Читать онлайн Дикарь, автора - Хармон Данелла, Раздел - Глава 33 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дикарь - Хармон Данелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.43 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дикарь - Хармон Данелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дикарь - Хармон Данелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хармон Данелла

Дикарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 33

Такого столпотворения в Абингдоне не бывало с прошлогодней осенней ярмарки в Михайлов день
type="note" l:href="#note_15">[15]
. Все дороги, ведущие в город, были забиты толпами народа. Шли пешком, ехали верхом, сидя в роскошных экипажах или крестьянских телегах. Из окон домов свешивались красно-белые флаги с крестом Святого Георгия
type="note" l:href="#note_16">[16]
, такие же флаги украшали витрины магазинов. Люди приветствовали Гарета громкими криками, когда он и Перри в окружении всей компании шалопаев проходили по Бридж-стрит. Следом шли Спеллинг, Вудфорд и Энпос Кэмпбелл по прозвищу Мясник. Патриотические настроения толпы перехлестывали через край. Гарет и думать не хотел о том, что может не оправдать столь пылкого поклонения. Его мысли были заняты сценой, разыгравшейся не более двадцати минут назад, когда он, готовый к матчу, спустился вниз и обнаружил, что заплаканная Джульет укладывает свой дорожный сундучок.
Ему казалось, что это происходит не с ним. Она не могла бросить его, когда между ними все было так хорошо, когда она только что сказала, что любит его, когда он, рискуя всем — здоровьем, репутацией и даже жизнью, — вознамерился вернуть фамильное поместье Суонторп, чтобы обеспечить дом для двоих людей, которых любил больше всего на свете. Ты нужна мне, Джульет.
Ради Бога, образумься, верь в меня и, пожалуйста, будь дома, когда я вернусь после матча.
Он боялся потерять свою жену.
Свою дорогую Джульет, которую любил больше жизни.
— Клянусь, Гарет, — крикнул ему на ухо Одлет, стараясь перекрыть шум, — ни одна из твоих экстравагантных выходок не может сравниться с тем, что ты затеял сейчас. Тут потребуется настоящее удальство.
— Я бы не назвал это «выходкой», — ответил Гарет, едва успев уклониться от букета алых роз, брошенного откуда-то сверху. Взглянув вверх, он заметил несколько хорошеньких девушек, которые, выглядывая из окна, неистово махали ему руками и посылали воздушные поцелуи. Он поднял с мостовой розы, пока их не затоптали, и, выбрав одну, с улыбкой бросил букет назад девушкам, которые восторженно завизжали.
— Если Перри будет твоим секундантом, — прокричал ему на ухо Кокем, — то кто будет держать твою бутылку с элем, Гарет?
Гарет искоса взглянул на Спеллинга, который шел в нескольких шагах от него.
— Не имеет значения, кто будет держать мою бутылку с элем, лишь бы он не спускал с нее глаз. Кстати, у кого она сейчас?
— У меня, — сказал Чилкот, подъезжая к нему.
— Ладно. Только не спускай с нее глаз, понял?
Чилкот с дурацкой ухмылкой на лице отсалютовал ему:
— Слушаюсь, сэр!
— Перестань, черт бы тебя побрал, — пробормотал Гарет, подумав, что, наверное, было бы разумнее поручить это Кокему.
Они с трудом прокладывали путь по Бридж-стрит. Из ©кон верхних этажей на их головы дождем сыпались разноцветные лепестки роз — красные, розовые, белые, кремовые, а крики Спеллинга «Посторонись!» и «Дай дорогу!» тонули в общем оживленном шуме. Впереди уже виднелось здание ратуши. Улицы, выходящие на площадь, были забиты толпами людей. Увидев это людское море, Гарет впервые ощутил нервную дрожь. Но ему ли бояться внимания толпы? Он должен бы к этому привыкнуть.
Сколько раз в своей жизни он оказывался в центре всеобщего внимания, начиная с того случая в гостях у леди Брукгемптон, когда он сделал вид, что утонул в пруду, и кончая недавним случаем, когда все население Рэйвенскома высыпало из домов, чтобы посмотреть, как он на спор перепрыгивает на своем Крестоносце через живую пирамиду. Он вспомнил и о других своих разудалых выходках и, успокаивая себя, решил, что и сейчас произойдет нечто подобное. Нет, он не боялся внимания толпы. Ему было не по себе совсем не от этого.
А оттого, что он понял: даже если он победит Мясника, дома его ждет горькое поражение.
— Эй, Гарет, взбодрись, старина! — услышал он голос Чилкота. — Ты, надеюсь, не нервничаешь?
— Не будь болваном, — огрызнулся Гарет, отмахнувшись от приятеля.
— Я знаю, что ты опасаешься, как бы Спеллинг не сделал чего-нибудь Джульет. Не волнуйся, мы оставили с ней Хью, он не даст ее в обиду.
— Знаю, — ответил он и подумал: жаль, что Хью не сможет помешать ей уехать от него.
Снеллинг, опередив всех, уже взбирался по ступеням на помост возле городской ратуши. Толпа возбужденно взревела.
— А теперь, — прокричал он, — позвольте представить вам Энгюса Кэмпбелла по прозвищу Мясник, который прибыл к нам из Эдинбурга, Шотландия!
Шотландец, пробравшись через толпу, вышел на ринг, где стояли Спеллинг и Вудфорд, которого назначили секундантом Мясника. Толпа снова взревела, с нетерпением ожидая начала матча. Мясник с самоуверенной ухмылкой на физиономии потряс в воздухе кулаком и басом пророкотал:
— Я быстренько отправлю вашего Дикаря в страну грез, а после этого приглашаю любого желающего из толпы продолжить поединок со мной!
— Ну и страшилище! — выдохнул Кокем. Остальные члены компании шалопаев непривычно притихли.
Гарет почувствовал, как по спине пробежали мурашки.
И неудивительно, потому что при росте шесть футов и три дюйма Мясник возвышался над всеми, словно крепость над полем боя. Природа, словно на заказ, изготовила его тело для ринга: бычья шея, мощная грудь, длинные руки и кулаки размером с копыта тяжеловоза. Массивная верхняя часть тела переходила в тонкую талию, а затем в мощные бедра, похожие на пару дубовых стволов.
— Вот это да! — пробормотал Одлет, обретая голос.
— Может, не стоит, Гарет… — неуверенно пробормотал Кокем.
— Заткнись! — прошипел Чилкот, впервые в жизни высказавшись вразумительно. — Гарет собьет с него спесь, — не так ли, Гарет?
— Пусть даже умру, но попытаюсь это сделать, — отшутился Гарет, внимательно изучая противника.
Спеллинг жестом пригласил его на ринг, и толпа взревела, приветствуя своего любимца, заглушив слова Снеллинга, который пытался его представить.
— Мне кое-что удалось узнать об этом кельте, Гарет, — тем временем говорил Гарету Перри. — Он решительный, напористый, у него очень тяжелая рука. Он одинаково хорошо действует и левой, и правой, удары у него на редкость точные. Не расслабляйся, понял? Он попытается нокаутировать тебя в первом раунде.
Гарет размял мышцы, поиграл бицепсами и сосредоточился на предстоявшем поединке.
— Перестань волноваться, Перри. Я не дам ему спуску.
— Надеюсь. Просто будь осторожен — это все, о чем я тебя прошу. Помни, я буду рядом.
— Ладно. — Гарет, улыбнувшись, помахал толпе, которой явно хотелось, чтобы он отреагировал на ее приветственные крики. — У меня к тебе единственная просьба.
— Какая?
— Не останавливай поединок. Как бы он ни измолотил меня, не останавливай поединок.
— Гарет, как твой друг и секундант, я остановлю поединок, если сочту нужным.
— Ладно. В таком случае поменяйся местами с Чилкотом, пусть он будет моим секундантом.
Перри в отчаянии выругался и отвел взгляд.
— Спасибо, старина, — сказал Гарет, дружески хлопнув его по спине. — Я знал, что ты меня поймешь.
Он видел, как в противоположном углу ринга шотландец, разминая мускулы, с нескрываемой злобой поглядывал на него.
Пока монотонно зачитывали правила поединка, Гарет, теряя терпение, только и думал о том, чтобы поскорее начался бой.
Наконец противники в сопровождении своих секундантов вышли на ринг и стали снимать рубахи. Гарет, еще не успевший раздеться, услышал, как взревела толпа, и почувствовал, как Кэмпбелл врезался в него, словно пушечное ядро, отбросив его на веревки, ограждавшие ринг.
Гарет, перелетев через ограждение, приземлился на плечи и головы зрителей, а потом упал в уличную грязь, распластавшись в самой унизительной позе. Он слышал, как ревела и бесновалась толпа, требуя, чтобы он поднялся.
Вставай, вставай, вставай!
Разъярившись, как бойцовый петух, Гарет вскочил и, одним махом преодолев несколько ступеней, снова выбежал на ринг, налетев на ухмыляющегося шотландца.
Толпа пришла в неистовство.
А Кэмпбелл, казалось, наслаждался происходящим.
Когда Гарет обрушил на него серию ударов — в челюсть, по торсу, по лицу, — он с усмешкой позволял ему обрабатывать себя, чтобы позабавить ревущую толпу. И только когда удар Гарета пришелся Мяснику в живот и заставил его слегка согнуться, ухмылка исчезла с его физиономии, а Гарет, заметив злобный блеск, появившийся в глазах противника, понял, что разминка окончена. Мясник приступает к делу.
Да уж, он знал свое дело. Гарет даже не заметил, как получил удар огромного кулака. Он сам только нацелился нанести хороший удар правой, но в этот момент ему чуть не снесло голову, и он оказался на четвереньках, плохо соображая, как получилось, что он упал, и слыша, будто сквозь туман, как рефери над его головой отсчитывает: пять… шесть… семь…
— Вставай! — орала толпа.
Перри грубо встряхнул его, заставляя подняться на ноги, пока не истекли тридцать секунд. Теперь Гарет разозлился по-настоящему и, когда Перри вытолкнул его на ринг, двинулся на ухмыляющегося шотландца. «Успокойся, — говорил он себе. — Не торопись, не размахивай зря кулаками. У него против тебя только звериная силища, а ты противопоставь ей ловкость и расчет».
На него обрушилась серия жестоких ударов — в челюсть, в подбородок, в предплечье. Следующий удар был нацелен прямо в лицо. Гарет ловко блокировал его, хотя удар встряхнул его, как здание при землетрясении. Он ударил еще раз, не очень удачно, и на него снова посыпались удары — в глаза, в скулу. Шотландец снова гнал его к веревочному ограждению. Получив удар в живот, Гарет согнулся, почувствовав сильнейший приступ тошноты.
Толпа бесновалась. Шотландец, ухватив его за волосы, прижал к мощному плечу и принялся обрабатывать его голову тяжелыми, как кирпичи, кулаками. Гарет изо всех сил пытался освободиться, изворачивался, брыкался, колотил шотландца локтем под ребра, но тот крепко держал его, преисполненный решимости задать ему хорошую трепку. Сквозь звон в ушах Гарет слышал то нарастающий, то отдаляющийся рев толпы, а Кэмпбелл продолжал молотить его железными кулаками — еще, еще и еще.
По лицу Гарета текла кровь, он чувствовал, как его покидают силы, как туманится сознание, и в его голове без конца прокручивалась одна мысль: Хорошо, что этого не видит Джульет… хорошо, что этого не видит Джулъет… хорошо, что…
Кэмпбелл отпустил Гарета, и тот, обессиленный, рухнул на каменный пол. Кэмпбелл, торжествуя победу, заплясал вокруг него, а энтузиазм толпы, поддерживающей своего соотечественника, который не оправдал их ожиданий, сменился насмешками и презрением.
— Поднимайся, жалкий слабак, не позорь Англию!
Поднимайся и задай ему перцу!
Поднимайся, поднимайся, поднимайся!
Десять… одиннадцать… двенадцать…
— Гарет! — Это был Перри, склонившийся над ним. — Гарет, он убьет тебя. Позволь мне остановить это безумие…
— Черта с два! — прохрипел Гарет, откашливаясь и выплевывая кровь. Ни в коем случае, Перри. Лучше помоги мне подняться, или я тебя прокляну… Воды… Где там мой эль, Чилкот?
Перри подхватил его под мышки, пытаясь поставить на ноги, и прогнулся под его весом, когда Гарет повис на нем.
Пятнадцать… шестнадцать… семнадцать…
— Держись, черт возьми, — прошипел ему на ухо Перри и звонко шлепнул его ладонью сначала по одной, потом по другой щеке. Гарет чуть не ответил ему ударом кулака, не сразу поняв, что это его друг, а не мерзавец Кэмпбелл.
О Господи, почему меня не держат ноги ?
Двадцать один… двадцать два… двадцать три…
Чуть не попав ему в лицо, пролетело яйцо и разбилось о стену.
— Вставай и держись, жалкий аристократ!
Поставив Гарета на ноги, Перри подтолкнул его в спину к Кэмпбеллу. Гарет успел заметить Спеллинга, который стоял возле ринга, скрестив на груди руки, с торжествующей улыбкой на физиономии.
Этого было достаточно.
Гарет, взревев, бросился на Кэмпбелла и, сделав обманное движение левой рукой, нанес ему удар правой.
Толстая, как ствол дерева, рука шотландца блокировала удар. Гарет, придя в себя, подлез под эту руку, нанес зверский удар по ребрам противника, в кровь ободрав костяшки пальцев, и был вознагражден громким треском ломающихся ребер. «Давно пора», — подумал он с неожиданным злорадством, и обмен ударами пошел не на жизнь, а на смерть. Болельщики, совсем обезумев, взбегали по лестнице и прижимались к веревкам, крича до хрипоты. Когда Гарет прижал противника спиной к веревочному ограждению, с лица Спеллинга сползла самоуверенная улыбка. Гарет так разгорячился, что не давал противнику передышки. Тот только защищался и блокировал удары. Перри прилежно следовал за Гаретом по рингу, довольный, как кот, поймавший воробья. Мясник больше не ухмылялся. Оба противника тяжело дышали, обливались потом, их мускулы напряглись, на руках вздулись вены.
— Давай, бей, мерзкий поедатель картошки! — дразнил его Гарет, подстерегая момент, когда шотландец выбросит в ударе мощную руку и ему удастся снова обработать кулаками незащищенное место на его торсе.
Р-раз! Мясник выбросил вперед смертоносный кулачище, целясь в лицо. Гарет прикрылся рукой, и жестокий удар пришелся ему в предплечье. Острая боль пронзила руку, Гарет отшатнулся назад. Правая рука беспомощно повисла, неспособная больше ни защищаться, ни ударить.
Когда шотландец бросился на него, как бык на матадора, у Гарета для защиты оставалась только одна левая рука.
Ну, похоже, мне придется туго.
Мясник ударил его изо всех сил. Гарет инстинктивно вскинул раненую руку, чтобы защититься от следующего удара, и хрипло вскрикнул, когда кулак Мясника угодил в место перелома. Его замутило. Пот струился по лицу, и, приготовившись ударить все еще действующей левой, он, взглянув поверх плеча шотландца, заметил нечто возвышающееся над толпой. Восседая верхом на могучем черном звере, на него мрачно смотрел чудовищно рассерженный Люсьен.
Рядом с ним был Фоке, верхом на… не может быть!
Неужели это Крестоносец?
Кулачище Мясника обрушился на его подбородок, и Гарет, у которого из глаз посыпались искры, отшатнулся назад. Проклятие! Он пришел в ярость. Он был зол на Люсьена за то, что тот не поторопился явиться сюда, он злился на брата, восседавшего, как на троне, на своем Армагеддоне, за его холодный взгляд, словно говоривший: «Не я ли говорил тебе, что ты балбес?» Он был зол на Кэмпбелла, на Джульет, на толпу — на всех и каждого. Черт побери, он еще им всем покажет, на что способен! И Спеллингу, который уже прыгает от радости, и Кэмпбеллу, который молотит его кулаками, как дятел дерево, и своему братцу, который смотрит на него с пренебрежением и жалостью.
Не может он проиграть, когда на карту поставлен Суонторп! А победить этого ничтожного поедателя овсяной каши он сможет, только призвав на помощь свой интеллект.
Он может послать меня в нокдаун, но нокаутировать — никогда!
Прижав к груди ставшую беспомощной правую руку, Гарет нацелился левой в глаз Кэмпбеллу, но попал в надбровную дугу. Если мне удастся ослепить его, залив кровью глаза, я еще смогу выиграть этот поединок! Из разбитой надбровной дуги Кэмпбелла хлынула кровь, залив косматую бровь и ресницы. Толпа неистовствовала. Кэмпбелл, взревев, схватился за глаз и затряс головой, а Гарет, воспользовавшись моментом, принялся наносить ему удары в нос, в глаз и снова в кровоточащее надбровье. Кровь текла по лицу шотландца, глаз уже начал закрываться, и Гарет понимал, что, если ему удастся «закрыть» противнику оба глаза, он выиграет поединок. Вдохновленный успехом, он с молниеносной скоростью наносил удары в лицо шотландца, с каждым ударом открывая все больше и больше рану над глазом, пока огромный кельт не поднял обе руки, чтобы защитить лицо. Этот жест вызвал яростное неодобрение толпы, презрительно относившейся к такому трусливому способу защиты.
Обрабатывая левой рукой противника, Гарет взглянул на толпу и увидел Люсьена.
Брат улыбался.
Теперь Гарет гнал Мясника к веревочному ограждению. Вокруг бесновалась толпа, кричали, подбадривая его, приятели из компании шалопаев, ругался на чем свет стоит Спеллинг. Он должен победить! Нокаутировать этого мерзкого шотландца — и Суонторп будет принадлежать ему…
Но Кэмпбелл оправился, собрался с силами. Наклонив голову, он с рычанием двинулся прямо на Гарета. Он обхватил его за пояс, прижав к грудной клетке его сломанную руку, и, подняв высоко в воздух, с силой швырнул на каменный пол. Гарет сильно ударился головой и, когда Кэмпбелл навалился на него всем телом, потерял сознание.


— Проклятие!
Рефери начал отсчет секунд. Перри бросился к Гарету, и они вместе с Вудфордом безуспешно пытались поднять Кэмпбелла с неподвижного тела Гарета.
Четыре… пять… шесть…
— Он не очнется. Остановите поединок, — проворчал Вудфорд.
— Черта с два!
Семь… восемь… девять…
Перри в отчаянии пытался привести Гарета в чувство.
Он хлопал его по щекам, тряс, наклонившись, кричал ему в ухо. Никаких результатов.
Одиннадцать… двенадцать… тринадцать…
Перри был в панике, не зная, что делать: остановить поединок или… Он снова похлопал Гарета по щекам, но тот лежал без движения, даже не стонал от боли. Глаза его, закатившиеся под лоб, были полузакрыты.
Он поднял взгляд и увидел жестикулирующих и машущих руками приятелей, а также возвышающегося над морем голов герцога Блэкхитского на Армагеддоне, который приближался, рассекая толпу, как корабль рассекает волны.
Семнадцать… восемнадцать… девятнадцать…
— Черт возьми, Гарет, очнись!
Мясник, залитый кровью, с самодовольным видом ходил вокруг павшего соперника, подняв над головой руки и торжествуя победу. Компания шалопаев орала что есть мочи, герцог медленно приближался. Перри в отчаянии поднял Гарета на руки и взвалил на плечо, прогнувшись под его весом. Он оттащил его в их угол, сбросил на холодный каменный пол и, выхватив бутылку из рук ошалевшего Чилкота, принялся поливать из нее лицо Гарета.
Двадцать два… двадцать три… двадцать четыре…
На сей раз его усилия увенчались успехом. Ресницы Гарета дрогнули, он резко мотнул головой и застонал от боли. Он попытался подняться, но со вздохом упал на руки Перри.
Двадцать пять… двадцать шесть… двадцать семь…
Оставалось всего три секунды. Перри, выругавшись, схватил Гарета за сломанную руку и заломил ее за спину.
Его друг, дико вскрикнув от боли, вскочил на ноги и, выбросив вперед кулак, чуть не снес с плеч светловолосую голову Перри. Но главное, Гарет поднялся, хотя и не вполне пришел в себя, и Перри, не теряя времени, снова вытолкнул его навстречу Мяснику.
Голова у Гарета кружилась, ноги едва держали его.
Он смутно видел окровавленную физиономию Кэмпбелла, которая то попадала в поле его зрения, то исчезала вновь. Толпа орала, требуя, чтобы он собрался с силами, а он чувствовал только боль… пульсирующую острую боль в сломанной руке. Боль в затылке. Кэмпбелл снова осыпал его ударами, но ему даже не хотелось защищаться. Он стоял, покачиваясь на ослабевших ногах, и только бессмысленно моргал при каждом ударе. В той части мозга, которая еще функционировала, теплилась надежда, что Джульет никогда не узнает о том, что случилось. Кэмпбелл все еще нещадно молотил его, и он услышал голос Перри, оравшего: «Это запрещенный удар!» — и повелительный голос Люсьена — черт возьми, неужели это Люсьен? — кричавшего:
— Перри! Останови этот проклятый поединок! Останови немедленно или, клянусь, я отправлю тебя на виселицу за преднамеренное убийство!
— Нет! — закричал Гарет, тряся головой.
И тут началось настоящее столпотворение: Люсьен, пришпорив Армагеддона, въехал на нем по пологим ступеням лестницы прямо на помост, не обращая внимания на возмущенный рев толпы. Орали рефери, орал Спеллинг. Толпа бросилась к самому веревочному ограждению, Кэмпбелл набросился на Гарета, как хищник на свою жертву, и Гарет понял в это мгновение, что если он не предпримет ответных мер, то умрет.
Он собрался с силами, сделал глубокий вдох и остановил Кэмпбелла одним ударом между глаз. Кэмпбелл камнем рухнул на пол. Толпа взревела. Гарет, пошатываясь, отошел к веревочному ограждению, стараясь удержаться на ногах, пока рефери отсчитывает секунды его противнику.
Двадцать восемь… двадцать девять… тридцать. Он схватил кровоточащий кулак Гарета и поднял вверх.
— Победитель!
Зрители бросились вверх по ступеням, приятели мчались к Гарету, перескакивая через веревочное ограждение, Люсьен с грозным видом направлялся прямо к Гарету, который стоял, покачиваясь, с глупой улыбкой на физиономии.
— Знаешь что, Люс… а ведь я стал теперь землевладельцем!
Увидев, как, обогнав его брата, к нему кто-то мчится в развевающихся юбках и с заплаканным лицом, Гарет озадаченно заморгал глазами.
— Джульет? Глазам своим не верю! — только и успел сказать он.
Он долго крепился, но силы иссякли, и он снова потерял сознание, упав на руки Джульет. Она поддерживала его, пока не подошел Люсьен; взвалив брата на плечо, он направился к поджидавшему его Армагеддону. Джульет молча следовала за братьями. Тем временем сэр Роджер Фокскот в сопровождении констебля подошел к трясущемуся от страха Спеллингу.
— Вы арестованы, сэр.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дикарь - Хармон Данелла



Очень понравилась книга. легко читать. не х
Дикарь - Хармон ДанеллаВалентина
27.08.2012, 12.53





Супер!!! Очень понравилось, такие романы очень редко удается найти. Спасибо автору. 10+.
Дикарь - Хармон Данелламария
28.08.2012, 14.43





Легко читать но ничего особого 8/10
Дикарь - Хармон ДанеллаVita
21.03.2014, 18.32





PS влюбленный холостяк и убежденный холостяк тоже из этой серии
Дикарь - Хармон ДанеллаVita
21.03.2014, 18.43





НАЧАЛО ЗАИНТРИГОВАЛО, ЗАГЛЯНУЛА В ЭПИЛОГ..ЧИТАТЬ РАСХОТЕЛОСЬ СРАЗУ ПОСКОЛЬКУ НЕТ ПРОДОЛЖЕНИЯ(((((
Дикарь - Хармон ДанеллаВАЛЕНТИНА
21.03.2014, 20.12





В целом книга ничего,легкий язык и слог, но вот...остался осадок, что-ли...Все думаю, что дальше???? Г-ня родила от погибшего брата г-я, вышла за г-я, он же младший брат погибшего, и в итоге погибший брат жив....Ну и как теперь быть-то, как дочке объяснять, что этот папа-не папа, а родной дядя-это папа. А если не объяснять, то жаль Чарльза - он лишился дочки, хотя в любом случае лишился. Винегрет какой-то, не мой сюжет.Уж лучше бы Чарльз оставался погибшим, либо не спал с Джульет. Всю книгу отдыхала, а тут в конце - такой облом((((
Дикарь - Хармон ДанеллаПесня
21.03.2014, 21.45





Вроде бы книга нормальная , хотя есть неувязки.В самом начале , когда гл.герой спас пассажиров , с чего вдруг героиню попросили поехать с ними к герцогу.Понятно , что без этого не продолжилась бы сюжетная линия , но можно же было как - то логичнее и правдоподобнее свести их.И что за нелепое окончание ? Если есть продолжение , тогда еще ладно . Иначе идиотскую концовку ничем не оправдать .
Дикарь - Хармон ДанеллаДиана
22.03.2014, 12.50





Вроде бы книга нормальная, хотя есть неувязки.В самом начале, когда гл.герой спас пассажиров, с чего вдруг героиню попросили поехать с ними к герцогу.Понятно, что без этого не продолжилась бы сюжетная линия, но можно же было как - то логичнее и правдоподобнее свести их.И что за нелепое окончание? Если есть продолжение, тогда еще ладно. Иначе идиотскую концовку ничем не оправдать. rn rnДианаrnпредыдущий комментарий исправлен
Дикарь - Хармон ДанеллаBlood
22.03.2014, 13.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100