Читать онлайн Предвкушение счастья, автора - Хармон Данелла, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Предвкушение счастья - Хармон Данелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.14 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Предвкушение счастья - Хармон Данелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Предвкушение счастья - Хармон Данелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хармон Данелла

Предвкушение счастья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

— Отец этого не допустит, — сказан Мэтт, покачав головой. Он снял очки и протер их краем рубашки. — Одно дело — пробираться на борт «Владычицы», а другое — на «Пустельгу». Он и слышать об этом не захочет.
— Ты прав, но он ведь ничего и не узнает об этом… верно. Мэтт? — проговорила Майра.
— Ты угрожаешь?
— Конечно. — Она непринужденно улыбнулась.
— У тебя ничего не выйдет.
— Еще посмотрим. Завтра «Пустельга» отправляется в свое первое плавание, и я собираюсь оказаться на ее борту.
Мэтт сложил руки и лукаво посмотрел на сестру.
— А почему ты так стремишься попасть на борт этой шхуны? Похоже, ты неравнодушна к капитану.
— Может, и так.
— Мне жаль парня.
— Что? Тогда мне жаль всех тех женщин, с которыми ты проводишь время, а потом бросаешь.
Мэтт недовольно скривился.
— Послушай, Майра, я ведь говорил тебе, что я чувствую ко всем этим женщинам…
— Тогда нечего волноваться за меня! Ты говорил мне, что ищешь хорошую, порядочную девушку, но сам отлично знаешь, что ищешь не там. И ты продолжаешь волочиться за этими шлюхами, покупать им дорогие подарки, хотя понимаешь, что их интересуют только твои деньги и слава быть твоей новой любовницей. Мне жаль, что ты страдаешь из-за такой ерунды, снова и снова испытывая разочарование.
— Может, я обречен на одиночество?
— Ты просто сам не знаешь, чего хочешь!
— А ты?
— А я точно знаю, что мне нужно, впрочем, как и ты. — Майра решила больше не сердить Мэтта своими замечаниями.
— И чего же ты хочешь?
— Капитана Меррика.
— Ну, ты даешь, Майра?
— А тебе не кажется, что он прекрасно подходит под папин ультиматум? Но сначала я должна получше узнать его. Я всегда говорила, что если выйду замуж, то только за капитана. Меррик — капитан, но он должен пройти испытание. Именно поэтому я хочу пробраться на борт его шхуны и убедиться, что он — настоящий моряк. Я знаю, что он может спроектировать корабль, но он должен доказать мне, что сможет командовать этим кораблем.
— Ну, Майра…
Но она уже расхаживала по комнате, продолжая рассуждать:
— Единственная возможность проверить это — самой пробраться на «Пустельгу» и посмотреть на него в действии. А отец ни о чем не догадается, потому что будет следить, как бы я не проскочила на твою шхуну, как делала обычно!
— Неужели ты думаешь, что капитан Меррик допустит это?
— Конечно, нет. Если бы он согласился, то провалил бы часть испытания. Разве капитан в здравом уме пустит на свой корабль женщину, да еще в качестве пушкаря? — рассмеялась Майра. — Но это только половина дела. Мне придется здорово постараться, чтобы пустить пыль в глаза капитану Меррику.
Мэтт заулыбался:
— Разумеется, ты уже все продумала, — Конечно.
— Я желаю тебе удачи, но отец наверняка поймает тебя.
— Поспорим?
— Я готов. А что ты хочешь, если выиграешь? Девушка огляделась. Ее взгляд остановился на висевшем на стене мушкете.
— Как насчет этого ружья?
— Майра, это мое любимое ружье!
— Придется тебе обойтись без него.
— Ну ладно, идет. Если у тебя все получится, то ты получишь это ружье. Но если отец поймает тебя, то победа будет за мной и мне достанется…
— Синяк под глазом!
— Что?!
Майра усмехнулась, глядя на его недоумевающее лицо.
— Посуди, Мэтт, отец сможет все узнать, если ты сам расскажешь ему.
— Я на такое не способен!
— А сколько раз ты жаловался отцу, когда я тайком пробиралась на твою шхуну? И не забывай про папин ультиматум… Ты в любом случае останешься в выигрыше. Ты избавишься от меня, и я стану головной болью капитана Меррика.
— Думаю, ты и так ею стала.
— Что ты хочешь этим сказать?
— А разве не ясно? Он влюбился в тебя.
— Ну, половина Ньюбери влюблена в тебя, — парировала Майра, — однако ты до сих пор не привел в дом хорошую девушку, как обещал.
— Слушай, не суй нос в мои любовные дела!
— А ты держись подальше от моих.
— У тебя их еще нет!
— Так будут!
Они смотрели друг на друга, и никто не хотел уступать. Но затем Мэтт подумал о плане Майры и рассмеялся. В выигрыше будут все: и Майра, и Эфраим, и даже ничего не подозревающий капитан Меррик.


Уже наступили сумерки, ужин был съеден, а яблочный пирог Майры скормили собаке. Эвелина стояла посреди комнаты, которую отвели ей в доме Эштонов. Ставни на окнах были закрыты, красивые вишневые шторы плотно задернуты. За окном завывал ветер, Вздрогнув, она прошла по толстому ковру, покрывавшему пол. Возле кровати с резными спинками стоял ее наполовину распакованный дорожный сундук. Свеча в бронзовом подсвечнике освещала целую горку подушек, вышитое покрывало на кровати и пушистый прикроватный коврик. Но, несмотря на заманчивый вид постели, Эвелина не собиралась ложиться спать.
Слова Майры Эштон продолжали звучать у нее в голове. Эвелина подошла к большому зеркалу в резной раме и стала рассматривать себя, как и предложила Майра. Она с неприязнью смотрела на свое отражение, испытывая желание плюнуть в зеркало.
Снизу, из кабинета, доносился веселый смех Брендана, старого капитана Эштона и его красивого рыжеволосого сына. Ей стало горько от этого смеха. Если бы она тоже могла радоваться чему-нибудь!.. Эвелина не могла вспомнить, была ли она хоть один день счастлива после того, как Ричард Кричтон едва не застрелил ее любимого брата и лишил ее единственного занятия, к которому она была пригодной.
Пригодной? Да у нее был талант… Она уже никогда не сможет рисовать. Она и сейчас прятала за спиной изувеченную правую руку, чтобы не видеть ее в зеркале.
На душе у Эвелины стало тяжело, и она сразу же ощутила голод. Надо было захватить с собой оладьи, оставшиеся от ужина. После еды она почувствовала бы себя лучше. Даже Брендан, которого она обожала, не мог заполнить душевную пустоту, как это делала вкусная еда. Бедняга Брендан… он так старался доставить ей удовольствие, покупая все эти драгоценности, которые ей, в сущности, не были нужны, а теперь и лошадь. Что с ней делать? Она никогда не ездила верхом и вряд ли научится. Брендан явно верил, что Майра Эштон способна творить чудеса.
«Майра Эштон… Смешно, — подумала Эвелина, — но мы все всегда ждем чуда от тех, кого любим, считая их совершенными и непогрешимыми».
А как ее брат смотрел на Майру во время этого восхитительного ужина, совершенно не думая о великолепных тушеных грибах и картофеле, ветчине и сыре… Он даже краснел, когда Майра случайно перехватывала его взгляд! Не было никаких сомнений, что Брендан увлечен этой девушкой, которая с легкостью превращалась из озорного мальчишки в прекрасную даму.
А что, если Майра и вправду сможет сотворить чудо и научит ее кататься верхом?.. Но Эвелина сомневалась в этом. Майра, кажется, не слишком терпелива, но более важно то, что Эвелина не имела ни малейшего желания учиться. И если Брендан не замечал ее изувеченной руки, она сама не забывала.
Если бы она снова могла рисовать…
Вот на Майру Эштон мужчины смотрели. Там, на пристани, все были очарованы ею, совершенно не замечая ее испачканного лица и грязной мужской одежды. Они все будут смотреть на нее, потому что Майра смела, красива и стройна.
А Брендан? Он все воспринял совершенно спокойно. Похоже, он привык к такой бурной манере общения в данной семье, и это не испортило его аппетита, правда, только до того момента, когда дело дошло до яблочного пирога Майры…
И почему Эфраим и Мэтью отказались от пирога, предусмотрительно взяв оладьи? Неужели они знали о проделках Майры?
Эфраим, может, и знал, однако она не могла поверить, что Мэтью тоже причастен к этому. Мэтью… Эвелина задумалась. Он совсем не похож на морского капитана: рыжие волосы, мальчишечьи веснушки, очки, которые придавали ему скорее вид школьника, чем вояки. Правда, внешность бывает обманчива. Она без труда могла представить, как он командовал кораблем, как спас в океанских просторах ее бедного полумертвого брата и вернул его к жизни. Мэтью был смелым, внимательным и добрым. Он хорошо относился к прислуге, к Майре и искренне хотел, чтобы Эвелина удобно устроилась в их доме. У него такой очаровательный американский акцент и чудесные карие глаза, скрытые за толстыми стеклами очков…
Эвелина мельком глянула на свое изображение в зеркале — и все мечты о прекрасном принце испарились. Она с ненавистью уставилась на свою неуклюжую фигуру, а затем резко отвернулась и прикусила губу, чтобы не расплакаться. Свеча догорала и начала чадить. Эвелина взглянула на красивую кровать, предназначенную для женщины, а не для такого толстого убожества, как она. Она попыталась заглушить рыдания, но тут ее взгляд упал на коробку с карандашами и пожелтевшую от времени бумагу, торчавшую из-под одежды в дорожном сундуке. Девушка долго смотрела на них, ее рыдания затихли. С какой надеждой подарил их Брендан, он так уговаривал ее попробовать рисовать снова, даже если для этого пришлось бы пользоваться левой рукой.
Но у Эвелины никогда не хватало мужества.
Она подумала о Майре Эштон, которой все было по плечу. Конечно, Майра могла пользоваться обеими руками, но даже если бы она стала калекой, то неужели позволила бы, чтобы это разрушило ее жизнь?
Нет, Майра смогла бы заставить себя рисовать.
Неудивительно, что Брендана влекло к ней. Майра была сильной, смелой, изобретательной. Эвелина должна стать смелее. Возможно, если она попытается помочь себе самой, то красавец капитан Эштон обратит на нее внимание? А если она станет рисовать так же хорошо, как прежде, он наверняка будет восхищаться ею.
В душе она оставалась художником. Она не должна терять этот дар. Впервые после того злополучного дня Эвелине захотелось попробовать рисовать.
Она неловко вытащила альбом. Затем принялась доставать карандаш и уронила его.
Подавив подступившие к горлу слезы, Эвелина подняла карандаш и попыталась удержать его неловкими пальцами. Это ощущение показалось таким знакомым и таким пугающим. Получится ли у нее?
Сосредоточившись, она провела кончиком графита по бумаге. Линия получилась неровной.
Эвелина была настолько поглощена этим занятием, что не услышала тихого стука Майры. От напряжения на лбу у нее выступили капельки пота. Она так хотела, чтобы Господь оставил ей надежду…
Карандаш выпал и укатился. Эвелина швырнула альбом и уткнулась в подушку, поэтому не увидела, с каким сочувствием смотрела на нее стоявшая в дверях Майра.
Эвелина была не единственной из Мерриков, кому в ту ночь не спалось. Брендан уже три часа лежал в постели не смыкая глаз. Он смотрел на луну и прислушивался к тиканью всех шестнадцати часов, которые насчитал в этом доме.
Вздрогнув от холода, Брендан встал и направился к окну Большое созвездие Ориона как раз поднималось с востока над Атлантикой. Его звезды ярко сверкали на небосводе. А вот и Ригель. Брендан мысленно улыбнулся. Он все утро спорил с Майрой, стараясь убедить ее оставить себе этого серого жеребца. Но Майра решительно собиралась выполнить свою часть сделки. Наконец они достигли компромисса, решив, что Эвелине подойдет мать Ригеля, Шейла, кобыла с более кротким нравом, чем Ригель или черный жеребец Эль-Нат. Брендан надеялся, что Майра была права. Этот черный дьявол в разгар их спора с такой силой ударил копытом об пол, что Брендан испугался.
Он вдруг подумал, нет ли часов и в конюшне, тогда это объясняло бы крутой нрав жеребца.
Вздохнув, Брендан вернулся в постель и натянул одеяло до самого подбородка. Он сильно замерз, несмотря на ярко горевшие поленья в камине и несколько шерстяных покрывал, лежавших поверх одеяла. Обыкновенный человек просто задохнулся бы под ними, но у Брендана были длинные руки, длинные ноги, и ему казалось, что пока кровь добирается до его конечностей, она успевает остыть.
Может, именно поэтому не спалось.
Тик-так, тик-так, тик-так…
— Черт возьми!
Он схватил кота и сунул под одеяло, пока тот не разбудил весь дом. Кот уютно устроился в ногах и громко замурлыкал. По крайней мере так было теплее.
Брендан лежал, думая о завтрашнем дне: ему предстояло отправиться в первое плавание на новой шхуне. Но тут он вдруг понял, почему не мог заснуть.
И виноваты в этом были не часы, не холод, не мысли о «Пустельге». Причина заключалась в Майре Эштон, которая находилась в соседней комнате. Их разделяла тонкая стена. Осторожно, чтобы не разбудить кота, Брендан повернулся в кровати и стал смотреть на залитые лунным светом занавески.
Если бы она была нимфой, то могла бы прийти к нему по лунной дорожке. Закрыв глаза, Брендан представил ее в лунном свете с густыми, рассыпавшимися по спине волосами, маленькими босыми ногами, выступавшими из-под длинной прозрачной ночной рубашки.
Брендан застонал, когда ее образ стал еще более явственным. Эта темная шелковистая масса волос, пахнувшая розами, мягкие и притягательные губы… Ее руки медленно скользят по его шее, груди, бедрам и…
Тут у него промелькнула неожиданная мысль.
«Понимаете, отец отправляется спать в 11:45... Ровно в 12:33 он тушит свечу и в 12:45 уже засыпает…»
Брендан сел. Тик-так, тик-так, тик-так… Шел второй час ночи.
Он долго сидел на краю кровати, так что у него застыли ноги. Но этот холод никак не охлаждал жар, что охватил его чресла. Брендан походил по комнате, подошел к окну и с трудом открыл его. Холодный чистый воздух ударил в лицо. Луна была такой яркой, что на нее было больно смотреть, темные ветви деревьев четко выступали на фоне неба, порывы ветра шевелили их. Последние звуки веселья затихали в трактире. Кругом царили тишина и покой.
Звезды были далекими в сравнении с низко проплывавшими облаками, но светили ярко, и Брендану казалось, что он мог бы прикоснуться к ним.
Майра… звезда в созвездии Цефея… Такая же далекая и близкая, как Майра, спавшая в соседней комнате. Осторожность и здравый смысл покинули Брендана. Ему захотелось зайти в ее спальню и посмотреть на спящую, просто посмотреть — и ничего больше.
Задрожав от холода и охватившего его волнения, Брендан пересек комнату и осторожно открыл дверь. Портреты на стенах просторного холла были погружены в темноту, в тишине слышалось тиканье часов. Из-за ближней двери доносился громкий храп Эфраима, и Брендан почувствовал себя крадущимся вором. Он подошел к двери Майры Она оказалась незапертой. Брендан замер, заколебавшись, а потом открыл дверь. В комнате стояла блаженная тишина. Здесь не было часов. Он увидел высокую кровать с резными спинками и шелковым балдахином, казавшимся серебристым в призрачном лунном свете. Но кровать была пуста, подушки так и лежали горкой на покрывале, Майра, обхватив колени, сидела на подоконнике, любуясь лунной ночью. В неярком свете свечи ее глаза казались темными и большими, а кожа — нежной и золотистой.
У Брендака перехватило дыхание, а девушка замерла, увидев в окне его отражение.
— Капитан Меррик?
Его застали врасплох.
— Извини… Я искал комнату Эвелины… и, должно быть, ошибся дверью…
Майра повернулась, ее длинные темные волосы рассыпались по плечам, а в глазах светилась нежность.
— Нет нужды извиняться, капитан. По правде говоря, я рада, что ты пришел. Я… хотела видеть тебя.
Брендан обрадовался, что в темноте нельзя было заметить, как он покраснел. Он сжал дверную ручку, собираясь уходить.
— Подожди.
Брендан замер, не смея повернуться. На лбу выступил пот. Он слышал, как зашлепали по полу босые ноги. Капитан с трудом сглотнул, сердце бешено заколотилось. Он почувствовал ее аромат, эту смесь запаха роз и мыла. Черт, нужно поскорее убираться отсюда.
Она дотронулась до его руки, и Брендан вздрогнул.
— Брендан? Я хотела поговорить с тобой о… о твоей сестре.
Он почувствовал облегчение, поскольку боялся, что она собиралась попросить поцеловать ее. Он и так уже был влюблен в нее и не нуждался ни в каких поощрениях. Брендан неторопливо повернулся, стараясь не думать о маленькой руке, крепко державшей его.
— Что с ней случилось, Брендан?
Он знал, что Майра обязательно спросит об этом, и намеревался объяснить ей причину недовольства и злости, которые скрывались за поступками Эвелины. Но стоявшая так близко Майра спутала все его мысли. Он прикусил губу и прислонился к двери, стараясь сохранить небольшое пространство между собой и этой феей, которая так неожиданно показала ему лучшие стороны своей души. Он поспешно заговорил:
— Мне очень жаль, что она так плохо обошлась с тобой утром. Возможно, это была не слишком хорошая идея привезти ее сюда…
Майра крепче сжала его ладонь.
— Нет, я хочу, чтобы она осталась.
Брендан поспешно отвел глаза, стараясь не смотреть на ее грудь, так ясно вырисовывавшуюся под тонкой ночной рубашкой.
— Она очень страдает, Брендан, — услышал он голос Майры. — Я не поняла этого днем и поэтому резко ответила на ее колкости. Я не должна была делать этого. Твоей сестре очень плохо, да?
По его лицу промелькнула тень.
— Брендан, что сделало ее такой несчастной? — продолжала настаивать Майра, поглаживая его плечи. — Все дело в искалеченной руке, да?
— Я бы не хотел говорить об этом.
— Но ты должен. Эвелине нужны друзья, Брендан. Я готова поспорить, что у нее никого нет и ты единственный в целом мире, кто заботится о ней, верно?
Брендан упрямо молчал.
— Черт возьми, Брендан! Я хочу помочь! Почему бы тебе не довериться мне?
Майра придвинулась и обвила руками его шею. Ее взгляд был таким мягким и умоляющим, что он наконец сдался.
— Это случилось почти четыре года назад, — спокойно заговорил он. — Я был назначен новым капитаном флагмана английского флота. Мы находились на борту фрегата в бостонской бухте. На корабле начался мятеж… и произошел несчастный случай. Кто-то выстрелил из пистолета, и пуля повредила Эвелине руку. — Он помолчал, а потом решил, что не должен ничего утаивать — Ей… она лишилась трех пальцев — Бог мой, Брендан…
Он долго молчал.
— Моя сестра была прирожденной художницей, — заговорил он снова. — Наша мама обычно говорила, что она родилась с кистью в руке. И правда, Эвелина рисовала портреты, когда ей еще не исполнилось и пяти лет. А в пятнадцать она рисовала портреты лондонской знати. Она стала настоящей сенсацией… Люди были готовы платить огромные деньги, лишь бы позировать ей. — При этих воспоминаниях на его лице появилась улыбка. — Она обычно шутила, что когда-нибудь будет брать уроки у знаменитых художников и что ее картины будут висеть в музее рядом с их. Но выстрел Кричтона все изменил.
— Кричтон? — нахмурилась Майра.
— Не важно, кто он. Что сделано, то сделано.
Майра смотрела на Брендана. Его темные волосы слегка завивались возле самой шеи, глаза потемнели от боли, и в них уже не было того искрометного ирландского юмора, который так нравился Майре. Значит, Эвелина не всегда была такой. Возможно, если проявить немного внимания, она сможет стать прежней.
— Теперь я понимаю, почему она так несчастна, — задумчиво произнесла Майра, запустив пальцы в мягкие волосы Брендана и теснее прижимаясь к нему. В его взгляде промелькнуло беспокойство, но он не отстранился. — Я постараюсь подружиться с ней. Отец недавно сетовал, что в моей школе нет ни одного ученика. Думаю, Эвелина станет моей первой ученицей.
— Она будет упираться, что не научится кататься верхом, — взволнованно произнес Брендан.
— Я буду настаивать, что научится. — Майра снова подумала о боли, которую испытывала Эвелина, о том, как она попыталась начать рисовать. — Может, она больше не сможет рисовать, но она должна знать, что способна что-то сделать. И когда она это поймет, то обретет уверенность в себе, которая так необходима ей…
— Майра? — Его голос прозвучал непривычно хрипло.
— Да?
— Пожалуйста, не прижимайся ко мне.
Майра улыбнулась, на мгновение забыв об Эвелине и вспомнив ультиматум отца. У нее промелькнула коварная идея.
— Я отодвинусь, если ты поцелуешь меня, — кокетливо заявила она, еще сильнее прижавшись к Брендану. В его глазах промелькнуло беспокойство, и он попытался высвободиться из ее объятий. Он попятился, и босые ноги девушки заскользили по полу.
— Брендан, если я посажу занозу, придется разбить тебе нос.
— Если ты отпустишь мою шею…
Она засмеялась и спрятала лицо у него на груди, лаская губами маленькие нежные волосы. Дыхание Брендана участилось, и он снова постарался высвободиться.
— Пусти меня.
— Нет.
Ее нога, гладкая и шелковистая под тонкой тканью рубашки, поднялась по бедру Брендана, поглаживая его, как кота. Он сделал последний шаг и оказался прижатым к стене. Кровь стучала у него в висках. Майра принялась гладить его шею, грудь, осторожно прикасаясь к шраму, который оставила пуля, пущенная Кричтоном.
— Что ты делаешь?
— Соблазняю тебя.
— Так мужчину не соблазняют!
— Но тогда как?
— Не знаю, я никогда не пытался сделать этого!
Майра видела, что его бастионы рушились, как плохо построенная крепость. Его губы изогнулись, а в глазах появились озорные искорки. Майру охватило странное волнующее чувство, от которого перехватило дыхание.
— Давай посидим у окна, Брендан. — Она машинально провела языком по губам и увидела, как потемнели его глаза. — Мы можем., посмотреть на звезды.
Брендан уставился на нее.
— Как же так? Мы только что говорили о моей сестре, а в следующее мгновение ты настолько одурманиваешь меня, что я даже не способен думать…
Брендан запнулся, услышав ее смех. Схватив за руки, Майра потянула его к себе, и обрадовалась, поскольку он ничуть не протестовал. Она дрожала от предвкушения. Каково будет попытаться соблазнить его, испытать те сумасшедшие ощущения, которые будоражили ей кровь?
— Я ждала этого с того самого момента, когда ты в первый раз поцеловал меня, — выдохнула Майра, толкнув его на подушки и прижав к ним. Она ласкала его твердую грудь, дыхание Брендана сделалось частым и хриплым. — Я знаю, ты боишься меня, но я не "причиню тебе боли, обещаю…
— Майра, я нисколько не боюсь тебя.
Майра уселась ему на живот и почувствовала себя смелее.
— Майра… — повторила она, обжигая своим дыханием ему кожу. — Мне нравится, как ты произносишь мое имя. — Волосы упали ей на лицо, когда она принялась целовать его подбородок, шею. — У меня от этого мурашки бегут по спине.
Жар его рук проникал сквозь тонкую ночную рубашку. Ей хотелось вновь и вновь целовать его, ласкать, прижиматься к его груди. Непонятная горячая волна запульсировала внизу, разливаясь по всему телу, пока не достигла сердца и легких, и девушке стало трудно дышать. Она уткнулась ему в шею, чувствуя щекой щетину, вдыхая запах его мыла…
Как он только что назвал ее? Приподняв голову, она отбросила с лица волосы.
— Стойрин, — повторил он, взяв в руку прядь ее темных волос. — Это по-ирландски значит «милая», «маленькое сокровище».
— О, — в ее глазах заплясали озорные искры, — ты считаешь, что я — маленькое сокровище, да, Брендан?
Он поднес к губам ее волосы.
— Ну да, ты и есть сокровище. Меня только удивляет, как это никто еще не украл тебя.
— Никто не осмеливался. — Она снова склонилась к нему, целуя, и зашептала возле самого уха:
— Видишь ли, мой отец — довольно грозный, а Мэтт слишком покровительственно себя ведет. Иногда я думаю, что мужчины боятся меня больше, чем отца и Мэтта, вместе взятых, хотя я не знаю почему.
Брендан ничего не ответил, пребывая в сладкой агонии, разливавшейся по его телу.
— Реальность такова, что у меня никогда не было возлюбленного и все мужчины, которых я знаю, просто друзья.
— Милая, остерегайся мужчин, которые называют себя друзьями, — произнес он хрипло. — Обычно они самые опасные.
— А кто ты, Брендан? Друг?
— Друг? — Ее рука двигалась все ниже и ниже. Брендан застыл от напряжения. — Черт… я не могу вынести этого…
— Что вынести, Брендан? Разве я сделала тебе больно? Я не хочу, чтобы ты боялся меня. Вот, я сяду рядом, чтобы ты мог спокойно вздохнуть. Ой, куда ты?
Брендан перехватил ее руку, скользившую вниз, и вскочил на ноги.
— Я должен идти.
— Ты боишься меня, правда?
— Боюсь тебя? Маленькой девчонки? — Он нервно засмеялся и отвел ее руки, когда Майра попыталась обнять его. Он чувствовал, что теряет самообладание, что его сердце готово выскочить из груди. — Конечно, я не боюсь тебя, по крайней мере не в том смысле, о котором ты думаешь.
— Так ты все-таки боишься меня.
— Нет! То есть да. — Образ Джулии промелькнул у него в голове и Брендан запаниковал, снова отстранившись от Майры. — Думаю, что я совершил ошибку, придя сюда…
— Ошибку?
— Тише, ты разбудишь своего отца!
— Я не разбужу отца! Но ты не можешь уйти, мы… мы собирались посмотреть на звезды!
— Ты посмотришь на звезды из своей комнаты, а я — из своей, а за завтраком мы сравним наши наблюдения.
— Но… куда ты уходишь?
— В свою комнату. Так будет безопаснее для нас обоих!
— Безопаснее?
Она стояла, залитая лунным светом, загадочная девушка, обладавшая такой властью, о которой даже не подозревала. Брендан видел ее точеную фигурку. Темные волосы, обрамлявшие лицо и спадавшие на спину, контрастировали со светлой кожей, но прекрасно гармонировали с темным треугольником маленьких курчавых волос внизу.
У него перехватило дыхание, и он кинулся к двери.
— Брендан, что случилось?
Он выбежал, а она осталась стоять на холодном полу, смущенная и немного рассерженная.
Майра подхватила на руки старого ленивого кота и, задув свечу, забралась в постель. Кровь все еще бурлила в ней, она прижала палец к губам и решительно прищурила глаза. Он не сможет убегать вечно, рано или поздно ему придется снова поцеловать ее.
Улыбнувшись, она посмотрела на звезды. Орион ярко светил в бархатной темноте ночи…
В соседней комнате капитан Брендан Джей Меррик распахнул окно, сбросил толстые покрывала и уткнулся в подушку, чтобы не видеть эти звезды. Прошло много времени, прежде чем ему удалось уснуть, и сны его были наполнены девушками, спускавшимися к нему по лунной дорожке.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Предвкушение счастья - Хармон Данелла



Роман интересный, но конец скомканный, в эпилоге можно было рассказать подробнее как прошел последний бой и как сложилась жизнь героев...
Предвкушение счастья - Хармон ДанеллаЕлена
8.03.2015, 12.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100