Читать онлайн Во власти бури, автора - Хармон Данелла, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Во власти бури - Хармон Данелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.44 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Во власти бури - Хармон Данелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Во власти бури - Хармон Данелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хармон Данелла

Во власти бури

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

— А меня произвели на свет в угольных копях, спеленали тряпьем и вывезли наверх в одной из корзин на спине мула! Очень смешно, Колин. Не нужно так шутить. Во-первых, это тебе не идет, а во-вторых, попросту не требуется. Я же сказала, мне все равно…
— Я не шучу, Ариадна.
Он был так забавно серьезен и, конечно, хотел ее рассмешить! Девушка засмеялась и зацеловала лоб, щеки и даже нос своего дорогого, чудесного доктора.
— Ну хорошо, хорошо, ты внук маркиза. Странно только, что ты так долго таил от меня эту важную новость.
— На то были причины.
Колин приподнялся на локте, коснулся кончиками пальцев нежной округлости подбородка Ариадны и мягко приподнял ее лицо, чтобы заглянуть в глаза. Внезапно тревога стеснила ей сердце… нет, не тревога, но какое-то беспокойное чувство. Так или иначе, Ариадна вдруг осознала, что с ней не шутят.
Он редко бывал по-настоящему серьезным, Колин Лорд, разве что когда сердился, но на этот раз он был абсолютно серьезен.
— После смерти дедушки титул маркиза Хемдена перешел к моему дяде Элиоту. Если бы у него были дети, титул достался бы одному из них, но дядя так и не женился. Когда он покинул этот мир, маркизом стал мой отец. Я, соответственно, стал именоваться лордом Марденом.
— Довольно, Колин! Это уже не смешно.
— Ты мне не веришь, и это вполне понятие, но я хочу, чтобы ты поверила.
Тень смущенной улыбки исчезла с губ девушки, и она прикусила губу, исподлобья глядя на Колина. На лице ее возникло озадаченное, встревоженное выражение, морщинка пересекла гладкий лоб.
— Тогда почему ты молчал об этом до сегодняшнего дня? Ведь это важно, правда? Разве можно скрывать по-настоящему важное от того, кого любишь?
— В том-то и дело, Ариадна. Для тебя это важно, важнее некуда, а для меня нет; именно потому я тебе ничего не рассказывал. — Он медленно убрал руку, поймал длинный медно-рыжий локон и пропустил его между пальцев, еще и еще раз. — Если бы я это сделал и между нами все пришло к тому, к чему пришло сейчас, я не мог бы избавиться от чувства, что любят не меня, а лорда Mapдена, внука маркиза. Что леди Ариадна Сент-Обин ни за что не полюбила бы просто Колина Лорда, ветеринара.
С минуту девушка просто смотрела на него. Щеки ее разгорелись, глаза засверкали негодованием.
— С чего ты взял, что моя жизнь, мои мысли и чувства зависят от нелепых предубеждений?
— Ты не замечаешь, как часто свысока отзываешься о тех, кто ниже тебя по положению. Для тебя они «простонародье».
Человек без родословной для тебя никто, даже животное должно быть породистым, иначе оно не стоит внимания. Разве на так ты думаешь о Громе или Штурвале?
— Допустим! Но речь не об этом. С трудом верится, что ты и в самом деле лорд Марден. Чего ради в таком случае ты стал ветеринаром?
— Чтобы заработать себе на жизнь.
— Ха-ха-ха! — гневно произнесла девушка. — Аристократ не замарает рук работой, даже если будет умирать с голоду. И уж конечно, он не изберет себе ремесло, на которое смотрят с презрением люди с голубой кровью.
В душе она изнемогала от стыда, поскольку слова Колина попали в цель и глубоко задели ее. Чтобы скрыть это, она вскочила и начала поспешно одеваться.
— Вот, значит, как ты на самом деле относишься к моему занятию. А я думал, это благородное ремесло. Ты сама так говорила, и не раз. Должно быть, я ослышался.
— Говорила! Потому что люблю животных! Это мнение не мое, а большинства людей светских. — Застегнув рубашку, Ариадна рывком высвободила волосы из-под воротника. — И не говори, что не знаешь этого!
— Теперь знаю. Как мило с вашей стороны просветить меня, миледи.
— Какой убийственный сарказм! Я хочу слышать ответ на вопрос!
— На вопрос?
— Ну да, на вопрос! — закричала Ариадна, распаляя себя. — Как вышло, что из лорда Мардена ты превратился в простого ветеринара?
Несколько картин, одна другой неприятнее, сменилось в сознании Колина. Кораблекрушение. Трибунал.
Газетная травля. Он заставил себя улыбнуться.
— Я бы не назвал это превращением, потому что как был лордом Марденом, так и остался. Одно другому не мешает.
— А что подумают люди, тебе все равно!
— Полностью и абсолютно. К тому же мне пришлось зарабатывать на жизнь после…
— Ну? Говори!
После кораблекрушения.
— После чего, Колин?
После разжалования.
— Не важно, — коротко ответил он, стараясь придать лицу бесстрастное выражение.
— Ну вот, ты опять за свое! — угрюмо сказала Ариадна, натягивая бриджи. — Ты и твои тайны! Мне никогда не понять тебя, Колин, никогда не разобраться в тебе. Только что все между нами было как нельзя лучше, мы смеялись, любили друг друга, были по-настоящему близки. И вот между нами стоит стена, за которую мне нет хода. Ну и пусть! Можешь не верить, а только мне и в самом деле все равно, кто ты — лорд Марден или простой ветеринар. Я полюбила тебя как простолюдина, и это значит, что твоя новость ничего не меняет, ясно? Что бы ты ни сказал о себе, я все равно буду любить тебя, Колин Лорд!
— Ошибаешься. Я могу сказать и такое, что все разом изменится.
— Ну конечно! Ужасный, кошмарный, убийственный секрет! Что ж, давай проверим, кто прав. Есть шанс исповедаться, доктор, облегчить душу раз и навсегда, посвятить меня в жуткую тайну своего прошлого. Говори же!
Теперь Колин с минуту смотрел на Ариадну. Губы ее приоткрылись… потом плотно сомкнулись, и он отвел взгляд.
— Не могу.
Он поднялся, подхватил с травы рубашку и, в свою очередь, начал одеваться. Ариадна следила за ним, не зная, что делать дальше. Лицо Колина потемнело, он не поднимал глаз, и она ощутила его душевную боль как свою. Когда он натягивал брюки, девушка впервые разглядела шрамы у него на ноге. Их было множество, один глубже другого.
Страшно было подумать, как выглядела сама рана.
— Колин…
Он со вздохом повернулся. Ариадна была почти уверена, что увидит в его глазах смущение, возможно, стыд, но там были лишь тоска, вызов и уязвленная гордость.
— Колин…
— Ариадна…
Оба запнулись, потом хором воскликнули:
— ..прости!
Девушка молча бросилась к нему. Он раскрыл ей объятия тоже в молчании. И так они стояли, не произнося ни слова, лишь тесно обвивая друг друга руками. Ариадна ждала, но исповеди так и не последовало. Сочувствие и понимание постепенно переросли в сострадание и сильнейшую потребность выяснить наконец, что так гнетет Колина.
— Послушай, — начала она.
Больше ничего сказать не удалось. Раздался шум, стук копыт, и из-под деревьев появился Шареб. На ходу он делал странные скачки в стороны, отчаянно размахивал хвостом и крутил головой. Глаза его буквально вылезали из орбит, белки дико сверкали.
При виде людей он издал странный полузадушенный крик, даже отдаленно не похожий на ржание, и метнулся в их сторону. Ариадне не нужно было долго приглядываться, чтобы понять, что с лошадью что-то случилось. Холодок прошел у нее по спине. Случилось что-то ужасное!
— Шареб!
Она бросилась вперед, по обыкновению протягивая руки.
Жеребец на полном ходу затормозил, но совсем не так ловко, как делал это всегда. По сути он столкнулся с хозяйкой, так, что у нее клацнули зубы и оба плечевых сустава едва не были вывихнуты. Боль полоснула едва закрывшуюся рану.
Отброшенная назад, Ариадна свалилась бы ничком к ногам Шареба, если бы ее не поддержала рука Колина. Другой рукой ветеринар сделал рывок, пытаясь вцепиться в гриву, Жеребец издал тот же странный крик и оскалил зубы.
Колин отдернул руку, боясь укуса.
— Боже мой, что с ним? — воскликнула Ариадна и тоже замахала руками, ловя гриву.
— Лучше отойди подальше!
— Но мне он скорее дастся! Он не причинит мне вреда!
— Сейчас он не сознает, что делает, поэтому отойди!
Шареб и впрямь выглядел так, словно потерял рассудок. Он то прыгал из стороны в строну, то вставал на дыбы, молотя копытами с яростью безумия. При этом он издавал не воинственные крики, а жалобные звуки, напоминающие собачье поскуливание. Он был весь взмылен и распространял вокруг острый запах пота и страха, изо рта шла пена, глаза дико вращались. Внезапно он перестал метаться и замер в полной и оттого еще более ужасной неподвижности.
К счастью, взгляд у него прояснился, и он посмотрел на людей так, словно только что их заметил.
Ариадна заколебалась, не зная, что предпринять в первую очередь, что вообще лучше сделать в такой ситуации.
На память ей пришли гибнущие лошади отца. В отчаянии она обратила взгляд к ветеринару. Тот тоже не двигался, но потом медленно протянул руку к жеребцу, которого трясла теперь крупная дрожь.
Тот снова жалобно захныкал и сделал шаг назад.
— Спокойно, приятель, — негромко и очень спокойно произнес Колин, не двигаясь и не отводя взгляда, и начал медленно и ритмично пошевеливать пальцами. — Сейчас мы тебя осмотрим и во всем разберемся…
— Что с ним? — шепотом спросила девушка.
Тот ответил не сразу. В непрестанном движении пальцев было что-то завораживающее.
— Принеси недоуздок, — тихо приказал Колин.
— Но как?
— Принеси его.
Вне себя от страха, девушка бросилась выполнять приказ. К горлу подкатила тошнота, дыхание стеснилось, как тогда, когда она впервые услышала о пожаре на конюшне и о смерти отца. Роясь в вещах в поисках недоуздка, девушка пыталась припомнить симптомы болезни, от которой погибли другие лошади. Все сходилось, все было поразительно похоже. Что же теперь делать? Неужели надежды нет?
Недоуздок наконец нашелся. Судорожно стиснув его, Ариадна бросилась назад.
Когда она приблизилась, Колин, не поворачиваясь, протянул левую руку. Он ни на минуту не прекращал движений, которые как будто оказывали на жеребца гипнотическое воздействие. Во всяком случае, он уже приблизился на несколько шагов и теперь находился очень близко от ветеринара. Изо рта у него падали крупные хлопья кровавой пены.
— Ближе, приятель, — повторил Колин так тихо, что Ариадна была вынуждена напрячь слух, чтобы разобрать слова. — Ближе…
Еще шаг, неуверенный и нестойкий. Еще…
Жеребец приблизился вплотную и остановился, свесив голову до земли. Он трясся, уши нелепо и трогательно повисли в стороны, с морды текло. Какое-то время он стоял перед Колином — воплощение страдания, потом поднял умоляющий взгляд.
Ветеринар накинул ему на голову простое приспособление, не требующее удил, и затянул его на шее под мордой.
Жеребец покорно ждал. Он тяжело дышал, как загнанный.
Колин окинул его морду оценивающим взглядом. Света все еще не было достаточно, чтобы заглянуть в рот лошади.
— Принеси лампу.
— А инструменты?
— Лампу!
Ариадна испуганной рысью бросилась в рощу. Лампа валялась на боку рядом с попоной. Девушка подхватила ее и понесла, сопровождаемая Штурвалом. Она не замечала, что плачет, зато песик прекрасно все видел и сочувственно потявкивал, не отставая ни на шаг.
Все обойдется, говорила она себе. Это не первое животное, с которым Колин имеет дело. Та собака могла умереть, но он ее спас. Спасет и Шареба. Если надо, он совершит чудо!
Но как было верить в чудеса, когда здесь, на мирном, идиллическом пастбище, понуро стоял ее любимец? Никогда еще Ариадне не приходилось видеть его в таком состоянии. Казалось, он находился при смерти и мог пасть в любую минуту. В отчаянии девушка схватила на руки песика и спрятала лицо между его шелковистыми ушками. Чуткое маленькое животное уловило ее страх, и теплый язычок замелькал, слизывая соленые капли со щек. Это молчаливое сочувствие окончательно лишило Ариадну самообладания, она разразилась слезами, подавляя рыдания, чтобы не отвлекать Колина.
Когда первая вспышка горя миновала, она рискнула бросить взгляд поверх плюшевой головы песика на лицо ветеринара. Со страхом ожидала она прочесть там приговор, но красивое лицо было бесстрастным, в то время как пальцы правой руки медленно двигались, обследуя нижнюю челюсть жеребца. Теперь вместо пены изо рта Шареба полезли длинные нити слюны, перевитой красным, срывались и падали на траву, зловеще поблескивая там.
Слезы текли и текли и уже вымочили собачке все левое ухо.
«Спаси его, спаси Шареба, Колин!»
Осторожно помассировав мягкие ткани под челюстью, Колин заставил жеребца поднять голову выше, но тот заупрямился и громко заржал, отчего кровавая слюна полетела во все стороны. Сама того не замечая, Ариадна прокусила губу до крови.
Колин между тем переждал приступ паники у Шареба и снова мягко принудил его поднять голову выше, бормоча что-то утешающее. Неохотно жеребец позволил ему взяться за обе челюсти, раскрыть рот и заглянуть внутрь.
— Это опасно, Колин? Он… умрет?
— Что? А… нет, я бы так не сказал, — рассеянно откликнулся ветеринар.
Он сделал знак Ариадне поднять лампу к самой морде Шареба. Девушка поспешно опустила песика в траву и схватила светильник.
— Отлично, молодец… из тебя выйдет неплохой ассистент…
Говоря все это, Колин пытался глубже заглянуть в рот жеребца. Ариадна сочла момент не самым подходящим для шуток. Досада отчасти вытеснила страх. Почему он не проникается серьезностью ситуации? Почему не сознает серьезную ответственность? Ведь она объяснила, что Шареб бесценен!
— Ну что там? — наконец не выдержала девушка.
Брови ее были неодобрительно сдвинуты, губы слегка надуты. Досада и тревога боролись в ней, попеременно одерживая верх.
— Что ты видишь? Говори, я тоже хочу знать!
— Зубы.
— Зубы? В каком смысле зубы? — Ариадна не решилась уточнить, тем более что ветеринар как раз сунулся в самый рот Шареба. Девушка поймала отчаянный взгляд жеребца и отвернулась, но смотреть в сторону было выше ее сил. Она снова уставилась на светлые волосы Колина, на его затылок.
— Зысеблужен… — послышалось невнятное.
— Что? — в ледяном ужасе переспросила она, решив, что это название болезни, от которой умирает Шареб.
— Язык весь обложен, — повторил Колин, повернувшись к ней с рассеянной полуулыбкой, потом вытянул изо рта жеребца что-то длинное и осклизлое на вид.
Шареб дернул головой, пытаясь вырваться.
— Тихо, болван ты эдакий! — вдруг резко приказал Колин.
Шареб тотчас повиновался, словно был образчиком кротости.
— Свети ему прямо в горло, Ариадна, иначе я ничего не увижу!
Рука онемела от напряжения, и девушке пришлось поддержать ее другой. Колин, казалось, собирался сунуть голову между разверстыми челюстями Шареба, как если бы то была пасть льва.
— Ага!
— Что?!
— Я так и думал.
— Господи.что?!
Как-то ухитряясь при этом не выпускать уздечку, Колин сунул руку глубоко в горло жеребца. Тот сделал конвульсивное движение, по шее прошла судорога, и Колин поспешно выдернул руку.
— Твой ненаглядный ухитрился засадить себе в горло инородный предмет… проще говоря, обломок ветки. Теперь эта штука крепко сидит у него во рту. Послушай Ариадна, разве я не говорил, что надо кормить его подходя шей пищей?
— Но я никогда… Как ты сказал — обломок ветки? — Ариадна испытала такое облегчение, что у нее подкосились ноги. Она с трудом удержалась на ногах. — Но как у него во рту мог оказаться этот обломок?
— Не знаю. Знаю только, что он выгнут дугой вдоль неба и крепко застрял. Может, так и оставить? Будешь привязывать к нему кусок веревки и использовать вместо уздечки. Удила не понадобятся.
— Но, Колин…
Ветеринар пожал плечами, улыбнулся в знак того, что шутит, и одним быстрым движение извлек изо рта Шареба то, что при ближайшем рассмотрении и впрямь оказалось частью ветки с острыми окровавленными краями. Потом взял из ослабевшей руки Ариадны лампу, поставил на землю и повернулся поощрительно потрепать по шее жеребца.
— Что ж, дружок, я очень надеюсь, что это послужит тебе уроком. Питаться надо сеном и овсом, а не бог знает чем.
Колин не возражал — более того, всем сердцем приветствовал любовь дочери старого графа Уэйбурна, но его совсем не порадовали чувства, вспыхнувшие по отношению к нему в ее жеребце. Любовь Шареб-эр-реха оказалась чувством весьма обременительным.
После триумфального извлечения ветки изо рта он, как привязанный, последовал за своим спасителем в рощу и ждал, пока тот упакует и закроет сундучок — тот самый, насчет которого он еще недавно лелеял злобные намерения.
Когда ветеринар отправился к ручью умыться и вымыть руки, жеребец потрусил следом и не двинулся с места, пока ритуал не был завершен. Оттуда они, опять-таки вместе, вернулись в лагерь, причем старина Гром выразил свое мнение издевательским ржанием. Но даже это не сбило Шареба с однажды выбранного курса — он собирался и дальше выражать свою бесконечную признательность. Когда бывший недруг подошел к Ариадне и обнял ее, он не только не возмутился, но приблизился вплотную и одобрительно задышал ветеринару в затылок.
Колин понял, что его терпение на исходе. Повернувшись, он странно посмотрел жеребцу в глаза.
— Я уже все понял, Шареб. Довольно, ты сказал свое «спасибо».
— Ты завоевал его дружбу на веки вечные, — не без иронии заметила Ариадна.
— Сдается мне, лучше иметь эту лошадь в числе врагов, чем друзей, — сухо ответил Колин, но в душе ему льстила откровенная благодарность животного с таким крутым нравом.
Пожалуй, и в самом деле иногда он чувствовал себя настоящим героем, даже сейчас.
Ариадна засмеялась шутке и прижалась к его груди. Копии вдохнул запах ее волос — запах свежести, ветра, трав.
Она казалась пугающе хрупкой, и он обнял ее осторожно, как если бы боялся ее повредить. В ответ девушка стиснула его с силой, неожиданной в столь изящном теле. Со вздохом довольства Колин положил подбородок ей на макушку и закрыл глаза.
— Ты такой чудесный, такой особенный, — услышал он, — Что бы ты ни сделал, это заставляет меня любить тебя сильнее, хотя порой кажется, что дальше некуда. Ты представить себе не можешь, как я благословляю день, когда решила нанять для Шареба настоящего ветеринара.
— Я не сделал ничего особенного, — запротестовал Колин смущенно. — Подумаешь, вытащил ветку! В моей карьере доктора бывали случаи посерьезнее.
— Что ж, я могу предложить тебе серьезную проблему.
— Какую именно?
— Придумай, как мне расторгнуть помолвку с Максвеллом и при этом вернуть Газель.
— Я не Бог, а простой смертный, дорогая, и чудеса не в моей власти.
— Перестань скромничать, Колин! Я вот думаю, что нам с тобой теперь делать…
— У меня есть идея. — Он отстранился и многозначительно поднял бровь.
— Не сомневаюсь. А если точнее? — кокетливо осведомилась Ариадна.
— Если точнее… — начал Колин, но договорить не успел.
Да и не нужно было, потому что руки Ариадны соскользнули с его плеч и двинулись вниз — не трудно было предположить куда. Это лишило его способности мыслить связно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Во власти бури - Хармон Данелла



Роман не плохой,с юмором. Советаю почитать, довольно интересно.
Во власти бури - Хармон Данеллаирина
11.10.2013, 8.06





Хороший роман.Рекомендую.
Во власти бури - Хармон ДанеллаОльга
27.02.2016, 22.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100