Читать онлайн Влюбленный холостяк, автора - Хармон Данелла, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Влюбленный холостяк - Хармон Данелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.81 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Влюбленный холостяк - Хармон Данелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Влюбленный холостяк - Хармон Данелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хармон Данелла

Влюбленный холостяк

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Джинджермер был прекрасен.
Однако Эва, которая в ожидании испытания была сильно напряжена, не могла в полной мере насладиться видом поместья, как бы выраставшего из скалы над морем.
«Свобода, — сказала она себе. — Твое будущее. Не думай о том, что Блэкхит попытается доказать в его стенах».
Вместо этого она постаралась сосредоточить все внимание на неприступной красоте замка, пока карета взбиралась к нему по извилистой дороге. На всхолмленных полях, лежащих вокруг, была недавно посеяна пшеница, на лугах паслись овцы и коровы. За строениями виднелась голубая полоска моря. Поместье стояло в одиночестве. Обдуваемое всеми ветрами.
Оно понравилось ей сразу же.
— Что вы об этом думаете, моя дорогая? Вам подойдет?
— Подойдет, — просто сказала она.
Но, несмотря на внешнее спокойствие, в душе Эвы бушевала паника. Значит, это не сон. Это начало нового брака, обреченного, она была в этом уверена, на крах. В стенах этого дома ей придется состязаться с Блэкхитом в силе воли, и в этом состязании у нее нет ни одного шанса на победу.
Было не похоже, что он передумал. Эва же провела последний час, страшась и одновременно лелея мысль о своем поражении. Ей подумалось, что солдаты, идущие против преобладающих сил противника, должно быть, чувствуют то же самое. Она собрала все силы, чтобы выглядеть такой же спокойной, как и ее спутник, хотя не могла понять, на самом ли деле Блэкхит, уверенный в победе, выбросил из головы предстоящее состязание или он настолько владеет своими эмоциями и выражением лица.
Избежать этого невозможно.
Достойного, честного и безопасного пути к отступлению нет.
Когда карета остановилась перед домом, герцог вывел Эву из тревожной задумчивости.
— Мы устроим свадьбу в конце этой недели, — объявил он, помогая Эве спуститься с подножки кареты. — Мои братья позаботились о том, чтобы выправить специальное разрешение, потому мы можем воспользоваться им, не откладывая дело в долгий ящик.
— А вы не теряете даром время, не так ли, Блэкхит? Он улыбнулся.
— Никогда.
Они вместе направились к дому.
— Но вы ведь наверняка захотите, чтобы ваши родственники присутствовали на церемонии? — спросила Эва, надеясь, что ее голос не дрожит, как все у нее внутри.
— После того как они подстроили этот брак, я не хочу предоставлять им возможность почувствовать себя победителями. Кроме того, мы можем устроить большой прием для моих арендаторов и прислуги в Блэкхите. А пока мы произнесем наши клятвы здесь, чтобы ребенку не довелось страдать от всякого рода домыслов относительно времени его зачатия, потом же мы поедем во Францию и продолжим поиски лорда Брукхэмптона.
— Возможно, лорд Брукхэмптон погиб и найти его никогда не удастся.
— А возможно, и не погиб.
— И, возможно, вам следует хорошенько подумать, прежде чем ехать во Францию, особенно когда война с Англией становится неизбежной и вам там будут грозить немалые опасности.
— Моя дорогая Эва, — проговорил он, глядя на нее сверху вниз, на его губах играла легкая улыбка. — Не пытайтесь заставить меня думать, что вы на самом деле беспокоитесь за меня.
Она вспыхнула и отвернулась.
— He говорите глупостей, Блэкхит, я нисколько не беспокоюсь за вас, — небрежно бросила она. — Но я беспокоюсь за ребенка и думаю, что вам лучше поберечь свою жизнь, по крайней мере до его рождения. Если это будет мальчик, он наследует титул.
— Останусь я жив или нет, не имеет значения. Если даже судьба настигнет меня до его рождения, уверяю вас, Чарлз, который в этом случае станет наследником, позаботится о будущем ребенка.
— Чарлз с презрением относится ко мне.
— Но он не станет презирать ребенка. Пойдемте же внутрь. Ветер довольно свеж, и я не хочу, чтобы вы простудились.
Слуги, ежась под сырым, пронизывающим ветром, налетавшем с моря, ожидали их на лестнице у дверей. Их собственные слуги, посланные вперед, видимо, уже были в доме и готовили комнаты, раскладывали одежду, создавая в доме уют. Взяв Эву под руку, герцог провел ее в дом, где их приветствовал престарелый дворецкий по имени Джексон, который низко склонился перед ними.
Все были представлены друг другу, и Блэкхит повел Эву по залитому солнцем коридору. Он потребовал принести чай и препроводил Эву в гостиную с синими парчовыми шторами и обитыми зеленовато-голубым шелком стенами.
Море виднелось за окном, стекло которого было покрыто пятнышками засохшей соли. Оно билось о скалы далеко внизу и, покрытое пенистыми барашками, простиралось к самому горизонту, где сливалось, с нависавшими над ним облаками.
Эва слышала тихий голос Блэкхита, отдававшего приказания слуге, который неслышно вошел в комнату.
Ее ладони внезапно стали влажными от волнения. Не станет ли эта яркая, залитая солнцем комната местом, где он примется напускать на нее свои чары? Или же он отложит это на потом, заставив ее нервы натягиваться все сильней и сильней, пока она не почувствует, что они вот-вот лопнут, как перетянутые струны на скрипке?
Герцог усадил ее на маленький диван, и она в ожидании чая притворилась, что ей очень удобно. Эва пыталась не думать о настоящем — и о том, что, как она подозревала, случится в ближайшем будущем, — наблюдая за тем, как на столе раскладывают серебро, как из носика чайника поднимается едва заметная струйка пара, как скользят вокруг слуги с подносами, наполненными печеньем и пирожными. Сверху доносились приглушенные звуки — там слуги проветривают комнаты и лакей Блэкхита распаковывает сундуки с одеждой хозяина и готовит его спальню. Не там ли Блэкхит сделает это? Или все произойдет здесь, в этой солнечной, покрытой толстыми коврами гостиной?
Она взглянула на служанку, поправлявшую в камине дрова. Холод исходил от самих стен и даже теперь трогал своими ледяными пальцами лодыжки и икры Эвы.
Потом служанка ушла, и Эва с Блэкхитом остались вдвоем.
Он уселся, вытянув свои длинные ноги к огню, его кресло стояло вполоборота к ней. Эва налила чай, благодаря Бога за то, что у нее есть повод не смотреть в загадочные черные глаза герцога. Ее решение выйти за него замуж было слишком поспешным, даже безрассудным. Не сделала ли она самую большую ошибку в своей жизни, согласившись стать герцогиней?
Она подняла чашку слегка дрогнувшей рукой.
— Не будьте такой озабоченной, моя дорогая. Обещаю, что не стану соблазнять вас, пока мы не закончим с чаем.
— А потом?
Он лишь улыбнулся.
Рука Эвы дернулась, и несколько горячих капель упали ей на колени.
— Хочу, чтобы вы знали, Блэкхит, что если вы рассчитываете на легкую добычу, то глубоко ошибаетесь.
— Если бы вы были легкой добычей, моя дорогая, то я даже не стал бы и пытаться.
— И можете не думать, что полностью контролируете ситуацию. Я обладаю таким же контролем и не собираюсь оказаться беззащитной в ваших руках, если дела пойдут не так, как мне нравится.
— Моя дорогая Эва, уверяю, что вам обязательно понравится. — Он улыбнулся самоуверенно, как хозяин положения. — Я уже говорил вам бессчетное число раз, что люблю опасных женщин. Будь вы какой-нибудь жеманницей, мне было бы совершенно неинтересно продолжать эту маленькую игру.
— Значит, для вас это всего лишь игра?
— Нет, это гораздо больше, чем игра. — Он отпил чаю и посмотрел на нее долгим, смущающим взглядом. Волк, оценивающий свою добычу, обдумывающий, с какой стороны лучше напасть. — А что это для вас, мадам?
— Ошибка.
Он отставил свою чашку. Его черные глаза не выражали ничего, ничто не отражалось на его суровом, непреклонном лице.
— Значит, вы хотели бы все отменить?
— Прекратите, Блэкхит. Будто это возможно! Я думаю, что смогу смириться с необходимостью делить с вами ложе в обмен на гораздо более ценную вещь, а именно — свободу. — Она заметила, как изменилось выражение его лица. Что отражалось на нем? Досада? Решимость? Сожаление? — Кроме того, выйти сейчас из игры будет означать в ваших глазах трусость.
— А что, мое мнение так важно для вас?
Эва хмыкнула в притворном удивлении.
— Конечно, нет.
— Тогда, спрашивается, почему вам небезразлично, сочту я или нет вас трусихой?
Она деланно-беспечно рассмеялась, ощущая все большее смущение под этим прямым, неподвижным взглядом.
— Ну же, Блэкхит, напрягите свои ничтожные мозги! Из гордости, а почему же еще?
— Эва…
Она застыла, пытаясь вызвать в себе злость и чувствуя жар и испуг из-за того, что это ей не удавалось.
— Да?
Он посмотрел ей в глаза.
— Я хочу знать, отчего вы так презираете мужчин?
Этот вопрос был так неожидан, что Эва совсем растерялась. Если ему станут известны причины ее отношения к мужчинам, он, конечно, воспользуется этим и не остановится до тех пор, пока не стащит с нее броню, которую ей приходилось выковывать все эти годы, броню, которая до того момента, как она встретила этого демонического человека, оберегала ее.
Она тряхнула волосами и быстро схватила чашку.
— Я уже говорила вам, Блэкхит, что мой первый муж был ничтожным, трусливым червем, который…
— Нет, Эва. Я не думаю, что это связано с вашим первым мужем. Я думаю, что это глубже. Намного глубже. — Он пронзил женщину взглядом, таким черным, таким безжалостным, что у нее по спине поползли мурашки, а ладони вспотели. — Не так ли?
— Вы не имеете права вторгаться в мою жизнь, Блэкхит.
— Если вы собираетесь стать моей герцогиней, то имею. И вы обязаны сказать мне всю правду.
— Правда не имеет значения. Кроме того, все это в прошлом, причем произошло все так давно, что я и не подумаю вытаскивать наружу и будить воспоминания о том, что уже забыла.
Он пододвинул свое кресло к ней, подался вперед, и она вжалась в спинку, чтобы сохранить дистанцию.
— Если вы не расскажете мне, то, будьте уверены, я найду способ все выяснить сам. Но я бы предпочел, чтобы рассказали вы. Так будет лучше нам обоим.
— Не пугайте, Блэкхит, или пожалеете об этом.
Он лишь усмехнулся и откинулся на спинку кресла. Он единственный мужчина, которого она никогда бы не захотела иметь врагом. Единственный мужчина, способный внушить ей страх и уважение, тогда как остальные вызывают у нее только отвращение. Лучше быть осторожной. Ей не нравился блеск в его глазах, ее тревожила его непостижимая черта — способность всегда опережать ее на шаг, ее пугало ощущение неустойчивости.
— Вы слышали, что я сказала, Блэкхит?
— Я слышал вас, моя дорогая.
То, что он не стал ввязываться в пикировку, мгновенно лишило ее самообладания. У Эвы задрожали руки, она поставила чашку и поднялась с кресла.
— Я очень устала от путешествия и вашего общества. Я иду спать.
— Хорошо. Я составлю вам компанию.
— Я предпочитаю спать одна, спасибо вам.
— Вы вовсе не собираетесь спать, и я тоже.
Вот теперь она разозлилась, разозлилась по-настоящему, и притворяться уже не было нужды.
— Как вы смеете говорить мне, что я чувствую! Я по горло сыта вами и вашей самоуверенностью, Блэкхит, и начинаю сожалеть, что вообще приехала сюда с вами. И, кроме того, наше маленькое состязание закончено!
— Ах как жаль, — проговорил он, улыбнувшись, поймал ее за руку, когда она повернулась, чтобы уйти, привлек к себе и поцеловал.
Он с такой силой впился в ее губы, что Эва едва не опрокинулась через его локоть. В следующее мгновение она поняла, что он сделал это намеренно, так как почувствовала его другую руку у себя под коленями… и взлетела на его руках в воздух. Она забилась, когда герцог крепко прижал ее к себе, а его язык раздвинул ей губы. Все вокруг поплыло.
Она задыхалась. Ее переполняли паника и ярость одновременно. Она тщетно барахталась в его объятиях, беспомощно, но яростно мычала сквозь не отпускавшие ее губы герцога, пыталась брыкаться, достать ногами его стальной живот, старалась освободить руку, чтобы нанести ему ошеломляющий удар в висок. А он лишь крепче целовал ее. Щетина на его подбородке царапала нежную кожу вокруг ее рта. Жар его тела наполнял, зажигал, охватывал все ее существо и, наконец, заставил ощутить сладкую боль возбуждения между ног — в том сокровенном месте, которое непрерывно жаждало быть наполненным с той минуты, когда она впервые оказалась в его объятиях.
Ей удалось увернуться от его губ.
— Опустите меня на пол, Блэкхит!
— С удовольствием.
Он опустился на колени, но не отпустил ее. Вместо этого он уложил ее на ковер и не позволял подняться. И тогда Эва поняла, что возврата нет, что нет места гордости, когда речь идет о таких чувствах, какие он в ней разбудил. Потому что он снова целует ее, прижимает к себе, его властная рука, проведя по ее шее, начинает расстегивать на ней шерстяную дорожную одежду, нетерпеливо распахивает ее… и добирается до груди. Она застонала, когда его пальцы сомкнулись на нежной возвышенности, приподнимая ее, лаская, пощипывая через нижнюю рубашку сосок до тех пор, пока он не заострился, как бутон.
Его рука добралась до другой груди, начав мять и поглаживать ее через тонкую материю. Сопротивление женщины быстро слабело. Страх и злость уже превратились в далекое воспоминание, и она плыла в зыбком тумане истомы. Эва выгнулась на ковре, ее дыхание стало прерывистым, на шее забилась жилка, когда Блэкхит прижался к ней губами. Он целовал этот хрупкий кусочек ее тела, прежде чем опуститься ниже. «О да. О да, пожалуйста, целуй меня…»
Его губы тронули сосок, прихватили вместе с прикрывающей его тонкой тканью. Эва никак не могла вздохнуть всей грудью, не могла думать ни о чем, кроме ощущения, которое оставлял на напрягшемся, ноющем соске язык, трогающий его через ставшую влажной батистовую рубашку. Ей страстно хотелось отстраниться от него и в то же время приблизиться к источнику этой пульсирующей боли-удовольствия. Ее рука обхватила шею Блэкхита, потянув его вниз, ее пальцы нетерпеливо распустили его косичку и погрузились в густые блестящие волны волос, несмотря на то что какая-то часть ее души была готова использовать шанс, чтобы причинить ему боль… чтобы освободиться.
Но нет, она вовсе не стремилась уйти от ощущения истомы, которое вызывали его горячие губы, зажавшие нежный бутон на ее груди. Эва вжалась спиной в ковер, когда он стал поднимать ее нижние юбки. Его пальцы скользили вверх по ее голой ноге, выше и выше, пока не нащупали подвязку. Он спустил мягкую полоску материи по бедру, по колену, икре, собирая вместе с ней чулок и заставляя ее глубоко задышать от чудесного ощущения его ладони, прикасающейся к ее коже. Она почувствовала, как та же рука ласкает ее икру и приподнимает ногу, чтобы можно было дотянуться до лодыжки и ступни и гладить их.
— Эва.
Она взглянула в его лицо. Его глаза напоминали полуночное небо, бархатное, черное и почти мистическое, их глубина переходила в вечность.
— Эва, может, нам остановиться?
— Ах, черт возьми, Блэкхит, вы уже доказали, что сильнее.
— Я спросил, может, нам остановиться?
— Когда-нибудь… но не сейчас.
Его густые черные ресницы прикрыли глаза, в которых могло бы читаться торжество, и он принялся снова целовать ее. Он выдернул ее рубашку из-под собранных на поясе нижних юбок и снял вместе с жакетом, затем перевернул ее на живот, расшнуровал корсет и отбросил его. Он освобождал ее тело так, словно очищал какой-то экзотический фрукт. Наконец на ней осталась лишь нижняя сорочка, которую он решительно приподнял. Теперь Эва была почти обнаженной, и его ладонь поглаживала ложбинку внизу ее спины и ласкала ягодицы. Ковер слегка покалывал ей щеку, волосы сбились под виском. Он снова аккуратно перевернул ее, и Эва зажмурила глаза, когда его лицо прильнуло к ее груди, целуя и лаская. Его рука легла на талию, затем его пальцы скользнули по внутренней поверхности ее обнаженного бедра, приближаясь к потайному месту между ног. Она горела от страсти. Между ног было мокро. Она глубоко вздохнула и развела ноги, когда его пальцы раздвинули влажные завитки волос и медленно, со знанием дела скользнули внутрь.
— О-о-ох… — Эва судорожно вздохнула и выгнулась всем телом, когда он потянул губами ее затвердевший сосок, который по-прежнему прикрывала влажная ткань. — Ох, Блэкхит… не понимаю, как я позволила вам сделать это… как вам удалось лишить меня самообладания и заставить поддаться…
Его ладонь лежала у нее на лобке, пальцы все глубже проникали под влажное тепло складок ее сокровенной плоти, а большой палец играл с жемчужиной над ней, пока кровь в ней не заклокотала и ее сознание не погрузилось в туман.
— Это ощущение обоюдно, моя дорогая.
— Благодарение Богу… мне невыносима мысль, что наше влияние друг на друга односторонне.
Свободной рукой он прижал ее ладонь к своему возбужденному члену, который показался Эве таким большим, что она удивилась, как только материя не лопнула под этим напором.
— Вот, моя дорогая Эва, вам и доказательство, что мы в одинаковом состоянии. Вы моя слабость, и были ею с того самого момента, когда я впервые увидел вас. А теперь не двигайтесь. Лежите и закройте глаза, потому что я хочу любить вас… ощутить вас языком, заставить понять, что делить ложе с герцогом Блэкхитом — это вовсе не страшная пытка, как вы себе это представляли.
Если его пальцы, погруженные в ее жаркое, влажное гнездышко между ног, еще не довели ее до полного исступления, то уж эти слова точно сделали свое дело. Эва, которую обдало томительным жаром, опустилась спиной на ковер и расслабилась… во всяком случае попыталась. Он лег на ковер рядом с ней, огонь его тела обжег ее, а его ладонь лежала в самом низу ее живота, в то время как большой палец раздвигал складки ее внешней плоти… подготавливал ее… ласкал ее.
Губы герцога скользнули по нижней части груди Эвы.
По ложбинке над животом, потом еще ниже.
Вот и завитки шелковистых рыжих волос.
Эва ощутила его небритую щеку на своем животе, его губы на холмике лобка, его дыхание, обжигавшее ее плоть… и вот первое нежное прикосновение его языка, который тронул самое чувствительное местечко.
Мир вокруг Эвы начал взбухать и опадать пульсирующими рывками. Ее ногти впились в ковер под ней, пот покрыл виски, когда язык Блэкхита заработал быстрей, настойчивей… агрессивней.
Словно издалека слышала она свои пронзительные крики, когда он слегка надавливал ей ладонью на промежность, заставляя еще шире раскрыться ее плоть и не прекращая нежно прикасаться к трепещущему твердому узелку, толкать его языком. Эва почувствовала, что все внутри ее лона судорожно сжалось, все тело напряглось, но она по-прежнему цеплялась за свой рассудок, ощущая лишь непрерывные, безжалостные прикосновения его языка, дикую страсть, овладевшую им, когда он, еще сильнее раздвинув ей ноги, с рычанием, в котором звучало поражение, зарылся лицом в ее сладкое тепло.
Эва утратила контроль над своим телом и выгнулась, вскрикнув, когда по ее телу побежали лишающие рассудка волны наслаждения. Потом она будет вспоминать, как сопротивлялась самой этой мысли, будет поглаживать истертые о ковер ягодицы, а теперь она могла лишь обхватить великолепное тело Блэкхита руками и ногами, когда он расстегнул штаны и опустился на нее в классической позе мужского господства.
Эва радовалась его сладкому натиску, когда он опускался между гладкими бедрами все ниже и ниже, пока его член не прижался к ее томящейся расселине, требовательно заставляя ее шире раскрыться ему навстречу. Ощущение было восхитительное. Всепоглощающее. Затем Блэкхит начал двигаться внутри ее, и Эва почувствовала, как все ее тело, отвечая на эти движения, приготовилось снова нырнуть в океан экстаза.
Он заставлял ее воспарять выше и выше, и когда Эва подумала, что умирает от наслаждения, он освободился и сам, с силой в последний раз войдя в нее и заставив ее тело извиваться и биться на ковре.
Изнемогая от жара, тяжело дыша и ощущая полную опустошенность, Эва лежала под ним на спине, чуть не раздавленная его весом, наслаждаясь томительным чувством, охватившим ее. Его прерывистое дыхание шевелило мокрые волосы, прикрывающие ее шею и сбившиеся на ковре под ней.
Прошло много времени, прежде чем она заговорила:
— Мне следует ненавидеть вас, Блэкхит.
Он приподнял ее, просунул руку под шею и прижал ее к своему все еще бешено колотящемуся сердцу.
— Осмелюсь сказать, мадам, что предпочел бы ваше милосердие.
И только довольно много времени спустя она осознала, что позволила мужчине господствовать над собой.
Она заснула, все еще удивляясь этому тревожному обстоятельству, слишком уставшая, слишком опустошенная и до изумления удовлетворенная, чтобы уделить ему то внимание, которого оно заслуживало.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Влюбленный холостяк - Хармон Данелла



Роман потрясающий!!! Есть и ненависть,и презрение,и страсть перетекающая в красивую любовь!!!!! Прелесть!!!!!!!!
Влюбленный холостяк - Хармон ДанеллаАнна
30.09.2011, 9.40





Супеееер!
Влюбленный холостяк - Хармон ДанеллаСабина
14.11.2012, 21.00





классссссс.
Влюбленный холостяк - Хармон Данелларазият
27.01.2014, 15.36





Данный роман весьма интересен,читается легко,динамичный,нет на мой взгляд в нем лишнего,все по сути и по делу,ляпов нет.Герои очень интересные личности оба,мне импонировали на протяжении всего романа.Достаточно откровенные сцены,хорошо описаны,видимо автор знает,о чем пишет,приятно читать,на некоторый взгляд может сперва и откровенно,особенно действие первое,хотя кому как.Автор на мой взгляд грамотно все излагает.Роман еще не прочла,но советую,кому интересно!
Влюбленный холостяк - Хармон ДанеллаКЭТ 63
31.01.2014, 12.04





Данный роман весьма интересен,читается легко,динамичный,нет на мой взгляд в нем лишнего,все по сути и по делу,ляпов нет.Герои очень интересные личности оба,мне импонировали на протяжении всего романа.Достаточно откровенные сцены,хорошо описаны,видимо автор знает,о чем пишет,приятно читать,на некоторый взгляд может сперва и откровенно,особенно действие первое,хотя кому как.Автор на мой взгляд грамотно все излагает.Роман еще не прочла,но советую,кому интересно!
Влюбленный холостяк - Хармон ДанеллаКЭТ 63
31.01.2014, 12.04





Как дополнение напишу,что с концовкой перебор на мой взгляд,так шандарахнуться,полежать с месяц,спасти Перри и родить через девять месяцев прям-лихо!Хотя в жизни знаю девушку,которая после аборта,недели через три забеременела -наверное есть такие случаи,организм сильный!
Влюбленный холостяк - Хармон ДанеллаКЭТ 63
31.01.2014, 15.14





Очень хороший роман, интересный, динамичный, страстный, местами откровенно эротичный, легко читается.(P.S.Читала предыдущие книги про братьев де Монфор и уже тогда меня очень заинтриговал Блэкхит, почти влюбилась в него и даже немного ревновала к Эве, потому не хотела читать из принципа, но... любопытство пересилило, и не жаль потраченного времени. Люсьен - просто потрясающий мужчина, и избранница ему под стать.)
Влюбленный холостяк - Хармон ДанеллаLiliAnn
9.05.2014, 17.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100