Читать онлайн Убежденный холостяк, автора - Хармон Данелла, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Убежденный холостяк - Хармон Данелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Убежденный холостяк - Хармон Данелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Убежденный холостяк - Хармон Данелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хармон Данелла

Убежденный холостяк

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Поднимаясь наверх с подносом в руках, Челси ожидала, что Эндрю уже спит. Однако он сидел в кровати, привалившись спиной к изголовью, и что-то писал в своем блокноте, который положил на согнутые колени.
Челси на мгновение остановилась в дверях, чтобы понаблюдать за ним. Эндрю так сосредоточился на своей работе, что не заметил ее. Свет свечи позолотил его лицо, хотя он все еще был бледен. Он распустил волосы, и они блестящей массой рассыпались по его плечам. Несколько прядей то и дело падали ему на глаза, и он откидывал их. Он выглядел юным, почти мальчишкой. Но очень красивым мальчишкой.
Челси получала несказанное удовольствие, разглядывая его. Было нечто захватывающее в том, чтобы наблюдать, как гений создает чудесные вещи, которые когда-нибудь изменят мир. Она не смогла сдержать восторженного трепета, и на мгновение — на одно коротенькое мгновение — ей захотелось подойти к нему, забраться под одеяло и поцеловать в губы, уголки которых были грустно опущены всегда, кроме тех моментов, когда он улыбался.
«О чем ты думаешь?» Наверное, это побочное действие возбудителя. Наверняка. Как и ее глупая надежда на то, что он попросит ее остаться… Как и ее сокрушительное разочарование от того, что он не попросил.
Челси кашлянула, давая понять, что она здесь. Эндрю вздрогнул и резко поднял голову.
— Привет, — сказал он.
К радости Челси, он тут же перестал писать, закрыл блокнот и положил его на тумбочку. Ну и ну, какие перемены! Неужели ее короткая проповедь в карете возымела действие?
— Вам лучше? — спросила она, улыбкой показывая ему, что обратила внимание на прогресс в его манерах.
— Значительно, — ответил Эндрю, забирая у нее поднос.
— Отлично. Вот свежий чай, остатки пирога со свининой, горошек и картошка в мундире.
Челси еще в кухне разложила еду на две тарелки. Эндрю взял одну, а другую на подносе протянул ей.
— Нет, — возразила она, — оставьте поднос себе. Ведь вам не на что поставить тарелку.
— Поставлю на колени.
— И обязательно перевернете. Подождите. — Держа поднос в одной руке, другой она подвинула к себе тумбочку и поставила на нее свою тарелку, чайник и две чашки, а поднос отдала Эндрю.
Все это время он с иронией наблюдал за ее действиями, однако от подноса не отказался.
— Как я вижу, вы отличная дрессировщица, — подытожил он, ставя свою тарелку на поднос и накалывая на вилку кусок пирога.
— Почему вы так решили?
— Для вас «нет» — не ответ. Если бы вы позволили, собаки одержали бы верх над вами. Но вы никому не разрешаете одерживать над вами верх — ни людям, ни собакам.
— Это комплимент?
— А вы хотите, чтобы это был комплимент?
Челси пожала плечами.
— Комплименты легче воспринимать, чем оскорбления, поэтому я бы хотела, чтобы это был комплимент.
— А это и был комплимент, — улыбнулся Эндрю.
Челси налила ему чаю, недоумевая, почему у нее вдруг задрожали руки. Она почувствовала на себе взгляд Эндрю, и ей внезапно стало жарко, а с сердцем творилось нечто странное: оно едва не выскакивало из груди. Да, с этим человеком проще иметь дело, когда он мрачен и груб. Когда же он становится таким милым, как сейчас, она тут же начинает волноваться. А еще эта обстановка — он лежит в кровати, а она наливает ему чай — очень интимная. Чересчур интимная. Интересно, все жены наливают чай своим мужьям, когда те просыпаются?
— Молоко, сахар?
— Да, пожалуйста.
Челси размешала молоко и сахар и подала чашку Эндрю. Он было взял ее, но тут же отдернул руку: чашка оказалась горячей, а ручку сжимали пальцы Челси.
— Простите, — поспешно проговорила она и поставила чашку, чувствуя себя глупой и неуклюжей из-за дурацкой нервозности.
«Беседа. Надо завязать беседу. Но о чем можно говорить с ученым-затворником? И почему я вдруг так занервничала?» Челси наблюдала, как Эндрю маленькими глотками пьет горячий чай.
— Вы все еще бледны, — сказала она, отметив, что сегодня, когда он так осунулся, его волосы кажутся темнее обычного.
Эндрю пожал плечами:
— Я редко бываю на воздухе, знаете ли. Поэтому и бледен. Большую часть времени сижу в лаборатории.
Это было правдой, но лишь отчасти. На самом деле Эндрю проводил вне лаборатории немало времени. Ему нравилось ездить верхом и изучать природу. Просто он не любил удаляться от Блэкхита, обеспечивавшего ему уединение и безопасность.
Эндрю пил чай и старался не смотреть на Челси. Надо записать то, что он видел из окна. Возможно, когда-нибудь эти записи принесут пользу науке или медицине и помогут тем, кто захочет сохранить память о нем после того, как его запрут в сумасшедшем доме. При этой мысли он непроизвольно вздрогнул и едва не выронил чашку. Его снова охватил страх. Страх, который никогда его не отпускал.
— Принести вам еще одно одеяло? — предложила Челси, увидев, что он вздрогнул.
— Не надо.
— Вам же холодно. Вы плохо выглядите. — Она поставила тарелку на тумбочку. — Думаю, надо послать за доктором.
— Нет, не надо.
— Лорд Эндрю…
— Мне уже лучше. Честное слово. — Эндрю улыбнулся, пытаясь убедить Челси в истинности своих слов. — Просто я устал. Вчера я совсем не спал. Слишком много мыслей было в голове. Еда и хороший сон — вот что мне надо.
— А почему вы не спали прошлой ночью? Вряд ли вы переживали из-за дуэли, ведь так?
— Из-за дуэли? Да я даже не думал о ней. Нет, мадам, всю ночь я провел над книгами, хотел понять, что входит в возбудитель. Это и утомило меня. Ничего больше.
Челси, прищурившись, посмотрела на него.
— Честное слово, — добавил Эндрю. Он выдержал ее взгляд и увидел в ее глазах то, что потрясло его до глубины души, — тревогу и нежность. Она искренне беспокоилась за него.
Его улыбка угасла. Ему нравилось, что она хлопочет вокруг него, доставляла удовольствие ее забота, и поэтому он почувствовал себя обманщиком.
Надо все ей рассказать. Ведь если он не найдет выход из этой ситуации, ей придется выйти за него замуж. А она заслуживает того, чтобы знать правду и понимать, во что ввязывается. Она имеет право знать, что Люсьен показывал его всем, кому только можно: светилам науки, исследователям, знаменитостям в области слабоумия, помешательства и прочих расстройств психической деятельности, но ни один из них — ни один! — не смог поставить диагноз, не говоря уже о том, чтобы сделать прогноз на будущее.
У него от страха заболел желудок. Да, он должен открыть ей правду. Но имеет ли он право рисковать? Сможет ли он выдержать ее жалость и отвращение? Узнав все, она точно не захочет выходить за него. Тогда почему бы не рассказать? Что его останавливает? Разве не он всеми силами сопротивлялся этому браку?
А если она все же согласится, ему придется указать на явные преимущества, которые дает ей его болезнь. Ха-ха-ха. Смех — это лучший способ встречать неприятности, которые подкидывает жизнь, не так ли?
«Представьте себе, Челси. Если у вас когда-нибудь закончатся средства, вы сможете выставлять меня напоказ и брать за это деньги. Я будто наяву слышу, как люди восклицают: „Смотрите! Это знаменитый лорд Эндрю де Монфор. Он придумал летательный аппарат, но тот рухнул. Потом создал возбудитель. Этот изобретатель — сумасшедший в прямом смысле слова! Смотрите, на него надели ошейник, он живет в клетке и воет точно так же, как собака его жены!“
Эндрю так разозлился от этих мыслей, что кусок свиного пирога встал у него поперек горла. Аппетит совсем пропал, и он отодвинул тарелку.
Челси снова проверила, есть ли у него температура.
— Я здоров.
— Тогда, наверное, дело в горошке.
— Простите?
Она грустно усмехнулась.
— Только не говорите, что никогда не слышали о проклятии. О том, как человек, за которого я должна была выйти замуж, поперхнулся горошиной и умер. И вот опять такая же ситуация. Я принесла вам горошек, и вы, очевидно, решили, что пришел ваш последний час.
— Мадам, уверяю вас, я терпеть не могу горох, поэтому поперхнуться им я могу только в одном случае: если вы насильно запихнете его мне в глотку.
— Я не буду ничего насильно впихивать в больного. Тем более то, что он терпеть не может. — Челси забрала поднос. Она мгновенно почувствовала, что настроение Эндрю изменилось, и перешла на деловой тон: — Полагаю, мне пора ехать. Вам надо поспать, а мне подумать.
— Да, пора.
«Пожалуйста, не уезжайте. Я не хочу оставаться наедине со своими мыслями и страхом. Вы нужны мне. Пожалуйста, не уезжайте!» Однако Эндрю не решился произнести это вслух. Судорожно вцепившись в одеяло, он молча смотрел в окно и вел внутреннюю борьбу с самим собой — борьбу, в которой, кажется, никогда не будет победителя.
Челси озадачило его поведение. Она обратила внимание на то, что его взгляд устремлен на окно, туда, где ему стало плохо. Он выглядел чрезвычайно сильным. Чрезвычайно привлекательным. И чрезвычайно одиноким.
Его что-то мучило, и девушка ощущала, что он борется с чем-то внутри, и чувствовала, что он нуждается в ней, причем очень сильно. Она знала: люди, привыкшие к одиночеству, редко сознают, что им необходим собеседник, и, естественно, никогда не говорят об этом. Она знала это слишком хорошо — почти все свое детство она провела в одиночестве.
Словно догадавшись о ее мыслях, Эндрю повернулся к Челси. Его глаза метали молнии, губы были плотно сжаты. Секунду он смотрел на девушку, а потом уставился в погасши камин.
— Кажется, вы собирались уезжать, — пробормотал он.
Челси хотела дотронуться до его руки, но не решилась, остановленная взглядом Эндрю.
— Уходите, — процедил он сквозь стиснутые зубы и головой указал на дверь. — Уходите, забирайте поднос и наслаждайтесь своим ужином где-нибудь в другом месте, чтобы не портить себе аппетит моим унылым видом.
— Эндрю, а вам не хочется поговорить?
— Нет. Мне хочется, чтобы вы ушли. Поскорее.
— Что я такого сделала?
— Ничего. Просто мне нужно о многом подумать, ясно? — Он отбросил одеяло. — Хотя будет лучше, если вы ляжете здесь, а в другое место пойду я.
Челси схватила его за руку:
— Нет, вы останетесь.
Девушка уперлась рукой ему в грудь. Под тонкой тканью сорочки она ощутила тепло его тела, почувствовала, как бьется его сердце. Эндрю посмотрел на ее руку, однако она не убрала ее, подняла голову и отважно встретила его тяжелый взгляд.
— Из нас двоих плохо чувствуете себя вы. Поэтому здесь останетесь вы, а я пойду в другую комнату.
Эндрю долго смотрел ей в глаза, прежде чем отвернуться.
— Хорошо.
Челси с неохотой убрала руку с его груди.
— Оставить вам чай?
— Нет. Мне вообще ничего не надо оставлять, только мое плохое настроение.
— Не исключено, что ваше плохое настроение исчезнет, если вы о нем поговорите. Вы почувствуете себя лучше, если поделитесь своими проблемами.
Эндрю горько рассмеялся.
— Я — возможно, а вы нет. Поэтому оставим эту тему. Спокойной ночи, Челсиана. Доброго вам сна.
Челси молча смотрела на него, обиженная его резкостью. Эндрю повернул голову, и снова его взгляд уперся в окно. Что же он скрывает? Почему так упорно отказывается открыться ей? Челси очень хотелось помочь ему, только она не знала как.
Вздохнув, она взяла поднос с остатками ужина. Эндрю продолжал смотреть в окно, теребя одеяло. Царившая в комнате тишина буквально давила на уши. Напряжение стало невыносимым. «Что ж, отлично». Если ему нравится наслаждаться плохим настроением в одиночестве, пусть. Она не будет усложнять и без того непростую ситуацию и навязывать ему свою заботу, когда он не скрывает желания остаться одному.
«Мужчины! Они невыносимы!»
— Тогда спокойной ночи, Эндрю. Надеюсь, что к утру улучшится и ваш аппетит, и ваше настроение.
Гордо вскинув голову, Челси направилась к двери, ожидая, что он окликнет ее, смягчится, расскажет о своих проблемах. Если человек ложится спать сердитым, сон не приносит пользы. Она знала, что Эндрю нуждается в ней, хотя и не хочет признаться себе в этом. Однако он так и не окликнул ее и позволил выйти в коридор. Челси закрыла за собой дверь и прошла в другую комнату.
Она долго не могла заснуть. Лежа в чужой кровати, в чужой комнате, в чужом доме, она спрашивала себя, а не станет ли брак с этим умнейшим, темпераментным мужчиной, спавшим в соседней комнате, самым большим несчастьем в ее жизни.
Отчаянно сожалея о том, что рядом нет Пятнистого, она смотрела на окна особняка напротив, и в ее сердце все глубже проникала печаль. Как ни крути, а собаки все же лучше людей.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Убежденный холостяк - Хармон Данелла



Мне не понравилось. Герои со странностями, сюжет не очень.
Убежденный холостяк - Хармон ДанеллаКэт
21.08.2013, 16.23





Перечитала все романы.И все они потрясающие!!!А на вкус и цвет товарищей нет!!!
Убежденный холостяк - Хармон ДанеллаИрина
11.12.2014, 21.30





начало многообещающее, но потом сюжет сдулся. стал скучным и неинтересным. как-то... никак.
Убежденный холостяк - Хармон Данеллалелища
6.11.2016, 18.31





начало многообещающее, но потом сюжет сдулся. стал скучным и неинтересным. как-то... никак.
Убежденный холостяк - Хармон Данеллалелища
6.11.2016, 18.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100