Читать онлайн Дикарь, автора - Хармон Данелла, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дикарь - Хармон Данелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.43 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дикарь - Хармон Данелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дикарь - Хармон Данелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хармон Данелла

Дикарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Ливрейный лакей де Монфоров, открывший дверь в ответ на настойчивый стук около девяти часов утра на следующее утро, не узнал человека, стоявшего на пороге.
— Извините, — сказал лакей, закрывая дверь перед носом высокого мужчины, одетого в скромный костюм из зеленого сукна, — но ее светлость не принимает посетителей.
— Ну, полагаю, меня она примет, — улыбнулся мужчина. — Я ее муж.
Ливрейный лакей, узнав посетителя, широко раскрыл рот от удивления.
— Господи, лорд Гарет! — забормотал он извиняющимся тоном. — Тут все с ума сходят от беспокойства за вас, думали уж…
— Могу себе представить, что они думали, — печально усмехнулся Гарет. — Но, как видишь, я все-таки не бросил своих жену и дочь. Позови-ка поскорее мою супругу, Джонсон.
Лакей поклонился и бросился исполнять приказание.
Он всегда симпатизировал лорду Гарету и не верил всяким домыслам о том, что он, дескать, бросил свою жену.
Мгновение спустя Джульет уже спешила вниз по лестнице.
— Гарет?
Она нерешительно остановилась на нижней ступеньке, Держа в руке шляпу, он перешагнул через порог. Улыбка на его лице едва ли могла выразить, как при виде ее дрогнуло его сердце и все внутри словно запело. За последние два дня он только и думал об этом моменте, то горя желанием поскорее увидеть ее, то опасаясь холодного приема: как-никак он с ней поссорился, бросил ее одну и исчез на целых три дня.
— Привет, Джульет, — с мальчишеской робостью сказал он.
Оперевшись о перила лестницы, она смотрела на него с некоторой опаской и одновременно с облегчением.
— Привет, Гарет.
И тут они оба в один голос сказали: «Прости меня!»
Она бросилась в его объятия; он подхватил ее на руки и закружил так, что юбки взлетели до колен, а ее радостное лицо оказалось в нескольких дюймах от его лица. Поставив Джульет на пол, он принялся жадно целовать ее.
Он вкладывал в поцелуи и просьбу о прощении, и желание убедиться, что он ей по-прежнему небезразличен. Она отвечала ему со всей страстью. И были в ее поцелуях и тоска по нему, и тревога за него, и — хочешь не хочешь — сомнение в нем.
— Ах, моя дорогая, — пробормотал он, вглядываясь в ее лицо, просиявшее от радости и облегчения. В этот момент он понял, что она, как и он, побаивалась этой встречи. — Прости, что я уехал и оставил тебя, а потом ничего не сообщал о себе.
— Прощу, если ты простишь меня за то, что потеряла деньги.
— В этом был виноват я, а не ты.
— Нет, не ты, а я…
— Ш-ш-ш… — Он заглушил ее протесты, закрыв рот поцелуем, от которого у обоих закружилась голова.
— Как я рада, что ты вернулся, Гарет! Я безумно беспокоилась о тебе.
— Я не стою твоего беспокойства, Джульет. Как-никак Чарльз бы никогда…
— Перестань! Я не хочу говорить о Чарльзе. Мне надоело, что все постоянно сравнивают тебя с ним. Я хочу быть с тобой, с человеком, за которого я вышла замуж.
Гарет удивленно вскинул брови. Ее слова так обрадовали его, что он на какое-то время лишился дара речи и лишь прижимался щекой к ее мягким волосам, с наслаждением ощущая ее тело, прижавшееся к нему, и ее хрупкие плечи под своими руками. «Я хочу быть с тобой, с человеком, за которого я вышла замуж», — сказала Джульет. Вкладывала ли она в эти слова тот смысл, который он хотел в них видеть? Неужели она наконец отодвинула на второй план в своем сердце его безупречного во всех отношениях брата, отдав предпочтение ему, Гарету?
Если это так, то он может считать себя самым счастливым человеком во всей Англии. Держа ее в объятиях, он почувствовал исходящий от нее соблазнительный запах туалетного мыла, прикосновение ее груди к своей и ее руки, поглаживающие его спину. Ему не терпелось продолжить то, что они начали в свою брачную ночь.
— Значит, ты не собираешься выпытывать у меня, где я был? — чуть отстранив ее и с улыбкой глядя ей в лицо, спросил он. — Не хочешь узнать, не загулял ли я?
— Перестань поддразнивать меня! — воскликнула она, слегка шлепнув его рукой. — Я тебе и так верю.
Ее слова согрели его больше, чем мог бы согреть какой-нибудь крепкий напиток.
— Это правда? Должен признаться, мне очень приятно, что кто-то в этом мире все-таки верит мне.
— Ты не давал мне повода не верить тебе. Хотя должна признаться, что каждая старая карга в Лондоне — в том числе мать Перри с дочерью, которую я, потеряв терпение, выгнала вон, — побывала здесь, чтобы всячески очернить тебя. — Она усмехнулась. — Но я им, конечно, не поверила.
— Ты их выгнала? Мать Перри и его сестру?!
— Ну да. Не могла же я бросить тебя на растерзание этим хищницам!
Он откинул назад голову и рассмеялся.
— Ух, какая ты храбрая, моя маленькая колонисточка! — Он неожиданно встревожился. — Мне, наверное, не следует спрашивать, что они обо мне наговорили, но, признаюсь, было бы весьма любопытно узнать.
— Ничего особенного. Просто они сказали, что ты обесчестил все женское население Англии и что в настоящее время у тебя интрижка с женой лорда Пемберли.
Гарет фыркнул:
— Не с женой, а с любовницей. Но все это закончилось три месяца назад! Какой вздор!
— Я так и подумала.
— О, Джульет, чем мне отблагодарить тебя за то, что ты мне веришь?
У нее потеплели глаза и вспыхнули щеки, и он понял, что она подумала об их первой брачной ночи.
— Я знаю один способ…
— Господи, ну почему я не пришел сюда два дня назад?
— Не знаю. Но знаю, что ты должен отблагодарить меня за то, что я тебе верю, — игриво сказала она. — Я уверена, что ты не провел последние несколько дней в объятиях другой женщины. Я с первого взгляда вижу, что ты не пьянствовал, потому что твое лицо гладко выбрито, а глаза ясные, к тому же на тебе новый скромный костюм. Чем ты занимался, Гарет?
— Мне приснился сон. Это был не просто сон, а знамение. — Ему не хотелось рассказывать о Чарльзе. Он боялся, что мысль о брате снова отвлечет ее от него, а ему было так приятно, что она последние дни беспокоилась о нем. Он не желал делить внимание жены даже со своим любимым погибшим братом. — Это был вещий сон. Я увидел, каким я был и что со мной будет, если я буду продолжать катиться по той же дорожке. Я понял, что могу потерять тебя, если не изменюсь. Поэтому я продал дорогую одежду, дорогие украшения и… — лицо его затуманилось печалью, — я продал Крестоносца.
— О, Гарет, только не это! Я знаю, как много он для тебя значил…
Он пожал плечами и в явном смущении добавил:
— Я нашел работу, так что с нами, думаю, все будет в порядке. Конечно, мы не будем купаться в роскоши, но…
— Работу?
— Да. Тебе, наверное, интересно узнать, где я пропадал эти несколько дней? Ну так вот, я проглотил свою гордость и пошел к этому типу по фамилии Спеллинг, к тому, который преследовал нас тогда ночью и предложил мне работу. Я хотел узнать, что это за работа, прежде чем везти тебя с Шарлоттой назад в Беркшир.
— Ты хочешь сказать, что провел эти два дня в поисках возможности содержать семью?
— Так и есть. — Он усмехнулся. — Ты гордишься мной?
— Да, но что он предлагает тебе делать?
Он пожал плечами:
— Ничего особенного. Немного подраться — вот и все.
— Гарет, мне это не нравится.
— Все будет хорошо, Джульет. Я могу за себя постоять.
— Когда он сделал тебе это предложение тогда ночью, ты пришел в ярость. Ты был оскорблен и готов убить его. А теперь говоришь мне, что все будет хорошо?
— Джульет, нам нужны деньги.
— Я думала, что джентльмены не дерутся на шпагах ради денег.
— Да, это так. Но это не имеет значения. Даже джентльменам приходится искать возможность содержать свои семьи, не так ли?
Он повернулся и поднял сверток, который оставил на ступеньках лестницы. Это был букет чудесных красных роз, перевязанный дорогой шелковой лентой.
— Это тебе подарок, — усмехнулся он. — Мы должны отпраздновать это событие.
— Гарет, — она покачала головой в притворном отчаянии, — вместо того чтобы быть экономным, ты тратишься на цветы. Деньги нужно тратить на самые необходимые вещи.
— Тебе нравятся цветы? — с улыбкой спросил он.
— Конечно, но это не значит…
— Это значит, что они и есть самое необходимое. А теперь ступай принеси Шарлотту. Мы уезжаем из Лондона, пока не проснулись все соседи. Я не хочу давать этим сплетницам лишнюю пищу для пересудов.


— Что значит — она уехала из Лондона?
Грозный голос подобно раскату грома прокатился по холлу и достиг гостиной леди Брукгемптон. Она испуганно отложила небольшой телескоп, сквозь который вела неусыпное наблюдение за особняком де Монфоров на противоположной стороне улицы. Из дверей особняка только что выбежал герцог Блэкхитский и поспешил к ее двери, которую открыл ливрейный лакей, побелевший как мел от страха при виде разгневанного герцога. Леди Брукгемптон тоже побледнела. Она еще никогда не видела герцога в таком гневе.
— Ваша светлость! Как я рада видеть…
Сорвав с головы треуголку, он последовал в гостиную.
— Вы знаете, что происходит в этом городе. Где она? И где мой проклятый братец?
Было бесполезно притворяться, будто она ничего не знает, потому что герцог отлично знал о существовании телескопа и понимал, что она может служить ценным источником информации. Леди Брукгемптон жестом удалила из гостиной лакея и храбро встретилась с гневным взглядом герцога де Монфора.
— Знаете, он бросил ее три дня назад. Женился, потом они потеряли все свои деньги и он бросил ее. — Прикрыв рукой рот для пущей конфиденциальности, она шепнула:
— Скажите, а правда, что это ребенок Чарльза?
— Это не имеет значения. Куда они уехали?
— Не сомневаюсь, ваша светлость, что ваши слуги лучше осведомлены об этом, чем я…
— Куда они уехали?! — прорычал герцог, на виске которого билась от напряжения жилка.
— По чистой случайности я действительно видела сегодня утром, как приехал лорд Гарет, который через некоторое время вышел из дома вместе с… этой женщиной.
Но куда они направились, я не имею ни малейшего понятия, ваша светлость. — Заметив, что он сердится все больше и больше, она предприняла попытку успокоить его и, заломив руки, сделала вид, что тоже очень встревожена. — Ах, Люсьен, мы с вами оба знаем, что ваш брат никогда не сможет позаботиться о ней и ребенке! Они будут вынуждены ночевать на улице и голодать! Он заставит их просить милостыню, словно нищих! Вы должны разыскать их!
— Где Перри?
— Не знаю. Теперь я никогда не знаю, где он, и все благодаря…
— А где вся орава их безмозглых приятелей?
— Извините, но и этого я не знаю…
Герцог сердито выругался и вышел из гостиной, на ходу натягивая на голову треуголку. Лицо его было темнее тучи. Вскочив на черного зверя, которого он называл своим конем, герцог, даже не оглянувшись, пустился галопом по улице.
Леди Брукгемптон, у которой дрожали колени, вздохнула с облегчением, прислонилась спиной к стене и промокнула платочком вспотевший лоб. Впервые за семнадцать лет ей стало жаль Дикаря. Одному Богу известно, что сделает с ним старший братец, когда отыщет.


Они успели на дилижанс, следовавший из Лондона.
На этот раз они ехали без приключений: разбойники на них не нападали, дорога не раскисла от дождя, да и дождя, который отравлял бы жизнь пассажирам, сидевшим на империале, тоже не было. Они и глазом не успели моргнуть, как были уже за пределами Лондона.
Джульет сидела с Шарлоттой на коленях, ее муж дремал на сиденье напротив. Наблюдая сквозь окошко, как по небу плывут облачка и меняется ландшафт местности, Джульет глубоко задумалась. Перспектива их дальнейшей семейной жизни была весьма туманной. Она верила, что муж хранил ей верность в течение трех дней своего отсутствия, но ей совсем не внушали доверия его планы на будущее, которые вызывали у него такой энтузиазм. Он был аристократом, рожденным для жизни легкой и утонченной. Он был вторым сыном герцога, несомненно, обладал обаянием, и она без труда могла бы представить себе его в роли члена парламента или посла в каком-нибудь заморском государстве, но никак не могла вообразить, что он унизится до такого вульгарного занятия, как поединок на шпагах на потеху толпе. В какую авантюру он их втягивает?
Хорошо еще, что Абингдон, расположенный к югу от университетского городка Оксфорда, находился не очень далеко от владений герцога Блэкхитского, к которому она могла бы обратиться за помощью в случае крайней необходимости.
Гарет, конечно, никогда не согласится на это. В ответ на ее расспросы он наконец признался — хотя и весьма неохотно и не вдаваясь в подробности, — где он провел остаток их брачной ночи. Она представила себе мужа спящим на голом полу в холодной сырой конюшне, и ей захотелось задушить его собственными руками. Его гордость их всех погубит, если она не будет контролировать его сама. Ведь это из-за своей гордости он дрожал на холодном полу в конюшне, вместо того чтобы провести ночь вместе с ними в особняке де Монфоров. Это гордость не позволила ему привезти их всех в замок Блэкхит под крылышко герцога. Вместо этого он решил принять предложение Спеллинга, словно обедневший аристократ, что было унизительно само по себе.
Почему он так поступил?
Она взглянула на его умиротворенное лицо, на которое падали пряди волос, выбившиеся из косицы. Его гордость, по-видимому, не страдала от того, что он намеревался работать на человека, значительно ниже себя и по положению, и по происхождению. Однако обратиться за помощью к Люсьену было выше его сил. Не была ли его гордость связана с его отношениями с властным старшим братом?
И с неизбежными, до смерти надоевшими сравнениями с Чарльзом? Как бы то ни было, но он явно хотел доказать, что он самостоятельная личность, если не ей, то Люсьену, и Джульет вдруг очень захотелось, чтобы ему удалось доказать это.
Они остановились у придорожной гостиницы, чтобы сменить лошадей. Несколько пассажиров, сидевших на империале, вышли, вошли трое новых. Сидевший напротив нее лорд Гарет вытянул длинные ноги, зевнул, сонно улыбнулся ей и, прислонившись щекой к спинке сиденья, снова погрузился в сон. Его колени касались ее колен, и только присутствие других пассажиров удерживало ее от того, чтобы наклониться над ним и поцеловать в приоткрытые губы. Лицо у него было таким милым, таким беззаботным. Она улыбнулась и покачала головой: по всей вероятности, заботы действительно не тяготили ее мужа.
Из всего вздора, который наплела леди Брукгемптон, одно было верно: они с Чарльзом отличались друг от друга как небо от земли. Она не могла представить себе, чтобы Чарльз вовлек их в подобную авантюру и спокойно задремал, совершенно уверенный в том, что все будет прекрасно. Она не могла себе представить, чтобы Чарльз согласился биться на шпагах ради денег.
Она вообще не могла себе представить Чарльза. И точка.
Она озадаченно нахмурила лоб. Она не видела лица Чарльза более года и теперь с изумлением осознала, что черты его вспоминаются не совсем отчетливо. Когда она попыталась представить себе строго сжатые губы Чарльза, перед ней возникала ленивая, озорная усмешка Гарета. Когда она попыталась вспомнить тембр его голоса, она услышала беззаботный смех Гарета. А когда попыталась вспомнить, как это было, когда они с Чарльзом занимались любовью, то в памяти возникала безумная ночь в заведении мадам Боттомли, когда Гарет заставил ее вознестись к таким вершинам наслаждения, о существовании которых она и не подозревала.
Ее взгляд невольно упал на аристократические руки с длинными пальцами, праздно лежащие на его коленях.
Она вдруг вспомнила, что он проделывал этими пальцами и этими губами, которые сейчас приоткрылись во сне, и смущенно поежилась, почувствовав, как по ее телу прокатилась горячая волна желания. Груди у нее напряглись, сердце учащенно забилось. И она с чувством вины вспомнила о человеке, который лежал в сырой земле за тысячи миль отсюда. О человеке, который был отцом ее маленькой дочери.
— Чарльз, — прошептала она, пытаясь оживить воспоминание о нем. Она взяла в руку медальон с его портретом, висевший на шее, и вгляделась в него. Миниатюра была сделана в Бостоне за два месяца до гибели Чарльза.
Художнику удалось мастерски уловить сходство. Она долго смотрела на его светлые волосы, припудренные перед тем, как позировать художнику, твердую, мужественную линию губ, целеустремленный взгляд обманчиво мечтательных голубых глаз.
И, как ни странно, не почувствовала ничего.
Она осторожно возвратила миниатюру на место, за лиф платья. Потом, прижав к себе дочь, стала снова глядеть в окно, размышляя о своем растущем чувстве к Гарету и убывающем — к Чарльзу.
Она даже не заметила, что с сиденья напротив за ней пристально наблюдает из-под полуопущенных ресниц Гарет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дикарь - Хармон Данелла



Очень понравилась книга. легко читать. не х
Дикарь - Хармон ДанеллаВалентина
27.08.2012, 12.53





Супер!!! Очень понравилось, такие романы очень редко удается найти. Спасибо автору. 10+.
Дикарь - Хармон Данелламария
28.08.2012, 14.43





Легко читать но ничего особого 8/10
Дикарь - Хармон ДанеллаVita
21.03.2014, 18.32





PS влюбленный холостяк и убежденный холостяк тоже из этой серии
Дикарь - Хармон ДанеллаVita
21.03.2014, 18.43





НАЧАЛО ЗАИНТРИГОВАЛО, ЗАГЛЯНУЛА В ЭПИЛОГ..ЧИТАТЬ РАСХОТЕЛОСЬ СРАЗУ ПОСКОЛЬКУ НЕТ ПРОДОЛЖЕНИЯ(((((
Дикарь - Хармон ДанеллаВАЛЕНТИНА
21.03.2014, 20.12





В целом книга ничего,легкий язык и слог, но вот...остался осадок, что-ли...Все думаю, что дальше???? Г-ня родила от погибшего брата г-я, вышла за г-я, он же младший брат погибшего, и в итоге погибший брат жив....Ну и как теперь быть-то, как дочке объяснять, что этот папа-не папа, а родной дядя-это папа. А если не объяснять, то жаль Чарльза - он лишился дочки, хотя в любом случае лишился. Винегрет какой-то, не мой сюжет.Уж лучше бы Чарльз оставался погибшим, либо не спал с Джульет. Всю книгу отдыхала, а тут в конце - такой облом((((
Дикарь - Хармон ДанеллаПесня
21.03.2014, 21.45





Вроде бы книга нормальная , хотя есть неувязки.В самом начале , когда гл.герой спас пассажиров , с чего вдруг героиню попросили поехать с ними к герцогу.Понятно , что без этого не продолжилась бы сюжетная линия , но можно же было как - то логичнее и правдоподобнее свести их.И что за нелепое окончание ? Если есть продолжение , тогда еще ладно . Иначе идиотскую концовку ничем не оправдать .
Дикарь - Хармон ДанеллаДиана
22.03.2014, 12.50





Вроде бы книга нормальная, хотя есть неувязки.В самом начале, когда гл.герой спас пассажиров, с чего вдруг героиню попросили поехать с ними к герцогу.Понятно, что без этого не продолжилась бы сюжетная линия, но можно же было как - то логичнее и правдоподобнее свести их.И что за нелепое окончание? Если есть продолжение, тогда еще ладно. Иначе идиотскую концовку ничем не оправдать. rn rnДианаrnпредыдущий комментарий исправлен
Дикарь - Хармон ДанеллаBlood
22.03.2014, 13.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100