Читать онлайн Быть может, автора - Харри Джейн, Раздел - Харри Джейн в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Быть может - Харри Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.75 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Быть может - Харри Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Быть может - Харри Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харри Джейн

Быть может

Читать онлайн

Аннотация

Уолтер Макговерн узнает, что его кузине изменяет муж. Он готов сделать все, только чтобы Грейс была счастлива, и решает завести интрижку с любовницей неверного супруга. Уолтер не сомневается, что сделает доброе дело: разлучница Тереза будет посрамлена, а семья кузины восстановлена. Осуществляя свой коварный план, он и не заметил, как попался в сети любви, поскольку довольно скоро выяснил, что Тереза оказалась невинной жертвой прожженного ловеласа. Однако девушке становится известно, чем был вызван интерес Уолтера к ее скромной персоне...


Харри Джейн
Быть может

Харри Джейн
Быть может...
Анонс
Уолтер Макговерн узнает, что его кузине изменяет муж. Он готов сделать все, только чтобы Грейс была счастлива, и решает завести интрижку с любовницей неверного супруга. Уолтер не сомневается, что сделает доброе дело: разлучница Тереза будет посрамлена, а семья кузины восстановлена. Осуществляя свой коварный план, он и не заметил, как попался в сети любви, поскольку довольно скоро выяснил, что Тереза оказалась невинной жертвой прожженного ловеласа. Однако девушке становится известно, чем был вызван интерес Уолтера к ее скромной персоне...
Терезе казалось, что она знала Рейнера Уиджилла всю жизнь. Они выросли в маленьком городке на границе штатов Массачусетс к Коннектикут, и Тереза, встретив на улице этого красивого брюнета, всегда смотрела на него с замиранием сердца. Рейнер был старше ее на несколько лет, держался всегда уверенно, и это тоже поражало воображение девушки. Однажды, когда Рейнер приехал домой на студенческие каникулы и, проходя по улице, задержал на мгновение взгляд на Терезе, та была на седьмом небе. Когда же он снова уехал в университет, она горевала несколько дней.
Вскоре родители Рейнера продали дом и перебрались во Флориду. Тереза решила, что больше никогда не увидит предают своих воздыхании.
И вдруг в прошлом году совершенно случайно она встретила Рейнера в одном из бостонских баров. Тереза зашла туда с коллегой по работе расслабиться после тяжелого трудового дня - она возглавляла секретариат в одной из крупных юридических фирм.
В баре стоял полумрак, но Тереза сразу увидела Рейнера. Он был с шумной компанией - смеялся, шутил, расточая направо и налево ослепительные улыбки. Улучив момент, когда Рейнер оказался у стойки бара, Тереза подошла к нему и тронула за рукав.
- Привет, Рейнер. Ты, наверное, не помнишь меня...
Рейнер обернулся, надменно вскинув брови, но выражение его лица изменилось, как только он узнал девушку.
- Тесе Харди! Бог мой, вот это сюрприз! Глазам своим не верю! Сколько лет, сколько зим...
Много, подумала Тереза, купаясь в его обворожительной улыбке и наслаждаясь вниманием Рейнера.
- Ты выглядишь потрясающе. - Голубые глаза Рейнера пробежали по ее фигурке, начиная от каштановых волос и заканчивая наманикюренными пальчиками ног в модных босоножках. - Ты здесь одна? Мы можем поболтать?
- Я уже собиралась уходить, когда вдруг заметила тебя...
- О, останься, пожалуйста! Смотри, вон там, в углу, освобождается столик, займи его, а я принесу что-нибудь выпить. Ты как насчет кампари?
Тереза кивнула, хотя кампари терпеть не могла. Впрочем, она выпила бы сейчас и крысиный яд, если бы его предложил Рейнер.
Через минуту они уже сидели за облюбованным столиком.
- А твои друзья не обидятся, что ты покинул их? - озабоченно спросила Тереза.
- Думаю, они даже не заметят моего отсутствия. - Рейнер протянул ей бокал и затем поднял свой. - За встречу. Тесе! Что ты делаешь в Бостоне?
Жду тебя, мысленно ответила она, поднимая свой бокал. Но до этого момента я сама не знала об этом.
Вначале их отношения были чисто платоническими - двое старых друзей встречаются за чашкой кофе или за ланчем. Рейнер не скрывал, что женат, и Тереза уважала его за это, полагая, что откровенность является признаком доверия к ней.
Она уже не помнила, когда впервые почувствовала, что с браком Рейнера не все ладно. Он всегда с гордостью рассказывал о профессиональных успехах своей жены, но, когда Тереза пыталась узнать что-нибудь о личных взаимоотношениях супругов, Рейнер уходил от разговора и даже раздражался. Почему, интересно? - невольно задавалась вопросом Тереза.
Однажды Рейнер позвонил ей на работу и довольно резко спросил, не поужинает ли она с ним вечером. Когда Тереза приехала в ресторан, Рейнер уже сидел за столиком, сервированным на две персоны. Накрахмаленные до хруста белоснежные скатерти, горящие свечи, ведерко со льдом, из которого высовывается бутылка шампанского, - все, как полагается.
- У меня сегодня день рождения, - объявил Рейнер. - К сожалению, моя жена так занята на работе, что не смогла освободиться даже ради меня. Спасибо, что хотя бы ты выручила меня. Тесе.
В этот вечер Рейнер впервые открыто говорил о своей семейной жизни.
- Для Грейс работа находится на первом, на втором и на третьем местах, с горечью сказал он. - Боюсь, что не занимаю даже четвертого места в ее жизни.
- Этого не может быть! - Тереза сочувственно дотронулась до его руки. Просто вы поженились недавно и еще не успели притереться друг к другу. Вам нужно серьезно обсудить свои семейные проблемы и прийти к компромиссному решению.
- Как можно обсуждать что-либо с человеком, который считает, что никаких проблем нет? - В тоне Рейнера сквозила безнадежность. - Я даже не уверен, что мы по настоящему состоим в браке. - Он взял Терезу за руку и проникновенно сказал: - Мне следовало подождать. Подождать тебя. Сейчас я понимаю это. Скажи, что еще не поздно, что еще не все потеряно для нас?
- Наш самолет совершит посадку в аэропорту имени Джона Кеннеди. Просим пассажиров не курить и пристегнуть ремни. Благодарим за то, что вы воспользовались услугами компании "Пан Америкэн".
Услышав это объявление, Тереза судорожно вздохнула и еще крепче вцепилась в подлокотники кресла. Через несколько минут она наконец-то будет в Нью-Йорке. Смешно, но с самого Бостона ей казалось, что самолет летит ужасно медленно, и теперь, когда цель была близка, Тереза испытывала нервное возбуждение.
Все хорошо, успокаивала она себя, скоро я увижу Рейнера, и моя личная жизнь наладится. Она вынула из кармана жакета листок бумаги и еще раз взглянула на записанный на нем адрес.
- О, Тесе, твой приятель прекрасно устроился! - заявила вездесущая Лини, узнав, что подружка, с которой она делила квартиру, собралась уехать в Нью-Йорк. - Шикарное местечко!
- У Рейнера прекрасная работа, - не преминула с гордостью сообщить Тереза, имея в виду своего возлюбленного. - Он может позволить себе дорогую квартиру.
- Ты, между прочим, тоже имеешь хорошую работу, - возразила Лили, - и я не понимаю, почему надо срываться с места и мчаться неизвестно за чем.
- Ты знаешь за чем, - ответила Тереза, складывая свою одежду в чемодан.
- Господи, Тесе, он же женат!
- Что это за брак - Грейс живет в Бостоне, а Рейнер - в Нью-Йорке? защищалась Тереза. - Лиди, они уже больше года не живут вместе. И вообще у них совершенно разные интересы в жизни. Грейс полностью поглощена карьерой. Она талантливая журналистка, теперь у нее своя колонка. Помнишь, я показывала тебе газету?
- Это говорит лишь о том, что Грейс преуспевает. Современные мужья, знаешь ли, позволяют своим женам заниматься карьерой, - сухо заметила Лили. - Но это не значит, что ты имеешь право следовать за ее мужем в Нью-Йорк.
- Мы с Рейнером хотим быть вместе, - продолжала настаивать Тереза. - И я рада, что наконец настало время, когда мы можем попытаться устроить нашу совместную жизнь.
- Рейнер тоже так думает? - поинтересовалась Лили. - Тесе, я надеюсь, ты сообщила ему, что едешь в Нью-Йорк? Он знает об этом?
- Не совсем, - неохотно призналась та. - Но, когда Рейнер уезжал в Нью-Йорк, подразумевалось, что я присоединюсь к нему. Это был лишь вопрос времени. Теперь мы можем осуществить нашу мечту.
- Рейнер живет в Нью-Йорке уже полгода. И тебе, прежде чем бросать насиженное место, следовало бы вначале обсудить с ним ваши дальнейшие отношения.
Тереза неопределенно пожала плечами.
- Рейнер был очень занят - устраивался на новую работу, искал квартиру... Мы разговариваем с ним по телефону, переписываемся.
- Положим, пишешь только ты, а он лишь звонит, и то изредка.
- Он тебе просто не нравится, поэтому ты настроена против него! - Тереза обидчиво поджала губы.
- Я отношусь к нему совершенно нейтрально, - заверила Лили. - Но мне не нравится, как он поступает с тобой. Я считаю, что твой ненаглядный Рейнер ведет нечестную игру.
- Не понимаю, что ты имеешь в виду! - Тереза начала сердиться.
- Все ты понимаешь, просто не хочешь говорить об этом. Знаешь, если бы я встречалась с парнем, то мне было бы недостаточно услышанных от него двух-трех туманных обещаний о каком-то эфемерном счастье в неопределенном будущем, - язвительно сказала Лили.
- Если ты имеешь в виду постель... - покраснев, пробормотала Тереза.
- И это тоже.
- Мы, конечно, хотели близких отношений, но пока Рейнер жил здесь, в Бостоне, с Грейс, это было неприлично. Однако теперь, когда они расстались и живут не только в разных городах, но даже в разных штатах, мы с Рейнером можем позволить себе...
Лили криво усмехнулась.
- Скажите, какое благородство!
- У нас не любовная интрижка! - продолжала защищать свою любовь Тереза. Мы хотим построить совместную жизнь, создать дом и в итоге - семью. И мой переезд в Нью-Йорк будет первым шагом на пути к этому.
- Тогда желаю тебе удачи. Я действительно хочу, чтобы у тебя все сложилось хорошо. - Лили обняла подругу. - Но я пока все же не буду искать компаньонку, оставлю твою комнату за тобой. Мало ли что...
Тереза вспомнила этот разговор, пока тащила свой чемодан к стоянке такси. Лили, конечно, переживает за меня, думала Тереза, вставая в хвост очереди, но она не знает Рейнера так, как знаю его я.
Очередь на такси двигалась почему-то медленно, и Тереза начала терять терпение. Почему бы им не взять такси в складчину - сэкономили бы свои деньги и мое время? - раздраженно подумала она, глядя на людей, стоявших впереди нее. Теперь, когда она уже была в Нью-Йорке, ей не терпелось поскорее встретиться с Рейнером. Тереза представила, как он удивится и обрадуется ее неожиданному приезду, и даже ощущала, как Рейнер обнимает ее и прижимает к своей широкой груди.
- Проснись, красавица!
Тереза вздрогнула, когда в ее воспоминания ворвался резкий голос таксиста.
- Леди, вам нужна машина или нет?
- О, простите! - вспыхнув, извинилась она и, проследив, как таксист закинул чемодан в багажник, села на заднее сиденье.
Тереза практически не знала Нью-Йорка. Она приезжала сюда пару раз еще будучи школьницей, но за короткое время невозможно хорошо ознакомиться с огромным городом. Тереза понимала, что ей нелегко будет привыкнуть к жизни в шумном Нью-Йорке.
Движение было довольно интенсивным, и такси буквально ползло. Водитель, заметив малейшую лазейку, резко нажимал на газ и бросал машину в образовавшуюся пустоту. Когда они выбрались из очередной пробки, Тереза поблагодарила Бога за то, что продала свою машину перед отъездом, - она бы не смогла водить автомобиль в таких жутких условиях.
От нескончаемого шума у нее заложило уши, воздух, проникавший в салон такси через приоткрытое окно, был тяжелым и загазованным. Чтобы отвлечься от неприятных ощущений, Тереза стала смотреть по сторонам.
Такси пару раз свернуло и теперь ехало мимо просторных солидных домов, от которых за версту веяло благополучием. Тереза почувствовала, как от волнения у нее сдавило горло. Должно быть, уже недалеко, подумала она, бросив взгляд на счетчик.
Наконец машина свернула на улицу, на которой, словно близнецы-братья, стояли двухэтажные белые дома. Перед каждым была ухоженная лужайка.
- Приехали леди! - объявил таксист, останавливая машину.
- Да, - прошептала Тереза пересохшими губами.
Она стояла на тротуаре, провожая удалявшийся автомобиль таким взглядом, словно это была ее последняя связь с реальным миром. Затем она повернулась к дому. Шторы на окнах были приспущены, но одно - на первом этаже - открыто, и оттуда доносилась музыка. Значит, Рейнер дома! Тереза сразу воодушевилась.
Она подхватила чемодан, поднялась по ступенькам и позвонила. Подождав немного, собралась позвонить еще раз, но в этот момент услышала щелканье открываемых замков. Тереза сделала глубокий вдох и приготовилась расплыться в радостной улыбке.
Дверь открылась, и на пороге возник какой-то мужчина. Правда, его лицо показалось Терезе знакомым, хотя она была уверена, что никогда не встречала этого человека.
Незнакомец был высок, темноволос. Слегка крючковатый нос не портил лица, а квадратный подбородок и пробивающаяся на щеках темная щетина даже делали его симпатичным. На жестком волевом лице выделялись серо-голубые, почти серебристые, глаза.
На нем был шелковый халат, распахнутый на широкой груди, покрытой завитками темных волос. Халат, доходивший до лодыжек и державшийся лишь на слабо завязанном поясе, судя по всему, в данную минуту был на нем единственным предметом туалета.
Незнакомец в свою очередь тоже пробежал глазами по наряду Терезы короткой хлопчатобумажной юбке, белой блузке и жакету. Заметив на его лице пренебрежительную гримасу, она с вызовом посмотрела в серебристые глаза мужчины, и ему это явно не понравилось.
- Ну-с?
- Я бы хотела видеть Рейнера Уиджилла, - твердо сказала Тереза и, поскольку мужчина никак не отреагировал, добавила: - Он ждет меня.
Прислонившись к дверному косяку, он еще раз смерил ее взглядом, на сей раз обратив внимание на чемодан у ее ног. Его темные прямые брови сошлись на переносице.
- Не думаю, - бросил он и приготовился закрыть дверь.
- Подождите! - Тереза успела ухватиться за край закрывающейся двери. Передайте ему хотя бы, что я здесь...
- Это невозможно. И отпустите, пожалуйста, мою дверь, - сухо сказал мужчина. - Так можно лишиться нескольких пальцев.
Тереза пропустила завуалированную угрозу мимо ушей.
- Но он ведь живет здесь? - Получив утвердительный кивок, она задала следующий вопрос: - Почему же вы отказываетесь позвать его?
- Потому что сейчас его здесь нет. Он уехал на весь уик-энд, так что никаких гостей ждать не может, в том числе и вас. Оставьте в покое мою дверь и идите с миром.
- Рейнера здесь нет? - повторила ошеломленная Тереза. - Я не верю вам!
Серебристые глаза превратились в два кусочка льда.
- А я не собираюсь предоставлять вам дом для обыска, мисс...
- Тереза Харди. Разве Рейнер не говорил обо мне?
Мужчина медленно покачал головой. Начало явно неудачное, но это поправимо, приободрила себя Тереза. Она перевела дыхание и изобразила на лице улыбку.
- Это не имеет значения. Я... мне очень жаль, что я приехала в неурочное время. Мне, конечно, надо было предупредить Рейнера, но, думаю, ничего страшного в том, что я свалилась как снег на голову, нет.
- Об этом, положим, судить буду я, - с обманчивой мягкостью возразил мужчина. - Итак, что вам нужно, мисс Харди?
- Для начала я бы хотела войти. Мне надо принять душ после дороги.
- Понимаю. Но почему вы решили, что это можно сделать в моем доме? Поскольку Тереза озадаченно молчала, он задал следующий вопрос: - В чем дело, хотел бы я знать?
Он не сдвинулся ни на дюйм, продолжая блокировать вход в дом. Хватит ходить вокруг да около, решила Тереза и ответила прямо:
- Я приехала сюда насовсем, чтобы быть вместе с Рейнером.
Ни один мускул не дрогнул на лице незнакомца, но Тереза вдруг явственно почувствовала, как в воздухе запахло грозой. У нее возникло ощущение, что незнакомец сделал угрожающий шаг по направлению к ней, и она с трудом удержалась, чтобы не попятиться.
- Вы, как я вижу, предприимчивая особа, - медленно сказал он после продолжительной паузы. - А вам известно, что Рейнер женат?
- Мне известно, что он расстался с женой, - сухо уточнила Тереза. - Но в любом случае, это наше с Рейнером дело, вас не касающееся.
- Ошибаетесь, меня многое касается. - Немного помолчи, он предложил: Можете оставить свой адрес, я передам его Рейнеру, когда он вернется.
- Адрес? - изумилась Тереза. - Но зачем? Я буду ждать его здесь, в этом доме.
- Нет.
- Не понимаю...
Незнакомец усмехнулся.
- Что же здесь непонятного? Вы хотите остановиться в этом доме, а я говорю: этого не произойдет.
- Вы прогоняете меня?
- Ну наконец-то вы поняли! - саркастически заметил он. - Может, это звучит глупо, но я не предоставляю жилье бездомным девицам, которые появляются неизвестно откуда и заявляют о своем знакомстве с одним из домочадцев.
- Я не бездомная! - горячо возразила Тереза. - И это не просто знакомство!
- Это вы так говорите. Извините, голубушка, но вам придется поискать другое место для ночлега.
- Но мне некуда идти, - пролепетала Тереза, и в ее голосе появились панические нотки. - Я... я никого не знаю в Нью-Йорке.
- Тогда могу дать вам хороший совет, - грубо сказал мужчина. Возвращайтесь туда, откуда приехали, и сделаем вид, что этой встречи не было.
Ее минутная растерянность сменилась злостью.
- Я не нуждаюсь в ваших советах! И не собираюсь никуда возвращаться! Но, когда я увижу Рейнера, непременно расскажу ему, как меня встретили в его доме! Можете не сомневаться!
- На вашем месте я бы не был столь категоричен, дорогуша. - Лицо незнакомца дышало откровенным раздражением. - Очень жаль, что вы приехали в Нью-Йорк, не выяснив, будет ли Рейнер в городе. Правда, это ничего бы не изменило - я все равно не позволил бы вам остановиться здесь. А теперь прощайте.
- Да кто вы такой, черт возьми?! Какое вы имеете право указывать мне, что я должна делать?! - взорвалась Тереза.
- Я некоторым образом хозяин этого дома, - ледяным тоном сообщил мужчина. - Так что на своей территории я веду себя так, как считаю - нужным.
Тереза хотела крикнуть ему в лицо, что он лжец, но что-то в тоне незнакомца заставило ее усомниться в своей правоте.
- Но Рейнер... - неуверенно начала она.
- Рейнер - мой гость, временный жилец в этом доме, и не более того, что бы он вам там ни наговорил.
Терезе хотелось провалиться сквозь землю или - еще лучше - умереть. Но гораздо сильнее хотелось уничтожить этого самонадеянного наглеца, унизить его так же, как только что он унизил ее. С какой бы радостью она стерла с его губ эту наглую усмешечку!
Месть местью, а сначала надо позаботиться о крыше над головой. Я, конечно, не бедная, рассудила Тереза, пока не найду работу в НьюЙорке, вполне смогу прожить на то, что лежит у меня на счете в банке. Однако жизнь здесь дорогая, так что едва ли я могу позволить себе снимать номер в одном из нью-йоркских отелей. И в этом престижном районе бесполезно искать себе жилье - оно будет мне явно не по карману. Но, не зная города, трудно найти себе квартиру по средствам...
Тереза посмотрела на свой чемодан - с ним далеко не уйдешь. Господи, да в моем родном городке даже с бездомной собакой никто так не обращается! - в сердцах подумала она и подняла глаза на своего мучителя.
- Вы, конечно, не разрешите мне оставить у вас чемодан, пока я буду искать себе жилье?
- Угадали. Не разрешу. И я бы с превеликим удовольствием отправил вас бродить по городу в поисках квартиры, чтобы проучить вас, но, к сожалению, не могу. Нью-Йорк небезопасное место для приезжего, здесь можно попасть в весьма скверную историю. Не хочу брать грех на душу.
- Спасибо за заботу, - язвительно поблагодарила Тереза, у которой внутри все тряслось от ярости. - Хотите предложить мне свободную собачью конуру?
- Увы, нет. - Мужчина нагнулся и легко подхватил ее чемодан. - Заходите, мне надо переговорить кое с кем.
- Вы позволяете мне осквернить ваше священное жилище? - с едким сарказмом спросила Тереза, входя за хозяином в просторный холл.
Слева находилась покрытая ковром лестница, ведущая на верхний этаж. Справа в открытую дверь виднелась комната, похожая на рабочий кабинет. Музыка, которую Тереза услышала, подходя к дому, неслась из этой комнаты. Прямо была еще одна комната - наверное, гостиная или столовая.
- Я ненадолго, - через плечо бросил незнакомец, направляясь в глубь дома. - И не вздумайте обосноваться здесь против моей воли!
Расслабляться не советую - я сделаю всего один звонок.
Тереза окинула его одеяние презрительным взглядом и ехидно осведомилась:
- Может, вы заодно наденете на себя чтонибудь?
- Сейчас, между прочим, утро субботы, и я одеваюсь так, как мне нравится, - парировал он, даже не подумав смутиться. - Прошу не забывать, леди, что это вы явились в мой дом без приглашения, а не наоборот.
Пристыженная Тереза прошла вперед и оказалась в прямоугольной комнате, одна стена которой была полностью стеклянной. Посреди нее стоял узкий длинный стол, окруженный дубовыми стульями с высокими резными спинками. Кроме раскрытой газеты на столе находились тарелка с остатками еды, вилка, нож, пустая чашка и вазочка с темно-красным джемом. В воздухе ощущался запах кофе и свежих булочек с корицей.
Тереза почувствовала, как от аппетитных ароматов рот наполнился слюной: она уже успела проголодаться после скудного угощения, которое предлагала своим пассажирам авиакомпания "Пан Америкэн". А из этого собственника не выжмешь и капли эспрессо! - подумала она со злостью. У-у-у, жадина и эгоист!
Чтобы не думать о еде, Тереза подошла к стеклянной стене, и ее взору открылся чудесный ухоженный сад. Усаженные розами и какими-то цветами дорожки вели к зеленой лужайке, посреди которой виднелся кусочек сверкающей на солнце воды.
Тереза тихо ахнула от восторга. Странно было видеть в большом городе кусочек природы. У ее родителей тоже за домом был сад, но гораздо меньших размеров, и Тереза, внезапно ощутив приступ ностальгии, с трудом удержалась от слез.
- Что-то не так? - спросил хозяин дома, подходя к ней. В руках он держал телефон на длинном шнуре.
От его инквизиторского ока ничто не ускользает, раздраженно подумала Тереза. Вон, даже телефон притащил, боится меня оставить без присмотра!
- Я просто любовалась садом. Очень красиво! Кому он принадлежит? - Тем, чьи дома окружают его, - буркнул Она, набирая номер. - Летишия! - сказал он в трубку. - Привет! Прости, что беспокою тебя так райю. Скажи, в твоей ночлежке найдется свободное местечко? - Слушая ответ, он насмешливо посмотрел на свою нежданную гостью, кипевшую от бессильного гнева. - Да вот некое беспризорное создание женского пола... забрело ко мне прямо с улицы. Он рассмеялся. - Нет, не кошечка, хотя у нее есть коготки. - Он послушал с минуту и ухмыльнулся. - Исключено, любовь моя. Она совершенно не в моем вкусе и, кроме того, утверждает, что уже занята. Сможешь? Ты просто чудо! Я направлю ее к тебе. - Он положил трубку и, поставив телефон прямо на пол, заявил: - Все в порядке.
Тереза сверкнула глазами.
- Вам не приходило в голову, что я сама могу устроиться?
- Честно говоря, нет. - Мужчина осклабился. - И что бы вы сделали? Расположились на ступенях моего дома в ожидании Рейнера? - Он покачал головой. - От этого пострадал бы престиж нашего района. Не волнуйтесь, у Летишии вам будет хорошо. Ее постояльцы без конца меняются, поэтому обычно у нее имеется свободная комната.
- Леттишия? Кто это?
Выражеаме его лица вдруг смягчилось, и оно стало почти человечным, даже привлекательным.
- Очень хорошая женщина. - Он внимательно посмотрел на Терезу и без всякого ерничества добавил: - И у нее доброе сердце, так что обидеть ее все равно что нанести мне личное оскорбление. Я имею в виду, к примеру, смыться из ее дома, не заплатив.
- Она получит свои деньги. - Тереза уже перестала напрягать память, гадая, где могла видеть этого человека, и снова смотрела на него с ненавистью. - Но я там не задержусь.
- Ну, разумеется. Вы будете ждать, когда Рейнер найдет для вас уютное любовное гнездышко. Возможно, и найдет, но только не под крышей моего дома.
- А вы-то тут при чем?
- Как я уже говорил, он женат. Допустим, я человек строгих моральных принципов.
И вдруг, как по заказу, послышался капризный женский голос:
- Уолтер... Уолтер, где ты, дорогой?
Тереза посмотрела в холл и увидела длинные ноги спускающейся по лестнице женщины. До этого момента ей казалось, что негостеприимный хозяин дома был одет скуднее некуда. Но, оказывается, она ошибалась: рыжеволосая девица, в кокетливой позе стоящая сейчас в дверях столовой, кое-как прикрыла свое стройное тело довольно узким полотенцем нежно-голубого цвета.
- Дорогой, - мурлыкала рыжая, капризно надувая губки, - я проснулась, а тебя нет рядом: Это было ужасно. - Девица метнула взгляд на Терезу. - О, я не знала, что ты... занят, - Она театрально рассмеялась. - Если это твоя последняя пассия, то с твоим вкусом случилось что-то страшное.
Лицо Терезы вспыхнуло от негодования, но она не успела отреагировать на неслыханную грубость - Уолтер вышел вперед.
- Кристин, прелесть моя, ты не права во всех отношениях. Мисс Харди всего-навсего случайная знакомая. - Он бросил на Терезу сердитый взгляд. Надеюсь, она скоро исчезнет из моей жизни без следа. Возвращайся в кроватку, я скоро освобожусь.
Девица наградила его лучезарной улыбкой и, сладострастно проведя кончиком языка до своим пухлым губкам, томно спросила:
- Обещаешь?
- Слово джентльмена. - Голос его прозвучал низко, интимно.
И атмосфера в комнате внезапно ожила, словно наполнилась искрящимися разрядами электрического тока. Тереза, к своему ужасу, вдруг ощутила, как по спине побежали приятные мурашки. Хозяин дома, несомненно, препротивный тип, но в сексуальности ему не откажешь. Рыжая красотка, очевидно, знала это не понаслышке, потому что повернулась и послушно стала подниматься по лестнице.
Тереза почувствовала себя страшно одинокой. Ничего удивительного, подумала она. Ведь я приехала в Нью-Йорк с радостной мыслью о скором воссоединении с Рейнером, о возможном браке с ним. А вместо этого превратилась в самозванку, в невольного свидетеля чужого любовного романа.
В комнате повисла странная, тревожащая душу тишина. Тереза поспешила нарушить ее:
- Насколько я понимаю, ваши моральные принципы не столь уж строги, когда дело касается лично вас.
- Совершенно верно, - подтвердил он без тени смущения. - Но я не женат и никогда не был женат. - Он помолчал и добавил: - Я также не врываюсь в чужие дома без приглашения.
- Дайте мне адрес вашей Летишии, пожалуйста, и я пойду, - сухо сказала Тереза, протягивая ему листок бумаги, на котором были записаны нью-йоркские координаты Рейнера, и ручку.
Он не заставил просить себя дважды.
- Это на противоположной стороне сада, на параллельной улице. Если вам тяжело нести ваши вещи, стоянка такси за углом.
- Надеюсь, вы не ждете от меня сердечной благодарности, - с легкой иронией сказала Тереза и, пройдя в холл, взяла свой чемодан.
- Я давно уже перестал верить в чудеса, - парировал хозяин дома, открывая ей дверь. - Прощайте, мисс Харди.
- О, в этом слове есть что-то необратимое, - медовым голосом заметила Тереза. - Я бы предпочла "до свидания". Вы согласны?
- Нет, поскольку речь идет о вас. Я скажу Рейнеру, где он может найти вас. Возможно, скажу вопреки своему желанию, - мрачно добавил он.
- Дверь за ней захлопнулась, и Тереза оказалась на улице. Солнечный день вдруг потерял для нее всякую привлекательность.
- Пошел ты к черту! - в сердцах пробормотала она, спускаясь по лестнице с чемоданом, - Скоро вернется Рейнер, и мы начнем совместную жизнь. - Она бросила последний взгляд на дом, где ей оказали враждебный прием. - И ничего ты с этим не сделаешь, - вызывающе закончила девушка, словно хозяин дома мог ее слышать.
Тереза потащилась к стоянке такси, гадая, наблюдает ли Уолтер за ней в окно. Впрочем, довольно быстро она спохватилась и сердито спросила себя: даже если и наблюдает, почему это меня должно интересовать?
Уолтер стоял у окна и провожал задумчивым взглядом хрупкую женскую фигурку незваной гостьи. Он уже сожалел о том, что пристроил ее у Летишии, и клял себя за донкихотство. Эта мисс - как ее там? - а, Харди, совершеннолетняя, так почему его должно волновать, случится с ней что-то или нет.
Уолтер увидел, как Тереза Харди остановилась, поставила чемодан, потерла пальцы правой руки и, взяв поклажу в левую, продолжила путь. Она держала спину прямо, но выглядела какой-то незащищенной и пронзительно одинокой. Уолтер знал, что если бы был одет, то чувствовал бы себя обязанным помочь девушке с этим проклятым чемоданом. Он бы даже проводил ее до дома Летишии и лично представил добродушной хозяйке.
Но в сущности я ничем не обязан этой особе, даже наоборот! - гневно подумал он. Вполне возможно, что своим вмешательством я только ухудшил и без того печальную ситуацию.
Какое-то время его мысли крутились вокруг Рейнера Уиджилла. Уолтеру приходили на ум слова, которые он скажет Рейнеру, когда тот вернется домой. Отрепетировав я чуть подкорректировав свой спич, Уолтер остался доволен. Я позаботился о его знакомой, а дальше пусть мистер Уиджилл сам расхлебывает кашу, которую заварил. У меня самого есть проблема, которую надо решить.
Он резко отошел от окна и, оказавшись в холле, почти взбежал по лестнице на второй этаж. Миновав салон, из окна которого открывался прекрасный вид на сад, он открыл дверь, ведущую в его покои. Для выполнения следующей задачи он должен быть полностью одет и иметь ценную голову, поэтому Уолтер прямиком направился в гардеробную. Взяв нижнее белье, белую сорочку и джинсы, он пошел в ванную, но по дороге заметил, что дверь в спальню приоткрыта, хотя хорошо помнил, что закрыл ее.
Прижимая одежду к груди, Уолтер бесшумно приблизился к спальне. Наступив у двери на что-то мягкое, он нагнулся и увидел, что это голубое полотенце из ванной гостевой комнаты. Тихо ругнувшись, он распахнул дверь и застыл на пороге.
На его кровати, приняв соблазнительную везу, возлежала обнаженная Кристин.
- А вот и ты, дорогой! - пропела она томно. - Тебя не было целую вечность. Ты уже отвязался от мисс Серой Мышки?
Уолтер привалился плечом к дверному косяку. Он чувствовал себя совершенно измотанным.
- Что ты здесь делаешь, Кристин?
- Как что? Тебя жду, дорогой. Ты сам просил меня об этом.
- Я сказал, что скоро освобожусь, и только.
- Не будь таким придирчивым, котик. - Кристин чувственно повела плечами и плавным движением завела руки за голову. - Разве я не вызываю у тебя приятных воспоминаний?
- Не стану отрицать, - сказал Уолтер, глядя ей прямо в лицо. - Но я также помню, что ты помолвлена с Китом Уайтом. Тебе тоже не следует забывать об этом.
- Кит сейчас у своих жутких родителей в Олбани. - Кристин скорчила недовольную гримаску. - Поэтому он не смог сопровождать меня вчера на вечеринку. Иногда Кит бывает ужасно занудным.
- Значит, это твоя месть Киту за его занудство? - Уолтер вздохнул. - Нет, дорогая, так не пойдет. Отправляйся в свою комнату и оденься, а я вызову для тебя такси.
Кристин подняла левую руку и полюбовалась обручальным кольцом с огромным бриллиантом.
- Ты прав. Кит, возможно, захочет узнать, почему вчера вечером я оказалась голой в твоей постели. Он может подумать, что ты воспользовался его отсутствием.
- На самом деле ты оказалась голой в кровати в гостевой комнате, - устало поправил ее Уолтер. - Мне пришлось привезти тебя сюда, потому что ты была пьяна в стельку. По этой же причине я раздел тебя. Не думаю, чтобы Кит захотел узнать об этом, - многозначительно закончил Уолтер.
Кристин перестала улыбаться.
- Господи, какие мы вдруг стали целомудренные! Уж не повлияла ли на тебя добродетельная мисс Серая Мышка?
- Нет, это я сам так думаю. Что было, то было, но теперь каждый из нас идет своей дорогой. И давай не будем ворошить прошлое.
Кристин грациозно встала с кровати и, ничуть не стесняясь своей наготы, чувственной походкой двинулась к нему.
- Я могу помочь тебе изменить мнение, - интимно понизив голос, сказала она.
Один раз тебе это удалось, подумал Уолтер, но больше номер не пройдет.
Однажды он поддался соблазну, но его трезвый холодный мозг отверг Кристин очень скоро, однако тело продолжало хотеть ее. Уолтеру было стыдно осознавать это, потому что в последние недели, которые они были вместе, он просто использовал ее для удовлетворения своих мужских потребностей.
- Ты, наверное, могла бы соблазнить и каменную статую, Кристин, - сказал Уолтер, смягчившись. - Ты красивая женщина, но не в моем вкусе, и в этом все дело.
Она презрительно фыркнула.
- Скажи лучше, что секс тебя больше не интересует! Я сама найду себе такси! - сердито бросила она и, не обернувшись, покинула спальню.
Возможно, Кристин права, думал Уолтер, стоя под душем. В последнее время я действительно не стремлюсь к общению с женщинами. У меня было несколько постельных встреч, но это так, для здоровья.
Вообще-то Уолтер был слишком загружен работой, чтобы заниматься устройством личной жизни. Он был известным тележурналистом, специализировавшимся на политических новостях, а недавно ему предложили подготовить проект телепрограммы о президентах США, начиная с Джорджа Вашингтона.
Ни минуты покоя, а если и выдавалось свободное время, что бывало крайне редко, Уолтер летал в Техас к родителям, которые владели коневодческой фермой. Ему было интереснее побыть с лошадьми, чем гробить время на очередном светском рауте.
Правда, вспомнил Уолтер, на вчерашней вечеринке была одна симпатичная блондинка, которая бросала на меня недвусмысленные взгаады. Когда я танцевал с ней, она ясно дала понять, что я ей не безразличен. Но мы не успели толком поговорить, потому что Кристин напилась и стала откалывать номера, один другого хлеще, и мне по слезной просьбе хозяйки дома пришлось увезти ее оттуда. Блондинка, кажется, работает дизайнером по интерьерам, дада, она давала мне визитку... Надо поискать в карманах пиджака. Как она сказала? "На случай, если вы захотите проконсультироваться насчет интерьера вашего дома". Обязательно позвоню ей, решил Уолтер, вытираясь полотенцем. Извинюсь за свой внезапный уход и предложу поужинать со мной. Посмотрим, что из этого получится.
Он вспомнил, что ее звали Валери. Ему нравилось это имя. Не то что какая-то Тереза!
Уолтер сразу помрачнел. Вот уж действительно - помяни черта, и он тут же явится. Но образ тоненькой, одинокой женской фигурки, бредущей по тротуару с большим чемоданом, казалось, занозой сидел у него в мозгу.
Тем более надо позвонить Валери, цинично сказал он себе, Тереза - это сплошные неприятности, и хватит вообще вспоминал о ней?
Летишия оказалась маленькой женщиной, чья худоба граничила с физическим истощением. Ока была одета в узенькие брючки и хлопковый свитер. Волосы гладко зачесаны и собраны на затылке в пучок, а выразительные синие глаза щедро подведены сурьмой. В одной руке Летишия держала сигарету, а другой пыталась удержать шустрого фокстерьера, который, подвывая, громко лаял, пытаясь вырваться от хозяйки. Голос у Летишии был глубоким и хрипловатым. Тереза подумала, что это, вероятно, оттого, что она курит.
- Стало быть, это ты бездомное создание, - пробасила Летишия, окидывая Терезу взглядом с ног до головы. - Пойдем со мной, милая. - Она повела новую постоялицу в полуподвальное помещение. - Здесь только одна жилая комната, но при ней есть кухонька и ванная, которую я оборудовала пару лет назад. Остальную часть подвала я использую под кладовку. - Летишия открыла дверь в комнату и жестом пригласила Терезу войти. - Диван можно легко превратить в кровать, я могу дать тебе постельное белье и разную утварь на первое время. Ну как, идет?
- Замечательно. Но, должна предупредить вас, что я здесь не задержусь.
Летишия ничуть не огорчилась.
- У меня никто не задерживается надолго. Люди приходят и уходят, но я не в обиде на них за это. Я вроде промежуточного пункта на их пути. - Помолчав, Летишия спросила: - Как насчет платы, милая? Шестьдесят долларов в неделю. Осилишь? Ты ведь не работаешь, верно?
- Пока нет, - тихо ответила Тереза. - Но займусь поисками в понедельник с самого утра.
- Какую работу ты ищешь - актрисы, модели?
- Господи, нет, конечно! - Несмотря на то, что ее приезд в Нью-Йорк был омрачен неприятностями, Тереза невольно засмеялась. - Место секретаря меня вполне устроит.
- О! - Летишия с уважением посмотрела на новую постоялицу. - Это любопытно. Мои жилички обычно работают официантками в ожидании, когда кто-то обратит внимание на их таланты. - Она стремительно направилась к двери, крепко держа под мышкой свою собачонку. - Когда устроишься, заходи на кофеек - познакомимся поближе. Я расскажу тебе, где какие магазины, объясню, какие у нас тут существуют правила общежития, и так далее. Мы с Мерфи будем в кухне.
Тереза благодарно улыбнулась.
- Спасибо, вы очень добры.
- Пустяки, милая! Тебя прислал Уолтер, а я для него сделаю что угодно.
Я тоже, злорадно подумала Тереза. А уж если в моем распоряжении окажутся раскаленные утюги или на худой конец галлон кипящего масла...
Она распаковала чемодан и повесила одежду в шкаф. Комната была просторной, мебель - удобной, кругом царила безукоризненная чистота. Плата, которую с нее запросила Летишия, была на редкость низкой для Нью-Йорка. Тереза думала, что жилье обойдется ей минимум " три раза дороже.
Кухня Летишии была большой и уютной.
Когда Тереза вошла, к ней с угрожающим рычанием бросился фокстерьер. " Прекрати, Мерфи, дурачок ты этакий! - прикрикнула на него Летишия. Держа в руке кофейник, другой она смахнула с большого стола на пол кипу газет, вскрытые конверты и какието бумажки. - Ты должен сразу чувствовать, кто друг, а кто враг. Мерфи хоть и фокстерьер, но темперамент у него, как у овчарки, - пояснила Летишия Терезе. - Тащи сюда стул, милая. Нетнет, другой, это место Мерфи. - Она разлила кофе по красивым керамическим кружкам, поставила на стол сливки и сахар и предложила гостье домашний бисквит.
- Ну, расскажи мне о себе, - попросила Летишия, поднося зажигалку к очередной сигарете. - Как давно ты знаешь моего дорогого Уолтера?
Тереза поставила кружку на стол, потому что у нее задрожали пальцы.
- Я... недавно.
Да скажи ты все, как есть! - уговаривала она себя. Скажи ей правду, даже если после этого снова окажешься на улице!
- Вообще-то я познакомилась с ним всего час назад. Я... я искала совсем другого человека.
- Счастливый случай, значит, - спокойно констатировала Летишия.
- Я бы так не сказала. - Тереза натянуто улыбнулась.
Летишия издала легкий смешок.
- А-а, вы поссорились! Великолепно.
- Боюсь, что он так не думает, - едва слышно прошептала Тереза.
- Еще бы! Парню приходилось отмахиваться от женщин палкой с тех пор, как он научился ходить. А сейчас, когда он стал телезвездой, бедняге проходу не дают.
- Телезвездой? - растерянно переспросила Тереза, и все сразу встало на свои места. Она поняла, почему лицо этого мужчины показалось ей знакомым. Господи, до меня только сейчас дошло! Он Уолтер Макговерн? Он интервьюирует политиков на телевидении? Тото мне казалось, что я видела его где-то!
Но не полуголым на пороге дома, добавила она про себя.
- Ты не ошиблась, милая, - сказала Летишия, довольная произведенным эффектом. - Думаю, ты придешься мне по душе. - Она вдруг нахмурилась. Уолтер иногда бывает резковатым - работа у него нервная, но сердце находится там, где надо, иначе ты не была бы сейчас здесь. Он даже пустил к себе в дом какого-то родственника, хотя я считаю, что это уже слишком.
Тереза чуть не подавилась бисквитом.
- Одного из своих родственников?
- Почти родственника, - уточнила Летишия. - Парня, который женат на его кузине Грейс. Уолтер и Грейс очень близки, они выросли практически в одном доме.
Тереза почувствовала страшный холод, ее начал бить озноб. Ей захотелось задрать голову и выть волком. Боже, он кузен Грейс! - думала она в отчаянии. А я явилась в его дом и предъявила свои права на ее мужа! Господи, что я наделала?! О, Рейнер, Рейнер, почему ты не предупредил меня?
Он не знал, что ты сломя голову примчишься в Нью-Йорк, ответил ее внутренний голос. Это была целиком твоя инициатива, поэтому тебе придется самостоятельно справляться с последствиями твоей опрометчивости.
Летишия озабоченно посмотрела на свою побледневшую гостью.
- Что случилось? Ты выглядишь так, моя милая, словно увидела привидение.
- Ничего не случилось. - Тереза через силу улыбнулась. - Я, кажется, только что поняла, что отхватила кусок не по своим зубам.
- Кстати, о еде. - Летишия подняла с пола конверт и на его обратной стороне быстро начертила план. - Это наша улица, здесь повернешь, потом пойдешь сюда и выйдешь к ближайшему супермаркету. Там ты сможешь найти все, что тебе нужно. Но береги кошелек - магазин кишмя кишит карманными воришками.
Час спустя Тереза шла по улице, перебирая в памяти разговор с Летишией.
Летишия с необычайным тактом и сердечностью расспрашивала свою гостью об основных вехах биографии - начиная с момента рождения и заканчивая сегодняшним днем. Скрывать Терезе было нечего, но ей пришлось думать, чтобы не выдать истинную причину своего приезда в Нью-Йорк и "случайного" появления в доме Уолтера Макговерна.
Она уже и так рассказала Летишии слишком много о своих отношениях с Рейнером и подозревала, что добросердечная хозяйка, так же как и Уолтер Макговерн, не одобрит ее видов на мистера Уиджилла. Чтобы не рисковать, Тереза улизнула от словоохотливой Летишии под предлогом, что ей надо срочно заняться покупками.
Уличные музыканты старались привлечь слушателей оглушительными звуками своих инструментов. Продавцы с лотков наперебой предлагали какие-то невероятные товары, огромное разнообразие овощей и фруктов. На бесконечных рядах прилавков лежали горы разных безделушек и поношенной одежды.
Тереза повесила свою сумку на шею и рукой прижала к груди. Человеческая волна неумолимо несла ее вперед и вскоре выбросила у супермаркета. С облегчением нырнув в магазин, Тереза не спеша наполнила корзину продуктами и пошла к кассе. Впереди нее оказалась молодая пара, дружно держащаяся за руки и весело болтающая. Тереза представила на месте счастливых молодоженов себя и Рейнера. Вот они ходят по базару, рассматривают разные вещи, лежащие на прилавках, покупают для своего дома керамику или стекло, потом заходят в лавки букинистов...
Тереза резко прервала полет фантазии. В данный момент не было никакой гарантии, что она вообще сможет встречаться с Рейнером после столь неосмотрительного появления в доме кузена его жены.
Переложив продукты в пакет, Тереза отправилась в обратный путь. Все идет не так, как я планировала, продолжала размышлять она по дороге. Не исключено, что в результате я буду жить самостоятельно в одном из самых прекрасных и жестоких городов мира. Есть еще один вариант - вернуться в Бостон. Я уверена, что Лили никому не сказала, зачем я уехала в НьюЙорк, так что в этом смысле я могу быть спокойна. Возможно, мне даже удастся вернуться на прежнюю работу.
Господи, что это я расхныкалась?! - отругала себя Тереза. Ведь ничего непоправимого еще не произошло. У меня есть хорошая специальность, и я вполне смогу прожить в НьюЙорке без посторонней помощи.
С высоко поднятой головой она подошла к дому Летишии.
Тереза убрала продукты в небольшой холодильник, приготовила себе на скорую руку обед и села за стол. Поглощая сандвич с ветчиной и салатом, она оглядела комнату. Ее временное пристанище начинало приобретать жилой вид. Она привезла с собой транзисторный приемник, который мог скрасить ее одиночество. Еще Тереза решила взять напрокат телевизор и собралась сделать это прямо после обеда.
Надо все время занимать себя каким-нибудь делом, чтобы не поддаваться грусти, думала она, направляясь в пункт проката, опять-таки по наводке Летишии.
Тереза быстро нашла нужный дом и неожиданно для себя купила отремонтированный телевизор, что обошлось ей гораздо дешевле стоимости годового проката. Поймав такси, Довольная Тереза вернулась домой. На ужин она решила приготовить спагетти, но, выложив на стол необходимые продукты, вдруг-передумала. Провести первый вечер в Нью-Йорке за готовкой соуса показалось ей кощунством.
До сих пор жизнь Терезы проходила в окружении людей - сначала родители, потом друзья, подруги, с которыми она снимала квартиру. Всегда кто-то был рядом, с кем можно было посмеяться или просто обменяться последними новостями. Приехав в Нью-Йорк, Тереза впервые оказалась одна, но не желала чувствовать себя несчастной. Схожу сначала в кино, а потом поужинаю где-нибудь, подумала она, твердо решив сделать свой первый вечер в НьюЙорке праздничным.
Тереза надела черные брючки, кремовую блузку и черный льняной жакет и отправилась в кинотеатр. Сначала она остановила выбор на новой лирической комедии, о которой много писали в последнее время, но затем передумала и купила билет на триллер в надежде отвлечься от личных проблем.
Из кинотеатра Тереза вышла в приподнятом настроении. Поскольку далее в ее программе стоял ужин, следовало найти какое-нибудь уютное местечко. Она подозвала такси и попросила отвезти ее на Пятую авеню.
Выйдя из машины, Тереза заметила ярко освещенный ресторан на противоположной стороне улицы, но когда подошла поближе, то поняла, что это место ей не по карману. Ресторан был заполнен красиво и дорого одетыми людьми.
Она уже собралась возобновить поиски, и тут ее взгляд упал на сидевшего за столиком у окна мужчину. Он поднял руку, очевидно подзывая официанта.
Тереза сразу узнала его, и у нее заколотилось сердце. На этот раз Уолтер Макговерн был не с рыжеволосой девицей, которую она застала утром в его доме, а со стройной блондинкой, одетой в элегантный брючный костюм. Мисс Голубое Полотенце, очевидно, оставлена на десерт, презрительно усмехнувшись, подумала Тереза и посочувствовала блондинке: бедняжка, она даже не догадывается, с каким бабником имеет дело.
Очередная подружка Уолтера, судя по всему, действительно не подозревала о донжуанских наклонностях своего кавалера: забыв о еде, блондинка пожирала его глазами. Уолтер отвечал ей тем же и обольстительно улыбался. Тереза даже возмутилась: с ней он вел себя высокомерно и презрительно, а сейчас настолько преобразился, что в нем с трудом можно узнать человека, который столь жестоко и холодно обошелся с ней утром.
К ресторану подъехало такси, из которого, громко переговариваясь и заливисто хохоча, выпорхнули три стройные девушки. Войдя в ресторан, красотки шумно приветствовали людей, сидевших за ближайшими от входа столиками, посылая направо и налево воздушные поцелуи.
Тереза вздрогнула, словно пробудившись от колдовских чар. Какого черта я здесь стою как бедная сирота?! - раздраженно подумала она. Может, жду, когда он повернет голову и увидит меня?
Тереза поспешила прочь от ресторана. Ей уже не хотелось есть. Она впервые ощущала такое невыносимое одиночество и тоску.
Валери Ланг заметила, что мысли Уолтера витают где-то далеко от ее персоны, и это задело ее женское самолюбие. Она коснулась своими ухоженными пальцами его руки.
- Что-то случилось?
Вздрогнув, Уолтер отвел сосредоточенный взгляд от окна.
- Нет... прости. Я подумал... там, на улице, я увидел знакомое лицо.
Валери недоверчиво посмотрела в темноту за окном.
- Ни черта не видно! - заявила она. - Может, хочешь пойти проверить?
- Нет, конечно. - Он улыбнулся ей очаровательной, слегка виноватой улыбкой. - Показалось, наверное. Но в любом случае это не имеет значения. После короткой паузы он повторил твердо: - Ни малейшего значения.
Мимоходом он удивился: зачем мне вообще понадобилось это говорить?
Тереза думала, что хороший сон укрепит ее сипы и улучшит настроение после вчерашнего вечера. Но сон как назло не приходил.
Диван-кровать был удобным, но в комнате нечем было дышать. Тереза открыла окно, однако воздух по-прежнему оставался тяжелым. Занавески на окнах даже не шелохнулись.
Будильник показывал три часа утра, а она еще не сомкнула глаз. Наверное, я разволновалась перед встречей с Рейнером, подумала Тереза. И потом, чужая кровать, чужая комната, чужой город - какой здесь может быть сон?
Она встала, босиком прошлепала на кухню и приготовила чашку горячего шоколада. Если бы мы с Рейнером встретились, то мне скорее всего тоже пришлось бы провести бессонную ночь, подумала Тереза, и на ее щеках заиграл румянец. Он бы снял номер в отеле, потому что Уолтер Макговерн не разрешил бы нам остаться на ночь в своем доме. Какой все-таки лицемер этот Уолтер! Нетрудно догадаться, как этот моралист проводит сегодняшнюю ночь.
Она села за стол и обхватила ладонями горячую кружку. Мысли ее бродили вокруг Рейнера и сложившейся ситуации. Она надеялась, что возлюбленный поймет ее и не станет ругать за неожиданный приезд в Нью-Йорк. Если же Уолтер выгонит неверного мужа кузины из твоего дома, то это заставит Рейнера ускорить поиски квартиры для нас, успокоила себя Тереза. Что Бог ни делает все к лучшему, вспомнила она старую поговорку.
Она уже приготовилась бодрствовать остаток ночи, но после горячего шоколада веки у нее отяжелели, и она провалилась в темноту. Терезе снилось, что она стоит перед огромной стеклянной стеной, с другой стороны которой находится Рейнер. Она стучит по стеклу, зовет его, но он не слышит. Она начинает барабанить по стене кулаками, и вдруг стекло развивается на тысячи мелких осколков. Она протягивает руки, снова зовет Рейнера и внезапно чувствует, как кто-то крепко хватает ее за запястья. Тереза видит, что это не Рейнер, а Уолтер Макговерн и его глаза сверкают, как осколки льда.
- О Боже... - простонала она, с трудом разлепив веки.
Тереза села в кровати, пытаясь сообразить, где находится и что с ней происходит. Увидев солнце, пробивающееся сквозь щель между занавесками, она поняла, что это был сон. Она заставила себя встать, поставила на плиту воду для кофе, налила в стакан апельсинового сока и отправилась принимать душ.
Позавтракав, Тереза почувствовала себя немного лучше и, вымыв посуду, стала думать, чем занять свой второй день в Нью-Йорке. Уйти куда-то надолго она боялась, потому что мог появиться Рейнер. Пока Тереза решила сходить на соседнюю улицу за воскресными газетами, которые помогут ей скоротать время.
В это воскресное утро народу на улицах было меньше, чем вчера. Тереза нашла место за столиком в кафе на открытом воздухе и заказала кофе. В ожидании заказа она стала смотреть на прохожих. Обычно это занятие доставляло ей удовольствие, но сегодня только усиливало ощущение одиночества, поскольку как назло глаза натыкались на молодые парочки, которые с сияющими от счастья глазами гуляли, держась за руки.
Не допив кофе, Тереза купила газеты и вернулась в свой подвальчик, повторяя как заклинание: придет время, и я не буду чувствовать себя изгоем. Я буду гулять с Рейнером, и кто-то так же будет смотреть на меня и завидовать мне. И случится это очень скоро...
Тереза попыталась нарисовать эту картину в своем воображении, но вместо этого перед ее мысленным взором предстали другие образы - дорогой ресторан и Уолтер Макговерн, улыбающийся своей спутнице. И сама Тереза, стоящая на темной улице и смотрящая на эту пару через стекло.
На мгновение у нее сдавило горло, и, чтобы не заплакать, Тереза с силой сжала пальцы в кулаки. Я сошла с ума! Надо взять себя в руки.
Она приготовила на ланч омлет и легкий овощной салат, затем включила транзистор, нашла хорошую музыку и улеглась на диван с кроссвордом. Вскоре в дверь постучали, и Тереза услышала голос Летишии:
- Милая, можно войти?
Сегодня на Летишии было ярко-зеленое платье, и она, как всегда, держала под мышкой своего забияку-фокса.
- У тебя очень мило, - заявила хозяйка, окидывая комнату одобрительным взглядом. - Ты уже чувствуешь себя как дома? Пожалуй, еще рано.
Она опустилась на стул, Мерфи вырвался из ее рук, спрыгнул на пол и, подбежав к дивану, прыгнул к Терезе. Обнюхав одну из подушек, пес со вздохом улегся на нее.
- Ну вот, - с улыбкой прокомментировала Летишия действия своего любимца, - ты удостоилась официального признания. Чудесно, правда?
Тереза кивнула и погладила пса по жесткой шерстке. Мерфи повернул голову и благосклонно посмотрел на нее карими глазами-бусинками.
- Да! - спохватилась Летишия и положила на стол большой железный ключ. Как обитательница этого дома ты имеешь право пользоваться общественным садом. Вот ключ от главных ворот.
- Правда? - обрадовалась Тереза. - Замечательно!
- А это, - Летишия положила рядом с ключом лист бумаги с отпечатанным на машинке текстом, - правила поведения жильцов тех домов, которые выходят в сад. Будет минутка, ознакомься. Ну все, я должна бежать, а мне еще надо выгулять Мерфи.
- Хотите, я погуляю с ним немного позже? - предложила Тереза. - Жалко беспокоить песика, он так уютно тут устроился.
- Я не могу тебе навязывать свои проблемы, - запротестовала Летишия.
- Что вы, мне это доставит удовольствие. Тем более, у меня пока есть свободное время.
Летишия бросила на нее быстрый, острый взгляд и согласно кивнула.
- Хорошо, милая. Держи поводок, а также ключ от моей квартиры. После прогулки закрой Мерфи в кухне, а ключ брось в почтовый ящик.
- Но вы меня практически не знаете... - пробормотала Тереза, беря ключ.
Летишия улыбнулась.
- Я полагаюсь на интуицию, да и Мерфи тебе доверяет. Ты бы понравилась и моему дорогому... - И она, словно подхваченная порывом ветра, исчезла за дверью. - Желаю хорошо провести время! - донеслось до Терезы.
Тереза вернулась к кроссворду, гадая попутно, кто этот "дорогой". К тому времени, когда она заполнила все клетки кроссворда, Мерфи уже был готов идти на прогулку. Он бодро побежал хорошо знакомой дорогой и привел Терезу к воротам сада. Тереза открыла их ключом и снова заперла за собой.
Оказавшись в оазисе дикой природы, она сразу ощутила, как ее обволакивают тишина и покой. Даже уличный шум доносился сюда словно издалека. Восхищенно озираясь, Тереза пошла по гравиевой дорожке. День выдался солнечный, и жители домов, окружавших сад, высыпали на свежий воздух. Одни сидели на ступенях дома, другие расположились на травке. Люди разговаривали, играли с детьми, пили пиво. Некоторые возились с растениями, растущими около практически каждого дома. Словом, все наслаждались солнечным воскресным утром и никому не было дела до молодой женщины, гуляющей с маленькой собачонкой. Коекто, правда, узнав Мерфи, приветливо улыбался Терезе.
Скоро Мерфи свернул с главной дорожки на тропинку, вьющуюся между высоких кустов. Девушка решила, что это его обычный маршрут. Она едва успевала за псом, сворачивая то вправо, то влево.
- Надеюсь, ты знаешь дорогу назад, - пробормотала Тереза.
Они миновали поляну, обогнули пруд, и по узкой тропинке в густом кустарнике Мерфи вывел Терезу на небольшую лужайку, в центре которой находились солнечные часы, а рядом с ними старая деревянная скамья. Здесь словно другой мир, с благоговением подумала Тереза.
Она подошла к часам и прочла надпись: "Время укрепляет дружбу, но ослабляет любовь".
Какая циничная точка зрения! - подумала Тереза, присаживаясь на скамью. Мерфи, казалось, успокоился и больше никуда не рвался.
Тереза наклонилась и отстегнула поводок:
- Никуда не убегай, - приказала она псу.
И в этот момент в кустах что-то шевельнулось. Кошка! Тереза схватила Мерфи за ошейник, но фокстерьер рванулся вперед и был таков. Тереза увидела лишь задние лапы, мелькнувшие в кустах.
Она бросилась за псом, продираясь через густой кустарник на звук отчаянного собачьего лая и злобного кошачьего визга. Очутившись на гравиевой дорожке, Тереза успела увидеть, как Мерфи пулей пронесся по каменным ступеням какого-то дома, влетел в приоткрытые стеклянные двери и исчез.
- О нет!.. - простонала она и продолжила преследование.
Тереза была на середине лестницы, когда в дверях появился Уолтер Макговерн. На руках он держал Мерфи, который с неистовым усердием облизывал его лицо. Уолтер посмотрел на Терезу, выразительно поджав губы.
- Мисс Харди, - произнес он после паузы голосом, лишенным всяких эмоций. - Меня это почему-то не удивляет. Если вы ищите Рейнера, то он еще не вернулся.
- Вы ошибаетесь, - сдержанно ответила Тереза, проклиная день, когда родилась на свет.
На Уолтере были песочного цвета льняные брюки и белая сорочка с закатанными рукавами. Он был бос, и волосы его были влажными, словно он только что вышел из-под душа. Интересно, подумала Тереза, вчерашняя блондинка еще здесь? Мне это, правда, абсолютно безразлично, поспешно сказала она себе.
Она преодолела последние ступени и взяла у Уолтера собаку.
- Я не собиралась вторгаться на вашу территорию. Мерфи погнался за кошкой, а я... побежала за ним.
Он кивнул, принимая объяснение, и, протянув руку, вытащил из волос Терезы веточку и несколько листочков. Она не ожидала от Уолтера такого жеста, и от его прикосновения у нее по телу пробежала странная дрожь.
- Согласно правилам пользования садом запрещается спускать собаку с поводка. Разве Летишия не сказала вам об этом? - резко спросил Уолтер.
Тереза прикусила губу, вспомнив отпечатанный на машинке текст, который она так и не прочитала.
- Да... кажется, говорила.
- Но правила ничего не значат для вас, мисс Харди, не так ли? - елейно осведомился Уолтер.
- А вы изобретаете свои правила, когда вам это нужно, мистер Макговерн, холодно парировала Тереза. - Не беспокойтесь, больше этого не повторится.
- Надеюсь, - мрачно произнес он.
- Я ухожу, но перед этим хотела бы вам кое-что сказать. Вы, конечно, считаете меня разрушительницей семьи, но это неправда. Брак Рейнера развалился задолго до того, как я снова встретила его.
- Снова? Значит, вы знали его раньше?
- Почти всю жизнь. Возможно, как вы...
Грейс.
- Сомневаюсь.
- Летишия сказала мне, что вы с Грейс находитесь в очень близких отношениях, поэтому вы должны знать, что ее брак... дал трещину.
- Я никогда не питал иллюзий насчет замужества кузины, но это не значит, что я буду потворствовать развалу ее семьи, - строго сказал Уолтер.
- Я тоже не собиралась этого делать! - с вызовом заявила Тереза. - Но такие вещи случаются сплошь и рядом.
- Действительно случаются, - согласился Уолтер. - Я знаком со статистикой. - Он вперил в ее лицо насмешливый взгляд. - Что еще вы можете сказать в свое оправдание?
- Больше ничего, Я вообще не обязана объяснять вам что-либо. Я сделала это скорее ради себя. У вас все?
- Да. Могу лишь еще раз повторить свой совет: возвращайтесь в... - Уолтер щелкнул пальцами, призывая Терезу освежить его память. - Откуда вы?
- Из Бостона, - каменным голосом сообщила она. - Спасибо за совет, но я остаюсь. - Она присоединила поводок к ошейнику Мерфи и, помявшись немного, сказала: - Прошу прощения за то, что упустила его.
- Это был Сэм, кот миссис Эшли. - Уолтер наклонился и почесал фокстерьера за ушами. - Если он когда-нибудь столкнется с Мерфи, пес раздерет его на клочки. Так что будьте осторожны, мисс Харди.
- Вы имеете в виду - с Мерфи? - нежным голоском уточнила Тереза. Разумеется, буду.
- Я имею в виду - со всем, - строго поправил ее Уолтер. - Но я почему-то уверен, что вы не последуете моему совету.
Тереза повернулась и спустилась по лестнице, чувствуя спиной сверлящий взгляд хозяина дома. Дойдя до гравиевой дорожки, она обернулась.
- Когда Рейнер вернется, не будете ли вы столь любезны, не попросите ли его позвонить мне? Надеюсь, номер Летишии вы не забыли?
Губы Уолтера дернулись в насмешливой ухмылке.
- Воздержусь от банального комментария. Да, я передам Рейнеру вашу просьбу - если вы действительно этого хотите.
- Да, хочу.
Бросив на нее холодный взгляд, Уолтер вошел в дом и закрыл за собой стеклянные двери.
Это уже становится традицией, пробормотала Тереза, вспомнив, как вчера они точно так же объяснялись на пороге его дома. Но в этот раз, по крайней мере, последнее слово осталось за мной. Или нет? С таким человеком, как Уолтер Макговерн, ничего нельзя сказать наверняка.
Но в одном смысле я могу сделать свое слово последним, думала Тереза, направляясь к дому Летишии. Следуя совету этого типа, я буду вести себя так осторожно, что он больше никогда не попадется мне на глаза. В многомиллионном Нью-Йорке добиться этого будет нетрудно. И начну я с того, что ноги моей больше не будет на его части сада! - поклялась Тереза.
Уолтер вернулся к прерванной работе в плохом настроении. Вместо того чтобы отправить эту наглую девицу с ветерком восвояси, я, дурак, пристроил ее к Летишии! И теперь она живет у меня под боком, раздражая своим присутствием.
Он включил магнитофон и, прослушав надиктованное за утро, с досадой констатировал, что его рассказ о Томасе Джефферсоне, основателе Демократической республиканской партии и третьем президенте США, получился высокопарным и совершенно не интересным.
Может, я просто не способен вдохнуть новую жизнь в этих давно умерших политиков? Или проклятая мисс Харди занозой засела у меня в голове и мешает сосредоточиться? Да ладно выдумывать! - тут же отмел Уолтер последнее предположение. Она всего лишь временный раздражитель, а не какая-нибудь серьезная проблема. Вот вернется Рейнер, и я устрою ему взбучку: пусть отделывается от девицы или убирается из моего дома во всем чертям! И моя жизнь войдет в привычное русло.
Он с удовольствием перевел свои мысли на вчерашний ужин с Валери, которая оказалась умной и весьма привлекательной женщиной. Валери не скрывала, что и он нравится ей. Уолтер не исключал варианта окончания вечера в постели, но где-то в середине ужина передумал, решив не пороть горячку. Вначале надо посмотреть, как и что, а уж потом прыгать к леди в постель. Он решил выждать пару дней, а потом пригласить Валери на бродвейскую премьеру, которую расхваливали критики.
Валери как бы между прочим сказала, что любит готовить, вспомнил Уолтер. Это означает, что она собирается пригласить меня к себе на ужин. Ну а там будет видно, решил он. И поморщился. Все получалось уж больно гладко и понятно. Ну и что? Я давно уже не в том возрасте, когда ждут страстной любви с первого взгляда - настоящей большой любви, о которой вздыхают люди. Однако мне бы хотелось, чтобы мой брак длился долго. Не то что у Грейс и Рейнера, мрачно подумал он и чертыхнулся: по ассоциации у него в голове сразу возник образ мисс Харди.
Снова кляня себя на чем свет стоит за то, что не отвез ее в аэропорт, Уолтер начал размышлять, как исправить положение. Приняв решение, он потянулся к телефону и набрал знакомый номер.
- Грейс? Как дела?
Воскресный день клонился к вечеру. Тереза не находила себе места. Она металась по комнате, бросая напряженные взгляды на телефон, словно пытаясь заставить его зазвонить. И когда наконец это произошло, бросилась к нему с чувством облегчения.
- Рейнер?
- Это я, Лили. Звоню узнать, как ты устроилась. - Лили сделала паузу и осторожно спросила: - Насколько я понимаю, возлюбленный не с тобой?
- В данный момент - нет. - Тереза постаралась не выдать голосом уныния. Я, конечно, выбрала день, когда Рейнер уехал за город; Но он должен появиться с минуты на минуту, - поспешно добавила она.
- Тогда я не буду занимать телефон. Кстати, я, видимо, неверно записала номер? Какой-то тип, едва я спросила, не могу ли поговорить с мисс Харди, наорал на меня и продиктовал совершенно другие цифры...
- Извини, я совсем забыла тебя предупредить, Поскольку Рейнера не было, когда я приехала, я решила снять себе гнездышко. Мне попалась чудесная однокомнатная квартирка и очень дешевая... Я до сих пор не верю в свою удачу! - Тереза замолчала, осознав, что переигрывает со своим "радостным" настроением.
- Ну ладно, - неуверенно сказала Лили, - главное, что у тебя все нормально. Дай знать, когда найдешь работу.
- Обязательно. Спасибо за звонок. Пока.
Тереза положила трубку и вдруг почувствовала, как на нее навалилась щемящая тоска по дому. Она хотела позвонить родителям, но побоялась, что не выдержит и разревется в трубку. Придется подождать, когда появятся хорошие новости, которыми их можно будет обрадовать.
Тереза сказала родителям, что уезжает в Нью-Йорк делать карьеру. О Рейнере она не могла даже заикнуться, потому что они возражали бы против связи дочери с женатым мужчиной, каким бы шатким ни был его брак.
Тереза включила телевизор, нашла детектив на одном из каналов и попыталась отвлечься. Сюжет фильма был захватывающим, но Тереза, глядя на экран, думала о своем. Когда часы показывали уже полночь, ей пришлось поверить в то, что сегодня Рейнер уже не позвонит. Тереза легла в постель и разрыдалась. Проплакав целый час, она наконец забылась тяжелым сном.
Утром она встала не выспавшейся, с опухшими от слез веками, с темными полукружьями под глазами и, взглянув на себя в зеркало, ужаснулась. Тереза срочно стала приводить себя в порядок - в таком виде работу не ищут. Вернув лицу более-менее нормальный вид, она занялась одеждой, которую выбирала с особой тщательностью, чтобы произвести впечатление на сотрудников бюро по найму. В результате она надела темно-серый костюм в узкую полоску, белую блузку и черные лодочки на среднем каблуке - элегантно и по-деловому.
В первой конторе, куда зашла Тереза, вакансий не оказалось, а во второй ей предложили такую мизерную оплату, что этих денег не хватило бы даже на оплату ее квартирки, не говоря уже о расходах на питание. В третьем же бюро, кажется, повезло больше, во всяком случае, сотрудница, проводившая с Терезой собеседование, была настроена дружелюбно и весьма оптимистично.
- Вы ничем не связаны? Например, детьми, которых надо забирать из школы? - спросила она.
- Я не замужем.
Женщина удивленно вскинула брови, видимо собираясь сказать, что, для того чтобы иметь детей, вовсе не обязательно быть замужем, но сдержалась.
- Заполните, пожалуйста, эту форму, и к концу недели, а может, и раньше, я подыщу вам местечко. - На прощание она протянула Терезе руку. - Меня зовут Эстер Эмерсон.
Тереза ужасно устала и вернулась домой около четырех часов. Едва она вошла в комнату, как зазвонил телефон, словно только и дожидался ее появления. Неужели?.. Тереза схватила трубку.
Действительно, звонил Рейнер.
- Тесе?! Как ты оказалась в Нью-Йорке, дорогая?! Я не поверил своим ушам, когда Уолтер сказал мне, что ты здесь.
У Терезы болезненно сжалось сердце.
- Ты разве не рад?
- Я в восторге, конечно, - заверил Рейнер, - но все так неожиданно... Я хочу сказать, мы ведь не обсуждали твой приезд в НьюЙорк, да?
- Я подумала, что нам пора переходить от слов к делу. Когда я тебя увижу?
- Ну... сегодня вечером, очевидно, - както неуверенно ответил Рейнер. Давай посидим в баре.
- В баре? - с удивлением переспросила Тереза. - Но, Рейнер, нам надо серьезно поговорить, обсудить наши планы...
- Там и поговорим. - Он вдруг заторопился. - Извини, но я сейчас очень занят, встретимся в половине шестого в "Поросячьем хвостике". Адрес найдешь в справочнике. До встречи, дорогая, мне надо бежать.
Разговор немного расстроил Терезу, ожидавшую более теплого приема. Ну ладно, успокоила она себя, по крайней мере, он не отругал меня за визит в дом Уолтера.
Усталости как не бывало. Тереза не могла усидеть домой и решила в оставшееся до встречи время побродить по Нью-Йорку. Для начала она выяснила, где находится бар "Поросячий хвостик", и до половины шестого слонялась по окрестностям.
Ровно в назначенное время она вошла в бар. Рейнер сидел за длинной стойкой у боковой стены. С бьющимся сердцем Тереза стала пробираться между столами, за которыми веселились шумные компании, к возлюбленному. Ей было неприятно, что Рейнер не подошел к ней, а, неторопливо встав, спокойно дожидался у стойки.
- Дорогая. - Он широко раскинул руки и крепко обнял Терезу. - Я так соскучился по тебе.
- Я тоже. - Теперь, когда они наконец встретились, Тереза вдруг засмущалась. - Поэтому и приехала.
- Любовь моя. - Рейнер окинул ее ласкающим взглядом. - Как жаль, что мы здесь не одни. - Его интимная улыбка немного согрела душу Терезы. - Я заказал сухое белое вино для тебя. - Он вручил ей наполненный бокал. Выпьем за нас с тобой!
- За нас! - эхом отозвалась Тереза, с восторгом глядя на него.
Рейнер был одет в дорогой темно-синий костюм, пострижен более коротко, чем обычно.
И он немного поправился, с любовью подумала Тереза, но я не скажу ему об этом.
- Итак, Тесе, где ты остановилась и сколько времени собираешься пробыть в Нью-Йорке?
- Как сколько? - Тереза не поняла вопроса.
- Ну, я имею в виду - неделю или две?
Вино вдруг показалось ей кислым. Тереза попыталась рассмеяться.
- Рейнер, я приехала насовсем. Я... я думала, что ты понял это. - Тереза перевела дыхание. - Я сняла однокомнатную квартирку и сейчас занимаюсь поиском работы. - И спросила после паузы: - Разве мистер Макговерн не сказал тебе об этом?
- Нет. Уолтер лишь сообщил, что ты приходила и спрашивала меня. Тесе, я хочу внести ясность. Ты бросила все в Бостоне и переехала в Нью-Йорк, я правильно понял? И не сочла нужным посоветоваться со мной?
- Я думала, ты будешь доволен. - Ее голос слегка дрожал. - Мы же с тобой мечтали об этом.
- Да, помню, - нетерпеливо сказал Рейнер. - Но не в данный момент. Это... может вызвать определенные проблемы.
- Ты имеешь в виду Уолтера?
- И его тоже. - На лице Рейнера появилась гримаса. - Хорошо еще, что ты вела себя осмотрительно, когда разговаривала с ним.
- Что ты имеешь в виду? - с беспокойством спросила Тереза.
- Тебе удалось убедить его в том, что мы с тобой старые знакомые по Бостону и что ты, оказавшись по случаю в Нью-Йорке, просто зашла навестить меня.
Ничего подобного! - изумилась Тереза. Господи, что происходит? Что за игру ведет Уолтер?
- А что бы случилось, если бы он узнал правду? - тихо спросила она.
- Это было бы ужасно, - мрачно ответил Рейнер. - Послушай, дорогая, я хочу развестись тихо-мирно. Для меня это очень важно, поверь. Если Грейс узнает о тебе... если Уолтер сказал ей, что... - Рейнер побледнел. - Ты не знаешь ее. У нее обширные связи, она может устроить мне такое, что мало не покажется. Ты понимаешь, о чем я говорю?
- Думаю, что да, - кивнула Тереза, подумав, что сейчас самое время поставить его в известность, что их связь уже не является тайной. Но она так и не решилась на это - Рейнер и без того зол. - Значит, ты хочешь, чтобы мы по-прежнему скрывали наши отношения? - спросила она упавшим голосом.
- Это ненадолго, лапочка, а только пока я живу в доме Уолтера. Ты должна понимать, мне приходится быть осмотрительным.
- Может, проще найти другую квартиру?
- Полностью с тобой согласен, и именно этим я сейчас и занимаюсь. Но все не так-то просто - мне ведь нужна приличная квартира. Кстати, а где ты остановилась?
- Недалеко от тебя, у женщины по имени Летишия.
- Старая ведьма, - процедил Рейнер. - Как ты попала к ней?
- Уолтер устроил. Я обмолвилась, что ищу временное жилье, вот он и посодействовал...
- Скажите, какой добренький, - с ехидством заметил Рейнер, неприятно рассмеявшись. - Ну ладно, чего теперь говорить, когда ты уже живешь там. Вот только не знаю, как мы будем с тобой встречаться. Если я буду к тебе приходить, Летишия тут же доложит Уолтеру. А предупреди ты меня о своем приезде, я бы подыскал для тебя квартиру подальше от любопытных глаз.
- Но в очень приличном районе, да? - с легкой иронией заметила Тереза.
Рейнер заметно покраснел.
- Необязательно... Для временного пристанища это не имеет большого значения.
- Я вполне довольна тем, что имею сейчас. - Помолчав, Тереза добавила: Мне очень жаль, что я создала столько проблем. Но я действительно думала, что мой приезд обрадует тебя и что мы будем жить вместе.
- Прости, что так получилось. - Рейнер взял ее руку и поцеловал. - Я до сих пор не могу осознать, что ты здесь, в Нью-Йорке.
Я и сама нахожусь в шоковом состоянии от всего этого, подумала Тереза. И у меня почему-то появилось жуткое ощущение, что Уолтер Макговерн прав. А это уже серьезно.
- Кстати, о твоей работе, - внезапно изменил Рейнер тему разговора. - К сожалению, я не могу посодействовать тебе - в нашей фирме нет ни одного свободного места.
- Ничего страшного. - Тереза улыбнулась, хотя нежелание Рейнера помочь больно задело ее. - Я в состоянии позаботиться о себе.
- Но я все же не могу понять, как ты могла бросить хорошую работу в Бостоне и уехать в полную неизвестность!
- Это ты так на это смотришь, - возразила Тереза. - А я считала, что еду к человеку, которого люблю. Для меня это было главным.
- Да, разумеется, и мне весьма лестно это слышать, но нас с тобой ждет много трудностей.
- Рейнер, - мягко сказала Тереза, - обещаю, что не буду для тебя обузой. Ты знаешь, перед приездом сюда я почувствовала, что должна изменить свою жизнь - сменить работу, да и в личном плане... Возможно, мне захотелось доказать самой себе, что я могу чего-то добиться в большом городе.
- Надеюсь, что ты не разочаруешься. Это не так легко, как может показаться на первый взгляд.
- А у тебя как с работой? Все в порядке?
- Лучше не бывает, - бросил Рейнер и взглянул на часы. - Ты упомянула мою работу, и я вспомнил, что мне пора бежать. Я сегодня ужинаю с потенциальными клиентами.
- Я думала, что вечером мы встретимся. - Тереза не стала скрывать, что расстроилась.
Рейнер ласково потрепал ее по щеке.
- Не сегодня, лапочка. Ты должна понимать, у меня есть определенные обязательства перед фирмой.
А как насчет твоих обязательств передо мной? - хотела спросить она, но промолчала.
- Знай я о твоем приезде, я бы изменил свое расписание. - Рейнер виновато посмотрел ей в глаза. - Но ты не огорчайся, у нас с тобой впереди много времени, фактически - вся жизнь.
- Когда же мы увидимся? - упавшим голосом спросила Тереза.
- Я позвоню тебе. - Он притянул ее к себе и быстро поцеловал в губы. Господи, как жаль, что я не могу отменить сегодняшнюю встречу! скороговоркой пробормотал он и быстро направился к выходу.
Тереза проводила его грустным взглядом.
Тереза вспомнила, как, будучи ребенком, с нетерпением ждала какое-нибудь событие - день рождения или праздник, но, как правило, ее радостные ожидания не оправдывались. Нечто подобное она испытывала сейчас, возвращаясь домой после непродолжительного свидания с Рейнером.
Может, мне следует вернуться в Бостон и продолжать жить там в ожидании случайных звонков от него? Такое впечатление, что все, включая Уолтера Макговерна, хотят от меня именно этого, раздраженно подумала Тереза, стоя в переполненном вагоне метро.
Уолтер как заноза сидел у нее под кожей, время от времени напоминая о себе. Тереза будто наяву видела его холодную, насмешливую улыбку.
Черта с два я доставлю ему удовольствие своим трусливым бегством из Нью-Йорка! Пока мне не везет, но я не собираюсь сдаваться. Я преодолею все препятствия и построю свою жизнь здесь. Я докажу Рейнеру, что в наших отношениях могу играть с ним на равных.
И, как бы поддерживая свой боевой дух, Тереза начала проталкиваться к выходу, энергично работая локтями.
После ужина она села писать еще одно резюме для бюро по найму - на случай, если Эстер Эмерсон ничего не сможет ей предложить.
Я непременно устроюсь в Нью-Йорке, сказала себе Тереза, и Рейнер будет больше уважать меня. А возможно, и Уолтер Макговерн.
Она замерла. С какой стати я снова вспомнила о нем? По сути, мне глубоко безразлично, что этот "моралист" думает обо мне. Но вот почему он не сказал Рейнеру, что знает о цели моего приезда, хотя по идее должен был бы? поражалась Тереза, теряясь в догадках.
Он сделал это не из гуманных побуждений, разумеется, угрюмо подумала она. Я видела, как в одном из своих телеинтервью он разнес одного несчастного губернатора в пух и прах, так что от бедняги только мокрое место осталось.
Тереза предположила, что отделалась так легко, потому что Уолтер бережет силы для более достойного противника. Но она также осознавала, что он может в любую минуту передумать. Она прекрасно помнила его жесткую линию поведения и холодный серебристый блеск глаз.
Он, правда, может быть обаятельным и нежным. Вспомнить хотя бы, как преобразилось его лицо, когда он ужинал с блондинкой в ресторане.
Тереза прикрыла глаза, почувствовав легкий озноб. Она вдруг попыталась представить, что бы почувствовала, если бы Уолтер поцеловал ее. На мгновение ей даже показалось, что она ощущает запах его кожи, который запомнила с первой встречи с ним.
Тереза даже не подозревала, что ее тело может затрепетать от внезапного желания при одном лишь воспоминании о мужчине. Она сцепила пальцы рук на затылке и откинулась на спинку стула. Тонкая ткань блузки натянулась на груди, рельефно вырисовывая напрягшиеся соски. Ее тело жгло томление, и Тереза представила, что это руки Уолтера, его губы, его язык привели ее в возбуждение.
Господи, что со мной происходит? Не прошло и трех часов, как я виделась с Рейнером, с человеком, которого люблю и за которого собираюсь выйти замуж, а я уже брежу об объятиях и поцелуях мужчины, который мне даже не нравится!
Нет, конечно, я не стану отрицать, что Уолтер Макговерн весьма привлекателен, да к тому же знаменит, что делает его еще более желанным для любой женщины. Однако то, что происходит со мной сейчас, постоянно случается со многими людьми. Они сексуально возбуждаются и фантазируют при виде известных певцов или киноактеров. А те пользуются своей сексапильностью и зарабатывают на этом большие деньги, собирая огромные залы поклонников.
Но в такой игре нет ничего предосудительного. В моем же случае, когда я воображаю, каким Уолтер Макговерн будет в постели, я как бы изменяю Рейнеру. И в том, что мы с Рейнером до сих пор не можем встретиться в нормальных условиях, виновата я сама: свалилась ему как снег на голову. Он, бедняга, расстроен, наверное, не меньше меня, с грустью подумала Тереза. Я страдаю оттого, что не могу получить мужчину, которого хочу, и поэтому переношу свою сексуальную неудовлетворенность на другого, который мне совершенно не нужен. Да подайте мне этого Уолтера Макговерна на тарелочке, я отошлю его обратно!
Тереза снова вернулась к составлению резюме, и к тому времени, когда наконец закончила, у нее ломило шею и спину. Она решила прогуляться, подышать свежим воздухом и, взяв ключи от ворот, вышла в сад.
Было уже поздно, но она рискнула пойти по выбранной наугад дорожке. Легкий ветерок принес запах цветов. Жасмин, подумала Тереза, сразу вспомнив о родительском доме. Если напрячь воображение, можно представить, что я снова там - в полной безопасности.
Она чуть не вскрикнула, увидев мерцающие в темноте огоньки, но вовремя сообразила, что это всего лишь сидящая на дорожке кошка.
- Послушай, дружок, мы, кажется, уже встречались с тобой. Ты ведь Сэм, да? - наклонившись к животному, сказала Тереза.
Кот замурлыкал и стал тереться о ее ноги. Если Сэм гуляет здесь, значит, я зашла слишком далеко, с беспокойством подумала Тереза.
- Крадете не только чужих мужей, но и кошек, мисс Харди?
Услышав знакомый насмешливый голос, Тереза резко выпрямилась и посмотрела туда, откуда он доносился. Из-за темноты она не могла четко разглядеть лица своего врага.
- Я всего лишь знакомлюсь с котом, мистер Макговерн, - холодно ответила Тереза.
- Что бы вы делали без животных?! - с издевкой спросил Уолтер, намекая, что Тереза использует кошек и собак, чтобы приблизиться к его владениям. Но вам опять не повезло - Рейнера нет дома.
- Я знаю, - процедила Тереза.
- Ага, значит, вы виделись!
- Разумеется.
Она злилась оттого, что не могла видеть его лица, в то время как сама стояла на свету, падающем из ближайшего окна.
- О, я понимаю, - заметил Уолтер, - вы пришли, чтобы поблагодарить меня.
- Поблагодарить? За что?
- Хотя бы за то, что я не воспользовался вашим опрометчивым доверием ко мне и сохранил ваше признание в тайне, - сухо ответил он.
- О! Да. - Подумав немного, Тереза спросила: - А почему вы ничего не сказали Рейнеру?
- Я еще и сам не знаю. Но, конечно, не от доброты душевной.
- Вы меня удивляете! - поддела его Тереза.
Уолтер проигнорировал ее сарказм.
- Я так и подумал. Кстати, для вашего сведения: вы тоже удивили Рейнера. Я бы даже сказал, повергли беднягу в шок. Но, возможно, именно так действует на некоторых настоящая любовь.
- Нетрудно заметить, что вас она никогда не поражала! - дерзко сказала Тереза.
- Не буду спорить. - Чувствовалось, что Уолтер улыбается. - Наверное, я не создан для великих страстей.
- Неужели вас ничто не волнует? - чуть ли не с возмущением спросила Тереза.
- Почему же, волнует. Моя работа, например. Я также люблю свою семью, сурово добавил он.
- Но несмотря на это, вы все же решили ничего не говорить Рейнеру?
Терезе казалось, что она стоит в луче света обнаженная и беззащитная. И вся, включая эмоции, перед Уолтером как на ладони.
- Скажем так: я решил позволить событиям развиваться своим ходом, вежливо ответил он.
Ответ был уклончивым, но Тереза поняла, что большего от него не дождется. Пора было возвращаться домой, пока легкая пикировка не переросла в баталию.
- Уже поздно, мне надо идти. До свидания, - сдержанно попрощалась она.
- Уже уходите? - В его голосе послышалось притворное сожаление. - Я-то думал, что вы останетесь и споете мне под окном серенаду. Может, в душе я настоящий романтик.
- Вы, мистер Макговерн? - с наигранным удивлением осведомилась Тереза. Не смешите меня!
- Тем не менее, - мягко заметил он, - если бы вы приехали в чужой город, чтобы увидеть меня, а не Рейнера, то сегодня ночью вы были бы не одна в своей постели. Приятных сновидений, мисс Харди. - И он растворился в темноте.
Тереза растерянно стояла на месте, вглядываясь в кусты, за которыми исчез Уолтер. Затем она повернулась и медленно побрела назад. Сердце у нее громко стучало, щеки пылали, будто в огне.
Черт бы его побрал! - негодовала Тереза, закрывая за собой ворота сада. Чтоб ему провалиться на месте, и не один раз!
Несмотря ни на что, прогулка на свежем воздухе сделала свое доброе дело Тереза заснула сразу, как только ее голова коснулась подушки.
Утром ее разбудил телефонный звонок. Рейнер! - мелькнуло у нее в голове, когда она нащупывала трубку. Но это была Эстер Эмерсон.
- Для вас есть работа, - сообщила она, уточнив: - Срочная. Это небольшое агентство по аренде помещений, принадлежащее симпатичной супружеской паре. Хозяйка слегла с приступом холецистита, и ее надо подменить. Я думаю, это дня на два, не больше.
- Что от меня требуется? - спросила Тереза, записывая адрес и имена владельцев.
- Насколько я понимаю, вся бумажная работа лежит на миссис Гиллард, а бедный мистер Гиллард уже на стену лезет, так как не может найти концов. Ваша задача помочь ему систематизировать документы, привести в порядок архив, чтобы в нем можно было легко ориентироваться, сделать картотеку. Ну что я вас учу, вы же опытный секретарь!
Приехав по указанному адресу, Тереза увидела высокого, элегантно одетого мужчину, который с тоской смотрел на заваленный бумагами стол.
- Жена как-то умудряется ориентироваться в этом бедламе, а я ничего не могу найти, - убитым голосом пожаловался мистер Гиллард.
Тереза ободряюще улыбнулась ему.
- Доверьтесь мне.
Мистер Гиллард недоверчиво посмотрел на нее, но место за столом освободил.
Как поняла Тереза, сортируя бумаги, дело супругов процветало. Их клиентами были состоятельные граждане, владельцы домов или квартир, желающие сдать свое жилье приличным людям, - на них Тереза составила одну картотеку и другие, чуть менее состоятельные граждане, которые хотели бы это жилье арендовать, взамен гарантируя аккуратную оплату и уважительное обращение с чужой собственностью, - их Тереза поместила в другую картотеку. Задача Гиллардов сводилась к тому, чтобы подобрать взаимоустраивающие варианты и свести арендодателей и съемщиков.
Сортируя бумаги и подшивая их в разные папки, Тереза нашла кое-что полезное и для себя: она выписала несколько вариантов, которые, как ей казалось, могли заинтересовать Рейнера. Плата за аренду была довольно высокой, но Тереза рассудила, что к тому времени, когда они с Рейнером переедут, у нее уже будет постоянная работа и они смогут позволить себе приличное жилье.
Настоящий шок у нее вызвала стоимость аренды однокомнатной квартирки, почти идентичной той, что она снимала у Летишии, и даже расположенной в том же районе. Летишия брала с нее ровно в два раза меньше.
Тереза даже спросила у мистера Гилларда, нет ли ошибки относительно стоимости аренды этой квартиры.
- Что вы, - удивленно ответил тот, - и эта еще одна из самых дешевых в этом районе!
Возвращаясь вечером домой, Тереза зашла к Летишии, чтобы прояснить недоразумение с квартплатой, но хозяйки не оказалось дома. Наверное, выгуливает Мерфи, решила Тереза. Она написала записку, в которой просила Летишию заглянуть к ней, когда будет свободная минутка, - обсудить вопрос об оплате квартиры, - и подсунула ее под дверь кухни.
Поставив на плиту тушиться овощи, Тереза отправилась принять душ, но не успела выйти из ванной и надеть халат, как в дверь постучали. Летишия пришла, подумала она. Бросив на стул полотенце, которым вытирала волосы, Тереза открыла дверь. Приветливая улыбка замерла у нее на губах, когда она увидела Уолтера Макговерна.
- Вы?! Что вы здесь делаете?!
- Я пришел к вам по поводу этого. - Он сунул Терезе под нос ее записку для Летишии.
- Вы всегда читаете чужие письма? - ледяным тоном осведомилась Тереза.
- Читаю - когда меня об этом просят, - с такой же холодной враждебностью ответил Уолтер. - Летишия не выносит очков, хотя без них не может прочесть ни единого слова. Так что я передал ей, что вы недовольны высокой платой за квартиру.
- Да как вы смели!.. - Тереза задохнулась от возмущения.
- А как смеете вы?! - резко парировал Уолтер. - Летишия и так берет с вас по-божески, а вы, алчная кошечка, очевидно, рассчитываете платить еще меньше. Пользуетесь тем, что у нее доброе сердце.
Тереза лишилась дара речи, но быстро пришла в себя, и ее затрясло от гнева.
- О, наконец-то вы меня раскусили, - с ядовитой иронией сказала она. Для меня нет большего удовольствия, чем обмануть человека, сделавшего мне добро. Но этим я занимаюсь, когда не обкрадываю несчастных сирот и не облапошиваю одиноких пенсионеров. - Голос Терезы готов был вот-вот сорваться на крик. - А теперь убирайтесь отсюда!
- Никуда я не уйду, - заявил Уолтер, входя в квартиру и закрывая за собой дверь. - Послушайте, возможно, я был немного резок...
- Возможно?! - Тереза чуть не захлебнулась нервным смехом. - Не скромничайте! На работе вы ведь привыкли все делать основательно и серьезно. Вы и судья, и жюри присяжных, и палач - все в одном лице. При условии, что обвиняемый кто-то другой, разумеется. - Она перевела дыхание. - Я думаю, что у вас это уже настолько вошло в привычку, что вы ведете себя точно так же и в личной жизни.
- Не помню, чтобы кто-то говорил мне об этом.
- Да просто не осмеливались! - бросила Тереза.
- Я могу понять, что у вас мало денег, - сказал Уолтер после короткой паузы. - Нью-йоркские цены всегда шокируют приезжих, но...
- Никаких "но"! - оборвала она его. - И не надо разговаривать со мной в покровительственном тоне. Я знала, куда ехала, и у меня достаточно денег, чтобы оплачивать эту квартиру. Но сегодня я совершенно случайно узнала, что Летишия берет с меня в два раза меньше рыночной цены. Она, наверное, не знает, что стоимость аренды поднялась. Об этом я и хотела ей сказать. А теперь оставьте меня в покое!
- Я уйду после того, как мы уладим этот вопрос. - Уолтер взял со стула полотенце и подал его Терезе. - Вы замерзли. Идите оденьтесь; а потом мы поговорим.
- Не командуйте тут!
- Я боюсь, что вы подхватите простуду и заразите меня! - рявкнул Уолтер. - Идите, идите!
Тереза метнула на него воинственный взгляд и, схватив джинсы и свитер, направилась в ванную. Она оделась, зачесала влажные волосы назад и перехватила их лентой. Уолтер сидел в кресле, когда Тереза вошла в комнату, но при ее появлении встал.
- Я увернул огонь под сковородкой, - сообщил он. - Чтобы вы не остались без ужина.
- Какая трогательная забота! - ехидно заметила Тереза.
Уолтер смиренно поднял обе руки вверх.
- Ради Бога, давайте заключим перемирие! Признаю, что неправильно истолковал вашу записку.
- Но вы считаете себя вправе осуждать меня за остальные мои грехи! - В ее голосе чувствовалась горечь. - Как вы вообще оказались в доме Летишии? Наверное, шпионили за мной?
- Не переоценивайте свою значимость, - посоветовал Уолтер. - Раз в месяц я помогаю Летишии привести в порядок ее бухгалтерию. У нее плохо с цифрами.
- Меня это не удивляет - она не взимает с постояльцев даже того, что положено.
- Зато у нее доброе сердце. Если она считает, что у человека мало денег, она берет с него меньше. Летишия любит, когда ее дом заполнен жильцами. Прибыль ее не слишком волнует.
- Как же так? - удивилась Тереза. - Одно содержание дома требует немалых расходов. Она где-то работает?
- На сцене она больше не выступает, но ее приглашают вести класс и ставить танцы в драматических театрах.
- Значит, Летишия достаточно зарабатывает на этом?
- Думаю, что нет. Но у нее есть еще один источник дохода. - Уолтер вопросительно посмотрел на нее. - Хотите узнать что-нибудь еще?
Тереза покраснела.
- Вы считаете, что я сую нос в чужие дела! А я просто хочу убедиться в том, что Летишия из-за меня не теряет деньги.
- Не беспокойтесь об этом. К тому же вы здесь ненадолго, насколько я понимаю?
У Терезы внезапно сдавило горло.
- Нет... надеюсь, что нет, - невнятно пробормотала она, с ненавистью заметив на его лице усмешечку. - Но я все же не понимаю, какое отношение вы имеете к Летишии.
- А вам и не надо понимать. Считайте, что мы с ней старые друзья.
- Ей повезло. - Эта фраза вырвалась у Терезы невольно, и ее лицо снова залила краска. - Я имею в виду, вы так заняты... Удивительно, что вы еще находите время на то, чтобы помогать ей.
- Я всегда нахожу время для людей, которых люблю, - тихо сказал Уолтер.
Их глаза встретились. Тереза почувствовала, как у нее участилось дыхание, а тело напряглось от внезапно нахлынувшего волнения. Она подумала вдруг, что сейчас они стоят очень близко друг к другу, хотя в действительности между ними лежит пропасть. И вдруг ей в голову пришла сумасшедшая мысль: а что, если сделать к нему шаг, потом еще один...
И в этот момент волшебную тишину прорезал - разрушил - звонок телефона.
- О! - выдохнула она, ухватившись за трубку как за спасательный круг.
- Это я, дорогая! - раздался голос Рейнера. - Я только что обнаружил, что у меня сегодня свободный вечер. Может, поужинаем вместе?
Тереза могла придумать массу причин, чтобы отказать ему. Ее взгляд снова переместился на Уолтера, по губам которого змеилась презрительная улыбка.
Именно эта раздражающая усмешка решила дело в пользу Рейнера, который, как хорошо понимала Тереза, позвонил ей за неимением других вариантов досуга на этот вечер.
К черту Уолтера Макговерна, пусть думает что хочет! - мысленно сказала она и, вызывающе глядя на Уолтера, проворковала в трубку:
- С удовольствием, дорогой. Буду ждать с нетерпением.
Уолтер издал короткое, сердитое восклицание, удивительно похожее на ругательство, затем резко развернулся, подошел к двери и с силой захлопнул ее за собой.
- Что там у тебя за шум? - спросил Рейнер.
- Сквозняк, - со смешком ответила Тереза. - Дорогой, я так рада слышать тебя!
И это, по крайней мере, правда, подумала Тереза. Вот только почему звонок Рейнера показался мне спасательным кругом, брошенным в нужный момент?
Меня не надо спасать, сказала она себе решительно. У меня все в порядке, и я владею ситуацией. Не так ли?
Рейнер пригласил ее в ресторан, посещаемый в основном "золотой молодежью". В ярко освещенном зале было многолюдно и шумно. Не слишком подходящее место для романтических свиданий, тоскливо подумала Тереза, окидывая взглядом публику, сидящую за столиками.
Когда они пили кофе, она протянула Рейнеру перечень квартир, который составила на основе базы данных Гиллардов.
- Ты не теряешь времени даром, - заметил он. - Я собирался заняться этим на следующей неделе.
- Мне просто подвернулась возможность, - сказала Тереза, ненавидя себя за извиняющийся тон.
- Гм, - Рейнер просмотрел список. - Я слышал об этом агентстве, у них хорошая репутация. Буду иметь в виду. - Он сложил листок и убрал во внутренний карман пиджака. - Но не следует ли тебе сначала найти постоянную работу, прежде чем мы сможем предпринять чтото сообща?
- Я уже думала об этом, - с улыбкой ответила Тереза. - Мне кажется, я должна заниматься здесь тем же, чем и в Бостоне.
Рейнер скептически посмотрел на нее.
- Боюсь, в Нью-Йорке тебе работу по специальности не найти. Квалифицированных секретарей здесь пруд пруди.
Это ты так считаешь, подумала Тереза, вспомнив, как рассыпался перед ней в благодарностях мистер Гиллард.
- Не отчаивайся. Возможно, ты и найдешь для себя что-нибудь. Но не ставь телегу впереди лошади, Тесе.
Спасибо за совет, мысленно поблагодарила Тереза, криво усмехнувшись.
Она думала, что после ужина они прогуляются, поговорят по душам, но Рейнер сразу поймал такси.
- Я хочу взглянуть на твое гнездышко, - интимно шепнул он, касаясь губами ее уха, как только такси отъехало от ресторана.
- Ты же говорил, что это небезопасно, - напомнила ему Тереза.
- Пошли они все к черту, я больше не могу ждать! - хрипло произнес Рейнер. - О, Тесе, ты просто прелесть... - Он обнял ее и страстно поцеловал, рукой поглаживая грудь Терезы.
Она никак не реагировала на ласки - не отстранялась, но и не поощряла Рейнера, однако, когда он полез под юбку, воспротивилась.
- Он все видит, - сердито зашипела Тереза, кивая на водителя.
- Не будь занудой. Он видит такое каждый день.
- Ну и пусть, а я не могу так, - упрямилась она.
- Как хочешь! - бросил Рейнер недовольно. - Но, надеюсь, дома ты будешь более покладистой.
Эти слова покоробили ее. Сегодня наконец они проведут свой первый вечер вдвоем, и Терезе хотелось, чтобы Рейнер отнесся к этому моменту столь же серьезно, как и она. Их свидание не должно свестись к примитивному совокуплению.
- Вот здесь я и живу, - сказала Тереза, открывая дверь. Она немного нервничала. - Кофе хочешь?
- Ты знаешь, чего я хочу, - мягко ответил Рейнер, раздевая ее глазами. И хватит водить меня за нос, Тесе. Все, мы уже встретились.
- Рейнер, мы не виделись несколько месяцев! Нам надо сначала привыкнуть друг к другу, познакомиться как бы заново.
- Мы сделаем это в постели, лапочка. Лучшего способа возобновить знакомство не придумаешь. - Рейнер притянул ее к себе, снял с Терезы жакет и ловко расстегнул молнию на ее платье. - Я хочу смотреть на тебя, любовь моя, хочу видеть тебя такой, какая ты есть, - говорил он торопливо, чуть хриплым голосом.
Тереза попятилась, удерживая на груди расстегнутое платье.
- Подожди минуту...
- Я только и делаю, что жду, с тех пор как мы с тобой встретились. Рейнер явно начинал злиться. - Сколько можно? Сегодня тебе не отвертеться!
Тереза уперлась спиной в стену, дальше отступать было некуда. Рейнер приблизился к ней, на ходу расстегивая пуговицы на своей сорочке.
- Поскольку здесь нет кровати, - сказал он, плотоядно ухмыляясь, - нам придется проделать это стоя, любовь моя.
- Нет. - Тереза дернулась в его цепких руках и почувствовала его возбужденный орган.
Господи, подумала она, я перестану уважать себя, если отдамся любимому человеку, стоя у стены, как какая-нибудь бездомная бродяжка!
Бог, видимо, услышал ее причитания, так как в эту минуту в дверь кто-то постучал. Неужели опять Уолтер?! - мелькнуло у нее в Голове.
- Тереза, у тебя все в порядке? - послышался голос Летишии. - Мерфи что-то разлаялся, я уж подумала, что к нам забрался вор. Можно войти?
- Одну секунду. - Тереза пролезла у Рейнера под рукой, на ходу кое-как застегнув молнию на платье. - Это моя хозяйка. Тебе лучше спрятаться в ванной, - прошептала она ему.
- Отделайся от нее поскорее, - одними губами проговорил Рейнер.
Тереза открыла дверь.
- Милая, - сказала Летишия, входя в комнату, - Мерфи слишком волнуется, вот я и решила проверить, не случилось ли у тебя чего. Ты ничего подозрительного не слышала или не видела? Может, кто из посторонних ходил около нашего дома? - Сыпля вопросами со скоростью пулемета, Летишия внимательно осматривала комнату.
- Все тихо, - заверила Тереза, которую внезапное вторжение хозяйки одновременно и раздражало, и забавляло. Она ни секунды не верила, что Летишия всерьез озабочена возможностью проникновения в дом вора, и не сомневалась, что та действует по указанию Уолтера. - Мерфи, очевидно, слышал, как я вернулась домой.
- О, тебя он знает! Он начинает лаять, только когда слышит незнакомые шаги или голоса. - Летишия внимательно посмотрела на свою постоялицу. Что-то ты сильно раскраснелась, моя милая. Случайно, не заболела?
Тереза беспомощно пожала плечами.
- Знаешь, милая, одной жить очень беспокойно, - продолжала Летишия со вздохом. - Уолтер говорит, что я должна установить отпугивающие сирены здесь и на моей половине дома, и, думаю, он прав. - Женщина очаровательно улыбнулась. - У тебя, к счастью, есть телефон. Так что, если возникнут какие-нибудь проблемы, сразу же звони, не стесняйся.
- Обязательно, - заверила Тереза, провожая хозяйку до двери.
На прощание Летишия наградила ее еще одной ослепительной улыбкой и исчезла.
- Что за чушь несла эта старая карга?! - раздраженно воскликнул Рейнер, выйдя из ванной.
- Думаю, она дала мне понять, что знает о том, что ты здесь.
Рейнер пробормотал проклятие.
- Я так и знал, что она будет шпионить за мной для этого умника Уолтера! - Он окинул взглядом комнату и покачал головой. - Да, для любовного гнездышка это место не годится, надо поискать что-то другое. Попробую узнать, может, кто из знакомых уезжает в отпуск, мы смогли бы тогда встречаться в свободной квартире.
- Думаю, такой вариант меня не устроит, Рейнер уставился на нее в полном изумлении.
- Что с тобой? Ты все бросила в Бостоне ради меня, а теперь даешь задний ход?
- Я приехала сюда, чтобы жить с тобой открыто и постоянно, а ты предлагаешь мне жалкую любовную интрижку в чужих постелях!
В комнате повисло неловкое молчание. Рейнер виновато опустил глаза.
- Ты права, конечно, - проговорил он покаянно. - Прости, я вел себя как неотесанный болван. Это оттого, что я очень сильно хочу тебя, а мне приходится все время ждать.
Он раскрыл объятия, и смягчившаяся Тереза бросилась в них.
- Для меня эта ситуация тоже мучительна, - призналась она, - но у нас с тобой впереди вся жизнь, и я уверена, что в конце концов все уладится.
- Да-да, я знаю. - Рейнер нежно поцеловал ее и засмеялся. - А сейчас мне лучше уйти, а то эта Мата Хари может снова явиться. Что ж, пока придется довольствоваться старомодным ухаживанием - прогулками в парке, посещением музеев и так далее.
- Не возражаю.
- Я позвоню тебе.
После ухода Рейнера Тереза какое-то время стояла неподвижно, глядя на дверь. Это был не самый удачный вечер в моей жизни, с грустью подумала она. Рейнер поначалу вел себя грубо и неприятно, словно его подменили. Но его тоже можно понять, у него сейчас трудный период. Будем надеяться, что он скоро снимет подходящую квартиру, и мы с ним заживем счастливо. Уолтер может шпионить за нами, сколько влезет, а мы с Рейнером все равно будем вместе. Я уверена в этом.
На следующее утро, когда Тереза пришла в агентство Гиллардов, хозяин сообщил ей, что его жена чувствует себя уже лучше и завтра намерена выйти на работу.
- Она думает, что эта контора без нее развалится, - с любовью произнес он. - Я уже поставил в известность ваше бюро, и мне сказали, что у них для вас есть другая работа.
Улучив свободную минуту, Тереза позвонила Эстер Эмерсон. Та, не тратя времени на лишние разговоры, сообщила, что завтра ее ждут в "Карат Юниверсал".
- Там уже работает временно одна из наших протеже, Сью, но у нее, кажется, возникли какие-то проблемы, - сказала Эстер. - Тебе придется подменить заболевшего штатного сотрудника. Я подозреваю, что тебя посадят на телефон в приемной, попросят готовить кофе и так далее.
- О-о, - простонала Тереза.
Эстер засмеялась.
- Вполне тебя понимаю, но они хорошо платят и являются нашими постоянными клиентами. Так что если ты там покрутишься, может, появится что-то более подходящее для тебя. Поддержи Сью, если тебе не трудно, она совсем скисла.
- Что за фирма? - поинтересовалась Тереза.
- Независимая компания, которая готовит документальные передачи для ведущих телекомпаний страны. Девчонки с удовольствием идут туда работать. Одежда обычная, - добавила Эстер.
На следующий день Тереза отправилась в "Карат Юниверсал". Ее встретила невысокая темноволосая девушка, которая бодро представилась:
- Привет! Меня зовут Верджи. А ты Тереза Харди, да? Пойдем, я покажу тебе твое рабочее место. Надеюсь, что у тебя получится лучше, чем у твоей коллеги.
Хорошее начало, подумала Тереза, усмехнувшись.
Они вошли в просторное, ярко освещенное помещение, украшенное множеством комнатных растений. Тереза сразу ощутила напряженную рабочую атмосферу, царящую в этом зале. Верджи подвела ее к переднему столу.
- Ты знаешь, как обращаться с коммутатором? - Дождавшись кивка Терезы, она продолжила: - Все добавочные номера находятся на этой таблице. Если у тебя возникнут проблемы, позови кого-нибудь на помощь. Не надо притворяться, что ты все знаешь. Скоро придет Эвелин, она тебе поможет. Когда у тебя будет свободная минутка, позвони, пожалуйста, в "КМС" - номер их телефона в справочнике - и попроси прислать к нам мастера. Я звоню им с утра, но у них постоянно занято. - Улыбнувшись одними уголками рта, Верджи ушла.
Хорошо еще, что она не попросила меня сварить кофе для сотрудников, подумала Тереза, и на том спасибо.
Телефон разрывался от звонков. Тереза жутко нервничала - у нее было ощущение, что все ждут, когда она выкинет белый флаг. Но пока у нее не возникало никаких проблем, и она успешно справлялась с обязанностями телефонистки. Наконец она дозвонилась до "КМС" и оставила заявку на мастера по ремонту магнитофонов.
В половине одиннадцатого явилась Эвелин - высокая стройная блондинка с огромными глазами.
- Иди перекуси, я подменю тебя, - сказала она Терезе. - Верджи показала тебе, где у нас кухня? Нет? Меня это не удивляет. В конце коридора за стеклянной дверью - там есть чай, кофе, вода в холодильнике. Ты не захватишь мне чашку кофе - черного без сахара?
Помявшись немного, Тереза спросила у Эвелин:
- У вас работает еще одна девушка, присланная Эстер Эмерсон, ее зовут Сью. Не подскажешь, где я могу найти ее?
Эвелин скорчила гримаску.
- Возможно, она сейчас льет слезы в горячий шоколад на кухне или же приканчивает недельный запас салфеток в дамской комнате. Не повезло бедняге.
- А что случилось?
Эвелин закатила свои выразительные глаза к потолку.
- Пустяки! Стерла вчера два готовых сценария, и теперь нам нечего показать продюсеру. И кто-то должен сказать одной из наших телезвезд, что его работа пошла коту под хвост и ему надо делать все заново. - Эвелин покачала головой. - Боюсь, что ему это не понравится.
- О Боже!
Сью, симпатичная женщина лет сорока, действительно оказалась на кухне. Она судорожно сжимала пальцами кружку с остывшим чаем. Тереза представилась и с надеждой спросила:
- Но, может, еще не все потеряно?
Сью безнадежно махнула рукой.
- Да что вы! Я должна была расшифровать надиктованное на магнитную ленту и напечатать. Прежде чем работать, я всегда знакомлюсь с материалом. Я прослушала запись, поставила ленту на перемотку и нечаянно нажала на какую-то кнопку, в результате все стерлось. - По щекам женщины потекли слезы. - Они скажут об этом Эстер, и она меня уволит.
- Не расстраивайтесь, может, еще все образуется, - успокоила ее Тереза.
- Понимаете, - проскулила Сью, вытирая рукой слезы, - я очень хотела работать над этими проектами, потому что их готовит один из моих самых любимых тележурналистов. Он настоящий профессионал. Я смотрю все его передачи, хотя мой муж не очень-то его жалует, считая, что этому человеку лучше не перебегать дорогу, он может быть очень опасным. А я вот взяла и перебежала, - добавила она, всхлипнув.
- Может быть, и нет, - спокойно возразила Тереза. - Вы слушали запись на студийном магнитофоне? Если да, то там есть дублирующая система... И потом, ваш обожаемый телеведущий частично тоже виноват. Если бы он был настоящим профессионалом, он бы дублировал свою информацию, и, если он этого не сделал, значит, он просто идиот.
Тереза подбодрила женщину улыбкой, но Сью округлившимися глазами смотрела на дверь.
У Терезы по спине пробежал холодок. Она медленно повернулась и встретилась с горящим взглядом Уолтера Макговерна, Тереза застыла на месте, не веря своим глазам. Это какой-то оптический обман! - пронеслось у нее в голове. Господи, надо же было в таком огромном городе, как Нью-Йорк, угодить именно в его компанию, с тоской подумала она.
- Продолжайте, мисс Харди. - От голоса Уолтера веяло арктическим холодом. - Я уверен, что у вас в запасе есть еще немало ценных суждений, которыми вы можете поделиться с нами. - Он сделал паузу. - Ну давайте же! Или, может, у вас язык отнялся?
За спиной Уолтера маячила Верджи, на лице которой застыло выражение ужаса. Тереза готова была сквозь землю провалиться, но гордость заставляла ее держаться до конца, а мозг лихорадочно искал достойный выход из щекотливой ситуации.
- Ничего подобного, мистер Макговерн, - не менее холодно ответила она. Я просто вспоминала, как называют тех, кто подслушивает чужие разговоры. И я повторю то, что уже говорила: даже начинающий журналист знает, что, когда имеешь дело с техникой, нужно позаботиться о дублировании информации.
- Это был недосмотр, - сердито буркнул Уолтер. - До сих пор у меня не было претензий к секретариату.
Тереза взглянула на Сью, которая закрыла лицо руками, и, сжав кулаки, довольно резко обратилась к Уолтеру:
- Для начала неплохо было бы обратить внимание на собственные ошибки! И оставьте свои агрессивные манеры для телеэкрана. В жизни это как-то не впечатляет. - Тереза подошла к Сью и тронула ее за рукав. - Пойдемте, посмотрим лучше, что там с магнитофоном.
Но тут вперед вышла Верджи.
- Уолтер, я велела мисс Харди вызвать мастера, но, кажется, она так же некомпетентна, как и ее коллега. Они больше не будут работать у нас. Если Эстер Эмерсон хочет иметь с нами дело и дальше, она уволит их.
- Я оставила заявку в "КМС", - спокойно возразила Тереза, - однако они явно не торопятся. Если магнитофон сломан, я могу попробовать его починить.
- Ты и так уже сделала достаточно, - с мрачным сарказмом сказала Верджи. - Миссис Эмерсон получит рекламацию, это я обещаю. - Она повернулась к боссу. - Уолтер, мне очень жаль, что все это случилось. А эта особа ведет себя просто оскорбительно.
- О, я привык! Мы ведь с мисс Харди заклятые друзья. - Он посмотрел на Терезу и на стоящую рядом с ней белую от страха Сью. - Что вы знаете о магнитофонах?
- Я знаю достаточно, - дерзко ответила Тереза. - Уверена, что сработала дублирующая система и...
- Ах, какая умная! - ехидно заметила Верджи. - А мы не догадались! Положись на меня, Уолтер. Я сейчас позвоню в "КМС" и попрошу срочно отправить к нам мастера.
- Но если они до сих пор никого, не прислали, значит, у них нет свободных людей. Мастер может прийти и через час, и через два. А мисс Харди уже здесь.
- Надеюсь, ты не позволишь ей копаться в студийном магнитофоне?
- А почему нет? - Уолтер пожал плечами. - Хуже она все равно не сделает. - Он снова взглянул на Терезу. - Хорошо, мисс Харди. Пойдемте в студию.
Тереза последовала за ним на третий этаж, нервы у нее были на пределе. Она только сейчас осознала, во что ввязалась. Ведь может случиться так, что ей не удастся устранить неполадку.
Уолтер ввел ее в студию, оборудованную по последнему слову техники, и подошел к какому-то монстру, сплошь состоящему из кнопочек, рычажков и лампочек.
- Он в вашем распоряжении, - провозгласил Уолтер, с преувеличенной любезностью пододвигая для Терезы стул.
На его губах играла снисходительная улыбка. Он ждет, когда я с позором провалюсь! - с негодованием подумала девушка.
- Спасибо, - ответила она вежливо. - Не могу обещать, что починю его быстро.
- Работайте столько, сколько потребуется. Вам что-нибудь еще нужно?
- Я займусь этим, Уолтер, - деловито проговорила Верджи, входя вслед за ними в студию. - И присмотрю за мисс Харди, пока она будет находиться здесь.
- Нет! - решительно воспротивилась Тереза. - Мне надо сосредоточиться, а я не могу работать, когда мне дышат в затылок.
- Что ж, не смеем вам мешать, - отозвался Уолтер, всем своим видом показывая, что не верит в технические способности Терезы.
Небрежный тон Уолтера задел ее гордость, и Тереза во что бы то ни стало решила починить проклятый магнитофон. Она хорошо владела оргтехникой, но с подобной системой ей сталкиваться еще не приходилось. Поэтому Тереза начала с того, что погрузилась в изучение надписей под кнопочками и рычажками.
Через некоторое время Терезе все стало более-менее ясно, ей показалось, что неполадка найдена. Она с замиранием сердца устранила ее, и, когда перемотала дублирующую ленту и нажала на кнопку "воспроизведение", звучание голоса Уолтера показалось ей чудом. Все еще не веря в удачу, Тереза сделала дубликат и только после этого откинулась на спинку стула с торжествующей улыбкой. У нее ломило спину, болела шея и плечи, но настроение было отличное. Она утерла нос этому высокомерному умнику!
Дверь открылась, и Тереза услышала командирский голос Верджи:
- Приехал мастер, так что ты можешь идти.
- С удовольствием! Но я уже починила магнитофон и продублировала запись, так что проследи, чтобы мистер Макговерн снова не потерял свои драгоценные сценарии.
- Ты починила магнитофон? - с недоверчивой неприязнью переспросила Верджи. - Я не верю тебе.
- Это твоя проблема! - бросила Тереза, пожав плечами. - Свою я успешно решила.
Она направилась к двери, но путь ей преградил Уолтер, появившийся в дверях.
- Мои материалы не пропали? - У него было такое выражение лица, как если "бы Тереза сказала ему, что в студии сидит Джордж Вашингтон. - Покажите.
- Надеюсь, вы знаете, на какие клавиши надо нажимать, мистер Макговерн. Считайте, что меня уже здесь нет.
Тереза слышала, как Уолтер окликнул ее, но даже не оглянулась. Она спустилась на второй этаж и подошла к столу, за которым работала Эвелин, чтобы забрать свою сумочку.
- Тереза, мистер Макговерн хочет, чтобы ты поднялась на третий этаж! заверещала Эвелин, увидев, что Тереза решительно направилась к выходу.
- Весьма сожалею, - отрезала Тереза и покинула "Карат Юниверсал".
За углом была автобусная остановка, и не успела Тереза дойти до нее, как подъехал автобус. Тереза села в него, даже не поинтересовавшись маршрутом. Улицы были запружены машинами, и автобус тащился черепахой. У Терезы появилась возможность немного расслабиться.
Итак, подумала она, я сожгла мосты, ведущие в "Карат Юниверсал". Боюсь, что теперь и к Эстер Эмерсон дорога мне заказана, а это гораздо хуже. Но я поговорю с Эстер по поводу Сью. У кого хочешь опустятся руки, когда тобой командует такая злобная мегера, как Верджи! Она просто невыносима!
Зато составляет достойную компанию своему боссу, продолжала Тереза мысленно разговаривать сама с собой. Уолтер Макговерн ведет себя так, будто он пуп Земли. Если бы я знала, что он работает в этой компании, на пушечный выстрел к ней не подошла бы. Никаких денег не захочешь при той атмосфере, которая там существует!
Тереза сошла с автобуса и дальше до самого дома шла пешком. Не успела она перевести дух, как зазвонил телефон.
- Куда вы пропали, Тереза? - Это была Эстер. - И как вы себя чувствуете в роли героини дня?
- Что вы имеете в виду? - удивилась Тереза.
- Вы, очевидно, ушли прежде, чем вам успели воздать должное. - Эстер засмеялась. - У них, кажется, одна из сотрудниц уходит в декретный отпуск, и они хотят пригласить вас на ее место. Вы, должно быть, произвели сильное впечатление.
- Вы шутите, - растерянно пробормотала Тереза.
- Нет, я говорю вполне серьезно. Мне рассказали, как вы буквально спасли их, и я была потрясена не меньше, чем они. Так что мне сказать "Карат Юниверсал"?
- Можно, я подумаю немного?
- Ну... да, - медленно сказала Эстер, озадаченная реакцией своей клиентки на великолепное предложение. - А в чем проблема? Такую работу предлагают не каждый день, и атмосфера там очень хорошая.
- В самом деле? - сухо спросила Тереза, вспомнив Верджи. - Вы интересовались мнением Сью на этот счет?
Эстер вздохнула.
- Мне не надо было направлять ее туда. Я сейчас подыскиваю для нее место попроще, где бы она чувствовала себя увереннее и спокойнее. Но вы - совсем другое дело. Я была уверена, что вы обрадуетесь такому предложению.
- Возможно, мне тоже нужно что-нибудь попроще. - Помолчав, Тереза спросила: - Я не попаду в черный список, если откажусь?
- Конечно нет. Для вас найдется работа, но скорее всего не такая интересная.
- Все зависит от интересов, - философски рассудила Тереза. - Я обязательно позвоню вам, когда приму решение.
Она положила трубку. Вот уж чего не ожидала, так это получить работу в "Карат Юниверсал" после того, что там произошло, подумала Тереза, покачав головой. Стоит принять их предложение хотя бы ради того, чтобы увидеть физиономий коротышки Верджи. Стоило бы, с усмешкой подумала Тереза, если бы вместо нее я не смотрела на Уолтера Макговерна. Слава Богу, скоро я съеду из дома Летишии и больше никогда его не увижу!
Непонятно только, почему я постоянно убеждаю себя в том, что и так очевидно.
Тереза решила сходить в магазин и пополнить запасы продовольствия. Выйдя на улицу, она едва не налетела на какого-то мужчину и, не поднимая головы и пробурчав извинения, хотела обойти его, но остановилась как вкопанная, когда услышала знакомый голос:
- Хорошо, что я успел застать вас.
- А вам совсем не надо было сюда приходить, - парировала Тереза.
- Я здесь не просто так. Хотите верьте, хотите нет, но я пришел поблагодарить вас...
- Считайте, что вы уже сделали это, - сухо сказала она. - Извините, я тороплюсь.
- ...а также пригласить вас поужинать со мной, - продолжал Уолтер, преграждая ей путь к двери. - И не говорите мне, что вы заняты, потому что это неправда.
- Не исключено, что я все-таки буду занята, - буркнула Тереза.
- Насколько я знаю, сегодня вечером у Рейнера какие-то дела.
Уолтер улыбнулся ей, и Терезе вдруг показалось, что он впервые посмотрел на нее, как на реального человека и - что немало встревожило ее - как на женщину. Это вызвало у Терезы странное ощущение - что-то среднее между удовольствием и испугом.
- Тереза, - мягко сказал Уолтер, - я действительно благодарен вам за то, что вы сегодня сделали, и мне бы хотелось выразить это каким-то ощутимым образом. Вы не согласитесь поужинать со мной?
Тереза пристально посмотрела на него и сказала:
- Если вы хотите отблагодарить меня, то оставьте нас с Рейнером в покое.
Уолтер замер на мгновение, затем криво улыбнулся.
- Хорошо.
- Вы согласны? - Тереза была потрясена.
- Да. Но теперь, когда мы заключили перемирие, вы согласитесь поужинать со мной? Я спрашиваю уже в третий раз.
Все в Терезе - инстинкт, разум, здравый смысл - восставало против этого, и она уже открыла рот для вежливого отказа, но с ужасом услышала собственный голос:
- Спасибо. С удовольствием.
- Вы немного преувеличили, конечно. - Уолтер широко улыбнулся. - Но кто знает? Может, вы скоро действительно будете так думать. - Он посмотрел на нее как-то по-особому. - В восемь часов устраивает? Я заеду за вами, сказал он и пошел к поджидавшей у тротуара машине.
Тереза смотрела ему в спину широко раскрытыми глазами.
Когда Уолтер вернулся домой, ему навстречу из кухни с банкой пива в руках вышел Рейнер.
- Привет. Хочешь пива?
- Спасибо, не хочу. Да, вот что: я сегодня ужинаю вне дома. А почему ты так рано? Мне казалось, ты работаешь сегодня вечером.
- Я должен был встретиться с клиентом, но встреча не состоялась, так что вечером я играю в бридж. Я заехал домой переодеться. - Рейнер окинул Уолтера прищуренным взглядом. - И кто эта счастливица? Одна из твоих красоток?
- Совсем наоборот.
Уолтер почувствовал гадливость к Рейнеру. Господи, подумал он, какая странная штука любовь, если такая разумная женщина, как Грейс, все еще млеет от этого болвана. И Тереза тоже.
- Ты хочешь сказать, что она не прыгнула к тебе в постель от одного твоего взгляда? - Рейнер громко рассмеялся. - Она, должно быть, уникальная женщина.
Уолтер холодно улыбнулся.
- Возможно. И тем заслуживает моего самого пристального внимания.
- Я понял! - Рейнер подмигнул. - Никаких проблем, старина! Ты меня не увидишь, когда я вернусь домой сегодня ночью.
- Спасибо, но, думаю, ты забегаешь вперед.
- К ней не подступиться, да? - Лицо Рейнера на мгновение помрачнело. - С такими хуже всего.
Ага! - подумал Уолтер, сразу оживившись. Значит, "роман века" развивается отнюдь не гладко. Это интересно. Но тем не менее вчера этот повеса был у Терезы - Летишия уверена в этом. Вслух же он сказал:
- Я воспринимаю это спокойно. Она... в данный момент несвободна.
- И ты хочешь внести некоторое разнообразие в ее жизнь? - Рейнер снова рассмеялся. - Боже, иногда ты можешь быть настоящим стервецом! Она, наверное, даже не подозревает, с кем имеет дело.
- На это я и рассчитываю, - спокойно заметил Уолтер. - Ну ладно, я иду в душ.
- Перед тем как ты уйдешь, я хотел сказать тебе... - Рейнер откашлялся. Что я подыскиваю себе квартиру.
- У тебя появились какие-то особые причины для этого? - медленно спросил Уолтер.
- Я тебе, конечно, благодарен за крышу над головой, но будет лучше, если я не буду стеснять тебя своим присутствием, да и мне хочется жить отдельно. - Отвечая, Рейнер прятал глаза.
- Что думает по этому поводу Грейс?
Рейнер изменился в лице.
- Я еще не обсуждал с ней этот вопрос. Сначала хочу посмотреть несколько квартир, отобрать наиболее подходящие варианты. - Он издал нервный смешок. Ты же знаешь женщин.
- Понятно. - Уолтер задумчиво кивнул. - Ну ладно, желаю удачи.
- И тебе того же, старина! - Рейнер в приветственном жесте поднял банку с пивом.
Уолтер вихрем ворвался в свою комнату. Он был зол. У него не было ни малейших сомнений, что подлец Рейнер собирался свить себе гнездышко в Нью-Йорке с кем угодно, только не со своей женой.
Уолтер уже не помнил, когда у него возникла идея обольстить Терезу, чтобы отвадить ее от Рейнера. Эта нахальная девица сидела у него в печенках с того самого дня, когда, явившись в его дом, проболталась о своем романе с мерзавцем Рейнером.
Сначала Уолтер хотел выгнать его и рассказать обо всем кузине, но, поразмыслив немного, решил не подливать масла в огонь, а то получилось бы, что он способствует развалу семьи. В недавнем телефонном разговоре Грейс сказала ему, что надеется сохранить свой брак.
Уолтер никак не мог понять, почему две незаурядные женщины отчаянно держатся за такое ничтожество, как Рейнер. Или он обладает какими-то достоинствами, о которых я не знаю, или просто хороший жеребец, цинично подумал Уолтер. Возможно, что он был первым мужчиной у Терезы, и поэтому она боготворит его.
Но, если судить хотя бы по сегодняшнему вечеру, не все благополучно в их Эдеме, и Уолтер решил проверить, как Тереза отреагирует на его ухаживание. Он искренне полагал, что сделает ей великое одолжение, если уведет ее от Рейнера. По его глубокому убеждению, у нее все равно ничего бы не получилось с этим хлыщом, даже в случае развода Рейнера с Грейс.
Уолтер вошел в ванную и стал раздеваться, но его неотступно преследовал образ Терезы - нежной, хрупкой, чистой. Эти уже становится навязчивой идеей? - раздраженно подумал он.
Идиотка, сумасшедшая, дура! - обзывала себя Тереза, накладывая тушь на ресницы.
Она все еще не могла поверить, что согласилась поужинать с Уолтером Макговерном. Очевидно, на нее нашло какое-то затмение.
Да, я выручила его, рассуждала Тереза, но услуга явно не стоила преувеличенной благодарности в виде ужина. В конце концов, что особенного я сделала? Помогла выиграть время, и все. Появись вовремя мастер из "КМС", он, вероятно, устранил бы неисправность еще быстрее. И вообще, Уолтер в крайнем случае мог восстановить свои тексты по черновикам. Короче, мои заслуги сильно преувеличены и его приглашение на ужин весьма подозрительно, если учесть, что всего несколько часов назад он готов был свернуть мне шею.
Что это я так разволновалась из-за какогото ужина? - подумала вдруг Тереза. Кроме того, лучше уж убивать время в ресторане с Макговерном, чем торчать весь вечер дома в ожидании звонка Рейнера.
Тереза придирчиво осмотрела себя в зеркале. Она надела серое платье без рукавов с квадратным вырезом, спереди застегнутое на перламутровые пуговицы, сверху накинула легкий жакет. Для ресторана сойдет, подумала Тереза, подкрашивая губы перламутрово-розовой помадой.
Ровно в восемь раздался короткий стук в дверь - Уолтер был точен. У Терезы возникло желание затаиться и не открывать. Но она знала, что Уолтер все равно войдет: попросит у Летишии запасной ключ и войдет. Поэтому Тереза изобразила улыбку и открыла дверь.
- Добрый вечер, - поприветствовала она гостя.
- Вечер добрый, - отозвался Уолтер, вручая ей дюжину алых роз. Небольшой сувенир для поддержания нашего перемирия.
- О! - только и смогла вымолвить Тереза, с восхищением глядя на роскошные цветы. Она вдохнула чудесный аромат. - Спасибо. Я поставлю их в вазу.
- Цветочница сказала, что их надо подержать в ванне, чтобы они пропитались водой. - Уолтер вошел в квартиру и закрыл за собой дверь. - В вазу их можно поставить позже.
Он вел себя так, будто между ними были давние дружеские отношения, и это почемуто вызывало у Терезы легкое раздражение. Тем не менее она послушно унесла цветы в ванную.
Уолтер был не выше Рейнера и более спортивного телосложения, но выглядел гораздо внушительнее. У Терезы создалось ощущение, что гость занял собой все пространство комнаты. Одет он был в темно-серые брюки и бледно-голубую сорочку, легкий пиджак перекинут через руку. Верхнее освещение делало его темные волосы похожими на шелк. Все эти детали Тереза схватила одним быстрым взглядом, когда выходила из ванной.
- Я хотел пригласить вас в один французский ресторан, где уже бывал, сообщил Уолтер, когда они вышли из дома. - Вам нравится французская кухня? Потому что если не...
- Нравится.
Уолтер вскинул руку, и тотчас подъехало такси.
- Вот это да! - с нарочитым восхищением воскликнула Тереза. - Вам все так легко удается в жизни?
- Нет. - Уолтер открыл для рее дверцу. - Например, мне пришлось просить вас три раза, прежде чем вы согласились поужинать со мной.
- Я думала, что вы говорили это не всерьез, - заметила Тереза, забираясь в дальний угол заднего сиденья.
- Вы спасли меня сегодня. Почему же я не могу отблагодарить вас?
Тереза смутилась, потому что Уолтер был совершенно искренен.
- Мне это было нетрудно. Мастер сделал бы то же самое.
- Но никто не знал, когда он придет. - Уолтер, помолчав, добавил: - Я тоже проявил себя не в лучшем свете. Свалял дурака, не удостоверившись, что поручаю работу компетентному человеку. Но, знаете, всегда неприятно, когда тебе напоминают о твоей же глупости. Извините меня за резкость.
- Вы только что благодарили меня, теперь извиняетесь. - Тереза покачала головой в притворном удивлении. - Я спрашиваю себя: что же будет дальше?
- Я бы сказал, это зависит от того, чего нам с вами захочется.
Его многозначительные слова повисли в воздухе. Он явно намекает, что между нами могут возникнуть более близкие отношения, но это просто смешно! Невозможно! - подумала Тереза. Потрясенная, она скосила глаза на Уолтера, но лицо его было в тени. Когда Уолтер заговорил снова, его голос опять был дружеским, и Тереза решила, что у нее разыгралось воображение.
- Владелец этого ресторана настоящий француз. Вы когда-нибудь бывали во Франции?
- Один раз со школьной подругой. Наши родители устроили нам эту поездку в награду за отличную учебу. - Тереза вздохнула. - Но это было давно.
- Может, вам стоит съездить туда еще раз?
- Да, хотелось бы.
Париж - прекрасное место для медового месяца, подумала она.
- Только в более романтическую поездку, - добавил Уолтер, словно угадав, о чем она подумала.
Тереза сделала для себя пометку: не будь такой прозрачной, ты имеешь дело с экспертом по угадыванию чужих мыслей.
Ресторан состоял из анфилады небольших залов. На столах, покрытых хрустящими белыми скатертями, стояли лампы под абажурами. Жена хозяина встретила их радушной улыбкой и провела к угловому столику на две персоны.
Когда они шли по залу, люди, узнавая Уолтера, провожали их взглядами. Наибольший интерес проявляли женщины, и, судя по их реакции, любопытство было вызвано не только тем, что Уолтер знаменитость. В первую очередь он притягивал их взоры как весьма и весьма привлекательный мужчина, обладающий огромным сексуальным обаянием. Все эти нюансы не ускользнули от внимания Терезы.
Она чувствовала острые взгляды и на себе, но ничуть не стеснялась того, что ее платье и жакет куплены в универмаге, а не у известного модельера. Я явно не дотягиваю до уровня женщин, с которыми его обычно видят, с усмешкой подумала Тереза, но, надеюсь, реноме Уолтера не пострадает, я проведу с ним всего лишь один вечер. Эта мысль вызвала у нее нечто похожее на сожаление, и Тереза слегка смутилась.
Она поспешила сесть за столик и спрятала свое вспыхнувшее лицо за папкой с меню.
- У вас есть какие-нибудь предпочтения? - с улыбкой спросил Уолтер.
- Нет, пожалуй. Я только сейчас поняла, что умираю с голоду, - призналась Тереза.
- Вы хотите сказать, что не сидите на какой-нибудь диете, которая исключает все, ради чего стоит жить? - Уолтер поднял брови в притворном изумлении. - Бог мой, этот вечер надо запомнить. Ну как, предадимся чревоугодничеству?
- Почему бы и нет? - Тереза с некоторым сомнением вернула ему улыбку. Ей захотелось расслабиться, плыть по течению, ни о чем не думая, но внутренний голос шептал ей: будь осторожна.
Они сделали заказ. Официант принес бутылку вина и минеральную воду.
- Итак, - сказал Уолтер, когда официант ушел, - за что будем пить?
- За счастье! - с некоторым вызовом предложила Тереза.
- За счастье! - Уолтер в точности скопировал ее интонацию и, чокаясь, добавил: - Какие бы формы оно ни принимало.
Тереза сделала вид, что не поняла намека. " - Вы счастливы? - спросил Уолтер. - В НьюЙорке, я имею в виду, - уточнил он, увидев строгий взгляд Терезы.
- Думаю, что со временем я привыкну к здешней жизни. К сожалению, пока я мало что видела здесь...
- Ньюйоркцы почти никуда не ходят. Они привязаны в основном к своим районам.
Тереза покачала головой.
- Нет, это не для меня. Я хочу побывать везде - на Бродвее, в "Метрополитен-музее", на смотровой площадке в Статуе Свободы... О, я, кажется, увлеклась, но все это так интересно!
- И весьма освежает, - добавил Уолтер каким-то странным тоном, внимательно посмотрев на нее. - Скажите, - спросил он после короткой паузы, - откуда вы так хорошо знакомы с устройством сложной звукозаписывающей техники?
Тереза пожала плечами.
- Владение оргтехникой входит в мою профессию. В Бостоне я руководила секретариатом одной крупной компании.
- Понятно. А здесь вы согласны на любую, даже временную работу?
- Да. - Тереза с вызовом вскинула голову, - что в этом плохого?
- Не знаю, - ответил он, передавая ей вазочку с маслинами. - Но мне кажется, что вы очень многим пожертвовали, приехав сюда.
- Я, разумеется, считала, что делаю это не напрасно. - Тереза бросила на него многозначительный взгляд.
- Ну да, конечно. - Его губы дернулись в сардонической ухмылке. Надеюсь, что вы и дальше будете так думать.
- Что вы хотите этим сказать? - Тереза моментально ощетинилась.
- Только то, что, когда вы осмотрите все достопримечательности Нью-Йорка и новизна восприятия потускнеет, вы превратитесь в типичную жительницу одного из городских районов. - Уолтер сделал глоток вина. - И я думаю, что этот вечер будет приятнее для нас обоих, если вы перестанете искать скрытый смысл в каждом моем слове.
- А его нет? - с улыбкой спросила Тереза.
- Конечно нет. - Уолтер громко рассмеялся, увидев на ее лице растерянность. - Меня, правда, попросили уговорить вас поработать в "Карат Юниверсал". У вас, кажется, есть сомнения на этот счет, и я должен так очаровать вас, чтобы вы согласились.
- Не понимаю, зачем вам это надо?
- У вас ангельский характер, вы привлекательны, и вообще иметь вас в офисе - одно удовольствие, - скороговоркой выпалил Уолтер, вызвав у Терезы спонтанный взрыв хохота. - Вы великолепно знаете технику, что делает вас почти уникальной и определенно незаменимой. Завтра магнитофон снова может сломаться.
Тереза отрицательно покачала головой.
- Не думаю. И потом, в вашем распоряжении всегда есть мастер из "КМС".
- Я знаю. Но я хочу иметь вас в своем распоряжении, и постоянно, - мягко сказал Уолтер, глядя на нее своими серебристыми глазами. - Если честно, я не слишком жалую всю эту современную технику. Будь моя воля, я бы писал гусиным пером.
Официант принес первое блюдо - горячий чесночный хлеб с паштетом, томатами и оливками.
- Ой! - воскликнула Тереза, откусив кусочек. - Какой пахучий!
- Вы знаете, чтобы избежать неудобств, чеснок надо есть вдвоем. Это я говорю вам на будущее, - добавил Уолтер, заметив ее сердитый взгляд. - Вдруг вы захотите прийти сюда с Рейнером.
- Мне показалось, что мы договорились не упоминать о нем.
- Простите, случайно вырвалось, - сказал он виновато. - Давайте лучше примемся за еду.
Ужин был обильным, еда - превосходной. Они разговаривали, стараясь избегать щекотливых тем. Уолтер развлекал Терезу историями из жизни знаменитостей, с которыми ему приходилось встречаться по работе, расспрашивал ее о семье, о детстве, о ее надеждах и мечтах. И Тереза, забыв о том, что перед ней один из самых опытных тележурналистов, охотно отвечала на все вопросы.
На десерт им принесли сыр, фрукты, по чашке крепкого кофе. В конце ужина Тереза почувствовала, как пуговицы платья врезаются ей в живот.
- Это было божественно, - простонала она, тяжело вздыхая.
- Я рад, что вам понравилось, - с насмешливой веселостью отозвался Уолтер. - Может, этот ужин растопит ваше сердце и вы согласитесь поработать у нас?
- Я... не знаю. - Тереза была польщена. - Я сказала Эстер Эмерсон, что подумаю, но мне кажется... Ваше окружение, извините, не для меня.
Уолтер повертел в руках чашку с кофе и сказал:
- Если вас смущает лишь это, то вы будете работать не только для меня.
- О, я не это имела в виду! Кроме того, мы с вами заключили перемирие, не так ли?
- Так. Но перемирие - это временное прекращение вражды. А я бы предпочел устойчивый мир. Что вы думаете по этому поводу?
Тереза была в полной растерянности. Она опустила глаза и тихо ответила:
- Я согласна, если вы этого хотите.
- Очень хочу, поверьте.
У Терезы возникло странное ощущение, что они находятся в замкнутом пространстве, отгороженном от остального мира стеной света, идущего от настольной лампы. Слова Уолтера, словно пальцы, нежно скользили по ее коже, вызывая трепетную дрожь в теле и сухость во рту.
Тереза боялась поднять глаза и встретиться с его напряженным, сверкающим серебром взглядом, потому что тогда она, считай, пропала.
- Мы, кажется, остались одни в этом зале, - едва слышно промолвила Тереза, не узнавая собственного голоса. - Нам, наверное, пора уходить.
- Надеюсь, что Джина не выгонит нас на улицу. Хотите еще кофе?
- Нет, спасибо. - Она коротко рассмеялась. - Может, мне придется завтра выходить на работу... куда-нибудь. Так что я действительно должна идти.
- Как скажете. - И Уолтер подозвал официанта.
Тереза забралась в дальний угол заднего сиденья от греха подальше, памятуя о том, как вел себя Рейнер, когда она ехала с ним в такси. Но она напрасно беспокоилась - в поведении Уолтера не было ни малейшего намека на ухаживание. Скорее наоборот: казалось, он глубоко погрузился в свои мысли.
- Еще раз спасибо за ужин, - сказала Тереза, когда такси остановилось у дома Летишии.
- Мне тоже было очень приятно. Ну как - друзья?
У нее вдруг перехватило горло. Тереза внезапно подумала - это было как вспышка молнии, - что совсем не хочет дружить с Уолтером. Она хочет...
Тереза поспешно отмела эту шокирующую мысль, изгнала из головы, запретила ей появляться снова.
- Во всяком случае, уже не враги, - чуть севшим голосом отозвалась она.
- Тоже неплохо. - Уолтер протянул ей руку. - Давайте пожелаем друг другу доброй ночи согласно обычаю.
Терезе ничего не оставалось, как вложить свои тонкие пальчики в его широкую ладонь. Уолтер мягко потянул ее к себе. Ей следовало бы воспротивиться этому, но она проявила пассивность, хотя и сразу поняла его намерение. Тереза подняла на него глаза, как бы прося не делать этого, но в тот же момент почувствовала на своих губах чувственный поцелуй. Тело ее как бы растворилось во внезапно нахлынувшем ощущении восторга, но волшебное мгновение закончилось, как только Уолтер отстранился.
- Спасибо обычаю, - пробормотал он. - Приятных сновидений, Тереза.
Прижав пальцы к пылающим губам, чувствуя неистовое биение сердца, Тереза смотрела, как он уходит вниз по улице. Она мысленно благодарила Бога за то, что Уолтер никогда не узнает, как отчаянно ей хочется сейчас вернуть его.
Зазвонил будильник, и Тереза, протянув руку, выключила его. Она легла на спину, закинула руки за голову и уставилась в потолок.
- Какая нелепость, - сказала она. - Какая ужасная, дурацкая нелепость!
Интересно, Рейнер уже знает, что я не только ужинала в ресторане с другим мужчиной, но и позволила ему поцеловать меня? И отнюдь не невинно, в щечку, а по-настоящему. Уолтер, наверное, сейчас за завтраком описывает Рейнеру в красках вчерашний вечер.
Тереза чуть не застонала от отчаяния. Мне расставили ловушку, и я в нее попалась. Меня погубила похоть, продолжала размышлять она по поводу событий вчерашнего вечера. Можно сильно и искренне любить кого-то и в то же время испытывать примитивную животную страсть. Я слышала об этом, но не верила. Именно инстинктивное влечение и вызывает у меня Уолтер. И больше ничего.
В этом нет ничего странного - интересный, сильный, знаменитый мужчина всегда привлекает женщин, воздействуя на их низменные чувства своей сексуальной аурой. Обхаживая меня, Уолтер делал все как надо - пригласил в "ресторан, оказывал всяческие знаки внимания, даже пытался заигрывать. А я клюнула на его приманку, потому что ждала всех этих знаков внимания от Рейнера.
Как же Уолтер, по существу незнакомый человек, догадался, чего я хочу? Богатый опыт! - почти сразу нашла ответ Тереза, вспомнив рыжеволосую девицу, на которой вместо одежды было полотенце, и красивую блондинку, виденную ею с Уолтером в ресторане. Да, Уолтер знает, как ублажить женщину. А я, очевидно, так отчаянно хотела получить все это от Рейнера, что перенесла свои чувства - смятение, неудовлетворенную любовь, одиночество - на него.
Это единственное объяснение, которое Тереза могла дать в оправдание своего поведения. Но легче от этого ей не стало.
Она уже заканчивала завтракать, когда к ней заглянула Летишия.
- Привет, милая. Я зашла сказать, что всетаки решила поставить сигнализацию. Одинокие женщины должны принимать дополнительные меры предосторожности.
- Летишия, - умоляющим тоном пролепетала Тереза, - я не хочу, чтобы вы тратились из-за меня.
- Вовсе не из-за вас, а на всякий случай, - отмахнулась та. - Я уверена, что к нам никто не полезет. - Взгляд Летишии упал на стоящие в вазе розы. Боже, какая красота! Милая, у тебя появился поклонник!
Тереза натянуто рассмеялась.
- О нет! Это благодарность за одну услугу.
- Мой дорогой, часто даривший мне цветы, говорил: "Алые розы - страсть, а бледно-розовые - настоящая любовь до конца жизни".
- В моем случае, - сухо заметила Тереза, - это, очевидно, были последние цветы в магазине.
- Ты не романтик, милая! Но я пришла по другому поводу. Если тебя не будет дома после обеда, то я вызову мастеров для установки сигнализации.
Когда Летишия удалилась, Тереза снова подумала, кто все-таки этот "дорогой", которого Летишия столь часто упоминает. Можно, конечно, спросить у Уолтера, но это равносильно вступлению в какие-то личные отношения с ним, а этого Тереза хотела меньше всего.
Поняв намек Летишии, что надо освободить квартиру после обеда, Тереза решила потратить это время на дальнейшее знакомство с Нью-Йорком. Она надела обувь на невысоком каблуке, чтобы не испытывать неудобств во время прогулки, и вышла на улицу.
Экскурсия по городу и по его магазинам в том числе заняла часа четыре. Вернувшись домой, Тереза увидела, что у дома Летишии еще стоит автомобиль охранного агентства, и решила пройтись по саду. Очень скоро она оказалась на лужайке с солнечными часами и села на деревянную скамью.
Здесь по-прежнему стояла тишина, вокруг не было ни души. Жители окружающих сад домов, очевидно, еще не вернулись с работы. Мне бы тоже надо было сейчас быть на работе, подумала Тереза, почувствовав укол совести. Здравый смысл подсказывал ей, что она не скоро найдет работу, подобную той, которую ей предложили в "Карат Юниверсал", но женское чутье советовало не спешить принимать предложение.
Глупо было отрицать, что Уолтер волновал ее. Гуляя по Нью-Йорку, Тереза не раз ловила себя на том, что думает о нем. Он как-то незаметно проникал в ее мысли и доминировал над всем остальным. Почти с замиранием сердца она вспоминала насмешливый блеск его серебристых глаз и как его губы растягивались в улыбке. Тереза могла поклясться, что Уолтер улыбался, когда склонялся к ней для поцелуя.
Все это ее беспокоило еще и потому, что о Рейнере она почти не вспоминала, хотя именно он должен был бы занимать все ее мысли.
Я, наверное, тихо схожу с ума, думала Тереза, глядя на круг солнечных часов. Пытаюсь угадать, что Уолтер сказал Рейнеру и каким образом я могу исправить допущенную мною глупость.
Она перебирала в памяти все свои встречи с Рейнером, начиная с Бостона, где он был нежным и внимательным и строил грандиозные планы относительно их совместного будущего. Там они вынуждены были встречаться тайно, урывками из-за того, что в Бостоне жила его жена. Но Тереза не ожидала, что та же ситуация повторится и в Нью-Йорке, где не было Грейс и они могли встречаться сколько угодно. Эта мысль не давала ей покоя.
Тереза закрыла глаза, подняв лицо к ласковому солнцу. Она попыталась представить Рейнера, каким он был всего несколько месяцев назад, когда улыбался и говорил ей, что во всем мире она единственная женщина, которая ему нужна. Но его образ все время ускользал, хотя Тереза чувствовала, что Рейнер гдето рядом, идет по залитой солнцем тропе и ей надо лишь последовать за ним... Вдруг он оказался рядом с ней, на этой поляне, и Тереза сразу расслабилась, почувствовав себя в безопасности.
Она ощутила его руку - а может, губы - на своих волосах и, улыбнувшись, произнесла:
- Я люблю тебя.
Тереза заставила себя открыть глаза, чтобы увидеть любимого воочию, услышать от него ответное признание. Но, к ее изумлению, Рейнера не оказалось рядом. Вместо него на скамье сидел Уолтер и с улыбкой наблюдал за ней.
- Вы?! - ошеломленно вскричала Тереза. - Что вы здесь делаете?!
- Вы забыли, что я живу здесь? Вон там, - Уолтер махнул рукой в направлении своего дома. - Так что я имею полное право находиться здесь.
- Я хотела спросить, когда вы пришли? Я не слышала ваших шагов.
- Я так и понял, - с легким смешком ответил Уолтер. - Вы отключились ненадолго.
- О-о-о... - в смятении пробормотала Тереза, досадуя про себя: надо же было именно ему застать меня дремлющей на солнце с откинутой головой и наверняка - с открытым ртом. - Я случайно не храпела?
- Нет. Мурлыкали тихонько. - Уолтер говорил серьезно, но в глазах его плясали чертики.
- Я... я ничего не помню, - солгала Тереза, покраснев. - Почему вы не разбудили меня?
- Жаль было. Вы выглядели такой умиротворенной. И на редкость расслабленной. Мне не хотелось, чтобы вы снова вернулись в свое обычное состояние и выставили колючки, словно ежик.
Терезу волновало присутствие Уолтера и то, что он разглядывал ее, когда она даже не подозревала об этом. Она надеялась, что не разговаривала во сне...
- Вы разве не работаете сегодня? - спросила она.
- Уже отработал. Я потратил немало времени, пытаясь найти вас через Эстер. Но когда и она потерпела неудачу, я решил лично наведаться к вам домой. Летишия сказала, что видела, как вы направлялись в сад. - Уолтер развел руками. - И вот я здесь.
- Боже, как это похоже на мой родной городок! Беспроволочный телеграф работает круглосуточно! А я-то думала, что ньюйоркцы не лезут в чужие дела.
- Но я не ньюйоркец, - заметил Уолтер, - я техасец. И в моем родном городке каждый житель тоже проявляет здоровый интерес к делам ближнего.
- Но откуда вы узнали, что я нахожусь именно здесь? - удивлялась Тереза. - Мне казалось, что сюда никто не приходит и здесь можно побыть одной.
- Вы можете и дальше так думать, - иронично заметил Уолтер, - но это и мое любимое место, куда я прихожу, когда хочу побыть наедине с самим собой.
Тереза молчала, обдумывая его слова. Ее райский уголок, ее убежище оказалось на самом деле минным полем. Она решила перейти в наступление.
- Почему вы преследуете меня?
- Потому что мы предложили вам работу и хотим услышать от вас ответ как можно скорее, - терпеливо объяснил Уолтер и добавил: - Без всякого давления, разумеется.
- Даже если я откажусь? - с невольной улыбкой спросила она.
- Думаю, вы не сделаете такой глупости.
- Возможно, во мне говорит инстинкт самосохранения.
- Почему это вам вдруг надо думать о самосохранении? - спросил он почти равнодушным тоном.
- По разным причинам. Я... мне не следовало ужинать с вами вчера.
- Вам не понравилась еда?
- Она была великолепной. - Тереза напряженно смотрела на свои руки, лежавшие на коленях. - Дело не в этом. Я не должна была принимать ваше приглашение...
- О, об этом не беспокойтесь! - небрежно бросил Уолтер. - Обещаю не включать посещение ресторана в обязательный пункт вашего контракта с "Карат Юниверсал".
- Вы прекрасно знаете, что я не это имею в виду, - отчеканила Тереза, пристально глядя на него.
Уолтер насмешливо улыбнулся.
- Ради Бога, Тереза! Вы же не барышня из прошлого века, чтобы придавать значение легкому поцелую на прощание.
- Значит, по-вашему, это так называется?
- Разумеется, - тихо ответил он. - И мне очень жаль, что вы увидели в этом нечто большее.
- Но "легким" тот поцелуй тоже нельзя назвать.
- Согласен. Однако это ничто по сравнению с тем, как я целовал бы вас, если бы собирался заняться с вами любовью. - Он сделал паузу, и Тереза затаила дыхание, боясь нарушить звенящую тишину. - Если не верите, - добавил Уолтер вкрадчиво, задержав взгляд на ее полураскрытых губах, - то придвиньтесь ко мне, и я докажу вам это.
Тереза смотрела на Уолтера, не в силах оторвать от него глаз. Как просто, подумала она в шоке, принять его приглашение - броситься к нему в объятия и снова ощутить его губы на своих губах! Почувствовать, как его руки скользят по моему телу, как его длинные сильные пальцы ласкают меня, доставляя ни с чем не сравнимое удовольствие.
- В конце концов, - продолжал Уолтер как ни в чем не бывало, - солнышко пригревает, трава сухая, я в ближайший час свободен. А как вы?
Тереза чуть не задохнулась от возмущения. Когда к ней вернулась речь и здравость рассудка, она с трудом выговорила:
- Вы что, с ума сошли?! Да как вы смеете говорить мне такое?!
Уолтер засмеялся.
- Когда у вас на лице появляется такое строгое выражение, я не могу удержаться, чтобы не подразнить вас.
- В таком случае, может, вы поймете, почему я не хочу работать у вас, сказала Тереза дрожащим голосом.
- О, на работе вы будете чувствовать себя в полной безопасности. Там это называется "сексуальным домогательством" и грозит судом и солидной выплатой за моральный ущерб. В компании мы от таких вещей бегаем как от чумы.
Тереза чувствовала, что Уолтер все еще подшучивает над ней.
- Вы ничего не говорите о Рейнере, - заметила она. - Ему может не понравиться то, что я буду работать у вас.
- А также то, что я пригласил вас на ужин? - добавил Уолтер, глядя на нее смеющимися глазами.
- Возможно. - Тереза почувствовала, как у нее снова усилилось сердцебиение.
- Тогда зачем говорить ему об этом? - резонно спросил Уолтер. - Ведь ужин в ресторане вряд ли можно назвать настоящим свиданием. И я повторяю, Тереза: наше перемирие остается в силе. Я не собираюсь осложнять вам жизнь.
Тереза была рада слышать это. Однако ее смущало, что у нее с Уолтером появляются какие-то общие тайны, чего не должно быть - ведь она встречается с Рейнером.
- Я все-таки считаю, что мне не следует принимать ваше предложение, сказала она.
- Может, вы и правы, - внезапно согласился с ней Уолтер. - Ваше будущее уже расписано как по нотам, и настоящая, серьезная работа вам ни к чему. У Рейнера уже была одержимая карьерой женщина - его жена, и я сомневаюсь, что он горит желанием завести еще одну такую же. Ему очень тяжело видеть, как преуспевают другие. - Уолтер задумчиво покачал головой. - Думаю, вам лучше пробавляться временной работой - не так рискованно.
- Это смешно и неправда! - горячо возразила Тереза. - И я совсем не это имела в виду, высказывая сомнения по поводу моей работы в вашей компании! Что касается Рейнера, то он, я уверена, будет только рад, если мне удастся найти приличную работу.
- Преклоняюсь перед вашей уверенностью, - сказал Уолтер, слегка пожимая плечами. - В чем тогда проблема?
Во мне, мучительно подумала Тереза, потому что я не доверяю себе, когда нахожусь рядом с тобой! Я не могу положиться на свою реакцию. Ты заставляешь меня чувствовать себя предательницей по отношению к Рейнеру, и это беспокоит меня!
Тереза опустила голову и сказала:
- Я думаю, что это... на уровне инстинкта.
Уолтер вздохнул.
- Тереза, вам надо слушать свой разум, а не сердце. Вы нуждаетесь в хорошо оплачиваемой работе. А нам нужен такой специалист, так вы.
- Но Эстер Эмерсон говорила, что кто-то уходит в декретный отпуск и меня приглашают на временно освободившуюся вакансию.
- Верно. До ухода в декретный отпуск Одри занималась поиском материалов для программ, которые мы готовим. Работы! - Уолтер выразительно чиркнул ребром ладони по горлу. - Обещаю, что скучать вам не придется.
Этого-то я и боюсь! - подумала Тереза.
- Хотите, я сам поговорю с Рейнером об этом? - предложил он. - Чтобы убедиться, что у него нет серьезных возражений против вашей работы у нас.
Терезу неприятно задела издевка в тоне Уолтера, и она резко сказала:
- Я не нуждаюсь ни в его одобрении, ни в чьем-либо еще!
- Значит, вы согласны?
Поколебавшись немного, она кивнула.
- Хорошо, ждем вас утром в понедельник, - подытожил Уолтер. - С Эстер мы все уладим и заплатим ей положенные комиссионные.
- Спасибо.
- Тогда я пойду. - Уолтер легко поднялся со скамьи. - А вы можете досмотреть ваш сон.
Тереза тоже встала.
- У меня вопрос. Кому мне доложить в понедельник о своем приходе?
- Одри работала моим личным секретарем. Я разве не сказал об этом? Уолтер улыбнулся, сверкнув серебристыми глазами, и ушел.
Когда Тереза наконец вернулась в свою квартирку, мастера уже ушли. Летишия сообщила, что дважды звонила Эстер Эмерсон, а также Рейнер.
Тереза позвонила по оставленному им номеру телефона и по шуму на противоположном конце провода поняла, что Рейнер находится в очередном баре. Она тяжело вздохнула.
- Привет, лапочка! - оживленно поприветствовал он ее. - Как дела?
- Неплохо, - не столь бодро ответила Тереза. - Мне предложили работу.
- Прекрасно. Надеюсь, там хорошо платят? Я тут узнавал насчет квартир, и то, что нам подходит, стоит недешево.
У Терезы немного повысилось настроение.
- Давай посмотрим несколько вариантов в этот выходной? - предложила она.
- Боюсь, ничего не получится, лапочка. В этот уик-энд меня не будет в городе. Работа, ничего не поделаешь!
- О, какая жалость... Когда же мы увидимся?
- Любовь моя, я тоже хочу видеть тебя, но зашиваюсь на работе. До следующей недели у меня не будет ни одной свободной минуты.
- Я могу поехать с тобой.
- Тесе, ты умрешь там от скуки! Я буду так занят, что не смогу уделить тебе ни секунды.
- Но будут ночи... - неуверенно сказала Тереза.
- Это еще неизвестно, - быстро - слишком быстро - возразил Рейнер. - Я еду от фирмы не один, предполагается вечеринка, и, если она затянется до рассвета, мне придется присутствовать. Прости, любимая, но работа для нас сейчас самое главное. В любом случае мы не можем жить приклеенными друг к другу. Я хочу сказать, каждый из нас должен иметь определенную свободу... Что? - Его голос удалился от трубки. - Да, уже иду, - сказал комуто Рейнер и затем вернулся к разговору с Терезой. - Лапочка, я должен бежать. Как только приеду, сразу позвоню. Купи себе новое платье, и я проведу тебя по клубам.
Положив трубку на рычаг, Тереза сидела некоторое время, уставившись на стоящие в вазе розы. Она только что фактически предложила Рейнеру себя, а он отверг ее. Сам Рейнер, возможно, так не думал, но именно это и произошло. Тереза попыталась примириться с этим фактом.
Она собиралась рассказать ему все - как выручила Уолтера, об ужине с ним, о предложенной работе, - но Рейнер не дал ей такой возможности. Судя по всему, его даже не интересовало, как она проводит время в Нью-Йорке. Терезе было больно осознавать это.
Она снова стала вспоминать, каким он был раньше и каким стал теперь. Тереза обращала внимание на какие-то детали, которым прежде не придавала значения и которые говорили не в пользу Рейнера, но уже в следующую минуту находила для него оправдание, и так продолжалось долго.
- Боже, что со мной творится?! Меня же никогда не мучили все эти сомнения! - громко сказала Тереза и вдруг замерла, почувствовав, как сдавило горло.
Она прекрасно знала, что с ней происходит. Причина ее терзаний имела рост более шести футов, глаза, блестевшие как серебро, обворожительную улыбку. Звалась эта причина Уолтером Макговерном, и, начиная с понедельника, Терезе предстояло проводить с ним в офисе каждый божий день.
Тереза боялась, что совершила величайшую глупость в своей жизни, согласившись на эту работу.
Она сомневалась, что будет работать в "Карат Юниверсал", до тех пор, пока не подошла к дверям компании.
Соберись! - приказала себе Тереза и вошла в здание. В приемной ее широкой белозубой улыбкой встретила Эвелин.
- С возвращением! У Верджи такое лицо, словно она глотнула уксуса, зашептала девушка. - Значит, ты сделала что-то правильное.
- Я не уверена в этом, - отозвалась Тереза.
Не успела она сесть, как в приемную влетела Верджи.
- А вот и ты! Явилась наконец! - с порога начала брюзжать она. - Уолтера не будет до ланча, но это не означает, что ты можешь прохлаждаться! Мне нужно записать твои данные в учетную карточку, иди за мной.
Тереза заполнила анкету и указала номер своей страховки. Отсутствие Уолтера она рассматривала как временную отсрочку приговора, но лишь до того момента, как Верджи вручила ей бобину с магнитофонной пленкой.
- Уолтер оставил это для тебя вчера вечером. Советую заняться ею до его прихода.
Вчера вечером? - удивилась Тереза. Не может быть!
Она заправила ленту в магнитофон и надела наушники.
- Тереза, надеюсь, что вы прослушаете эту запись, иначе я буду чувствовать себя полным идиотом. - Голос его звучал как всегда немного насмешливо, и у Терезы возникло ощущение, что Уолтер стоит рядом. Она даже подняла глаза, ожидая увидеть его. - Я подумал, что вам стоит просмотреть распечатку, сделанную со спасенной вами пленки, потому что нам предстоит вместе работать над ней. Я записал на этой кассете кое-что новенькое об убийстве Уильяма Маккинли, и мне бы хотелось, чтобы вы занялись расшифровкой. Но прежде чем вы начнете скрежетать зубами и обзывать меня по-всякому, позвольте мне сказать, что я ни в коем случае не считал само собой разумеющимся, что вы будете работать у меня. Я просто надеялся на это. До встречи.
Тереза, разумеется, пришла в ярость. Очень умно, мистер Макговерн! Формальные отношения между боссом и секретарем - вот что будет моей главной защитой против вас. Никаких других отношений между нами и быть не может, даже если бы не было Рейнера! Вы телезвезда, а я вела себя подобно худшей из толпы ваших поклонниц, околдованных вашими мужскими чарами, и это ввело вас в заблуждение.
Самым разумным будет отнестись к этому, как к своего рода болезни, с неприязнью подумала Тереза. И стараться любыми способами избегать рецидива.
Она начала расшифровывать запись и невольно заинтересовалась. История не была любимым предметом Терезы в школе, но здесь речь шла об отдельных исторических личностях и о том бурном времени, в котором они жили. Тереза понимала, что эта серия передач вызовет большой интерес у телезрителей.
После полудня она закончила читать черновой вариант сценариев и уже убирала папки с текстами на полку, когда услышала в коридоре голос Уолтера.
Тереза вздрогнула и посмотрела на дверь. Он вошел, бросив кому-то фразу через плечо, и остановился. Прислонившись к косяку, Уолтер окинул свою новую помощницу критическим взглядом.
- Вы все-таки пришли.
- Разумеется, - с напускным равнодушием ответила Тереза. - А вы ожидали другого?
- О, там, где речь идет о вас, Тереза, можно ожидать чего угодно. Я это быстро усвоил. - После паузы Уолтер спросил: - Что вы думаете о моей версии убийства Маккинли?
- Интересно, но многое мне кажется спорным.
- Вот как? - язвительно заметил Уолтер. - Впрочем, Бог с ним, с Маккинли! Берите свою сумочку, мы отправляемся в кафе на ланч.
- Я предпочитаю перекусить здесь.
- Это не светское приглашение, у меня деловой ланч с продюсером моей серии. Вы мне нужны, чтобы стенографировать беседу. Жду вас в приемной через пять минут. - Он повернулся и вышел.
Тереза глубоко вздохнула. Я напрасно беспокоилась, подумала она, Уолтер сам расставил все по местам - четко и предельно ясно.
Теперь она знала точно, где ее место, и это должно было бы успокоить ее. Однако у Терезы возникло странное ощущение, что она потеряла что-то очень ценное.
В конце первой недели работы в "Карат Юниверсал" Тереза чувствовала себя уже более уверенно и спокойно. Уолтер продолжал относиться к ней ровно и по-деловому, но работать с ним было нелегко. Он хотел, чтобы любая его просьба выполнялась немедленно, и раздражался, когда ожидания не оправдывались. Однако это служило Терезе большим стимулом в работе, и она гордилась, что Уолтер редко делал ей замечания.
Между ними происходило как бы молчаливое соревнование, в котором предпочтительным результатом считалась почетная ничья.
Тереза приходила на работу в восемь тридцать и начинала день с разбора почты. Она редко уходила в пять вечера, оставаясь на своем рабочем месте, как правило, намного дольше. Ей было гораздо интереснее в творческой атмосфере "Карат Юниверсал", чем на прежнем месте, она с удовольствием вникала в тонкости журналистской кухни.
- Интервью, - сказал ей однажды Уолтер, - похоже на игру в шахматы: приходится думать на три хода вперед. Тебя пытаются заблокировать, а ты ждешь, когда собеседнику уже не останется ничего другого, кроме как ответить на твой вопрос. Возможно, иногда я бываю излишне жесток, зато зрителей от телевизора не оторвешь.
Нет, это ты заставляешь их сидеть перед экраном, мысленно возразила Тереза.
Она была с Уолтером в студиях и наблюдала, как он ведет себя перед телекамерами. Она видела, что камеры любят его, чувствовала напряженное волнение в студии, ощущение опасности, исходившее от Уолтера. От этого зрелища у нее мурашки бежали по спине.
Тереза была слишком занята на работе, чтобы часто предаваться мыслям о Рейнере. Он, словно ребенок, хвастался своими успехами и тем, как ценит его руководство фирмы. Тереза, естественно, радовалась за него. Его успехи важны для нашего будущего, постоянно напоминала она себе. Рейнер по-прежнему не знал, где она работает, и ее неоднократные попытки рассказать ему об этом пресекались коротким: "Я рад за тебя, лапочка".
Рейнер, как и обещал, провел ее однажды по ночным клубам. Никакого удовольствия Тереза от этого не получила. Ей хотелось потанцевать, а Рейнер усаживался у стойки бара и показывал ей на разных знаменитостей, чьи имена почти ничего не говорили ей.
В конце концов, когда он пригласил ее в очередной клуб, Тереза солгала, что завтра ей надо быть на работе очень рано и она хочет лечь спать пораньше. Так закончилась клубная эпопея.
Но в ближайшие выходные все будет подругому, твердо сказала себе Тереза, потому что Рейнер обещал делать в мой день рождения то, что я захочу. У него был фонтан идей насчет субботы, включая полет на воздушном шаре, но Терезе удалось убедить его, что не нужно ничего экстравагантного.
- Я хочу провести свой день рождения с тобой тихо и спокойно. Мы можем прокатиться по Гудзону или погулять по Манхэттену.
- По Манхэттену? Это еще зачем? Туда ходят только туристы. - Рейнер был явно недоволен ее предложением.
- Хорошо, - засмеялась Тереза, - мы будем говорить там по-французски, а потом приедем ко мне и я приготовлю для тебя праздничный ужин. - Она уже знала, что на выходные Летишия уедет к родственникам.
Рейнер пожал плечами.
- Ну ладно, если тебе так хочется. Я только надеюсь, что мы не встретим там никого из моих знакомых.
Тереза ожидала услышать от него совсем другое, но надеялась, что, когда придет этот день, настроение у Рейнера будет более радужным.
Обеденное время в пятницу Тереза потратила на закупку продуктов ко дню рождения. Когда она вернулась на работу, на ее столе лежала записка от Уолтера; Он сообщал, что не вернется до конца дня и что она может уйти после того, как отпечатает материал, записанный на прилагаемой пленке.
Великолепно! - обрадовалась Тереза. Я быстро освобожусь и смогу уже сегодня приготовить кое-что из праздничного меню!
Она быстро закончила работу, схватила сумку и выпорхнула из офиса, оставив без внимания злобное шипение Верджи по поводу "тепличных условий, созданных кое-кому".
Тереза вставила ключ в замочную скважину своей двери, и тут у ее ног появился Мерфи, радостно лая и виляя хвостом. Следом за ним показалась и Летишия.
- Ты сегодня рано, милая, - сказала она, протягивая Терезе пухлый конверт. - Это принес посыльный для тебя.
Тереза улыбнулась и наклонилась, чтобы погладить пса.
- У меня завтра день рождения. Возможно, это в связи с ним.
Она открыла конверт. В нем лежала коробочка шоколада и открытка. На ее обратной стороне было написано: "Любимая, прости, что завтра не смогу быть с тобой. Меня посылают в командировку в Рочестер. Желаю хорошо провести время! С любовью, Рейнер".
- О, какая красота! - воскликнула Летишия, увидев яркую коробочку. Милая, что с тобой? Ты не заболела?
- Ничего страшного, - ответила Тереза, пытаясь сохранять самообладание. Просто у меня были кое-какие планы, но теперь придется от них отказаться. Я немного расстроилась.
- Ты побелела как полотно, - продолжала беспокоиться Летишия. - Давай я приготовлю тебе кофе с бренди.
- Спасибо, но я не больна, - заверила ее Тереза, улыбнувшись через силу. - Просто расстроилась из-за ерунды.
Летишия внимательно посмотрела на нее и больше не стала настаивать. Когда хозяйка ушла, Тереза открыла мусорное ведро и со злостью швырнула туда и шоколад, и открытку, а затем и продукты, купленные к праздничному столу. Она не верила, что Рейнера заставили поехать на конференцию, - наверняка сам напросился. Ее также возмутил подарок - безликий шоколад - словно она была одной из его проклятых клиентов, а не любимой, как он утверждал, женщиной.
Тереза свернулась калачиком в углу дивана и обхватила себя руками.
Она могла поехать к родителям, но те обязательно начнут приставать с расспросами, почему вдруг у Терезы изменились планы. Она никогда не говорила отцу и матери о Рейнере, но они, конечно, догадывались, что именно из-за мужчины их дочь собирается отмечать свой день рождения в Нью-Йорке. Кроме того, Терезе не хотелось обижать родителей, а то получится, что она приехала домой, потому что другой вариант провалился.
Если уж кого обижать, так это саму себя, подумала Тереза, чувствуя лишь злость и разочарование.
Вернувшись домой, Уолтер ощутил небольшую усталость. Неделя выдалась еще та - во всех отношениях, мрачно подумал он. Он намеревался принять душ, выпить стаканчик виски, а затем сесть и серьезно подумать над одной проблемой.
Уолтер был в холле, когда со второго этажа спустился Рейнер с дорожной сумкой в руке.
- Привет! - с напускной небрежностью поздоровался Рейнер. - Не ожидал, что ты придешь так рано.
- Я, кажется, всегда не вовремя, - буркнул Уолтер, бросив взгляд на его сумку. - Ты вроде не говорил, что уезжаешь на уик-энд.
- Планы неожиданно изменились. Работаю как вол, так что, думаю, заслужил небольшой отдых.
Рейнер стыдливо отводил глаза в сторону, и это не понравилось Уолтеру.
- Один едешь? - поинтересовался он.
- Увы, один! - отозвался Рейнер, и сразу было видно, что он лжет. - У Грейс, кажется, свои планы на эти дни.
- Какая жалость! - Рот Уолтера дернулся в презрительной улыбке. У него все кипело внутри, и к этому примешивалось еще одно чувство, которому он не мог найти определения.
- Увидимся в воскресенье вечером, - сказал Рейнер и направился к двери.
- Кстати, как продвигаются твои поиски квартиры?
Рейнер, удивленный, оглянулся.
- Неплохо. Уже есть несколько приемлемых вариантов.
- Рад слышать. - Уолтер улыбнулся. - Не тяни с переездом, хорошо?
Лицо Рейнера пошло красными пятнами. Он зло посмотрел на Уолтера и покинул дом, хлопнув дверью.
Уолтер отправился в гостиную и плеснул в стакан виски. Сделав быстрый глоток, он подошел к застекленным дверям и обратил невидящий взгляд на залитый солнцем сад.
Нетрудно догадаться, с кем этот негодяй едет отдыхать! - возмущенно подумал Уолтер. И я, дурак, еще помог им, разрешив ей уйти с работы пораньше. Если бы я знал об их планах, то специально придумал бы для нее задание, чтобы она сидела в офисе до полуночи! То-то она ходила в последние два дня в приподнятом настроении, прямо сияла от счастья! Теперь все понятно.
- Пошли они оба к черту! - в сердцах воскликнул он, сделав изрядный глоток виски. - Они стоят друг друга.
Уолтер ругал себя за то, что потратил на Терезу время, которое мог использовать на более стоящее дело. Он решил позвонить Валери и пригласить ее на ужин. Заодно она посоветует, как улучшить интерьер гостиной. Или что-нибудь еще.
Валери обрадовалась его звонку.
- Ужин? О, замечательно! Почему бы вам не приехать ко мне? В субботу вечером у меня соберется несколько друзей - в неформальной обстановке. Я собиралась позвонить вам, но подумала, что вы, вероятно, заняты.
- Был занят, но сейчас хочу хорошо расслабиться.
- Я с удовольствием помогу вам... - многозначительно сказала Валери, если вы считаете, что мне это под силу.
- Не исключено.
Положив трубку, Уолтер криво усмехнулся. Остаток вечера она просидит на телефоне, собирая на ужин ничего не подозревающих гостей, или я ничего не понимаю в женщинах.
Ну и что? - подумал он, пожав плечами. Валери красива и соблазнительна. Именно то, что мне нужно, - по крайней мере, на какоето время.
У Уолтера не было иллюзий, что Валери именно та женщина, которая нужна ему на всю жизнь. Он только не понимал, почему вдруг стал абсолютно уверен в этом.
Зазвонил телефон.
- Да? - Уолтер нахмурился, услышав встревоженный голос Летишии. Что-нибудь случилось? Успокойся...
Столько писем и открыток Тереза "не получала с тех пор, как переехала в Нью-Йорк. Но радости ей это почти не прибавило. Накануне вечером она заснула в слезах и утром, в свой день рождения, снова чуть не разрыдалась, когда прочитала поздравительные открытки от родителей и друзей и осмотрела подарки. Она еще пронзительнее почувствовала свое одиночество.
После завтрака Тереза отправилась в супермаркет за продуктами, но на этот раз ее выбор был гораздо скромнее того, что она купила накануне, в пятницу. Вернувшись домой, она оглядела свою квартирку и решила заняться уборкой надо было убить время, а механическая работа всегда успокаивает нервы.
Стук в дверь застал ее врасплох. Кто бы это мог быть? - удивилась Тереза. Летишия уехала... Если только Рейнер отказался от поездки в Рочестер? У нее перехватило горло от тоскливой надежды. Она открыла дверь.
- Поздравляю с днем рождения! - сказал Уолтер. - Можно войти?
- Да, - пролепетала Тереза. - Входите.
- Я потрясен, - пошутил он, проходя в комнату. - Секунду назад я подумал, что мне придется оставить подарок у двери.
- Вы принесли мне подарок?! - Тереза смотрела на него во все глаза.
- Я понимаю, что в дни рождений такого обычно не делают, - с веселой иронией откликнулся Уолтер, - но я по натуре человек эксцентричный. - Он вручил ей небольшой тяжелый сверток.
- Откуда вы узнали, что у меня сегодня день рождения? Летишия сказала?
- Нет, вы заполняли анкету, когда устраивались к нам на работу. Если вы проработаете у нас до следующего года, то девочки обязательно организуют в этот день чай с тортом и шампанским.
- О! - Тереза все еще не могла прийти в себя. - Вряд ли, но все равно спасибо.
- На здоровье! Теперь полагается предложить мне кофе, а пока я буду пить его, вы посмотрите подарок.
Тереза улыбнулась дрожащими губами.
- Это такой обычай?
- Да. Но если вы думаете, что так делают только в Техасе, то вы ошибаетесь.
- В таком случае, варите сами свой кофе! - сердито бросила Тереза.
Уолтер улыбнулся л пошел в кухню.
Она села на диван, развернула золотистую обертку и открыла коробочку. В ней лежало изящное пресс-папье из толстого витого стекла дымчато-серого, нежно-розового и серебристого цветов. В центре этого плетения находился стеклянный бутон розы темно-розового цвета. Эта вещица была настоящим произведением искусства. Тереза бережно взяла ее в ладони.
- Я даже не знаю, что сказать! - восхищенно воскликнула она, когда Уолтер вернулся с кухни. - Вы не должны были...
- Это взятка, - заявил он, прервав поток благодарностей, - чтобы вы остались в компании и мирились с моим жутким характером.
- Одри, очевидно, думает иначе, - с улыбкой сказала Тереза.
- Одри ждет ребенка, и ее планы могут измениться. Такое бывает, мне говорили. - Он замолчал, потом резко спросил: - Где вы храните кофе?
- В буфете на верхней полке слева. Я сама...
- Оставайтесь на месте, - распорядился он. - У вас день рождения.
- Да, сэр, - подыграла ему Тереза.
Уолтер принес две чашки дымящегося кофе. Тереза заметила, что он приготовил его, как она любит - крепкий, с небольшим количеством молока. Видел, наверное, как я готовлю кофе на работе, подумала она.
- Как вы собираетесь провести сегодняшний день? - спросил Уолтер, усаживаясь за столом напротив нее.
- Не знаю... я не думала об этом.
- Не можете же вы просидеть в четырех стенах весь день одна, в собственный день рождения!
- Вначале я планировала прогулку по реке... и по Манхэттену, - призналась Тереза, водя указательным пальцем по краю чашки.
- И что же мешает вам сделать это?
- Это была глупая идея.
- А я думаю, что блестящая! - бодро возразил Уолтер. - Можно мне пойти с вами?
Тереза вскинула на него округлившиеся глаза.
- Вам-то зачем это?
- Обожаю гулять там.
- Вы шутите, - не поверила она.
- Ну вот что, - деловито сказал Уолтер. - Я допиваю кофе и даю вам пятнадцать минут на сборы.
- Я не буду переодеваться.
- И не надо. Только нанесите немного косметики на лицо, а то люди подумают, что я так жестоко обращался с вами, что вы проплакали всю ночь.
Тереза покраснела.
- Вы ошибаетесь. Я не плакала.
- Не лгите, - мягко посоветовал он. - И не вздумайте убежать куда-нибудь, потому что я все равно найду вас. - Уолтер допил кофе и встал. - Через пятнадцать минут, договорились?
Тереза молча кивнула. Она дотронулась пальцами до пресс-папье и погладила его.
- Еще раз спасибо за подарок. Я сохраню его навсегда.
- В этот раз мне захотелось подарить вам розу, которая никогда не увянет, - тихо сказал Уолтер. - Я рад, что вам понравилось.
После его ухода Тереза взяла пресс-папье и, прижав его к пылающей щеке, просидела так несколько минут.
- Сегодня мой день рождения, - прошептала она, - и я собираюсь быть счастливой, чего бы мне это ни стоило.
На Гудзоне гулял ветер, и Тереза была рада, что захватила жакет. Она сняла с шеи шарф и повязала им разметавшиеся волосы, оставив длинные концы болтаться сзади.
Перед выходом из дома она привела лицо в порядок - с помощью пудры замаскировала предательские тени под глазами, наложила немного румян на скулы. Тереза даже брызнула на себя французскими духами, присланными в подарок, и вдела в уши серебряные серьги - тоже подарок, от Лили.
Ей казалось, что она выглядит хорошо, но если она ждала комплимента от Уолтера, то напрасно.
- Готовы? - коротко бросил он, ровно через четверть часа снова появившись на пороге ее квартиры. - Тогда пошли.
После прогулки по реке они отправились на Манхэттен.
- Хотите присоединиться к группе с гидом или побродить самостоятельно? спросил Уолтер.
- Самостоятельно, - ответила Тереза. - Раз вы обожаете здесь гулять, то в случае чего сможете исполнить роль экскурсовода.
Они медленно двинулись вперед. Тереза стала замечать, что прохожие бросают в их сторону любопытные взгляды и перешептываются.
- Вас, кажется, узнают, - сказала она. - Ваша популярность помогает вам в работе?
Уолтер пожал плечами.
- Не знаю. Никогда не задумывался над этим.
К нему подошла женщина и протянула открытку с ручкой.
- Вы не могли бы дать автограф, мистер Макговерн? Я смотрю все ваши передачи!
- Приятно это слышать, - вежливо ответил Уолтер, подписывая открытку.
К нему тотчас потянулись и другие люди, размахивая открытками, листками бумаги, путеводителями. Одна девушка протянула руку, и Уолтер расписался у нее на запястье.
- Вас это не раздражает? - спросила Тереза, когда они наконец остались вдвоем.
- Иногда, но я понимаю, что это нехорошо с моей стороны. Все эти люди фактически обеспечивают мое существование, а телевидение очень ненадежная штука. Оно может поднять высоко, а затем - не успеешь оглянуться - как уже барахтаешься внизу. Я хочу уйти до того, как начнется мой закат.
- Вот как? - Тереза посмотрела на него в изумлении. - Чем же вы будете заниматься?
- Вернусь к своей первой любви - к лошадям. Мой отец всегда надеялся, что когда-нибудь я займу его место в управлении нашей конефермой.
- Вы уедете из Нью-Йорка? И бросите свой красивый дом?
- Когда придет время. Для меня секрет счастья состоит в том, чтобы найти свое настоящее место в жизни и делать то, что мне по душе.
- И для вас это лошади, - медленно сказала Тереза.
- Животные честны, не то что некоторые люди, с кем мне приходится иметь дело. - Уолтер вопросительно взглянул на нее. - Думаете, я не способен кардинально изменить свою жизнь?
- Я думаю, что вы способны сделать все, что ни захотите, - тихо ответила Тереза. - Спасибо, что вы привезли меня сюда.
- Я тоже получил от прогулки удовольствие. И я знаю, что вы можете сами добраться до дома и что вы не хотите больше отнимать у меня время. Но вам так легко от меня не отделаться.
- Откуда вы знаете, что я собиралась сказать?!
- За ту неделю, что я проработал вместе с вами, я научился понимать вас с полувздоха. На этот раз я понял, что вы пытаетесь тактично сказать мне, чтобы я отвалил.
Тереза подавила смех.
- Мне не нравится, что я такая прозрачная!
- Вовсе нет. По крайней мере, для других людей. - Пока Тереза осмысливала его слова, он продолжил: - Куда бы вы хотели пойти после ланча? В "Метрополитен-музей"?
- Блестящая идея!
- Но мы пойдем туда, когда погода изменится. - Увидев удивленный взгляд Терезы, он пояснил: - Скоро начнется дождь, уж поверьте мне. Техасцы знают толк в дождях.
- Невероятно! Сейчас просто жарко. - Тереза повесила на руку свой жакет. - С моей стороны не будет наглостью, если я скажу, что хочу мороженого?
- Это ваш день, - тихо сказал Уолтер. - Вы можете иметь все, что хотите. Абсолютно все.
Тереза собралась пошутить по поводу его щедрого заявления, но, когда она встретилась с Уолтером глазами, слова замерли у нее на губах. Его дотоле спокойный взгляд стал вдруг напряженным. Здесь уже было не до шуток. Глаза Уолтера ласкали Терезу, и в них отражались чувства, которые не нуждались в словах.
Тереза чувствовала сильное биение своего сердца, по ее телу пробегала странная дрожь - смесь нервозности и восторженного волнения. У нее возникло желание протянуть руку и дотронуться до руки Уолтера, ощутить нежность его объятий, почувствовать его теплые, требовательные губы на своих губах... Это потому что я страдаю по Рейнеру и ищу утешение у других! - подумала она в панике.
Но Уолтер предлагал ей не утешение. В его глазах читалась страсть. В них темнел опасный омут. Восторг и мучение. Тереза была не готова к этому.
- Я думаю, ланча и музея будет вполне достаточно, - сказала она, отворачиваясь. Голос ее прозвучал тонко и хрипло. - Пойдемте?
Тереза постаралась привести свои чувства в порядок, и, когда Уолтер принес ей мороженое, она уже успокоилась и даже попыталась шутить.
- Сознайтесь, когда вы в последний раз угощали даму мороженым? кокетливо спросила она.
- Даже не припомню, - с улыбкой ответил он. - Возьмите скорее этот чертов рожок, пока он не потек.
- А себе вы не купили?
- Я на диете, - торжественно заявил Уолтер. Усевшись рядом на скамью, он наблюдал за Терезой с выражением веселого недоверия на лице. - Сколько, вы сказали, вам исполнилось сегодня?
- Ничего я вам не говорила, - прошепелявила Тереза, пытаясь справиться с быстро тающим мороженым.
- Я бы вам дал сейчас не больше десяти лет, - продолжал забавляться Уолтер. - Господи, леди, вы даже нос испачкали этой штукой.
- Ой, где?! - Тереза скосила глаза, но ничего не увидела.
- Здесь, - сказал Уолтер и, наклонившись, быстрым и чувственным движением снял языком белую каплю с кончика ее носа.
На мгновение мир вокруг Терезы остановился. Она ощутила, как по ее телу разливается жар.
- Я... вы, кажется, не хотели мороженого, - пробормотала она слегка дрожащим голосом.
- Проблема пагубных привычек! - с напускной небрежностью бросил Уолтер. Никогда не знаешь, когда они могут вернуться к тебе.
- У вас пристрастие к мороженому? - удивленно спросила Тереза.
- Кто говорит о мороженом? - Уолтер ухмыльнулся. - Пошли, а то попадем под дождь.
Тереза последовала за ним. У нее было ощущение, что она стоит на краю головокружительной пропасти.
О Боже, подумала она, я должна быть очень осторожной!
Несмотря на ее опасения, вторая половина дня прошла спокойно, без эмоционального напряжения. Они пообедали в небольшом французском ресторанчике, а затем пошли в "Метрополитен-музей", где Тереза, переходя из зала в зал, в течение двух часов наслаждалась произведениями искусства.
Прогноз Уолтера оправдался: когда они вышли из музея, на улице моросил холодный, противный дождь. Он взял ее за руку и, прежде чем Тереза поняла, что происходит, втащил в фойе какого-то отеля.
- Посушитесь в дамской комнате, - распорядился он. - Встретимся в холле.
Вернувшись, она нашла Уолтера сидящим за низким столиком у большого камина, в котором горел огонь.
- Как в сказке, - тихо сказала Тереза.
Она опустилась в мягкое кресло и протянула озябшую ногу к огню. В этот момент официант принес поднос с горячим чаем, бисквитами и пирожными.
- Праздничного пирога у них, к сожалению, не оказалось, - сказал Уолтер.
- Вы меня поражаете. - Тереза покачала головой.
- Иногда я и сам себе поражаюсь. - В голосе Уолтера слышались горькие нотки, но, когда Тереза взглянула на него, он улыбнулся и передал ей тарелку с бисквитами.
- Уолтер, - спросила она чуть позже, - вы не объясните мне кое-что?
- Пожалуйста, если смогу.
- Вы не знаете, кто тот "дорогой", которого так часто упоминает Летишия?
- Конечно, знаю. Это мой дядя - старший брат моей матери. Его жена вскоре после свадьбы заболела полиомиелитом, и семейная жизнь закончилась, едва успев начаться. Дядя был богат и потратил целое состояние на то, чтобы вылечить жену, но ничто не помогло - она осталась прикованной к инвалидному креслу до конца своих дней. Примерно в это время дядя встретил Летишию - он спонсировал балетный спектакль, в котором она танцевала главную партию. Летишия, видя, в каком состоянии он находится, была очень добра к нему. Они стали любовниками. Это продолжалось пятнадцать лет, пока тетка была жива. Если бы не Летишия, дядя сломался бы.
- А его жена знала о романе?
- Нет, и на ней это никак не отражалось. Моя мать считала, что в этот период дядя был даже более внимателен к своей жене, чем раньше, и уделял ей больше времени. Он очень о ней заботился, но она была инвалидом практически всю их совместную жизнь, а он - сильным здоровым мужчиной. С Летишией мой дядя мог расслабиться, почувствовать себя счастливым. - Уолтер криво улыбнулся. - Вы, наверное, заметили, какое у нее доброе сердце. Летишия давала дяде то, в чем он больше всего нуждался. После смерти тетки они собирались пожениться, но Летишия не захотела переезжать туда, где жила ее несчастная предшественница, и дядя купил ей дом, в котором она живет сейчас. Он также положил в банк на ее имя приличную сумму, так что она может не работать, если не хочет. - Уолтер удрученно покачал головой. - Летишия отказывалась, но дядя настоял, как будто чувствовал, что им не суждено быть вместе. Он скоропостижно скончался за три недели до их бракосочетания.
- Бедная Летишия, - прошептала Тереза. - Значит, вы живете в доме дяди?
- Да, он завещал его мне. Я часто виделся с ним и с Летишией, когда переехал в Нью-Йорк.
- Извините меня за излишнее любопытство, - смущенно сказала Тереза.
- Ничего страшного, - ответил Уолтер. - Я думаю, скоро Летишия сама расскажет вам об этом.
- Вполне возможно. - Тереза поставила пустую чашку на стол. - Чай был восхитительным, и вообще весь день был великолепным.
Уолтер внимательно посмотрел на нее.
- Он не обязательно должен заканчиваться в этом холле. Отель большой, в нем много разных возможностей. В нашей власти ознакомиться с некоторыми из них.
Его слова, наполненные скрытым смыслом, повисли в воздухе.
- Боюсь, что сейчас из меня получится плохой спутник, - поспешно сказала Тереза и притворно зевнула. - Я чувствую себя уставшей после всей этой ходьбы и еды...
- В отеле есть спальни, и, как я слышал, очень удобные.
Глупо притворяться, что я не понимаю его! - пронеслось в голове у Терезы. Я не сомневаюсь, что Уолтер уже выяснил ситуацию у администратора. Стоит мне сказать лишь слово, и он отведет меня в один из номеров и там займется со мной любовью. И я отдамся ему душой и телом. На этом все и закончится.
Совместного будущего с Уолтером у меня и быть не может, а вдобавок ко всему я потеряю еще и работу. Кроме того, эпизодическая сексуальная связь не для меня. Мне нужна любовь и преданность - меньшее меня не устраивает.
Если пустить все на самотек, то Уолтер может стать смыслом всей моей жизни, в то время как я буду лишь телефонным номером в его записной книжке. А через некоторое время и номер исчезнет, словно меня никогда и не было в жизни Уолтера.
Тереза медленно встала с кресла. Внешне она выглядела спокойной, хотя изнутри ее била дрожь, в горле пересохло, а ноги стали ватными.
- Я бы все-таки предпочла вернуться домой, - твердо сказала она.
- Как вам будет угодно, - бесстрастно - ни малейшего намека на сожаление или просьбу остаться - ответил Уолтер и тоже встал. - Я попрошу вызвать для вас такси.
На улице шел сильный дождь. Тереза села в машину и ждала, когда Уолтер последует за ней. Но он закрыл дверцу, и она увидела, как он дал водителю деньги и назвал ее адрес.
- Вы разве не едете? - спросила она через приспущенное стекло.
- Думаю, мне не помешает немного проветриться, - с легкой иронией ответил Уолтер.
- Но вы промокнете! - сказала Тереза, покраснев.
- В такой чудесный день? - насмешливо спросил он. - Ни за что.
Такси отъехало, и Тереза увидела через заднее стекло, как Уолтер повернулся и зашагал в противоположном направлении.
Я совершенно правильно сделала, что не осталась, убеждала она себя, пока такси везло ее домой. Но если я права, то почему у меня так болит сердце?
Тереза смотрела через мокрое от дождя окно такси на полупустые улицы и мрачные дома и пыталась разобраться в том, что с ней происходит. Приподнятое настроение, ощущение счастья, которые сопровождали ее весь день подобно верным пажам, вдруг исчезли, а вместо них появились боль и неуверенность.
Поведение Рейнера вызвало у меня шок и разочарование, размышляла Тереза, но это недостаточно серьезная причина для того, чтобы тут же броситься в объятия другого мужчины. И особенно такого, как Уолтер Макговерн, который при желании может иметь любую женщину. И наверняка имеет - нарочно посыпала она солью свою сердечную рану.
Она вдруг вспомнила, что Уолтер ни разу не упомянул Рейнера, не спросил, почему она не с ним в свой день рождения. Знал ли он, что Рейнер обманул меня? Может, он провел со мной этот день из жалости? Или за этим Скрывается какой-то другой, менее благородный мотив?
Тереза содрогнулась при этой мысли. Все понятно: соблазняя меня, Уолтер таким образом окончательно разрушает мои отношения с Рейнером. А ведь я почти уступила ему, поддавшись его мужским чарам и сексуальному обаянию. С другой стороны, эти качества - главные инструменты его профессии. Во многом именно благодаря им он имеет оглушительный успех. Кроме того, что Уолтер журналист несомненно высокого уровня, для телезрительниц он является к тому же мужчиной их мечты. Этакое опасное и притягательное сочетание сексуальный интеллектуал. Объект женского обожания и желания.
А тут я, вся из себя, с новым шарфом на шее и с новыми сережками в ушах, явилась пред его очи, как ягненок на заклание! - горько высмеивала себя Тереза.
Она, конечно, знала, что Уолтер притягивает ее к себе, но была уверена, что чувства к Рейнеру уберегут ее от глупых шагов. Однако сейчас, когда их отношения портились с каждым днем, Тереза осознала, насколько зыбкой была та почва, за которую она цеплялась, пытаясь противостоять Уолтеру.
А все потому, что с Уолтером ей было легко. Она могла разговаривать с ним свободно на различные темы, ей нравился его острый юмор и быстрые, едкие ремарки по тому или иному поводу. Ей понравилось, с каким веселым, насмешливым добродушием он ставил свой автограф на протянутых ему многочисленных открытках и клочках бумаги.
Работать с ним тоже было интересно, Уолтер словно заражал окружающих и Терезу в том числе своим природным динамизмом и энергией.
И этим наши отношения должны ограничиваться, сказала себе Тереза. Вне работы я не должна даже вспоминать о нем, а уж о ресторанах или музеях и речи не может быть! Ну все, больше этого не повторится!
Такси подъехало к дому. Спускаясь в свой подвал, Тереза думала о том, что не станет ждать, пока Рейнер найдет для них подходящую квартиру. Она сама найдет себе жилье - как можно дальше от Уолтера. Некоторые девушки на работе снимали квартиры на двоих или даже на троих, и, когда кто-то переезжал, часто освобождались комнаты. Может быть, Рейнер начнет относиться к ней подругому, когда она не будет жить у него под боком?
Тереза опасалась, что Уолтер может прийти к ней также неожиданно и завтра, в воскресенье, зная, что она осталась одна на этот уик-энд. И Тереза решила навестить родите лей.
В субботу вечером Уолтер вошел в дом и с грохотом захлопнул за собой дверь. Ключи швырнул на столик в холле. Постоял немного с закрытыми глазами, пытаясь примириться с тем, что сделал.
Когда он приехал к Валери пару часов назад, его подозрения оправдались: кроме него, все гости на вечеринке были статистами. Впрочем, беседа за столом текла легко и непринужденно, ужин был превосходным, вина подобраны со вкусом. После кофе и бренди гости извинились и оставили их одних.
Валери обставила все очень умело. Она оставила Уолтера с полным бокалом на огромной тахте в гостиной и пошла проводить гостей. Вернувшись, она распустила волосы, которые до этого момента были собраны в пучок, перед тем как войти в гостиную, побрызгала на себя духами, подкрасила губы и расстегнула верхнюю пуговицу черной шелковой блузки, обнажив верхнюю часть нежных грудей.
Желание Валери было завуалированным, но оттого не становилось менее очевидным. И настоятельным, добавил про себя Уолтер. Она пригласила его заняться с ней любовью, и в этом их намерения совпадали. Собственно, за этим он к ней и приехал.
Но Уолтер не хотел эту женщину. К своему ужасу, он осознал это, только когда переступил порог ее дома. Валери была прелестной, искрящейся, обладала восхитительной фигурой, но, увы, Уолтер ничего не чувствовал к ней и поделать с собой ничего не мог. Даже если бы она сейчас разделась перед ним донага, а Валери явно подумывала об этом - Уолтер видел, как она играет со следующей пуговкой на блузке, - на него это не произвело бы никакого впечатления.
Мое тело, возможно, среагировало бы на нее, с грустью подумал он. Но это был бы не более чем условный рефлекс. Мои мозг и чувства не принимали бы в этом процессе никакого участия. Валери не заслуживала такого отношения к себе.
Она беззаботно болтала, поглядывая на него из-под пушистых ресниц, но Уолтер чувствовал, что она озадачена его странным поведением: почему он не приближается к ней, не обнимает и не целует ее?
Уолтер надолго запомнит ее ошеломленное лицо, когда он внезапно встал и, пробормотав что-то насчет завтрашней ранней деловой встречи, извинился за то, что должен уйти. Правда, Валери быстро оправилась от шока - улыбнулась, сказала, что уже действительно поздно и что у нее завтра тоже тяжелый день. Уолтер вышел от нее, даже не чмокнув на прощание в щеку, чтобы не унизить ни в чем не повинную бедняжку еще больше.
Утром следующего дня Уолтер встал не выспавшимся и раздраженным. После завтрака он сел за работу, но дело не клеилось. Тогда он, предварительно созвонившись, поехал за город к своим старым друзьям.
Но даже приятная компания Кристофера, Лесли и их маленькой дочки, крестницы Уолтера, не сотворила чуда - он продолжал пребывать в мрачном расположении духа.
- Тебе надо жениться, - сказала ему Лесли. - Ты встречаешься с кем-нибудь?
- Время от времени.
Лесли не устроил его уклончивый ответ.
- И это у тебя серьезно?
- Не исключено. Я буду информировать тебя о развитии событий.
- Договорились!
Возвращаясь домой, Уолтер размышлял о том, что Лесли, возможно, была права, сказав, что ему следует жениться. И почему бы Валери не стать его спутницей жизни? Может, он действительно слишком затянул пребывание в стане холостяков, все надеясь встретить наконец ту единственную, кроме которой больше никто не нужен?
Когда такая неопределенность, продолжал размышлять Уолтер, то в своем выборе нужно опираться на физическое влечение и общие интересы. Этого вполне достаточно для длительного устойчивого брака.
И вдруг он подумал о своих родителях. Вспомнил, как застенчиво и озорно улыбалась мать, когда отец смотрел на нее каким-то особым взглядом, и это после многих лет совместной жизни. Уолтер понял, что хочет иметь чтото подобное, а просто стабильных отношений ему будет недостаточно.
Он продолжал мучиться теми же сомнениями, когда в понедельник утром пришел на работу позже обычного. Едва он вошел в офис, Тереза резко повернулась к двери. Она была бледна, широко раскрытые глаза смотрели на него серьезно, волосы были небрежно зачесаны назад и скреплены заколкой.
И Уолтер внезапно понял, почему не остаться у Валери вчера вечером. Ему захотелось подойти к своей помощнице, распустить ее волосы, поднести их к своим губам, спрятать лицо в изгибе ее шеи и вдохнуть свежий запах ее кожи. Он готов был делать это каждый день до конца своей жизни. Только Тереза могла наполнить его сердце радостью и сделать его жизнь полноценной.
Осознание этого настолько ошеломило его, что он ухватился за косяк двери, испугавшись, что не удержится на ногах.
- Вы в порядке? - с тревогой спросила Тереза, привстав со стула.
Если она сейчас подойдет ко мне, я пропал! - испугался Уолтер.
- Вчера выпил лишнего, - солгал он, не узнав собственного голоса. - Если мне будут звонить, пожалуйста, сообщайте, что я буду позже. А может, вообще сегодня не появлюсь в офисе.
В мужском туалете никого не было. Уолтер побрызгал холодной водой на лицо и запястья. Когда он посмотрел на себя в зеркало, то увидел, что лицо осунулось, вокруг рта образовались жесткие линии.
Я расставил ловушку и сам же в нее попался, с горечью подумал Уолтер. Я ей совершенно не нужен, она до сих пор влюблена в это ничтожество. И мне придется жить с этим. Если я смогу.
Уолтер, должно быть, хорошо набрался вчера, если сегодня выглядит таким больным, с болью подумала Тереза. Хотя он и не заслужил моего сострадания посмотрел на меня так, будто и не узнал.
Тереза даже предположила, уж не напился ли он из-за того, что она отказалась остаться с ним в гостинице. Но она тут же отвергла эту мысль. Уолтер не переживал бы свое поражение столь сильно. Он бы пожал плечами, криво ухмыльнулся и быстро нашел ей замену - позвонил бы какой-нибудь женщине из своего пресловутого списка.
Тереза ничуть не жалела, что в воскресенье съездила к родителям, потому что этот визит оказал на нее благотворное воздействие. Они были очень рады ее видеть, и Тереза на время забыла о личных переживаниях.
Ей правда, пришлось притвориться, что в Нью-Йорке у нее все хорошо. Она с энтузиазмом рассказывала о своей работе, об известных людях, которых встречала в "Карат Юниверсал". Тереза подробно описала им свою квартирку, с теплотой рассказала о Летишии, но о планах сменить место жительства умолчала. И ни разу не упомянула Уолтера.
Возвращаясь в Нью-Йорк, Тереза обдумывала свою дальнейшую жизнь. Перво-наперво она решила наладить отношения с Рейнером. Нью-йоркская жизнь, несомненно, ударила ему в голову, но, когда ему все это надоест и Рейнер угомонится, Тереза снова примет его в свои объятия. Им обоим есть что простить друг другу, зато после этого их отношения, возможно, станут гораздо прочнее.
Что касается Уолтера... Тереза до крови закусила нижнюю губу. Он типичный обольститель, любитель женщин, и поэтому глупо относиться серьезно к тому, что между ними было. Уолтер просто не может не флиртовать, и, если ему потворствовать, что она, дурочка, и сделала, он пойдет и дальше. Пора покончить с несбыточными фантазиями и вернуться в реальную жизнь.
С такими намерениями она и явилась на работу в понедельник утром, но, когда увидела Уолтера, который смотрел на нее как на привидение, у нее сердце перевернулось от жалости. Терезе захотелось прижать его голову к своей груди и держать до тех пор, пока боль не покинет Уолтера.
Но Тереза вдруг осознала, что этой его болью, возможно, являлась она сама и что если это так, то она не вынесет этого. Посему Тереза решила перейти ко второму этапу своего плана.
- Ты уезжаешь от меня? - Летишия была безмерно удивлена. - Но почему, милая?
- Одна из моих приятельниц с новой работы делит квартиру с тремя девочками, одна из которых скоро выходит замуж. Я займу ее комнату. Мне будет повеселее с ними.
- Понимаю, - задумчиво произнесла Летишия. - Но я думала, что... Где же находится эта квартира?
- В Бронксе. Я уже была там. Дом более старый, чем у вас, комнаты очень большие. Я могу переехать уже через две недели. Однако мне бы не хотелось уезжать от вас, пока вы не нашли нового жильца.
- Не волнуйся, милая! Квартира не будет простаивать. Постояльцы приходят и уходят. Мне иногда кажется, что мой дом - что-то вроде перевалочного пункта на пути к настоящей жизни. Но, прости, я не думаю, что ты забудешь эту жизнь в Бронксе.
Тереза невольно улыбнулась.
- Вы говорите так, словно я еду в Антарктиду!
- Ты поживи там немного и убедишься, - мрачно ответила Летишия. - Мы с Мерфи будем скучать по тебе, так что не забывай нас.
- Да-да, конечно... - пробормотала Тереза, чувствуя неловкость, поскольку знала, что не сдержит обещания.
Как только она вошла в свою квартиру, тут же позвонил Рейнер.
- Тесе, любовь моя, - проворковал он.
- О, Рейнер, я очень рада слышать твой голос! Как ты?
- Ужасно, - недовольно пробурчал он. - Послушай, Тесе, мне очень стыдно я не уделяю тебе должного внимания. Давай сходим в кино?
Еще совсем недавно Тереза бы пела от счастья, услышав от Рейнера подобное, но сейчас его самокритичное признание не затронуло ни одной струны в ее сердце. Однако Рейнер старается, искренне хочет наладить наши отношения, подумала Тереза, и я должна помочь ему.
- С удовольствием! - с преувеличенным энтузиазмом откликнулась она. - Где встречаемся?
Вся неделя была какой-то странной: Рейнер изо всех сил старался предвосхитить каждое желание Терезы, а Уолтер держался отчужденно и даже молчаливо. Он разговаривал с ней исключительно по делу, и отношения между ними стали натянутыми. Они не улучшились даже после радостного сообщения о том, что его серию передач купила одна из ведущих телекомпаний.
Тереза почти облегченно вздохнула, когда Уолтер объявил ей, что всю следующую неделю будет отсутствовать.
- Приятная поездка предстоит? - с улыбкой спросила она, желая как-то разрядить напряженность между ними.
Однако Уолтер обдал ее таким ледяным взглядом, что она сразу прикусила язык.
- Я еду в Техас.
Один? - чуть было не задала она следующий бестактный вопрос, но вовремя сдержалась и ограничилась вежливым:
- Желаю хорошо провести время. В последние дни вы выглядите уставшим.
- Весьма тронут вашей заботой, - холодно произнес Уолтер. - Я был бы благодарен вам, если бы вы подготовили письма, которые я дал вам печатать, до моего отъезда сегодня вечером.
Скотина! - возмущенно подумала Тереза. Он может думать обо мне как о человеке что угодно, но намекать, что я манкирую служебными обязанностями?! Мерзавец!
- Письма готовы... сэр, - отчеканила она и с таким грохотом опустила папку с письмами на стол перед носом Уолтера, что чуть не ободрала костяшки пальцев.
- Тесе, я нашел квартиру, - с торжеством сообщил Рейнер за ужином.
- Да? - рассеянно откликнулась она. - Хорошо.
Он обиделся.
- Ты как-то странно реагируешь! Сама же только и говорила о квартире с первого дня приезда в Нью-Йорк.
- Извини. - Тереза вздохнула. - Расскажи, где это, какая квартира.
- В престижном районе, и квартира - сказка.
- Главное, конечно, что район престижный, - с иронией сказала она.
Рейнер рассердился.
- Ну разумеется! Честное слово, Тесе, тебе уже пора знать такие вещи.
Тереза взяла бокал с вином и почему-то вспомнила о подарке Уолтера. Она почувствовала, как у нее перехватило дыхание.
- Мне кажется, главное - это понять, где твое настоящее место, и стремиться к нему.
Рейнер недоуменно вскинул брови.
- О чем ты говоришь? Я не понимаю.
- Да так, ни о чем. Не бери в голову. - Тереза улыбнулась ему. - Когда ты переезжаешь?
- На следующей неделе. Человек, снимающий эту квартиру, уезжает в Европу на два года, так что я смогу прожить там до его возвращения.
- Тогда ты опередил меня. Я смогу переехать к Клэр только через десять дней.
- При чем здесь Клэр? - удивился Рейнер. - Не глупи, малышка. Ты будешь жить со мной, как мы и планировали.
Тереза вдруг ощутила, как ее душу словно сковал ледяной панцирь.
- Тесе, ты, кажется, не слышала, что я сказал! - На губах Рейнера играла победоносная улыбка. - Мы будем вместе наконец!
- Полагаешь, что это разумно? - промямлила Тереза. - Может, лучше пока оставить все как есть до твоего развода?
- Да бракоразводный процесс может длиться бесконечно! - Рейнер накрыл ладонью ее руку. - Тесе, я много думал в последнее время и пришел к выводу, что, больше не могу ждать.
Тереза уперлась глазами в стол. Что, интересно, произошло? Почему Рейнер вдруг резко изменился ко мне, причем в положительную сторону? - гадала она, не решаясь посмотреть ему в лицо.
- Кроме того, - продолжал Рейнер, - я рассчитываю на тебя. Знаешь, какая там высокая оплата?
- Тогда сними эту квартиру с кем-нибудь напополам, - посоветовала Тереза.
- А почему ты не можешь поселиться со мной? Что у тебя за проблема?
- У меня никакой проблемы нет, - спокойно ответила Тереза. - Я буду жить с Клэр и еще с двумя девушками. Это у тебя проблема - слишком высокая плата за квартиру.
- Иногда мне кажется, что я совсем не знаю тебя, - медленно произнес Рейнер.
- Откуда тебе знать? Я сама только недавно обнаружила, что я есть такое. - Тереза посмотрела на вазочку с фисташковым мороженым, которую только что принес официант. На какое-то мгновение в ее памяти с поразительной отчетливостью возник смеющийся Уолтер...
У Терезы снова перехватило дыхание, и она отодвинула мороженое.
- Что-то не хочется.
- Тогда не ешь. Послушай, Тесе, даже если мы не будем жить вместе, наши отношения должны измениться. - Он нервно засмеялся. - Я хочу сказать, что монашеская жизнь уже достала меня.
Тереза была убеждена, что Рейнер лжет, но ощущала лишь леденящее душу спокойствие - ей было все равно.
- Кстати, - бодро продолжал он, - Уолтер уезжает в Техас на несколько дней, и я остаюсь один в доме.
- Я знаю, - неосторожно заметила Тереза.
Рейнер нахмурился.
- Откуда знаешь? Тебе Летишия сказала?
- Нет, я работаю в компании Уолтера - его личным помощником.
- Что-о?! - Рейнер был потрясен. - Почему ты не сказала мне об этом?
- Я хотела, но тебя это, кажется, не очень интересовало. Как, впрочем, и все остальное, что касается меня.
- Тогда желаю тебе удачи! - Он ехидно улыбнулся. - Язык у него как бритва, да и характер не лучше.
- В таком случае, мне надо держаться подальше от его личных владений, бесстрастно заметила Тереза.
- Можно подумать, что ты не хочешь быть со мной, - надувшись, как ребенок, проворчал Рейнер. - Когда у нас не было такой возможности, ты очень хотела этого, а сейчас...
Тереза тяжело вздохнула.
- За последние несколько недель произошло много разных событий. - Она посмотрела ему прямо в глаза. - Возможно, нам обоим следует проверить наши чувства еще раз.
Хотя мне и так все ясно, думала Тереза, лежа в постели той ночью.
Она не могла вспомнить, в какой момент угасла ее любовь к Рейнеру. Может быть, первое разочарование постигло ее, когда он, не сказав ей ничего о своих планах, уехал в Нью-Йорк?
Сейчас, обращаясь к прошлому, Тереза сознавала, что ее чувство к Рейнеру было не более чем обыкновенной влюбленностью, возникшей из подростковых воспоминаний об этом красивом парне.
Все девчонки в их небольшом городке сходили по нему с ума, и, когда Тереза встретила Рейнера в Бостоне, к ней вернулись все ее детские мечты о нем. Она даже не хотела приглядеться к нему, чтобы, не дай Бог, не обнаружить каких-нибудь недостатков. И когда Рейнер сказал ей, что жена не понимает его, Тереза с готовностью поверила.
Сейчас ей было абсолютно ясно, что с Рейнером у нее не могло быть никакого будущего. Ему не нужны ни жена, ни дом, ни вся та ответственность, которую налагает на человека семейная жизнь. Все это у него уже было, и он не смог справиться с этим. Рейнер говорил Терезе то, что она хотела услышать, для того чтобы уложить ее в постель. А когда она заупрямилась, быстро нашел утешение в другом месте. И все знали об этом, кроме нее.
Тереза должна была бы рыдать сейчас безутешными слезами над крушением своих надежд, но она испытывала лишь сожаление, что потратила на Рейнера столько времени и эмоций.
И в то же время ее, возможно, ожидала действительно настоящая душевная драма. Разобравшись со своими чувствами к Рейнеру, Тереза смогла увидеть свое отношение к Уолтеру в истинном свете. И правда, которая ей открылась, испугала ее.
Это уже было не преходящее увлечение или влюбленность, а острейшая, насущная потребность, которая жгла изнутри и могла спалить дотла. Это была нежность, которая могла залечить любую рану и возродить к жизни. Уолтер был нужен Терезе весь, без остатка, - как друг, как любовник, как отец ее детей. Она хотела делить с ним радости и горе, покой и страсть, быть для него той единственной, которая могла дарить ему счастье.
И от этой правды Тереза не могла никуда скрыться, поэтому и цеплялась за Рейнера, надеясь таким образом заглушить веление своего сердца.
Я нашла свое место в жизни, подумала Тереза, оно рядом с Уолтером. Только я не нужна ему, и мне придется носить эту боль в своем сердце до конца моей жизни. Единственное, что он предложил мне, это провести с ним несколько часов в гостиничном номере. А когда получил отказ, мы снова стали чужими, если не врагами.
Терезе было очень тяжело переносить холодное безразличие Уолтера. Она бы даже согласилась на презрение и враждебность, которые он проявлял к ней в начале их знакомства, но только не на эту его ледяную учтивость.
Пройдет время, и боль уйдет, утешала себя Тереза в ночной тишине комнаты. Но перед этим мне предстоит провести много долгих дней одиночества.
- Не рассчитывай, что в отсутствие Уолтера ты будешь бездельничать! - с нескрываемой враждебностью заявила Верджи, встретив Терезу в приемной в понедельник утром.
- Что это с ней? - спросила Тереза у Эвелин, когда Верджи ушла. - Я сделала что-то не так?
- Не-а. Просто Верджи нравятся только дурочки, потому что на их фоне она выглядит умнее. Она вела себя точно так же и с Одри. - Эвелин помедлила, потом сказала: - Кроме того, Верджи ревнует. Она всегда была неравнодушна к Уолтеру и, когда Одри ушла в декрет, рассчитывала занять ее место.
- А Уолтер знает об этом?
- Обычно проницательность ему не изменяет. Может, поэтому Верджи до сих пор сидит в канцелярии. На кой черт ему помощница, которая млеет от него?
- О, понятно, - сказала Тереза бесцветным голосом.
Теперь ей стало ясно, почему Уолтер так холодно держался с ней. Он, должно быть, знает меня гораздо лучше меня самой, с грустью подумала Тереза. Но сколько времени я выдержу? Наверное, стоит покончить с этим, и чем скорее, тем лучше.
Неделю она провела в тяжелых раздумьях, но так и не решила, что будет для нее наименее болезненным - продолжать работать у Уолтера или уйти, чтобы больше никогда не видеть его, кроме как на экране телевизора.
На память ей пришла надпись на солнечных часах на поляне - "Время укрепляет дружбу, но ослабляет любовь". Тереза очень надеялась, что это правда.
Более длинной недели в своей жизни она не могла припомнить. Тереза бралась то за одно, то за другое, но сердце ее и мысли находились за сотни миль от Нью-Йорка - в Техасе.
Тереза думала, что Уолтер, наверное, взял с собой красивую блондинку, с которой был в ресторане. На ее взгляд, они очень подходили друг к другу оба эффектные, уверенные в себе и принадлежащие к одному миру. Не то что она - скромная провинциалка.
Возможно, Уолтер взял блондинку в Техас, чтобы показать, где собирается жить в недалеком будущем, а заодно и выяснить, готова ли она разделить с ним эту жизнь.
Каждый вечер после работы Тереза шла в сад и садилась на скамейку у солнечных часов, втайне надеясь встретить вернувшегося Уолтера. Но никто ее там не ждал, и она брела домой.
В пятницу утром Тереза разбирала почту, когда зазвонил телефон. У нее забилось сердце а надежде, что это может быть Уолтер.
- Привет, Тесе! - бодро поздоровался Рейнер. - Звоню сообщить, что я уже переехал на другую квартиру. Завтра устраиваю небольшую вечеринку по случаю новоселья. Приходи.
... - Я не знаю... - растерялась застигнутая врасплох Тереза.
- Не капризничай, прелесть моя. Без тебя мне будет грустно. - Рейнер хмыкнул. - И потом, я хочу, чтобы ты увидела, от чего отказалась.
Идти к Рейнеру в гости не хотелось, но Тереза решила, что все лучше, чем сидеть одной дома.
Она приехала, когда вечеринка была в полном разгаре. Гости пили, громко разговаривали, смеялись. Судя по количеству народа на квадратный ярд, вечеринка имела грандиозный успех. Самого хозяина нигде не было видно.
Тереза замешкалась в дверях, не зная, куда идти. Какая-то девица сжалилась над ней.
- Привет! Найди себе стакан и иди на кухню - там наливают.
- Спасибо, - поблагодарила Тереза.
У нее появилось желание поскорее смыться отсюда, но она решила хотя бы поздороваться с Рейнером и пожелать ему удачи на новом месте. Когда Тереза пробиралась через толпу гостей, кто-то схватил ее за плечо. Обернувшись, она увидела Уолтера. Сердце у Терезы подскочило от радости, и она невольно улыбнулась.
- Вы вернулись! - Она сникла, поскольку выражение его лица оставалось мрачным. - Я... не ожидала увидеть вас здесь.
- Я сам не ожидал этого, - резко сказал он. - Я пришел не один.
Ну конечно, с болью подумала Тереза и, намереваясь продолжить поиски Рейнера, решительно сказала:
- Позвольте пройти...
- Тереза, - тихо сказал Уолтер, - сделайте нам обоим одолжение - уходите отсюда. Уходите прямо сейчас.
- Но я только что пришла, - возразила она, усмехнувшись.
- Это неважно. Так будет лучше во всех отношениях. Поверьте мне.
Уолтер все еще держал ее за плечо, и Тереза дернулась, чтобы освободиться.
- Вы здесь не хозяин. Меня пригласили, и я останусь.
- Пожалуйста, сделайте так, как я прошу. - В глазах Уолтера мелькнуло что-то похожее на боль. - Я не могу объяснить вам сейчас...
- Ну и ну, неужели пожаловала мисс Серая Мышка?! - К ним подошла рыжеволосая Кристин, которую Тереза видела у Уолтера в день своего приезда в Нью-Йорк. - Явилась не запылилась. - У нее немного заплетался язык, но голубые глаза цепко оглядели Терезу с ног до головы. Провинциалка-неудачница.
- Прекрати, Кристин! - грубо одернул ее Уолтер.
Тереза смерила рыжую взглядом и обманчиво мягким голосом сказала:
- Ты одета сегодня. Что, чистые банные полотенца перевелись?
- Ах ты!.. - Кристин выплеснула на Терезу содержимое своего бокала.
- Ну хватит! - прорычал Уолтер. - Тереза, уходите отсюда.
- Еще чего! - огрызнулась та. - Но на вашем месте я бы больше не наливала вашей подружке. Она уже и так еле держится на ногах.
Тереза вызывающе улыбнулась выпустившему ее плечо Уолтеру и направилась в ванную замыть пятно на платье. Открыв дверь, она чуть не споткнулась о чьи-то ноги. На полу, спрятав лицо в ладонях, сидела молодая женщина.
- О, прошу прощения! - извинилась Тереза. - Я не ожидала, что здесь кто-то есть. Я могу вам чем-то помочь? Что вас так расстроило?
Женщина подняла заплаканные глаза. Хорошенькой ее нельзя было назвать, но волевое лицо казалось не лишенным привлекательности.
- Вы, кажется, единственная здесь, кто не в курсе дела, - ответила незнакомка, горько засмеявшись. - Я приехала повидаться с мужем - мы должны были попытаться наладить наши отношения. Во всяком случае, я так думала. И вдруг я узнаю, что все это время у него был роман с другой женщиной... Голос ее оборвался.
Тереза похолодела. Господи, это, наверное, Грейс, жена Рейнера! Она взглянула на бледное осунувшееся лицо женщины, мутные от слез серо-голубые глаза и почувствовала такую боль, как будто ей вонзили нож в сердце.
- А... как вы узнали об этом? - осторожно спросила Тереза.
- Мой кузен сообщил мне. - Грейс - теперь Тереза не сомневалась, что видит перед собой жену Рейнера, - встала, подошла к раковине и стала брызгать холодной водой на лицо. - Он не говорил мне об этом раньше надеялся, что все образуется.
- Может быть, так и будет, - поспешила утешить ее Тереза. - Возможно, увлечение вашего мужа не столь серьезно, как вы думаете.
Грейс покачала головой.
- Рейнер даже пригласил сюда сегодня свою пассию. Он, правда, не ожидал, что я приеду в Нью-Йорк. Теперь все знают о моем позоре, и мне хочется умереть.
- Не расстраивайтесь, пожалуйста, - уговаривала Тереза Грейс, подавая той салфетку. - Вам надо серьезно поговорить с мужем, и я уверена, что вместе вы справитесь с Этой проблемой.
- Нет. Это уже не в первый раз. Рейнер встречался с другими женщинами и до своего переезда в Нью-Йорк. Но он поклялся мне, что это не повторится, что мы начнем жизнь заново. Он даже пригласил меня несколько недель тому назад провести уик-энд на яхте. Мы были счастливы эти два дня... - Она вдруг замолчала. - Извините, мне не следовало рассказывать вам все это. Обычно я редко плачу. - Грейс улыбнулась дрожащими губами. - Но я больше не буду выставлять себя на посмешище, завтра же вернусь в Бостон. Вы были очень добры ко мне, спасибо. Как вас зовут?
Тереза готова была провалиться сквозь землю, но, опустив глаза в пол, все же нашла в себе мужество представиться:
- Меня зовут Тереза Харди, миссис Уиджилл.
В ванной комнате на минуту воцарилась звенящая тишина. Затем Грейс промолвила очень тихо:
- А-а... - и вышла из ванной, аккуратно закрыв за собой дверь.
Тереза прислонилась к кафельной стене, чувствуя сильную слабость во всем теле. Все, что Рейнер когда-либо говорил ей, каждый его поцелуй и каждое прикосновение разом навалились на нее, разрывая ей сердце и мозг.
Он лгал мне! Лгал! Лгал! - стучало у нее в висках. Какие бы у него ни были проблемы с Грейс, она хотела уладить их. Его жена вовсе не упрямая несговорчивая стерва, какой Рейнер всегда пытался выставить ее.
Тереза не стала замывать пятно на платье. Я заслужила, чтобы меня облили шампанским, сказала она себе. Я никогда не думала о Грейс как о живом человеке, который может страдать и плакать. Которому не безразлично, что ее брак разваливается. Я могу лишь сожалеть о том, что она не знает, что я тоже глубоко несчастна.
О, Уолтер, как ты мог сказать Грейс о неверности мужа? Как ты мог быть таким жестоким?
Тереза вышла из ванной и нос к носу столкнулась с Рейнером.
- Я слышал, что ты уже приехала, - затараторил он, - и ищу тебя по всему дому. Послушай, Тесе, я насчет того, что говорит Уолтер...
- Это не имеет значения, - прошептала Тереза. - Ничто не имеет значения, кроме того, что я больше не желаю видеть вас обоих. Прощай.
Она пошла к двери, краем глаза успев выхватить из толпы гостей высокую фигуру Уолтера. Рядом с ним, словно пришпиленная, стояла Кристин.
Терезе показалось, что сквозь музыку, смех и говор она услышала, как Уолтер окликнул ее, но она не остановилась.
Выйдя на улицу, девушка побежала что было сил.
Тереза бежала без остановки до самого дома Летишии. В ее ушах еще звучал голос Уолтера, произносящий ее имя. Она и бежала-то из-за боязни, что он погонится за ней. Она не могла встретиться с ним сейчас лицом к лицу - так глубоко оскорбило ее предательство Уолтера.
Их так называемое перемирие закончилось. А вместе с ним разбились вдребезги все ее глупые надежды и мечты.
Терезе хотелось забиться в угол и никого не видеть. Она открыла сумочку и стала искать ключи от квартиры, но первым ей попался ключ от ворот сада. Она повертела его в руке, затем решительно подошла к воротам и вставила ключ в замок.
Вечер был теплым, но Тереза поежилась, когда случайный порыв ветра коснулся ее обнаженных плеч и рук. Спешно покидая дом Рейнера, она забыла там свой жакет. Обхватив себя руками, Тереза побрела по дорожке.
Было уже темно, и в окнах окружающих сад домов горел свет. Она смотрела на незашторенные окна и думала о том, какой мирной и уютной выглядела эта ночная картина. Но в действительности в каждом доме шла своя жизнь - с печалями, предательствами, примирениями и компромиссами. Никто не застрахован от превратностей судьбы.
Тереза снова поежилась, но на этот раз скорее от одиночества, чем от холода.
Ноги сами привели ее к заветной поляне. Она села на край скамьи и втянула голову в плечи, словно хотела сделаться невидимой, ожидая, когда на нее снизойдет покой. Однако сегодня чуда не произошло. В голове Терезы проносились разные образы - наполненные болью глаза Грейс Уиджилл, Кристин, прилипшая к Уолтеру, бегающие глаза Рейнера.
Но все затмевали серебристые гневные глаза Уолтера. В них Тереза не видела вины или раскаяния за ту боль, которую он причинил своей кузине. Как Уолтер мог так жестоко поступить с ней? - снова задалась вопросом Тереза, и по ее щеке скатилась первая горячая слеза.
Тереза плакала беззвучно, склонив голову, а жизнь вокруг шла своим чередом: шелестел ветер в листве, мяукала кошка, стукнула в чьето открытое окно ветка, в отдалении глухо пророкотал гром.
Пора возвращаться домой, подумала Тереза.
Она по-детски потерла заплаканные глаза кулачками и встала. Обрамлявшие поляну кусты вдруг раздвинулись, и Терезу ослепил луч фонаря.
- Я знал, что найду вас здесь, - строго сказал Уолтер.
- Уходите, - попросила Тереза дрожащим голосом. - Оставьте меня в покое.
- Не будьте дурочкой, нам надо поговорить.
- Нам не о чем говорить. Вы уже все сказали - своей кузине. Вы сказали ей, что у меня роман с Рейнером, хотя знали - должны были знать... - Голос ее прервался. - А, какой смысл теперь говорить об этом!
- Слушайте меня и слушайте внимательно.
Ничего подобного я не говорил Грейс. Она до сих пор ничего не знает о вашей непонятной страсти к ее никчемному мужу и не должна узнать.
- Но она знает, кто я и как меня зовут, - возразила Тереза.
- Значит, услышала из чьих-то разговоров. - В этот момент совсем рядом раздался удар грома, и на землю упали первые капли дождя. - Мы не можем обсуждать это здесь, иначе скоро вымокнем до нитки. Пошли в дом. Где ваш жакет?
- Оставила у Рейнера, - сердито ответила Тереза. - И я никуда не пойду с вами.
- Но здесь вы тоже не останетесь - подхватите еще воспаление легких.
Фонарь погас, и Уолтер в два шага оказался рядом с Терезой. Он молниеносно подхватил ее и перекинул через плечо. Все произошло так неожиданно, что Тереза не успела оказать никакого сопротивления, но как только опомнилась, стала молотить кулаками по широкой спине Уолтера, приговаривая:
- Опустите меня! Опустите сейчас же!
- С большим удовольствием - как только окажемся в доме. И перестаньте вырываться, черт вас возьми! - И он шлепнул ее по попке.
Тереза задохнулась от возмущения и не смогла произнести ни слова. Зато когда они оказались в доме Уолтера и Тереза почувствовала пол под ногами, она сразу обрела голос.
- Вы негодяй! - Ее трясло от ярости и еще от чего-то, над чем она предпочла не задумываться. - Вы знаете, сколько обвинений я могу выдвинуть против вас?!
Уолтер закрыл двустворчатые стеклянные двери и обернулся.
- В таком случае, семь бед - один ответ, - пробормотал он и, подойдя к Терезе, обнял ее.
Их поцелуй был скорее сердитым, чем нежным. Они жадно впились друг в друга губами, словно голодные звери, набросившиеся на еду. Тереза почувствовала, как горячий язык Уолтера сплелся с ее языком, и, вместо того чтобы оттолкнуть Уолтера, вцепилась пальцами в лацканы его пиджака и притянула к себе.
Когда они оторвались друг от друга, ощутив нехватку воздуха, их взгляды скрестились, как у двух противников, оценивающих друг друга.
Сверкнула молния, оглушительно ударил гром. Тереза подпрыгнула на месте и издала нервный смешок. Уолтер обнял ее за голые плечи и сказал:
- Ты замерзла. Пойдем со мной.
Тереза послушно поднялась с ним на второй этаж и вошла в большую квадратную комнату с такими же двустворчатыми стеклянными дверями, как и на первом этаже. Здесь, правда, был еще балкон. Стены и ковер в комнате были приятного песочного цвета. По обе сторона камина стояли два больших дивана с темно-зеленой обивкой, одну из стен полностью скрывали книжные полки.
Уолтер прошел в дверь, скрытую в задней стене, но вскоре вернулся с шелковым темносиним халатом, который Тереза видела на нем в день своего приезда в Нью-Йорк.
- Иди прими душ, а я пока приготовлю чтонибудь выпить, - отрывисто распорядился он. - Платье твое нуждается в сушке, так что оставь его в ванной.
- Одолжите мне зонтик, и я пойду домой.
Уолтер, уже собиравшийся выйти из комнаты, обернулся.
- О нет, Тереза... И мы оба хорошо это знаем.
Горячие струи приятно согревали кожу массируя и расслабляя напряженные мышцы Тереза сделала воду похолоднее и подставила под нее голову. У нее возникло ощущение, что она совершает некий очистительный ритуал, избавляясь от грязи и скверны, прилипшей к ней на вечеринке у Рейнера.
Вытеревшись насухо, Тереза расчесала влажные волосы и критически посмотрела на себя в зеркало. Лицо бледное, но губы красные и слегка припухшие - они еще хранили поцелуй Уолтера. Она дотронулась до них кончиком пальца.
Халат Уолтера оказался слишком велик для нее, поэтому Тереза чуть ли не дважды обмотала им свою тоненькую фигурку, а рукава пришлось подвернуть почти до локтей. Темно-синий шелк хранил запах Уолтера, и Тереза, закрыв глаза, склонила голову набок и щекой прижалась к ткани.
Когда она вернулась в гостиную, Уолтер сидел на диване перед столиком, на котором стоял поднос с кофе. Он наливал в бокалы бренди.
- Хочу обрадовать тебя - гроза прошла. - Он внимательно посмотрел на нее и, пряча улыбку, сказал: - Мой халат тебе очень идет.
Тереза почувствовала одновременно смущение и радостное волнение.
- Не думаю. - Она подошла к другому дивану и положила руки на мягкую спинку. - Мне не следовало приходить сюда.
- Приведи хотя бы один довод против.
- Твоя кузина...
- Грейс уехала к своей школьной подруге - сегодня она нуждается в женском участии. Энн усадит ее рядом с собой, прижмет к своей груди и утешит. Угостит джином и, когда Грейс успокоится, посадит ее на самолет до Бостона. А теперь садись и выпей горячего кофе.
Тереза продолжала стоять.
- Рейнеру совсем наплевать на меня, да? - спросила она, желая избавиться от мучивших ее сомнений. - Вначале он вел себя иначе - наверное потому, что я не ложилась с ним в постель. Грейс сказала, что у него всегда были женщины.
- Да.
- В Бостоне ему удалось убедить меня в том, что я небезразлична ему, но здесь все изменилось. А я не желала признавать этого. - Тереза сделала паузу. - Он не смог быть со мной в мой день рождения, сославшись на то, что ему надо куда-то ехать по работе. Но я чувствовала, что он лжет.
Уолтер кивнул. Выражение его лица оставалось бесстрастным.
- Он провел тот уик-энд с Кристин. Он возил ее в один пансионат на озере Онтарио.
- С Кристин, - повторила Тереза. - Но она же твоя подружка.
- Нет! У нас была короткая связь, но очень давно. С тех пор она была помолвлена с моим приятелем Китом Уайтом. Но в том же пансионате отдыхали друзья Кита и видели Кристин с Рейнером, так что помолвка расстроилась.
- Но она была с тобой сегодня вечером! - слишком горячо воскликнула Тереза, выдав свои чувства.
- Нет, - с ударением сказал Уолтер. - Мы просто находились в одной комнате, и она какое-то время стояла рядом со мной, вот и все. Кристин актриса и очень хочет стать диктором на телевидении. Она всегда смотрела на меня как на трамплин для достижения своей цели. Я застал ее с Рейнером в своем доме, когда вернулся из Техаса; на пару дней раньше. В общем, я выгнал этого мерзавца. - Уолтер сделал резкий вдох. - Потом вдруг неожиданно приехала Грейс. Она, естественно, хотела видеть своего мужа. Мне ничего не оставалось делать, как рассказать кузине, где он и почему.
- Зачем ты это сделал?
Уолтер пожал плечами.
- Потому что она спросила меня о Рейнере. Я, как мог, оберегал ее от всех этих дрязг, но никогда не лгал ей. И потом, у Грейс была серьезная причина, чтобы встретиться с ним.
- Она ждет ребенка?
Уолтер кивнул, плотно сжав губы.
- Но теперь, когда Рейнер знает об этом, он наверняка образумится!
- Грейс не сказала ему о ребенке. Она приехала на вечеринку, увидела все собственными глазами и решила расстаться с мужем.
- Но она все еще любит его. - Тереза покачала головой. - И потом, как она справится с ребенком одна?
- Ничего, справится. Она сильная женщина, и, если уж решила расстаться с мужем, это бесповоротно. - Уолтер посмотрел Терезе в глаза. - Рейнер никогда не хотел иметь детей. Он женился на Грейс из-за денег - она всегда хорошо зарабатывала. В Бостоне у него постоянно были долги, которые она оплачивала. В Нью-Йорк он уехал один под предлогом, что здесь ей будет трудно найти хорошо оплачиваемую работу. Мол, когда такая работа появится, он ее вызовет.
- Он постоянно лгал, да?
- В общем-то, да. Мне очень жаль, Тереза.
- Не говори этого. Я была просто слепой дурой. Кого мне жаль, так это Грейс.
- Ей нужна была жизнь, а Рейнеру - стиль жизни. Конец истории. Твой кофе почти остыл.
Тереза села на второй диван напротив Уолтера и, глядя на языки пламени в камине, отпивала маленькими глоточками кофе. Между мной и Уолтером установилось молчание, но не враждебное, как в предыдущие дни, а спокойное, почти дружеское... Тереза улыбнулась своим мыслям и взглянула на Уолтера. Но то, что она увидела в его глазах, подсказало ей: она ошиблась.
- Как ты думаешь, мое платье уже высохло? - спросила она, вставая.
- Я скоро проверю.
- Мне действительно пора домой. Уже поздно...
- А завтра воскресенье, торопиться некуда.
Или тебе не терпится поскорее уйти от меня?
- Дело не в этом. - Тереза опустила глаза. - Но я не знаю, зачем ты привел меня сюда.
- Знаешь, - ласково возразил Уолтер.
Она покачала головой.
- Я просто не понимаю... ничего.
- Я испугал тебя, когда поцеловал? - тихо спросил он.
- Нет.
- А вот я испугался, - сказал Уолтер, будто размышляя вслух. - Я сбежал в Техас от тебя, но ты преследовала меня всю дорогу. Ты каталась на лошадях вместе со мной, гуляла рядом со мной и улыбалась мне в снах. И, когда мы убежали от грозы, я не смог удержаться, чтобы не обнять тебя. Мне так отчаянно хотелось этого, что я уже не думал о нежности.
Тереза посмотрела ему в глаза и увидела в них непривычную робость. И еще во взгляде Уолтера застыл вопрос, ответить на который могла только она.
- Я не стеклянная, Уолтер, не разобьюсь, - мягко сказала Тереза.
- Позволь мне убедиться в этом.
Тереза встала, обошла столик и встала перед ним. Она развязала пояс на халате, и из груди Уолтера вырвался стон. Он обнял Терезу за талию и, притянув к себе, уткнулся лицом в нежное женское тело.
Почувствовав его теплые мягкие губы на своем животе, Тереза тоже издала протяжный стон и, обхватив руками голову Уолтера, наклонилась и прижалась губами к его темным волосам.
Уолтер медленно потянул ее вниз, и Тереза опустилась ему на колени. Она смотрела на него глазами, полными желания. Уолтер поцеловал ее долгим поцелуем, а рука его тем временем ласкала тело Терезы. От этих прикосновений ее словно током пронзало, Терезе хотелось в полной мере насладиться каждым новым ощущением, но все вместе они сливались в мощную волну чувств, которая грозила затопить ее. Каждая клеточка ее тела пела и жаждала любви.
Рука Уолтера гладила плечо Терезы, опускаясь все ниже, пока не добралась до груди. Уолтер с восторгом наблюдал, как твердеет сосок под искусными движениями его пальцев, как сладостная мука искажает черты Терезы, как ее губы беззвучно умоляют о чем-то.
Тереза затуманенными страстью глазами с трудом различала лицо Уолтера, все краски и звуки мира поблекли перед божественными ощущениями, даримыми прикосновениями этого мужчины. Тереза буквально купалась в этих упоительных ласках и умоляла Уолтера не останавливаться, но с ее губ срывались лишь стоны. Когда же Уолтер коснулся самого чувствительного места ее плоти и стал нежно массировать, Тереза изогнулась в восторге и, притянув его голову, впилась неистовым поцелуем в губы Уолтера. Когда конвульсии экстаза перестали сотрясать ее тело, Тереза блаженно затихла, ощущая необыкновенную легкость. Уолтер бережно поднял ее и понес в спальню.
Тереза лежала на кровати и сквозь полуприкрытые веки смотрела, как он раздевается, как при каждом движении играют под кожей его крепкие мускулы. Когда он лег рядом с ней, Терезу пронзила сладостная дрожь. Уолтер нежно поцеловал ее, однако снедаемая истомой Тереза ответила с такой страстью, что он совершенно потерял голову.
- Дотронься до меня, - прошептал Уолтер, проведя языком по контуру ее уха.
Тереза была девственницей и поэтому немного растерялась.
- Что-то не так? - спросил Уолтер, почувствовав ее нерешительность.
- Я не знаю, как... доставлять удовольствие мужчинам.
Уолтер тихонько засмеялся и с необыкновенной нежностью сказал:
- Глупенькая. Просто будь сама собой, я хочу тебя такой, какая ты есть. Когда, мужчина и женщина познают друг друга, прошлый опыт или отсутствие такового не имеют никакого значения.
Целуя ее так, словно в первый и в последний раз в жизни, Уолтер слился с Терезой воедино. Он двигался медленно, наслаждаясь каждым погружением в ее отзывчивую плоть. Тереза издавала короткие восторженные восклицания, когда одна горячая волна наслаждения, захватывая ее, сменялась следующей. В кульминационный момент она испытала такое ощущение полноты бытия, что ей казалось, она не переживет этого лихорадочного, всепоглощающего экстаза.
Их сердца бились в такт, когда они медленно возвращались в реальный мир.
Уолтер приготовил горячие сандвичи с беконом, и Тереза, изрядно проголодавшись после любовных утех, съела все до последней крошки.
- Ты великолепный повар, - похвалила она, облизывая языком губы.
- Гм. - Уолтер досадливо покачал головой. - Бекон получился не очень хрустящим. Я должен чаще практиковаться. - Он улыбнулся и лукаво добавил: И не только в этом.
Тереза почувствовала, как ее лицо залила краска. Я навсегда запомню эти слова, этот момент полного счастья, подумала она. И буду вспоминать о них, когда мне будет плохо.
Она вдруг замерла, почувствовав, как внутри шевельнулось едва уловимое беспокойство. Что за вздор! - рассердилась на саму себя Тереза. Теперь мы с Уолтером принадлежим друг другу и ничто не может разрушить наше счастье. Ничто.
Когда Тереза проснулась, комната была залита солнечным светом. Она лежала одна в большой кровати. Тело приятно болело, и Тереза, счастливо улыбнувшись, томно потянулась. Она вспомнила, как они с Уолтером, совершенно обессилев от занятий любовью, заснули наконец в объятиях друг друга.
Ее взгляд упал на соседнюю подушку, и она увидела листок бумаги. "Пошел купить нам чтонибудь на завтрак, который будет подан в постель. Так что оставайся там", - было написано рукой Уолтера. Но Тереза решила в его отсутствие приготовить хотя бы кофе.
Приняв душ, она надела все тот же темносиний шелковый халат и спустилась вниз. В этот момент входная дверь открылась, и Тереза, решив, что это вернулся Уолтер, озорно улыбнулась и приготовилась встретить его шуткой. Но слова и улыбка замерли у нее на губах, когда вместо Уолтера она увидела Рейнера.
Повисло гробовое молчание. Тереза словно вросла в пол, у нее даже рот приоткрылся от потрясения. Рейнер окинул ее взглядом, и его губы искривились в ехидной ухмылке.
- Ну и ну, - протянул он. - Кто бы мог подумать?
- Что ты здесь делаешь? - холодно спросила Тереза, обретя дар речи. - И как ты вошел сюда?
- Я бы мог задать тебе тот же вопрос, но не буду. Мне и так все ясно. Рейнер отвратительно хихикнул. - Со мной ты корчила из себя недотрогу, зато сейчас спишь со своим боссом. Нехорошо, детка.
- Тебя это не касается, - процедила она высокомерно.
- Ошибаешься, очень даже касается. Я знал, конечно, что Уолтер был готов на многое ради своей дорогой кузины, но мне и присниться не могло, что он зайдет так далеко. Он, правда, предупреждал меня - в этом самом холле, между прочим, но тогда я не обратил внимания на его слова.
Тереза насторожилась.
- Что ты имеешь в виду?
- А то, что Уолтер решил нас с тобой разлучить и поэтому стал усиленно обхаживать тебя. Он ведь у нас известный обольститель. А ты, дурочка, поверила, что он влюбился в тебя! Старина Уолтер даже взял тебя к себе на работу, чтобы ты не сорвалась с крючка. - Рейнер снова противно рассмеялся. - Бедняжка Тесе. Теперь он вышвырнет тебя вместе с остальной мелкой рыбешкой.
- Я не верю тебе, - сказала Тереза, чувствуя холодок в груди.
Но весь ужас заключался в том, что на самом деле она верила. Тереза вспомнила, что такая мысль приходила и ей в голову, но она, увлекшись Уолтером, отмахнулась от нее.
- Ты забываешь, что я жил с ним в этом доме, - мстительно напомнил Рейнер. - И я видел, как он действует. По сравнению с Уолтером я - наивный подросток. Попробуем угадать. Вчера вечером он завлек тебя в постель, а сейчас вышел, чтобы купить, как обычно, круассанов и шампанского для прощальной пирушки. Он так всегда поступает, уж поверь мне.
- Ты врал мне все последние месяцы и сейчас врешь!
- Ради чего? Наоборот, мне очень жаль, что он обошелся с тобой так подло. Согласись, лапочка, если бы Уолтер не был безгранично предан моей жене, он даже не посмотрел бы в твою сторону. Он встречается с моделями, с актрисами и вообще с известными женщинами. Например, та блондинка, с которой он сейчас показывается на людях, дизайнер. - Рейнер пожал плечами. - Ты, лапочка, пленилась его обаянием, не разглядев, что под ним скрывается барракуда. Да что там, этот сукин сын из нас обоих сделал дураков!
- Хватит, замолчи! - Тереза закрыла уши ладонями.
- Скажите пожалуйста! - с издевкой воскликнул Рейнер. - Расстроилась, что тебя обвели вокруг пальца? Не тужи, детка. Тебя поимел классный эксперт в вопросах секса, а это всегда полезно. Твой следующий парень будет ему очень благодарен.
- Ты мне противен, - простонала Тереза.
- Вот она, черная неблагодарность! - Рейнер не смог удержаться от злорадства. - Открыл человеку глаза, и я же виноват. Это ведь он использовал тебя, голубушка, а не я.
- Не изображай из себя невинную овечку!
- Каюсь, грешен! - беспечно бросил Рейнер. - Но с тобой было так удобно. Подруга детства, нуждающаяся в помощи старого друга, и все такое прочее. Даже самая подозрительная жена не стала бы ни о чем беспокоиться. Я бы, конечно, тоже поимел тебя, если бы представился случай. - Он пожал плечами. - И квартиру ты помогла бы мне тогда оплачивать. Но ты зациклилась на любви и браке, а это не моя стихия. Уолтеру, кстати, это тоже не нужно. Это я говорю на случай, если ты была настолько глупа, что надеялась стать миссис Макговерн.
- Убирайся, - еле сдерживаясь, процедила Тереза.
- С большой охотой. Я зашел только из-за этого. - Рейнер приподнял пластиковый пакет, который держал в руке. - Твой жакет. Тебя не оказалось дома, и я подумал, что Уолтер сможет передать тебе это завтра на работе. А так еще лучше.
Он бросил пакет, и Тереза, поймав его на лету, прижала к груди, словно это был щит.
- Послушай, Тесе, расскажи мне о нем. - Тон Рейнера изменился, в нем слышался намек на непристойность. - Что он такое делает в постели, что все девицы тают и хотят еще?
У Терезы появилось ощущение, что ее вываляли в грязи. Она уставилась на Рейнера, не в силах произнести ни слова.
- Правда, на твоем месте, я бы не рассчитывал на продолжение, - продолжал он. - Очень сомневаюсь, что Уолтер занес тебя в свой список. Ты еще не в курсе, что Уолтер оценивает всех своих женщин по десятибалльной системе? Грейс давно говорила мне об этом. Это единственное, в чем она не одобряет своего дорогого кузена. - Рейнер послал ей воздушный поцелуй и ушел.
Тереза долго стояла неподвижно, уставившись в пространство пустым взглядом. У нее было ощущение, что ее тело, душа, мозг - все онемело. Но она знала, что скоро, очень скоро придет невыносимая боль и чувство глубокого унижения, которое не выразить словами.
Я должна выбраться отсюда до возвращения Уолтера, подумала она, очнувшись от оцепенения. Тереза нашла свое платье, переоделась. Вынула из пакета жакет и слегка встряхнула его, разглаживая образовавшиеся складки.
- Тереза? - Она была так занята своим побегом, что не слышала, как вернулся Уолтер. Он стоял в дверях и смотрел на нее вопросительно. - Ты оделась? А как же завтрак в постели?
- Я передумала. - Боже, я еще могу разговаривать нормальным голосом?! - Я не любительница круассанов и шампанского.
На лице Уолтера не дрогнул ни один мускул.
- Очень хорошо. Я купил бекон - на случай, если мы вдруг проголодаемся ночью. Еще яйца, помидоры и сосиски. Да, еще две банки паштета и фрукты на ланч.
- Меня здесь не будет. Ни на завтрак, ни на ланч и даже ни на одну лишнюю минуту.
- Что еще за новости?! - Уолтер нахмурился. - И как это оказалось здесь? - Он указал на ее жакет.
- Рейнер принес. Весьма мило с его стороны, не правда ли? Ты не запер дверь, и он просто вошел.
- О черт! Прости, Тесе. - Уолтер выглядел искренне удрученным. - Я был уверен, что он не осмелится показаться здесь снова. Но не мог же он расстроить тебя опять?
- Наоборот. - Тереза сжала пальцы рук в кулаки. - Рейнер оказал мне большую услугу. А теперь, если позволишь, мне надо идти.
Уолтер смотрел на нее в полном недоумении, затем осторожно отступил назад, подняв руки вверх.
- Ты свободна, - заявил он с угрозой в голосе, - но мне кажется, я заслуживаю объяснения.
Тереза прошла мимо него, стараясь избежать малейшего контакта. Она должна вытравить из своей памяти даже мимолетное воспоминание о его прикосновениях, о своих ощущениях, когда он был рядом с ней, внутри нее... Прошлой ночью Уолтер сделал ее своей - раскованной, свободной, жадной до ласк и изобретательно дарящей эти ласки. Сейчас Тереза снова принадлежала самой себе.
Уолтер прошел за ней в столовую, наблюдая, как она берет свою сумку со стола.
- Я жду, Тереза, - напомнил он.
Она повернулась к нему лицом.
- Твоя преданность кузине, Уолтер, достойна восхищения, но я не ожидала, что ты готов зайти так далеко. Теперь я знаю, что ты задумал соблазнить меня для того, чтобы разлучить с Рейнером.
- О чем ты говоришь?
Она увидела, как кровь отхлынула от его лица.
- Ты отрицаешь, что использовал себя в качестве наживки - пригласил меня на ужин в ресторан, взял на работу, устроил мне праздник в день рождения?
Тереза бросала ему в лицо слова, пытаясь с помощью гнева загнать обратно слезы, которые готовы были брызнуть из глаз. И в то же время какая-то часть ее души молила Бога, чтобы Уолтер действительно отмел обвинение, назвал Рейнера лгуном и навсегда рассеял ее ужасные сомнения.
Но потрясение на его лице сменилось выражением вины.
- Значит, все правда? - снова спросила Тереза. - Ты говорил, что никогда не лгал Грейс. Окажи и мне такую же любезность.
Уолтер тяжело перевел дыхание.
- Да, но я хочу объяснить тебе...
- В этом нет необходимости. Мне уже и так все понятно. - Тереза подошла к двустворчатым стеклянным дверям. - Я только не знаю, зачем тебе понадобилось ломать комедию и после того, как я рассталась с Рейнером. Не мог упустить еще одну претендентку на твое и без того переполненное любовное ложе? А может, это была награда за мое примерное поведение - за то, что я ничего не рассказала Грейс?
- Я думал, что это любовь. - Голос Уолтера было трудно узнать.
- Любовь? - с сарказмом переспросила Тереза. - Да ты даже не знаешь, что это такое! Кстати, я слышала о твоем донжуанском списке. Так вот, я решила завести собственный список - мужчин цельных, достойных и обладающих элементарной человеческой порядочностью. У тебя, Уолтер, этих качеств и в помине нет.
Она открыла дверь и вышла из дома.
Тереза зачехлила пишущую машинку и со вздохом откинулась на спинку стула. Работа была ее спасением. В данный момент Тереза подменяла заболевшую секретаршу в телефонной компании и была так занята, что на посторонние мысли времени, слава Богу, почти не оставалось. Тереза уже подумывала о том, чтобы занять еще и выходные - устроиться в "Макдоналдс", например.
Эстер Эмерсон опешила, узнав, что ее протеже уходит из "Карат Юниверсал", но, когда увидела смертельно бледное лицо Терезы и ее горящие гневом глаза, не стала задавать никаких вопросов.
Тереза съехала с квартиры Летишии, но попрежнему не чувствовала себя в полной безопасности, опасаясь случайно встретить Уолтера на улице.
Комната, в которой она теперь жила, была небольшой, зато у нее были толстые стены, поэтому соседки по квартире не знали, что она засыпает каждую ночь в слезах. Тело Терезы тосковало по Уолтеру, хотя разум ее отказывался слышать даже его имя.
Поначалу она боялась, что Клэр будет постоянно рассказывать о том, что происходит в "Карат Юниверсал". Но та лишь обмолвилась, что Верджи тоже внезапно ушла из компании и что Уолтер ходит чернее тучи - к нему даже страшно подходить.
Критики писали, что его последняя еженедельная программа острее и злее всех предыдущих. Но Тереза намеренно избегала смотреть передачи Уолтера, поэтому не могла судить об этом сама.
Единственная слабость, которую она себе позволила, был подарок Уолтера к ее дню рождения. Сразу же после размолвки Тереза выбросила эту красивую вещицу в мусорную корзину, но потом все же достала. Когда смогу избавиться от нее, буду знать, что излечилась, решила Тереза.
Подружки приглашали ее на вечеринки и в клубы, но она всегда отказывалась, ссылаясь на усталость. Как-то Клэр попросила у нее на вечер черную сумку и, когда открыла ее, обнаружила ключ.
- Ой, это же ключ от ворот сада! - воскликнула Тереза. - Должно быть, я забыла отдать его вместе с ключами от квартиры. Я не пользовалась этой сумкой со дня переезда сюда. Я, наверное, здорово подвела Летишию...
- Да не переживай! - бросила Клэр. - Завезешь, когда будет время.
На следующий день Тереза на негнущихся ногах шла к дому Летишии. Сердце ее неистово колотилось, она несколько раз порывалась повернуть обратно и отправить ключ почтой. Но перед выходом из дома Тереза позвонила своей бывшей хозяйке, чтобы убедиться, что та находится дома, поэтому уже было неудобно давать задний ход.
Летишия очень обрадовалась недавней постоялице.
- Дорогое мое дитя! - Она внимательно оглядела Терезу. - Ты похудела, а тебе это ни к чему. И очень бледна. Заходи, я как раз приготовила кофе.
Мерфи обнюхал гостью со всех сторон, покрутился вокруг нее и затем запрыгнул к ней на колени, как только она опустилась на стул.
- Вот видишь, мы все скучали по тебе, - заметила Летишия, наливая кофе.
- Извините мою забывчивость, - сказала Тереза, выкладывая ключ на стол.
- Не бери в голову. В твоей квартире живет парень, которого сад не интересует. - Помолчав, Летишия мягко спросила: - Дорогая, ты ни о чем не хочешь поговорить со мной? У меня сердце разрывается, когда я вижу твое печальное лицо.
- Простите, но не хочу, - ответила Тереза. - Я, наверное, вернусь в Бостон. Нью-Йорк, как я вижу, мне не подходит.
- Не торопись принимать окончательное решение. Может, вы с Нью-Йорком еще не притерлись друг к другу. - Она сделала паузу, - А ты не хочешь спросить меня... о ком-нибудь?
- Нет.
- Он выглядит ужасно, - продолжала Летишия, словно и не слышала ответа Терезы. - Совсем перестал улыбаться. Превратился в совершенно чужого человека. Мне даже жаль тех несчастных, которых он интервьюирует. Все говорят, что в последнее время он заходит слишком далеко.
Тереза сидела, опустив глаза в чашку с кофе.
- Летишия, вы помните солнечные часы в саду и надпись на них? Как вы думаете, время действительно ослабляет любовь?
- Конечно нет, моя дорогая! - Летишия грустно улыбнулась. - Если любовь настоящая, она длится вечно. - Глаза женщины увлажнились. - Когда я думаю о своем дорогом, у меня возникает ощущение, будто мы встретились с ним только вчера и он ждет меня за ближайшим углом. Так и должно быть. - Летишия подвинула ключ к Терезе. - Подержи его пока у себя и приходи в сад, когда захочешь. Это благодатное место, хорошо успокаивает нервную систему.
В воздухе, уже чувствовалось приближение осени. Под ногами шуршала листва, и многие деревья стояли полуголыми. Но поляна с солнечными часами по-прежнему радовала глаз сочной зеленью травы. Тереза сразу подошла к часам и, наклонившись, провела пальцами по надписи. Ей очень хотелось, чтобы Летишия оказалась права, что любовь не проходит со временем. Молодая женщина выпрямилась и... увидела Уолтера.
Он стоял в нескольких ярдах от нее и действительно выглядел неважно.
- Тереза... - сказал Уолтер хриплым полушепотом.
- Тебе Летишия сказала, что я здесь? - резко спросила она.
Уолтер слабо улыбнулся и покачал головой.
- Нет. Я прихожу сюда каждый день и жду тебя. Я знал, что когда-нибудь ты обязательно придешь на эту поляну.
- Я уже ухожу.
Уолтер приблизился к ней.
- Подожди. Выслушай меня, пожалуйста...
- Ты мне уже все сказал - в то утро, когда не смог посмотреть мне в глаза. - У Терезы сердце сжалось от боли при воспоминании о той сцене.
- Что ты хочешь, чтобы я сказал тебе? - Голос Уолтера был полон страдания. - Что я не хотел разлучить тебя с таким ничтожеством, как Рейнер? Хотел. Я заслужил все те обидные слова, которые ты бросила мне перед тем, как уйти. Но все изменилось после того, как мы поужинали вместе. Ты должна была заметить это.
- Я уже ничего не понимаю, - устало сказала Тереза.
- А ты думаешь, мне все было ясно? Я считал, что ты такая же никчемная, как и Рейнер, и вдруг, за ужином, ты открылась с совершенно другой стороны. Я должен был разобраться, подумать... потому что я не хотел признаться самому себе, что веду борьбу с чемто внутри себя.
- Неужели? - с ядовитой иронией спросила Тереза. - Может, еще скажешь, что это была любовь с первого взгляда?
- Нет. Хотя мыслями все время, с момента нашей первой встречи возвращался к тебе. Но я пытался убедить себя, что это из-за злости, потому что ты хотела сделать несчастной Грейс. - Уолтер замолчал. - Когда я поцеловал тебя в первый раз, я был потрясен твоей реакцией. Я чувствовал, как ты дрожала в моих объятиях, ощущал вкус твоих невинных губ. Поверь, Тереза, если бы это было не так, я ни за что не оставил бы тебя и не уехал в Техас... - Он умоляюще посмотрел на нее. - Разве ты не понимаешь? Если бы я был негодяем, каким ты меня считаешь, я бы остался. Уговорил бы тебя пригласить меня домой и сделал бы так, чтобы ты отдалась мне той же ночью. Я мог поступить так, но не поступил. Разве это неправда?
Вопреки ее воле, с губ Терезы сорвалось еле слышное:
- Правда.
- О, любовь моя!
- Но это не меняет положения вещей. - Она снова склонилась над солнечными часами. - Ты использовал меня, манипулировал мною. Ты ведь не станешь отрицать это?
- Не стану. Но разве мы не учимся на собственных ошибках? Разве не можем простить друг друга? Вот о чем я прошу тебя. Пожалуйста, не покидай меня, Тереза! Хочешь, я встану на колени?!
Она покачала головой.
- Не надо. Между нами все кончено, Уолтер. Однажды ты обманул меня, но тебе не удастся сделать это еще раз.
- Ты хочешь уверить меня, что мы притворялись друг перед другом? спросил он, устало прикрыв глаза. - Но Господь свидетель, в таком случае, мы оба отличные актеры! Тереза, скажи, что не любишь меня! Поклянись в этом, и я отпущу тебя. Но знай: если ты оставишь меня, вместе с тобой из меня уйдет жизнь.
- Ты не должен говорить так! - рассердилась Тереза. - Это жестоко... и нечестно.
- Нет, - твердо возразил он. - Это абсолютная правда. Имей в виду, я буду сражаться за тебя, Тереза, и за наше счастье. За нашу совместную жизнь. За наших не рожденных детей. Ты моя женщина, и таковой останешься навсегда. Он умоляюще посмотрел на нее. - Моя дорогая, ты слишком чиста, и я просто не могу поверить, что ты не любишь меня. Если бы ты не любила меня, то никогда не отдалась бы мне. Ты моя, а я - твой. Не отрицаю, что обидел тебя, но и я был оскорблен, думая, будто ты все еще любишь Рейнера.
Тереза молчала. В глазах Уолтера она видела боль, одиночество и страх потерять ее. Те же самые чувства обуревали ее, и она поняла, что больше всего на свете хочет забыть их навсегда. Надо поверить Уолтеру, оставить все недоразумения в прошлом и начать все сначала. И, как только Тереза приняла решение, она почувствовала, как сковывавший ее душу лед начал таять.
- Я сказал, что все изменилось с того момента, когда мы ужинали в ресторане. Но я и сам поначалу не понимал, насколько глубоки и основательны эти изменения. Я еще не понял, что полюбил тебя, потому что не ожидал этого. Более того, я понимал, что, если хочу оставаться честным перед самим собой, я не должен мечтать о тебе. У меня были совершенно другие планы. Я поехал в Техас, чтобы забыть тебя. Я говорил себе, что ты по-прежнему любишь Рейнера и что я не должен вступать в игру. - Его лицо исказила мучительная гримаса. - Однако я не только не мог не думать о тебе, но и без конца говорил о тебе, так что моя мать даже спросила, когда я познакомлю ее с будущей невесткой, то есть с тобой. Когда я понял, что не смогу жить без тебя, то решил вернуться. Я рассудил, что для тебя же будет лучше, если я открою тебе глаза на Рейнера. Я задался целью убедить тебя в своей любви и в том, что хочу, чтобы ты стала моей женой. И это чистая правда. - Он вздохнул и продолжил: Я шел к тебе с намерением объясниться начистоту, но приехала Грейс, и мне пришлось вернуться буквально с порога. Она нуждалась в моей помощи, и я не смог отказать кузине. Мне пришлось сопровождать ее на вечеринку к Рейнеру.
- Как она? - спросила Тереза.
- Очень плохо. Но родители окружили ее заботой, она сейчас живет с ними. Надеюсь, что душевная травма рано или поздно зарубцуется. Кстати, я посоветовал ей немедленно начать бракоразводный процесс с Рейнером. - Он помолчал немного и добавил: - Я вовсе не собирался заниматься с тобой любовью той ночью. Я пришел в сад, желая утешить тебя, потому что был уверен, что ты будешь страдать. Совершенно неожиданно я очутился в раю, из которого был изгнан, когда ты исчезла из моей жизни. Уйдя, ты забрала с собой всю радость, все мои надежды и мечты. Вернись ко мне, любовь моя, и снова наполни мою жизнь теплом и светом! Ты моя единственная любовь, и, кроме тебя, мне никто не нужен.
Тереза слушала, затаив дыхание, и, когда Уолтер замолчал, она стремглав бросилась к нему и упала в его объятия.


Читать онлайн любовный роман - Быть может - Харри Джейн

Разделы:
харри джейн

Ваши комментарии
к роману Быть может - Харри Джейн



хороший роман чистая искренняя любовь только путь к этой любви не легкий долго приходится идти к ней героям но постепенно все решается и плохое и непонятное остается позади а светлое чувство накрепко поселяется в сердцах героев откровенность все ставит на свои места
Быть может - Харри Джейннаталия
20.08.2011, 18.44





Отдичный роман. Советую!
Быть может - Харри ДжейнАрина
10.04.2012, 16.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100