Читать онлайн Предвкушение счастья, автора - Хармон Данелла, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Предвкушение счастья - Хармон Данелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.14 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Предвкушение счастья - Хармон Данелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Предвкушение счастья - Хармон Данелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хармон Данелла

Предвкушение счастья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

«Морские новости»


"В прошлое воскресенье каперские шхуны «Владычица» и «Пустельга», с капитанами Эштоном и Мерриком, вернулись в порт после успешного похода против врага в районе Сэнди-Хук.
Из достоверных источников известно, что шхуна «Пустельга» под командованием Меррика захватила быстроходный королевский почтовый корабль «Сассекс», который направлялся из Лондона в Нью-Йорк с деньгами и депешами для вражеских войск. Вместе с ним были захвачены два торговых судна. На одном были сахар, хлопок, кофе, на другом — 1000 мушкетов, 12 тонн пуль для мушкетов, ядра и несколько десятков бочонков с порохом, предназначавшихся для армии его королевского величества. Также захвачена бригантина, перевозившая 12 орудий и 10 вертлюг, на что капитану Эштону пришлось потратить меньше часа. Почтовый корабль получил серьезные повреждения, и капитанам Эштону и Меррику пришлось затопить его. Однако капитаны вели себя смело и по-джентльменски: на торговых судах пассажирам возвращены деньги и имущество".
Эфраим Эштон крякнул и отложил газету. Он уже выучил наизусть эту заметку. Сидевшая напротив Эвелина Меррик не сводила с него глаз, но он не замечал ее. Прогнав с колен кота, Эфраим снова взял газету.
«Возвращаясь в порт с тремя захваченными судами, капитаны Меррик и Эштон заметили еще одно вражеское судно, похожее на торговое. Им оказался военный фрегат. Капитаны разделились, и фрегат бросился вдогонку за „Пустельгой“. Обнаружив, что не сможет уйти, поскольку ветер был встречный, капитан Меррик прибег к уловке. Он приказал спустить все паруса, а экипажу — выстроиться вдоль борта с длинными шестами в руках, сделав вид, что шхуна села на мель. Экипаж фрегата побоялся рисковать и, чтобы не оказаться на мели, резко ушел влево, предоставив Меррика его судьбе, поскольку уже приближалась ночь. С наступлением темноты Меррику не составило труда поднять паруса и удалиться, имея под килем добрых двести ярдов».
Эфраим покачал головой и рассмеялся.
«Пустельга» и «Владычица» были торжественно встречены в порту пушечным салютом и залпами береговой батареи. Они привели с собой столько захваченных судов, что им всем не хватит места на реке. Полюбоваться героическими шхунами и их экипажами, которые внесли большой вклад в дело борьбы за свободу, приглашаем на верфь Эфраима Эштона. Храбрый капитан Меррик сообщил, что его шхуна открыта для всех, у кого появится желание помочь заштопать на парусах дыры, оставленные вражескими пулями".
Эфраим отбросил газету на стол и удовлетворенно вздохнул. Чего ему еще желать? Сын приносил ему все больше славы и известности, а теперь и будущий зять, который оказался даже хитрее Мэтта. То, что Брендан женится на Май-ре, было для него делом решенным.
Неожиданно он насупился. Чтобы его планы осуществились, он не должен позволить Майре ускользнуть на «Пустельге». Если Меррик узнает, что она обманом проникала к нему на корабль, он не женится на ней.
Эфраим прекрасно знал, где пропадала его дочь, хотя Меррик, похоже, был в полном неведении. Едва он привел в порт свою победительницу «Пустельгу» и пробрался сквозь толпу восторженных горожан, как сразу прибежал к ним с раскрасневшимся от волнения лицом и спросил про Майру. Пришлось сказать, что она заболела и лежит в постели. Но Эфраиму удалось удержать Меррика в своем доме и выведать от него все подробности плавания. Нет нужды говорить, что надежным источником для газет оказался сам Эфраим. Довольный собой, Эфраим провел рукой по седым волосам.
— Ах, Эвелина, твой брат — замечательный моряк. Никогда бы не подумал!
Она отставила тарелку с сыром.
— Брендан научился плавать на лодке раньше, чем стал ходить. По крайней мере отец всегда так говорил.
— Твой отец, наверное, хороший моряк, раз еще в детстве выучил сына таким вещам.
— Да. — Глаза у девушки стали печальными. — Он был адмиралом королевского флота, его убили ударом ножа на борту своего флагмана.
— Адмирал?! Ты хочешь сказать, что ваш отец был адмиралом королевского флота?
— Да.
Удивлению Эфраима не было предела.
— Абигайль! Абигайль! Иди сюда! — закричал он. — Мне нужно что-то сказать тебе!
Он просто не мог держать в себе такую новость. Наверху было тихо. Видно, сын адмирала мог спать при любом шуме.
Абигайль появилась в столовой, вытирая руки о фартук.
— Право же, Эфраим! Зачем так кричать? Ты разбудишь капитана!
Он схватил ее за руку.
— Ты представляешь, отец Меррика был адмиралом! Адмиралом! То-то британцы взбесятся, когда узнают, что его сын сражается на нашей стороне!
— Их всегда это злило, — спокойно ответила Эвелина. — Даже когда Брендан служил у них на флоте.
— Что?
Девушка поднялась из-за стола, и ее золотистые волосы рассыпались по плечам.
— Зависть, — спокойно пояснила она. — Она сгубила многих людей, особенно умных и честных. Мой отец не исключение, и Брендана постигла бы такая же судьба, если бы он остался служить там.
Девушка вышла из столовой, а Эфраим и Абигайль смотрели ей вслед, с трудом веря услышанному.
— Черт меня побери! — вырвалось у Эфраима.


Наверху в восточной комнате Брендана не было. Он позволил Эфраиму уговорить себя остаться на ночь, дождался, пока старый капитан отправится спать и когда все девятнадцать часов в доме пробили час, открыл замерзшее окно и спрыгнул в снег.
Через полчаса Брендан уже поднимался на борт «Пустельги».
Он испытывал угрызения совести, обманув старого капитана, но он больше не доверял самому себе, когда Майра была так близко. Слава Богу, у него была шхуна, где он мог укрыться. Если бы он остался на ночь в доме Эштона, то она закончилась бы в постели Майры. Он любил ее и боялся этого чувства. Он не был готов расстаться с морем и любимой шхуной.
Брендан не хотел снова испытывать боль, оказавшись перед выбором между девушкой и шхуной. И это толкнуло его на побег.
Он проснулся в своей постели на борту мерно покачивавшейся шхуны, когда солнце давно уже взошло. В каюте все еще пахло порохом, и Брендану вспомнились вчерашний бой, грохот пушек, крики людей и его шхуна, летящая по волнам…
Заложив руки за голову, он улыбался, глядя на переборку. Наверху послышались шаги. Должно быть, это Лайам с первыми посетителями. Да, горожане устроили ему торжественный прием, как и бедняге Мэтту. Но бедняге ли? Похоже, Мэтт наслаждался своей славой.
Шаги направлялись к люку, но они были слишком легкими для Лайама и торопливыми. Наверняка это Дэлби. Господи, только не сейчас…
Дверь тихонько открылась, и Брендан притворился спящим.
Кто-то прошел по каюте и дотронулся до него.
— Капитан?
Брендан распахнул глаза. Это была Майра.
— Мне жаль, что я разбудила тебя. — Глаза девушки блестели, а щеки разрумянились, словно она бежала по холоду. — Не думала, что ты еще спишь.
— Вообще-то я уже не спал.
Она озорно улыбнулась и прикоснулась к его руке.
— Не похоже.
— Я думал, это Дэлби.
— А, это тот коротышка с вечно больным животом?
— Он самый.
Майра присела и с любовью посмотрела на него. Вопреки словам он был совсем сонным, густые волосы спутались, лицо безмятежно, глаза чуть припухли. Сквозь распахнутый ворот рубашки виднелись крепкая шея и золотистые волосы на груди. Брендан был таким красивым и желанным, что у Майры перехватило дыхание. Она облизнула губы и прикоснулась к его заросшей щеке.
Глаза Брендана потемнели.
— Ты выгладишь так аппетитно, как завтрак после трехдневного голодания, милая.
— Правда? — Она провела пальцем по его губам. — Так почему бы тебе не поцеловать меня и не попробовать, так ли хороша я на вкус?
Брендан засмеялся, притянул ее к себе и поцеловал. Потом он выпустил Майру и посмотрел на нее таким взглядом, от которого у нее быстро забилось сердце и кровь застучала в висках. Она взяла его руку и благоговейно поцеловала каждый палец, его большую ладонь, а потом прижалась к ней щекой. Брендан запустил пальцы в ее густые волосы, и Майра вздохнула, закрыв глаза.
— Я соскучился по тебе, Майра.
Майре вдруг вспомнилось, как Брендан на палубе торопливо зарисовывал картину боя, как он стоял у штурвала шхуны, как смутился, когда горожане подхватили его на руки и торжественно пронесли по площади. Она с благоговением прижала к губам его руку и тихо произнесла:
— Я тоже тосковала по тебе, Брендан.
Он улыбнулся и отвел взгляд, словно это признание смутило его.
— Вы оба были такими смелыми и отважными. Он покраснел.
— От кого ты узнала?
— Старр говорил мне, — ответила она с лукавым блеском в глазах.
— А! Так вы друзья?
— Мы… знакомы.
— Меня это не удивляет. — Он провел пальцем по ее носу и мягким, нежным губам. — Ты со своими котами, а Старр — с цыплятами.
— Цыплятами? — Майра удивленно приподняла брови.
— Ну да, цыплятами. Ты не поверишь, но я застал его, когда он разговаривал с одним петухом, которого мы взяли на камбуз на суп. Он посадил его себе на плечо и расхаживал, точно пират с попугаем.
Майра засмеялась.
— Ну, мы, любители животных, должны держаться вместе, — сказала она и опять принялась целовать его пальцы. Ее глаза блеснули, и она лизнула его палец.
Брендан испугался и занервничал:
— Не надо.
— Почему?
— Я сказал — не надо, и все!
Он попытался выдернуть руку.
— Я тут лежу и сгораю от желания, а ты делаешь все, чтобы свести меня с ума! Ну перестань!
Его голос был не очень убедительным, и Майра снова провела языком по его пальцу.
Страстное, ослепляющее желание захватило Брендана, он вырвал свою руку, испугавшись тех чувств, которые она пробуждала в нем.
— Майра, это непристойно!
Майра воспользовалась этим замечанием, чтобы дать ему понять, что рассердило ее.
— Непристойно сбегать из дома посреди ночи, Брендан. Думаешь, я не заметила твои следы на месте приземления? Или тропинку, которая вела по лужайке? Удивительно, как ты не сломал свою глупую шею! А отец думает, что ты все еще спишь.
— Так оно и есть, — улыбнулся Брендан.
Она снова завладела его рукой.
— Ты любишь меня, Брендан?
— Конечно.
— Так же как свою шхуну? — дерзко спросила она. — Скажи откровенно, Брендан.
— Я очень люблю тебя, Майра.
— Я не о том спрашиваю. Я спросила, ты любишь меня так же, как и свою дурацкую шхуну?
Он не заметил дразнящие нотки в ее голосе. Все, что он слышал, — это два слова: «дурацкая шхуна», и это больно задело его. Он задумчиво произнес:
— По-другому.
— Как по-другому?
— Черт, Майра, как ты можешь сравнивать женщину со шхуной! Это совершенно разные вещи!
— Неужели? — Она посмотрела на него, и в ее глазах засветился огонек. Он не мог обмануть ее. Разве он забыл, что она — дочь корабельного мастера? — Неужели они так отличаются?
Он дернул ворот своей рубашки и, вздохнув, выдавил:
— Нет. — Если бы только она поняла! Но она хорошо понимала, в этом и проблема. — Майра… Шхуна ведь сделана из дерева, а женщина — из плоти и крови, и обе рыдают, когда плохо. Обе завладевают сердцем мужчины, очаровывают и завораживают его. Они обе женщины, Майра! Красивые, нежные и…
— Брендам…
— Преданные, любящие и…
— Брендан…
Он умолк, удивляясь странному чувству, появившемуся у него.
— Тебе не нужно объяснять мне. Я… я знаю, как это бывает с моряками. — Она улыбнулась.
— Ты рассердилась?
— Нет. Ведь это не дало бы мне ничего хорошего, верно? — Она опять слабо улыбнулась.
Брендан потянулся и посадил ее на себя, желая доказать Майре, что она занимает в его сердце такое же место, как и шхуна. Но удовлетворится ли она только частью его сердца, или захочет получить все, как это было с Джулией?
При мысли о Джулии Брендана сковал страх. Но руки Майры были нежными, она ласково гладила его волосы, его заросший подбородок, лицо, шею. Наконец он успокоился, напоминая себе, что Майра не такая, как Джулия, что ему нечего бояться.
Теперь она провела пальцем по его губам. Его взгляд перестал быть беспокойным, и в его улыбке снова появилось очарование.
— Брендан?
— А? — Ругая себя за свое безволие, Брендан обнял ее и спрятал лицо в ее густых темных волосах. Он принялся покусывать ее ухо, и у Майры от восторга по спине побежали мурашки. Она закрыла глаза, наслаждаясь этим ощущением. Его губы прикасались к шее, прокладывали дорожку из поцелуев за ухом, на спине. Удовлетворенно вздохнув, Майра забралась под его рубашку, гладя его плечи, грудь, шрам на груди.
От его горячего дыхания и страстных, нежных слов заныл низ живота. Он говорил на ирландском, но это не имело значения, слова любви одинаковы на любом языке. Как она любила его! Она любила его больше всего на свете. Ну и что, что он робок с женщинами? Ну и что, что он любит только свою шхуну?
Вода тихо плескалась у бортов «Пустельги», в каюте было солнечно. Мачта наверху слегка поскрипывала от ветра. Их окружали знакомые корабельные звуки.
— Мы не должны… — прошептал Брендан возле ее уха. — Кто-нибудь может войти.
— Никто не войдет.
Выскользнув из объятий, Майра отодвинула ворот его рубашки и прижалась губами к сильной груди, теплой, загорелой. Ее желание росло с каждой минутой.
— Но…
Она прижала палец к его губам, заставляя умолкнуть. Придется снова соблазнить этого застенчивого красавца. Сердце ее заколотилось, а руки стали влажными от возбуждения. Майра провела языком по пересохшим губам и приникла к его груди, почувствовав, как напряглись мускулы Брендана, а дыхание стало прерывистым. Она провела языком по его соскам, по белому шраму. Брендан вздрогнул, и Майра услышала, как гулко забилось его сердце.
— Майра, милая…
— Господи, Брендан, как ты можешь надевать такую старомодную рубашку? Тут даже пуговицы не расстегнешь! Знаешь, как трудно целовать тебя, когда приходится возиться с такой вещью?
И она оторвала зубами одну пуговицу, потом вторую, третью. Ее голова двинулась дальше, приближаясь к животу Брендана, и он начал метаться на подушке. Четвертая пуговица.
Брендан запустил руку в ее волосы.
— Майра, любимая, ты не знаешь сама, что делаешь.
— Знаю, — ответила девушка и ухватила зубами последнюю пуговицу. Пуговица упала на пол и укатилась. Она посмотрела на Брендана блестящими глазами и стала расстегивать пуговицы на спине своего платья, насколько могла дотянуться. — Я прекрасно понимаю, что делаю, капитан! А сейчас помоги мне с моими пуговицами.
Майра отодвинула волосы, и Брендан дрожащими пальцами принялся расстегивать оставшиеся пуговицы. Его взгляд ласкал белую спину Майры, которая контрастировала с ее темными волосами. Майра повернулась, платье и сорочка упали, открыв жадному взору Брендана матовые, нежные полукружия грудей с гордо выступающими темными сосками. Он застонал и потянулся к ним. Все мысли о джентльменском поведении и даже о шхуне мигом исчезли.
— Почему ты искушаешь меня?
Она откинулась назад, озорно сверкнув глазами.
— Чтобы посмотреть, сколько ты сможешь выдержать.
— Я и так уже на пределе, любовь моя.
Майра затрепетала.
— Любовь? Ты в самом деле любишь меня, Брендан?
Он не ответил, принявшись ласкать ее прекрасную грудь.
Жар запылал в ее крови, но Майра думала только о его последних словах. Неужели он любит ее? Она спросила снова.
Он прошептал, не отрываясь от ее нежной груди:
— Да, люблю…
У нее перехватило дыхание, и слезы любви и счастья появились на глазах. Сжав ладонями его лицо, она посмотрела ему в глаза.
— И я тоже люблю тебя, Брендан.
Он закрыл глаза.
«Пустельга» грустно заскрипела и недовольно закачалась на волнах.
Майра вспомнила, как Брендан со страстью говорил о своей шхуне, любовно гладил ее обшивку, стоял у штурвала. Ревность снова зашевелилась в душе Майры, и она почувствовала необходимость узнать, что его любовь к ней так же сильна, как и к шхуне.
— Ты сказал, что женщина и шхуна — это совершенно различные вещи, — осторожно заговорила она, зная, что ступает на зыбкую почву. — Но мы оба понимаем, что это не так.
В его глазах промелькнуло что-то похожее на беспокойство, и он отвел взгляд.
— О, Брендан, «Пустельга» тоже женщина, но разве она может любить тебя так, как я? Разве она может обнимать тебя и ласкать? Сказать тебе, что ты самый лучший, самый замечательный?
Брендану стало неловко от такого сравнения.
— Разве она может делать так?.. — Майра принялась гладить его грудь и ощутила под ладонью биение его сердца.
— Майра, дорогая…
Майра прикоснулась к его животу, и ее рука скользнула ниже. Он закрыл глаза, на лбу выступила испарина.
— Разве она может заставить твою кожу пылать, сердце — бешено колотиться, разве она может сделать твою мужскую плоть твердой? — Майра осторожно прикоснулась к его затвердевшему жезлу и гладила его до тех пор, пока Брендан без сил не рухнул на подушку.
Майра наклонилась и крепко поцеловала его, Брендан ответил с такой страстью, что у нее закружилась голова. Когда он выпустил ее из объятий, она заглянула ему в глаза и торжествующе произнесла:
— Конечно, она не может этого!
— Ты совершенно права, любовь моя. — Брендан закрыл глаза, прижавшись к плечу Майры.
Ловко сбросив с ног ботинки, Майра забралась под одеяло. Его возбужденная плоть прикоснулась к ее бедру, и она потерлась о нее, совсем сводя Брендана с ума. Больше он не мог устоять, да и не хотел. Он принялся ласкать губами ее темные соски. У Майры вырвался стон, и она стала гладить его волосы, грудь, плечи. Словно откуда-то издалека она услышала свой собственный голос:
— О, Брендан… ты можешь любить шхуну, можешь отдать ей свое сердце и даже душу. Она тоже женщина, но гордая и недоступная… В ней нет тепла, только огонь. Нет любви, есть только красота.
Майра погладила его колено и двинулась дальше, пока ее пальцы не натолкнулись на твердую мужскую плоть.
— Нет, твоя любимая шхуна не может любить тебя так, как могу я, Брендан Разве она может сделать это? — Майра наклонилась, и ее губы захватили мужское естество, нежно лаская.
— Боже мой. Майра! — хрипло вырвалось у Брендана. Теперь он был полностью в ее власти. Она сделала с ним то, чего никогда не могла бы сделать шхуна.
Брендан терпел, сколько мог, ее горячие поцелуи и нежные губы, а потом торопливо сорвал платье, опрокинул ее на спину и принялся покрывать страстными поцелуями ее лицо, грудь, живот, темные волосы, скрывавшие ее женскую сущность. Майра выгнулась и ухватилась за край кровати.
— Брендан… покажи, что любишь меня. Покажи, что я значу для тебя так же много, как и она…
Он раздвинул нежные лепестки влажной плоти, прикоснулся к ним горячими губами, а потом его язык скользнул внутрь. Майра вскрикнула от сладостной агонии, ее охватил неописуемый восторг.
— Покажи, как ты любишь меня, Брендан…
Он продолжая, покрывать горячими поцелуями каждый дюйм ее тела. Майре стало трудно дышать, она извивалась, ее рот открылся в немом крике экстаза. Он прижал ее к кровати и снова проник языком внутрь, раздвинув лепестки бутона ее страсти. На этот раз Майра громко вскрикнула и впилась ему в спину.
— Брендан!
Он вонзил в нее свой жезл с такой силой, что с ее губ сорвался крик и тело содрогнулось от ослепительного восторга. Она чувствовала, как его горячее семя наполняет ее, и снова ощутила неповторимое, ни с чем не сравнимое наслаждение.
Прошло немало времени, прежде чем их сердца успокоились. Она лежала в объятиях Брендана, уютно устроившись у его подбородка, разметав волосы по его груди. Брендан гладил ее спину и мягкие плечи. Она любила его, любила…
— Майра… — Его голос был еще хриплым и скорее напоминал шепот. Где-то вдали кричала чайка, на причале тоже начиналась жизнь.
— Да, мой капитан? — Она вздохнула и крепче прижалась к нему, нежно целуя его грудь. Майра могла бы лежать так вечно, забывшись в сладостном блаженстве и неге. Глаза у нее были закрыты, и она старалась согреть белый шрам на его груди.
Брендан испытывал странное чувство защищенности. Все опасения исчезли, страх оказаться перед выбором между Май-рой и шхуной тоже пропал. Она успокоила его своими словами и ласками. Он гладил ее шелковистые волосы и испытывал такое блаженство и покой, что слезы навернулись на глаза. Никогда он не чувствовал себя таким счастливым, таким спокойным рядом с женщиной. Она знала, что значит любить моряка. Она понимала все.
Брендан взял прядь ее волос и поднес к губам.
— Я… я думаю, нам следует пожениться.
Майра повернулась на спину и посмотрела на него своими зелеными глазами, светившимися от любви.
— Когда? — спросила она улыбаясь.
— Ты хочешь сказать, что ты согласна, да?
— Даже если бы отец не выдвинул свой дурацкий ультиматум, я все равно вышла бы за тебя, Брендан. — Майра обвила его шею руками. — На следующей неделе вы с Мэттом отправитесь в плавание, а когда вернетесь…
— Мы обсудим эти планы? — спросил он, разволновавшись, как мальчишка.
— Да.
— О, милая… — Он обнял ее и крепко прижал к себе. — Ты не представляешь, как много это значит для меня. Господи, как же я люблю тебя, мое сокровище…
— И я очень люблю тебя, мой капитан из Коннахта!
На палубе «Пустельги» послышались шаги.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Предвкушение счастья - Хармон Данелла



Роман интересный, но конец скомканный, в эпилоге можно было рассказать подробнее как прошел последний бой и как сложилась жизнь героев...
Предвкушение счастья - Хармон ДанеллаЕлена
8.03.2015, 12.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100