизни, как бы невзначай расспрашивая, чем Жюль зарабатывает на жизнь, где они будут жить после свадьбы и чем собираются платить по счетам. Однако Флора с негодованием отметала подобные несущественные детали.
– Единственное, что имеет значение, – высокопарно заявила она, – это наша любовь. Кроме того, когда я вырасту, то получу кое-какие деньги. Все, что мне надо, – это заставить Леона отдать мне сейчас хотя бы часть.
– После того, как вы выставите его на посмешище, сбежав из-под венца с Жюлем? – Дженет скептически приподняла брови и покачала головой. – На вашем месте я бы на это не рассчитывала.
– А вот и нет, – торжествующе заявила Флора. – Ведь он не захочет, чтобы всё знали, будто я от него сбежала. Он из гордости сделает все, как я захочу, чтобы люди решили, будто ему все равно.
Приходилось признать, что определенная логика, пусть и извращенная, в этом есть.
– Что ж, надеюсь, все сложится к лучшему, – туманно отозвалась Дженет и попыталась перевести разговор в учебное русло. – Кстати, Флора, а можете ли вы назвать мне эти цветы по-английски?
Как и следовало ожидать, Флора этого не могла – более того, ликующе призналась, что не знает, как они и по-французски-то называются.
– Давайте лучше пойдем поплаваем, – заявила она.
– Флора, я тут работаю, а не отдыхаю.
Девушка надулась.
– Ну сегодня же только ваш первый день здесь. А Леон все равно ничего не узнает. Они с Анри запрутся сейчас в кабинете до обеда и проговорят про фермы, виноградники и виды на урожай. Надо только постараться не попадаться дяде Раулю, а то он такой скучный.
– Ничего подобного, – строго возразила Дженет, – его рассказ о замке меня просто заворожил.
Неверящими глазами Флора уставилась на старшую подругу.
– Жанет, неужели вам нравится слушать про древние замки, и всех этих рыцарей в нелепых доспехах, и про занудные старинные летописи? – Она всплеснула руками. – Значит, вы безнадежны!
– О да, – тихо согласилась Дженет. – Это точно.
Впрочем, у бассейна все равно никого не оказалось. Дженет хотела вернуться в дом за купальным костюмом, но Флора показала ей крохотный домик, где находился душ и кабинки для переодевания. По ее словам, там хранился запас купальников и полотенец для гостей.
По большей части купальники оказались бикини – причем куда откровенней того, что привезла Дженет. Поэтому молодая женщина остановила выбор на цельном купальнике приятного серебристого цвета. Впрочем, и он не слишком подходит, хмуро подумала она, глядя на свое отражение. Непомерно глубокие вырезы на спине и груди, а к бедрам льнет, точно вторая кожа.
Вернувшись к бассейну, она обнаружила, что Флора просто-напросто скинула свое хлопчатобумажное платьице, оставшись в костюме, что состоял из миниатюрных трусиков и двух кружков ткани, еле-еле прикрывавших соски. Строго-то говоря, что-либо скрыть этот наряд был не в состоянии.
Однако сам бассейн оказался чудесным – просторный овал сверкающей аквамариновой глади, окруженной блестящими на солнце плитами. Дженет подошла к краю и осторожно попробовала воду ногой. Ой-ой-ой, какая холодная! Но зато и весьма освежающая, что просто необходимо в столь жаркий лень. Дженет изящным нырком вошла в воду и сразу же, без остановки, несколько раз проплыла от края до края.
– Вы с ума сошли, – встревоженно заявила ей Флора, когда отважная купальщица подтянулась за бортик, вылезла и принялась отжимать волосы. – Такие упражнения до добра не доведут. Вот увидите, у вас отрастут огромные мускулы – как у мужчины.
Дженет усмехнулась.
– Ничего, я готова рискнуть. – И она растянулась на шезлонге.
Отпустив несколько бессвязных замечаний о том, как хочется ей вновь увидеть Жюля, Флора умолкла, а вскоре, похоже, и задремала. Дженет однако было не до сна. Она начала гадать, не взвалила ли на себя непосильную ношу во всем, что касается Флоры. Не мудрее ли и в самом деле просто-напросто сообщить Леону де Астену, что его будущая жена все еще строит планы бегства со своим охотником за богатыми невестами? А дальше пусть разбираются…
Если он хорошенько осознает, как решительно настроена Флора и как жаждет от него избавиться, то, быть может, и сам оставит мысли об этом браке. А может, наоборот, проникнется такой же решимостью все-таки завоевать ее. Маркиз не из тех, кто легко отступается от намеченной цели.
Дженет вздохнула и села, свесив ноги с шезлонга. Не в том она сейчас настроении, чтобы валяться и предаваться сладостному безделью.
– Флора? Я, пожалуй, пойду в дом. Распакую вещи и набросаю план занятий. Увидимся за ланчем.
Ответом было лишь невнятное бормотание, которое могло означать что угодно. Накинув на плечи полотенце, Дженет побрела по дорожке меж клумб к домику для переодевания.
Воздух был полон ароматов цветов и жужжания насекомых. Молодая женщина вздохнула всей грудью и вдруг ощутила еще один, куда менее приятный запах: кто-то курил совсем недалеко отсюда.
Нахмурившись, она огляделась по сторонам и увидела близ цветущего кустарника какого-то молодого человека. Опираясь на лопату и зажав в губах сигарету, он с легкой улыбкой смотрел на бассейн. Одет он был лишь в поношенные, измазанные землей джинсы, торс обнажен. Он был бесспорно хорош собой и – как показалось Дженет – прекрасно осознавал свою красоту.
Должно быть, один из садовников, сердито подумала Дженет. Украдкой подглядывает за Флорой и так увлекся, что даже не слышал моего приближения.
– Вам что, делать нечего? – ледяным тоном спросила она по-французски.
Он вздрогнул и обернулся к ней.
– Простите, мадемуазель. – Он говорил вежливо, даже заискивающе, но смиренному тону странно противоречило дерзкое выражение глаз. Быстрый, оценивающий взгляд, скользнувший по фигуре Дженет, заставил ту в очередной раз пожалеть о слишком открытом купальнике. – Я вот перекурчик устроил. Даже не знал, что у бассейна кто-то есть.
Вздернув подбородок, Дженет скептически поглядела на нахала.
– Что ж, теперь знаете. Так что перекуривайте где-нибудь в другом месте, – язвительно посоветовала она.
– Да-да, мадемуазель. Непременно. Немедленно ухожу. Простите. Я тут совсем недавно и не знал… мне… мне очень нужна эта работа. Я кузен Рене. Он замолвил за меня словечко месье Бристолю.
Дженет не желала ничего больше слушать. Поплотнее закутавшись в полотенце, она двинулась дальше. Однако через несколько шагов на нее напало неприятное подозрение, что, несмотря на все свои униженные извинения, он никуда не ушел, а так и стоит, смеясь ей вслед. Она обернулась, но горе-садовник уже исчез. Лишь на земле дымился брошенный окурок.
Тем лучше! И все-таки надо будет как-нибудь поговорить с Анри Бристолем об этом кузене Рене.


Сняв купальник, молодая женщина приняла душ и, обмотавшись широким полотенцем на манер саронга, отправилась в свою кабинку.
Но что это? Неужели она ошиблась и попала не туда? Платье, что висело здесь, ничуть не напоминало ее полотняный болотно-зеленый камуфляж. Разве что было тоже зеленым – но иного оттенка, нежнее и ярче, скорее цвета морской волны. И не полотняное, а шелковое.
Дженет уже собиралась идти обыскивать другие кабинки, как вдруг заметила, что стопка аккуратно сложенного белья на стуле принадлежит, без всякого сомнения, все же ей. А к странному платью приколот листок бумаги.
Открепив его, Дженет, сжав губы, прочла записку.
«Простите меня, – гласила она, – но настало самое время предать ваше платье давно заслуженному забвению. Надеюсь, замена придется вам по душе». Внизу – инициалы «Л. де А.», верно, на тот случай, если она сама не догадается, кто в ответе за это… это безобразие.
– Да как он смеет! – вслух произнесла Дженет. Голос у нее дрожал. – Как он смеет критиковать мой вкус!
В порыве ярости она предпочла не вспоминать, что пропавшее платье было ее самым нелюбимым и что облачилась она в него исключительно в виде протестующего жеста.
Гнев напрочь заглушал в ней доводы рассудка, подсказывающие, что маркиз просто-напросто раскусил ее игру и отреагировал на нее в характерном для него стиле провокации.
– Не имеет права! – негодовала она, все больше распаляясь. – Будь я проклята, если надену это гнусное платье!..
Тут она вынуждена была остановиться, внезапно осознав, что особого выбора-то у нее и нет. Либо отправляться в дом в одном белье, либо снова залезать в мокрый холодный купальник. Ни то, ни другое ее не привлекало.
Дженет неохотно принялась натягивать новое платье, едва ли не надеясь, что оно не подойдет – хотя подобная перспектива и грозила необходимостью тащиться обратно замотанной в полотенце. Но нет. Платье подошло, точно на нее шили: идеально облегало тоненькую талию, спереди вырезано ровно настолько, чтобы проглядывало лишь самое начало подъема груди, а чуть ниже колена пенились воздушные складки подола. Да и цвет мне явно к лицу, хмуро признала Дженет. Однако такая точность лишь усугубляла неловкость ситуации, негласно подразумевая, что Леон де Астен знает ее во всех подробностях – рост, размер, даже оттенок кожи.
Поймав себя на том, что вся дрожит, Дженет сердито помотала головой. Предстоит схватка. И являться на нее надлежит гордо, во всеоружии, а не дрожащей и сконфуженной, точно робкая девочка, не умеющая за себя постоять.
Вернувшись в дом, она остановилась в холле, сбитая с толку очередным препятствием. Где искать Леона? У него в кабинете – но где этот самый кабинет расположен? Не станешь же заглядывать во все двери подряд. И, как на грех, услужливого мажордома на сей раз в холле не обнаружилось.
Пока она раздумывала, одна из дверей вдруг отворилась и оттуда вышел Анри Бристоль. Он не сразу заметил молодую женщину, поскольку продолжал через плечо договаривать какую-то уже начатую фразу. Но стоило ему повернуться, брови у него так и взлетели вверх от изумления.
– Мадемуазель Литтон? – Он засмеялся. – Простите, не сразу узнал вас.
Дженет ослепительно улыбнулась в ответ.
– Ничего, месье. Порой я сама себя не узнаю. Скажите, наш господин и повелитель один? Мне бы хотелось поговорить с ним.
– Он будет чрезвычайно рад, мадемуазель, – галантно ответил Анри.
Вот это вряд ли, подумала Дженет, проходя мимо молодого человека в кабинет.
Комната оказалась большой, с тяжелыми сводами, стены сплошь укрыты старинными книжными полками. Зато прочая мебель явно была самая что ни на есть современная, а на краешке стола небрежно примостился Леон де Астен, ни капельки не средневековый в. своих шортах, обнажавших длинные мускулистые ноги, и рубашке с коротким рукавом. Чуть хмурясь, он всецело ушел в изучение каких-то бумаг.
– Могу ли сказать вам два слова, месье? – ясным холодным тоном осведомилась Дженет, закрывая за собой дверь кабинета.
– Похоже, слова эти не из приятных, – оторвав взгляд от документов, маркиз устремил его на гостью. И во взгляде этом читалось откровенное восхищение. – А я-то думал, вы придете поблагодарить меня.
– Поблагодарить? – Она невольно повысила голос. – За что? За оскорбление?
– Какое оскорбление?
– Сами знаете. – Она с подчеркнутым отвращением приподняла двумя пальчиками краешек платья. – Вот это.
– Мне очень жаль, если оно вам не понравилось, – после секундной паузы произнес он. – Но ничего. Мы это в два счета исправим. Что вам так не угодило – покрой, цвет или материал?
– Дело в другом. – Дженет тряхнула головой. – Дело в самой концепции, будто вы можете покупать мне одежду.
На лице его изобразилось удивление.
– Но я обеспечиваю униформой весь мой персонал. Никто еще не жаловался.
Молодая женщина задохнулась от негодования.
– Вы называете это униформой. Да вы что, шутите?
– Давайте пойдем на компромисс и назовем это рабочей одеждой, – как ни в чем не бывало предложил он.
Чтобы успокоиться, Дженет сделала глубокий вдох.
– Никаких компромиссов! – отрезала она. – На предыдущих работах я всегда носила свою собственную одежду.
– И она всегда напоминала тот балахон, в котором вы вышли к завтраку, или вы избрали его специально к этому случаю?
Чуть слышимая смешинка в его голосе отнюдь не способствовала спокойствию духа Дженет. Равно как и осознание того факта, что он уже за завтраком раскусил ее хитроумный план.
– Мне бесконечно жаль, что моя манера одеваться не соответствует вашим высочайшим стандартам, – язвительно произнесла она. – И все же я предпочитаю носить свои собственные вещи. Будьте любезны вернуть мое платье.
– Увы, – после очередной паузы отозвался он, – с этим могут возникнуть проблемы.
– Решительно не понимаю почему.
– Ну причин можно насчитать несколько, – хладнокровно пустился в объяснения Леон. – Во-первых, мой дядя. У него, видите ли, обостренное чувство прекрасного и ваше решение закутаться в тот бесформенный мешок нанесло ему тяжкий удар. Он уже не так молод, и я должен считаться с его чувствами. Улавливаете, к чему это я?
– Нет, – сердито заявила Дженет.
– Ну хорошо. Тогда пункт следующий: судьба самого платья, – раздумчиво продолжал маркиз. – Я велел Николь его сжечь. Наверняка она уже это сделала.
Молодая женщина недоверчиво уставилась на собеседника.
– Вы сожгли мое платье? – со зловещим спокойствием переспросила она.
– Ну да, – кивнул он. – Решил, что так проще всего. Иначе, боюсь, оно так и продолжало бы преследовать нас все время вашего пребывания здесь.
– Немыслимо… – У Дженет задрожали губы. – Вы не могли, не смели так поступать!
– К несчастью, уже ничего не исправишь. – Леон пожал плечами, но тут же добавил: – Хотя, положа руку на сердце, не могу сказать, чтобы я искренне о том сожалел. Тем более, когда вы стоите предо мной в обновке.
Он спрыгнул со стола и шагнул к ней.
– Боже, Жанет! – В голосе его зазвучали страстные и пылкие нотки. – Неужели вы не знаете, насколько прекрасны?
Дженет потупилась, чувствуя, как ее испепеляет жаркий взор Леона.
– Вы не имеете права говорить мне такие вещи, – тихо сказала она. – Вы не должны говорить такое никому, кроме Флоры.
– Флоре этого можно и не говорить, – хрипло возразил он. – Она и так всецело уверена, что неотразима. Но вы, ma belle, другое дело. А я не слепой.
– Вы обещали не заводить со мной подобных разговоров, – выговорила Дженет дрожащим голоском. – Вы сказали, что под вашим кровом я буду в безопасности.
– Но так оно и есть, Жанет. – Слова давались ему с усилием. – Вы и не подозреваете, насколько старательно я держу слово, хотя это и очень нелегко. Но я ведь не обещал, что не буду испытывать искушение.
– Мне лучше уйти. – Она так и не осмеливалась взглянуть ему в лицо. – И если мне придется оставить у себя это платье, месье, то я вынуждена настаивать, чтобы вы вычли его стоимость из моего жалованья. За свою одежду всегда плачу я сама.
– Как вам будет угодно, – отрывисто произнес он.
– Что же до Флоры, – чуть ли не с отчаянием продолжала Дженет, – то, может быть, она отнюдь не так уверена в своей неотразимости, как вам кажется. Понимаете ли – она знает про вашу даму из Тулона.
Она направилась к двери, чтобы уйти, но Леон крепко схватил ее за руку и развернул к себе.
– О чем вы говорите? – потребовал он, впиваясь взглядом в ее лицо. – Что она вам сказала?
– Никаких подробностей. – Дженет безуспешно пыталась вырваться. – Только, что у вас есть интерес на стороне.
– И вы ей поверили?
– А почему нет? – отважно бросила она. – В конце-то концов, маркиз, ваше поведение отнюдь не наводит на мысль, будто верность занимает почетное место в вашем списке приоритетов.
Она в ту же секунду пожалела об этих словах – но было уже поздно. Лицо Леона потемнело, скулы обострились, глаза вспыхнули ледяным, разящим огнем. И в голосе тоже зазвучал лед:
– Раз уж вы все равно так думаете обо мне, Жанет, то что мне терять?
Одним стремительным движением он притянул молодую женщину, крепко притиснул всем телом к себе. Она вдруг поняла, что он не только крайне сердит, но и чрезвычайно возбужден. Пылающий жар пронизывал тонкие слои разделявшей их одежды, точно их не существовало вовсе. Упругие волоски на груди Леона щекотали ей соски. Дыхание Дженет стало прерывистым и частым.
Леон несколько долгих секунд глядел на поднятое к нему испуганное личико с огромными расширенными глазами, на полураскрытые подрагивающие губы. Гнев и холод исчезли с его лица, сменившись нежным, чуть ли не молящим выражением. Медленно, словно борясь с собой, он поднял руку и запустил ее в спутанную массу шелковистых волос своей пленницы, так что она уже не могла вырваться, а лишь покорно ждала его поцелуя.
Дженет знала, что должна протестовать, должна хотя бы попытаться оттолкнуть его – знала, но замерла в его объятиях, на в силах пошевелиться. Слишком волновала, кружила голову его близость. Каждая клеточка ее тела трепетала в ожидании сладостных прикосновений его рук. В горле начал зарождаться слабый стон – но не гнева, а желания.
Склонив голову, Леон коснулся губами ее губ – легонько, но страстно, с лихорадочным пылом. Первые секунды Дженет пассивно принимала его поцелуй, внимая тому, как из глубин ее существа поднимается волна наслаждения. Потом поцелуй Леона стал глубже, требовательней. Языки их встретились, и Дженет начала отвечать ему – сперва робко, застенчиво, но с каждым мигом все горячее и неистовей. С губ Леона сорвался стон восторга.
Пальцы его, безостановочно поглаживавшие основание затылка и шею молодой женщины, сместились и принялись ласкать ее горло, плечи. Дженет ощутила, Как блаженно заныли, твердея, соски, а все внутри словно расплавилось в тягучем огне желания. Ноги у нее подкашивались, она упала бы, не держи ее Леон. Запустив руку ему под рубашку, она со всей силы вцепилась в его плечи, точно тонула, а он ее спасал.
Чуть отстранив льнущую к нему красавицу, Леон прочертил дорожку поцелуев вниз по ее горлу, медленно пробираясь еще дальше – туда, где вздымались и волновались два округлых всхолмия. Дженет слабо всхлипнула. Неистовое биение сердца громом отдавалось у нее в ушах.
Однако внезапно к этому стуку добавились какие-то иные, резкие удары. Одурманенная поцелуем, Дженет лишь с некоторым запозданием осознала, что это стучат в дверь кабинета.
Леон, нахмурившись, выпрямился, ослабив хватку, и она, вырвавшись, стрелой метнулась прочь, закрывая руками пылающее лицо и пытаясь отдышаться.
– Кто там? – окликнул Леон.
– Альберт, месье. Я хотел сообщить вам, что прибыла мадам Ориво.
– Спасибо, Альберт. Сейчас же выйду. И пожалуйста, сообщи о приезде моему дяде.
Маркиз вновь поглядел на Дженет. Взгляд его был холоден, отстранен.
– Ваша крестная появилась весьма своевременно, ma belle. Она спасла нас обоих от чудовищной ошибки. – Он помолчал и продолжил: – Я пойду встречать ее, а вы, возможно, предпочтете выйти через сад. Чуть позже я пошлю за вами кого-нибудь из горничных.
– Да, – еле слышно отозвалась она, – так будет лучше всего.
Почти бегом, чуть пошатываясь, она бросилась к дверям в сад. Ей показалось, будто он окликнул ее: «Жанет!» – но она не остановилась, даже не обернулась. До боли прикусив нижнюю губу, ничего не видя перед собой, Дженет уходила все дальше от дома по залитым солнцем дорожкам, а в ушах все звенели слова «чудовищная ошибка».



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Никому не уступлю - Харри Джейн

Разделы:
1234567891011

Ваши комментарии
к роману Никому не уступлю - Харри Джейн



Хм...роман копия "Невеста Бартальди" только имя главного героя изменено(
Никому не уступлю - Харри ДжейнОльга
24.06.2011, 1.28





МНЕ ПОНРАВИЛСЯ РОМАН
Никому не уступлю - Харри ДжейнМАЯ
15.09.2012, 22.48





А мне понравилось. Прочитала на одном дыхании.
Никому не уступлю - Харри ДжейнЛена
28.10.2012, 1.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100