Читать онлайн Никому не уступлю, автора - Харри Джейн, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Никому не уступлю - Харри Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.29 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Никому не уступлю - Харри Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Никому не уступлю - Харри Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харри Джейн

Никому не уступлю

Читать онлайн

Аннотация

Застигнутая в дороге проливным дождем, Дженет Литтон подбирает на шоссе молоденькую девушку. Юная Флора, наивная и ветреная, рассказывает ей, что сбежала от жестокого жениха, чтобы выйти замуж по любви. А вскоре Дженет арестовывает полиция – по обвинению в похищении.
Так героиня романа знакомится с Леоном де Астеном. Между ними чуть ли не с первого взгляда возникает страстное влечение. Однако Дженет уверена: он хочет сделать ее лишь своей любовницей, жениться же намерен на другой – из соображений выгоды. Поэтому она всеми силами борется со своим непрошеным чувством. А Леон, в общем-то, и не старается ее переубедить…


Следующая страница

1

– Увы, мадемуазель, боюсь, я вынуждена отказаться от ваших услуг. – Мадам Флоримон, как всегда до предела светская и изысканная в шелковом платье с жемчужным отливом, философски развела руками. – Не думайте, будто я виню вас за глупое поведение моего мужа. Вы вели себя безупречно. Но вот мне следовало хорошенько подумать, прежде чем приводить в дом привлекательную молодую женщину. – Она помолчала, размышляя, как закончить этот неприятный разговор, и добавила: – По крайней мере, вы преподали месье Флоримону хороший урок. Возможно, он поймет, что не так неотразим, как ему кажется. Но при сложившихся обстоятельствах я, разумеется, не могу оставить вас здесь. И следующий дизайнер, сдается мне, будет мужчиной.
А все потому, что муж мадам, месье Флоримон, нравом отличался весьма распущенным – и руки привык распускать тоже. Юная англичанка, приехавшая из самого Лондона, чтобы привести обстановку дома в соответствие с последним словом европейской моды, показалась ему просто подарком судьбы.
Первые десять дней – десять неимоверно мучительных и тягостных дней – молодая женщина честно пыталась заниматься лишь прямыми своими обязанностями. Скольких трудов стоило ей игнорировать сальные взгляды и отпущенные вполголоса грязные намеки, на сколько всевозможных уловок и хитростей приходилось пускаться, лишь бы поменьше попадаться ему на глаза, решая все вопросы лично с мадам Флоримон.
А этот развратник так и норовил прижаться к ней где-нибудь в дверях или обнять всякий раз, как ему удавалось поймать ее одну. Слава Богу, хотя бы дверь ее спальни запиралась изнутри!
Но сегодня утром, застав англичанку одну в столовой, наглец не только пристал к ней с поцелуями, но и попытался залезть под юбку. Чаша терпения Дженет переполнилась! Взбешенная до предела, она плеснула на работодателя кофе – и в этот миг в столовую вошла мадам Флоримон.
Так вот оно и вышло, что Дженет уложила чемоданы, с сожалением оставила начатую работу, в которую успела уже вложить немало душевных сил, и с каменным лицом приняла из рук надувшегося месье Флоримона обговоренный заранее гонорар плюс весьма внушительное дополнительное вознаграждение. На элегантном сером костюме месье еще не просохло пятно.
Молодая женщина не сомневалась: будь его воля, ее вышвырнули бы на улицу без гроша. По счастью, жена его придерживалась иного мнения. И эта вынужденная щедрость наверняка была лишь первой в череде карательных мер, коим предстояло растянуться на несколько недель, если не месяцев. Мадам Флоримон явно собиралась вытянуть из ситуации все, что только можно.
Что ж, по заслугам негодяю, подумала Дженет. Отольются кошке мышкины слезки.
И теперь Дженет ехала на взятом в прокат «пежо» к Авиньону, свободная, точно ветер.
Разумеется, в первоначальные ее планы это совсем не входило. Здравый смысл настоятельно требовал вернуться в Англию, поместить случайно доставшиеся деньги в банк и попросить агентство подыскать ей новое место. Да, да, она так и сделает – только чуть позже. Когда повидается с Жаклин.
При одной мысли о крестной лицо девушки осветилось улыбкой. Ах, эти изящные, готовые в любой момент радостно захлопать, руки, эти развевающиеся шелка, аромат изысканных духов, блеск драгоценностей. Богатая вдова, что и не думала снова выходить замуж.
– К чему ограничивать себя одной переменой блюд, душечка моя, когда можешь наслаждаться всем пиршеством сразу? – как-то раз легкомысленно заявила она.
У Жаклин всегда был вид женщины, которая радуется всему миру – и он в ответ платит ей тем же. Как славно было бы в разгар летней жары пожить в ее очаровательном доме и слегка отдохнуть от напряженной трудовой жизни, что молодая женщина вела весь год напролет. Да и Жаклин неустанно зазывала ее к себе.
– Дорогая, приезжай в любое время. Я тебе всегда рада. Ты живой портрет моей милой Сары, моей кузины и лучшей подруги. – При этих словах она промокнула атласным платочком искреннюю слезу. – Как мне ее недостает! И как только твой отец мог заменить ее этой ужасной женщиной?
Последняя реплика выводила беседу в накатанную колею, по которой Дженет благоразумно избегала следовать.
Сара Литтон умерла пять лет назад. И какого бы мнения ни придерживалась Дженет о своей мачехе в глубине души, какими бы трудными ни были их личные взаимоотношения – но приходилось признать: Маргарет вернула отцу Дженет счастье. А ведь только это в конечном счете и важно. Во всяком случае, так девушка утешала себя.
Однако второй брак Бена Литтона положил конец чаяниям Дженет стать партнером отца в его преуспевающей дизайнерской фирме под Бирмингемом. Маргарет с самого начала дала понять: отныне этот вариант решительно неприемлем. Она не горела желанием постоянно видеть живое напоминание о предыдущей жене своего мужа.
Надо полагать, главным фактором тут стало то самое сходство Дженет с покойной матерью, что так радовало Жаклин. Каждый раз, глядя на падчерицу, Маргарет видела молочно-белую кожу, волнистые светло-каштановые волосы, огромные зеленые глаза с золотыми искорками и изящный рот, готовый в любой миг сложиться в неподражаемую улыбку, что Сара передала дочери. Но все влияние Маргарет на мужа не могло нарушить близости, что существовала между отцом и дочерью.
Что и говорить, Дженет было нелегко смириться с разочарованием и отважно броситься в свободное плавание – на поиски работы. По счастью, ей повезло почти сразу же попасть в агентство, на которое она сейчас и работала. Решительно отметя прошлое, молодая женщина трудилась поистине самоотверженно, без жалоб бралась за любую предложенную работу и выполняла ее с неизменным энтузиазмом и ответственностью.
Семья Флоримонов стала моей первой неудачей, со слабым вздохом подумала Дженет. Нет, определенно – она честно заслужила короткую передышку перед новым рывком. У нее не было каникул уже добрых два года, а в доме крестной желанную гостью будут холить и лелеять. Как приятно вновь, пусть и ненадолго, почувствовать себя общей любимицей, балованной и изнеженной!
В Париже царила испепеляющая жара – на раскаленном небе сияло неумолимое солнце. А здесь, южнее, намечалась гроза. Свинцовые тучи застилали полгоризонта, время от времени в отдалении рокотал гром.
Очередной оглушительный раскат заставил путешественницу опасливо покоситься на небо. До окрестностей Авиньона, где живет Жаклин, еще несколько миль, вряд ли ей поспеть туда до грозы. А Дженет прекрасно знала, как яростна и непредсказуема порой погода в этих краях.
Не успела она подумать об этом, как по лобовому стеклу распластались первые капли дождя. А секунду спустя это уже был сплошной поток, с которым дворники «пежо» не то не могли, не то и не желали справляться.
Ехать по незнакомой извилистой дороге в такую грозу – нет уж, увольте, благоразумно решила Дженет, тормозя у обочины. Если с бурей не сладишь, значит, надо пережидать.
В запасе у нее было несколько пакетиков сока, купленных на заправочной станции. Устроившись поудобнее, молодая женщина откупорила один из них и с блаженством ощутила, как на пересохшее горло снисходит прохлада.
Бешеный ливень стоял стеной. Уже в нескольких футах от машины ничего не было видно. Ослепительный разряд молнии разрезал небо от края до края и тотчас же воздух сотрясся от грома.
Ну и буйство стихий! Дженет допила сок и потянулась за салфеткой, чтобы вытереть пальцы, но замерла и нахмурилась. Невероятно, немыслимо – но ей почудилось, будто сквозь пелену дождя впереди что-то движется.
Да нет же, не может быть. Ни один человек в своем уме не выйдет на дорогу пешком в такую грозу.
Она снова вгляделась вперед и, не веря собственным глазам, убедилась, что они ее все же не подвели. По дороге кто-то шел, прямо к ней. С все возрастающим изумлением Дженет различила хрупкую девичью фигурку. Незнакомка сгибалась под тяжестью огромного чемодана и заметно прихрамывала.
Дженет опустила боковое стекло. Когда ковыляющая фигурка поравнялась с ней, она негромко окликнула ее по-французски.
– У вас неприятности? Я могу помочь?
Девушка замялась в нерешительности. Она казалась совсем еще подростком, но была потрясающе красива, хотя насквозь промокшие черные волосы сейчас облепляли лицо жалкими крысиными хвостиками, а на лице застыла испуганно-упрямая гримаса.
– Прошу вас, мадам, не беспокойтесь. Я прекрасно справлюсь сама.
– А мне вот так почему-то не кажется, – ровным голосом отозвалась Дженет. – Вы подвернули ногу?
– Нет! – девушка поморщилась еще недовольнее. – Это просто дурацкий каблук – видите? Сломался.
– Что ж, если вы намерены продолжать свою прогулку, – довольно колко заявила Дженет, – советую вам отломать и второй, так оно будет сподручнее.
– Я вовсе не гуляю! – возмутилась девушка. – Я ехала на машине, да только у нее бензин кончился.
Дженет приподняла брови.
– А вам уже можно водить машину? – поинтересовалась она, смутно припоминая, что водительские права во Франции вроде бы выдают только после восемнадцати лет.
– Разумеется, – ответила девушка после предательской паузы. Личико ее напоминало мордочку рассерженного котенка. – Просто у этой дурацкой машины бензобак всегда полупустой, чтоб я не сбежала.
Дженет задумчиво покосилась на набитый чемодан.
– А разве сейчас вы именно что и не бежите?
Девушка попыталась напустить на себя вид холодного достоинства.
– Вот это, мадам, не ваше дело.
– Значит, будет моим, – Дженет приглашающе приоткрыла дверцу машины. – На худой конец, хотя бы укройтесь тут, пока дождь не кончится, не то еще схватите воспаление легких.
– Но я вас не знаю, – возразила ее собеседница. – Мало ли кто вы такая.
– Ох, да никто. Во всяком случае, это совершенно неважно, – без тени обиды заверила Дженет. – И полагаю, в машине вы в большей безопасности, чем посреди дороги.
Глаза девушки сделались еще шире.
– Думаете, меня могло ударить молнией?
– Это еще в лучшем случае, – заверила Дженет. – Давайте-ка, ставьте ваш чемодан назад, а сами садитесь сюда, пока совсем еще не утонули.
Когда неожиданная гостья уселась на пассажирское сиденье, Дженет заметила, что бедняжка вся дрожит. Белое платье ее, несомненно имевшее ярлычок какой-нибудь ведущей фирмы, было забрызгано грязью и липло к телу, а босоножки на тоненьких ремешках совсем вымокли и потеряли вид.
Пошарив на заднем сиденье, Дженет достала плащ, который кинула туда несколько часов назад. Она уезжала от Флоримонов в такой спешке, что чуть не забыла о нем, и горничная принесла ей его буквально в последнюю секунду.
– На вас сухой нитки нет. – Дженет протянула плащ девушке. – Вам просто необходимо снять это платье. Если вы застегнете плащ на все пуговицы, то ничего заметно не будет, – после небольшой паузы она прибавила. – Боюсь, ничего согревающего предложить вам не могу, но, если хотите, у меня есть сок.
Наступила нерешительная тишина.
– Вы очень добры, – наконец ответила девушка, явно сдаваясь.
Деликатно игнорируя возню и сдавленные проклятия на сиденье рядом с ней, Дженет открыла еще пакетик сока.
– Ох, платье пропало, – сокрушенно объявила девушка через пару минут. – Придется выкидывать.
– Не слишком ли это расточительно? – спросила Дженет, стараясь не выдать своего изумления.
– Ах, пустое, – пожала плечами незнакомка, босой ножкой отпихивая в сторону смятое платье.
– А что с вашей машиной? – Дженет протянула ей сок. – Где вы ее оставили?
– Где-то там. Не помню. – Она снова пожала плечиками.
– Ну и ну! Однако нам, пожалуй, пора познакомиться. Я – Дженет Литтон.
Девушка во все глаза уставилась на нее.
– Вы англичанка? Но вы так здорово говорите по-французски. Я совершенно обманулась.
Дженет улыбнулась.
– Моя мама была француженкой. Кроме того, языки нужны мне по работе – мне приходится работать в разных странах. Я дизайнер.
– Правда? И какие еще языки вы знаете?
– Немецкий, итальянский, чуть-чуть – испанский.
– И вы тут сейчас по работе?
Дженет покачала головой.
– Нет. В отпуске. – Немного подождав, она спросила: – А вас как зовут?
– Флора… Феррери.
От Дженет снова не укрылось легкое замешательство девушки перед тем, как та назвала фамилию. Однако она благоразумно не стала заострять на этом внимания, а заговорила совсем о другом:
– Похоже, гроза стихает. Если вы скажете мне, где живете, я отвезу вас домой.
– Нет! – резко воскликнула Флора. – Я не вернусь домой. Никогда-никогда!
Дженет еле сдержала стон.
– Послушайте, ну подумайте как следует, увещевающе произнесла она. – Вы промокли до костей, сломали каблук. Кроме того о вас уже наверняка беспокоятся.
– И пусть поволнуются! – Флора тряхнула головкой. – Мне все равно. А если Леон решит, что я умерла, тем лучше, больше не будет заставлять меня выходить за него замуж.
Дженет распахнула глаза. Это что еще за средневековые страсти?
– Леон? – только и повторила она.
– Мой брат. Свинья свиньей.
У Дженет голова пошла кругом. Час от часу не легче!
– Ваш брат? – голос у нее сорвался. – Но ведь так не бывает. Нельзя же…
– Ой, да он мне не взаправдашний брат. – Флора пренебрежительно наморщила носик. – Мой отец с его отцом были партнерами, и, когда мой отец умер, Филип сказал, пусть я живу с ними. – Ее лицо потемнело. – А мне к ним ну совсем не хотелось. Я бы лучше осталась с моей мачехой, и она этого тоже хотела, только вот адвокаты меня отсудили Филипу. Ведь по завещанию отца именно он был назначен моим опекуном.
По крайней мере, подумала Дженет, Флоре повезло с мачехой больше, чем мне. Маргарет дождаться не могла, пока нелюбимая падчерица уберется из отчего дома. Впрочем, у Флоры, бедняжки, свои проблемы.
– И теперь Филип требует, чтобы вы вышли замуж за этого самого Леона? – осторожно поинтересовалась она.
– Да нет же. Он тоже умер. – Флора вздохнула. – Но в завещании назначил моим опекуном теперь уже своего сына Леона. И так будет, пока мне исполниться двадцать пять. Тогда все деньги перейдут ко мне. Ну то есть, разумеется, если я до тех пор не выйду замуж. А я непременно выйду. Только не за Леона, я его ненавижу!
Дженет казалось, будто она пробирается сквозь туман.
– А вы еще не слишком молоды, чтобы вообще думать о замужестве, будь то с Леоном или с кем другим?
– Мне уже восемнадцать… Ну то есть очень скоро будет восемнадцать, – добавила Флора в ответ на скептический взгляд Дженет. – Моей маме было ровно столько же, когда они с папой встретились и полюбили друг друга. – Девушка мелодраматически взмахнула рукой, едва не пролив остатки сока. – Когда встречаешься с тем единственным, кто уготован тебе судьбой, все остальное уже не важно.
– Понятно, – суховато отозвалась Дженет, убирая пакетик в безопасную зону. – И вы такого человека встретили?
– Ну разумеется! Его зовут Жюль. – У Флоры засияли глаза. – Он просто чудо. И он спасет меня от Леона.
Ну и набор восхитительной романтической чепухи – Дженет просто диву давалась. Ей было и смешно, и досадно. Пора, однако, внести нотку реальности.
– На дворе уже давно двадцатый век, девочка. В наше время никого силком замуж не тащат. Если Леон узнает, что вы об этом думаете на самом деле…
– Его это не волнует. Только деньги – всегда одни только деньги. Мне принадлежит папина доля в бизнесе. Если я выйду замуж за кого-нибудь другого, она будет для него потеряна. Этого он ни за что не допустит. Он уже три года держит меня в тюрьме.
– В тюрьме? – слабым голосом повторила Дженет. – Что вы имеете в виду?
Флора надула губки.
– Леон заставил меня ходить в эту школу. Монашенки там – хуже тюремщиков. Он это все специально, чтобы я не могла никого встретить и стать счастливой.
Дженет вдруг подумалось, что незнакомый ей Леон, возможно, в чем-то глубоко прав. Здравого смысла у Флоры было не больше, чем у бабочки. Но это еще не значит, напомнила она себе, что ему позволено силком тащить юную девушку к венцу из корыстных соображений.
– Быть может, – осторожно предположила она, – он и в самом деле вас любит и хочет о вас заботиться.
– Вот уж не верится. – Флора презрительно фыркнула. – Он заботится только о бизнесе – о том, как бы не упустить мою долю. Вот и все.
Переварив сие откровение, Дженет попробовала зайти с другой стороны:
– А где вы повстречали Жюля?
– Это было во время каникул, – мечтательно откликнулась Флора. – Я гостила у моей подруги Лоретты, в Ле-Пюи. Леон меня туда отпустил, потому что у Лоретты очень строгая мать, почти как те монашенки. – Она хихикнула. – Но мы с Лореттой приноровились по вечерам вылезать в окошко и убегать в город. И вот однажды пошли на дискотеку, а к нам пристали какие-то парни, а Жюль с другом нас спасли. – Она восторженно закатила глаза. – Я только взглянула на него – и все поняла. И он тоже.
– Как удачно, – медленно произнесла Дженет. – И с тех пор вы… вы продолжаете общаться?
Флора с готовностью затрясла головой.
– Он мне пишет, а я говорю, что это от Лоретты.
– Вы не рассказывали Леону об этом мальчике?
– Вы с ума сошли?! – Флора всплеснула руками. – Знаете, что он сделал бы? Отправил бы меня в новую тюрьму – в Швейцарии, – чтобы я училась там стряпать, составлять букеты и быть настоящей хозяйкой дома. Его дома, – яростно добавила она. – А кроме того, – продолжила девушка, чуть поколебавшись, – Жюль никакой не мальчик. Он взрослый мужчина, хотя, конечно, не такой старый, как Леон. И куда красивее. – Она снова закатила глаза. – Ах, просто загляденье!
В голове Дженет успел сложиться отчетливый образ этого самого Леона – этакого престарелого сладострастника вроде месье Флоримона.
– Поэтому-то вы теперь и сбежали? – осторожно продолжала допытываться она. – Чтобы встретиться с Жюлем?
– Да! – Флора с жаром кивнула. – И чтобы пожениться.
Не встревай в эту историю, предупредил Дженет вкрадчивый голос благоразумия. Подбрось эту глупышку до ближайшей автозаправки и уезжай, занимайся собственной жизнью.
– И где именно состоится бракосочетание? – спросила она.
Флора пожала плечами.
– Не знаю. Всеми приготовлениями занимается Жюль.
Дженет задумчиво поглядела на нее. Совсем еще ребенок – а собирается очертя голову броситься из огня в полымя. Что и говорить, по описанию Флоры, Леон выглядит не слишком приятным типом, но еще подозрительнее и непригляднее казался Жюль, склоняющий юную и неопытную девочку – к слову сказать, богатую наследницу! – к бегству из дома и тайному браку.
– А где вы встречаетесь?
– Во Вьенне, на вокзале. – Флора встревоженно покосилась на крохотные платиновые часики на запястье. – Ох, я опоздаю. Он будет сердиться.
– Собираетесь успеть на какой-то конкретный поезд?
– Нет. Просто это подходящее место для встречи. Жюль сказал, там все равно уйма народу будет толпиться и никто не обратит на нас внимания.
Чем больше Дженет слышала про все эти предосторожности, тем меньше они ей нравились.
– Похоже, он все продумал, – сухо заметила она.
– Ну конечно. – Флора принялась рыться в содержимом крохотной сумочки. – Он прислал мне подробнейшее письмо с указаниями, что и как мне делать. Где же оно? Ну да где-то тут, неважно. Только если я опоздаю, все рухнет. – Флора помолчала, глядя на Дженет так, точно что-то прикидывала. – Вот разве что вы, мадемуазель, подвезете меня до Вьенна.
Дженет ожесточила сердце, чтобы не поддаться на заискивающий голосок и обольстительную улыбку.
– Боюсь, мне совсем в другую сторону.
– Но это вас почти не задержит, а мне вы так поможете. – Флора умоляюще коснулась ее руки.
– Но у вас ведь и у самой была машина. Я помогу вам достать топливо, а потом…
– Нет, это выйдет слишком долго. Мне необходимо попасть во Вьенн прежде, чем она поймет, что я куда-то делась, и начнет меня искать.
– Она? – Дженет снова потеряла нить.
– Мадам. Тетка, которую Леон нанял, чтобы следить за мной, когда сам отсутствует.
– А это часто случается?
– Да. Он и сейчас куда-то уехал, а я осталась с ней. Она сущая ведьма, – страстно проговорила Флора, – я ее ненавижу! – Не очень-то удачливая ведьма, сухо подумала Дженет. Не то она непременно бы поглядела в свой хрустальный шар и выяснила, что затеяла ее подопечная. – Но Леон скоро вернется – возможно, уже завтра – и снова будет приставать, чтобы я за него вышла. Скорее всего, другого шанса бежать мне уже не представится. – Флора выразительно передернулась. – Я его боюсь.
Дженет поджала губы, вновь живо вспомнив месье Флоримона.
– И какое именно давление он на вас оказывает? – медленно спросила она.
– Вы хотите сказать, объясняется ли он мне в любви? – Флора покачала головкой. – Нет, он всегда холоден. Наверное, я слишком молода для него. – Беглянка бросила на Дженет многозначительный взор, которому, уж верно, научилась не от монахинь. – Кроме того, у него уже есть женщина. В Тулоне.
Чем дальше в лес, тем больше дров, хмурясь, подумала Дженет. Она тяжело вздохнула.
– Пусть так. Но мне все равно кажется, вам лучше чуть-чуть остановиться и подумать, что делаете, прежде чем сломя голову выходить замуж. В конце-то концов, вы этого Жюля почти не знаете, а романы, заведенные на каникулах, как правило, недолговечны.
– Вы хотите, чтобы я вернулась домой? – обвиняющим голосом воскликнула Флора. – Назад в тюрьму? Но я ни за что не вернусь. Если вы меня не отвезете, я пойду во Вьенн хоть пешком, – добавила она и потянулась к мокрому платьицу.
– Да нет, не надо, – устало вздохнула Дженет. – Я вас отвезу.
Быть может, по пути ей удастся вбить немножко здравого смысла в хорошенькую головку своей спутницы. Или хотя бы предостеречь ее насчет молодых красавчиков, что болтаются на всевозможных приемах и увеселениях в поисках богатых женщин. Вздохнув, Дженет завела машину.
Она все пыталась придумать, как бы деликатнее заговорить на столь щекотливую тему, как вдруг обнаружила, что Флора уже спит мирным сном.


Дождь прекратился, и солнце вовсю старалось уничтожить все следы недавней грозы. Примерно через час путешественницы добрались до Вьенна.
Дженет остановилась на площади перед вокзалом и тихонько окликнула Флору, но та даже не шевельнулась во сне.
Что ж, может, оно и к лучшему. Можно пойти и самой взглянуть на ее тайного возлюбленного – да и заодно задать ему пару вопросов. Пусть знает, что хотя бы кто-то не обманывается на его счет.
Дженет сама не понимала, с какой стати принимает такое участие в судьбе совершенно незнакомой и притом донельзя взбалмошной девушки, пусть даже эта девушка с характерной для нее беззаботностью ей и доверилась. Вот разве что казалось – Флоре очень, очень нужен друг.
Все равно я уже здесь, сказала себе Дженет, вылезая из машины.
Вопреки ожиданиям Флоры, станция отнюдь не была заполнена толпой Ромео, поджидающих своих Джульетт. Строго говоря, там вообще ни души не было, кроме одного мужчины, небрежно прислонившегося к каменной колонне. У него был такой вид, точно он уже довольно долго ждет здесь и готов ждать хоть целую вечность. Надо полагать, решила Дженет, это и есть тот самый Жюль.
Стуча каблучками босоножек по мраморным плитам пола, она направилась к нему. Он выпрямился и весь как-то подобрался, точно тигр перед прыжком. Теперь только Дженет как следует разглядела тайного возлюбленного Флоры – и дыхание замерло у нее в груди.
Бог ты мой! Сам секс на двух ногах. И каких ногах! Длинных, стройных, идеально обтянутых отлично сшитыми брюками. Верхние пуговицы черной рубашки были расстегнуты, а с широких плеч небрежно свисал пиджак, несомненно вышедший из ателье самого модного и дорогого модельера.
Понятно, почему такому типу позарез нужна богатая жена. Кто же будет оплачивать расходы на все эти роскошества? Должно быть, на них уйдет все состояние Флоры.
На вид ему было около тридцати пяти лет. Природа, создавая его, не поскупилась: такому росту – около шести футов – и такой фигуре позавидовал бы любой атлет. Черные блестящие волосы завивались крупными кудрями, почти достигающими воротника.
Однако, критически подумала молодая женщина, расхожим стандартам красоты он явно не соответствует, хотя отдельные черты лица у него – хоть умри! Но слишком уж решительно выдавался вперед упрямый волевой подбородок, слишком зорко смотрели из-под тяжелых век черные как уголь глаза. Однако главное ощущение суровости, замкнутости исходило от его твердо очерченных, плотно сжатых губ. Но сколько же чувственности таилось даже в этих суровых губах.
Мало того. От незнакомца буквально веяло неколебимой, привычной и естественной уверенностью в себе, едва сдерживаемой необоримой силой. Дженет даже поежилась.
Ничуть не смущаясь явным вниманием молодой женщины, он ответил ей столь же пристальным и твердым взором. И ее снова потрясла исходящая от него аура властной мощи и безграничной чувственности.
Что уж тут удивляться, что Флора, едва вырвавшись из-под гнета школьных строгостей, по уши влюбилась в такого неотразимого кавалера. Да на таких, как он, надо бы вешать предупреждающий знак, чтобы молоденькие дурочки держались от него подальше.
Дженет остановилась в нескольких шагах от него.
– Вы ждете Флору, месье? – спросила она по-французски.
– Да, мадемуазель.
Голос у него был глубокий и звучный, тон – вежливый, но Дженет остро ощутила в собеседнике какую-то непонятную перемену, какое-то новое напряжение. Ей даже стало чуть-чуть не по себе. Хотя, казалось бы, с чего? Ну что он ей сделает?
Однако страх не проходил. Слишком уж напоминал этот человек тигра на привязи – опасного, хищного и неукротимого. С таким лучше не ссориться. Но надо же позаботиться о Флоре – бедняжка сама за себя постоять явно не сумеет.
Темные глаза неотрывно смотрели на молодую женщину.
– Вы знаете, где она?
– Безусловно, – отозвалась Дженет. – Но сперва я хочу поговорить с вами.
– Ага, вот оно что, – негромко отозвался он. – А вы?..
– Это совершенно неважно, – торопливо оборвала она.
– А по-моему, очень даже важно.
Взгляд собеседника чуть изменился, обегая молодую женщину с неторопливым и даже чуть ли не оскорбительным вниманием, словно желая вобрать все подробности. Дженет заметила, как у него слегка дрогнули губы и сама на себя разозлилась – так ее это почему-то взволновало.
Да разве может она, в дешевеньком платье и запыленных босоножках, представлять хоть какой-то интерес для такого лощеного красавца? Вот ведь вздор! Такому нужна богатенькая дурочка, а не женщина, вынужденная сама зарабатывать себе на жизнь.
И видит Бог: он принадлежит как раз к тому типу мужчин, связываться с которыми Дженет не хотела бы ни за что на свете. В чем же дело? Что ее так тревожит?
– А вы совсем не такая, как я ожидал, – заметил он.
Дженет вздернула подбородок.
– То же самое я подумала насчет вас.
Он склонил голову едва ли не насмешливо.
– Ничуть не удивляюсь. Так где Флора?
– В полной безопасности.
– Счастлив слышать. – Горящий взгляд снова неотрывно впился в ее лицо. – Я могу ее видеть?
– Ну конечно, – кивнула Дженет с легким недоумением, чтобы не сказать беспокойством. – Но сперва нам и в самом деле надо поговорить.
Ее собеседник ослепительно улыбнулся.
– О, мадемуазель, вы и в самом деле поговорите. Только не со мной.
С этими словами он сделал еле заметный жест рукой – и Дженет внезапно уловила сбоку и сзади какое-то торопливое движение. Словно из ниоткуда кругом возникло множество людей в форме. В полицейской форме и с пистолетами, которые они – Боже праведный! – наставляли прямо на нее.
Ничего не понимая, бедняжка ощутила, как ее грубо хватают и заламывают руки за спину. Ощутила, бессильно отбиваясь, как на запястьях защелкиваются стальные тиски наручников. Ей хотелось кричать, но из болезненно сжавшегося горла не вылетало ни единого звука. Она только и могла, что с ужасом взирать на своего врага.
Наконец дар речи вернулся к ней.
– Кто вы? – хрипло спросила она.
– Леон де Астен, мадемуазель. А вы – одна из тех, кто похитил мою подопечную. – Голос его хлестал несчастную, точно удары бича. – А теперь немедленно признавайтесь, что вы с ней сделали.
– Похитил? – Дженет сорвалась на крик. – Вы что, с ума сошли?
Внезапная изумленная тишина и выражение лица Леона де Астена заставили ее осознать, что от потрясения она заговорила по-английски.
– Нет, это вы сошли с ума, – ответил он ей на том же языке, – если решили, что вам и вашему сообщнику удастся выйти сухими из воды.
– У меня нет никакого сообщника. – Первый порыв возмущения бессильно угас, Дженет начала бить дрожь. Она умоляюще глядела на мрачное, недоверчивое лицо своего мучителя. – Я встретила Флору на шоссе и подвезла ее – только и всего.
– Маркиз! – К ним торопливо подошел какой-то полицейский. – Мы нашли малышку. Она на площади, в машине. Без сознания – похоже, ей дали снотворного или опоили наркотиками, но она жива.
– Да она просто спит, ничем ее не опаивали, – отчаянно запротестовала Дженет. В ушах у нее все звенело слово «маркиз». Флора не удосужилась упомянуть, что ее нежеланный жених был титулованной особой.
– Немедленно отправьте ее в больницу, – отрывисто распорядился тот, испепеляя Дженет взглядом. – Что же до этой – уберите ее с глаз моих, и поживее.
Пленницу тотчас же бесцеремонно поволокли к выходу.
– Прошу вас, – последний раз попыталась она воззвать через плечо. – Вы совершаете чудовищную ошибку.
– Это вы ошиблись, мадемуазель, – резко ответил Леон де Астен. – Но вы дорого заплатите за свою ошибку. Это я вам обещаю. – И с ледяным презрением отвернулся.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Никому не уступлю - Харри Джейн

Разделы:
1234567891011

Ваши комментарии
к роману Никому не уступлю - Харри Джейн



Хм...роман копия "Невеста Бартальди" только имя главного героя изменено(
Никому не уступлю - Харри ДжейнОльга
24.06.2011, 1.28





МНЕ ПОНРАВИЛСЯ РОМАН
Никому не уступлю - Харри ДжейнМАЯ
15.09.2012, 22.48





А мне понравилось. Прочитала на одном дыхании.
Никому не уступлю - Харри ДжейнЛена
28.10.2012, 1.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100