Читать онлайн В западне, автора - Харри Джейн, Раздел - Харри Джейн в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В западне - Харри Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.48 (Голосов: 44)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В западне - Харри Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В западне - Харри Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харри Джейн

В западне

Читать онлайн


Харри Джейн
В западне

Джейн ХАРРИ
В ЗАПАДНЕ
Анонс
Юной Шери, наследнице миллионера, не везет в любви. Жених оказался негодяем, и девушка близка к тому, чтобы начать сторониться мужчин. И вот неожиданно появляется Он красивый, внимательный, сексуальный... Но что скрывает от Шери таинственный незнакомец? Каковы причины его внезапной страсти сама девушки, ее деньги или что-то еще?..
Глава 1
Шери с детства ненавидела балы. И ситуация мало изменилась к ее двадцатитрехлетию: хорошо танцевать и свободно держаться в обществе она так и не научилась. Но дедушка был непреклонен, и девушка скрепя сердце усердно изображала непринужденное веселье в душном зале вот уже несколько часов кряду.
Особенно не хотелось идти на этот благотворительный бал вместе с Эндрю, которого, как она догадывалась, дедушка прочил ей в женихи. Похоже, самого Эндрю эта идея тоже не приводила в восторг, особенно после того как Шери, вальсируя, оттоптала ему все ноги. Однако на дедушку она злиться не могла слишком хорошо знала, что старый Норман Макдугал хочет ей только блага.
Вот только понимание блага у них с дедом разнилось. С его точки зрения, благом была семья, любящий муж и толпа детишек. А Шери больше хотелось тихой, спокойной жизни в отдельной квартирке, наедине со своими книгами. И еще она мечтала о полной независимости.
Да, конечно, сейчас она занимала должность личной секретарши своего деда в компании "Макдугал инкорпорейтед", одного из двух сталелитейных гигантов страны. Но вскоре надеялась выйти из-под родственной опеки и начать самостоятельную карьеру научного сотрудника. Заняться любимым делом искусствоведением.
Пока что ее обязанности сводились к тому, чтобы печатать на машинке протоколы собраний, мило улыбаться клиентам и сопровождать дедушку в качестве сотрудницы на светских приемах. И нельзя сказать, чтобы такое положение ее устраивало: порой Шери чувствовала, что работа попросту не стоит тех денег, которые она получает.
Но Норман утверждал с полной серьезностью, что никак не может обойтись без ее услуг. И шантаж безотказно срабатывал всякий раз, как только Шери собиралась взбунтоваться. У нее только год назад хватило решимости переехать из роскошного дедовского особняка в отдельную квартирку в центре города. Маленькая, зато своя! Убедить деда, что это ей необходимо, чтобы чувствовать себя взрослым, свободным человеком, оказалось нелегко.
- Зачем тебе переезжать? У тебя же все есть! - непонимающе качал он головой. - Могла бы подождать, пока я умру, не долго уж осталось...
- Дедушка, ты просто невыносим, - протестовала Шери. - У тебя здоровье покрепче моего, ты еще сто лет проживешь!
Но наконец-то у нее появился свой дом. Всего две комнаты - гостиная и спальня, и уютная кухня, и бесчисленные стеллажи с книгами... Именно то, о чем она мечтала.
Как бы хотелось сейчас Шери очутиться в своей маленькой квартирке, с книжкой на коленях, при свете бра... Подальше от невыносимого сборища.
Эндрю держался с нею подчеркнуто вежливо, но Шери заметила, как он поглядывает на девушек вокруг, словно бы только и ожидая момента улизнуть. Ее так и подмывало спросить:
"Не правда ли, я танцую хуже всех на свете? И платье мне тоже не идет, да?.. Отлично, тогда оставь меня наконец в покое!"
Но конечно же Шери не могла себе такого позволить, ведь она представляла на балу компанию своего деда и должна была вести себя как настоящая леди. Она даже покорно танцевала с Эндрю, чувствуя себя коровой на льду.
Когда Эндрю после танца предложил принести чего-нибудь прохладительного из бара, она даже обрадовалась поначалу. Наконец-то танцевальная пытка позади!.. Но молодой человек исчез, а Шери осталась стоять столбом посреди зала, нервно облизывая губы и размышляя, когда будет прилично отправиться на поиски сбежавшего кавалера.
Наверное, Эндрю надеется, что она грохнется в обморок от жажды, и таким образом он отделается от нее.
Шери глубоко вздохнула. Надо же казаться самой себе ничтожной дурой! Купленное в последнюю минуту платье ей совершенно не идет, танцует она с грацией скелета, и вообще на этом балу могла бы заслужить приз самой некрасивой девушки.
Это несложно, если ты тощая как вешалка, а кожа такая бледная и такие светлые волосы, что ты похожа на альбиноса... Или на того, кто умирает от недоедания.
Ладно, довольно сетовать на собственную внешность. За двадцать три года можно бы с ней и свыкнуться! Лучше попробовать исправить дурацкое положение и найти беглеца Эндрю.
Шери повернулась к стеклянным дверям бара, через которые то и дело проходили смеющиеся пары, и тут ее кольнуло ощущение, что на ней пристально наблюдают. Взгляд, кажется, шел откуда-то сверху, справа. Медленно, чтобы не привлекать внимания, девушка повернулась, подняла голову.
Может быть, это из-за ее худобы и безвкусного платья? Шери часто приходилось ловить на себе сочувственные или насмешливые взгляды женщин. Но этот не был ни сочувственным, ни насмешливым. И она могла бы поклясться, что он принадлежит мужчине.
Когда же Шери наконец увидела того, кто так пристально изучает ее, сердце девушки забилось чаше, а затем словно бы на миг замерло. Потому что такие мужчины обычно и не смотрят на девиц вроде нее. Шери даже инстинктивно обернулась, желая убедиться, не стоит ли за ее спиной стройная, высокая красавица... Но там никого не было.
У мужчины, стоящего на галерее справа, была потрясающая огненно-рыжая шевелюра. Плечи его казались широкими, как у атлета, и даже снизу можно было разглядеть, что он высок и мускулист. На нем был светло-серый костюм, но у Шери мелькнула мысль, что ему больше подошел бы клетчатый шотландский килт, средневековый шлем и длинный меч на поясе. А если прибавить еще трехдневную щетину на подбородке, то он станет похож на Роберта Брюса, национального героя борьбы за независимость.
Именно мужчин такого типа Шери инстинктивно боялась. Вот и сейчас она ощутила легкую дрожь, а в голове словно бы замигал красный сигнал - опасность!
Господи, какая чепуха, оборвала себя Шери. Наверняка это какой-нибудь банкир или адвокат и ему до меня нет никакого дела. Нужно перестать пялиться на него и пойти... Куда пойти?.. В бар. Искать Эндрю.
Но до того как она заставила себя отвернуться и уйти, рыжий "варвар" поразил ее еще раз. Он приподнял бокал с шампанским, который держал в руке, и слегка поклонился, прижимая раскрытую ладонь к груди: ваше здоровье, леди.
Шери почувствовала, что щеки ее мгновенно залились краской. Как же она ненавидела эту дурацкую привычку чуть что вспыхивать от смущения! Мужчина смотрел на нее, будто ждал чего-то... Может, ответа? Ждал и чуть-чуть улыбался, сощурив глаза.
Так, мисс Макдугал, немедленно бросьте свои фантазии! Трезво оцените ситуацию и поймите, что все происходящее сейчас - какая-то нелепая ошибка.., возможно, шутка, которую надлежит поскорей прекратить.
Шери совладала с собой, повернулась и быстро зашагала к бару, стараясь, чтобы ее уход не выглядел паническим бегством, каковым, собственно, и являлся. Потому что Шери испугалась самой себя. Того, что сейчас не выдержит и поднимется на галерею к незнакомцу, к этому Роберту Брюсу... Но больше всего ей хотелось, чтобы он спустился к ней.
И хотелось так сильно, что девушка поразилась силе и жару этого желания. Поразилась... И испугалась.
Я схожу с ума, с тревогой думала она, толкая стеклянную дверь. Мне надо найти Эндрю и попросить увести меня отсюда сию же секунду. Пусть он поймает такси и отвезет меня домой, где я окажусь в безопасности.
Но перед тем как войти в бар, она не выдержала и все-таки обернулась. Бросила быстрый, испуганный взгляд на галерею.
Он все еще стоял там, Роберт Брюс, огненноволосый атлет в сером костюме. И все еще смотрел ей вслед - внимательно, неотрывно.
Покраснев сильнее, Шери едва ли не ворвалась внутрь бара. И как назло, сразу увидела Эндрю. Он сидел за столиком у стены в веселой компании - двое молодых людей и три девушки, две изящные блондинки и брюнетка. Все они весело смеялись над чем-то, что рассказывал им Эндрю... Очень оживленный и раскованный Эндрю, совсем не тот, что танцевал с Шери.
Это, конечно, полная ерунда, но, как всегда в таких случаях, девушке показалось, что смеются над ней. Что это о ней рассказывает друзьям Эндрю - о том, как она плохо танцует, какой она скучный собеседник... Какая она смешная в голубом платье, обтягивающем сплошные кости.
В уголках глаз Шери закипели злые слезы. Однако она сдержалась и даже взяла бокал шампанского у приветливого официанта. Отпила глоток, делая вид, что пробует вино на вкус...
- Шери, дорогая!
Она обернулась, стараясь придать лицу оживленное выражение. Это была Дженни Гаррисон, ее давняя подруга, приближающаяся с бокалом в руках и с радостной улыбкой на губах. Розовое платье, как обычно, сидит на Дженни великолепно, уныло отметила Шери.
- Послушай, где ты прячешься? Я знала, что ты здесь, специально тебя искала... Я уж было подумала, что ты сбежала домой.
- Я об этом подумываю, - призналась Шери, целуя подругу в надушенную щеку. - Мой семейный долг, пожалуй, выполнен: я все-таки пришла, показалась в зале. Деду будет не в чем меня упрекнуть.
- Да что ты, здесь же так весело! - искренне удивилась Дженни.
Ее подруга кисло усмехнулась.
- Ты же знаешь, я не люблю балов...
- Неужели ты пришла одна? Никогда не поверю, что такая красавица...
Шери с трудом сдержалась, чтобы не нагрубить.
- Мой кавалер сбежал. Я ему отдавила ноги, и он, должно быть, обиделся, попыталась отшутиться она. И вдруг выпалила неожиданно для себя самой:
- Дженни, ты видела здесь.., одного мужчину?
- Даже не одного, - рассмеялась та. - Их тут очень много, и все они танцуют с женщинами. Не правда ли, странное занятие для бала?
- Ну, этот ни с кем не танцевал. Он больше похож на... Роберта Брюса, чем на заядлого танцора.
- Шери, ты меня заинтриговала. - Глаза Дженни заблестели. - И где же ты нашла этого Роберта Брюса?
- Я его не искала, просто случайно заметила... Он стоял на галерее.
- Похоже, он произвел на тебя впечатление, - лукаво сощурилась Дженни. Ты что-то выглядишь непривычно оживленной.
- Ну тебя с твоими шуточками! - отмахнулась Шери.
- Ладно, не сердись. Хочешь, посмотрим список гостей и узнаем имя твоего таинственного незнакомца? Может, даже номер телефона!
- Да не стоит, - запротестовала Шери, досадуя на себя. - Это было пустое любопытство. Новое лицо, и все такое...
- И симпатичное лицо? - полюбопытствовала Дженни.
- Симпатичное? - Девушка покачала головой. - Нет. Пожалуй, симпатичным я бы его не назвала. Скорее.., интересным.
- В таком случае обязательно изучу список. -Дженни подхватила подругу под руку. - Пойдем-ка покажешь мне своего Роберта Брюса!
Но высокий незнакомец уже исчез. Его не было на галерее, не было и среди танцующих. Будто бы растворился в воздухе. Но на ограждении галереи стоял пустой бокал из-под шампанского, а значит, это все не могло быть просто игрой воображения!
- Наверное, его похитила какая-нибудь дама, - шутливо предположила Дженни. - Или он там сбежал, посмотрев на все это и решив, что благотворительностью лучше заниматься у себя дома, а не на балу... В чем он, пожалуй, не так уж и не прав.
- О да, - с готовностью подтвердила Шери. - Знаешь, я сейчас последую его примеру, что-то голова разболелась... Передай, пожалуйста, мистеру Эндрю Стюарту, что... Впрочем, я напишу ему пару слов.
Она достала визитную карточку и нацарапала короткую записку - короткую, но достаточно категоричную.
- Ну вот, подруга, ты решила меня бросить одну в этом ужасном месте. Дженни картинно закатила глаза.
Шери в ответ улыбнулась.
- Ну, надолго ты одна не останешься. В таком-то платье...
Но Дженни ее перебила:
- Дорогая, когда же ты наконец забудешь проклятого Уилла и начнешь жить полной жизнью? Я устала смотреть, как ты бегаешь от мужчин! Взять того же Эндрю Стюарта - элегантный, из хорошей семьи...
- Я вовсе ни от кого не бегаю, - запротестовала Шери. - Просто мне пока нравится быть одной. В любом случае элегантный Эндрю не соответствует моему мужскому идеалу.
- А кто соответствует?
- Никто! - отрезала Шери, может быть, слишком поспешно. - Знаешь, в одиночестве спокойней. Ни от кого не зависишь...
- Зато, должно быть, ужасно скучно. - Дженни наморщила курносый носик. Ну хорошо, ступай домой, вижу, я тебе уже надоела... Созвонимся завтра. - И она розовой бабочкой упорхнула прочь.
К счастью для Шери, таксист оказался неразговорчивым. Она устроилась на заднем сиденье и, глядя на пролетающие за стеклом огни ночного Эдинбурга, предалась невеселым размышлениям.
Надо быть пожестче с дедушкой, запретить ему устраивать ее личную жизнь. Все эти кавалеры по заказу... Конечно, Шери высмеяла Эндрю в разговоре, но все же происшествие на балу больно ранило ее самолюбие. Как она, должно быть, по-дурацки выглядела, стоя одна посреди зала! Неудивительно, что ее разглядывал как диковинку тот незнакомый красавец.
Шери и не заметила, как доехала до дома. Расплатившись с таксистом, она достала из сумочки ключи, продолжая думать свои невеселые мысли.
Дома ее, как обычно, никто не ждал. Вся почта - журналы да несколько рекламных проспектов. Можно, конечно, позвонить матери в Нью-Йорк, чтобы скрасить одиночество... Или дедушке, но ему лучше не звонить. Все равно она никогда не сможет ему объяснить, отчего ей так грустно, только расстроит старика.
Может, кошку завести, грустно подумала Шери, надевая мягкие гапочки. Все-таки живое существо, которое радуется, когда ты приходишь...
Она прошла в спальню и стянула через голову голубое платье. Пожалуй, отдам его в какой-нибудь "секонд-хэнд", решила девушка, перекидывая шелестящий шелк через спинку стула. Там оно приглянется какой-нибудь бедной красотке все-таки какая-то польза. Платье ведь на самом деле красивое, только не для Шери.
Она потянулась за халатом, на минуту помедлив перед зеркалом. Да, зрелище не обнадеживающее. Белье у Шери было дорогое и красивое, но вот скрывать изящному лифчику почти что нечего. Так, чуть заметные выпуклости, как у девочки-подростка... О таких фигурах говорят: плоская как доска. Никакого намека на бедра. Ноги, правда, длинные, но худые как палки, и еще этот противный голубоватый цвет кожи... Как будто ей всегда холодно.
Неудивительно, что мать Шери, шатенка с на редкость изящной фигурой, часто смотрела на свою дочь с изумлением, будто не понимая, как могла дать жизнь такому бледному заморышу.
Будь я мальчишкой, только порадовалась бы такой фигуре, вздохнула девушка. Папа тоже всегда отличался худобой...
Она запахнула халат и потуже затянула пояс, наклоняясь к зеркалу, чтобы получше разглядеть лицо, обрамленное слегка вьющимися светлыми локонами.
Вот его можно было назвать хорошеньким. Нежные губы и глаза большие, светло-серые, с длинными ресницами... Только проклятую бледность даже румянами не скрыть!
Шери не понимала, что это ее потянуло рассматривать себя в зеркале. Может, потому, что Дженни напомнила про Уилла и опять нахлынули печальные воспоминания? В таком случае предаваться сожалению о прошлом - глупая затея. Если не можешь чего-то исправить, нужно забыть... Даже если это очень нелегко.
Шери вздохнула и пошла в кухню. Порадовать себя капелькой уюта - это то, что нужно. Посидеть в кресле, попивая шоколад из глиняной кружки и перелистывая альбом прерафаэлитов...
Хорошо бы еще при этом погреться у камина, Стоит только сказать дедушке и в ее распоряжении окажутся десятки особняков с каминами всех размеров, хоть быка жарь. Но Шери не хотела благ, полученных путем попрошайничества.
Удивительно тоскливо быть единственной наследницей огромного состояния! Редко кто воспринимает тебя как независимую мыслящую личность. Когда за тобой ухаживает молодой человек, не понятно: ты ему нужна или твои деньги. Именно поэтому Шери хотела всего в жизни добиться сама.
Как сама она обставляла эту квартирку, ставшую ее убежищем. Подбирала и клеила обои с рисунком каменной красноватой кладки, выбирала мебель - уютную софу, кресло-качалку, высокие книжные стеллажи... И ковер на полу был в ее вкусе - оливково-зеленый, с густым мягким ворсом, в котором утопают ноги.
И деловой уголок выглядел очень мило. Пишущая машинка поблескивала клавиатурой на невысоком столе красного дерева, на стенах висели пастели, на которых отдыхает взгляд.
Сейчас Шери не удавалось много работать дома - дедушка требовал от своей секретарши почти постоянного присутствия рядом. Но она надеялась, что когда-нибудь сможет больше времени уделять любимому делу - истории искусства Родители Шери никогда не собирались иметь только одного ребенка. Отец мечтал о большой дружной семье, о множестве детей, братьев и сестричек, которых он, сам был в детстве лишен. Но судьба рассудила иначе: Дункан Макдугал разбился насмерть, сорвавшись со скалы в горном походе, когда его дочке было всего три года. А его супруга Мэри нашла утешение в путешествиях, и теперь мало осталось стран, которые она не посетила бы.
Так Шери оказалась на воспитании у родителей отца. Детство ее прошло в огромном особняке Макдугалов в Эдинбурге, а маму она видела редко - когда ту случайно заносило в Шотландию и она находила время навестить свекра.
Теперь Мэри жила в Нью-Йорке и иногда звонила Шери, приглашая дочь к себе. Но та не хотела переселяться в Штаты. Шери по натуре была домоседкой - еще одно отличие от беспокойной Мэри Макдугал, - и подозревала, что мать втайне довольна таким положением вещей: ее родительская любовь удовлетворялась одним-двумя визитами к дочери в год.
С раннего детства самым близким человеком Шери была ее бабушка. Она практически заменила малютке мать, и теперь Шери часто вспоминала ее с дочерней нежностью.
Бабушка Марджи была воистину прекрасной женщиной, и семья всегда стояла для нее превыше всего. Гибель сына подкосила Маргарет Макдугал, но она сумела справиться с горем и все силы отдала воспитанию внучки. Шери едва ли не боготворила ее - ласковую, заботливую. Ни разу в жизни девочка не слышала, чтобы бабушка Марджи кричала или грозила наказанием. Лаской и уговорами она могла добиться понимания.
Однако некая тень омрачала жизнь Макдугалов. И имя этой тени было вражда. Проклятая вражда, продолжающая довлеть над ними все эти годы.
Единственный раз за всю жизнь Шери видела, как бабушка и дедушка ссорились. Слышала, как бабушка Марджи возмущенно восклицала:
- Так не может больше продолжаться! Это просто чудовищно! Вы ведете себя как дети, очень злые и порочные дети! Разница лишь в том, что ваша ссора куда опаснее. Бога ради, кто-то же должен положить этому конец!
Норман ответил, и голос его дрожал от гнева:
- Ты знаешь, Марджи, не я это начал. Так пускай он первым и прекратит! Скажи Малкому Лесли, чтобы перестал вредить мне, тогда я с радостью пожму ему руку. Но не раньше!
- Пожмешь руку Малкому? - горько засмеялась бабушка. - Что-то я не верю, чтобы ты способен на такое после стольких-то лет ненависти! Вы оба зашли слишком далеко...
Неожиданно она заметила Шери, замершую в дверях, и замолчала.
- Бабушка, - спросила Шери тем же вечером, уже лежа в кроватке. - А кто такой Малком Лесли?
- Человек, который не имеет к нам никакого отношения, - строго ответила бабушка. - Ни ко мне, ни к тебе. И даст Бог, так будет всегда. А теперь спи, малышка, и выброси это из головы.
Мудрый совет. Однако до чего же трудно ему последовать! Особенно если и теперь, через пять лет после смерти бабушки, ситуация не изменилась.
Не далее как на прошлой неделе Норман переманил из "Лесли инкорпорейтед" одного из лучших специалистов.
- Но у нас уже есть менеджер по продажам, - запротестовала Шери. - Зачем еще один?
- Это отличный случай ослабить ублюдка Лесли, - с мрачной улыбкой ответил Норман. - Представляю, как старый черт Малком будет скрипеть зубами от ярости! Он потеряет немало времени, подыскивая нового сотрудника и срабатываясь с ним.
- Но ведь он наверняка захочет отомстить? - робко спросила Шери.
- Пусть пробует, - удовлетворенно отозвался дед. - Посмотрим, что у него получится. Руки-то коротки.
И так длится годами, устало подумала Шери, допивая шоколад. Удар, ответный удар... Подлость в обмен на подлость... И кто знает, как можно прекратить эту бесконечную злую игру двух старых магнатов? Может быть, она прекратится только со смертью обоих участников. Потому что никому, кроме них, она не нужна.
Сама Шери не собиралась с кем-либо враждовать, а единственным наследником старого Лесли тоже была женщина - незамужняя дочь. Когда-то у Малкома было две дочери, но младшая сбежала из дому лет тридцать назад, и с тех пор о ней не было ни малейшего слуха. Говорили, что Малком проклял ее и запретил произносить ее имя в своем доме. И Шери верила подобным рассказам. Враг ее деда в самом деле был злопамятен.
Шери поднялась, развязала пояс халата, готовясь ко сну. И вдруг замерла, пораженная неожиданной мыслью. Тот рыжеволосый мужчина на галереи.., он как будто раздевал ее взглядом, представлял, какова она обнаженная...
От этой мысли соски Шери внезапно напряглись, проступая сквозь шелк бюстгальтера, и по всему телу разлилось доселе неведомое тепло.
Мгновение Шери стояла неподвижно, потом тихо застонала. До чего же она дошла! Какой стыд!..
Нырнув в постель, девушка натянула одеяло до самого подбородка и строго сказала себе вслух:
- Ты его не знаешь. И скорее всего больше никогда не увидишь. Это чужой человек, и нужно его забыть. Мало тебе печального опыта с Уиллом? Хочешь повторить?
Но почему-то назидательная речь не помогла. Как только Шери смежила веки, высокий незнакомец предстал перед ней. И глаза у него были голубые, как небо в горах... И такие же бездонные.
Уснуть Шери удалось только на рассвете, и щеки ее были мокры от слез.
Спустившись с галереи, Парис Вилье пошел к телефону и набрал знакомый номер. Услышав хрипловатый голос на другом конце провода, произнес:
- Это я. Да, видел ее. Думаю, могу это сделать.
Когда он повесил трубку, на лице его не было ни тени улыбки.
Лежа в постели тем вечером, он в деталях вспоминал их встречу на балу.
Эта Шери Макдугал стояла в самом центре зала, словно бы вокруг нее образовалась зона отчуждения. Очень светлая блондинка и, как назло, совершенно не его типа. Слишком тощая, и платье на ней висело, как на вешалке. Зачем девице декольте, если нечего демонстрировать? И волосы, довольно красивые сами по себе, она стянула на затылке в нелепый пучок, подчеркнув худую шею. Украшения Шери, похоже, не носит - только часики поблескивали на запястье.
Парис, к сожалению, хорошо знал таких девушек: богатые наследницы, они не утруждали себя тем, чтобы быть умными или привлекательными. Зачем им обаяние? У них же есть деньги! И что-то не верилось, чтобы эта миллионерша пришла сюда одна. Впрочем, то, что ее кавалера не было поблизости, сейчас играло Парису на руку.
Что ж, нравится ему она или не нравится, но все должно идти, как намечено. Клюет, удовлетворенно подумал Парис, когда девушка почувствовала его пристальный взгляд и обернулась, покраснев. Он поднял бокал шампанского, приветствуя ее, и с удовлетворением отметил, что Шери покраснела еще сильнее.
Парис понял, что не ошибся, когда у дверей бара эта девица обернулась и еще раз встретилась с ним взглядом. Недотрога, вспомнил он ее прозвище, и губы его тронула улыбка. Вряд ли и в самом деле недотрога.
Ему удалось удержать ее взгляд на несколько секунд, и для первой встречи это можно было бы счесть маленькой победой. Но почему-то сейчас, лежа в постели, он не мог спокойно вспомнить этот ее взгляд. Что-то в нем было не то... Затравленность? Тревога? Страх?..
Парис тяжело вздохнул, переворачиваясь на спину. Причинить зло такому заморышу, как эта Шери, - все равно что ударить лежачего. Хотелось плюнуть на всю эту затею и уехать прочь, пока еще не поздно.
Глава 2
А ведь мать его предупреждала!.. - Когда-нибудь ты встретишься с ним, говорила она. - И Малком даже имеет на это право, потому что ты его единственный внук. Только, сынок, пожалуйста, не забывай: любая его милость будет с подвохом. У любого подарка из рук Малкома Лесли внутри есть крючок.
Как же она оказалась права!..
Но что делать, если это единственный шанс спасти дело всей его жизни?..
Неделю назад Парис, еще не подозревая ни о каком подвохе, поднимался по ступеням особняка Лесли в восточной части Эдинбурга. О том, что за человек его дед, он знал только со слов матери, но считал, что, раз предупрежден, значит, вооружен.
Дверь ему отворила тихая, полуседая женщина в сером платье. Сначала он принял ее за экономку, но вдруг усталых черт коснулась знакомая улыбка и тот же ореховый цвет глаз напомнил молодому человеку его мать...
- Здравствуй, Парис, - негромко произнесла женщина, пропуская его внутрь. - Я сразу догадалась, что это ты. Сын Беатрис. Как это замечательно! Уж и не думала, что мне когда-нибудь выпадет счастье с тобой познакомиться. Я твоя тетя Элизабет.
Не найдя, что ответить, Парис просто обнял тетушку и поцеловал в щеку.
- Ты, наверное, хочешь видеть твоего деда? спросила Элизабет. - Он тебя ждет в кабинете, пойдем, я провожу. Ты приехал сразу, как только получил приглашение?
- Да. - Парис изо всех сил старался не смущаться и вести себя естественно. - Я и не думал, что когда-нибудь удостоюсь подобной чести. Мама говорила, что я вроде пятна на фамильном гербе Лесли.
Он подсознательно ждал, что сейчас тетя Бет начнет его переубеждать. Может быть, рассмеется.., скажет; "Что за пустяки!" Но она только тихо вздохнула, отводя глаза.
Огромный особняк из серого камня, темные ковры и тяжелые драпировки произвели угнетающее впечатление на молодого человека, когда он шел по лестнице вслед за своей провожатой. Этот дом не казался ему приветливым. Особенно по сравнению со светлой уютной квартирой в Лилле, располагающейся над картинной галереей... Он вспомнил, как мать описывала ему особняк своего детства: "Настоящий дом Франкенштейна, битком набитый привидениями".
Тетя Бет робко постучала в дубовую дверь, и изнутри послышался голос, напоминающий хриплый лай старого волкодава.
- Явился? Пусть войдет!
Дверь распахнулась, и Париса пробрала внезапная дрожь при виде самого себя, только лет через сорок, восседающего перед ним в кресле с высокой спинкой. Как самодержец на троне, мелькнуло невольное сравнение. Домашний самодержец в халате и шлепанцах, среди верной челяди... Однако самодержец встречал гостя вовсе не в халате. Малком Лесли ожидал внука в смокинге и при галстуке, распространяя ощущение арктического холода.., хотя в кабинете ярко пылал огонь в огромном камине.
- Добрый день, дедушка Малком, - заставил себя выговорить Парис.
Сходство неприятно поразило его. Та же густая шевелюра, только обильно тронутая сединой, те же мускулистые плечи, голубые глаза... Только если у внука глаза были яркими, как южное небо, у деда они выцвели и более напоминали синеватый лед.
Неизвестно, отреагировал ли Малком Лесли на это фамильное сходство так же сильно. Если да, то никак не показал этого. Даже бровью не повел.
- Ступай, Бет, - бросил он дочери. - Через час можешь принести нам кофе.
Тетушка безмолвно исчезла, закрыв за собой дверь. Парис проводил ее взглядом.
- Это входит в обязанности вашей дочери приносить вам кофе?
- По воскресеньям, когда я отпускаю приходящую прислугу, да, входит, подтвердил Малком. - Но сейчас речь не об обязанностях Элизабет. Перейдем к делу. Итак, ты незаконнорожденный сын Беатрис, бастард.
Париса словно ударили по голове чем-то тяжелым. Однако он позволил себе растеряться только на мгновение.
- А вы - тот человек, который не хотел, чтобы я появился на свет.
- Да, - снова подтвердил Малком без улыбки после секундного молчания. Все так. Но, возможно, это была моя ошибка.
Наступила пауза.
- Ты носишь фамилию Вилье, - продолжил Малком, пристально изучая лицо внука. - Это фамилия твоего отца?
- Нет, моего отчима.
Бледные глаза Малкома недобро блеснули.
- Он был карточным шулером, не так ли? Кажется, Парис начал привыкать к неожиданным вопросам своего деда. В такой манере он тоже мог общаться, как бы ни было ему неприятно.
- Нет, художником. А также всем понемногу - игроком, автогонщиком, бизнесменом. У Поля Вилье было много талантов и характер авантюриста; в карты он никогда не проигрывал.
- А как насчет тебя? Ты избрал такое же поприще?
- Поль меня многому учил. И кое-чему я даже научился. Однако мое сердце всегда лежало к другому.
- Но ты часто проигрываешь в карты?
- Никогда.
Малком некоторое время молча смотрел в огонь, кивая каким-то своим мыслям.
- Однако твой гениальный отчим немного оставил тебе в наследство.
- Не в его характере было копить деньги. Поль много зарабатывал и много тратил. Он сделал нас с матерью счастливыми, и я благодарен ему за это.
- Однако теперь ты пришел ко мне, - подвел итог Малком, неприятно улыбаясь. - Хорошо. Мать когда-нибудь рассказывала тебе о твоем настоящем отце? , - Нет, - ровно ответил Парис, тоже глядя на танцующие языки пламени. Мы о нем никогда не говорили. Это не казалось важным.
- Не казалось важным? - прорычал Малком, вскакивая так внезапно, что Парис чуть было не отшатнулся. - Она опозорила себя и свою семью, и это не казалось ей важным?
Парис решил не поддаваться на провокации и не заводиться, что бы ни сказал ему дед. Но тут не выдержал.
- Моя мать была молода, - резко ответил он. - Она совершила ошибку и сама за нее ответила. Она не обязана расплачиваться за это и после смерти.
Малком тяжело кивнул, словно подтвердились какие-то его мысли, и опустился обратно в кресло. До сих пор он не предложил внуку сесть.
В дверь робко постучали. Это оказалась Элизабет с подносом, на котором дымились две чашки кофе, стояли молочник и сахарница. Она безмолвно поставила поднос на маленький столик у камина и повернулась, чтобы удалиться.
- Тетушка Бет, - окликнул ее Парис, улыбаясь со всей мыслимой галантностью. - Надеюсь, вы уделите мне пару минут до того, как я уйду? Хотелось бы еще поговорить...
- О.., да, конечно, - отозвалась пожилая женщина, опасливо косясь на отца. - С удовольствием, Парис.
Она вышла. Малком взял с подноса одну из чашек, насмешливо скривил губы.
- "Тетушка Бет"... Я бы на твоем месте не спешил считать себя членом семьи.
- А вы полагаете, что мы не принадлежим к одной семье, да? - вспыхнул молодой человек.
- Да. Я только собираюсь признать твое существование. И твое право на что бы то ни было. Но всему свое время.
- Предполагается, что я должен быть вам благодарен?
- Нет! - отрезал Малком, откидываясь в кресле. - Предполагается, что ты будешь делать то, что я скажу. Можешь взять вон тот стул и выпить со мной кофе.
- Хорошо же. - Парис чувствовал, как его начинает трясти от бешенства. Если законы вежливости не действуют в этом доме, могу я предложить вам подавиться этим кофе?
Голос деда остановил его, когда он уже взялся за ручку двери, желая немедленно покинуть негостеприимный дом.
- Нет, не можешь. Если тебе дорога твоя галерея.
Париса словно окатили холодной водой. Он медленно повернулся.
- Сядь и выслушай, что я тебе скажу, - невозмутимо сказал старик, кивая на стул.
И молодой человек едва ли не против воли подошел и сел рядом, напряженный, как струна, готовый вскочить в любую секунду.
- Ты пришел просить денег, потому что находишься на грани разорения, медленно продолжил Малком. - Я один из самых богатых людей в стране. И для меня проще простого помочь тебе... Более того, я намерен это сделать. Но на определенных условиях.
- Чего вы хотите? - настороженно произнес Парис, прищуривая синие глаза. Этот человек уже ничем не мог удивить его.
- Тебе что-нибудь говорит имя Нормана Макдугала?
Парис взял чашку с кофе и отпил, стараясь не выказывать своих чувств.
- Это ваш соперник в бизнесе.., и личный враг. Вражда с ним отравила молодость моей матери, отчего ей и пришлось.., оставить этот дом.
- Беатрис поступила низко и глупо. Хорошая дочь должна была поддержать меня в борьбе, вместо того чтобы так опозорить. Впрочем, речь не о ней, добавил Малком, заметив, как напрягся молодой человек. - Посмотри. Это и есть Макдугал.
С протянутой Парису фотографии улыбался высокий, стройный старик с совершенно белыми волосами, гладко выбритый, респектабельный, в окружении делового вида людей. Парис несколько секунд смотрел на снимок. Потом перевел взгляд на деда.
- И что из этого?
- Сейчас узнаешь. - Малком стукнул по столу кулаком, едва не расплескав кофе. - Этот старый подлец недавно опять нанес мне удар. Теперь моя очередь. И я, черт побери, собираюсь ответить так, что он уже не оправится.
- Что же я должен сделать? Убить его? - с кривой усмешкой спросил Парис.
Он бы не удивился такому повороту событий... Хотя чего стоит старику нанять убийцу? Зачем ему понадобился именно внук?
- О нет, - усмехнулся Малком. - Я намерен действовать в рамках закона.
- А вам никто никогда не говорил, что лучшая месть врагу - это жить спокойно и быть счастливым?
- Вот именно. - Глаза Малкома нехорошо блеснули. - После того как нанесу Макдугалу удар в самое сердце, я заживу очень спокойно и буду счастлив, уж поверь мне. У Макдугала есть два слабых места. И одно из них - вот здесь, на этом фото. Видишь девчонку слева от старика?
Парис снова бросил взгляд на снимок.
- Да.
- Так вот, это его единственная внучка. Наследница. Смотреть, скажу честно, здесь не на что - так, бледная немочь. Скелетик в юбке. Но Макдугал с ней носится, как с принцессой. Она для него - все. И именно через нее я нанесу ему удар.., с твоей помощью.
Парис со стуком поставил чашку на стол и поднялся.
- Довольно. Я не знаю, что вы замыслили, да и не хочу знать.
- Можно подумать, у тебя есть выбор. - Малком жестоко усмехнулся. - Слушай меня. Ты встретишься с этой девицей, его внучкой, соблазнишь ее и уговоришь выйти за тебя замуж. Мне все равно, каким способом ты этого добьешься. Парень вроде тебя должен знать их немало.
Парис остолбенело уставился на деда. Наконец он заговорил:
- Я не понимаю - это что, шутка такая или серьезное предложение? Если первое, то мне не смешно, а если второе.., то мой ответ однозначен. Нет!
- Это не шутка, - покачал головой Малком. - И твой ответ будет "да". Если у тебя есть хоть капля здравого смысла.
Да он спятил, пронеслось в голове Париса. Или принимает меня за идиота.
- Я покупаю и продаю картины. Я люблю живопись. Это дело моей жизни. Семейная вражда не мой профиль. И также не мой профиль - соблазнять девушек. На свете немало негодяев, которые согласятся на ваше предложение, Малком. Может, оно им даже придется по душе. Но я не из них.
- Ты покупаешь и продаешь картины, - медленно произнес старик, - пока у тебя есть твоя галерея. Если я шевельну пальцем, ее у тебя не будет. И ты потеряешь куда больше, чем опасаешься. Ты потеряешь все.
- Но вы... - У Париса словно выбили почву из-под ног. И у этого человека он собирался просить помощи? - Вы не можете! Я оплатил аренду на десять лет вперед...
- Я попросту куплю здание, - улыбнулся Малком. - -И перепродам по дешевке человеку по фамилии Дюрфорт. Как видишь, я хорошо осведомлен о твоих делах.
Парис стиснул зубы. Кому угодно, только не Жаку Дюрфорту, известному на всю Францию скупщику подделок, которого спасали от тюрьмы только обширные связи!..
- Твои художники, реставраторы, копиисты - люди, которые от тебя зависят, - останутся без гроша. Хотя самых талантливых из них, возможно, наймет Дюрфорт - тиражировать поддельных Рубенсов и фальшивых Сезаннов. А ты отправишься в казино, обыгрывать простаков в карты. Ты ведь никогда не проигрываешь! Ты этого хочешь?
- Нет, - сквозь зубы процедил Парис. Его мир стремительно рушился, и он никак не мог этому помешать.
- Тогда будь благоразумен. С девчонкой Макдугал у тебя проблем не будет. Насколько мне известно, у нее сейчас нет мужчины. Как-то раз она была помолвлена, но потом разошлась с женихом, он ее бросил... Я его понимаю. Малком хрипло рассмеялся.
- Я вижу, у вас достаточно информации, ледяным тоном произнес Парис.
- Знание - сила, - усмехнулся дед. - И в этом я сильнее Нормана Макдугала. Он-то не знает, что у меня есть внук. И это его второе слабое место.
Парис поражение покачал головой.
- Вы что, в самом деле хотите, чтобы я женился на этой девушке.., как ее там...
- Шери. - Что-то странное мелькнуло в выцветших глазах Малкома. - Еще у нее есть прозвище Недотрога. Это потому, что никто из мужчин и не хочет ее трогать. И ты вовсе не должен на ней жениться. Когда Норм узнает, что ты мой внук, бастард моей дочери, тебе останется только исчезнуть, оставив деда и внучку обесчещенными. Норму никогда не забыть, кто стоял за всем этим, добавил старик с хриплым смехом. - Я унижу его, уничтожу. А тебя я не просто оставлю в покое.., я тебе заплачу.
- Что же, - Парис горько усмехнулся, - вы все просчитали, не так ли? Но мне не нужны ваши грязные деньги. Достаточно будет, если я никогда вас больше не увижу.
- Это входит и в мои планы, - кивнул Малком. - Не скрою, ты нужен мне лишь как орудие. Но это еще не повод обзывать мои деньги грязными. Поразмыслив, ты согласишься принять небольшую награду за труды.
- А если эта Шери на меня не польстится? Что тогда?
- Многие другие женщины польстились, насколько я знаю. С чего бы ей стать исключением?
- А если я не найду ее привлекательной? - снова спросил Парис.
- Зато ты найдешь привлекательными пять тысяч фунтов, - возразил Малком. И сохранение картинной галереи в твоих руках. Если же девица покажется тебе отвратительной, закрой глаза, когда будешь с ней миловаться.
Губы молодого человека скривились от отвращения. Он еще раз взглянул на фотографию, лежащую на столе.
- Мне мало видеть снимок. Нужно посмотреть на нее, так сказать, живьем, после чего я дам окончательный ответ.
- Это я тоже предусмотрел. - Малком протянул внуку изящный конверт. Здесь билет на благотворительный бал завтра вечером. Билет на твое имя. Девица там будет. Норм - нет. Так что сможешь осмотреть ее со всех сторон.
- Это все? - с отвращением спросил Парис, беря конверт двумя пальцами, словно боясь испачкаться. - Я теперь могу идти?
- Можешь, - удовлетворенно кивнул старик, снова откидываясь в кресле. Тебе есть о чем подумать. Завтра позвонишь мне и сообщишь, что решил. А теперь ступай.
Парис шел по улице, и его одолевали тяжелые мысли. Теперь ему не казалось случайностью, что ни один банк не пожелал дать ему заем. Малком Лесли искусно плел интригу.
Едва он закрыл за собою дверь квартиры, которую снял на время приезда в Эдинбург, как зазвонил дверной звонок. Парис вздрогнул от неожиданности и распахнул дверь. Это был рассыльный с пакетом в руках.
- Вам бандероль, сэр.
Ожидая очередного подвоха, Парис прошел в гостиную и разорвал оберточную бумагу. Внутри было полное досье на Шери Макдугал: где она живет, как проводит свободное время, в каких салонах одевается, какие рестораны предпочитает. Не было упущено ни единой мелочи, включая любимые духи. Малком подумал обо всем.
Должно быть, старик планировал месть уже давно, если успел так хорошо подготовиться! Парис ощутил себя запутавшимся в сетях старого паука.
Он подошел к бару и налил себе виски. Подумал - и не стал разбавлять. Потом опустился в кресло, раскрыл папку и принялся читать.
- Ты меня полным идиотом выставила! - орал Эндрю по телефону. - Кто тебя просил убегать? -Голос его от раздражения сорвался на визг.
- О, Эндрю, я думала, ты не заметишь, что я ушла.
- Да брось, Шери. Я уже объяснил, что случайно встретил старых знакомых и на минутку присел с ними поговорить! Извини, если в самом деле заставил тебя ждать. - Голос Эндрю внезапно приобрел интимные нотки. - Почему бы тебе не поужинать со мной.., в качестве моральной компенсации? Обещаю, что ни на кого другого не взгляну за целый вечер...
Шери наморщила нос, радуясь, что это телефонный разговор и Эндрю не видит выражения ее лица.
- Что-то не хочется. Знаешь, мне вообще кажется, что у нас с тобой мало общего.
Кроме разве что того, тоскливо подумала она, что твой отец - один из основных партнеров дедушки... А ты не прочь прибрать к рукам управление всей компанией.., со временем.
- Послушай, Шери. - Эндрю уже умолял. - Я же извинился, так? Сколько можно дуться на меня?
- Я вовсе не дуюсь. Просто хочу сейчас заняться своими делами.
- Даже не знаю, что еще тебе сказать...
- Может быть, "до свидания"? - невинно предложила она.
- А, все шутишь! Знаешь что, пора бы тебе спуститься с небес на землю, иначе так и останешься старой девой. Потому что я даже не знаю, чего ты ждешь от мужчин. Пожалуй, ты и сама не знаешь.
- Нет, Эндрю, знаю, - тихо ответила девушка. - Доброты, только и всего. А ты не соответствуешь моим требованиям.
Она положила трубку, чувствуя, что сейчас разрыдается. Посидела неподвижно, сжимая и разжимая руки, чтобы успокоиться. Надо бы выпить чаю с лимоном. Это ей всегда помогало утихомирить расшалившиеся нервы.
Но не успела Шери встать, как телефон зазвонил снова. Наверное, это Эндрю - желает мириться. Или, может быть, дедушка, который начнет расспрашивать, как прошел вечер. А что она ему ответит?
Телефон все звонил и звонил с досадной настойчивостью. Шери вздохнула и" подняла трубку.
- Алло!
Она старалась, чтобы ее голос звучал как обычно. Но это звонил не дедушка, а всего-навсего Дженни.
- Шери! Привет, дорогая моя! У меня для тебя новость. Наверное, тебе будет интересно.
- Да? - Шери не нашла, что еще сказать.
- Я отыскала твоего таинственного незнакомца! Помнишь, Роберта Брюса, который стоял на галерее. Его зовут Парис Вилье, француз, наверное. Теперь тебе и карты в руки!
- Не вижу, каким это образом, - ровно произнесла девушка.
- Ну как же ты не понимаешь? В Эдинбурге немного людей с таким именем! Позвони по отелям...
- Я бы непременно так сделала, если бы понимала зачем.
- А я-то думала, что он произвел на тебя впечатление, - разочарованно протянула Дженни.
- Это впечатление не из тех, которые хотелось бы испытать вновь, - сказала Шери и сама удивилась, как по-викториански прозвучала фраза. - Спасибо за заботу, Дженни, но я приняла решение. Если я и сойдусь с кем-нибудь еще, это должен быть добрый и внимательный человек, а не.., ходячий секс-символ.
- А почему бы не найти человека, совмещающего все эти достоинства? Может, парень как раз то, что тебе нужно. Разве не стоит проверить?
- Нет! - отрезала Шери. - Хватит с меня.
Прости, дорогая.., но я, кажется, безнадежный случай.
- Ничего подобного! - Дженни задышала чаще от возмущения. - Ты сама себя в этом убеждаешь! Ладно, если ты не собираешься расставлять ловушки для этого Роберта Брюса, какие у тебя планы на выходные?
- Хотела посидеть дома. Может быть, схожу в бассейн.
- Ну ладно, плавай, если хочешь, - вздохнула Дженни. - Я думала тебя на пикник позвать, пока еще тепло... Но ты, похоже, в мрачном настроении. Раз так, созвонимся через пару дней. - И она повесила трубку.
Шери несколько секунд слушала частые гудки, и ей казалось, что неизвестный Парис Вилье только что был совсем рядом. Был - и исчез.
И лучше бы ему совсем исчезнуть из ее памяти. Поскорей.
Субботним утром в бассейне обычно было мало посетителей. А сегодня Шери обнаружила, что на этот раз она здесь вообще одна. Ну и прекрасно - после благотворительного бала ей не хотелось шумного общества.
В серебристом купальном костюме она подошла к краю бассейна и рыбкой нырнула в воду. Плавая, девушка забывала о своих проблемах, худоба и неуклюжесть больше не тревожили ее, она словно бы растворялась в прохладной водной стихии.
Шери долго плавала и ныряла, наслаждаясь легкостью движений; вышла из бассейна она успокоенная, освеженная. Жизнь казалась простой и удачной. Образ прекрасного незнакомца потускнел, почти стерся из памяти. Девушка приняла душ и оделась в джинсы и в свободную блузку. В таком наряде она чувствовала себя куда увереннее, чем в облегающем бальном платье. Теперь захотелось выпить чего-нибудь прохладительного, может быть, съесть мороженое. Вы ходя из душевой, она не забыла подушиться любимой туалетной водой - просто ради того, чтобы чувствовать себя свежей и бодрой.
Шери легко сбежала по ступенькам, не держась за перила. Но вдруг покачнулась от неожиданности, едва не задохнувшись. Светлые глаза расширились, сердце забилось чаще.
Но как же так? Это же не может быть он!
Но как бы то ни было, Парис Вилье в легком белом костюме, с алой гвоздикой в петлице, стоял у входа в буфет, глядя на нее.
Каблук зацепился за ковер, и Шери, не успев даже вскрикнуть, скатилась по лестнице прямо к ногам молодого человека. Кажется, она пересчитала ступеней шесть. От шока девушка на миг потеряла сознание, а когда открыла глаза, то увидела обеспокоенные лица, смотрящие на нее. И одно из них, оказавшееся ближе всех, принадлежало Парису. Первое, что Шери осознала, это то, что у него действительно ярко-синие глаза, как раз такие, как она и представляла. А в следующее мгновение поняла, что он держит ее на руках, и щеки тут же залил румянец стыда.
Голос его оказался низким, вибрирующим, с легким акцентом.
- Осторожно, мисс. Не двигайтесь. Вы сильно ушиблись?
- Н-нет, - пролепетала она, силясь освободиться.
На миг они оказались в странном положении: она уперлась ладонями в грудь мужчине, отталкивая его от себя; он же, напротив, прижимал ее к груди. Подсознательно Шери удивилась, какой же он сильный.
- Отпустите... Со мной все в порядке. Парис подчинился и осторожно поставил ее на ноги, но рука его оставалась на плече девушки, словно помогая той стоять. И Шери вовсе не хотелось попросить его убрать руку.
- Может, отвести вас в ближайший травм-пункт? Вы уверены, что с вами все в порядке?
- Уверена, - сказала Шери чуть резче, чем ей хотелось бы, и нашла в себе силы стряхнуть его горячую ладонь.
- Тогда, может, вы меня отведете к врачу? - предложил Парис серьезно, но в синих глазах плясали искорки смеха. - Не каждый день к моим ногам падают девушки. Я испытал серьезное душевное потрясение.
- В самом деле? - Шери нахмурилась, но не в силах была отвести взгляда от его синих глаз. -А глядя на вас, можно подумать, что вам это не в диковинку.
О Боже, что со мной творится, ужаснулась она. Почему я грублю совершенно незнакомому человеку?
Брови Париса насмешливо приподнялись.
- Внешность бывает обманчива, - мягко сказал он.
Шери испытала громадное облегчение, когда заметила приближающегося врача.
- Что случилось, мисс? Это вы упали? Она ответила на все его вопросы, покорно согласилась дать себя осмотреть. Но Парис Вилье не собирался так быстро исчезать.
- Это попозже, доктор. А сейчас леди нужно выпить чего-нибудь тонизирующего.
Он как-то по-хозяйски подхватил ее под руку. Но Шери не собралась идти у него на поводу. Она сегодня совершила уже достаточно глупостей.
- Нет, не беспокойтесь. Я способна сама о себе позаботиться.
Она вырвала руку, стараясь удержать нестерпимую дрожь. И повернулась к врачу, мило улыбаясь.
- Идемте, доктор.
- Постойте! - Парис по-прежнему стоял у нее на пути. - Вы упали, я поймал вас и не намерен так быстро отпускать. За вами должок. Когда вас осмотрят, не согласитесь ли выпить со мной чашку кофе вон в том ресторанчике? Я подожду вас у выхода.
"Конечно же нет, об этом не может быть и речи", - хотела ответить Шери и услышала свой голос словно со стороны:
- Ну хорошо. Я согласна.
Глава 3
Это просто безумие, в отчаянии думала Шери. Надо опомниться как можно скорее и бежать отсюда со всех ног. Бежать домой, закрыть все двери...
Но это было невозможно хотя бы по той причине, что сумочка с ключами и кошельком теперь висела на мускулистом плече Париса Вилье. Он подобрал ее, когда Шери упала, и сумочка пока оставалась у него. Так что убежать удастся не раньше, чем она выпьет свой кофе.
Это был уютный маленький ресторанчик в старинном стиле. Шери сидела в низком деревянном кресле и старалась не смотреть на своего сотрапезника. Потому что смотреть на него было опасно. Атлеты с глазами, как летнее небо, это не тот тип мужчин, с которыми тебе стоит иметь дело, предупреждал внутренний голос.
Однако Парис Вилье успел-таки причинить Шери вред... И вред похуже, чем несколько синяков, оставшихся после падения с лестницы.
Где-то ведь я его видела, встревоженно размышляла Шери. Такое знакомое лицо... Уверенность в том, что они уже встречались, тоже пугала.
Я допью кофе, вежливо попрощаюсь, уйду - и наваждение кончится, сказала себе Шери. Это лучший выход, самый безопасный.
Она остро чувствовала устремленные на них взгляды... Вернее, на него. Половина женщин в ресторане поглядывала на мускулистого красавца. Шери даже казалось, что она слышит тихие смешки и перешептывание: "Посмотрите, какой мужчина... А что это за девица с ним? Неужели не мог найти красивее..."
Шери была здесь единственной женщиной в джинсах, с волосами, стянутыми в хвостик, без макияжа на лице. А Парис выглядел как рекламная картинка из модного журнала. Белый костюм подчеркивал четкие линии его великолепной фигуры - узость бедер, стройность талии, ширину плеч.
Подоспел официант с подносом. Парис поблагодарил его кивком.
- Ваш капуччино, леди. И еще вам не помешал бы чай с арникой.
- Вы разбираетесь в траволечении? - прищурилась Шери.
- Нет. - Парис улыбался, откинувшись на спинку стула, и в глазах его заиграли откровенно чувственные огоньки. - Я специалист.., в другой области.
Сердце Шери сжалось одновременно болезненно и сладко. Желая скрыть смятение, она отхлебнула из своей чашки.., и наморщила нос.
- Сплошной сахар!
- Ну да. То, что вам сейчас нужно. Горячее, сладкое питье. Лучшее средство против шока.
- У меня нет никакого шока! - запротестовала Шери. - Подумаешь, свалилась со ступенек. Набила шишку, не более того.
- О, вы не видели выражение вашего лица перед тем, как упасть. насмешливо протянул Парис. - Кстати, как вам понравился бал?
Шери с трудом подавила дрожь.
- Не очень. Я быстро ушла. Вообще не люблю балы.
- Надо же какое совпадение, - мягко произнес он. - Мы одинаково судим о некоторых вещах.
- Тогда зачем же вы купили билет?
- Потому что случай подвернулся. Я.., просто не смог отказаться. - Он отпил из своей чашки. - А вы любите танцы?
- Скорее это танцы меня не любят, - призналась Шери, стараясь обратить все в шутку. - У меня нет никакого чувства ритма. Только ноги оттаптываю партнеру.
- Сомневаюсь, что это так. - Шери не могла понять, серьезно он говорит или издевается. - Просто вам еще не попадался подходящий кавалер.
Последовало молчание. Шери чувствовала, что кожа на ее щеках начинала гореть. Она решила первой нарушить паузу.
- Кстати о совпадениях. Что вы тут делаете?
- Да так, прогуливаюсь по центру. Смотрю, что здесь интересного.
- Вы тут живете? - Вопрос сам сорвался с ее губ.
- Ну да, уже несколько дней. Надеюсь, вас это не огорчает.
Шери передернула плечами.
- С чего бы мне огорчаться?
- Кажется, мое присутствие на вас очень сильно действует.
- Ничего подобного, - возразила она. - Я всегда очень невнимательна, вот и упала. Не стоит видеть в досадном происшествии нечто большее. Кроме того, Эдинбург - большой город... Вряд ли мы будем часто встречаться.
- Напротив, мы просто обязаны встретиться по меньшей мере еще раз, - с улыбкой ответил он. - Бог троицу любит - слышали такое выражение?
- Я не суеверна, - отрезала Шери и скрестила пальцы под столом. - А вы что, собираетесь ходить в этот бассейн?
Парис пожал плечами.
- Я еще не решил. Но, кажется, здесь есть все, что мне нужно.
- И разные дни для мужчин и женщин, уточнила Шери, однако губы ее почему-то пересохли.
- Но зато выходные - для семейных пар, - невозмутимо добавил Парис.
Шери нервно постучала ложечкой о край чашки.
- А что, у вас есть семья?
- Пока нет. - Голос молодого человека звучал загадочно. - Но надеюсь, что в ближайшем будущем... Кстати, я же еще не представился. Меня зовут Парис Вилье, хотя, вероятно, вам это уже известно.
- Вам не кажется, что это слишком.., самонадеянное предположение?
- А вам не кажется, что вы бросаетесь защищаться раньше, чем на вас нападут?
- Не знаю, о чем это вы, - ответила Шери, с отчаянием понимая, что жар на щеках расцветает алыми пятнами. О Господи! - беззвучно взмолилась она. Только не сейчас!
- Теперь ваша очередь.
- Очередь? Что я должна, по-вашему, сделать?
Еще раз сверзиться с лестницы, опрокинуть стол, разлить кофе?
- Представиться всего-навсего. Шери почувствовала внезапный прилив решимости.
- Благодарю вас за помощь, мистер Вилье, но этого еще недостаточно для дружбы.
- И даже для знакомства?
- И даже для знакомства. Знаете, корабли в море...
- Но мы же не разошлись. Наоборот, что-то все время сводит нас вместе. Он наклонился вперед, и Шери невольно отшатнулась. - Скажите мне только одно. - Голос мужчины понизился до шепота. - Если бы я тогда вечером спустился с галереи и предложил вам потанцевать, что бы вы ответили?
Шери старалась не смотреть на него. Магнетизм этого человека был слишком велик, чтобы ему противостоять.
- Я бы ответила: "Извините, я здесь не одна". Губы Париса скривились.
- Но ведь ваш спутник, кажется, был ужасно занят.
- А это не ваше дело. Почему бы вам не уяснить, мистер Вилье, что мне не нужен спаситель? Так же как и телохранитель, следящий, чтобы я не слишком часто падала с лестницы. И в Прекрасном принце я тоже не нуждаюсь.
- И друзей у вас предостаточно, - слегка улыбаясь, кивнул Парис. - Но, может, у вас есть хоть какая-нибудь вакантная должность?
Шери снова вспыхнула до корней волос, но теперь от гнева, а не от смущения.
- Нет, к сожалению, все должности заняты. Благодарю вас.
Казалось, его развлекает гнев девушки.
- А как насчет расширения компании? Введения новых должностей?
- Я довольствуюсь малым.
- Однако одеваетесь от Кардена, - заметил Парис. - У вас больше потребностей, чем вы сами думаете.
Шери чуть было не задохнулась. Потом порывисто поднялась, схватила сумочку со стола.
- Спасибо за кофе. А также за сеанс психоанализа. Надеюсь, психоаналитик не ваша основная профессия. Иначе вы бы уже умерли с голода. До свидания, мистер Вилье.
Парис тоже встал из-за стола. Его улыбка излучала обаяние.
- До скорого свидания, мисс Макдугал.
Шери была уже почти у дверей, когда до нее дошло наконец, что он сказал. Девушка медленно повернулась, стиснув губы.
Но Париса Вилье уже не было. Должно быть, он воспользовался другим выходом.
Что ж, ему нравится играть в кошки-мышки. Однако она не собирается участвовать в игре.
Но вскоре Шери обнаружила, что мысли крутятся вокруг одного и того же: как этот человек узнал ее имя? И что еще он знает о ней?
Вдоль позвоночника пробежала легкая дрожь, лишь наполовину вызванная страхом. Второй причиной было возбуждение.
- Значит, ты с ней встретился? Даже сводил в ресторан? - Малком Лесли рассмеялся в телефонную трубку. - Да, мой мальчик, ты не теряешь времени даром.
- Я не могу себе этого позволить, - ровным тоном напомнил Парис. - У меня работа стоит. Кстати о девушке: скажу откровенно, это непростой случай.
- Это твои проблемы, - огрызнулся дед. -Участие в гонках не засчитывается, только победа. И вообще, какой девице не понравится, когда ее ловят на руки в полете с лестницы?
Парис не ожидал, что циничные слова старика вызовут у него такое раздражение. Даже скрипнул зубами. Вспомнилось, как тревожно блеснули светло-серые глаза Шери, едва она пришла в себя. И какой легкой она оказалась - словно перышко. Изнутри поднялся легкий жар желания, стоило вспомнить ее бледную, полупрозрачную кожу с голубыми прожилками, и то, как вздымалась под тонкой блузкой маленькая нежная грудь. Даже когда Парис отпустил девушку, на рубашке остался легкий аромат ее духов.
- Когда ты встречаешься с ней снова? - пролаял в трубку дед.
Парис скривил губы в усмешке.
- Я решил дать ей передохнуть. Пусть соскучится.
- Тогда зайди ко мне на днях. Тебе понадобятся деньги, и я дам тебе немного. Не экономь на ресторанах, цветах... Ну, что там они еще любят? - И Малком положил трубку.
Парис оттолкнул телефонный аппарат с отвращением и бросился на кровать.
Какая мерзость! - подумал он. Во что я позволил себя втравить?.. Впрочем, нельзя забывать, что значение имеет лишь галерея в Лилле.
Дело моей жизни. Все остальное - мелочи. Галерею нужно сохранить, а цель, как известно, оправдывает средства.
Кроме того, как ни странно, постыдная работа соблазнителя оказалась не такой уж неприятной.
Шери Макдугал была единственной, за кем приходилось ухаживать по всем правилам. Обычно женщины сами вешаются Парису на шею, а с этой получалось что-то вроде загонной охоты. И если забыть, с какой целью все делается, то можно легко войти во вкус. И то, что Шери оказалась неподатливой, разжигало его азарт сильнее.
Парис вспомнил первое впечатление от нее на балу - вокруг девушки словно пролегла полоса отчуждения. Это ощущение по-прежнему оставалось, и ему надлежало оказаться как можно ближе к ней. При условии, что это не будет полноценное обольщение.
Спать с Шери Парис не собирался, чтобы не создавать непредвиденных осложнений в будущем. Несколько невинных поцелуев - вот и все, что он мог себе позволить. Конечно, было бы куда лучше для осуществления его плана затащить ее в постель, зато без секса безопаснее. Потому что секс - великий обманщик, Парис знал это на собственном опыте. Можно с тем же успехом обмануть самого себя. Поверить в невозможное, стать слепым и глухим к внешнему миру. А этого никак нельзя допустить.
Парис глубоко вздохнул. Обычно его привлекали пышнотелые, чувственные женщины. Эта же бледная худышка будила в нем странные чувства, непохожие на те, что он испытывал к прежним любовницам... Что-то вроде затаенной нежности, желания защищать.
А вместо этого он выставит ее на посмешище, заставит страдать! Почему жизнь устроена так несправедливо? Почему бы этой Шери не быть похожей на Седину, особу со вздорным характером, не так давно домогавшуюся его любви во Франции? Вот ее бы он бросил без сожаления, зная, что она через месяц утешится с кем-нибудь еще. А Шери больше напоминает девочку-подростка. Поэтому лучше не предаваться пустым размышлениям о том, что ее кожа похожа на прохладный шелк и что будет, если поцеловать Шери в одну из крохотных мягких грудей... Все эти фантазии вредили в первую очередь самому Парису.
Однако не так-то просто было выкинуть их из головы!
Парис хорошо помнил ее запах - запах туалетной воды "Eau de France", чистой юной кожи, шампуня. Недотрога, подумал он с улыбкой и негромко рассмеялся. Нет, я бы так не сказал.
- Что-то ты сегодня слишком тихая. - Норман Макдугал искоса взглянул на внучку, сидящую за пишущей машинкой. - И вообще все выходные ты вела себя как-то странно. Может, влюбилась, а?
Шери натянуто улыбнулась.
- С тобой совершенно невозможно разговаривать, дедушка! Но если хочешь знать, то нет, я ни в кого не влюбилась.
Норман вздохнул.
- И очень жаль. Это было бы слишком хорошо, чтобы оказаться правдой! Малышка, не могла бы ты поторопиться и исполнить два моих самых горячих желания?
Шери подняла светлые брови.
- Каких на сей раз?
- Во-первых, я хочу ввести тебя в церковь под звуки свадебного гимна и вручить хорошему человеку, который позаботится о тебе, когда я тебя покину...
- Ты собрался в кругосветное путешествие? - с невинным видом поинтересовалась Шери.
- Ты прекрасно поняла, что я имею в виду, - нахмурился Норман. - В конце концов мне за семьдесят.
Шери поспешно сменила тему разговора:
- А второе желание?
Дед взглянул на нее мечтательно.
- Хотел бы я взглянуть на Мэри, когда она узнает, что готовится стать бабушкой! Шери укоризненно покачала головой.
- Какой ты злой, дедушка. Ты же знаешь, что бедная мама скрывает свой возраст от подруг из туристического клуба... Но, вообще-то, она справится. Просто скажет, что вышла замуж в двенадцать лет.
- Да, пожалуй, - хмыкнул Норман. - Но речь о тебе, а не о ней. Не появился ли кто-нибудь на твоем горизонте? Я очень надеюсь, что ты поладишь с Эндрю. Когда вы договорились встретиться снова?
Шери сделала вид, что изучает лежащую перед ней рукопись.
- Никогда, дедушка.
- Я так и предполагал... Что же он натворил?
- Да ничего. Просто у нас мало общего.
- Понятно.
Несколько секунд Норман молчал, подписывая чеки. Потом поднял голову.
- А ты уверена, что знаешь, чего хочешь? Я имею в виду - хочешь от мужчины?
- Да... По крайней мере, раньше знала. А теперь куда лучше понимаю, чего я не хочу.
- И чего же?
О, глаз, похожих цветом на летнее небо, лица, как у Роберта Брюса, и усмешки, говорящей, что ее обладатель слишком много знает о женщинах и обо всем мире...
- Дедушка, это длиннющий список. А я хотела уйти пораньше, чтобы успеть заскочить в супермаркет. Дома нет ни крошки еды.
- Тогда оставайся у меня!
- Дедушка, я и так у тебя жила все выходные!
- Ну да, - кивнул Норман. - И я все недоумеваю почему.
- Как это - почему? Из родственных чувств. - Шери так порывисто вскочила из-за машинки, что ее полосатая юбка раздулась колоколом.
- Обычно, когда ты так себя ведешь, я знаю, что ты хочешь мне что-то рассказать. - Норман хитро прищурился. - Что-то особенное, но не решаешься.
- На этот раз ты ошибся, - весело сказала девушка, целуя деда в щеку. Спасибо тебе, я побежала. До завтра!
Мне никогда не удавалось провести деда, думала Шери, сбегая по ступенькам. Он слишком проницателен и слишком хорошо меня знает.
В субботу она и в самом деле забежала домой только на минутку, схватила кое-что и поспешила в особняк Макдугалов, как средневековая принцесса, ищущая, где бы скрыться от преследования.
И все потому, что Парис Вилье знает ее имя. Это же паранойя, убеждала она себя, направляясь в супермаркет. Наверное, он спросил у кого-нибудь на балу, как меня зовут. Та же Дженни с радостью снабдила бы кого угодно подобной информацией.
Однако он сказал "до скорого свидания" и еще что-то про то, что Бог троицу любит. Значит, собирается искать новых встреч с ней? Или просто дразнил ее, видя, насколько девушке неприятно его общество?
Есть мужчины, которым доставляет удовольствие добиваться женщины. И Шери казалось, что Парис Вилье из их числа.
В супермаркете она постаралась выкинуть его из головы и сосредоточиться на покупках.
Шери шла между рядами полок, заваленных продуктами, размышляя, что выбрать, когда ее тележка неожиданно с грохотом врезалась в тележку другого покупателя.
- Ох, извините! - воскликнула она, дергая неуклюжее металлическое сооружение на себя, и только тут заметила, с кем столкнулась. - Опять вы, выдохнула Шери, мгновенно краснея. - Что вы здесь, черт побери, делаете?
- Покупаю продукты, как и вы, - улыбнулся Парис Вилье, как ни в чем не бывало. Действительно, в его тележке лежало несколько свертков.
- Но почему именно в этом супермаркете? Или опять случайное совпадение?
- Я же вам говорил, что Бог троицу любит. Он выглядел необыкновенно привлекательно в джинсах и в широкой клетчатой рубашке с засученными рукавами. А его улыбка заставляла Шери трепетать.
- Понятно. - Она перевела дыхание. - Вы преследуете меня, так? Я не знаю, каковы законы у вас на родине, но здесь, в Великобритании...
- Эй, успокойтесь, - перебил Парис. - Если я вас преследую, то зачем бы мне приходить сюда раньше вас? Скорее уж вы охотитесь за мной.
- Но я уверена, что вы никогда раньше не бывали в этом магазине...
- Иначе вы бы запомнили? - Парис усмехнулся. - Я польщен.
- Я не собиралась вам льстить.
- Хорошо, я вам верю. Даже готов все объяснить. Я пришел в этот магазин, потому что это удобно: я живу неподалеку, за углом.
- С каких пор?
Парис бросил взгляд на часы.
- Уже часа три.
- Еще в субботу вы жили где-то еще. Не верю, что можно так быстро переехать.
- Все возможно, если быть настойчивым. Глаза молодого человека загадочно поблескивали. Он окинул взглядом ее фигуру, задержавшись на груди, чуть проступающей под деловой блузкой. Затем снова посмотрел Шери в лицо.
- Я помню вас на балу, в голубом вечернем платье, потом - в джинсах, после бассейна. И вот теперь вы в образе строгой секретарши.
- Я и есть секретарша, так что ничего удивительного. А теперь, если позволите, я бы хотела расцепить наши тележки.
Но Парис не двинулся с места.
- Должно быть, вы очень серьезно относитесь к своим обязанностям.
- Так и есть. Я люблю мою работу.
- Странно, - промурлыкал он. - Я полагал, что современные боссы предпочитают более.., сексуальный стиль одежды для секретарш.
- Мой босс - человек старой закалки. И мне это нравится. А теперь позвольте пройти.
Парис слегка наклонился вперед, обдавая Шери терпковатым ароматом одеколона.
- Я надеялся, что третий раз принесет мне удачу, - тихо сказал он.
- Скажите, - спросила она, отстраняясь, - вам знакомо слово "приличия"?
- Да, - улыбаясь подтвердил Парис. - Знакомо, хотя каждый понимает его по-своему. Я ответил, а теперь ответьте вы: как, согласно приличиям, должен вести себя мужчина с женщиной, которую находит.., привлекательной?
- Возможно, - сказала Шери, стараясь держать себя в руках, - ему следует подождать, пока она сделает первый шаг.
Парис рассмеялся.
- Но жизнь коротка, а я так нетерпелив!
- Тогда не буду отвлекать вас от покупок, заявила Шери, дергая тележку на себя, но железные колесики сцепились намертво.
Парис безучастно наблюдал за ее попытками, скрестив руки на груди.
- Может, тележки пытаются нам что-то сказать? - заметил он через некоторое время.
- Очень смешно, - ледяным тоном произнесла Шери. - Почему бы вам не сделать что-нибудь наконец?
Брови его насмешливо поднялись.
- И что, по-вашему? Окатить эту парочку холодной водой?
Губы Шери против воли разошлись в улыбке. Она находила происходящее возмутительным и смешным одновременно.
Парис шагнул к тележкам и быстрым движением разъединил их.
- Ну вот; вы свободны! - возвестил он и покатил свою тележку по проходу.
Шери стояла неподвижно, глядя ему вслед. Кажется, она своего добилась. Наконец-то Парис Вилье оставил ее в покое. Ей бы чувствовать себя удовлетворенной, однако в душе воцарились разочарование и пустота.
Она медленно пошла к кассе. Но внезапно, повинуясь странному импульсу, повернулась и крикнула вслед уходящему мужчине:
- Мистер Вилье!
Он обернулся, изогнув бровь:
- Да, мисс Макдугал? Шери перевела дыхание.
- Как вы узнали мое имя?
- Мне сказал его один человек. Вы таким же образом узнали мое имя, разве нет?
Шери закусила губу. Солгать она почему-то не могла.
- Да, - призналась она неохотно.
- Ну вот, теперь мы оба развеяли покровы тайн. Что-нибудь еще?
- Вы были очень добры ко мне, когда я упала, - через силу произнесла Шери. - А я, должно быть, показалась вам неблагодарной.
- Надеюсь, я не должен убеждать вас, что это не так? - улыбнулся Парис.
- Да нет... С чего бы?
- Хорошо же. - Он казался расшалившимся подростком. - Тогда давайте договоримся о компенсации морального ущерба.
- Что вы имеете в виду?
- Поужинаем завтра вместе, а?
- Я.., я не могу.
- Почему?
- Потому что я вас совсем не знаю. - В голосе Шери зазвенели панические нотки.
- Ну, надо же с чего-то начать. Ваши родители, я полагаю, тоже когда-то не были знакомы. А для начала мы знаем друг о друге довольно. Я Парис, вы Шери. Но выбор в любом случае за вами.
И рискую тоже я, подумала она, а вслух произнесла, с трудом узнавая собственный голос:
- Где?
- Вы любите французскую кухню?.. Прекрасно. Тогда в ресторане "Елисейские поля", в восемь.
Шери увидела улыбку на его губах и сама не удержалась от улыбки.
- Хорошо... Я согласна.
- Очень рад. Буду ожидать с нетерпением. - Парис приблизился к ней так быстро, что она не успела отшатнуться. - И без этой штуки куда лучше.
Легким движением он стащил резинку, стягивавшую ее волосы, и светлые локоны рассыпались по плечам.
- Да, гораздо красивее, - подтвердил Парис.
И она вдруг снова оказалась одна, с пылающим лицом, посреди пустого супермаркета.
Глава 4
Ты не должна этого делать! - взывало благоразумие. - Тебе не следует туда идти!
Было семь часов пятнадцать минут. Шери сидела за туалетным столиком и все никак не могла поверить, что так легко сдалась. Согласилась встретиться с этим человеком, несмотря на инстинктивный страх. Несмотря на свой строгий кодекс чести! Статья номер один этого кодекса гласила, что Шери Макдугал не встречается с мужчинами, о семье и происхождении которых не знает достаточно много.
А этот Парис Вилье мог оказаться кем угодно!
Он же уходил, думала Шери. И нужно было дать ему уйти. Это было бы правильно. А теперь.., во что я ввязалась? Что сказал бы дедушка?
Парис узнал ее имя. Но ни адрес, ни телефон ему неизвестны!
Хотя это мелочи для такого целеустремленного человека, как он. Если бы захотел, он выяснил бы все.
Что же теперь делать? Переехать на окраину, залечь там на дно и ждать, когда Парис Вилье уберется из Эдинбурга восвояси? Заблокировать телефон? А зачем?
Так размышляла Шери, машинально вдевая в уши любимые серьги - крупные золотые кольца с янтарем.
Впрочем, чего я боюсь, одернула она себя. Это же просто случайное знакомство. Парис Вилье не собирается надолго здесь оставаться. Он человек, ищущий мимолетных развлечений.
Но в то же время Шери знала, что не принадлежит к тем девушкам, которых мужчины выбирают для мимолетных развлечений. Одинокий заезжий красавец мог легко найти себе подружку в ночном клубе. Почему же он выбрал именно ее?
На миг Шери пожалела, что не похожа на Дженни. Уж та бы не растерялась в подобной ситуации! Она бы извлекла из, этой истории все мыслимые удовольствия и чувствовала бы себя прекрасно, не терзаясь угрызениями совести. А по окончании романа мило распрощалась бы с Парисом Вилье, и оба остались бы довольны.
"Живем только раз, - почти услышала девушка ее веселый голосок. - Значит, не теряйся! Лови момент, моя дорогая!"
Но у Дженни никогда не было таких историй, как у Шери с Уиллом. Она не знала, что такое - настоящее предательство. Предательство со стороны мужчины. Значит, ей просто неведомо, чего нужно бояться.
Хотя, как говорит та же Дженни, Уилл - это всего лишь часть прошлого, и не следует позволять прошлому портить настоящее.
Шери мечтала встретить кого-нибудь доброго, заботливого и неэгоистичного, кто любил бы ее такой, как она есть, с кем можно было бы прожить тихую жизнь. Навсегда забыть об одиночестве в большом уютном дом, в очаге которого горит огонь, а в комнатах слышен смех детей.
А пока можно позволить себе быть менее сдержанной в общении. Приобрести, так сказать, некий опыт, чтобы приготовиться встретить мужчину своей мечты.
Этот Парис Вилье мог стать прекрасным материалом для обучения. Короткая романтическая история, помогающая вспомнить, как это болтать, кокетничать, смеяться. Легкий, безопасный флирт - это как раз то, что ей нужно.
Шери последний раз окинула себя в зеркале критическим взглядом. Вроде бы все хорошо. Она себе даже понравилась - в белой блузке с кружевным жабо, компенсирующим отсутствие пышного бюста, и в длинной, почти до пола, кремовой юбке с разрезами, делающей ее зрительно выше ростом. Светлые волосы красивыми локонами падают на плечи.
До "Елисейских полей" было двадцать минут пешком, и Шери решила не брать такси, а насладиться теплым осенним вечером. Тем более что приходить в ресторан раньше кавалера казалось неприличным: будто бы ей эта встреча нужна больше, чем ему. Даже если и так, об этом никто не должен знать. Ждать его там, сидя за столиком, - да лучше уж сразу вытатуировать на лбу: "Парис, ты мне нужен!" Или еще откровенней: "Требуется ухажер!"
Поэтому Шери шла медленно, то и дело останавливаясь у витрин бутиков. Может, Парис вообще не придет, думала она. Может, он уже добился всего, чего хотел: доказал ей и себе, что перед ним не устоит ни одна женщина...
Шери даже замерла на миг у дверей ресторана, пораженная этой мыслью. Потом тряхнула головой и вошла.
Парис уже был там. Он, правда, не сидел за столиком, а стоял, облокотись о стойку, и весело беседовал о чем-то с кокетливой полногрудой брюнеткой, кажется танцовщицей, одетой в расшитый блестками наряд. Точнее, почти ни во что не одетой - так, блестящий купальник и юбочка из белых перьев... Пухлая ручка с ярко-красными ноготками покоилась на рукаве пиджака Париса, будто там ей было самое место. Еще одна девица в таком же наряде, перегнувшись через стойку, протягивала молодому человеку белый картонный прямоугольничек, который тот взял с улыбкой.
Сердце Шери болезненно сжалось. Так она и знала! Только бы не расплакаться от огорчения на глазах у всех! Захотелось немедленно уйти, пока Парис ее не заметил. Но он, словно почувствовав взгляд, обернулся, и глаза их встретились.
Небрежно стряхнув со своего рукава руку брюнетки, Парис устремился к Шери навстречу. На этот раз он надел серый костюм, вставив в петлицу маленькую чайную розу. Рубашка, распахнутая у ворота, сверкала ослепительной белизной.
Шери стояла, беспомощно глядя на него.
- О, та cherie, моя дорогая, а я уж думал, вы никогда не придете!
И прежде чем успела хоть что-то ответить, девушка оказалась в его объятиях и губы Париса нашли ее рот.
Шери так растерялась, что даже не запротестовала. А в следующее мгновение по всему ее телу разлилось тепло, и она неосознанно прижалась к мужчине. Его язык уже скользнул меж ее зубов, лаская потаенные уголки рта, и девушка едва не застонала. Ничего подобного она еще в жизни не испытывала!
Но вот она пришла в себя и, собрав всю силу воли, уперлась руками в грудь Париса, стараясь оттолкнуть его от себя. Напрасный труд! Руки, обнимающие Шери, были слишком сильны, а губы, прильнувшие к ее губам, слишком настойчивы. Оставалось только смириться.., на время.
Когда Парис наконец отпустил ее, щеки девушки горели гневным румянцем. Она хорошо слышала шепоток, пролетевший по залу, как дуновение ветра, кожей чувствовала завистливые взгляды.
- Да как вы смели? - прошипела Шери, сверкая глазами.
Парис развел руками.
- Сам не знаю. Наверное, не смог сдержаться.
- Постарайтесь впредь сдерживаться, - ледяным тоном произнесла Шери.
- Постараюсь, - серьезно кивнул он, обвивая рукой ее талию. - Правда, результат гарантировать не могу.
- Тогда вам придется ужинать в одиночестве! - резко вырываясь, заявила Шери и повернулась было к дверям.
- Ну уж нет!
Резким движением Парис схватил ее за запястье. Шери почувствовала себя в западне. Кажется, сейчас уйти без публичного скандала было невозможно. На них смотрели почти все посетители ресторана, к ним уже спешил улыбающийся официант, спрашивая, что мадемуазель предпочитает из напитков... С трудом взяв себя в руки, девушка сдалась.
С плотно сжатыми губами она проследовала за Парисом к столику и уставилась в протянутое ей официантом меню.
- Спасибо, что остались, - как ни в чем не бывало произнес ее спутник, садясь напротив.
- Можно подумать, у меня был выбор, фыркнула Шери, не глядя на него.
- И что, мы так и будем общаться весь вечер? - поинтересовался Парис. Если я вас разозлил, простите. Но на самом деле мне нужно было отвязаться от тех девиц, и я не нашел ничего лучшего, как поцеловать вас.
- А разве вам не нравилось с ними общаться? - Девушка картинно выгнула бровь. - Большинство мужчин были бы счастливы.
- Я не отношусь к большинству.
- Однако вы взяли у одной из девиц.., карточку! - Голос слегка подвел Шери, сорвавшись в самом конце фразы.
- А, визитка, - небрежно обронил Парис, вытаскивая карточку из кармана.
Секунду он смотрел на кусочек картона, хмуря брови, а потом разорвал пополам, еще раз пополам. И бросил обрывки на стол.
- Ну вот... Иногда приходится быть вежливым. Но на самом деле я не люблю навязчивых женщин.., особенно когда имею свои планы на вечер.
И он многозначительно взглянул на Шери, снова заставив ее покраснеть.
- Вы слишком настойчивы, - заставила она себя произнести. - Это не всем нравится.
- А вам? Вам тоже не нравится? Девушка повела плечом.
- Честно говоря, ваши отношения с женщинами меня не касаются.
- Но это еще не причина вести себя так враждебно, - примирительно протянул Парис.
Несколько секунд меж ними царило молчание. Первым его нарушил мужчина:
- Кажется, я все испортил. Это мог быть прекрасный вечер. Но я сам виноват, что он не удался... Если вы хотите уйти, Шери, я не смею вас удерживать.
Кажется, Парис говорил вполне искренне. Но как раз в этот момент появился официант с напитками и закусками - маслинами и острым фруктовым салатом. Уйти сейчас значило привлечь к себе внимание. Кроме того, девушка не была уверена, хочется ли ей уходить.
- Надеюсь, вы все-таки останетесь, - словно издалека донесся до нее голос Париса.
- Это так важно для вас?
- Да. Я ведь уже говорил, что ненавижу ужинать в одиночестве.
- О, понятно.
- И это не самая важная из причин, - продолжал Парис. - Но, пожалуй, об остальных я умолчу.., иначе вы уйдете.
Он поймал ее взгляд и удерживал несколько секунд. Затем посмотрел чуть ниже, на губы. Пульс Шери участился, снова накатила волна жара.
Она постаралась ответить как можно равнодушнее.
- Я все-таки останусь. Слишком проголодалась, чтобы уходить.
- Значит, ради французской кухни можно пару часов потерпеть мое общество?
- Еще не знаю. - Шери снова углубилась в меню. - Некоторые названия блюд мне вообще ничего не говорят.
Когда им подали заказ, Парис неожиданно спросил:
- Каковы же правила поведения с вами? Она непонимающе уставилась на него, и молодой человек пояснил:
- Может, есть еще какие-нибудь табу, кроме запрета на поцелуи. Лучше мне узнать о них сейчас.
- Я нарушила одно из основных моих правил, придя сюда. Кажется, на сегодня этого достаточно.
- Но вечер еще только начинается, - улыбнулся Парис.
Шери пригубила шампанского, чтобы скрыть замешательство.
- Пожалуй, подобные комментарии тоже относятся к сфере табу.
- Ладно, - покорно отозвался Парис. - Тогда давайте поговорим о погоде. Осень наступила, вы не заметили?
Шери прикусила губу, чтобы не рассмеяться.
- Не будьте смешны!
- Только если вы, мисс Макдугал, не будете слишком серьезны. Неужели вы всегда ведете себя так на свиданиях?
- Обычно я знаю тех, кто назначает мне свидание, достаточно хорошо.
Вспомнив визгливого Эндрю и остальных своих немногочисленных поклонников, Шери скрестила пальцы под столом.
- Никогда не выходите из дому без бронежилета? - подразнил ее Парис. В его синих глазах плясали озорные искорки. - Неужели вам никогда не хотелось рискнуть, та chene?
Она посмотрела на него в упор.
- Мне кажется, я доказала обратное, придя сегодня в ресторан.., с таинственным незнакомцем.
- А, вот как вы меня называете! - засмеялся Парис.
Смех у него был очень приятный, слегка мальчишеский, и Шери невольно заслушалась.
- Как же мне еще вас называть? Вы просто с неба свалились на мою голову! Я уже запуталась в том, что происходит.
- Я вас увидел и захотел поближе познакомиться. Вот и все, - с улыбкой объяснил он. -Разве в этом есть что-нибудь противоестественное?
О да, подумала Шери. Конечно, есть.
Она вздернула подбородок.
- Конечно, есть. Разве что вы стали общаться со мной из жалости... Или подыскивали на балу претендентку на звание самой безвкусно одетой женщины в мире.
- Поверьте, жалость здесь ни при чем, - медленно покачал головой Парис.
Воцарилось странное молчание. Наконец он продолжил:
- Что мне сделать, чтобы стать менее таинственным?
- Ответьте на несколько вопросов. Парис снова наполнил бокалы.
- С превеликим удовольствием.
- Тогда скажите, например, почему вас зовут Парис?
- В честь Парижа, где я родился, - просто ответив молодой человек. - Моей матери всегда нравились странные имена.
- А вашему отцу?
- Спросить у него было никак не возможно. Я его никогда в жизни не видел.
- О, извините, - быстро произнесла Шери, краснея.
- Не извиняйтесь. Моя мать совершила ошибку, но у нее хватило мудрости признать это.
- Наверное, ей пришлось нелегко.
- Да... Но жизнь редко бывает похожа на теплицу. По крайней мере, для большинства людей. Шери овладело внезапное раздражение.
- Это вы меня подкалываете?
- А вы можете сказать, что выросли в нищете? - В тоне Париса появились резковатые нотки.
- Материальных трудностей я не испытывала, - холодно согласилась девушка. - Но это еще не все. Кроме того, вы тоже вряд ли бедствуете, иначе не снимали бы квартиры в центре и не водили бы девушек в дорогие рестораны.
- Но я сам себя обеспечиваю.
- И каким образом, интересно знать? Или это тайна?
- Нет, почему же. - Парис пожал плечами. -У меня картинная галерея в Лилле.
- Вы профессиональный художник? Шери была заинтригована. Какой-нибудь подобной профессии она и ждала от столь неординарного человека!
Но Парис покачал головой.
- Нет, всего лишь любитель. И страстный поклонник живописи. Я скупаю картины молодых авторов, устраиваю им выставки, помогаю встать на ноги.
- Так вы торговец, - разочарованно протянула Шери.
- Можно сказать и так. Вы слышали о меценатах? Так вот я один из них. Надеюсь, картины кого-нибудь из моих друзей лет через сто будут цениться так же высоко, как, к примеру, произведения Пикассо или Ван Гога. Ведь ни один художник не рождается знаменитым! Во Франции есть очень талантливые живописцы, и я надеюсь, что помогаю им стать известными. Таким образом, я служу искусству как умею.
Шери смотрела на собеседника во все глаза. Лицо его изменилось, сделалось вдохновенным. В голосе появились восторженные нотки. Похоже, этот человек обожает свое занятие. Интересно, таким ли голосом он признается женщинам в любви?
- А что вы делаете сейчас в Эдинбурге? - поспешила Шери задать следующий вопрос. -Продаете картины?
- В том числе. Я привез несколько работ для английских заказчиков. Кроме того, у меня дела с владельцами здешних галерей.
А деловая поездка долго длиться не может, подумала девушка и сама удивилась, как сильно огорчила ее эта мысль. Вот он уедет в свою Францию, и жизнь снова войдет в привычную колею... Станет тихой, размеренной. И невыносимо скучной.
- Но я должен решить здесь еще несколько личных вопросов, - продолжил Парис. - И не знаю, как надолго задержусь в Эдинбурге. Если вас это интересует.
Шери в задумчивости прикусила нижнюю губу.
- А теперь я могу в свою очередь спросить вас кое о чем? - улыбнулся он.
- Только не знаю, отвечу ли я, - осторожно произнесла девушка. - Может быть, не стоит и спрашивать.
- Очень трудно удержаться. Вы сами, та cherie, таинственная незнакомка. Шери покачала головой.
- Ничего подобного. Моя жизнь - раскрытая книга.
- В таком случае первая глава меня заинтриговала. Все никак не могу понять, кто же вы на самом деле, Шери Макдугал?
Румянец ее запылал ярче.
- Всякий раз вы кажетесь другой, - пояснил Парис. - Сколько у вас образов! Голубое платье было немного не в вашем стиле, но сегодня вечером вы похожи на чайную розу. Просто дух захватывает.
Вот у Шери и впрямь захватило дух. Она попробовала рассмеяться, но это прозвучало неестественно.
- Очень лестно... Даже не верится, что вы искренни.
- Но ведь со стороны виднее. Я просто хотел спросить: какой из этих образов - истинный? Шери смотрела на бокал.
- Я.., я не знаю. Наверное, вы можете выбрать тот, который вам больше нравится. Голос Париса стал хрипловатым.
- О, если бы вы знали, какой я вижу вас в мечтах! Надеюсь, что однажды они осуществятся.
Его взгляд был красноречивее слов. И Шери поняла, что Парис имеет в виду. Он хотел видеть ее обнаженной.
Сердце девушки забилось так часто, что ей стало трудно дышать. Вспомнился его взгляд на балу - чувственный, раздевающий...
- Пожалуйста, не нужно так говорить, - попросила Шери неверным голосом. И не нужно смотреть на меня так, будто я раздета, добавила она мысленно.
- Почему не нужно? Вам неприятно, что вас находят.., желанной?
- Я приняла бы это только от одного мужчины... Того, которого любила бы.
О Боже, как пошло это звучит! - ужаснулась она. Что Парис обо мне подумает? Просто викторианская барышня. Героиня романа Джейн Остин... Сейчас он рассмеется.
Но Парис молчал, внимательно глядя на нее.
- Скажите, почему вы так боитесь быть женщиной?
- Вовсе нет, - вспыхнула Шери. - Что за ерунда! И вообще, мне не нравится тема нашей беседы.
- Кажется, я нарушил очередное правило? - усмехнулся Парис.
- И не одно, а целый список. Шери хотела отпить из бокала, но обнаружила, что у нее дрожат руки.
- Хорошо, больше ни поцелуев, ни вопросов. - Парис вздохнул. - Да, тяжело с вами.
- Что делать. Жизнь вам не теплица. Шери, признаться, не думала, что проглотит хоть кусочек, но жюльен оказался таким аппетитным, что она съела всю порцию. И отдала должное салату, и легкому вину.
- А вы знаете толк в еде, - заметил Парис удовлетворенно. - Замечательно!
- Почему это вас удивляет?
- Из-за вашей фигуры. Вы очень стройная, и я думал, что вы сидите на какой-нибудь дурацкой диете, как большинство женщин.
- Я не стройная, а слишком худая. И сколько бы ни ела, не прибавляю в весе.
- Может быть, дело не в еде? Может, вам надо немного счастья? - задумчиво предположил Парис.
Шери хотела было запротестовать. Сказать, что она вполне счастлива... Но почему-то не смогла. Вместо этого снова вспомнила аромат его одеколона, и то, какими сильными оказались мускулистые руки, обнявшие его... Каковы на вкус его жадные, горячие губы.
Девушка почувствовала себя одинокой и несчастной. Будто бы она окружена врагами, и не у кого искать защиты.
Шери заморгала, прогоняя непрошеные слезы, и гордо вскинула голову.
- Оставьте ваше мнение при себе. У меня все в полном порядке... Да, это был очень вкусный жюльен.
Она подавила желание отказаться от десерта и уйти прямо сейчас. Потому что тогда Парис догадался бы, что оказался прав. Вместо этого почему-то принялась рассказывать о своем единственном визите во Францию. Тогда Шери была еще школьницей и жила в пансионе в Труа с другими девочками. Пансион принадлежал конгрегации бенедиктинок.
- Каждый вечер монашенки запирали на ключ наши спальни, будто бы для того, чтобы мы не разбежались.
Парис расхохотался.
- А что, вам этого хотелось?
- Ну, иногда я бы не отказалась побродить по городу одна. Как следует все рассмотреть без бдительного присмотра...
- Но вы не рискнули?
- Скорее, мне это не удалось. Каждое утро нас загоняли в автобус, затем возили по музеям и показывали достопримечательности. В какой-то момент меня затошнило от них.
- А вы бы хотели еще побывать во Франции уже без монашенок? - спросил Парис.
- Не отказалась бы. Посмотреть Париж, съездить в Лурд...
- Знаете, я многое мог бы вам показать. Франция - сказочно красивая страна. А еще она умеет быть совершенно разной... Совсем как вы. Это лучшая страна для свадебного путешествия.
Шери перевела дыхание.
- Возможно. Если я выйду замуж, ваш совет мне пригодится.
- Но пока вы не планируете выйти замуж, да? - Парис внимательно изучал ее лицо.
- Да. Более того, у меня и желания такого нет.
- Как убежденно вы говорите! Откуда вам знать: вдруг вы завтра встретите мужчину своей мечты и вся ваша уверенность пойдет прахом.
Последний раз, когда я мечтала о мужчине, это был ты, подумала Шери. А вслух сказала:
- Мне так не кажется. - И добавила, глядя в меню:
- Я бы съела персикового мороженого...
- Может быть, вы хотите десертного вина?
- Нет, спасибо. Я уже достаточно выпила сегодня.
Мороженое Шери ела молча. Хозяин ресторана о чем-то заговорил с Парисом по-французски, и оба мужчины рассмеялись.
Шери показалось, что они обсуждают ее. Но тут владелец ресторана повернулся к ней.
- Надеюсь, мадемуазель, вам понравилось у нас.
- Да, очень, - вежливо улыбнулась она. - У вас потрясающе готовят.
- Такая прелестная мадемуазель не должна ужинать в одиночестве. - Француз отвесил ей легкий поклон. - Надеюсь, вы у нас еще появитесь.
Шери учтиво кивнула, потом повернулась к Парису.
- Благодарю вас. Это был очень приятный вечер.
- Приятный? Я бы так не сказал, - прищурился он. - Скорее уж.., интересный.
- В любом случае, спасибо. - Шери потянулась к своей сумочке. - А теперь мне пора идти. Уже поздно.
Парис быстро взглянул на часы.
- Разве? Многие сказали бы, что вечер только начинается.
- Возможно. Но мне завтра с утра на работу.
Парис смотрел ей в глаза, не отрываясь.
- Но ведь вы не уйдете просто так, правда, та cherie?
Он встал и, подойдя, положил ей руки на плечи. Едва горячие ладони коснулись Шери, по ее телу пробежала дрожь. Это от нервов, сказала она себе, а вовсе не от удовольствия.
Девушка отступила на шаг.
- Ну что же, спокойной ночи... И еще раз спасибо.
- О чем вы говорите! - патетически воскликнул Парис. - Я намерен проводить вас до дому!
- О, в этом нет нужды. Здесь недалеко...
- Я прекрасно знаю, где вы живете, - заметил молодой человек. - И не собираюсь позволять вам идти по улице в одиночку, так что не спорьте.
Шери уставилась на него во все глаза.
- Есть ли хоть что-нибудь, чего вы обо мне не знаете?
Парис мягко рассмеялся.
- Да я же только начинаю вас узнавать. Ну что, идем?
И девушка покорилась судьбе.
Глава 5
Шери ждала, что вот сейчас сильная рука ляжет ей на талию или возьмет под локоть. Но Парис не делал этого.
Оно и к лучшему, решила девушка, потому что не представляла, что произойдет, если дистанция будет нарушена. Шери зябко поежилась, взволнованная этой мыслью.
Парис бросил на нее быстрый взгляд.
- Да вы замерзли! Вот, возьмите.
Он снял пиджак и накинул ей на плечи.
- Спасибо, - прошептала она, окунаясь в теплый мир его запахов.
Светлый пиджак хранил не только аромат одеколона, но и запах самого мужчины - чуть заметный, дурманящий, смутно знакомый...
- Но вы сами замерзнете.
- Вряд ли. - Шери по голосу поняла, что он улыбается. - Я вообще устойчив к холоду.
- Ода. Понимаю...
Каблучки Шери стучали по асфальту, она старалась приспособиться к ширине шага своего спутника. Небо было темным, слишком темным и совершенно беззвездным.
- Кажется, будет дождь, - прошептала она.
- А вы не любите дождь?
- Нет... Хотя в нем есть своя прелесть. В деревне же дождливые дни и вовсе приятны: сидишь у камина, а капли бьются о стекло... Здесь, в городе, дождь какой-то грязный.
- Вы любите деревню? Тогда зачем переехали?
- Дом опустел, когда умерла бабушка, - задумчиво сказала Шери. - Он стал словно бы не тот, что прежде. Слишком много воспоминаний, дом как будто бы грустил... Тогда дедушка и решил переехать в город, а дом мы продали. Я иногда думаю о нем с тоской.
- А где находился ваш дом?
- В Корринггоне. Очень красивое место на реке Еск. У нас по саду бежал ручеек и впадал в реку, получался маленький водопад. В детстве я думала, что это Райский сад. Мой маленький рай.
- Я вырос в городе, поэтому могу вам только позавидовать, - вздохнул Парис. - Только став взрослым, я смог обзавестись собственным раем.
- Он вам очень дорог?
- Да! - ответил он с неожиданной резкостью. - И я любой ценой хочу его сохранить!
Шери взглянула на Париса с легкой тревогой. Что-то в лице спутника настораживало ее.
Неожиданно он схватил ее руку и крепко сжал. Пальцы его были горячими, и жар от мужской ладони заставил девушку вздрогнуть.
- Простите, - выпуская ее руку, попросил Парис. - Я забыл про ваш свод правил. Наверное, вино ударило мне в голову. Не обижайтесь.
- Хорошо, не буду, - пообещала она и осторожно спросила:
- Я кажусь вам скучной? Парис улыбнулся.
- Нет, отчего же скучной. Просто.., неразбуженной.
Шери уставилась на него, не понимая, что за чувство переполняет ее сейчас - гнев или возбуждение. Они стояли уже у дверей ее дома. Девушка обвела языком внезапно пересохшие губы и произнесла, с трудом узнавая собственный голос:
- Не хотите ли зайти? Я бы угостила вас кофе.., в благодарность за ужин.
Парис, казалось, пришел в замешательство. Потом покачал головой, будто бы нехотя.
- Я не могу. В самом деле сейчас не могу.
- Да, понимаю. Тогда.., до свидания. Спасибо за приятный вечер.
Она вставила ключ в замочную скважину, стараясь скрыть от себя самой глубокое разочарование.
- Это вам спасибо за все, Шери. - Парис взял ее руку и поднес к губам. Губы у него были сухие и горячие. - До свидания... Ах да, я едва не забыл мой пиджак. Хотя если вы хотите оставить его на память...
- Нет-нет. Вот. Пожалуйста.
Шери скинула пиджак движением плеч прямо ему на руки. Ей хотелось плакать.
- Доброй ночи.
Перед тем как закрыть за собой дверь, она взглянула через плечо на высокую фигуру, удаляющуюся по темной улице. Ну что же, вздохнула девушка, опуская голову. Да будет так.
Парис шагал быстро, желая, чтобы ходьба помогла ему справиться с собой. Да что же со мной творится? - воззвал он к самому себе. Хотя Малком, похоже, прав: девушка готова вот-вот упасть в мои объятия.
Все, что следовало сделать, - это войти следом за ней в дверь, когда она пригласила. Полная победа минимальными усилиями осталась бы за ним. Победа, к которой Парис и стремился, его шанс спасти дело своей жизни. Почему же он не воспользовался этим шансом?
Неожиданно молодой человек почувствовал страстное желание снова сжать Шери в своих объятиях. Еще раз ощутить вкус нежных губ... Защитить от всего мира...
Наверное, это выпитое вино так сильно подействовало, решил Парис. И бледная худышка из жертвы интриги превратилась в желанную женщину.
Кажется, я назвал ее неразбуженной, вспомнил Парис. Это слово стало ключом к ее тайне. Неразбуженная.
Странно, ведь Шери некогда была помолвлена. Почему же жених не смог пробудить в ней женщину? Интуиция подсказывала Парису, что Шери девственница.
Возможно, образ Недотроги возник из-за разочарования; а не от природной холодности.
Возможно, это способ защититься от враждебного мира.
И Парису смертельно не хотелось причинить ей зло. Даже ради спасения галереи...
Он отказался от приглашения и ушел не потому, что не пожелал воспользоваться ситуацией. Париса как раз испугало то, что он слишком сильно этого хотел. Как подросток, неспособный совладать с разгулявшимися гормонами...
Однако Шери ведь тоже хотела чего-то, подумал он, сжимая зубы. А он не дал ей того, о чем она просила... Просила вопреки своей гордости.
Ладно, теперь нужно избрать другую, более безопасную тактику. На несколько дней оставить девушку в одиночестве, дать ей соскучиться, а затем вновь появиться из ниоткуда, как сказочный принц. Это сработает безотказно, как бы она сейчас ни была обижена.
Когда все это кончится и галерея будет спасена, я вознагражу себя за мучения, пообещал себе Парис. Уеду на неделю в Испанию, отдохну у теплого моря, может быть, заведу роман с какой-нибудь девицей... Обязательно брюнеткой - пышненькой, смешливой.
Ни в коем случае не с бледной блондинкой с фигуркой девочки-подростка. Не с хрупкой малюткой, с бледной, полупрозрачной кожей и с глазами цвета светлых сапфиров. С тоскливыми нотками в голосе, когда она рассказывает о доме своего детства.
Парис тяжело вздохнул и ускорил шаги.
Шери стояла в дверях собственной квартиры, невидяще глядя перед собой.
- Неужели я это сказала? - прошептала она. -И мне ответили отказом.
Я не пьяна, подумала девушка, значит, все еще хуже. Я просто сумасшедшая. Но теперь мне придется снова стать нормальной, чего бы это ни стоило.
Шери тряхнула головой и захлопнула входную дверь.
Только что она отважилась на самый рискованный поступок в своей жизни пригласила малознакомого мужчину к себе домой. И нужно только благодарить судьбу за то, что приглашение не было принято.
Однако Шери не испытывала ни малейшей благодарности. Напротив, была страшно разочарована, обижена. Унижена - тем самым унижением, которое, как она надеялась, ей больше не удастся пережить.
Не зажигая света, не смывая макияжа, Шери прошла в спальню, упала поверх покрывала на кровать и горько заплакала.
Они с Парисом обитают в двух разных мирах. И скоро он вернется к себе во Францию, к любимой галерее, к своей настоящей жизни. А Шери останется в привычном, маленьком, тесном мирке, и с этим остается только смириться.
Хорошо хоть не успело ничего случиться... Ничего по-настоящему серьезного.
Хотя Шери почему-то чувствовала иначе.
В тот вечер на балу Парис нарушил ее личное пространство одним своим появлением. Заполнил ее мысли, ее сны.
После предательства Уилла она не позволяла себе всерьез думать о мужчинах. Разве что праздно помечтать о ком-то ласковом и заботливом, кто однажды придет в ее жизнь и останется в ней навсегда. Но теперь место этого неизвестно кого занял высокий огненноволосый варвар с ярко-синими глазами и с горячим жадным ртом.
Это не любовь, сказала себе Шери. Это не может быть любовью. Просто вожделение, которого нужно стыдиться. Раньше ей казалось, она знает, что такое желать - разве не желала она Уилла? Но Парис действовал на ее разум и чувства совершенно особым образом. Он словно бы и сейчас присутствовал в спальне, в темноте, лежал рядом в постели. Его губы и руки жадно прикасались к Шери.., и она с трудом подавила стон.
Не хочу, молилась она. Господи, я этого не хочу! Я хочу одного - стать прежней. Может быть, и не очень счастливой, но, по крайней мере, уравновешенной и владеющей собой, хозяйкой своих чувств.
Особенно унизительно было сознавать, что ее чувства безответны. Потому что Парис ушел в ночь, даже не обернувшись.
Шери никогда ни о чем не просила мужчин. Даже Уилла. Просто позволяла ему главенствовать в их отношениях. Сама же оставалась слишком застенчивой, чтобы как-то проявлять свои желания.
А сегодня она изменила своим принципам. И чего ради? - горько спрашивала себя Шери. Что я получила взамен?
Хотя куда худшим было бы все-таки переспать с Парисом.
Теперь, когда они встретятся вновь - если встретятся, конечно, - она будет осторожнее. Не позволит даже прикоснуться к себе. Риск слишком велик.
Эта мысль, такая безнадежная, заставила Шери разрыдаться с новой силой.
- Старая лисица Лесли затеял грязную игру с акциями, - усмехнулся Норман Макдугал. - Так и знал, что пора ждать от него очередной гадости. Правда, я думал, он будет изобретательнее.
Норман помолчал, ожидая реакции внучки. Но та безучастно сидела за машинкой.
- Что с тобой, девочка? - удивился он. - У тебя депрессия? Может, ты заболела? Шери с трудом улыбнулась.
- Просто я, наверное, переутомилась.
- Похоже на то. - Дед подозрительно сощурился. - У тебя такой вид, будто ты неделю не спала. С кем ты провела выходные? Я его знаю?
- О да, дедушка, - вздохнула Шери. - Конечно, ты знаешь ее. Мы с Дженни ходили в театр, а потом - в китайский ресторан. Было очень весело.
И веселиться стоило мне большого труда, мысленно добавила она. Пьеса Бернарда Шоу была замечательной, китайская кухня - очень вкусной, а Дженни отличной собеседницей. Но Шери все время ждала, что подруга упомянет Париса Вилье и придется лгать.
Норман хмыкнул.
- А по тебе и не скажешь, что ты хорошо провела время. Всю неделю ходишь как в воду опущенная. На себя не похожа.
- Иначе говоря, я скучаю и твой долг - познакомить меня с роскошным эрюнетом, - поддразнила Шери.
- Неплохая мысль. Кроме того, ты не выглядишь скучающей, малышка. Просто иной, чем обычно. Ты изменилась, но я не могу понять, как именно. - Он окинул ее проницательным взглядом. - Здесь замешан мужчина?
- Нет, - быстро ответила Шери. - Конечно же нет.
И это не совсем ложь, с горечью подумала она. Потому что мужчина здесь уже несколько дней как не замешан.
Всю эту неделю девушка не видела Париса. И оттого неделя казалась ей бесконечной.
Шери посвятила себя работе. Свободное время тратила на готовку, бесконечные уборки в квартире, беготню по магазинам.
Но по ночам, когда заботы отступали, становилось невыносимо тяжело. Она лежала без сна, глядя в темный потолок и мечтая о несбыточном.
Всякий раз при звуке телефонного звонка Шери вскакивала с места, окрыленная надеждой, но это оказывался или дедушка, или Дженни, или еще кто-нибудь столь же не похожий на Париса.
Чувства ее так обострились, что на улице Шери реагировала на любой взгляд со стороны. Она поймала себя на том, что всматривается в прохожих, словно ища кого-то. Любая высокая фигура заставляла ее вздрагивать...
Но всякий раз это оказывался кто-то другой.
Значит, приключение окончено. Что же, было - и прошло! Должно быть, Парис нашел себе другое развлечение. Может быть, он сейчас преследует какую-нибудь более привлекательную и менее закомплексованную девицу. И если рассуждать здраво, это только хорошо.
- У тебя проблемы с деньгами? - продолжал допытываться Норман. - Или тебя беспокоят арендодатели? Хочешь, натравлю на них своих адвокатов?
- Совершенно не хочу, - запротестовала Шери. - Это весьма порядочные люди.
- Хмм...
Норман помолчал несколько секунд.
- В общем, если у тебя будут проблемы, ты знаешь, что нужно сделать. Просто позвонить мне, и я все устрою.
- Но, дедушка, - девушка недовольно поморщилась, - ты и так платишь мне втрое больше, чем я заслуживаю...
- Мне лучше знать, - сурово перебил ее дед. - Так что же с тобой происходит? Шери дернула плечом.
- Совершенно ничего. Может быть, просто осенняя хандра. Я, наверное, из тех людей, которые работают на солнечных батарейках. А тут эти проклятые дожди зарядили, вот я и чахну.
Теперь опять настала очередь Нормана вздыхать. Лицо его прорезали глубокие морщины.
- Девочка, тебе нужно побольше отдыхать, выходить в свет, встречаться с людьми. Если бы Марджи не умерла, она бы об этом позаботилась. - Он покачал головой. - А я, старый домосед, не умею тебя развлечь.
- О, дедушка! - Сердце Шери пронзила острая жалость. - Как ты можешь себя винить! Ты же знаешь, я ненавижу шумные компании.
- В любом случае, тебе нужно сменить обстановку, - решительно сказал Норман. - Я сегодня вечером еду в Натхед, собираюсь провести выходные в имении Корков. Почему бы тебе не поехать со мной? Миссис Корк о тебе все время справляется. И их племянник Реджи будет там, он только что вернулся из Оксфорда... Ты его помнишь? Он изучал философию.
Да, Шери прекрасно помнила Реджиналда Корка. Милый молодой человек с интеллигентной речью, обожающий порассуждать о Канте и Фейербахе. Не самое приятное воспоминание.
- Спасибо, дедушка, но я не хочу в Натхед. У меня.., другие планы на выходные.
Сейчас он спросит, что это за планы, и ей снова придется лгать и выкручиваться. Потому что никаких планов на самом деле нет.
Но тут, к счастью, зазвонил телефон и опасный миг миновал.
Перед уходом Норман снова спросил внучку, точно ли она не хочет поехать в Натхед.
- Совершенно точно, - отрезала Шери.
- Что-нибудь передать Реджи? Шери чуть улыбнулась.
- Конечно, передай. Пламенный привет Иммануилу Канту.
Однако нужно придумать, чем заняться в выходные, подумала девушка. Довольно сидеть у телефона в ожидании звонка.
Сначала она хотела пойти в бассейн, но передумала. Слишком многое там напоминало о Парисе - даже лестница, с которой она свалилась прямо ему в объятия.
Может быть, поехать в мебельный салон, присмотреть новый комплект для кухни. Потом пообедать в каком-нибудь милом ресторанчике. А вечером пойти в театр или, на худой конец, в кино.
А еще можно отправиться в турагентство и купить путевку куда-нибудь, где тепло... Только не во Францию. На Кипр, например. Или на Мальорку. Наверняка дедушка ее отпустит отдохнуть.
Но вместо всего этого Шери оделась в облегающее синее платье, накинула поверх светлое пальто.., и пошла в музей.
Это именно то, что ей сейчас нужно. Немного красоты, пережившей века, немного покоя.
Субботним утром музей был полон. Шери с трудом разошлась с двумя экскурсиями, обогнула группу галдящих школьников во главе с замученным учителем. В зале Возрождения вещал туристам самоуверенный гид. "Обратите внимание на эту небольшую работу Фра Беато Анджелико..." Шери всегда ненавидела экскурсии. Ей оставалось только "отступить" в греческий зал.
Но едва она вошла, как поплыло у нее перед глазами. Так вот почему ей казалась, будто она уже видела Париса! Он стоял перед ней в облике бога войны Ареса, изваянный из белого мрамора греческим скульптором много веков назад.
Шери смотрела на статую как зачарованная. Те же мужественные черты, тот же непреклонный взгляд...
Сердце девушки болезненно сжалось. Вот они, сильные руки, так недавно прижимавшие ее к себе. Вот широкая мускулистая грудь...
Конечно, он был здесь все время. В ее святилище, в ее тайном месте отдохновения - стоял, опираясь на копье, ожидая Шери.
Она чуть покачала головой, грустно улыбаясь.
- Если бы волосы у тебя были другие, Арес, - сказала Шери статуе, длиннее и огненные рыжие, ты был бы точно как он.
И услышала голос, знакомый до боли:
- Вы льстите мне, та cherie.
Глава 6
Шери замерла.
Всю неделю напролет она вела себя как идиотка, выискивая Париса взглядом в толпе, везде ей чудился его голос. И вот теперь, когда он возник из ниоткуда, захотелось только одного - убежать.
Да иначе и быть не могло: этот человек обладал над ней непостижимой властью. Читал ее мысли.
Шери заставила себя повернуться. Парис стоял у колонны, молчаливый, серьезный. На этот раз он был в черном - от рубашки до начищенных ботинок. Черный человек ее снов. Шери вскинула голову.
- Вы подслушивали? Парис плечами пожал.
- И не думал даже. Просто вошел в тот самый миг, когда вы говорили со статуей.
- Что вы здесь делаете?
- То же, что и вы, - любуюсь античной скульптурой.
- Хотите сказать, что оказались здесь случайно?
- Отнюдь. Ну, во-первых, начался дождь. Во-вторых, я люблю ходить в музеи... А в-третьих буду откровенен - я знал, что встречу вас здесь.
Она перевела дыхание.
- Откуда вы могли это знать? Парис усмехнулся и многозначительно посмотрел на статую.
- Догадайтесь. Шери покраснела.
- Определенное сходство, конечно, есть, - согласилась она. - Я бы не удивилась, если бы вы сказали, что в вас течет греческая кровь.
- Романтичное предположение. Хотя я лично в этом сомневаюсь, - ответил Парис.
- Знаете, с недавнего времени я решила ужесточить мой кодекс правил, холодно сказала девушка, не глядя на него. - Поэтому желаю вам хорошо провести время, любуясь живописью и античной скульптурой.
Выход из зала был у Париса за спиной, и Шери направилась к дверям. Но он схватил ее за руку, когда девушка проходила мимо.
- Вы что, в самом деле уходите?
- Я уже осмотрела все, что хотела.
- И я тоже, - мягко сказал он. - Вот еще одно совпадение: мы оба любим музеи. Почему бы нам не провести вместе остаток дня?
Она отвернула от него пылающее лицо.
- У меня другие планы на сегодня.
- У вас что, свидание?
- А это уже не ваше дело.
- Проще сказать "нет", - фыркнул Парис. В его потрясающих синих глазах плясал смех. - Сжальтесь надо мной, та cherie. Я так долго вас искал! Отложите ваши дела и проведите этот день со мной.
- Вы когда-нибудь пробовали принять отказ в качестве окончательного ответа?
- Это зависит от просьбы. Но я обещаю вам одно... - Голос Париса понизился. - Если вы скажете мне "нет", действительно имея в виду именно это, я послушаюсь.
Шери не знала, что ответить.
- Ну так что же, вы идете со мной? Его сильные пальцы уже переплелись с ее пальцами и стиснули их.
- Подождите... - растерянно прошептала девушка. - Хоть скажите, куда мы направляемся?
- Сначала в ближайший автосалон.
- Вы хотите купить машину?
- Нет, всего лишь взять в аренду.
- А потом?
Парис заговорщически подмигнул ей.
- Что за вопрос, дорогая. Конечно же мы поедем в Коррингтон. Говорят, это райское местечко!
- Вы шутите? - умоляюще спросила она. Мы не едем ни в какой Коррингтон, да?
Они были уже за городом, и Парис уверенно гнал автомобиль по шоссе.
- А что, я выбрал не правильное направление?
- Нет.., направление верное. Но.., просто я не понимаю, зачем мы туда едем.
Это был большой черный автомобиль, дорогой и стремительный. Он мчался по блестящему от прошедшего дождя шоссе.
- Я устал от асфальта и бетона, - пояснил Парис, не отрывая взгляда от дороги. - Мне показалось, что вы - тоже.
- Да, но ведь до Коррингтона далеко. Это несколько часов езды.
- А у нас еще целый день впереди, - отозвался Парис. - Или вы хотите вернуться? Сходить еще в какой-нибудь музей?
- Нет, - медленно произнесла Шери. - Нет, я не хочу возвращаться.
Вернуться? О нет, только не сейчас.
- Я скучал по вас, - тихо сказал Парис. - И понял, увидев вас, что вы по мне тоже скучаете.
- О...
- Если вы когда-нибудь приедете во Францию, я покажу вам все места, которые мне дороги.
- Даже вашу галерею? Он рассмеялся.
- Даже ее. Вам там должно понравиться, вы знаете толк в искусстве.
- Надеюсь, что места моего детства вас не разочаруют, - с наигранной бодростью сказала Шери. - В Коррингтоне, правда, нет ничего особенного. Ни Елисейских полей, ни Эйфелевой башни.
- Ничего, как-нибудь обойдусь без них. Они помолчали. Шери смотрела на пролетающие за окном пейзажи.
- Вы прекрасно ведете машину.
- Спасибо, - улыбнулся Парис. - А у вас нет автомобиля?
- Нет. Предпочитаю такси. Да и потом, куда мне ездить, только на работу да в магазин.
- А мне много приходится разъезжать по делам галереи, - пояснил Парис. Тут без машины не обойдешься.
- Вы первый раз в Шотландии?
- Нет, я уже бывал в Эдинбурге. А что?
- Вы слишком хорошо знаете окрестности.., для иностранца.
Парис помолчал, прежде чем ответить.
- На свете существуют карты. Есть они и во Франции.
- Значит, вы спланировали эту поездку заранее? - Шери обрадовалась, что ей удалось его подловить. - Но вы же не знали, что сегодня...
- Не будьте столь подозрительны, та cherie. - Голос его звучал мягко. - Я догадывался, что рано или поздно мы встретимся опять. Вот и спланировал для вас маленький сюрприз. Не сегодня - так в другой день. Я умею ждать.
Да, это он умеет, поежилась Шери. Иначе зачем бы ему избегать меня всю неделю? Разве что из желания помучить...
- Не уверена, что ваш сюрприз принесет мне радость, - покачала головой Шери.
- Тогда я могу отвезти вас обратно в музей. Разговаривайте там со статуей, сколько вам угодно, - усмехнулся Парис. - Или все-таки предпочтете плоть и кровь холодному мрамору?
- Это не правда. Как вы можете так говорить? - возмутилась Шери.
- Вспомните, за каким занятием я застал вас. Она отвернулась к окну.
- Кажется, погода улучшается. Может, даже солнце выглянет.
Парис рассмеялся.
- Погода - безопасная тема для разговора, не так ли? Что ж, сегодня будет прекрасный день. Специально для вас.
Шери почувствовала, что ее душу переполняет безотчетная радость.
- Мы подъезжаем к Ньюбатлу, - через некоторое время сообщил Парис. - Не желаете остановиться?
- Это очень красивое место. Я часто здесь гуляла. Но лучше давайте поедем дальше.
- Я тоже так думаю. Хочется поскорее увидеть место, где вы родились.
- Но зачем вам это нужно? - недоуменно воскликнула Шери.
- Хочется положить на место еще один кусочек мозаики, - просто сказал Парис. - Узнать еще чуть-чуть про вас, та cherie.
Шери сидела очень прямо, молча глядя перед собой. Наконец она спросила:
- А вы уверены, что это имеет смысл? Ведь вы все равно скоро уедете.
- На данный момент у меня нет определенных планов, - улыбнулся Парис. Кстати, в вашем Коррингтоне можно где-нибудь перекусить? Я проголодался.
- Да, конечно. В пабе "Старый Эд", - торопливо кивнула Шери и указала на небольшое деревянное строение.
Это была очаровательная деревенская гостиница в старом шотландском стиле. А его владелец словно сошел со страниц сказки про гномов.
- Расскажите мне о Коррингтоне, - попросил Парис, потягивая темное пиво.
- Да нечего тут рассказывать, - пожала плечами девушка. - Обыкновенное местечко, каких по стране много... Другое дело, что я его очень люблю. Наш дом был самым большим в округе и одним из старейших.
- А почему так много розовых домов? Это что, традиция?
- Дедушка говорил, что для получения такого цвета известь замешивали на поросячьей крови. А на самом деле я не знаю. В окрестностях Эдинбурга почему-то это самый частый цвет.
- Ваш дом тоже розовый?
- Да. Я покажу его вам... Надеюсь, вы не будете разочарованы.
Но разочарование ждало саму Шери. И сильное разочарование.
- Кто купил ваш дом? - спросил Парис, когда они покинули паб и, оставив машину, шли по деревенской улице.
- Какая-то пара из Глазго. Вроде бы супруга решила превратиться в помещицу старого образца, и муж купил ей имение. - Шери нахмурилась. - Мне они не очень-то понравились, и дедушке - тоже. Они сказали, что дом слишком старый и стоит на отшибе, однако же заплатили сполна, пообещав оставить все как есть.
- Только, похоже, ничто не осталось прежним, - медленно произнес Парис.
Они стояли у невысокой каменной стены, на которой поблескивала табличка. Шери прищурившись прочитала - и сердце ее словно остановилось на миг.
"Отель "Коррингтон". Истинно шотландский стиль"
И снизу, маленькими буквами:
"Компания "Деревенский уют инкорпорейтед"
- Отель... О Господи, не могу поверить! Шери затравленно посмотрела на спутника, а в следующую секунду уже ринулась в ворота. Парис с трудом поспевал за ней.
Она остановилась, сжав кулачки, возле заасфальтированной автостоянки.
- Они не просто перепродали его, они еще и вырубили сад! Наш сад, Парис! Мой маленький рай! Его больше нет!
И впрямь, на аккуратно подстриженных газонах росло всего несколько деревьев. Заросли ее детства исчезли навсегда.
- Эти негодяи из "Деревенского уюта" подъезжали к дедушке с просьбой продать дом! - в отчаянии воскликнула Шери. - Но он дал им от ворот поворот, сказав, что дом останется частным владением. Так вот почему Теннанты купили его, не торгуясь! Они уже тогда замыслили перепродать...
Она замотала головой, в глазах ее стояли слезы.
- Я не скажу дедушке. Ни за что на свете! Он этого не переживет.
Парис обнял ее за плечи, желая увести отсюда.
- Может, все не так уж плохо. По крайней мере, ваш дом служит людям. Послушайте, Шери, давайте поедем на реку, посмотрим на природу. Вы успокоитесь...
Она перебила, сбрасывая ласковую руку с плеча.
- Бесполезно. Я не успокоюсь. С домом случилось самое худшее... Нет, хуже было бы, если бы его купил Малком Лесли и разрушил до основания.
Шери ожидала, что Парис сейчас спросит, кто такой этот Лесли, но он промолчал, снова обнимая ее за плечи.
- Дом все равно остался очень красивым. Такой простой и в то же время изящный.
- Моя комната была вон там, на третьем этаже, - указала Шери. - А теперь здесь живут чужие люди. Я сама выбрала ту комнату, потому что у нее окно выходит на реку и лес. И в полнолуние мне в окошко всегда заглядывала луна. Я открывала занавески и танцевала без музыки. Мне казалось, я парю в лунном свете.
Шери замолчала, чувствуя, что сейчас расплачется.
- И вы не боялись темноты?
- Никогда. Я всегда чувствовала, что меня любят, а значит, я в безопасности.
Потом все изменилось, горько подумала Шери. Кошмары начали сниться после разрыва с Уиллом...
- Что случилось?
Шери вздрогнула, встретившись с Парисом взглядом.
- Н-ничего...
- У вас лицо изменилось, - объяснил он. - Было просто грустным, а потом появилось еще что-то.., вроде ненависти. Или отчаяния.
- Наверно, это от потрясения, - сказала Шери после короткой паузы.
- Вы теперь не чувствуете себя в безопасности? - осторожно спросил Парис.
- Я стараюсь жить сегодняшним днем и надеяться на лучшее, - тихо ответила девушка и зашагала в сторону паба.
Плечи ее задрожали. И хотя Парис не видел ее лица, он догадался, что она плачет.
Он быстро догнал девушку и повернул лицом к себе. Губы ее дрожали, слезы уже проложили мокрые дорожки по щекам.
- Шери...
- Спасибо, что привезли меня сюда, - как вежливый ребенок, произнесла она дрожащим голоском. - А теперь, пожалуйста, отвезите обратно. Я очень хочу домой.
Тут она всхлипнула и уткнулась ему в плечо.
Слезы хлынули ручьем.
Парис почувствовал себя взрослым, который должен утешить и защитить маленькую девочку. Почти неосознанно он прижал ее к себе, гладя по спине, по спутанным светлым волосам, приговаривая что-то ласковое.
Волосы ее пахли дождем. Плечи были узкими, как у подростка.
Дрожа всем телом, Шери ощутила, как теплые губы касаются ее макушки, уха, виднеющегося из-под волос, мокрой от слез щеку.
Она подняла лицо, крепко зажмурившись. Ресницы ее слиплись, тушь слегка размазалась. На шее билась голубая жилка.
Нежные пальцы мужчины гладили ее по лицу, вытирая слезы, разглаживали светлые брови, касались горестно кривящихся губ. Шери открыла глаза и встретилась с ним взглядом.
Секунду они смотрели друг другу в глаза. Затем Парис наклонился, взяв ее лицо в ладони и начал целовать - в лоб, в глаза, ощущая на губах соленый привкус слез. Он словно впитывал в себя ее горе, забирая его, выпивая горячими губами.
Прерывисто вздохнув, Шери выгнулась в его сильных руках, стараясь прижаться плотнее. Приоткрытые губы ее трепетали. И только тогда Парис поцеловал ее по-настоящему, со всей страстью, которую больше не мог сдерживать.
Она оказалась готова ответить страстью на страсть. О, Шери давно уже жаждала этого упоения, полной самоотдачи и теперь раскрывалась, словно роза, под властными мужскими прикосновениями. Ей хотелось одного: чтобы поцелуй не кончался, чтобы длился вечно... Казалось, для этого дивного ощущения она и родилась на свет. Разум был уже не властен над нею.
Наконец Парис отстранился. Шери все еще трепетала, полуприкрыв затуманенные страстью глаза. Он прошептал ее имя так, словно это было прекраснейшее слово на свете, строка великолепного стихотворения. Парис еще мог контролировать себя, и прикосновения его были нежными, не могущими причинить боли, когда он ласково провел рукой по ее щеке, по шее, упиваясь прикосновениями к шелковистой коже.
На этот раз он поцеловал девушку медленно, дразняще, позволяя языку свободно исследовать ее рот, наслаждаясь его сладостью. Руки скользили по спине Шери, гладили вздрагивающие от наслаждения плечи. Наконец ладонь Париса стиснула сквозь одежду бугорок маленькой девичьей груди, и Шери замерла от удовольствия.
Он почувствовал, как напрягся и затвердел сосок Лаская его пальцами, Парис другой рукой сжал округлую ягодицу, прижимая Шери ближе, давая ощутить силу его эрекции.
Глаза Шери распахнулись, как от сильного потрясения. Светлый взгляд, исполненный страсти, был устремлен на Париса. Девушка теряла разум от жара мужского тела, от властной ласки. Еще немного - и она не сможет противиться обольстителю. Слуха коснулся стон, сдавленный, страстный, умоляющий.., ее стон.
Почему-то этот негромкий звук развеял чары, и через секунду Шери вырвалась из объятий. Она стояла, тяжело дыша, с пылающими щеками, а в двух шагах от нее замер Парис.
- Я.., не хотела, - чуть слышно пролепетала Шери, стараясь успокоить дыхание. Она попыталась запахнуть пальто и поняла, что пальцы ее не слушаются. - Это моя вина. Вы... Просто я не сдержала эмоций, и вы подумали...
- Нет! - резко перебил ее Парис. - Мы оба прекрасно понимали, что происходит. Имейте смелость это признать.
Последовала напряженная пауза, в течение которой Шери созерцала носки своих запыленных туфель. Потом она робко спросила:
- Вы сожалеете о происшедшем?
- Нет. Но постараюсь, чтобы это не повторилось, - усталым голосом ответил Парис. - А теперь нам стоит вернуться к машине. На нас смотрят.
Действительно, редкие прохожие оборачивались на странную пару, застывшую посреди улицы.
Шери бил озноб. Она облизнула губы, внезапно ставшие сухими. От внимания Париса это не ускользнуло.
- Я что, вас поранил?
- Нет, - быстро ответила девушка - и солгала.
Парис нанес ей такую глубокую рану, какую не удавалось нанести никому. Другое дело, что этой раны не заметить глазом. И может быть, она окажется смертельной. Но об этом никто не должен знать. Никто!
Глава 7
Однако любой физиономист, тоскливо думала Шери, поглядев на меня, сразу скажет: доведенная до отчаяния. Ей казалось, что несчастья сыпятся на нее со всех сторон. Ничто в мире не осталось таким, как прежде... Старый дом превратили в отель, райский сад вырубили, а она отныне совершенно беззащитна перед этим фактически незнакомым, потрясающе красивым человеком.
Шери шла, пытаясь не споткнуться, с трудом приноравливаясь к широкому шагу своего спутника, и тут за домами блеснула сероватым металлом вода.
Захотелось подойти. Посидеть на крутом берегу реки своего детства. Девушка остановилась. Парис оглянулся с легким - или это ей показалось? недовольством.
- Пойдемте. Может начаться дождь... Действительно небо приобрело свинцово-серый оттенок, и внезапно потемнело.
- Я хотела бы подойти к реке. Я очень любила в детстве это место. Кроме того, прогулка прояснит мысли... - Девушка бросила на Париса умоляющий взгляд. - Пожалуйста, давайте сходим. Если вы не против.
- Как вам будет угодно. - Он приблизился и взял ее под руку таким естественным жестом, что Шери подавила острое желание теснее прильнуть к нему. - Кроме того, нам обоим не помешало бы прояснить мысли, - тихо добавил Парис.
Они направились к реке. Под их ногами захрустел красноватый песок дорожки, потом зашуршала сухая трава. На самом берегу Еска рос еще не отцветший вереск, розовый и белый, и Шери, как в детстве, почувствовала легкое головокружение от его медового запаха. В голове сами собой возникли строки из любимых стихотворений - "Вересковый мед", "В горах мое сердце"...
- В горах мое сердце, а сам я внизу, - неожиданно процитировал Парис. Девушка вздрогнула.
- Вы что-то сказали?
- Просто вспомнил Бернса. Так всегда случается, когда я вижу столько вереска. Знаете, во Франции очень много цветов, а вот вереска нет. Я по нему почему-то ужасно скучаю.
Шери наклонилась, сорвала тонкую веточку с благоухающими соцветиями.
- Говорят, белый вереск приносит счастье, заметил Парис. - Украсьте им волосы.., на всякий случай.
У Шери так дрожали пальцы, что крохотная веточка выпадала из них. Тогда Парис сам воткнул цветок в ее прическу, переплетя светлыми прядями стебель. После чего отдернул руку, будто бы боясь прикоснуться к девушке лишний раз.
Шери присела на серый, избитый ветрами валун на берегу. Еск катил свои серые воды под серым небом. Все, даже холодный осенний ветер, здесь было до боли родным, давно вошедшим в ее плоть и кровь...
"Эй, - едва не воскликнула Шери, - это мой мир! Мой, а не твой, Парис Вилье! Как ты смеешь вторгаться в него, сидеть у моей реки, любоваться моим белым вереском?"
Парис сел на валун с другой стороны и уставился на воду. Ветер развевал его волосы, и сейчас он как никогда более походил на Роберта Брюса, планирующего новую битву.
Шери перевела дыхание, стараясь не глядеть на мужчину.
- Кажется, я должна извиниться перед вами.
- За что? - Он усмехнулся краем губ. - За тот поцелуй? По-моему, вина лежит на нас обоих.
- Нет, не за поцелуй. - Шери была благодарна ему за это невинное определение произошедшего между ними. Пожалуй, он нашел самое скромное слово из возможных. - За то, что я разревелась при вас. Я не истеричка, а тут повела себя как ребенок. Просто испытала настоящий шок. Все вокруг как будто осталось прежним, и казалось таким естественным, что наш дом тоже.., такой, как раньше, стоит и ждет меня. - Девушка грустно опустила голову. - Наверное, это очень глупо.
- Да нет, вполне естественно. Но виноват на самом деле я. Это я подбил вас сюда приехать. Не нужно было этого делать... Просто ужасно хотелось выбраться из города, и мне показалось, что вам хочется того же. - Он немного помолчал, глядя на серую воду, и добавил тихо:
- Весь этот день оказался сплошной ошибкой.
Шери вздохнула.
- Мы оба слегка потеряли голову. Но ничего непоправимого, слава Богу, не произошло. Он невесело рассмеялся.
- Рад, что вы так думаете. Хотя что-то не верится, что вы настолько наивны. Неужели непонятно, что теперь все изменилось необратимо?
Шери повернулась, чтобы заглянуть Парису в глаза, но веки его были полуопущены. Она заставила себя улыбнуться.
- Что ни делается, все к лучшему.
- Не всегда.
- Если так, - резко ответила она, - придется научиться жить с этим. И я научусь, чего и вам желаю!
- Боже мой, как у вас все легко! Шери облизнула губы и спросила тихо, чувствуя себя как человек, прыгающий с обрыва:
- Парис.., а есть какая-нибудь причина, по которой мы не можем просто быть вместе?
Она не собиралась этого говорить, видит Бог. Она хотела сказать "быть друзьями" или что-то в, этом роде, но слова сами сорвались с ее губ.
- Причин много, та cherie. Хочешь, чтобы я тебе их все перечислил?
Нет! - в отчаянии подумала Шери. Потому что он среди прочего наверняка назовет имя другой женщины, а я этого не вынесу.
Порыв холодного ветра пробрал девушку до костей. И она плотнее запахнула полы пальто, как моллюск захлопывает створки раковины, стараясь прятаться от жестокого мира.
- А если бы я ответила, что меня не интересуют эти причины? Что я хочу жить сегодняшним днем, без оглядки на прошлое? И пусть будущее позаботится о себе само?
Голос дрожал, но слова уносил ветер, и была надежда, что Парис не заметит ее смятения.
- Вы не знаете, о чем говорите, Шери. Вы заслуживаете лучшей участи, честное слово. - Он внезапно ударил кулаком по замшелому камню. - Проклятье! Какая дрянная ситуация!
Шери так сильно прикусила губу, что почувствовала во рту привкус крови.
- Если так.., тогда извините. Больше не буду об этом заговаривать.
Она снова стала смотреть на воду, серую, холодную, равнодушную, и сквозь подступившие слезы гладь реки кривилась, как будто начиналась буря.
- В любом случае, спасибо, что подарили мне этот день, - тихо произнесла она. - Я его никогда не забуду... Но больше таких дней быть не должно. По возвращении в город нам следует распрощаться навеки.
- И вы думаете, это возможно?
- Я думаю, что это необходимо, - просто ответила Шери, и тут ей на щеку упала холодная капля.
Парис, как всегда, сориентировался быстрее. Вскочил и схватил ее за руку.
- Шери! Вставайте!
Она недоуменно подняла взгляд - и увидела, как стена ливня движется на них с того берега, стремительно, словно бы отрезая путь к отступлению.
- Бежим!
Такого дождя Шери не видела никогда в жизни, и так бы осталась стоять с широко раскрытыми глазами. Но Парис столь настойчиво тянул ее за руку, что она была вынуждена побежать.
Топча сиреневый и белый вереск, они выскочили на дорогу, где их нагнал ливень - обрушился сверху ледяной лавиной. Длинное пальто Шери моментально намокло, стало тяжелым и громоздким. Она едва не упала, поскользнувшись на мокром песке, но Парис подхватил ее под локоть, не дал остановиться.
Они ворвались в паб минут через десять, задыхающиеся от быстрого бега, мокрые до нитки.
Волосы Шери, с которых лилась вода, мешали смотреть. Веточка вереска свисала из-за уха самым нелепым украшением на свете. Она стояла и пыталась восстановить дыхание, сердце билось где-то в горле. Голос Париса доносился как будто издали, и Шери едва понимала, что он говорит.
Но когда он взял ее за руку и повел куда-то, девушка доверчиво пошла следом, ладонью отводя с лица потемневшие от влаги пряди.
- Нам нужно скорее возвратиться в Эдинбург, - робко заметила Шери, идя по деревянной лестнице, ведущей на второй этаж. За ней на ступеньках оставались мокрые следы.
- У нас нет выбора. Мы промокли насквозь и можем подхватить воспаление легких, если не обсохнем и не выпьем горячего чая.
- Но нам некогда! - запротестовала она, цепляясь за перила. - Мы не можем здесь задерживаться!
- Однако придется это сделать. Тем более что я уже заказал комнату с камином и ужин. Мы не можем огорчить хозяина этого славного заведения.
Мысль, что следующие несколько часов ей придется провести наедине с Парисом, так ошеломила Шери, что она остановилась как вкопанная. Боже мой! Именно таких ситуаций следовало избегать как огня, коль скоро она решила не допускать никакой близости с этим человеком!..
- Ну же, Шери. - Парис мягко, но настойчиво тянул ее за собой. - Я обещаю вести себя как настоящий рыцарь и пропустить вас в ванную первой.
- В ванную?
- Да. Горячая вода - это то, что нас спасет. А пока наша одежда будет сохнуть, мы отлично поужинаем. Честное слово, Шери, это необходимость, а не хитроумный план обольщения.
Она вспыхнула.
- Я.., я здесь не останусь!
- Шери, не ведите себя как ребенок! За окном льет как из ведра. Лично я собираюсь остаться здесь и хорошенько обсохнуть.
- А я хочу в Эдинбург!
- И вы туда непременно попадете. Но не раньше, чем примете душ, высушите одежду и выпьете горячего грога. По-моему, это вполне разумное решение. Если вы намерены оставаться здесь, на лестнице, то это ваш выбор и я не могу вам препятствовать. Но тогда будьте добры, на обратном пути не заражайте меня вашей простудой.
Как ни странно, Шери поняла, что сейчас расхохочется. Руки ее сами собой отцепились от перил, за которые она до этого держалась мертвой хваткой.
Портье встретил их в дверях комнаты, круглое лицо его светилось улыбкой.
- Добро пожаловать, мистер, добро пожаловать, миссис! "Старый Эд" рад оказать вам услугу. Ну и погодка, капризная, как молодая красавица! Камин уже разожжен, чай вот-вот подадут. В ванной есть все необходимое: халаты, туалетные принадлежности. С одной стороны от ванной находится гостиная, с другой - спальня. Это очень удобно для молодых пар...
- Спасибо. - Вот и все, что Шери смогла выдавить в ответ.
Портье же не умолкал ни на секунду.
- Одежду вам вернут через несколько часов, сухую, глаженую, а вы пока сможете спокойно поужинать. Ваш муж сказал, что вы хотите подогретого вина. Нужно только позвонить, вот эта кнопка, справа. И вам подадут все, что угодно, в сей же миг. Если понадобятся еще дрова для камина, скажите горничной...
- Спасибо, - повторила Шери деревянным голосом.
- Всегда рады служить. - Портье с изяществом, странным для такого толстяка, отвесил поклон. - А теперь не буду вам мешать. Простите, что заболтался. Желаю приятно провести время.
Он закрыл за собою дверь. И Шери в изнеможении опустилась в кресло, стараясь привести в порядок мысли.
В теплой, уютной гостиной было на удивление хорошо и спокойно, будто бы девушка вернулась домой после долгого странствия. И первым порывом было поблагодарить того, кто привел ее сюда. Если уж нужно было где-то остановиться, чтобы привести себя в порядок, то лучшего места не сыскать.
Вторая мысль, посетившая Шери, была такова. Это последний день, который они проведут с Парисом вместе, значит, надо получить от него всю возможную радость. Тем более что Шери сомневалась, будет ли она еще когда-нибудь радоваться.
Окно гостиной выходило на прекрасный фруктовый сад, напоминающий сад ее детства. И Шери пожалела, что сейчас не весна, - иначе это было бы феерическое зрелище.
Она сбросила мокрые туфли на ковер и босиком прошла в ванную. Там висело два халата, и тот, что поменьше - махровый и розовый, - был лишь слегка велик девушке.
Шери долго стояла под душем, словно ожидая, что вода смоет все ее сомнения и тревоги. Щекочущие горячие струйки изгоняли остатки внутреннего озноба, и она подумала, что в самом деле могла бы серьезно простудиться. Затем наполнила ванну и сидела, полускрытая пеной, разглядывала островки собственного тела в мыльном океане, будто бы изучая что-то доселе неведомое. И впрямь никогда еще Шери так откровенно не жаждала мужской ласки. Никто не возбуждал ее сильнее Париса. Даже Уилл, которого она знала несколько лет, считала своим любимым, за которого собиралась выйти замуж...
Однако дразнящей страсти, вызванной Парисом, суждено было остаться без ответа. Потому что без ответа остался вопрос, заданный ему на речном берегу, когда они сидели на сером камне. Почему мы не можем быть вместе? Потому что этого не может быть никогда.
А значит, Парису нельзя доверять. Нельзя доверять свои чувства человеку, который в один прекрасный день может уйти, оставив ее жизнь в развалинах.
Одна из монахинь во французском пансионе часто рассказывала девочкам-воспитанницам о "дьявольском искушении". Это жизненные ситуации, подталкивающие человека к греху, говорила сестра Бернадетта, и хорошей христианке надлежит избегать их. Шери ни на миг не сомневалась, что оказалась именно в такой ситуации.
А посему со сжигающей ее изнутри страстью следовало бороться. Что Шери и собиралась сделать.
После душа, подсушив феном волосы, Шери вышла в гостиную, надев мягкий розовый халат, и вызвала горничную, чтобы та забрала мокрую одежду. Парис, тоже переодевшись в халат, темно-желтый, слегка узковатый для его широких плеч, стоял у окна, глядя на дождь. Ноги его были босыми.
Медленно повернувшийся на звук шагов Парис выглядел сумрачным и напряженным, будто до ее прихода выдержал нелегкий бой с самим собой. Шери подавила желание туже затянуть пояс халата. Веди себя естественно, приказала она себе. Будь спокойна, тогда ничего дурного и не случится.
- Извините, что так долго занимала ванную, - сказала она, вежливо улыбаясь. - О, горничная уже принесла чай!
Парис вымученно улыбнулся в ответ.
- Минут через десять я присоединюсь к вам за чаем. А меню на ужин обсудим чуть попозже, хорошо?
- Да, конечно.
Шери не удалось скрыть разочарования в голосе, и Парис чуть повел бровью.
- Можно было бы спуститься вниз поужинать, но наш вид не соответствует случаю.
- Я надеялась, мы поужинаем в Эдинбурге...
- Как же вы стремитесь поскорее уехать! - горько усмехнулся Парис. - У вас что, сегодня свидание?
- Нет, просто жизнь, к которой надо поскорее вернуться.
Шери нарочно не встречалась с ним взглядом, и он покорно произнес:
- Ну да, понимаю.
Парис направился в ванную, но остановился, проходя мимо Шери, и склонился к ней - так, что его длинные волосы пощекотали девушке шею.
- Вы так прекрасно пахнете... Как редкий цветок.
Ей стоило немалого труда заставить голос звучать ровно.
- Благодарю за комплимент.
Она так и оставалась стоять посреди гостиной, пока за Парисом не закрылась дверь ванной и не послышался звук льющейся воды. Тогда Шери подошла к креслу и упала в него, чуть слышно застонав, сжимая голову руками.
Языки пламени плясали в камине, такие реальные, а девушка все никак не могла поверить, что это на самом деле случается с ней. Что ее пожирает страсть, как огонь - эти дрова в камине.
Господи, помоги мне быть осторожной, молилась Шери, кусая губы. Помоги мне очнуться раньше, чем окажется слишком поздно...
Глава 8
Парис бросил бритву на полочку и сполоснул лицо водой. Потянувшись за полотенцем, он встретился глазами со своим отражением - и на секунду замер.
Неужели в происходящем стоит винить только себя? Но в ливне, загнавшем их с Шери в эту деревенскую гостиницу, он-то уж точно не виноват!
Парис в самом деле хотел хоть ненадолго сбежать из города, от бдительной опеки ужасного старика. Но поначалу вовсе не собирался брать с собой Шери.
- Ну, как твои дела с девчонкой? - хрипло спросил по телефону Малком, и это был уже не первый разговор на подобную тему. - Почему ты с ней не видишься?
Парис, стараясь сдерживаться, холодно спросил:
- Вы что, следите за мной?
- Конечно. А ты чего ждал? Я вкладываю в тебя капитал, парень, усмехнулся Малком. - А свои деньги я привык считать и проверять, насколько надежно они вложены. Итак, о девчонке: ты сводил ее в ресторан, это я одобряю. Что дальше?
- Я хочу дать ей соскучиться, - объяснил Парис.
- Соскучиться или позволить забыть о твоем существовании? Ты можешь крупно наколоться, так и знай.
- Если вам не нравится, как я веду это дело, можете найти кого-нибудь другого, - спокойно отозвался Парис. - И этому кому-нибудь вы можете приказывать сколько хотите. А я привык жить своим умом.
- Тогда поторопись, - проворчал Малком. - Время, знаешь ли, деньги. Надеюсь, в эти выходные дело продвинется вперед, иначе смотри у меня...
Парис, нахмурившись, начал вытирать полотенцем волосы. Воспоминание о разговоре с дедом выбило его из колеи. Ему все больше хотелось послать Малкома куда подальше и уехать отсюда прочь.
Останавливало лишь одно. Кажется, в охоте на Шери его привлекали уже не только деньги...
Тогда, в пятницу, Он пролистал проклятое досье и сразу заметил очеркнутый карандашом абзац про художественные музеи и галереи. Инстинкт подсказал Парису, где искать девушку на этот раз. Если ее что-то тревожит, гложет тоска, наверняка она пойдет искать утешения в искусстве. Так бы поступил и он сам. При этой мысли сердце Париса болезненно сжалось: слишком много у них общего, слишком легко угадывать ее мысли и намерения...
Предчувствие не подвело его. Он нашел девушку именно там, где ожидал. Более того, проследовал за ней по всем залам, словно их связывала невидимая нить. И идея поездки за город тоже была вроде бы не его. Парис лишь уловил некую мысль Шери, ее потаенное желание, совпавшее с его собственным...
Парис покачал головой, решительно не понимая, что же так сильно его тревожит.
Если бы Малком Лесли узнал, как обстоят дела, то был бы просто счастлив. О чем же тогда беспокоиться, ему, Парису?
Да, он поддался внезапному порыву, но это послужило ему на руку. Плохо только, что он в который раз нарушает данное себе обещание не прикасаться к Шери, не целовать ее. Еще тогда, в ресторане, Парис не смог сдержаться. И вот опять! Вовсе не следовало узнавать вновь эту прелестную хрупкость ее плеч, содрогающихся под прикосновениями, эту странную, ни на что не похожую сладость поцелуя.
Да мало ли чего не следовало делать! Правда в том, что Парис просто очень хотел ее поцеловать. Нуждался в этом. Жаждал этого.
Однако он еще не знал многого - например, какова Шери облаженная, как упруга ее маленькая грудь, как она прижимается к возлюбленному в миг соития...
Парис потряс головой. Нет, секс будет только помехой. Он сам принял такое решение и намерен его держаться во что бы то ни стало.
Но в то самое время тихий голосок в голове сказал, что это все ерунда. Что секс даст ему прекрасную возможность добиться желаемого. А нравственность понятие устаревшее.
Сегодня заняться с Шери любовью, а на рассвете попросить ее стать его женой. Она не откажет, и злобный старик получит удовлетворение, разбив чужую жизнь.., нет, две чужие жизни -Шери и ее деда.
Тогда Парис сможет уехать во Францию, к своей галерее. Стать свободным творческим человеком, тем, кем был прежде.
Он отшвырнул полотенце и надел халат. Все, что нужно сейчас сделать, - это не упустить свой шанс. Потому что за галерею в Лилле никакая цена не может быть слишком большой. Да что там галерея - это плата за свободу!
Парис еще раз окинул себя в зеркале взглядом, в котором гнев смешался с презрением, и вышел из ванной.
Шери сидела, подобрав под себя ноги, в кресле у камина. Она листала какой-то журнал, отпивая из чашки с чаем. Красноватые отблески пламени пробегали по ее лицу, подсыхающие волосы начинали курчавиться на висках. Парис помедлил на пороге.
- Как по-домашнему уютно! - невольно вырвалось у него.
Она подняла голову, слегка улыбнулась ему.
- С одной только разницей: я не знаю, сколько ложек сахару в чай вы кладете.
- Не надо сахару. Я пью чай с молоком. А кофе, напротив, предпочитаю черный. Запомните? Шери налила молока в чашку Париса.
- Попробую запомнить. Хотя бы на сегодняшний вечер.
В комнате было тихо, только потрескивали дрова в камине да по стеклу шуршали струи дождя. Парис вспомнил, как Шери говорила, что любит осенний дождь за городом. Особенно если укрыться от него в тепле...
Легкая прядь волос упала на лоб, и Шери откинула ее, чувствуя, что этот жест не остался незамеченным. Парис рассматривал ее с таким же пристальным вниманием, с которым она изучала журнал.
- Вы вяжете крючком? Или, может быть, на спицах?
Вопрос застал Шери врасплох.
- Нет...
- Тогда зачем читать журнал "Вязание для всех"?
- Я.., я давно мечтала научиться, - ответила Шери, тут же разозлившись на себя за столь очевидную ложь.
- Тогда вы попали в место своей мечты, - с ленцой произнес Парис. - Пока мы поднимались в наш номер, я заметил пять старушек с вязанием на коленях. Одна из них сидела за конторкой. Вы можете спуститься и взять у нее несколько уроков.
Шери изначально решила использовать журнал как прикрытие, но теперь, когда трюк не удался, осталось только отложить его в сторону.
- Как думаете, когда наконец принесут нашу одежду?
- К чему такая спешка? - Парис слегка улыбнулся. - Вы мне нравитесь в халате ничуть не меньше, чем в платье.
- А я бы предпочла быть в нормальной одежде, - с вызовом ответила Шери. И подальше отсюда!
- Успокойтесь, - посоветовал Парис. - Как только одежду приведут в порядок, нам тут же ее вернут, Шери несколько секунд хмуро созерцала его.
- Как ни странно, иногда вы совсем не похожи на француза. Говорите как настоящий шотландец. Даже с акцентом.
- В этом нет ничего странного, я родился в Эдинбурге, - пожал плечами ее собеседник. -Вряд ли во мне есть хоть капля французской крови.
- А ваша мама, разве она не...
- Моя мать была шотландкой. Она поссорилась со своей семьей, уехала в Европу и оказалась в Париже, когда мне пришел срок родиться. Вот и все.
- О! - Шери почему-то стало ужасно неловко. Парис иронически улыбнулся.
- Вы выглядите разочарованной, та cherie. Вам очень хотелось, чтобы таинственный незнакомец оказался иностранцем?
Шери вспыхнула.
- Что за ерунда! Кроме того, перестаньте называть меня та cherie.
- А как же мне тогда вас называть? - Парис откинулся на спинку кресла, чуть сощурился. - Любимая? Солнышко? Радость моя?
- Нет, спасибо, - пролепетала Шери, стараясь не глядеть на него.
- Вы все усложняете, как это свойственно женщинам. - Голос Париса звучал чарующе мягко. - А ведь французский язык так подходит для любви!
- Это звучит глупо и претенциозно, - продолжала протестовать она. - Тем более если вы не француз.
- Сага mia, моя дорогая, - тихо произнес Парис. - Это по-итальянски, если не ошибаюсь. Неужели и в самом деле так важно, что я не француз?
- Это совершенно неважно. Тем более что...
- Тем более - что?
- Тем более что я все равно никогда не узнаю, кто вы такой на самом деле, - чуть слышно закончила Шери и замолчала, чуть прикусив губу, словно ожидая ответа.
Но Парис глядел на огонь и отвечать явно не собирался.
- В настоящий момент меня интересует ужин. Вы уже выбрали что-нибудь из меню?
- Баранину с картофелем и паштет. - Шери попыталась скрыть разочарование.
- Прекрасно. Я собирался заказать то же самое. И коль скоро мы с вами родственные души, пора бы вам перестать волноваться насчет меня.
Но Шери прекрасно понимала, что это не так-то просто. Потому что инстинкт самосохранения, предупреждал ее об опасности. И может быть, куда лучше даже не знать, о какой именно...
- Расскажите мне о вашей бабушке, - неожиданно попросил Парис.
Они только что поужинали и теперь сидели у камина, потягивая подогретое вино. Шери чувствовала себя как в сказке, а легкое опьянение еще более усиливало ощущение нереальности происходящего.
Когда вино только что подали, Шери спросила не сдержавшись:
- По-вашему, это нужно?
- А что, вы бы предпочли шампанское? - поинтересовался Парис.
- Нет, я имею в виду, что алкоголь может привести к.., нежеланным последствиям. - Девушка зарделась, когда Парис усмехнулся ее словам. - Я просто хотела сказать, что вам потом вести машину...
- Я же обещал держаться в рамках приличия - во всех отношениях, - напомнил Парис, продолжая усмехаться. Этой усмешки было бы достаточно, чтобы отбить аппетит у кого угодно.
Однако Шери получила удовольствие от ужина. Тем более что еда оказалась великолепной, особенно баранина, так и таявшая во рту. Да и вино было прекрасное.
Теперь же, когда милая молоденькая горничная убрала со стола, на подносе остался только кувшин с этим самым подогретым вином. Шери сидела в скованной позе, подобрав под себя ноги, и все время прислушивалась, не раздадутся ли шаги за дверью - это могло означать, что им несут одежду.
Белье она высушила в спальне на радиаторе и теперь, надев трусики и бюстгальтер под халат, радовалась этой иллюзии защищенности. Но все равно расслабиться по-настоящему без своего длинного платья с закрытым воротом не могла.
Шери то и дело ловила себя на том, что нервно поглядывает на часики. Если не уехать отсюда как можно скорее, может случиться непоправимое...
Собственно говоря, объективных причин для тревоги у нее не было. За ужином Парис держался учтиво и отстраненно, поддерживал милую беседу ни о чем. Только вот этот странный вопрос о бабушке Марджи...
- Рассказать о бабушке? А почему это вас интересует?
- Я слышал, вы были очень близки. Вот мне и стало интересно. Но если вам больно об этом говорить...
Шери улыбнулась.
- Вовсе нет. Я люблю о ней вспоминать. Бабушка была одной из самых замечательных женщин на свете, нежной, спокойной, всепрощающей. Они с дедушкой дополняли друг друга. Бабушка Марджи, рассказывала, что они влюбились с первого взгляда, не помешало даже то, что она была помолвлена с кем-то другим.
- И этот кто-то, должно быть, тоже считал ее одной из самых замечательных женщин, - усмехнулся Парис. - Не верится, что его порадовал такой поворот событий.
- Да, конечно. Но бабушка говорила, что они с первым женихом никогда не подходили друг другу. Она и без того собиралась разорвать помолвку, и знакомство с дедушкой только подтолкнуло ее.
- А вы верите в любовь с первого взгляда? - Парис прищурившись смотрел на девушку.
Шери отпила немного вина, прежде чем ответить.
- Я верю, что первое впечатление может быть очень сильным и верным... Но любовь - настоящая любовь, конечно, - должна строиться на дружбе, на взаимном доверии.
- Звучит очень добродетельно. - Парис откинулся на спинку кресла. - А как насчет страсти? Ну, вожделения, сумасшедшего желания, когда доводы разума ничего не значат? Или вас смущают подобные вопросы?
Именно этого, подумала Шери, я и остерегаюсь с самого начала.
Парис к ней и пальцем не притронулся. Но девушке показалось, что воздух в комнате от воцарившегося между ними напряжения потрескивает как от электрических разрядов.
- Нет, не смущают.
- Тогда почему вы не смотрите на меня?
Усилием воли Шери заставила себя поднять голову и взглянуть ему в глаза.
В зрачках Париса плясали отблески огня. Взгляд его, глубокий, завораживающий, словно ласкал ее, дразня, проникая в душу...
Этому человеку не нужно было прикасаться к ней, чтобы заставить млеть в истоме. И он знал об этом, вот что было самое скверное.
- Не надо... - прошептала Шери чуть слышно.
- Почему?
О, она могла бы привести множество причин. Но все они вдруг стали неважными перед всепоглощающей силой желания. Это была острая, словно боль, жажда - жажда ласки, любви. И поэтому Шери ничего не ответила, просто смотрела на Париса и молчала.
- Почему бы и нет, - тихо, но настойчиво произнес он. На этот раз это был не вопрос. Это было решение, принятое ими обоими.
В этот миг и послышался негромкий стук в дверь.
Парис легко поднялся и встретил в дверях портье, принесшего постиранную и выглаженную одежду. Она была аккуратно запакована в пластиковые пакеты и имела такой вид, будто никогда и не попадала под дождь. Парис швырнул оба пакета на диван, и они упали с мягким шелестом.
Вот и подоспело спасение, подумала Шери, которой захотелось истерически рассмеяться. Или заплакать навзрыд...
Она услышала как издалека:
- Позвольте забрать поднос. Может быть, угодно что-нибудь еще вам или вашей супруге?
Затем раздался голос Париса, отвечающего ,с небрежной властностью:
- Нет, благодарю. У нас есть все, что нам нужно. Спокойной ночи.
Слова "у нас есть все, что нам нужно" повторялись и повторялись у Шери в голове, пока Парис закрывал дверь.
Когда он снова сел в кресло, девушка начала болтать всякую ерунду. Она сама не ожидала от себя ничего подобного.
- Ну надо же, они считают, что мы женаты. Хотя ни у одного из нас нет обручального кольца! Не забавно ли? Вот чудаки...
- Да, - каким-то чужим голосом подтвердил Парис.
- И вы оказались правы: сервис у них правда на высоте, - продолжала Шери. - Одежда в отличном состоянии, насколько я могу видеть. Даже пальто совершенно сухое. Если мы теперь поторопимся, то успеем в Эдинбург до полуночи...
Голос ее прервался, когда Парис неожиданно шагнул к ней и, опустившись на колени, сжал ее дрожащие пальцы в своих ладонях.
- Перестаньте притворяться, милая Шери. Мы никуда не хотим сегодня ехать и не поедем и оба это знаем. Разве не так?
- Так, - прошептала она чуть слышно, опуская ресницы.
Пусть все будет как будет, сказала она себе, чувствуя, как сильные руки поднимают ее легко, словно перышко. Парис нес ее в спальню, она знала об этом, но не могла.., не хотела протестовать.
В спальне Парис бережно опустил ее на широкую кровать. Шери дрожала, но так и не открыла глаз, не издала ни звука, пока пальцы мужчины развязывали пояс ее халата.
Разведя полы халата, Парис несколько секунд безмолвно любовался тоненьким девичьим телом, покорно лежащим перед ним. Потом хрипло прошептал:
- Macherie...
Склонясь над нею, он начал медленно, страстно целовать ее шею, ямочку между выступающими ключицами. Потом ласковые пальцы высвободили руки Шери из рукавов халата. Миг - и тот уже валяется на ковре.
Девушка слегка изогнулась, приподняла голову, в предвкушении приоткрыла губы. В спальне было тепло, но Шери то и дело охватывал озноб. В поисках тепла она все плотнее прижималась к возлюбленному. Но когда Парис обнял ее, почти накрыв своим телом, скрестила руки, скрывая грудь. Никогда еще она так не стыдилась своей худобы...
- Не прячься от меня, милая, - хрипловато произнес Парис. - Я хочу знать о тебе все.
- Вряд ли здесь есть что узнавать, - чуть слышно выдохнула она, стараясь обратить его слова в шутку.
- О нет, ты ошибаешься. Я должен узнать, что тебе нравится. - Он ласково развел ее руки. -Я хочу, чтобы ты получила невероятное удовольствие, - шептал Парис, лаская ее груди, небольшие, как у девочки-подростка.
Шери содрогнулась всем телом. Старая боль пронзила сердце, почти забытый страх воскрес, обращая огонь желания в холодную золу. В горле стояла горечь невыплаканных слез.
Она попыталась оттолкнуть Париса.
- Что с тобой? - встревожился он, приподнимаясь на локте и силясь заглянуть Шери в лицо.
Она лежала на спине, крепко зажмурившись, и в уголках глаз уже закипали слезы.
- Н-ничего, - едва слышно отозвалась Шери, обнимая себя за плечи. - Все хорошо. Просто.., не надо.
- Я сделал тебе больно?
- Нет, нет. Ты, наверное, думаешь, что я.., сошла с ума. - Шери жалко улыбнулась.
- Все будет так, как ты хочешь. - Парис легко поцеловал ее в щеку. Только скажи, Бога ради, что произошло? Почему ты вдруг...
- Я просто.., просто не хочу.
Парис обнял ее - так обнимают не возлюбленную, а маленького ребенка - и какое-то время они молча лежали в темноте. Шери старалась сдержать душащие ее слезы, но они неожиданно прорвались долгим всхлипом. Парис мгновенно встрепенулся, выпуская ее из объятий, только для того, чтобы повернуть к себе лицом.
- Ма cherie, больше не пытайся убедить меня, что с тобой все в порядке. Что случилось?
- Ты увидел.., какая я на самом деле, - стараясь не всхлипывать, произнесла Шери. Слезы уже катились по ее щекам, капали на шелковую подушку. Что я ничего не могу... Ни на что не способна...
- Ты всего лишь стыдлива, как и любая девушка, - ласково сказал Парис, ладонью вытирая ей слезы. - В остальном ты прекрасна. Неужели никто не говорил тебе, как ты потрясающе красива, Шери?
Она помотала головой, вымученно улыбаясь.
- Не смейся надо мной. Я тощая как скелет, и груди у меня почти нет, и еще.., еще.., я бледная до синевы.
Парис, к ее удивлению, тихо рассмеялся.
- Если мы решили считать недостатки, то вот я, например, слишком высокий. А еще у меня квадратный подбородок и чересчур большой нос. Кроме того, у меня скверный характер, почти нет музыкального слуха, и я всегда забываю аккуратно сложить перед сном одежду.
- Перестань! Я же не шучу...
- Я тоже не шучу, - резко перебил ее Парис. - А ты, похоже, смеешься надо мной, расписывая свои недостатки. Ты потрясающе стройная. О такой фигуре, как у тебя, мечтает множество женщин. У тебя изумительная кожа и волосы, как лунный свет. Почему же ты не хочешь просто заняться со мной любовью, придумывая дурацкие отговорки?
Шери уткнулась лицом ему в плечо. Какое-то время она всхлипывала, стараясь успокоиться, а Парис гладил ее по голове - нежно, как отец. Наконец она смогла заговорить вновь.
- Парис, это не отговорки. Не обижайся на меня, пожалуйста. Просто я в самом деле не могу.., получать удовольствия, потому что.., фригидна. Это правда. Больше всего на свете я не хотела, чтобы ты это узнал.
Худенькие плечи ее снова задрожали. Парис отстранил девушку от себя и приподнял ее лицо за подбородок. Несколько секунд она смотрела ему в глаза, моргая мокрыми ресницами.
- Это полный бред, Шери, - твердо сказал Парис, не позволяя ей отвести взгляда. - Не смей больше так говорить о себе.
- Даже если это действительно так?
- А все остальное - только притворство? - Он нахмурился. - Не пытайся меня обмануть. Я целовал тебя и помню, как твое тело оживало и горело от одного поцелуя. Ты одна из самых страстных женщин, которых я знаю.
Шери не нашла, что ответить. Только отчаянно замотала головой.
- Я сказал уже, что хочу доставить тебе удовольствие, - настойчиво продолжал Парис. - Почему ты не веришь, что я знаю, как это сделать?
- Потому что я хочу, чтобы тебе тоже было хорошо, - еле слышно прошептала Шери, радуясь, что в темноте не видно, как пылает от стыда ее лицо. - А со мной.., ты не получишь ничего. Ничего!
Парис вместо ответа наклонился и поцеловал ее в губы, соленые от слез. Потом несколько секунд сидел и смотрел в темноту.
- Кто этот негодяй, - неожиданно спросил он, кладя ей на плечи, - из-за которого ты стала такой? Я должен это знать, чтобы исправить причиненный им вред.
Шери снова замотала головой.
- Пожалуйста... Я не хочу об этом говорить. Он сжал зубы, и даже в сумраке было видно, как жестче обрисовались его скулы.
- Но ты должна. Тебе нужно избавиться от яда, отравляющего твою жизнь. Сделай же это! Доверься мне!
Шери молчала, и Парис подумал было, что она так и не заговорит. Однако она все-таки начала, чуть хрипловатым голосом, совсем тихо.
- Мы собирались пожениться. Его звали Уилл. Он был сыном одного из дедовских компаньонов. Мы были знакомы едва ли не с детства, он ухаживал за мной по всем правилам. Наши родители считали нас женихом и невестой лет с пятнадцати... С его сестрой Сарой я училась в одном классе...
- И что же Уилл?
- Он сделал мне предложение, я его приняла. Где-то месяца два было очень хорошо. Мы часто встречались, ходили в театр, в рестораны... Казалось, он любит то же, что и я, даже в искусстве. Мы часто беседовали о живописцах эпохи Возрождении, о прерафаэлитах... Потом я догадалась, что Сара рассказала ему обо всем, что я люблю, а Уилл ловко подстраивался.
Рука Париса, лежащая на плече девушки, была тяжела, как каменная.
- Дальше.
- А дальше мы ходили вместе по выставкам, по театрам... Но мы не были любовниками. Я считала, что с этим нужно подождать до свадьбы. Наверное, это влияние бабушки, но я всегда отличалась некоторой старомодностью. И когда до свадьбы оставалось недели две, я заночевала на квартире Уилла, и он потребовал, чтобы мы занялись любовью. Сказал, что незачем ждать и так все решено, а это поможет нам лучше узнать друг друга... Что это несовременно отказывать жениху, что нельзя быть такой трусихой...
- И ты согласилась?
- Да... - Шери почувствовала, как в горле снова поднимается горький комок. - Я ведь любила его.., то есть мне так казалось. А Уилл говорил, что это такая мелочь и можно сделать ему маленький подарок. Я согласилась, но я не знала, что это окажется настолько.., неприятно. Он раздел меня и принялся тискать моя грудь. Я попросила его остановиться, сказала, что мне больно. И тогда...
- Что же тогда? - Голос Париса был странен, просто-таки преисполнен ледяного холода.
- Тогда Уилл попытался принудить меня. Он был большой и сильный мужчина. Я начала вырываться... Но Уилл стал заламывать мне руки. Я закричала, что, если он не прекратит, позову полицию, расскажу деду, сделаю все, что угодно... Уилл отпустил меня, но был ужасно зол. Он стоял голый, тяжело дышал и говорил.., разные ужасные вещи. Что я фригидна, что заниматься со мной любовью - все равно что с вешалкой, что я никогда не смогу удовлетворить ни одного мужчину...
Шери услышала нечто вроде сдавленного рычания и посмотрела Парису в лицо. Он сидел белый как полотно, закусив нижнюю губу. В ответ на ее взгляд коротко кивнул: продолжай.
- Я быстро оделась, схватила сумочку и ушла. Была глубокая ночь, но я не могла оставаться в его квартире. Не могла больше видеть этого человека. Мне удалось поймать такси, но тут Уилл выскочил на балкон в одном халате и крикнул, чтобы я не глупила и вернулась. Что кроме него я не найду идиота, готового жениться на ледышке вроде меня, даже за все мои денежки. Я зажала уши и вскочила в такси... Но все равно запомнила его слова. Очень хорошо запомнила.
Помолвка была расторгнута, но я никому не объяснила почему. А дедушка сказала, что передумала. Уилл несколько раз звонил мне: то просил прощения, то ругал меня на все лады. Последний его звонок был просто насмешкой: он умолял меня прийти и попробовать еще раз, убеждал, что тогда просто потерял голову, а на этот раз он постарается, чтобы мне было хорошо.
- Он лгал, Шери, - заверил ее Парис. - Тебе не было бы хорошо с этим человеком.
- Я и не пришла. Сказала ему, что, если он позвонит мне еще раз, заявлю в полицию, что меня преследуют. Больше он не появлялся на моем пути... А всем друзьям я объяснила, что мы не сошлись характерами. Не говорить же, как оно случилось на самом деле. Это слишком больно.
В спальне повисло тяжелое молчание. Шери сидела, низко опустив голову, и светлые волосы скрывали ее лицо.
Неожиданно Парис встал, запахнул халат.
- Мне нужно выпить чего-нибудь. Принести тебе вина?
- Нет, спасибо, - покачала головой Шери. Хотя сердце ее кричало: не оставляй меня, прошу тебя, побудь со мной! Разум твердил, что это желание неисполнимо. Не сегодня, так завтра Парис непременно покинет ее. И ей останется только холод и отчаяние одиночества. Да, может быть, немного воспоминаний.
Глава 9
Парис затворил за собою дверь спальни и привалился к ней спиной, с трудом сдержав тяжелый стон. Он дышал часто, как после быстрого бега.
На самом деле ему нужно было сейчас не выпить, а подумать. Привести в порядок мысли и эмоции, осознать услышанное от Шери.
Парис подошел к окну и рывком распахнул его. Дождь кончился, только с деревьев порой сыпались тяжелые капли под порывами ветра. Холодный осенний ветер слегка отрезвил молодого человека, до того шатавшегося точно пьяный.
Пожалуй, самое порядочное, что я могу сделать, сказал он себе, так это одеться и уехать прочь отсюда, пока не причинил Шери еще больше вреда. Не сделал еще хуже, чем этот чертов Уилл!
С каким наслаждением Парис свернул бы негодяю шею!
Но, если судить здраво, разве сам он намного лучше? Разве не задумал обмануть Шери самым подлым образом - и тоже из-за денег?
Выругавшись, Парис лег грудью на подоконник, жадно вдыхая сырой осенний воздух. Он попался в свою же собственную западню. И теперь, что бы ни сделал, все получалось одинаково плохо.
А кроме того, Парис не мог заставить себя расстаться с этой девушкой. Он не знал, когда она стала так необходима ему - как воздух, как солнечный свет. Но понимал, что жизнь без нее не имеет смысла. Даже в музей пошел по единственной причине: невозможно было и дальше находиться вдали от Шери.
Однако весь мир был против них, и Парис не видел, как изменить ситуацию в свою пользу.
Стоит сказать правду о себе, и Шери посмотрит на него, как на чудовище, как на подлого обманщика. А потом повернется и уйдет, чтобы больше никогда не возвращаться. Если же случится чудо и Парис убедит ее в чистоте своих намерений, что он сможет предложить внучке миллионера? Ведь у него не будет даже галереи. Не будет ни гроша, чтобы кормить семью, зато появится множество могущественных врагов - от Дюрфорта до собственного деда.
Пусть так, устало подумал Парис, выпрямляясь и закрывая окно. В конце концов честь дороже. Кроме того, сейчас есть дела поважнее - например, утешить девушку, которую он уже любил.
Парис думал, что она плачет, но Шери не плакала. Лежала на спине, глядя в потолок, и глаза ее блестели, словно, стеклянные. Парис подошел и тихо лег рядом. Она не шевельнулась, словно бы не заметив его, но Парис знал, что это не так.
Итак, это его последний шанс остаться самим собой, сделать то, к чему так стремится его сердце. А заодно исправить зло, некогда причиненное негодяем Уиллом.
Парис нежно коснулся ее щеки. Шери чуть вздрогнула, но не повернула головы. Тогда он приподнялся, чуть нависая над ней, и провел ладонью по теплой шелковистой коже - от шеи до низа живота, прикрытого батистом светлых трусиков. Желание пронзило его - желание быть с нею, слиться воедино со стройным, млечно сияющим в темноте телом.
- Парис... - одними губами проговорила она, но он прикрыл ее дрожащие губы теплой ладонью.
- Тес, любимая. Не говори ничего, просто доверься мне.
И он начал целовать ее.
Когда все кончилось, они просто лежали рядом, крепко обнявшись.
- Я думала, что умерла и попала в рай, чуть слышно призналась Шери, пряча лицо в его волосах.
- Некоторые писатели утверждают, что это похоже на смерть. На смерть - и возрождение. - По голосу Париса она поняла, что тот улыбается. - Может, докажешь, что ты все-таки живая? Она удивленно распахнула глаза.
- Хочешь сказать, что мы можем.., сделать это опять?
- Ну, не прямо сейчас. - Он дразняще провел кончиками пальцами по ее спине. - Но скоро. Я еще не насытился тобой, дорогая.
Шери молчала несколько секунд, тихо улыбаясь.
- Парис, а это.., всегда так бывает?
- Это всегда так будет у нас с тобой.
- Спасибо тебе.
- За что?
- Я стала совсем другой. - Шери принужденно улыбнулась. - Ты излечил меня. И я всегда буду благодарна тебе за это.
Парис приподнялся на локте, чтобы взглянуть на нее.
- Благодарность должна быть взаимной. Все, что сейчас между нами произошло, было одинаково прекрасно для обоих.
Шери, отвернувшись, теребила край простыни.
- Но это не одно и то же для нас с тобой. Ведь ты... У тебя это был не первый раз.
- Это был мой первый раз с тобой, Шери. И ничего подобного я никогда не испытывал. Правда. Неужели ты до сих пор думаешь, что я занимался с тобой любовью из.., жалости?
Она все еще не глядела на него.
- Но если бы я не рассказала тебе про Уилла, разве ты стал бы...
- Я возжелал тебя в первый раз, когда еще слыхом не слыхивал ни про какого Уилла, - перебил Парис. - Это было на балу. А потом, в ресторане, я едва заставил себя оторваться от твоих губ. И не далее как сегодня утром, на дороге... Шери, милая, пойми же наконец, что нас одинаково влечет друг к другу.
Он помолчал, потом все-таки добавил:
- Честно говоря, Уилл тоже сыграл свою роль. Мне ужасно хотелось, чтобы ты поскорей выкинула эту скотину из головы. Чтобы ты поняла: он далеко и не может больше портить тебе жизнь. Забудь о нем. А если он вздумает появиться... -Парис сжал кулак в красноречивом жесте.
Шери робко улыбнулась, и он, склонившись, поцеловал ее в кончик носа.
- Ты не проголодалась, та cherie? Она не смогла удержаться от смеха.
- Вот что называется - сменить тему!
- Дело в том, что, если ты хочешь есть, нужно сделать это сейчас, объяснил Парис, и в глазах его заплясали озорные огоньки. - С каждой минутой мне все труднее к тебе не прикасаться, и если ты решишь поужинать позднее, то просто не сможешь. Я не отпущу тебя.
Он наклонился и снова поцеловал ее - на этот раз в губы, долгим и чувственным поцелуем.
- У нас впереди долгая ночь, - прошептал Парис, наконец отрываясь от губ возлюбленной. - Нам нужно подкрепить наши силы. Последний раз тебя спрашиваю: ты проголодалась?
К своему изумлению, Шери поняла, что действительно хочет есть.
Парис заказал отбивные и фруктовый салат, и Шери поужинала прямо в постели. Никогда еще она не чувствовала себя такой счастливой. И такой красивой.
Перепуганная девочка исчезла, уступив место женщине, осознающей свою привлекательность. Словно солнце растопило корку льда и пробудило к жизни молодую зелень.
Но тут неожиданная мысль заставила сердце Шери болезненно сжаться. А как она будет жить без этого человека? Что с ней станет, когда он уйдет?
- О чем ты призадумалась? - От внимания Париса не ускользнула внезапная бледность, покрывшая ее лицо.
- Просто собираюсь с силами перед боем, - беззаботно улыбнулась Шери, стряхивая оцепенение.
- Честно?
- Конечно, - солгала она. - Не желаешь ли проверить?
Лицо Париса оставалось серьезным, зато глаза улыбались.
- Как всякий учитель, я хочу знать, хорошо ли усвоен урок. Давай только сначала избавимся от этих тарелок.
Парис вернулся помрачневший, будто по дороге в гостиную его посетила какая-то неприятная мысль.
- Что с тобой? - тревожилась Шери. - Что-то не так?
- Не знаю. - Он присел на край кровати, сверля Шери взволнованным взглядом. - Не знаю, но надеюсь, что все в порядке. Ответь мне только: ты принимаешь таблетки?
- Таблетки? - Она не сразу поняла, что ее возлюбленный имеет в виду. Когда же поняла, то зарделась до корней волос. - О, таблетки... Нет, не принимаю. Я же еще никогда не...
- Вот этого я и боялся, - оборвал ее Парис, в отчаянии замотав головой. О Господи, каким же я был безмозглым дураком!
Шери испуганно уставилась на него. Горло перехватила судорога.
- Ты не виноват, - с трудом произнесла она. - Это я не подумала.
- Нет, это я должен был позаботиться о тебе! Несколько мгновений Шери собиралась с силами, чтобы сказать то, что хотела.
- А это так важно? Ну, если я вдруг забеременею?
- Конечно, важно, - раздраженно бросил он, словно объясняя школьнице элементарные вещи. - У тебя может родиться ребенок.
А ведь Шери так надеялась на утешение! Вместо этого ее снова обидел. Дали понять - пусть не в открытую, - что прекрасный секс еще не причина для продолжения отношений. Ребенок же, если он родится, явится на свет нежеланным, никому не нужным...
Сейчас Шери молила только об одном: чтобы не расплакаться навзрыд. В конце концов, бывают ситуации и похуже, утешила она себя. Разве легко было матери самого Париса? Потом, по прошествии времени, она решит, как жить дальше. А пока...
Шери откинулась на подушки и улыбнулась.
- Снявши голову, по волосам не плачут - ведь так? Почему бы нам в таком случае не получить от этой ночи все хорошее, что она может дать?
Парис простонал.
- Ма cherie, будь благоразумна...
- Кажется, быть благоразумной слишком поздно, - покачала головой Шери и призывно протянула руки. - Ну же, милый. Видишь, мое терпение иссякает...
Парис шумно выдохнул, не в силах оторвать взгляда от ее обнаженной груди, и, закрыв глаза, упал в ее объятия...
Много позже Шери лежала рядом со спящим возлюбленным и смотрела в окно. Комнату уже заливал серый утренний свет. Дыхание Париса было ровным и глубоким, огненные волосы пламенели на подушке. Он в самом деле заслужил отдых, подумала Шери с нежностью. Краска залила ее щеки при воспоминании о том, что они проделывали всего пару часов назад. Тела их сливались воедино в такой удивительной гармонии, будто были созданы друг для друга.
А теперь все кончилось. И это нужно принять как данность.
Стараясь не разбудить спящего, Шери выскользнула из постели, оделась и ушла. Перед уходом она еще раз взглянула на Париса. Он не проснулся, только положил руку на ее половину постели, словно ища Шери.
Портье с учтивой улыбкой объяснил ей, как добраться до ближайшей железнодорожной станции, посмотрел по расписанию, когда ближайший поезд до Эдинбурга. Заказал такси.
- Мой супруг собирался ненадолго задержаться в ваших краях, - объяснила Шери. - А мне, к сожалению, пора уезжать.
- Какая жалость! - покачал головой гостеприимный толстяк. - Денек обещает быть ясным, вот увидите, что к полудню облака развеются. Что-нибудь передать вашему мужу?
- Нет, не беспокойтесь, - улыбнулась Шери, подхватывая сумочку и зонт. Кто бы знал, чего ей стоила эта улыбка! - А вот, кажется, и такси. Всего вам доброго. У вас очень мило. Надеюсь, когда-нибудь еще у вас остановиться.
Но сердце знало, что больше она сюда никогда не вернется. Это было бы слишком больно. Мудрее всего попытаться забыть происшедшее и попробовать жить как прежде.
Обратный путь показался Шери сплошным кошмаром. Облака и впрямь развеялись, и солнце сияло вовсю, слепя до слез. А может быть, слезы текли из глаз по совсем другой причине. Но когда Шери садилась в такси в Эдинбурге, она была уже совершенно спокойна.
Расплатившись с таксистом у своего дома, она нашарила в сумочке ключи и уже приготовилась было отпереть дверь, как вдруг спиной ощутила взгляд. От неожиданности Шери едва не выронила ключи.
Она нервно обернулась - и увидела Париса. Волосы его отсвечивали на солнце красным, лицо было смертельно бледным. Его длинная тень коснулась ног Шери, и та едва не попятилась.
С минуту оба молча смотрели друг на друга. Парис заговорил первый:
- Почему ты сбежала?
- Потому что ненавижу прощаться.
- Тогда не делай этого - не прощайся. Просто открой эту дурацкую дверь, пригласи меня войти и выслушай, что я скажу.
- Не нужно ничего говорить. - Шери отважно вскинула подбородок. Только не извиняйся, мысленно твердила она. Я этого не вынесу! - Случилось то, что случилось, и это было прекрасно. Но теперь нам обоим пора вернуться к привычной жизни.
Парис сокрушенно покачал головой.
- Шери, это не так просто...
- Если ты беспокоишься насчет ребенка, то это только моя проблема, быстро продолжала она, не давая ему договорить. - Я ничего не буду от тебя требовать, не беспокойся. Обещаю.
- Я не о том хотел поговорить, - резко сказал Парис. - Изо всех проклятых страхов, одолевавших по дороге сюда, менее всего меня огорчала перспектива стать отцом. Но мне кажется, что нам есть что обсудить, коль скоро мы решим создать семью.
Шери моргнула, думая, что ослышалась. Светлые глаза ее стали очень большими.
- Кажется, один из нас сошел с ума, - неуверенно произнесла она. Извини.., что ты сейчас сказал?
Парис перевел дыхание.
- Ну, об этом как-то не принято говорить на улице... А ладно, пустяки. Шери, я прошу тебя выйти за меня замуж. Ты согласна?
Глава 10
- Никак не могу в это поверить. Мы же так недавно познакомились...
Парис в ответ притянул ее к себе.
- Тогда мне не терпится стать твоим близким другом.
Он подхватил ее на руки и так, кружась, внес в спальню, стараясь сдержаться и не сорвать с Шери одежду немедленно.
Ничего срывать не пришлось - Шери сама помогла ему раздеть себя. И теперь они лежали в постели, обнявшись, ощущая блаженную усталость.
- Сдается мне, - сказал Парис, - что в некотором смысле мы узнали друг друга. Может быть, знали всегда, ждали друг друга всю жизнь.
Шери вздохнула.
- Тогда я должна быть благодарна тому ужасному балу. Я ведь мне так не хотелось на него идти, помнишь, я рассказывала?
- Конечно, помню. Ты удивишься, но я тоже ужасно не хотел туда идти.
В голосе Париса прозвучала странная нотка, но Шери чувствовала себя слишком счастливой, чтобы обратить на нее внимание.
- Видишь, как непредсказуемы пути судьбы. Ведь если бы мы не пошли на бал, то не встретились бы, - тихо рассмеялась она.
Ее возлюбленный какое-то время молчал. Потом неожиданно попросил:
- Шери, пожалуйста, сделай для меня одну вещь. Тебе, наверное, моя просьба покажется странной, но это очень важно для меня.
- Какой ты таинственный. - Она насмешливо сдвинула брови. - Просто миф про Амура и Психею! А что ты хочешь, чтобы я сделала?
Он нежно поцеловал ее в шею, стараясь поцелуем смягчить слова.
- Я хочу, чтобы ты никому не рассказывала про нас. Про то, что мы решили пожениться. Я не прошу тебя молчать вечно. Потерпи всего пару месяцев, ладно?
Шери внимательно посмотрела на него. Взгляд ее сделался настороженным, почти как в первый день их знакомства, и Парису на миг стало стыдно.
- Совсем никому не говорить? Даже дедушке? Но он бы только порадовался за нас, Парис! Он уже давно мечтает, чтобы я встретила свою любовь. Кроме того, мне самой не терпится вас познакомить, ведь ты и дедушка - мои самые близкие люди. Если бы вы понравились друг другу, вот было бы здорово!
Парис скривился, как от зубной боли.
- Милая, поверь, я тоже был бы рад. Но есть причины, по которым наше знакомство с мистером Макдугалом нужно отложить. Я не могу тебе сказать больше - по крайней мере, пока.
Шери продолжала настороженно глядеть на него, и молодой человек был вынужден продолжить:
- Возможно, твой дедушка и не был бы так рад за нас, как ты думаешь. Честное слово, я не лучшая партия для внучки миллионера.
Она помолчала, обдумывая сказанное.
- Ну, дедушка и впрямь несколько старомоден... Вряд ли ему понравится, если я выйду замуж без его согласия. Отцовское благословение и все такое прочее... А дедушка всегда был мне вместо отца.
- Я со временем попрошу у него твоей руки как положено, - пообещал Парис. - Но сейчас нужно немного подождать. Ты можешь это сделать для меня?
- Конечно, - просто ответила Шери, обвивая его шею руками. - Я для тебя все сделаю. - Она рассмеялась по-детски беспечно и радостно. - Кто бы мог подумать: сначала любовь с первого взгляда, теперь тайная помолвка! Похоже на волшебный сон. И скоро я, наверное, проснусь. Мы оба проснемся...
- Не говори так, Шери. - Голос ее возлюбленного звучал непривычно резко, и она смешалась. - Не смей даже думать об этом!
- Парис! Я что-то не так сказала? Извини, если...
- Не извиняйся. - Теперь в его голосе слышались едва ли не страдальческие нотки. - Ты сказала все правильно.
- Ты в порядке?
- Да, конечно. - Он поцеловал ее в губы, желая обратить все в шутку. Более того, я в порядке впервые за последние несколько лет. И все благодаря тебе.
- А ты действительно не можешь мне сказать, в чем причина такой таинственности? - робко спросила Шери. - Ты не думай, я не болтушка, как многие женщины. Я умею хранить тайны. Еще в школе девочки говорили...
- Очень скоро я все тебе объясню. - Парис снова поцеловал ее, но поцелуй его был горьким на вкус. - А пока, прошу тебя, не спрашивай ни о чем.
- Но, может быть, я могла бы помочь...
- Нет, здесь ты помочь не можешь, та cherie, - грустно засмеялся Парис. Но обещаю, скоро все будет хорошо. Ты мне веришь?
Она в ответ улыбнулась, гладя его по щеке.
- Да, любимый. Верю.
Шери так безоглядно отдала свою судьбу в руки этого мужчины, что теперь оставалось только слепо ему довериться. Полчаса назад она стояла на тротуаре и самозабвенно целовалась с ним, невзирая на изумленные взгляды прохожих. Потом, в спальне, едва не сошла с ума от страсти... И вот теперь Парис требует от нее сохранить в тайне их отношения. Что же, она готова на такую жертву.
Если бы выбор остался за ней, она предпочла бы кричать о своей любви на каждом перекрестке, писать о ней в газетах крупным шрифтом: "Шери Макдугал и Парис Вилье решили пожениться! Ура! Да здравствует любовь!" Настолько сильно Шери гордилась своим возлюбленным, так хотела поделиться радостью с близкими. Но судьба, увы, рассудила иначе.
Правда, Дженни с детства умела распознавать, когда у подруги есть от нее тайна. И поэтому для Дженни надлежало придумать подходящую легенду о том, что произошло. Но Шери готова была солгать даже лучшей подруге.
Я люблю Париса, думала она. Значит, надо уметь доказать свою любовь.
Шери о многом хотелось расспросить возлюбленного, но она умела ждать.
А Парис тем временем начал опять целовать ее, ласковые теплые пальцы нежно коснулись груди, заставляя все тело трепетать и наливаться жаром. И Шери забыла обо всех сомнениях, отдаваясь неге его объятий.
Позже вечером они поужинали в маленьком уютном ресторанчике. Затем дома посидели перед телевизором, смеясь над ужимками Чарли Чаплина.
Шери почему-то была уверена, что Парис останется на ночь у нее. Но он разочаровал невесту, сказав ей; что ночевать намерен у себя.
- Мне предстоит деловая поездка на пару дней, - объяснил он. - Нужно собраться, чтобы с утра выехать пораньше.
- А тебе обязательно уезжать прямо сейчас? - робко спросила Шери. - Мы же, можно сказать, только что обручились...
- Чем скорее я уеду, тем скорее вернусь обратно, - утешил ее Парис, но от слуха молодой женщины не ускользнула тревога в его голосе.
- Хорошо, пусть так. - Шери прижалась к нему и поцеловала в щеку. - А что у тебя за квартира? Там уютно?
Она надеялась услышать в ответ приглашение поехать с ним, помочь собраться в дорогу, а также провести вместе ночь перед отъездом.
Но Парис почему-то нервно вздрогнул.
- Обыкновенная меблированная комната вроде гостиничного номера. Тебе там не понравится.
- Вообще-то я ничего не имею против гостиничных номеров, - игриво протянула Шери, намекая на паб в Коррингтоне. - Наоборот, они вызывают у меня приятные воспоминания. Но если тебе не нравится твое жилье, почему бы не переселиться ко мне? Нам вдвоем не будет тесно.
- А как же твое обещание сохранить все в тайне? - спросил Парис суховато. - Кроме того, ты узнаешь меня слишком близко, посмотришь, как я разбрасываю одежду по квартире.., и раздумаешь выходить за меня замуж. Я не хочу так рисковать. Куда благоразумнее подождать до свадьбы.
- Кто тут опять говорит о благоразумии?
- Кажется, пришло время вспомнить о нем, - ответил Парис, не глядя ей в глаза. - А то, неровен час, случится беда.
- Какая беда? Кроме разве что твоего отъезда на целых два дня! - Шери пыталась обратить все в шутку, но на самом деле ей было как-то не по себе. Да еще не позволяешь мне перемыть тебе косточек в компании подружек!
Парис взял ее лицо в ладони и серьезно посмотрел в светло-голубые глаза. Его взгляд излучал нежность.
- Как только поженимся, - заверил он, ты будешь рассказывать про меня гадости кому угодно. Придумывать про меня анекдоты. Писать обо мне в газеты. Только потерпи до свадьбы, любимая, прошу тебя.
- Это, конечно, глупости, - потупилась Шери, - но я боюсь тебя потерять. Мне надо привыкнуть к мысли, что ты есть в моей жизни. Хочется схватить тебя обеими руками и никуда не отпускать хотя бы несколько дней.
- Ты меня и не потеряешь, потому что я увезу тебя с собой, в моем сердце. Я буду тебя видеть, как только закрою глаза. А когда вернусь, мы больше не расстанемся до конца жизни.., если ты этого захочешь.
Шери прижалась щекой к его груди, слушая удары сердца под шелком рубашки.
- Ты в этом сомневаешься? - шепнула она чуть слышно, закрывая глаза.
О да, думал Парис, входя в свою квартиру. Я в этом сомневаюсь, и еще как. Можно сказать, тащу на плечах гору сомнений. Потому что за последние сутки он несколько раз был на волосок от того, чтобы открыть Шери всю правду.
Хотя, по сути, это был единственный способ покончить с ложью, не дающей ему соединиться с возлюбленной. Однако исход мог оказаться и прямо противоположным: вполне возможно, после его признания Шери просто укажет ему на дверь.
Правду нужно было сказать прежде, чем предлагать руку и сердце. Только полный идиот мог поступить так, как он. Похоже, что любовь к этой белокурой девочке лишила его способности мыслить здраво. Сделала полной противоположностью своему идеалу - сдержанному, расчетливому мужчине, никогда не теряющему голову от женской красоты.
Почему-то теперь все старые принципы потеряли свою ценность. Важным казалось только одно: чтобы Шери принадлежала ему. Так было в Коррингтоне, когда весь остальной мир за стенами гостиничного номера - даже картинная галерея - перестал существовать. А потом Парис проснулся и увидел, что Шери рядом нет.
Дорога в Эдинбург превратилась в сумасшедшую гонку, дважды Парис едва не попал в аварию. Он без конца спорил с собой, пытаясь понять, где же правильный выход. Убеждал себя, что Шери сделала единственно верную вещь. Им надо расстаться, все равно ничего хорошего из их союза не получится. Давняя вражда семей не даст им быть счастливыми. Да что там - не даст просто жить спокойно.
Шери больше всех на свете любит своего деда - не нужно быть психологом, чтобы это понять. Как она отреагирует, узнав, что Парис - внук его злейшего врага? Что Лесли заплатил ему за услугу - опозорить, морально уничтожить Нормана Макдугала? Шери просто решит, что все гадости, которые она слышала про семейство Лесли, - чистая правда. И Парису нечего будет ответить. Вряд ли он даже осмелится посмотреть ей в глаза.
Подобные мысли приводили молодого человека в отчаяние, и он запретил себе им предаваться - как раз тогда, когда с трудом разминулся с огромным трейлером. Кроме того, его гнало вперед острое желание увидеть Шери, во что бы то ни стало увидеть ее еще раз. Выложить ей, что творится сейчас у него в душе. Попросить ее ради всего святого дать ему последний шанс стать честным человеком. Рассказать все как есть, оправдаться перед ней, попросить прощения. И уйти из ее жизни - навсегда.
Но стоило Парису увидеть Шери - как она растерянно обернулась, едва не выронив ключи, и глаза ее стали большими-пребольшими - вся его решимость куда-то подевалась. И вместо того чтобы мужественно сообщить ей всю правду, он сделал ей предложение руки и сердца, сам того не ожидая.
У него не было на это ни малейшего права, и Парис прекрасно об этом знал. Но теперь, когда все уже произошло, ни за что на свете не пожелал бы взять свои слова назад.
Значит, придется бороться за свое счастье. Биться со всем миром за право быть вместе с любимой женщиной - и за галерею. За дело своей жизни, поставленное под удар скоропалительным решением.
Биться - и честно пасть в бою, мрачно усмехнулся Парис, закрывая за собой дверь.
Телефон зазвонил так резко, что молодой человек выронил пальто, вместо того чтобы повесить его на крючок. Почему-то он заранее знал, кто это звонит. И верно, предчувствие не подвело его.
- Где тебя носит, парень? - безо всякого приветствия пролаял Малком Лесли. - Надеюсь, у тебя есть хорошие новости. Ты уже спал с ней? Или хоть целовался как следует? Она готова заглотить крючок с наживкой?
Хорошо, что Шери здесь нет, подумал Парис с тоской. Каково бы ей было оказаться свидетельницей подобного разговора! Бедняжка решила бы, что возвращаются времена предательства Уилла.
- Дела идут своим чередом, - медленно ответил он. - Я же просил вас не вмешиваться.
- Смотри, чтобы не позже чем через неделю все было закончено, - проворчал Малком недовольно. - А то мне это уже начало надоеда...
Мне тоже, угрюмо подумал Парис, бросая телефонную трубку.
Телефон залился звонком снова, но Парис не подошел. Пусть дед думает, что это помехи на линии. Впрочем, пусть думает что угодно. Скоро ему придется узнать правду.
- Последнее время ты выглядишь очень счастливой. - Норман Макдугал окинул внучку оценивающим взглядом. - Можно сказать, расцветаешь на глазах.
- Разве? - беззаботно откликнулась Шери, прерывая мелодию, которую мурлыкала себе под нос.
- Неужели ты сама этого не замечаешь? Никогда не поверю.
- Просто у меня хорошее настроение. Вот и все.
Шери сидела за пишущей машинкой у деда в кабинете и улыбалась, несмотря на моросящий за окном дождь.
Норман мельком взглянул на улицу.
- Не так давно ты говорила, что осень на тебя плохо влияет. А теперь поешь как весенняя птичка. Ты полна сюрпризов, малышка... И вообще сильно изменилась за последнее время. Что это ты сотворила со своими волосами?
- Да так, слегка подкрутила кончики. - Шери повела плечом. - А что, тебе не нравится? Норман усмехнулся.
- Не думаю, что ты ставила цель понравиться именно мне. Ну, так кто же этот мужчина?
Шери повела бровью, с предельным вниманием изучая протокол собрания.
- Не понимаю, о чем это ты.
- Другими словами, ты предлагаешь мне не лезть не в свое дело, - кивнул Норман. - Но, девочка моя, твое счастье - это как раз мое дело. - Он выдержал паузу. - Так вот, скажи мне, почему ты до сих пор о нем не рассказала? Я знаю этого человека? Может, ты боишься, что он мне не понравится?
Шери прикусила губу. Как бы ей хотелось, чтобы отношения с Парисом не нужно было держать в секрете! С какой радостью она поделилась бы с дедушкой своим счастьем... Тем более он и так обо всем догадался: трудно было не заметить блеска ее глаз, возбужденного румянца, приподнятого настроения - всех этих внешних признаков счастья.
И сейчас мог бы быть очень удобный момент для признания...
"Но обещание есть обещание. Шери тихо вздохнула.
- Я ничего тебе не говорила, потому что мы с ним познакомились совсем недавно. Я собиралась тебе его представить, конечно.., но немного погодя. Кроме того, сейчас он в деловой поездке.
- Хмм... - Норман недоверчиво покачал головой, хмуря брови. - И как ты сама думаешь, это у вас с ним серьезно?
- Надеюсь, да, - ответила внучка, взмолившись, чтобы на этом расспросы закончились.
За все время Парис позвонил только раз, из автомата, и говорили они не дольше трех минут. Правда, за эти три минуты Шери успела покраснеть до корней волос - таких пикантных вещей коснулся этот разговор. Потом Парис быстро попрощался и положил трубку, не сказав только одного: когда собирается вернуться и откуда звонит.
Шел уже третий день со времени их расставания, и Шери никогда не думала, что может так скучать по кому бы то ни было. Ей казалось, что они не виделись уже года три.
Остаток дня Шери ловила изучающие дедушкины взгляды, но у Нормана хватило такта не продолжать расспросы. Он был явно рад за внучку, однако тоскливые нотки в его голосе сказали Шери, что старик чувствует себя одиноким. Норман и в самом деле видел, что уже не нужен внучке как прежде.
А что будет, когда она сообщит ему, что намерена выйти замуж и уехать во Францию? Ведь я - это все, что у него есть, грустно думала Шери. Но что же делать, если я выросла и хочу начать жить собственной жизнью?
Парис возвращался из Глазго, везя с собою несколько выгодных контрактов. Удалось получить заказ на серию копий работ Ботичелли для одного богача, решившего украсить свой особняк в духе Раннего Возрождения.
В другое время Парис чувствовал бы глубокое удовлетворение. Но теперь все казалось ему тщетным: вполне возможно, его галерее осталось существовать не долее месяца. А потом она перейдет в руки человеку, который разрушит все, что Парис с таким трудом создал...
Но, может быть, некоторые из опекаемых им художников - например, талантливый Клод Ленуар, - останутся верны ему и можно будет попытаться основать что-то новое. Начать придется с ноля, но все же на это можно будет прокормить себя и Шери.
Хотя если все, что он сможет предложить своей избраннице во Франции, - это меблированные комнаты и мясные блюда только по праздникам, лучше сразу махнуть рукой на идею брака. Наследница Нормана Макдугала никогда не будет счастлива в такой обстановке.
Но, помнится, в бытность Париса мальчишкой Поль часто говорил ему: кто боится рисковать, тот не побеждает. И еще: кто не рискует, тот не пьет шампанского. Это, кажется, сказал Наполеон. И Парис готов был рискнуть, тем более что на карту оказалось поставлено не только благосостояние, но еще и любовь.
И потому теперь Парис ехал к своему деду, чтобы выдержать одно из первых сражений.
Даже при ярком свете солнца особняк Лесли смотрелся мрачной громадой. Дом с привидениями, нервно усмехнулся Парис, берясь за дверной молоток. В этом доме и в самом деле немало привидений - это чьи-то разбитые надежды...
На этот раз ему отворила дверь миловидная девица в одежде горничной. Парис попросил проводить его к мисс Лесли, и служанка повела его по темной анфиладе комнат в оранжерею - пожалуй, самое светлое и уютное место в этом особняке Франкенштейна. Здесь, меж двух раскидистых пальм в кадках, сидела за вышиванием тетя Элизабет.
При виде племянника она отложила вышивание и встала ему навстречу, приветливо улыбаясь.
- О, Парис, мой дорогой! Не знала, что ты приедешь сегодня. Отец ничего об этом не говорил. Тем более я рада тебя видеть!
- Малком и не знает, - объяснил молодой человек, целуя тетю в щеку. - Я полагаю, вы в курсе того, какое он дал мне поручение? Что я должен сделать для него за деньги?
- О да. - Элизабет печально вздохнула, опускаясь на скамью. - Ты же знаешь, какой он мстительный и упрямый человек. Хотя, если говорить откровенно, Макдугал ненамного его лучше.
Парис сел возле нее.
- С чего все началось? Вы не можете мне рассказать?
- Могу. - Голос Элизабет стал еще печальнее. - Мне рассказала обо всем крестная.
- Так скажите мне! Я должен это знать! Элизабет Лесли положила руки на колени и заговорила тихим голосом:
- Сначала между ними существовало обыкновенное деловое соперничество. Хотя друзьями отец и мистер Макдугал никогда не были.
В те далекие времена твоего деда интересовали не только деньги. У него была невеста, Маргарет Шеридан, которую он безумно любил. Они объявили о помолвке и собирались пожениться. Отец уже планировал, как они будут жить вместе. Но тут ему пришлось уехать на несколько дней по делам компании, а его невеста в это время познакомилась с Норманом Макдугалом. Это произошло на какой-то вечеринке, и случилось то, что в романах называют любовью с первого взгляда. В общем, когда отец вернулся из поездки, его возлюбленная объявила, что встретила другого человека и расторгает помолвку. Вскоре она вышла замуж за Нормана.
Крестная рассказывала, что отец повел себя как безумный: призывал на головы этой пары все мыслимые несчастья, проклинал их, клялся отомстить... Говорил, что его предали, даже заболел на нервной почве и слег на несколько месяцев. Близкие ждали, что, оправившись после болезни, он придет в себя. Однако этого не случилось.
Элизабет тяжело вздохнула.
- С этого времени Норман Макдугал и стал его заклятым врагом. Сначала тот не отвечал злом на зло, но в конце концов отец зашел лишком далеко и вражда стала взаимной. А началось все из-за любви, как в это ни трудно поверить...
- Боже мой, - потрясение прошептал Парис, - носить в себе эту ненависть столько лет, мстить, растрачивая на это душевные силы... Неудивительно, что моя мать не смогла этого вынести и ушла из дому!
Элизабет молча развела руками.
- Но почему это не прекратилось, когда дед встретил другую женщину? спросил Парис. -Ведь он женился на вашей матери!
- Отец никогда не любил нашу мать, - с грустью произнесла тетя Бет. - Он женился на ней только потому, что в доме нужна была хозяйка. Кто-то же должен был принимать клиентов и деловых партнеров, кроме того, Малком хотел наследника, сына. У Макдугалов к тому времени уже родился сын Дункан, а матушка смогла подарить своему мужу только двух дочерей, давая ему новую причину для разочарования. Она была из очень бедной семьи, тихая, смиренная. Кажется, я пошла характером в нее в отличие от Беатрис.
- Бедная женщина, - проговорил Парис.
- Думаю, она любила мужа по-настоящему, - тихо возразила тетя Бет. - Да и он относился к жене с привязанностью, хотя так и не смог забыть другую женщину. Призрак прежней любви витал здесь, и мы с Беатрис чувствовали это. Наш дом никогда не был счастливым, мальчик мой.
Парис втянул в себя воздух сквозь зубы.
- Но если он так любил Маргарет Шеридан, почему хочет сломать жизнь ее внучке? Использовать ее как оружие в этой бесконечной войне?
- Может быть, Малком собирается ранить врага так же глубоко, как сам был ранен когда-то, - скорбно пожала плечами тетя Бет. - Беатрис повезло, что она бежала. Возможно, на воле она нашла свое счастье.
- А вы никогда не хотели поступить так же? - Парис пытливо смотрел ей в глаза. - Бежать отсюда и обрести свободу?
Элизабет улыбнулась уголками губ.
- Хотела, и много раз. Но если бы я ушла, отец остался бы совсем один. Замкнулся в себе и потерял всякую связь с внешним миром. Сидел бы в этом старом доме, мрачном, как склеп, и строить козни до самой смерти...
Элизабет замолчала. Потом тряхнула головой и спросила уже другом голосом:
- И что же ты теперь собираешься делать, Парис?
- Попытаюсь это остановить, - ответил он, сжимая кулаки. - Потому что всему есть предел! И я не могу позволить Малкому разрушить мое счастье, как некогда он разрушил ваше. Речь идет не обо мне одном, но и о моей любимой женщине. Потому что я женюсь на внучке Маргарет Макдугал, тетя Бет.
- Ах, Парис, - голос пожилой женщины звучал устало, - и ты надеешься, что старики позволят тебе?
Молодой человек улыбнулся, сверкнув белыми зубами.
- Я умею выигрывать, тетя Бет. Недаром меня вырастил авантюрист. По крайней мере, попробовать выиграть всегда стоит.
Глаза Элизабет внезапно наполнились слезами.
- Будь осторожен, Парис, - прошептала она, беря его за руку. - Будь осторожен. Ради всего святого!
Она помолчала, глядя куда-то вдаль. Потом спросила неожиданно:
- Этот авантюрист, он был хорошим человеком? Смог ли он дать счастье моей сестре? Прошу тебя, скажи мне, что это так.
- Это в самом деле так, - гладя ее по руке, подтвердил Парис. - Поль обожал мою мать. Он был прекрасным мужем - заботливым, веселым, добрым. Он всегда находил, чем ее порадовать, открыл ей целый мир приключений. А кроме того, за ним мы оба чувствовали себя как за каменной стеной.
- Я очень рада, - сказала тетя Бет, хотя по щекам ее катились слезы. Хорошо, что Беатрис нашла свою любовь. Здесь, дома, она получила мало любви как от своего отца, так и от.., твоего.
Парис вздрогнул.
- Тетя Бет.., вы хотите сказать, что знаете, кто мой отец?
- Знаю, - кивнула она, смахивая слезы. -Беатрис нуждалась в ком-нибудь любящем. Я догадалась, что происходит, раньше, чем она сама это сделала. Догадалась - и все время тревожилась за сестру.
- Вы скажете мне?
- Да. Ты имеешь право знать. - И Элизабет продолжила:
- Его звали Джордж Фицпатрик, он был компаньоном твоего деда. Высокий, красивый мужчина, чем-то напоминающий Малкома, но намного старше Беатрис. Думаю, она подсознательно искала кого-нибудь, кто заменит ей отца. Сестра знала, что он женат, но Джордж убедил ее, что собирается развестись.
- И она поверила? Боже мой...
- Ты не должен винить мать, дорогой мой, - мягко перебила тетя Бет. - Она была очень неопытной, потому что мы обе вели весьма уединенную жизнь. Кроме того, Беатрис так нуждалась в чьей-то привязанности! Она поверила бы любому, кто поманил бы ее иллюзией душевного тепла. Но когда она сказала Джорджу, что забеременела, иллюзии развеялись. Он умолял ее не говорить ничего Малкому, опасаясь, что потеряет работу. Сказал, что у него ничего нет, что весь капитал принадлежит жене, с которой он именно поэтому не может развестись. Еще Джордж предложил сестре денег на аборт, заявив, что после этого они смогут остаться любовниками... Конечно же Беатрис приказала ему убираться с глаз долой. Но отцу она его не выдала. - Руки Элизабет слегка дрожали. - Беатрис всегда была очень благородной женщиной. Отец терзал ее, как только мог, обзывал ужасными словами, даже ударил по лицу, но она не сказала ни слова.
У Париса все слегка плыло перед глазами. Он стиснул кулаки так, что ногти вонзились в ладони.
- Продолжайте, тетя Бет, не останавливайтесь.
- А дальше Мал ком приказал ей сделать аборт. Тогда Беатрис сказала мне это был наш последний разговор, - что она много напутала в жизни, но убийством невинного ребенка не запятнает своих рук никогда. Беатрис не хотелось давать жизнь ребенку в доме, исполненном горя и вражды, поэтому она и уехала. Собрала все самое необходимое в маленький чемодан, сняла все деньги со своего банковского счета и скрылась в неизвестном направлении.
Несколько секунд в оранжерее стояло напряженное молчание. Потом Парис спросил:
- А что стало с... Джорджем Фицпатриком?
- Умер лет двадцать назад. Попал в автомобильную катастрофу вскоре после отъезда Беатрис. Дело в том, что он начал сильно пить.
Элизабет погладила племянника по плечу.
- Мне жать, что эта история такова, какова она есть, мальчик мой. Хотелось бы мне порадовать тебя иными подробностями.
- Понимаю, почему моя мать ничего не рассказывала о нем, - невесело усмехнулся Парис.
- Зато в конце концов она нашла свое счастье. А я рада, что избавилась от этой тайны. Надеюсь, ты сохранишь ее, потому что твоя мать хотела бы этого.
- Однажды я расскажу обо всем Шери, - сказал Парис. - Но только ей одной. Обещаю. Спасибо, тетя Бет. - Он поднялся, высвобождая руку. - А теперь, пожалуй, я пойду поговорю с дедом.
- Ага, значит, ты сделал ей предложение и она согласилась! - Малком Лесли хрипло расхохотался. - Отличная работа, парень. Ты оправдал все мои ожидания и получишь награду.
На этот раз старик принимал внука в халате. Ноги его были закутаны теплым пледом. Это осенняя сырость разыгралась в старых костях ревматизмом, и Малком то и дело морщился от боли в суставах. Лицо его являло собой странную смесь страдания и злобной радости.
- Я еще не кончил, поэтому вы рано делаете мне комплименты, - холодно отозвался Парис. - Вы меня не поняли. Я действительно собираюсь жениться на Шери Макдугал и увезти ее во Францию.
Смех Малкома резко оборвался. Затишье перед бурей, промелькнуло в голове Париса. Когда старик заговорил вновь, голос его был негромким, почти ласковым, но от него пробирала дрожь.
- Хочешь сказать, что влюбился в эту девицу? В нашу маленькую Недотрогу, наследницу Нормана Макдугала? Как же это получилось?
- Я должен поблагодарить вас за это. - Парис отвесил легкий поклон. Именно вы свели нас вместе.
- Да, именно я, - повторил Малком, кивая. -Именно я это сделал.
- Она - внучка Маргарет Шеридан, которую вы любили когда-то, так что, может быть, вы меня поймете, - продолжал молодой человек. - Если же нет, то я не сдамся так просто. Я буду бороться за мою галерею. С Дюрфортом или с вами, с кем угодно!
Несколько секунд Малком созерцал его, как некое чудо природы.
- Если полагаешь, что Норман Макдугал благословит ваш брак и подарит на свадьбу кругленький счет в банке, тогда ты еще глупее, чем мне казалось поначалу.
- Я собираюсь рассказать мистеру Макдугалу всю правду, - отрезал Парис. Сказать ему новость, которую вы так еще и не поняли: вражде пришел конец. Она что-то затянулась, на мой взгляд, да и зла от нее слишком много.
- И ты думаешь, он тебя послушает? - Малком снова засмеялся, и смех его напоминал карканье старого ворона. - Прижмет тебя к сердцу и разразите" потоками покаянных слез? Что ж, желаю удачи. Ты сказал все, что собирался сказать?
- Да.
- Тогда пошел вон, да забери с собой мое проклятие. А мне надо подумать в одиночестве.
Парис направился к двери. Но перед тем как закрыть ее с обратной стороны, сказал, не глядя на деда:
- Мне жаль, что ты не видел Шери. Ни разу не говорил с ней. Может быть, тогда все сложилось бы иначе.
- Да, - со странным удовлетворением в голосе кивнул Малком. - Может быть, тогда все сложилось бы иначе. Именно над этим я сейчас и размышляю.
Когда Парис сбегал по ступеням, тихий голос окликнул его по имени. Это была тетя Бет, стоящая в дверях оранжереи.
- Ну, как прошел разговор? - спросила она с болезненным интересом, но без особой надежды.
Парис пожал плечами, стараясь выглядеть по возможности беззаботно.
- Могло быть и получше. Но опять-таки бывает и хуже. Больше всего мне не нравится, что он что-то задумал. Похоже, война не окончена.
- Так и есть, - сдержанно ответила Элизабет. - И неизвестно, за кем останется победа. Но я хотела поговорить не об этом. Держи. - На ее протянутой ладони лежала бархатная коробочка. - Я хочу отдать тебе эту вещь. Мне подарила ее моя мать перед смертью, и я уверена, она была бы рада моему решению.
Парис взял коробочку и открыл ее. На черном бархате поблескивало изумительной красоты старинное кольцо с аметистом в окружении маленьких сапфиров.
- Это очень красивая вещь, тетя Бет, - медленно произнес он. - Но я не могу ее взять. Она принадлежит вам.
Пожилая женщина улыбнулась.
- Мальчик мой, я никогда его не носила. Это кольцо надевают по случаю помолвки, а я никогда не была ни с кем обручена. И моя мать тоже никогда не надевала его. Она говорила, что ей не идут аметисты, а однажды сказала, что это кольцо для счастливой женщины. Видно, сама матушка не считала себя таковой. Но кольцо слишком красивое, чтобы весь век лежать в коробочке. Отдай его твоей Шери, пожалуйста.
Парис положил руки на плечи своей тети и поцеловал в щеку.
- Вы будете первой, кого я приглашу на нашу свадьбу, - ласково произнес он.
- Спасибо. Но сначала ты должен выиграть сражение. - Голос Элизабет дрогнул, словно бы от волнения. - И, Парис, еще раз предупреждаю тебя, будь осторожен. Ты сам не знаешь, с каким опасным противником связался. Помни только, что я на твоей стороне.
Глава 11
Шери пришла домой, переоделась в халат и поставила на огонь чайник. Включила радио, чтобы не было так тихо и грустно.
Ну вот, подумала она, предстоит еще один вечер наедине со своими тревогами. Надо бы расслабиться, посмотреть телевизор или почитать что-нибудь, выпить чашку какао... Но книги почему-то не привлекали ее, старая добрая комедия показалась глупой и претенциозной, а какао было безвкусным, как вода из-под крана. Шери взяла с полки любимый альбом с репродукциями, но любая мужская фигура на картинах казалась знакомой, и альбом вскоре вернулся на прежнее место. Даже радио стало раздражать, и Шери выключила его рассерженным движением руки.
Надо бы приготовить что-нибудь вкусное, готовка всегда успокаивала ее. Но, заглянув в холодильник, Шери поняла, что ничто не возбуждает ее аппетита.
Тогда она набрала номер Дженни, надеясь, что беседа с подругой развлечет ее. Но Дженни собиралась на ужин с очередным молодым человеком, и разговора не получилось. Шери пришлось довольствоваться сообщением о том, что Робин лапушка, не в пример зануде Лоренсу, прежнему кавалеру! К счастью, Дженни была слишком занята своими проблемами, чтобы начать выспрашивать подругу о ее личной жизни.
Оставалось только лечь спать, приняв какие-нибудь успокаивающие капли. Правда, всего девять, рановато для сна, подумала Шери. Но если бодрствование внушает сплошные тревоги, лучше сна ничего не придумаешь.
И в этот миг кто-то позвонил в дверь. Сердце Шери подпрыгнуло и забилось где-то в горле.
- Да? - осторожно спросила она, стараясь слишком сильно не надеяться, чтобы потом не страдать от разочарования.
- Открой, милая, это я! - раздался голос Париса.
Шери распахнула дверь, с порога падая в объятия любимого.
- Ты вернулся! Наконец-то!
Парис притянул ее к себе, жадно покрывая поцелуями лицо, и шею, и растрепанные светлые волосы.
- Боже мой, Шери, как же я по тебе скучал!
- И вполовину не так сильно, как я! Шери безо всякого стеснения приникла к жениху, обвивая руками его шею, прижимаясь к нему всем телом.
Наконец они умудрились как-то запереть дверь. От страстных объятий несколько пострадал роскошный букет чайных роз, который Парис принес для своей невесты.
- Какие прекрасные цветы! Сейчас я поставлю их в воду.
Шери, опомнившись после первого приступа радости, начала оглядываться в поисках вазы.
Парис рывком скинул пальто.
- Потом, милая. Эти розы проживут еще полчаса без твоего внимания. Чего нельзя сказать обо мне, потому что я уже умираю.
Он швырнул букет на журнальный столик и заключил свою избранницу в объятия.
Она помогала ему расстегивать пуговицы на рубашке, и пальцы обоих дрожали от нетерпения. Парис двинул плечами, сбрасывая рубашку, а вот его руки уже развязывают пояс халата Шери, шарят по ее спине в поисках застежки лифчика.
Пока она возилась с пряжкой его ремня, Парис так и пожирал ее взглядом. Наконец, освободившись от одежды, он повалил ее на ковер, крепко сжимая в объятиях, словно она могла вот-вот исчезнуть. Губы их слились в жадном поцелуе. Парис и Шери были как двое жаждущих, наконец-то добравшихся до воды.
Она медленно приняла возлюбленного в себя, издав долгий чувственный стон. Он ласкал ее маленькие нежные груди, а Шери сладострастно выгибалась под его прикосновениями. В тишине, прерываемой лишь учащенным дыханием, их обнаженные тела двигались в едином ритме.
В порыве страсти она прикусила зубами мочку его уха - и услышала стон наслаждения.
- Нет, та спепе, не сейчас, - коснулся ее слуха горячий шепот. - Еще не сейчас...
Кожа Шери блестела от пота, губы трепетали в беззвучной мольбе о неземном блаженстве.
И когда этот миг пришел, он оказался подобным ослепительной вспышке. Шери вскрикнула от счастья, острого, как боль, выкрикнула имя любимого. Через мгновение крик облегчения сотряс и его тело.
Потом они лежали, почти бездыханные, не в силах прийти в себя после изведанного наслаждения.
Наконец Парис заговорил, и в голосе его звучал смех.
- Да, ты действительно по мне скучала.
- Мне казалось, что ты никогда не вернешься, что ты навсегда ушел из моей жизни. - Шери была слишком счастлива, чтобы лгать. - Но ты вернулся. Как же хорошо!
- Я кое-что привез для тебя.
- Да - Шери махнула рукой в сторону столика. - Я помню. Прекрасные розы. Спасибо тебе.
- Нет, у меня есть еще один подарок. - Парис потянулся к своему пальто, валяющемуся на полу неподалеку.
Он достал из кармана маленькую бархатную коробочку и протянул Шери.
- Посмотри.
Она открыла и вскрикнула от радости и изумления.
- Какая красота! Кольцо с аметистом. Это мой любимый камень! И сапфиры просто прекрасные... Знаешь, аметист - это мой камень по зодиаку? Я родилась под знаком Рыб.
- Нет, я не знал, - улыбнулся Парис, глядя на ее восхищенное лицо. Наверное, судьбе угодно, чтобы ты его носила. Это очень старинное кольцо, фамильная драгоценность - значит, отныне и навсегда ты становишься членом моей семьи.
Он взял левую руку Шери и поцеловал каждый пальчик. Потом надел кольцо на безымянный - оно подошло идеально, будто было сделано на заказ.
- Это означает, что теперь мы официально обручены? - спросила Шери чуть дрогнувшим голосом.
Парис поцеловал ее в шею.
- Почти. У меня ведь нет еще согласия твоего дедушки на наш брак, так что давай отложим официальную часть ненадолго. А пока ты можешь носить это кольцо открыто.
- Да, пусть все видят, - счастливо рассмеялась Шери. - Обратно в коробочку я его ни за что не положу.
Этот вечер они провели вдвоем, по-семейному, стараясь делить между собой маленькие домашние обязанности. Шери поставила розы в вазу на столе Затем потушила нежную крольчатину, а Парис приготовил острый французский соус к ней.
Наконец они отправились в спальню, и после нескольких восхитительных часов любви заснули в объятиях друг друга. Это был самый счастливый вечер в жизни Шери. Ей даже было страшновато, что человек может быть так счастлив.
Она проснулась словно от толчка и сразу же посмотрела на часы. Ничего себе - без пятнадцати девять Менее чем через полчаса Шери нужно было оказаться на работе, а до этого успеть привести себя в порядок и позавтракать.
Она вскочила, словно выброшенная из постели некоей пружиной Внучка она Нормана или нет, но опозданий среди служащих он не терпел.
Парис проснулся от ее резкого движения и, недоуменно хмурясь, потер глаза рукой - Ты что, опять убегаешь?
- Всего лишь на работу, - успокоила его Шери, лихорадочно копаясь в шкафу в поисках свежего белья.
- Позвони и скажись больной.
- Я не могу. Дедушка примчится меня навещать, и придется сказать ему правду. А ведь ты собирался произвести на него хорошее впечатление, разве нет?
- В первую очередь мне хочется нравиться тебе.
- Мне ты уже нравишься, честное слово! Вчерашний вечер был просто потрясающим Но сейчас мне правда надо бежать.
Шери устремилась в ванную. Но стоило ей встать под душ, как Парис, обнаженный, возник в дверях и через минуту присоединился к ней.
- Эй, что ты делаешь?!
- Как что? Принимаю утренний душ. - Улыбаясь, Парис коснулся влажными руками ее грудей, и соски сразу затвердели, а дыхание Шери участилось.
- О Боже, Парис, не сейчас... Пожалуйста... Нет времени...
Парис игриво поцеловал ее в плечо.
- Честное слово?
- Четное-пречестное!
Сердцебиение Шери участилось, щеки пламенели от проснувшейся страсти, но заверение ее прозвучало очень убедительно. Парис даже рассмеялся.
- Ладно. Тогда я буду хорошим мальчиком и пока сварю тебе кофе.
Она наскоро вытерлась и теперь укладывала феном волосы, стоя в халате перед зеркалом, когда вдруг послышался долгий звонок в дверь.
- Хочешь, я открою? - спросил Парис из кухни. Но Шери не хотела.
- Лучше я сама, - возразила она. - Это, наверное, почтальон. Для гостей еще рановато. Звонок тем временем повторился.
- Да-да, я сейчас. - Шери запахнула халат плотнее и пошла открывать.
Она откинула дверную цепочку. На губах уже дрожала заранее заготовленная любезная фраза:
"Спасибо большое, наверняка это очень важная посылка. Где я должна расписаться?"
Каково же было изумление Шери, когда перед ней предстала ее мать! Мэри Макдугал загорелая, одетая в белый брючный костюм, улыбалась дочери голливудской улыбкой.
- Привет, малышка! Впустишь меня в дом или мне так и стоять на пороге?
- О... Да, конечно, мама. - Потрясенная Шери посторонилась, и Мэри ворвалась в квартиру как ураган.
- Я, собственно говоря, прилетела с неделю назад - навещала друзей в Лондоне. А потом подумала: раз уж я все равно очутилась на ваших дождливых островах, нужно навестить мое единственное чадо. - Мэри поставила саквояж в прихожей и придирчиво осмотрелась. - Предупреждать было некогда, все получилось как-то спонтанно... Дай-ка я тебя поцелую. - Она быстро чмокнула Шери в обе щеки, оставив на бледной коже дочери следы помады. - А теперь я посмотрю, как ты живешь своим домом.
Как это похоже на мою мать, в смятении думала Шери. С годами Мэри, кажется, только молодела - каштановые волосы стали более яркими, без ниточки седины, фигура потрясает юношеской стройностью. Облегающий брючной костюм подчеркивал тонкую талию и пышную, высокую грудь.
Мэри тем временем уже вошла в гостиную.
- Боже мой, какая маленькая у тебя квартирка! Сколько же здесь спален?
- Одна. - Шери почувствовала себя так, будто должна оправдываться.
Мать возвела очи к потолку.
- В таком случае, как это ни печально, мне придется остановиться у твоего деда. Надеюсь, ты не слишком огорчишься? А что это за запах, неужели ты варишь кофе?
Шери сглотнула и почувствовала, что заливается румянцем.
- Д-да., Мэри властным шагом направилась в кухню. По-хозяйски распахнула дверь.., и замерла при виде высокого, стройного мужчины в брюках и в расстегнутой на груди рубашке, который возился у плиты.
- А вы кто такой? - вопросила она, проявляя всегдашнее свое пристрастие к драматическим эффектам.
Парис как ни в чем не бывало разливал кофе по чашкам.
- Меня зовут Парис Вилье, мадам. У меня свидание с вашей дочерью, как вы могли догадаться.
- Да уж, догадаться нетрудно. А у моей дочери в свою очередь свидание с вами. - Мэри окинула его цепким взглядом. - И, судя по вашему виду, вряд ли вы явились сюда час назад.
- Я в самом деле явился вчера вечером. - Парис отвесил учтивый поклон. - А если вас возмущает моя рубашка, мадам, я готов сию же минуту надеть пиджак.
- Буду вам очень признательна, - насмешливо кивнула Мэри и, подойдя к столу, отпила глоток кофе из чашки. - А кофе вы сварили недурно. Полагаю, это не единственный ваш талант.
- Что вы, далеко не единственный, - улыбнулся Парис, нимало не смущаясь. Еще один мой талант - это умение исчезать, когда я не нужен. Полагаю, вам с дочерью есть о чем поговорить наедине, так что примерно через минуту я растворюсь в воздухе.
Он прошел в спальню, и Шери, вконец смущенная и несчастная, поплелась за ним.
- Мы сегодня увидимся? - умоляюще спросила она, пока Парис одевался. Он помедлил с ответом.
- Знаешь, я тебе позвоню. У тебя могут возникнуть дела этим вечером... Я правильно догадался, что этот визит для тебя полная неожиданность?
- Как гром среди ясного неба! - клятвенно заверила его Шери - Моя мать натура импульсивная, =- добавила она с оттенком горечи.
Парис бросил на нее смеющийся взгляд.
- Может быть, эту черту ты от нее унаследовала?
- Жалко, что именно эту. - Шери вздохнула. -Лучше бы у меня была такая же фигура. Моя мать куда красивее меня... Тебе так не показалось?
- Терпеть не могу толстых женщин. - Парис поцеловал ее в губы. - Запомни раз и навсегда: если располнеешь, я умру от горя.
Шери отвела взгляд, краснея от радости.
- Смотри не поддавайся на провокации, - шепнул Парис ей на ухо, на прощание прижимая любимую к груди. - До скорого свидания. Я тебе позвоню.
Шери взяла с туалетного столика подаренное накануне кольцо и решительно надела на палец. В передней уже слышался голос Париса, учтиво желающего Мэри всего самого лучшего.
Совладав с собой, Шери вышла наконец в гостиную. Там ожидала ее мать, потягивая сваренный Парисом кофе. Она сидела на стуле, закинув ногу на ногу, и пытливо поглядывала на дочь. Париса уже и след простыл.
- Шери, малышка, ну разве ты не темная лошадка? Кто бы мог подумать, ведь всегда была такой скромницей!.. Я уж было решила, что моя дочь избрала судьбу старой девы.
Шери чуть заметно вздрогнула.
- Увы, оказалось, что подобная участь меня не прельщает.
- М-да. - Мэри слегка хмурилась, окидывая Шери взглядом. Ничто не ускользало от ее внимания - ни пылающие от смущения щеки дочери, ни небрежность одежды. - Как он там представился? Парис? Странное имя. Что-то из греческой мифологии.
- Так уж его назвала мать, - с вызовом ответила Шери и вздернула подбородок.
- Понятно. - Судя по тону, Мэри развлекал этот разговор. - Имена не выбирают. И не бросайся сразу в бой, дочка. Я же не говорю, что мистер Парис плохой человек только потому, что его так странно зовут. Мать приезжает к тебе не каждый день, а он проживет без тебя еще немного - жил же он как-то до вашего знакомства!.. Вилье, Вилье, - повторила она задумчиво, как будто что-то вспоминая. - Знаешь, мне откуда-то известна эта фамилия. Может, я встречала какого-нибудь Вилье в Италии?
Шери покачала головой.
- Парис живет во Франции, в Лилле. У него там картинная галерея.
- Он связан с миром искусства. Как это романтично, - протянула Мэри с полнейшим равнодушием в голосе. - Кроме того, я встречалась вовсе не с ним. Тот Вилье, которого я знала, был ловким авантюристом. Я с ним познакомилась в казино. Он ободрал меня как липку.
Она отпила еще кофе.
- А где ты познакомилась со своим Парисом? Неужели тоже в казино?
- Представь себе, на балу. А потом оказалось, что мы живем совсем рядом. Такое вот совпадение...
- Мой опыт подсказывает, что совпадений не бывает. - Мэри подозрительно прищурилась. - А что говорит об этом молодом человеке твой дед?
- Он его не видел.., пока.
- Это твой жених или просто очередное увлечение?
- Жених, - с гордостью произнесла Шери. -Кроме того, тебе не кажется, что слишком поздно проявлять материнскую заботу о ребенке? Я, в общем-то, совершеннолетняя.
Мэри задумчиво посмотрела на нее.
- Может, ты и права. - Взгляд ее упал на руку дочери, теребящую пояс халата. - Какое красивое кольцо! Откуда оно у тебя?
- Парис подарил.
- В знак любви и преданности. - Мэри улыбнулась. - Как мило с его стороны! Послушай, солнышко, вызови для меня такси. Я, пожалуй, поеду к Норману, а то у меня начинается клаустрофобия в твоей тесной квартирке.
- Подожди минут пять, пока я оденусь, и мы поедем вместе, - попросила Шери. - Мне нужно на работу.
Мэри скривилась.
- Ты собираешься одеться за пять минут? И это моя дочь! Вообще я бы посоветовала тебе уделять побольше внимания своей внешности, тем более если ты вздумала завести себе красавца кавалера вроде мистера Вилье. Разве тебе нравится выглядеть серой мышкой на его фоне? Между прочим, твой отец никогда не видел меня по утрам в халате, без косметики, непричесанную.
- Сомневаюсь, что у меня хватит времени на подобную ерунду, - возразила Шери. - Знаешь, жены художников часто ходят перемазанные в краске, в старых полотняных штанах...
- Пока ты еще не жена художника, - отрезала Мэри. - Приведи себя в порядок, а я сейчас позвоню Норману и скажу, что это я тебя задержала. Тем более нам с тобой есть о чем поговорить. А потом мы с Норманом устроим семейный совет.
- Посвященный мне и моему будущему? - тоскливо спросила Шери. Мэри вздохнула.
- Милая моя, может, я и не самая лучшая мать на свете, но все-таки я твоя мать. Хочешь верь, хочешь нет, но я беспокоюсь о тебе. Так же, как и твой дедушка. Поэтому конечно же мы с ним будем говорить о тебе. И о твоей жизни. Почему бы тебе не принять это как должное и не встретиться с нами, например, за обедом, когда мы все уже обсудим?
Наконец Мэри ушла, оставив после себя слабый запах духов. Шери без сил опустилась в кресло, обняв себя за плечи, словно бы от холода.
Кто бы мог ожидать, что все так получится? - вздохнула она. В кои-то веки ее навестила мать - и именно тогда, когда дочери куда лучше без нее. Теперь все запутается, и придется всем все объяснять...
Шери и без того знала, как трудно будет убедить дедушку, что она наконец встретила мужчину своей мечты. Того, с кем хочет провести свою жизнь. Слишком много "но" появится у консервативного Нормана: одно то, что Шери с Парисом знакомы меньше месяца, возбудит его подозрения... Хотя изо всех людей на свете именно дедушка должен был бы понять внучку. Ведь он сам когда-то влюбился с первого взгляда...
Если бы Шери удалось поговорить с ним первой! Но нет, теперь взбалмошная мать опередит ее, и кто знает, каких ужасов она нарасскажет?
Да уж, ситуация не из простых. Но сейчас было некогда над ней размышлять, хотя Шери, причесываясь перед зеркалом, снова и снова возвращалась мыслями к происшедшему.
Мэри недвусмысленно дала понять, что Парис ей не нравится. Все прежние сомнения Шери в этом человеке сейчас испытывала ее мать, и дочь не могла ее в этом винить. В самом деле, что она знает о своем избраннике?
И еще одно страшное подозрение, разбуженное матерью, шевельнулось в глубине ее души. С чего бы такому мужчине захотеть жениться на девушке вроде Шери? Ведь пожелай он, любая красавица бросится к нему в объятия... А вдруг в романтической истории кроется подвох?
- Но Парис меня любит, - вслух сказала Шери, стараясь отогнать сомнения звуком голоса. - Мы встретились и влюбились друг в друга. Это был перст судьбы.
Однако все волшебство этой ночи в объятиях любимого слегка померкло. И как Шери ни старалась, не могла вернуть его назад.
Она подняла руку с кольцом и полюбовалась на блеск аметиста.
- Мой талисман, - прошептала она, - защити меня.
Шери поднесла кольцо к губам, поцеловала прохладный камень. И сама не заметила, как по щеке ее поползла слезинка.
Едва переступив порог особняка свекра и поставив в передней саквояж, Мэри не стала терять времени понапрасну.
- Сегодня утром я зашла к Шери и застала в ее квартире мужчину, - заявила она Норману.
Тот распорядился отнести саквояж в гостевую комнату и только после этого неторопливо обернулся к Мэри.
- Неужели вы решили стать викторианской матушкой, моя дорогая? Нынче двадцатый век, вы немного отстали от жизни. Мэри нахмурилась.
- При чем тут это? Просто меня волнует, с кем встречается моя дочь. Разве это удивительно? Кроме того, что вы знаете об этом ее увлечении?
- То есть об этом мужчине? Немного, - уклончиво ответил Норман, приглашая сноху в гостиную. - Шери предпочитает пока держать все в секрете, и это ее право.
- В общем-то, я могу понять дочь, - фыркнула Мэри. - Если бы такой красавец принадлежал мне, я бы его держала взаперти, прикованным к кровати, и никому бы не показывала. Кстати, он представился как Парис Вилье.
Норман Макдугал подумал несколько секунд, потом покачал головой.
- Нет, имя мне незнакомо.
- Тогда вам не мешало бы навести о нем справки, - посоветовала невестка. Он подарил Шери кольцо.
- По случаю помолвки? - удивился Норман. - И моя внучка его носит?
- Да, все именно так. Очень красивая вещь, похоже старинная. - Мэри прищурилась, вспоминая. - Крупный аметист среди сапфиров. Аметист называют вдовьим камнем, но, надеюсь, Шери не суеверна.
- Аметист? - В голосе Нормана что-то неуловимо изменялось. - Вы уверены? А вокруг - сапфиры?
- Уж в чем-чем, а в драгоценных камнях я разбираюсь. А почему вы спрашиваете?
Молчание, повисшее между ними, слегка затянулось.
- Просто это странный камень для кольца по случаю помолвки, - ответил Норман наконец. - Бриллиант смотрелся бы привычнее. Я подумал: может, это просто перстень и не было никакой помолвки.
Мэри поудобнее устроилась в кресле у камина. - Не похоже, что этот мистер Вилье - ценитель традиций. Нам предстоит узнать о нем еще много интересного, поверьте моему предчувствию.
Норман, казалось, не слушал ее. Взгляд его был устремлен на огонь, а губы плотно сжаты, словно он вспомнил что-то неприятное.
Обед в особняке Макдугалов проходил в странной обстановке. Ни общей легкой беседы, ни обычных застольных шуточек, а раньше дедушка часто добродушно подтрунивал над внучкой, она отвечала ему тем же. Однако сегодня Норман молчал, Шери, чувствуя неладное, тоже не говорила ни слова, и только Мэри смеялась и болтала за троих. Но ее веселье казалось несколько наигранным. Теплой семейной трапезы явно не получалось.
Такое ощущение, будто все это уже происходило, думала Шери, вяло ковыряя вилкой в салате. Есть не хотелось, она чувствовала себя актрисой, которая за минуту до выхода на сцену понимает, что не помнит ни слова своей роли. Или моделью, которая выходит на подиум и тут до нее доходит, что она стоит перед публикой в стареньком домашнем халате.
Когда обед завершился, Мэри поднялась из-за стола. Выражение ее лица было неестественно веселым.
- Прошу прощения, но мне пора к массажистке. Еще я сегодня собиралась к визажисту. Запомни, доченька, настоящая леди всегда заботится о своей внешности.
Она ушла стремительно, будто спасаясь бегством, и Шери осталась наедине с дедом.
Некоторое время они сидели друг против друга в молчании. Шери не знала, что сказать, и вертела в руках салфетку, складывая из нее розочку. Впервые в жизни она не решалась заговорить с дедом, а только сидела и ждала его вопросов.
И те наконец последовали.
- Малышка, скажи мне одну вещь.
- Да, дедушка...
- Мы вчера говорили о мужчине, с которым ты встречаешься. Я спросил тебя, насколько это серьезно. Но ты не упомянула, что вы с ним уже живете вместе. Почему?
Шери замялась.
- Ну, потому что мы не то чтобы живем вместе... Он просто зашел ко мне в гости.
- Понятно, - протянул Норман. - Ты позволяешь мужчине использовать тебя, когда ему этого захочется. Безо всяких обязательств, да?
Шери вздрогнула, заливаясь краской.
- Дедушка, как ты можешь такое говорить? Зачем все опошлять?
- Затем, Шери, что, похоже, так оно и есть. Мне кажется довольно пошлым, что моя единственная внучка и наследница пустила в свою постель человека, с которым познакомилась менее месяца назад.
Шери почувствовала, что слабеет. Однако сдаваться она не собиралась.
- Разве это такая уж редкость? Мы влюбились друг в друга с первого взгляда, совсем как вы с бабушкой Марджи. Если бы в ваши времена нравы были менее строгими, вы тоже не стали бы дожидаться...
- Не смей сравнивать! - Норман оборвал ее непривычно резким тоном. - В наши времена, как ты выражаешься, мужчина предлагал женщине не только страсть, но уважение и безопасность.
Он помолчал, сверля внучку взглядом. И Шери постаралась не прятать глаз.
- Что ты знаешь об этом человеке? Твоя мать сказала, что как-то познакомилась с неким Полем Вилье в Монте-Карло. Он был игроком, карточным шулером. Этот Поль не родственник твоему.., избраннику?
- Родственник. Поль был его отчимом.
- А кто его настоящий отец?
Шери прикусила нижнюю губу.
- Парис никогда его не видел.
- Понятно, - холодно отозвался Норман, потом перевел взгляд с лица внучки на ее левую руку, мнущую салфетку. - Я вижу, он подарил тебе кольцо Очень необычная вещь, таких на свете мало. Ты знаешь, откуда мистер Вилье взял это кольцо?
Шери поднялась на ноги, хотя ее тело стало как будто ватным. Лицо побледнело, только на щеках горели алые пятна.
- Что ты хочешь сказать? Что Парис украл его?
- Необязательно украл. Может быть, выиграл в карты. - В голосе Нормана звучала странная надежда.
- Ты ошибаешься. Это фамильная вещь, - ледяным тоном ответила Шери Кольцо досталось Парису по наследству. Такое объяснение тебя удовлетворит?
- Досталось по наследству, - медленно повторил дед. - Но от какого члена семьи, хотел бы я знать?
- А какое это имеет значение? - Внучка упрямо тряхнула головой - Ты же всегда говорил, что только и ждешь, когда ко мне придет любовь Вот, любовь пришла, ты должен радоваться. А вместо этого ты подозреваешь моего любимого во всех смертных грехах.
- Тебе кажется, что я несправедлив к нему. -Норман говорил скорее сам с собой, а не с внучкой и смотрел как бы сквозь нее, так что Шери сомневалась, видит ли ее дед. - Может быть, я и в самом деле несправедлив. Если да, я готов извиниться. Но это произойдет не раньше, чем ты представишь мне этого человека. Мне нужно поговорить с ним и убедиться в чистоте его намерений. Довольно тебе за него заступаться.
Глаза Шери наполнились слезами.
- Хорошо, я передам ему твое приглашение. Но я хочу сказать тебе кое-что раньше, чем вы встретитесь. Я люблю Париса, дедушка. И не могу жить без него.
- Это только сейчас тебе так кажется, девочка, - уверенно произнес Норман. - Многие так думают о своей первой любви. Но им порой проходится не раз ошибиться, прежде чем удается найти свою половинку.
- А если бы тебе такое сказали о бабушке Марджи, ты бы послушал? воскликнула Шери, принимая вызов. - Да ты спустил бы советчика с лестницы и был бы совершенно прав! Наша любовь с Парисом - это дело нас двоих, и больше ничье.
В глазах Нормана промелькнуло странное выражение, нечто среднее между страхом и гневом.
- Откуда тебе знать? Как можешь ты говорить наверняка?
- Потому что я доверилась Парису так же, как бабушка когда-то доверилась тебе. Я ее внучка, и доверять любимому - это, наверное, у меня в крови... И еще одно. Не называй меня больше девочкой. Я теперь женщина, женщина Париса Вилье!
Норман поднял на нее тяжелый взгляд.
- И тебе неважно, к добру это или к худу?
- Да! - ни секунды не медлила она с ответом. С этими словами Шери направилась к двери, понимая, что еще немного - и она расплачется.
Норман Макдугал какое-то время сидел неподвижно. Потом поднялся, с шумом отодвинув кресло, и направился к телефону.
Глава 12
- Это был самый ужасный день в моей жизни, - жалобно сказала Шери.
- Вот спасибо. - Парис усмехнулся. - Может, мне лучше одеться и уйти?
- Извини, я не тебя имела в виду. - Она торопливо поцеловала жениха в плечо. - Я хотела сказать: все было ужасно до твоего прихода. У меня состоялся очень неприятный разговор.
- Я же тебе посоветовал не поддаваться на провокации, оставляя вас с матерью наедине. - Парис ласково чмокнул ее в ухо. - Нельзя было позволять ей на тебя давить.
- Дело не в маме, - грустно объяснила Шери. - Мы с ней почти и не виделись. После обеда она убежала по своим делам, оставив меня на растерзание деду.
Шери зябко передернула плечами.
- Ох, он разговаривал со мной, как с кем-то чужим, смотрел, недобро прищурившись... Вообще вел себя как прокурор в суде А подсудимым, похоже, был ты.
- И в чем же меня обвиняли? - шутливо отозвался Парис - В чем угодно Тебя назвали лжецом, международным шпионом, а заодно обвинили в воровстве. Полный список преступлений. - Шери невесело улыбнулась. - В конце концов я не выдержала и сбежала. А дома не меньше часа простояла под душем. Ощущение было такое, будто меня вываляли в грязи.
Парис помолчал, затем напряженно произнес:
- Похоже, пришло время поговорить с твоим дедом серьезно.
- Вот и ему так кажется, - призналась Шери. -Знаешь, никак не решалась тебе сказать, но дедушка просил тебя прийти к нему завтра для разговора. Вместе со мной, конечно.
- Ты сказала, что я согласен?
- Нет еще. Хотела сначала спросить у тебя... Дедушка ждет нас к ужину, но мне почему-то не хочется идти. Кажется, я не вынесу всех этих вопросов. Наверное, показания придется давать за жарким, а смертный приговор нам вынесут во время десерта.
- Думаю, нам все же стоит явиться, - задумчиво произнес Парис. Продемонстрировать наши добрые намерения, помахать оливкой ветвью, так сказать. А вот если мы не придем, то нас признают виновными без суда и следствия.
Шери состроила гримасу.
- Ну да, мы принесем оливковую ветвь, а нас этой ветвью высекут.
- Пустяки, - успокаивающим тоном сказал Парис. - Нам с твоим дедом в самом деле нужно поговорить. После этого проблем не должно остаться.
- Да, не получилось у нас тайной любви, - вздохнула Шери. - Сказка про Амура и Психею не удалась...
- А я не жалею. - Парис притянул ее к себе. - Не всегда хорошо иметь тайны от тех, кого любишь. - Взгляд его затуманился. - Чем больше проходит времени, тем сильнее все запутывается. Лучше уж разрубать узлы одним ударом.
- Ты говоришь, как умудренный опытом старик, - хихикнула Шери.
- Я вовсе не умудрен опытом... По крайней мере, этого не скажешь по количеству глупостей, которые я успел натворить. А что до старости...
Рука Париса, до того спокойно лежавшая на ее талии, скользнула вниз по бедру.
- Ну что, мадам, не желаете ли проверить, гожусь ли я на что-нибудь?
- О да. - Губы Шери разом пересохли. - Да, Парис, иди ко мне...
Следующим утром на работу она не пошла, и Норман не позвонил внучке узнать, что случилось. Должно быть, по-прежнему был рассержен и не хотел делать первого шага к примирению.
Шери ненавидела ссориться с дедушкой - кроме Париса это был ее единственный близкий человек. Но сейчас она утешала себя тем, что после предстоящего разговора все окончательно встанет на свои места. Любимые ею мужчины подружатся, и они втроем заживут единой семьей. Ведь нельзя же не полюбить Париса!
Для торжественного случая Шери надела новое платье - золотистое, красиво сочетающееся с ее бледной кожей, - и кольцо с аметистом.
- Ты выглядишь потрясающе, - сказал Парис, явившийся к ней в дом в черном вечернем костюме. Однако несмотря на улыбку, он держался напряженно.
- Ты тоже очень красив. - Шери запечатлела на его идеально выбритой щеке легкий поцелуй. - Похож на жениха из романов Джейн Остин. Дедушка просто не устоит перед нами.
Перед выходом она взяла из вазы одну из чайных роз - тех самых, подаренных Парисом, - и вставила цветок ему в петлицу.
В машине оба напряженно молчали. Шери очень нервничала. А Парис и вовсе вцепился в руль, как утопающий - в протянутую руку помощи.
- Милый, а ты готов к разговору? - робко спросила она. - Стоит ли так волноваться из-за формального благословения. Может быть, махнуть на этот разговор рукой и повернуть обратно? Главное у нас есть, и это - наша любовь.
- Я готов к разговору, - твердо ответил Парис. - И он должен непременно состояться. Я уверен в этом как ни в чем другом! Но, Шери.., сначала я хочу тебе кое в чем признаться.
- Надеюсь, не в том, что у тебя уже есть во Франции красавица жена и десять детей? Потому что дедушка.., как бы это сказать.., слегка старомоден. Вряд ли он тогда одобрит наш союз.
Парис покачал головой. Он уже собрался с духом, чтобы заговорить, но тут Шери воскликнула:
- Да мы уже приехали!
И в самом деле особняк Макдугалов показался из-за поворота.
Берясь за дверной молоток, Шери спросила:
- Так что ты мне хотел сказать?
- Нет, не сейчас, - покачал головой ее жених. - Наверное, лучше мне сначала встретиться с твоим дедом.
Он положил руки на плечи молодой женщине и серьезно посмотрел ей в глаза.
- Помни одно, Шери: я тебя люблю. Что бы ты сейчас ни услышала, что бы ни случилось, прошу тебя, помни об этом;
- Не пугай меня, - прошептала она, приникая головой к его груди. - Все будет хорошо, Парис. Я это знаю.
Горничная отворила дверь, и Шери повела жениха по просторному холлу к дверям столовой.
- Смотри, как все благопристойно, - шепнула она, пытаясь развеселить Париса. - Не видно ни одного наемного убийцы с отравленным кинжалом или шпиона в черной маске. Может, мы ошиблись и дедушка назначил нам другой день?
- А может, он просто осторожен и пошлет мне отравленный кубок за ужином, усмехнулся Парис. - Но ты права, все действительно будет хорошо.
Кажется, они и впрямь волновались понапрасну. В просторной столовой горели свечи, и сам Норман поднялся навстречу молодым людям из-за накрытого стола.
Шери представила мужчин, и они обменялись любезным рукопожатием, при этом меряя друг друга взглядами.
- С моей снохой Мэри вы уже знакомы, - сказал Норман, и мать Шери подошла поприветствовать гостя.
Парис отвесил легкий поклон и склонился поцеловать ей руку.
- Да, мы уже были представлены друг другу, - улыбнулась Мэри, как всегда элегантная в облегающем черном платье, с бриллиантовым колье на шее. - Можно сказать, мы с мистером Вилье - старые друзья. Рада видеть, мистер Вилье, что вы оделись к ужину совсем иначе, чем одеваетесь к завтраку.
- Больше гостей сегодня не будет, - сообщил Норман. - Я хотел устроить ужин в семейном кругу. Не желаете ли шерри?
- Благодарю.
Парис взял бокал, но бдительности не потерял. Шестое чувство говорило ему, что эти приветливые люди припасли для него острый нож за пазухой, несмотря на любезный тон и ласковые улыбки.
- Надеюсь, у нас будет возможность поговорить наедине, мистер Макдугал? спросил он как бы невзначай. - Например, после ужина.
- О, я полагаю, у нас не будет нужды уединяться и секретничать, - протянул Норман. - Все, что должно быть сказано, мы обговорим прямо за ужином. Здесь все свои, а меж своими не должно быть тайн. Вы что-то хотели у меня спросить, не так ли?
Брови Париса против его воли поползли вверх, но тон оставался спокойным. Он слишком долго готовился к этой встрече, чтобы Позволить себе потерять контроль над собой.
- Да, именно так. Но я планировал это сделать немного иначе.
- Мужской разговор, бренди и сигары? - усмехнулся старик, но в этой улыбке не было ни веселья, ни дружеской приязни. - А я, как назло, не люблю кулуарных разговоров. Говорите же, зачем вы явились, мистер Вилье. Я внимательно вас слушаю.
- Хорошо. - Парис держал себя в руках, и голос его звучал ровно. - Если вы хотите сейчас услышать всю правду, я покоряюсь. Дело в том, что мы с вашей внучкой Шери любим друг друга. Я пришел просить у вас разрешения сочетаться с ней браком.
- И это вся правда? - Норман странно улыбнулся. - Правда, только правда и ничего кроме правды? Почему-то мне не верится.
- Дедушка! - запротестовала Шери.
- Помолчи, моя милая. - В голос Нормана зазвенела сталь. - Боюсь, у меня есть для тебя неприятный сюрприз. Дело в том, что твой жених вовсе не тот, за кого себя выдает. Похоже, ты уже знаешь, что он не француз. Но известно ли тебе, "что Вилье - это не настоящая его фамилия, а только унаследованная от приемного отца?
- Да, - с вызовом сказала Шери., - Известно!
- А знаешь ли ты, как его настоящая фамилия? Пожалуй, что нет. Мистер... Вилье, не будете ли вы так любезны просветить вашу невесту?
В голосе старика было столько яда, что Парис вздрогнул. Но он выдержал его взгляд, не опуская глаз, затем повернулся к побледневшей Шери.
- У меня нет тайн от тебя. Мою мать звали Беатрис Лесли, та chene. Она была младшей дочерью Малкома Лесли. - Парис взглянул на Нормана, стоящего, скрестив руки на груди. -Это вы хотели услышать?
- Да, и не только это, - кивнул Норман, напоминающий статую Правосудия. Не думайте, что разговор доставляет мне удовольствие. Я очень люблю мою внучку, о чем, я полагаю, вы знали с самого начала. Больше всего на свете мне не хотелось бы ранить ее чувства, но, боюсь, теперь без этого не обойтись.
В комнате было жарко натоплено, чтобы угодить изнеженной Мэри. Но Шери внезапно пробрала ледяная дрожь.
- Я не понимаю, что происходит, - недоуменно прошептала она. - О чем вы говорите?
- Мы говорим об обмане, - пояснил Норман мрачно. - О подлом обмане, который замыслил мстительный негодяй и взялся осуществить его корыстолюбивый внук. Твоего возлюбленного, Шери, наняли, чтобы он соблазнил тебя. Малком посулил ему выкупить его картинную галерею, находящуюся на грани краха. Такова была цена твоей невинности. Разве не так, мистер Парис Лесли? Вам есть что возразить? Или я ошибся и вам обещали что-то еще за совращение моей внучки? Но, может быть, я оболгал вас, тогда успокойте же вашу невесту. Скажите ей, что я лгу.
Шери смотрела на своего избранника огромными от отчаяния глазами. Она все еще не верила. Парис сглотнул ком в горле и сказал:
- Он не лжет, Шери.
- Нет! - Из ее уст вырвался крик, полный боли. - Нет, лжет! Вы все лжете мне! Парис, скажи, что все это не так, скажи мне...
- Это так, любовь моя, - покачал головой Парис. - Точнее, было так в самом начале. Но теперь все изменилось. Все изменилось после того, как я полюбил тебя. Ты должна поверить мне. Ты же знаешь правду.
- Поверить?.. - Голос ее сорвался. - После того как ты обманывал меня столько времени? После того как ты променял меня на деньги? Как я могу верить тебе после всего этого хоть на миг?
Она закрыла лицо руками, и Мэри бросилась к дочери, обняла ее за хрупкие плечи. Красивое лицо женщины исказилось от ярости.
- Почему бы тебе не убраться отсюда? крикнула она Парису. - Мало ты причинил ей зла, подлец!
Парис смотрел только на Нормана.
- Я сам хотел вам сказать об этом сегодня вечером, но собирался сделать все иначе. Не при Шери. Потому что знал, как ей будет больно, и жалел ее. А вот вы ее не пожалели...
- Не тебе говорить о жалости, - оборвал его старик. - Шери имеет право знать, что за человек ее любовник. Чтобы потом мерзавец не прикидывался невинно оклеветанной овечкой.
- Оскорбляйте меня сколько хотите, - тихо отозвался Парис. - Все равно не найдете слов хуже, чем я сам находил для себя. Но времена предательства прошли. Мой дед уже знает об этом. Теперь я хочу только одного - жениться на Шери, и я это сделаю, с вашим позволением или без него.
- Только через мой труп! - прорычал Норман. - Поищи другую богатую наследницу, чтобы спасти свой бизнес. Твой отчим хорошо научил тебя шулерскому ремеслу. Тебе даже почти удалось выиграть мою девочку. Ты хотел использовать мою любовь к внучке, чтобы управлять мной, но этого не будет. Ты не получишь ни ее, ни ее денег! Видишь, я знаю больше, чем ты думал, и причина того очень проста.
Норман пересек столовую и распахнул еще одну дверь.
- Теперь вы можете войти, - сказал он. И в столовую медленно вошел Малком Лесли в сером костюме, опираясь на массивную трость. На лице его застыла воистину дьявольская усмешка.
Парис замер как вкопанный.
- Ах, так вот откуда у мистера Макдугала столько информации, - наконец произнес он. - Поздравляю, дорогой дедушка. Вам в самом деле удалось меня удивить. В цирке бы выступать с таким талантом.
Малком бросил на него торжествующий взгляд.
- А ты думал, я позволю тебе так просто ускользнуть от меня? И разве я мог отказать себе в удовольствии посмотреть в глаза старине Норму, когда он узнает, что его драгоценную девочку соблазнил бастард моей дочери! - Старик хрипло рассмеялся. - Пожалуй, ты все-таки сделал свою работу, малыш, даже лучше, чем я думал.
Внезапно раздавшийся голос Шери был очень тихий. Однако все посмотрели в ее сторону.
- Почему вы так ненавидите меня, мистер Лесли?
Малком прищурившись уставился на нее. Шери была очень бледна, на ресницах ее еще блестели слезы, но она уже полностью владела собой. На руке ее, прижатой к груди, поблескивал аметист - подарок Париса. Взгляд Малкома остановился на кольце.
- Это кольцо... Где ты взяла его?
- Мне отдала его тетя Бет, - ответил Парис за свою невесту. - Она просила подарить кольцо моей любимой женщине. Что я и сделал.
- Бет не имела права! Она поступила как воровка! - Малком жадно глотнул воздух, словно задыхаясь. - Это кольцо я подарил.., моей Маргарет.
- Оно вас и выдало, - мрачно пояснил Норман. - Марджи его носила, когда познакомилась со мной. Я хорошо его помню. Как только увидел кольцо, я сразу догадался, кто стоит за всем этим.
Он взглянул на Малкома с откровенной ненавистью. Затем, усмехнувшись, обратился к Парису:
- Но твой дед обманул тебя, юноша, он ведь всегда обманывает. Для него это обычное дело. Он не даст тебе ни гроша, как, впрочем, и я не позволю тебе больше приближаться к моей внучке. Сегодня же она улетает в Америку со своей матерью.
Парис не отрываясь смотрел на своего деда.
- Маргарет вернула тебе кольцо, когда расторгла помолвку, и ты отдал его своей жене, моей бабушке. Но она никогда не носила его, потому что чувствовала: раньше оно принадлежало другой женщине. Той, которую ты на самом деле любил. А до чувств жены тебе никогда не было дела.
- Мне ни до кого, кроме Маргарет, не было дела, - хрипло подтвердил Малком. Он сделал неверный шаг вперед, протянул высохшую руку к Шери, словно хотел к ней прикоснуться. - Пусть она носит это кольцо, - прошептал старик. У нее те же глаза. И те же губы... Марджи, о, моя Марджи...
- Нет! - возразил Парис, становясь у него на пути. - Это Шери. Моя Шери, женщина, которую я люблю.
- Как ты смеешь? - взорвался Норман. - После всего зла, что ты причинил ей!
- Я не оправдываю моего поведения, - покачал головой Парис. - Когда я увидел Шери в первый раз, я действовал по наущению деда, и мне смертельно стыдно в этом признаваться. Но потом я следовал только велению собственного сердца.
Он тряхнул непокорными кудрями.
- Да, сначала я согласился на план Малкома, чтобы сохранить галерею. Тогда это было все, что для меня имело значение, дело моей жизни. Но знакомство с Шери многое изменило. Теперь она значит для меня больше, чем все галереи мира, и так будет всегда, даже если она прогонит меня прочь, на что имеет полное право. Но моя жизнь станет пустой без нее.
Он справился с собой и посмотрел в глаза Норману.
- Я пришел сегодня к вам просить руки вашей внучки. И несмотря ни на что, продолжаю надеяться на ваше согласие.
Ему ответил Малком:
- Забудь об этом. Все кончено - для тебя. Ты ничего не получишь от Макдугала, а как только я разберусь с твоей чертовой галереей, тебе придется пойти побираться. Впрочем, можешь устроиться куда-нибудь младшим клерком. На это даже можно содержать жену, если она неприхотлива.
Он снова засмеялся, и смех его напоминал кашель больного.
- Ты еще трижды проклянешь тот день, когда посмел противоречить мне. Вы все пожалеете, слышите?
Старик окинул присутствующих злобным взглядом.
Шери тем временем высвободилась из объятий матери и шагнула к Парису. Теперь они стояли друг против друга, не замечая никого вокруг.
- Ты об этом хотел мне сказать в машине? Парис смотрел ей в глаза с болезненной нежностью.
- Да, милая. Но подумал, что будет правильнее сначала раскрыть секрет твоему деду. Попробовать объяснить. Но здесь я ошибся.
- Почему же ты не рассказал мне раньше? Например, вчера. Или той ночью в Коррингтоне. Ведь ты мог это сделать.
Парис заговорил горячо, словно страшась, что ему не поверят:
- Потому что боялся, как это ни смешно. Боялся потерять тебя. Я.., не мог заставить себя рисковать. И вот наказание за мою трусость.
Шери прерывисто вздохнула.
- А все остальное, о чем они говорили, - это правда? Твой дед действительно может отнять у тебя галерею?
Парис протянул руку и вытер слезинку с ее щеки.
- Он может.., попробовать. Шери кивнула. Остался только один вопрос, который решал все.
- Ты любишь меня, Парис?
- Шери! - воскликнула Мэри, делая шаг к дочери. - Ты что, не видишь? Этот негодяй снова хочет обмануть тебя! Ему нужны деньги, и он поклянется тебе в чем угодно, чтобы их получить. Не будь слепой! Где твоя женская гордость? Она почти кричала. - Пойдем отсюда, дочка, поедем со мной в Нью-Йорк. Или давай отправимся на курорт, например на Мальорку, сейчас там бархатный сезон! Ты отдохнешь, опомнишься и забудешь этого человека...
Губы Шери скривились в усмешке.
- Не мешай мне, мама. Прошу тебя. Она смотрела в глаза Парису, не отрываясь.
- Я жду. Ответь же мне.
- Да, - просто сказал он. - Да, я люблю тебя, сердце мое. И всегда буду любить. Ты стала частью меня, и ничто этого не изменит. Сейчас я больше всего хотел бы пасть перед тобой на колени и молить о прощении. Но это вряд ли поможет, потому что, даже если простишь меня, всю оставшуюся жизнь ты будешь смотреть на меня и думать: а вдруг моя мать была права? Поэтому нам, похоже, никогда не быть вместе, и мне безумно больно от этого...
- Вам никогда не быть вместе в любом случае, - резко перебил его Норман. Говорю тебе при свидетелях, что, если моя внучка посмеет простить тебя, если удостоит хотя бы еще одним взглядом, я лишу ее наследства. Все мои миллионы пойдут на благотворительность. Посмотрим, как ей это понравится и как долго продлится ваша любовь, когда вы оба останетесь без гроша!
Мэри всплеснула руками от ужаса и схватилась за спинку стула.
Повисло долгое молчание. Было так тихо, что Шери слышала, как потрескивает пламя свечей.
Парис неожиданно взял ее руку в свои и поцеловал.
- Боже мой, та cherie. Ты слышала, что твой дед только что сказал? Да он подарил нам свободу! Теперь мы можем быть вместе. Они забрали у нас все и оставили нам друг друга. - Голос Париса дрожал от переполняющих его чувств. Пойдем же со мной, пойдем отсюда, моя возлюбленная, моя единственная любовь. Потому что, если ты останешься с ними, они победят. Эти старые, жадные, мстительные эгоисты одержат над нами верх. И та хрупкая драгоценность, наша любовь, которую мы вырастили с таким трудом, умрет навсегда.
Он обнял ее за плечи, снова и снова удивляясь, какая же она худенькая. Уязвимая, как редкостный цветок.
- Любимая, не позволяй им победить. Оставь этих людей с их ненавистью, с их старой враждой, с их драгоценными миллионами. Я увезу тебя в новый дом, наш дом - если не во Францию, то еще куда-нибудь. Вместе нам будет хорошо где угодно. Я буду подметать улицы или жечь уголь, все равно. Но у нас с тобой будет свой дом.
Лицо Шери, странно неподвижное, словно светилось изнутри. Парис вспомнил, как увидел ее в первый раз, на балу: тогда вокруг нее словно бы образовалась зона отчуждения. Но теперь разница была в том, что они стояли в заколдованном круге вдвоем.
И тут в полной тишине прозвучали ее слова.
- Да, Парис, я согласна. Я поеду с тобой.
- Шери, - простонала мать, едва не плача. - Ты сошла с ума! Норман ведь не шутит. Он правда сделает то, что обещал. Как ты будешь жить? Я же не смогу помочь тебе!
Но Шери не слушала ее. Для нее существовал только один человек во всем мире. Тот, который сейчас обнимал ее.
- А галерея, Парис... Как же ты сможешь жить без нее?
- Теперь смогу, милая. Теперь, когда у меня есть ты, все изменилось. Но мы попробуем бороться вдвоем, если ты согласна.
Шери слегка повернулась в его объятиях, чтобы окинуть взглядом родных. Глаза ее странно блестели, губы тронула усмешка.
- Никто не отнимет у нас галерею! - заявила она звонко. - У меня есть деньги. Бабушка завещала мне свои личные сбережения, и я...
- Жалкие гроши! - презрительно бросил Норман. - Капля в море! Этого не хватит даже на то, чтобы покрыть долги твоего оборванца. Так что опомнись, пока не поздно, потому что я действительно не шучу.
- Я тоже, - отозвалась Шери с торжеством. - Завещанная сумма и в самом деле была небольшой. Но я следила за курсом акций. Помнишь, ты еще расценил это как блажь? Так вот я сделала несколько вложений за свой счет. Мне было интересно, что из этого получится, и выяснилось, что я правильно все рассчитала. Теперь у меня довольно денег, чтобы выкупить галерею.., и, если будет нужно, купить под нее еще пару помещений.
- Ма cherie, - поражение прошептал Парис, беря ее лицо в ладони. - Неужели ты думаешь, что я возьму твои деньги? Ты же понимаешь, что это невозможно.
- Это не мои деньги, - возразила Шери. - Это наши деньги. На нашу жизнь. На нашу галерею. И может быть, на наших детей. И ты обязан их взять, раз уж берешь меня в жены. Ты же обещал, что мы будем бороться вместе. А у мужа и у жены все должно быть общим - и горе и радость. У нас с тобой должно быть очень много общей радости. Мы даже сможем работать вместе, ведь я искусствовед.
Парис покачал головой, все еще не в силах ответить согласием.
- Парис, ты что, не понял? Если ты сейчас откажешься, они все равно победят, только другим способом. Победит их ненависть, а не наша любовь. Разве ты позволишь этому случиться?
- Милая моя... Моя единственная... - Вот и все, что он смог выговорить.
- Шери, детка, - окликнул ее Норман надтреснутым голосом; казалось, он сразу постарел на много лет. - Ты не можешь так поступить. Ты не сделаешь этого.., не оставишь меня одного.
Внучка посмотрела на него с глубокой печалью.
- Дедушка, ты хотел, чтобы я возненавидела Париса. Но получилось так, что это тебя мне трудно простить. Ты только представь, что сказала бы бабушка Марджи, увидь она, как ты поступил сегодня. - Она покачала головой. - Поступай с деньгами как хочешь. Я не хочу быть богатой наследницей и никогда не хотела. Я собираюсь жить с человеком, которого люблю, - с деньгами или без них. А что до вас, мистер Лесли, - Шери повернулась к согнувшемуся в кресле Малкому, мне вас очень жаль. Вы потеряли дочь, а теперь теряете единственного внука. Вы отдали все силы, всю свою жизнь ненависти, и у вас не осталось ничего, кроме нее.
Она медленно переводила взгляд с одного старика на другого, и собственный дед и его заклятый враг казались ей похожими как братья. Но на лице Шери не было гнева - только жалость.
- Вы растратили ваши жизни на вражду, а теперь удивляетесь, почему так одиноки! Мы с Парисом не смогли вам помочь и уйдем, если вы не опомнитесь в самый последний момент.
В наступившем молчании Норман произнес, словно с трудом:
- Шери, ты очень дорога мне, и я не хочу тебя терять. Скажи, что мне сделать, чтобы остановить тебя?
- Только одно: примирись с Малкомом Лесли, - ответила его внучка, стараясь нежностью тона смягчить слова. - Примирись с ним и прими моего будущего мужа как члена твоей семьи.
Парис поддержал ее, и голос его был ясен и холоден:
- Если хотите еще когда-нибудь нас увидеть, вы должны покончить с враждой. Если хотите держать на руках ваших правнуков, то подайте руки друг другу. Решение за вами, потому что мы за себя уже все решили.
Он повернулся к Шери.
- Ма cherie, нам пора. Пойдем. Пойдем домой, любовь моя.
Шери улыбнулась ему - не только губами, глаза ее тоже сияли улыбкой.
- Конечно, любимый. Пойдем. Больше нас ничто не разлучит.
Они были уже у дверей, когда их догнал голос Малкома, хриплый, как у тяжелобольного.
- Парис, мальчик мой... А что, если слишком поздно?..
- Шери, доченька, - потерянным голосом произнесла Мэри.
И снова наступила тишина.
Они обернулись и посмотрели на двух несчастных стариков и растерянную красивую женщину, на своих родичей. Наконец Парис сказал, словно подводя итог разговору:
- Вы знаете, где нас найти. Мы будем ждать вас до самого отъезда, то есть до завтра. - И добавил мягко:
- А если не успеете до завтра, тогда ищите нас в Лилле.
И они вышли из столовой рука об руку - навстречу новой жизни с ее новыми тревогами и надеждами.
Эпилог
- У него давно уже было больное сердце, - сказала Элизабет Лесли.
Шери посмотрела на мужа и слегка сжала ему руку. Она увидела, что по щеке Париса медленно ползет слеза.
Они стояли у свежей могилы на маленьком кладбище Сен-Майкл, и весенний ветер холодил им лица. Памятник был очень красивый, заказанный у прекрасного скульптора, знакомого Париса, - скорбящий ангел из белого мрамора держал в руках лилию, цветок печали.
Малком Лесли умер от сердечного приступа в начале весны. На свадьбу внука, состоявшуюся в Лилле сразу после Рождества, он не смог приехать, потому что болезнь уже не позволяла ему далеких странствий. Но он прислал со своей дочерью Элизабет поздравления и роскошный подарок - полотно кисти Гейнсборо, много лет украшавшее его мрачный особняк.
Незадолго до смерти он составил завещание, в котором назвал наследниками состояния своего внука Париса при условии, что тот возьмет фамилию Лесли, и его жену Шери, в девичестве Макдугал. Кроме того, уже на смертном одре он подписал договор с Норманом об объединении двух сталелитейных компаний в одну. Так что бизнес достался Норману, накопленные миллионы - Парису, а Элизабет унаследовала особняк в Эдинбурге и солидную пожизненную ренту.
- Я, пожалуй, продам этот дом, - задумчиво сказала она Парису. - Его стены видели слишком много горя. А сама куплю что-нибудь поскромнее, но поприветливее. И возьму на воспитание сироту, а то дом без детей - мертвый дом...
Шери взглянула на мужа. Тот кивнул.
- Нет, лучше ты, Парис. Ты же родственник.
- А идея была твоя, - возразил он тихо, - так что это твое право.
- О чем вы там шепчетесь? - спросила Элизабет, поворачивая к супругам бледное как мел лицо.
Шери наконец решилась:
- Мисс Лесли, я хотела вас попросить... То есть мы хотели...
- О чем угодно, милая Шери, - ласково улыбнулась пожилая женщина. - Только если ты не будешь называть меня "мисс Лесли". Меня зовут Элизабет, и, если я тетя твоего мужа, значит, и твоя тоже.
- Тетя Элизабет, переезжайте к нам! - выпалила Шери. - Вы сказали про дом без детей, а у нас как раз скоро будет...
Взгляд ее скользнул вниз, на округлившийся живот.
- Ты хочешь сказать... - явно обрадовалась Элизабет. - Вы хотите, чтобы я переехала к вам во Францию?
- Ну да, - взял инициативу в свои руки Парис. - У нас очень хороший дом, вы будете жить в городе, где провела свои последние дни ваша сестра. И потом, зачем вам оставаться здесь одной? С семьей жить всегда веселее.
- Кроме того, ребенку нужна бабушка, - вмещалась Шери. - Уж я-то знаю, насколько это важно! Что бы я делала без бабушки Марджи? А из моей мамы, боюсь, хорошей бабушки не получится. Она слишком занята собой, путешествиями, салонами красоты, друзьями. Никого лучше, чем вы, и придумать невозможно - тем более что вы сами сказали, что любите детей...
- Очень люблю, - призналась Элизабет, отводя глаза, разом повлажневшие от слез. - Честное слово, я и не мечтала о таком счастье. Под старость у меня вдруг появилась настоящая семья и даже будут внуки! А я думала, что мне, старой деве, остается век вековать в одиночестве.
Парис обнял ее за плечи. Они все еще стояли у могильного памятника, и алые розы - цветы любви, принесенные Шери, - пламенели на белой плите.
- Самое важное, - неожиданно произнесла Элизабет, вытирая слезы, - это быть кому-то нужным. Пока был жив отец, я заботилась о нем. А теперь, когда он ушел, исправив все, что мог исправить, я стала нужна вам.
Шери с трудом - мешал огромный живот - опустилась на колени у могилы. Парис заботливо поддержал ее под локоть.
- Спасибо, Малком, - прошептала молодая женщина, прижимаясь щекой к холодному мрамору. - Спасибо за то, что свели нас с Парисом. Спасибо за испытание, которому подвергли нашу любовь. Спасибо за то, что сумели победить проклятую вражду.
Наконец она поднялась - не без помощи мужа - и обвела родных успокоенным взглядом.
- Ну вот, мы и навестили прадедушку нашего малыша. Не пора ли теперь вернуться домой, как думаете?
Норман Макдугал ожидал всех троих к ужину. Он заметно постарел за последние месяцы, но формы не потерял. На все уговоры внучки и зятя хоть ненадолго приехать отдохнуть в Лилль упрямый старик отвечал отказом.
- Я уже был у вас на свадьбе, чего же более? - отговаривался он. - Вот когда я совсем ни на что не буду годен, тогда переложу все дела на молодого Фишера и приеду к вам - сидеть у вас на шее, качаться в кресле-качалке и по-стариковски капризничать, требуя чаю и сигар. Но пока, слава Богу, до этого еще не дошло.
Однако Шери, хорошо знающая деда, подозревала, что до этого дело не дойдет никогда. Потому что Норман был слишком горд, чтобы жить под чьей-то крышей, и слишком любил свою страну, свой город, свой дом. И ни за что не позволил бы ему разделить судьбу особняка в Коррингтоне.
Шери хотелось бы не расставаться ни с одним из членов своей семьи. Но дедушка был непреклонен, а давить на него она никогда не умела.
Сердце ее опять болезненно сжалось, когда Норман Макдугал встретил их в дверях столовой. Он сильно осунулся, и этих морщинок в углах глаз, кажется, раньше не было...
Однако держался Норман как радушный хозяин, поддерживал застольную беседу, приветливо общался со своим зятем и его тетушкой. Только когда разговор зашел о Малкоме Лесли наверное, иначе и быть не могло, потому что мысли всех присутствующих все время вертелись вокруг него, - слегка погрустнел.
От внимательной Шери не ускользнуло это обстоятельство. Она погладила деда по плечу, и тот с улыбкой накрыл ее ласковую руку своей ладонью.
- Все в порядке, внучка. Я безмерно рад, что Малком, уходя, не затаил в сердце вражды. Знаешь, ведь мы много общались, когда он болел. -И, помолчав, Норман неожиданно добавил:
- Единственное, о чем я жалею, - это об упущенном времени. Ведь я мог иметь такого близкого друга, а вместо этого...
Парис поднял бокал, показывая, что желает сказать тост. Когда все взгляды обратились к нему, он сказал, глядя на Нормана:
- Я хочу пожелать нам всем, чтобы мы более не упускали времени. Жизнь дана людям для любви, а не для ненависти.
Шери отпила из своего бокала крохотный глоток. Последнее время она избегала даже шампанского, боясь, как бы это не повредило малышу, но сейчас не могла не поддержать слова мужа.
И тут в глазах дедушки она уловила новое, непривычное выражение, но не смогла определить, какое именно.
- Пожалуй, ты прав, Парис, - произнес Норман с улыбкой. - Что толку тешить свое самолюбие, сидя в одиночестве в огромном пустом доме? Через год-другой точнее обещать не могу - ждите меня в Лилле.
- Дедушка! - чуть не задохнувшись от счастья, воскликнула Шери и вскочила, чтобы обнять его.
Тот ласково придержал ее, запечатлевая на щеке внучки легкий поцелуй.
- Осторожно, девочка. Не повреди ему.., или ей. Сколько, кстати, осталось до появления на свет вашего малыша?
- Теперь уже недолго, - ответил за жену Парис. - Ваш правнук родится к маю.
И только поздно ночью, лежа в постели в одной из спален особняка и прислушиваясь к ровному дыханию спящего супруга, Шери поняла, что за выражение было в глазах ее деда. Так же смотрел Парис, переступая порог своей спасенной галереи. Так, должно быть, смотрела она сама, выходя из машины под деревья Коррингтона.
Это были глаза того, кто возвращается домой. Потому что дом человека - это место, где его ждут.




Читать онлайн любовный роман - В западне - Харри Джейн

Разделы:
харри джейн

Ваши комментарии
к роману В западне - Харри Джейн



Хороший и спокойный роман. В двух словах повесть о Ромео и ДЖульете, только 20 века. И в лучших традициях любовных романов - любовь побеждает междусемейную вражду, и . даже сближает в дружбе двух врагов.
В западне - Харри ДжейнЛена
18.12.2011, 0.24





Спокойный роман!!!!
В западне - Харри ДжейнВера Яр.
23.08.2012, 21.34





Скучновато. Современная сказка о Ромео и Джульетте.
В западне - Харри ДжейнАнна
31.07.2013, 14.08





Прекрасная история любви,хочется верить в такие сказки...всем счастья!!!
В западне - Харри ДжейнДана
22.10.2013, 18.06





Для меня этот роман оказался слишком скучным. Почти нет веселых и ярких моментов. Весь роман в серых оттенках, от мышления гл.героини хотелось пойти и повесится. 2 из 10.
В западне - Харри ДжейнКсения
15.10.2014, 19.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100