Читать онлайн Во власти бури, автора - Хармон Данелла, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Во власти бури - Хармон Данелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.44 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Во власти бури - Хармон Данелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Во власти бури - Хармон Данелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хармон Данелла

Во власти бури

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Шареб-эр-рех совершил великое открытие. Он открыл, что быть привязанным к коляске и трусить за ней, в то время как ее тянет какой-то захудалый старый мерин, — куда хуже, нежели самому тянуть ее. Никто не только не интересовался им, но даже не смотрел на него. Оставалось только подогревать ревность к гнусному ветеринару, вытеснившему его из сердца Ариадны.
Жеребец не ободрял взгляды, которые враг искоса бросал на его божество. Странное дело — ему не нравилось и внимание, которое тот уделял новой лошади. Короче, его не устраивало буквально все, а в данный момент то, что леди Ариадна засмеялась какой-то шутке врага, вместо того чтобы поставить его на место резкой отповедью. Гнусный, гнусный, гнусный! Зарвался настолько, что украл у него, Шареба, любимую хозяйку! Это было совершенно очевидно теперь, после сцены на постоялом дворе.
Леди Ариадна все больше восхищалась врагом, враг все больше увлекался ею.
Надо срочно было что-то предпринимать.
Шареб-эр-рех ускорил шаг, обогнал коляску со стороны ветеринара, насколько позволяли поводья, и оскалил зубы, намереваясь укусить. В этот момент из-за поворота рысью выбежала пара кобыл, запряженных в экипаж.
Жеребец немедленно отказался от своего намерения, поскольку все в мире делилось на важное и то, что могло подождать. Отношения полов, например, стояли на первом месте. Шареб выгнул шею и начал пританцовывать, прекрасно зная, что такой спектакль не останется без внимания.
И в самом деле, прекрасные незнакомки заметили его.
Они были каурой масти, с очаровательными белыми носочками. Похожие, как близнецы, но только одна куда кокетливее другой. Шареб подумал, что дорого дал бы, чтобы ухватить ее за холку.
В своем возбуждении он затанцевал активнее, повернулся к ним и издал призывное ржание.
Старый мерин, глубоко равнодушный к кобылам, выбрал именно этот момент для того, чтобы помочиться, и остановился как вкопанный. Шареб налетел грудью на заднюю часть коляски и взвизгнул от неожиданности. Кобылы расхохотались прямо ему в морду. Унижение было полным и абсолютным.
— Шареб, дорогой мой! — Встревоженный голос Ариадны бальзамом пролился на уязвленную гордость жеребца. — Тебе больно, бедненький! Иди, я тебя пожалею.
Дрожа всем телом от обиды и гнева, он поспешил спрятать морду на груди у хозяйки.
— С ним все в порядке, — сухо заметил враг. — Пострадало только ее самолюбие.
Шареб возненавидел его еще сильнее, хотя это казалось невозможным.


— Если бы вы не купили эту клячу, ничего бы не случилось!
— Если бы я не купил ее, ваш маскарад был бы не таким удачным. Конечно, если использовать Шареба как тягловую лошадь, это несколько снижает риск быть пойманными, но зато сейчас он укрыт колпаком и стати его не так заметны. Ну а наша новая лошадка поможет нам замести следы.
— Не вижу, каким образом, — проворчала Ариадна, целуя Шареба в лоб.
— Взгляните, у них не только масть похожа, но и одинаковая белая полоска на морде. Никто не Ищет двух одинаковых лошадей…
— Что? Одинаковых? Вы всерьез сравниваете эту жалкую клячу с моим великолепным Шаребом? Да в них не больше сходства, чем между небом и землей!
Единственное неоспоримое достоинство этого мерина состоит в том, что он не возражает против своей новой роли.
Благодаря этому мы можем больше не мучить Шареба.
— Так на что же вы жалуетесь?
— Ни на что!
— Вы только что причитали над своим любимцем, словно с ним бог знает что случилось.
— А вы, доктор, слишком задаетесь для простого ветеринара. Строите из себя бог знает кого. Такое поведение недопустимо.
— Как же мне прикажете себя вести? — осведомился Колин, в душе горько забавляясь мыслью о том, как вытянулось бы лицо его надменной спутницы, узнай она о его безупречной родословной.
— Должным образом, — отчеканила Ариадна.
— А что такое «должный образ»?
— Очень смешно! Вам следует знать свое место.
— Как скажете, ваше высочество.
— Не умничайте!
— Конечно, ваше высочество.
Ариадна не выдержала, засмеялась и ткнула его кулачком в бок. Потом взяла на колени Штурвала и принялась почесывать за его висящим ушком.
Проклятие, подумал Колин, снова ощутив на себе упорный взгляд, полный восхищения. Именно так Ариадна смотрела на него с той минуты, как он спас от ножа коновала мерина со звучным именем Гром. Этот взгляд нервировал и отвлекал, и не понятно было, сколько еще придется терпеть эту пытку. Колин смотрел вперед, но краем глаза видел, что она не сводит с него глаз, да и вообще чувствовал этот взгляд.
Ариадне было скучно, и он знал, что вскоре она примется за него всерьез.
Вот она вздохнула, сменила позу, начала постукивать ногой по полу. К счастью, пока она молчала.
— Хотите править? — спросил он в надежде, что это ее развлечет.
— Нет, не хочу, — с новым вздохом ответила Ариадна. — Если вам интересно, чего я хочу, могу ответить. Поговорить о прошлой ночи.
— А вот этого не хочу я.
— Почему? У вас такой вид, словно тогда бог знает что случилось!
Она опустила песика на пол, повернулась и улеглась головой Колину на колени, поставив согнутые ноги на сиденье.
— Прошу вас не делать этого, миледи, — сказал он деревянным тоном, сразу утратив всякую веселость.
— Но почему? Что в этом такого? Вам неприятно?
— Речь не об этом, а о том…
— О чем же?
— Вам не следует так себя вести. Вы обручены.
— А что я такого делаю? Я устала и хочу прилечь, а места здесь мало. К тому же так я могу видеть ваше лицо… Лицо красивого мужчины… прекрасное зрелище!
— Чего ради вам смотреть на меня?
— А почему бы и нет? Пока я еще не замужем и могу смотреть, на кого захочу. В данный момент это вы. Какая жалость, что вам не нравится на меня смотреть!
— Почему вы так решили?
— Это видно.
— Я всего лишь соблюдаю приличия.
— Да вы просто раб условностей! Как скучно! Скажите хотя бы, нравится вам на меня смотреть или нет?
— Не скажу.
— Нравится или нет? Я ведь не отстану.
— Ну хорошо, нравится!
— Тогда почему же вы не смотрите?
— Потому что занят.
— Но вы могли бы хоть изредка бросать взгляд. Ваше занятие — всего лишь отговорка, а на деле вы меня боитесь.
Вам страшно встретиться со мной взглядом…
— Какая нелепость!
— ..потому что вы увлеклись мной. Признайтесь, это так?
— Я ни в чем не собираюсь признаваться, — отрезал Колин, но не сумел скрыть улыбку, которая не укрылась от внимания Ариадны.
— Так да или нет?
— Что именно?
— Вы увлеклись мной?
— Какая разница? Увлечься вами было бы бессмысленно.
— Но возможно, не так ли? Я хочу знать, Колин.
Он промолчал.
— Колин! — Ариадна пощекотала ему подбородок, заросший светлой щетиной.
— Чего вы от меня хотите?
— Чтобы вы сказали, что увлеклись мной.
— Ну да, увлекся. Теперь вы оставите меня в покое?
— Хотите дотронуться до меня?
— Ариадна, этот разговор не доведет до добра!
— Я задала вопрос.
Не дожидаясь ответа, девушка начала отнимать у Колина вожжи. Ей это отчасти удалось, и когда одна из рук у него оказалась свободной, она потянула ее к своим губам.
Колин с проклятием вырвал руку. Ариадна засмеялась и снова схватила ее.
— Хватит! — рассердившись, прикрикнул он.
— Но, Колин! Доктор! Дорогой, милый, хороший! Это же просто игра!
— Не для меня!
— Подумаешь! Это игра — и все тут!
— Я не собираюсь играть в нее! Сядьте и ведите себя так, как пристало леди!
Нельзя сказать, что Ариадна не понимала причины его гнева. Колин старался вести себя отстраненно и не поддаваться на подначки именно потому, что всерьез увлекся ею.
Разумеется, он был не первый из тех, кого она свела с ума своим откровенным кокетством, вот только до сих пор ей не приходилось заходить так далеко. Люди светские сдавались скоро и охотно, готовы были есть у нее с рук и бросались выполнять каждую ее прихоть. Обожателей у Ариадны было пруд пруди. Иное дело Колин. Он как будто поставил себе целью не поддаваться, и как раз это только и разжигало ее интерес. Она должна была добраться до него, сломить его сопротивление. Он должен пасть к ее ногам, отдавшись на милость победителя.
Ночные страхи и сомнения не мучили девушку средь бела дня, тем более что ночь наедине доказала, что ее спутник вполне безобиден. Если бы он был опасен, это хоть так-то да проявилось бы.
Ну а раз опасности нет, почему бы не позабавиться?
Колин уж слишком принимает все всерьез — пусть научится легкой и забавной игре!
Поэтому вместо того, чтобы внять его совету, Ариадна только устроилась поудобнее.
— Я не могу вести себя как пристало леди. Вспомните, ведь я в мужской одежде!
— Тем более странно, что юноша разлегся на коленях у мужчины.
— Может быть, он плохо себя чувствует. Короче, мне нравится так лежать. Отсюда все лучше видно, чем сбоку.
— Похоже, вы с детства получали все, что хотели, и это вошло в привычку.
Она ответила не сразу, не отрывая взгляда от своего нового кумира. Он был привлекателен внешне, силен и уверен в себе вопреки физическому недостатку. Он был спасителем жизней животных и защитником их прав. В его присутствии ей в голову приходили такие мысли! О поцелуях, объятиях, о… словом, обо всем, о чем не следует думать благовоспитанной незамужней леди. Грешные, сладкие мысли!
«Ты с ума сошла, Ариадна!»
Да, сошла, ответила она самой себе с бесшабашностью.
Когда она смотрела на этого мужчину, в ней росло желание, чтобы он коснулся ее. Чтобы поцеловал. Чтобы…
— Нет, Колин, я не всегда получала, что хотела, — ответила она со вздохом.
— Вы хотите этого брака?
Вопрос прозвучал неожиданно, и Ариадна снова впала в молчание. Потом протянула руку и коснулась щетины на подбородке Колина. Их было много, коротких щетинок, таких светлых, что они ловили солнечный свет.
— Я задал вопрос.
— Хм… я… конечно, хочу! Разве может быть Иначе?
— Вы раз десять повторили, что мы друзья. Как друг я считаю своим долгом заметить, что к браку нельзя относиться легко.
— Я и не думала. Просто этот брак был устроен папой.
Он счел Максвелла достойным кандидатом в мужья, и я с ним согласилась. Ну а теперь, после его смерти, я просто обязана исполнить дочерний долг.
— Долг? А сами-то вы что думаете?
Ясные серо-голубые глаза ненадолго обратились к Ариадне. В них была искренняя заинтересованность, но под ней таилось что-то иное, более интимное. Желание!
Что она думает? Чего хочет? Ариадна побледнела. Странное чувство, что она поймана в ловушку, охватило ее. Но ведь она никогда не имела ничего против брака с Максвеллом! Более того, она хотела этого! Откуда же это чувство беспомощности и тревоги, этот необъяснимый страх? Откуда такая обреченность?
— Невестам свойственно бояться свадьбы, — сказала она, не в силах смотреть в глаза Колину. — Это нормально.
Он снова перевел взгляд на дорогу, и девушка рискнула глянуть из-под ресниц. На скулах его играли желваки. Ариадна всем существом ощутила, что он поставил стену между собой и ею, что он замкнулся в себе точно так же, как поначалу прошлой ночью. Они только что были вместе — и вдруг стали врозь, каждый сам по себе.
— Колин! Что случилось? Я что-то не то сказала?
— Нет.
— Но вы теперь как будто за сто миль отсюда! Когда вы такой, мне ужасно одиноко!
Он промолчал.
— Знаете, а ведь даже когда вы сердитесь, глаза у вас просто чудо!
— Оставьте это.
— Не оставлю до тех пор, пока вы не улыбнетесь хоть краешком губ.
— Я сказал — довольно.
— Я прошу всего лишь кро-о-хотную улыбку! Размером с муравья!
Даже это не рассмешило Колина. Он продолжал упрямо смотреть вперед, и девушке показалось, что глаза у него тоскливые, как у больного щенка. Она тихонько вздохнула, искренне желая знать, отчего он ушел в себя.
— Еще минуту назад все было так хорошо! — пожаловалась она.
— Да, — коротко согласился Колин.
— Помните, я рассказывала, как вы спали, а я не сводил с вас глаз?
Он слегка отвернулся, давая понять, что не желает продолжать этот разговор. Девушка приподнялась и коснулась губами его руки с зажатыми вожжами. Она могла бы поклясться, что лицо его еще больше помрачнело, хотя это казалось невозможным.
— Я могу вас сегодня снова растереть на ночь, если хотите.
— Не хочу.
— Почему?
— Потому что сегодня это не усыпит меня.
— Правда? Как странно…
Ариадна подождала объяснений, но их не последовало.
— Тогда, может быть, вы меня убаюкаете? Заодно и сами уснете.
— Не думаю.
— Почему?
— Потому. Сегодня ночью мы вообще не будем спать поблизости друг от друга.
— Но нам придется! Как же иначе вы сможете уберечь меня от опасности? У нас просто нет другого выхода.
— Миледи, — произнес Колин со вздохом, — давайте поговорим об этом, когда придет время.
— А почему бы не обговорить все сейчас? Неужели вам понравилось препираться на сон грядущий? Что до меня, мне понравилось спать с вами. Такое чудесное чувство защищенности!
— Что значит «спать со мной»? Мы с вами не спали!
— Ну, бок о бок с вами…
— И я не думаю, что вам стоит обольщаться. Я, конечно, сделаю все, что в моих силах, чтобы уберечь от опасности вас и Шареба, но я не всемогущ.
— Боже мой, Колин, перестаньте преуменьшать свои способности! Вспомните того ужасного коновала. Вы с ним разделались в два счета и были великолепны, неподражаемы! Кто бы мог подумать, что доктор способен так мастерски драться! Это военный опыт, не так ли?
— Можно сказать и так.
— Вы часто дрались?
— Не раз.
— Я имею в виду уличные драки.
— В таком случае не часто.
— Где же вы дрались?
— Я бы предпочел в это не углубляться.
— Почему?
— Ариадна, довольно.
— Мне кажется странным делать секрет из…
— Тем не менее это секрет. Неприятный секрет, который я не собираюсь рассказывать. Вы вольны рассуждать о чем угодно, пока речь не заходит о моем прошлом.
На этот раз в его голосе не было ни гнева, ни возмущения. Он просто давал понять, что дальнейшие расспросы бесполезны. Но Колин не мог запретить Ариадне размышлять на эту тему. Что за секрет это был? Что с ним случилось в прошлом?
Девушка не сводила глаз с лица Колина, жадно ловя каждый оттенок выражения. Тень за тенью проходила по этому лицу, и она испытала потребность обнять Колина, прижать к груди и утешить. Разумеется, она не сделала этого.
— Колин!
— Что?
— А вот я готова рассказать вам один секрет из своего прошлого. Хотите?
Ее заговорщицкий тон вызвал наконец слабую улыбку на губах Колина.
— Полагаю, вы его раскроете независимо от того, хочу я или нет.
— Речь идет о совсем недавнем прошлом. Когда я пожелала вам спокойной ночи, я вас поцеловала в лоб.
Он вздохнул и ничего не ответил, но чуть погодя улыбнулся по-настоящему.
, — , — Вы знали, вы знали!
— Как я мог? Я спал.
— Допустим. И что вы чувствуете, узнав об этом?
— Я страшно смущен.
— Не правда!
— Правда.
— Вас что же, никто никогда не целовал на сон грядущий? У вас вообще не было женщин?
Улыбка исчезла с губ Колина.
— Эта тема не из тех, что можно обсуждать с благовоспитанной леди.
— Поздно! Мы ее уже обсуждаем! — весело возразила Ариадна. — Говорите, были у вас женщины?
— Это вас не касается.
— Но мне страшно любопытно!
— Мало ли что.
— Наверняка у вас были женщины. Сколько? Одна? Две?
— Ариадна!
— Пять?
— Нисколько.
— И у вас с ними было все?
— Дьявольщина! Что на вас нашло?
— Нет, правда! Вы спали с ними?
— Да, черт меня возьми, я с ними спал! С каждой из них! Я не монах, понятно?
Его реакция только позабавила Ариадну. Она схватила руку Колина, пользуясь его растерянностью, разжала ее и начала щекотать ладонь кончиком пальца. В следующее мгновение что-то толкнуло ее в затылок, еще и еще раз. Что-то твердое. В ответ между ног стало жарко и влажно, еще до того, как она успела сообразить, что происходит.
Ариадна была испугана. И заинтригована.
— Колин!
— Никаких вопросов больше! — воскликнул он хрипло. — Только никаких чертовых вопросов!
— Один.
— Ни одного!
— Ну один!
— Нет!
Поскольку руку он так и не отнял, Ариадна снова провела кончиком пальца по ладони и нашла ее горячей и влажной. Это восхитительно, подумала она. Какие сильные, теплые, какие волшебные руки у Колина Лорда! Интересно, что он чувствует сейчас? Так ли бешено несется кровь по его жилам, как у нее?
— А я все-таки задам свой вопрос. Готовы?
— Господи!..
— Итак, Колин, как я уже сказала, прошлой ночью я поцеловала вас в лоб, — начала Ариадна, с жадностью наблюдая за его лицом. — Это уже больше не секрет для вас, но я хочу сделать еще одно признание. Наверное, это началось уже тогда, когда я впервые увидела вас склонившимся над тем мохнатым беднягой. Как бы это назвать… словом, меня потянуло к вам. И чувство это все усиливается — с вами так надежно, так хорошо, так интересно! Я знаю, знаю, что не должна чувствовать ничего подобного, поскольку обручена и собираюсь выйти замуж. Однако брачный обет еще не произнесен, поэтому не будет никакого вреда, если…
— К чему вы клоните, Ариадна?
Она улыбнулась, с внезапной нервозностью и сознанием, что отступать поздно.
— Поцелуйте меня.
— Поцеловать вас?
— Именно это я и сказала.
Напряжение сродни судороге внезапно прошло по телу Колина, и его мужская плоть, уже твердая под ее затылком, окаменела. Ариадна задалась вопросом, как она выглядит, эта чисто мужская часть тела Сама того не замечая, она потерлась затылком о живой каменный стержень и услышала сдавленный стон.
— Колин!
Он не стал отворачиваться. Взгляд его был взглядом загнанного животного.
— Остановите экипаж, Колин.
Он, напротив, подхлестнул Грома. Шаребу пришлось затрусить быстрее.
— Остановитесь! Я приказываю!
Ариадна вцепилась в вожжи и потянула их на себя изо всех сил. Старый мерин и не подумал противиться, он послушно остановился.
— Дьявольщина!.. — почти шепотом произнес Колин. — Зачем вам это нужно? Зачем нужно мучить меня и издеваться надо мной?
— Но мне нужен всего лишь поцелуй — ни к чему не обязывающий, невинный поцелуй.
Последние полминуты Колин не смотрел на Ариадну, но тут обратил к ней взгляд, полный ярости и вожделения. Сила его была такова, что девушке захотелось провалиться и сквозь пол коляски, и сквозь землю.
Она зашла слишком далеко!
— Значит, поцелуй? Ни к чему не обязывающий, невинный, безвредный поцелуй? — переспросил он мягко, но в этой мягкости чувствовалась угроза.
Улыбка флиртующей кокетки застыла на губах Ариадны, сердце готово было выпрыгнуть из груди.
Лицо Колина склонилось к ней. Девушка широко открыла глаза, не в силах пошевелиться. Рука скользнула ей под голову и приподняла, а другая, которую он без труда высвободил из ее ослабевших пальцев, легла на шею, потом двинулась ниже, одну за другой расстегивая пуговицы куртки и рубашки. Ариадну охватила паника.
— Колин, ради Бога! Я просто дразнила вас!
— Мне ли этого не знать, Ариадна! Я сыт по горло вашими играми. Однажды вы зайдете так далеко, что назад дороги не будет. Пора вам узнать, что от «невинных» поцелуев бывает больше вреда, чем от искры, упавшей в бочку с порохом!
Девушка хотела было протестовать, подняла было руку для пощечины… но тут рот Колина обрушился на ее губы так, что перехватило дыхание. Ее приподняли и с силой прижали к согнутому колену. Горячий язык проник в рот и заполнил его, подавив рвущийся наружу крик. Одна рука, словно живые тиски, не давала ей даже шевельнуться, а другая двинулась вниз по телу под рубашку. Пока не нашла грудь. Ариадна забилась, рванулась, но ее только прижали теснее. Глаза, которые она в ужасе зажмурила, открылись сами собой, заглянули как будто в растревоженную штормом океанскую глубь и зажмурились снова.
Пальцы Колина — горячие, огрубевшие, ловкие пальцы — поглаживали и сжимали сосок, пока Ариадна не забыла про страх и возмущение. Она забыла вообще обо всем, кроме пронзительной сладости, которая страшным образом отдавалась между ног, где становилось все горячее, все теснее, где было так влажно…
И вдруг она оказалась свободна. Нога Колина соскользнула с сиденья, и девушка обессиленно опустилась навзничь. Ее затуманенный взгляд был прикован к его лицу, ладонь медленно легла на грудь, которую он только что ласкал.
— Колин…
— Надеюсь, это послужит хорошей прививкой против флирта, — сказал он, тяжело дыша. — Никогда больше не играйте мужчинами, Ариадна. Дразнить и мучить не просто некрасиво, но к тому же и опасно. Если вам снова придет в голову пофлиртовать со мной, знайте, что я не отвечаю за последствия. Вы меня поняли? — Колин подхватил вожжи и посмотрел на девушку. — Поняли?
— Да… — тихо ответила она, не отрывая взгляда от его рта и скользя пальцами вдоль своих припухших губ. — Да, я поняла.
— Вот и хорошо.
Колин отвернулся и молча ждал, пока вожделение угомонится.
— Я только… Колин, я думаю… может быть, прежде чем мы продолжим путь… вы не могли бы поцеловать меня еще раз?
Ариадна протянула руку и коснулась его губ. Колин отпрянул так резко, словно получил удар под дых. Он понял, что попытка запугать ее не удалась. Она не собиралась оставлять его в покое. В ярости он оттолкнул ее, соскочил на землю и сунул руку под сиденье, за седлом и уздечкой Шареба.
Он принялся седлать жеребца так грубо, такими гневными движениями, что оскорбленное животное взбунтовалось. Когда Колин болезненным рывком затянул подпругу, жеребец укусил его в плечо.
Ветеринар ахнул и схватился за укушенное место. До сих пор животное никогда так себя не вело.
— Боже мой, Колин! — послышался возглас Ариадны, и она спрыгнула на землю.
— Убирайтесь! — проскрежетал он сквозь зубы, положив руку на борт экипажа и уткнувшись в нее лбом. — Убирайтесь назад в коляску и никогда — слышите? — никогда больше не просите меня вас целовать!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Во власти бури - Хармон Данелла



Роман не плохой,с юмором. Советаю почитать, довольно интересно.
Во власти бури - Хармон Данеллаирина
11.10.2013, 8.06





Хороший роман.Рекомендую.
Во власти бури - Хармон ДанеллаОльга
27.02.2016, 22.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100