Читать онлайн Дикарь, автора - Хармон Данелла, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дикарь - Хармон Данелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.43 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дикарь - Хармон Данелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дикарь - Хармон Данелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хармон Данелла

Дикарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Джульет, стоявшая возле умывальника и смывавшая пыль с лица, настолько устала, что едва держалась на ногах. Насухо вытирая полотенцем щеки, она наблюдала, как ее муж отстегивает шпагу и осторожно кладет ее поверх плаща. Темно-красный бархат, которым были обтянуты стены, служил идеальным фоном, подчеркивавшим изящество движений этого аристократа.
Он был не похож на себя: плечи напряжены, а выражение лица такое суровое, какое ей доводилось видеть только у герцога. Гарет был не просто недоволен, он был вне себя от ярости, хотя она, как ни старалась, не могла понять почему. Очевидно, будучи аристократом, он не понимал и не желал понимать, что означает разумная экономия. Может быть, ему не нравится, что его заставляют экономить деньги? Может, он с сожалением думает о том, что если бы ему не приходилось заботиться о ней и Шарлотте, то он мог бы по-прежнему вести тот роскошный образ жизни, к которому привык? А может, все-таки он рассердился из-за того, что она сама проявила инициативу и приняла предложение мадам?
Но у нее не было выбора. Джульет еще на ступеньках церкви с чувством обреченности поняла, что ответственность не только за себя и Шарлотту, но и за ее супруга-аристократа ляжет на ее плечи. Теперь это чувство усугублялось усталостью и поведением Гарета. Это ее раздражало. И сердило.
Надо было прислушаться к предупреждениям, а не пропускать их мимо ушей. Следовало обратить внимание на загадочные высказывания некоторых членов его семьи. Например, Эндрю: «Гарет, конечно, гуляка, мот и дебошир… жители деревни называют его Дикарем».
Или герцога: «Кто бы мог подумать, что Гарет вообще совершит что-нибудь стоящее…» Импульсивное предложение Гарета выйти за него замуж и легкомысленное отношение к деньгам говорили о его незрелости и испугали ее, как и утренний приступ транжирства, когда он выбросил на ветер столько денег, что у нее голова пошла кругом. Джульет приложила пальцы к вискам, вдруг запульсировавшим от боли. Очевидно, ей придется самой контролировать расходы. Ей придется самой принимать важные решения, найти жилье и, по всей вероятности, работу, чтобы у них были средства к существованию. Ведь невозможно представить себе, что лорд Гарет де Монфор с его холеными руками и голубой кровью унизится до работы. Обаятельный, избалованный, он был наивен и непредсказуем, как пятилетний ребенок.
Глупое создание, упрекала она себя. Она сама допустила, что отчаянное положение, в котором она оказалась, красивое лицо Гарета и тот факт, что он был братом Чарльза, заставили ее забыть обо всем. Если бы она не утратила здравый смысл, то никогда не позволила бы себе выйти замуж за человека, который делает предложение, сидя на ветке дерева. Если бы она не утратила контроль над собой, то не позволила бы его обаянию обезоружить ее. Она во всем сама виновата.
Испытывая отвращение к себе, она расстегнула булавки на пеленке Шарлотты. Ей некого обвинять, кроме себя. Гарет ничего не может поделать с тем, что он совершенно не похож на Чарльза. Она вышла за него замуж и теперь должна наилучшим образом устроить все, исходя из того, что имеется.
Ей не раз приходилось выдерживать бури, она справится и сейчас. Если потребуется работать белошвейкой где-нибудь в Спитлфилдзе, то так тому и быть. Если придется стать кормилицей ребенка какой-нибудь богатой женщины, то она и это может. У нее есть голова на плечах и две проворные руки, и она будет делать все, что понадобится, лишь бы обеспечить им средства к существованию.
Джульет уголком глаза заметила, что Гарет, порывшись в сундучке, достал чистую простынку. Он поднял глаза и встретился с ней взглядом.
На его лице появилась робкая улыбка. Он явно пытался ослабить возникшее между ними напряжение.
Джульет проигнорировала эту попытку и все внимание направила на Шарлотту. Вытащив из-под малышки мокрую и грязную пеленку, она бросила ее в ночной горшок, чтобы потом постирать. Малышка одарила ее лучезарной улыбкой. Джульет вдруг охватило чувство вины. И стыда. Ведь, выйдя замуж за непутевого брата Чарльза, она предала не только Чарльза, но и их бедняжку дочь.
Бедную малышку, которой следовало сменить пеленки уже несколько часов назад.
На глазах у Джульет выступили злые слезы. Щеки горели от подавляемого гнева, движения стали резкими. Сердито водворив на место упавшую на лицо прядь волос, она бросилась к умывальнику.
И столкнулась с мужем, который направлялся к ней с влажной тряпочкой в одной руке и тазом, наполовину наполненным водой. При столкновении немного воды выплеснулось на ковер, а также на его жилет. Но Гарет не обратил на это внимания. Он протянул ей влажную тряпку, словно трубку мира:
— Держи.
— Это еще зачем?
— Девочку нужно помыть, не так ли?
— Откуда тебе знать, что нужно ребенку?
— Перестань, Джульет. Не такой уж я болван.
— Сомневаюсь, — презрительно пробормотала она.
Он смущенно улыбнулся, вызвав у Джульет еще большее раздражение. Не хотела она никакого перемирия с ним, а желала высказать начистоту все, что она думает о нем, о его бесшабашном мотовстве, о безалаберном отношении к серьезным вопросам. Господи, ну почему она не вышла замуж за кого-нибудь вроде Чарльза — человека практичного, знающего и зрелого?
— Что тебя не устраивает, Джульет?
— Все! — в ярости выпалила она. Смочив в тазу тряпочку, она принялась мыть Шарлотту. — Пожалуй, Перри был прав. Нам следовало сразу вернуться к твоему брату герцогу.
— Не надо слушать Перри.
— Почему это? Он соображает значительно лучше, чем ты и все остальные, вместе взятые. Не прошло и дня, как мы поженились, а уже стало ясно, что ты не готов к новой роли. Ты и понятия не имеешь, что делать с женой и ребенком. Ты не представляешь, где и на какие средства мы будем жить. Ты не подумал ни о чем. Однако ты помчался за нами — благородный спаситель, которому не терпелось совершить подвиг. Ты всегда действуешь, не задумываясь о последствиях? Ведь так?
Он некоторое время молчал, ошеломленный яростью ее атаки. Потом сдержанно заметил:
— Дорогая моя, не забудь, что именно этот отрицательный тип недавно спас твою жизнь, а также жизни других пассажиров дилижанса.
— Так и было, но это не даст нам крышу над головой и не накормит нас. — Она приподняла Шарлотту, подстелила чистую пеленку и заколола булавкой. Потом вымыла руки с мылом. — Я все еще не могу смириться с тем, что ты потратил столько денег на специальное разрешение, вернее, на подкуп священника, а также с тем, что ты до сих пор, кажется, раздражен из-за того, что я не позволила потратить еще бог знает сколько денег на номер в отеле. Похоже, ты совсем не знаешь цену деньгам, и если будешь продолжать транжирить их, как сейчас, то мы скоро будем просить милостыню на пропитание!
— Не преувеличивай. Такого никогда не случится.
— Почему ты так уверен?
— Джульет, мой брат — герцог Блэкхитский. Моя семья — одна из старейших и самых богатых в Англии. Уверяю тебя, нам не придется голодать.
— Как ты собираешься зарабатывать на жизнь? Не боишься испачкать свои нежные белые ручки и нажить мозоли?
— Джульет, перестань! Ты испытываешь мое терпение.
— Какая польза от того, что у тебя есть богатый и могущественный брат, если ты не собираешься обращаться к нему за помощью? Это не игра! Это наша жизнь. Я молодая мать с ребенком на руках и должна знать, как ты намерен содержать нас!
— Пока не знаю. Но я что-нибудь придумаю. Прошу тебя, Джульет, верь мне хоть немного.
— Я пытаюсь, но… о Господи, это самый тяжелый день в моей жизни, и чем дальше, тем хуже становится. — В глазах ее стояли слезы, нижняя губа дрожала.
Он быстро подошел к ней, желая успокоить.
— Оставь меня в покое!
— Я не могу видеть твои страдания.
— В таком случае уходи. Прошу тебя…
Он подошел к ней ближе.
— Все так плохо?
— Да.
— Хуже, чем было в тот день, когда ты покинула Бостон, чтобы приехать сюда?
Она отмахнулась от него и отвернулась, чтобы он не заметил злых слез.
— Хуже, чем в тот день, когда на дилижанс напали разбойники?
Она глубоко вздохнула и закусила дрожащую нижнюю губу.
— Хуже, чем в тот день, когда погиб Чарльз? — тихо спросил он.
Она едва подавила рыдание.
— Ничего не может быть хуже, чем тот день, когда погиб Чарльз, — прошептала она, встретившись с его сочувственным взглядом, и немного отошла от него. — Ничего!
Он молча подошел к ней сзади, близко-близко. Она почувствовала, как он нежно прикоснулся рукой к ее щеке и заложил за ухо выбившуюся прядку волос.
— В таком случае можно считать, что это не самый худший день в твоей жизни, — мягко сказал он.
Ей очень хотелось откинуться назад на его сильную, мускулистую грудь и выплакаться. Но нет, она этого не сделает. Разве может он разделить с ней ее боль, страх и тревогу? Она чуть было не рассмеялась вслух горьким смехом. Он, который не способен даже сообразить, куда поселить их, что с ними делать и на какие средства содержать?
Джульет рывком отстранилась от него и, взяв дочь на руки, крепко прижала ее к себе.
— Ты все сказал, Гарет! — бросила она. — Теперь оставь меня в покое.
— Вы тоже высказали свои претензии, мадам, — устало сказал Гарет. — В дальнейшем я буду экономнее расходовать деньги.
Он произнес это вежливым, сдержанным тоном. Прижавшись щекой к пушистой головке дочери, Джульет наблюдала, как он пересек комнату и зажег еще одну свечу.
Оба молчали. Откуда-то снизу доносились взрывы смеха.
— Извини меня, Гарет, — наконец сказала она.
Он пожал плечами, но не повернулся к ней.
— И ты извини меня. Ты заслуживаешь лучшей доли.
Вы обе заслуживаете лучшего.
— Наверное, нам придется постараться сделать все как можно лучше, исходя из того, что имеется.
Он кивнул, не отрывая взгляда от пламени свечи.
— Я не хотела обижать тебя, — объяснила она, но тут же почувствовала, что ее слова звучат неубедительно. Она робко подошла к нему сзади и взяла за локоть. — Просто я устала и… боюсь. Ты же, наоборот, ничуть не обеспокоен, и твое безразличие к нашей судьбе меня разозлило. — Губы ее тронула улыбка. — Наверное, мне хотелось, чтобы тебя наши проблемы беспокоили не меньше, чем меня.
Он повернулся и, взял ее руку.
— Ах, Джульет, ну конечно, я тоже беспокоюсь, — признался он, — только какой толк, если я буду это показывать? Это не поможет нам найти жилье, не накормит нас и не обеспечит необходимым.
— Пожалуй, ты прав.
Оба замолчали, стоя близко друг к другу, и обоим очень хотелось утешить и успокоить друг друга. Он все еще держал ее руку, потом погладил ее по костяшкам пальцев, и она почувствовала легкую дрожь во всем теле.
Дрожь, которую она была твердо намерена игнорировать.
— Знаешь что, Джульет, — вдруг сказал он, и губы его дрогнули в улыбке, — я ведь очень разозлился на тебя, но теперь то, что случилось с нами, кажется мне довольно забавным.
— Забавным?
— Ну да, разве не забавно, что мы с тобой женаты и у нас первая ссора из-за денег? Мой брат, наверное, перевернул пол-Англии, разыскивая нас, а мы с тобой где в это время находимся? В самом фешенебельном борделе во всей Англии! Ну не забавное ли приключение?
Она покачала головой:
— Не вижу в этом ничего забавного, Гарет.
— Неужели? А я вижу, — с вызовом заявил он. Он явно поддразнивал ее, и, взглянув на него, она, сама того не желая, улыбнулась.
Высокий, широкоплечий красавец, он был великолепен. Де Монфор с головы до ног. Она залюбовалась им, и ее страхи за их будущее отодвинулись куда-то на задний план. Она понимала, что не должна поддаваться его обаянию. Ведь это не Чарльз, а лишь его непутевый брат!
Ее супруг не правильно истолковал причину ее молчания.
— Ладно, Джульет, если ты не видишь в нашем положении ничего забавного, то, может, Шарлотта думает по-другому, — сказал он и, взяв у нее малышку, положил ее на кровать. Он тормошил девочку до тех пор, пока та не начала попискивать от удовольствия. — Вот видишь, Шарлотте это тоже кажется забавным. Ведь правда, малышка Чарли?
Малышка, явно его обожавшая, радостно ворковала, пуская пузыри, и Джульет залюбовалась этой милой сценой: он — такой высокий, сильный, мужественный, и ее дочь такая крошечная и беспомощная. Было очень трогательно видеть в роли отца Гарета де Монфора, который в этой роли чувствовал себя так же свободно, как рыба в воде.
И тут она осознала то, в чем боялась признаться самой себе.
Ее влекло к нему. Влекло так сильно, что это ее пугало.
Он оглянулся через плечо и усмехнулся. Потом наклонился к Шарлотте и, чуть не касаясь ее носом, засунул пальцы в уголки рта и скорчил смешную рожицу, искоса поглядывая при этом на Джульет. Это было так забавно, что Джульет, сама того не желая, рассмеялась, вторя радостным возгласам Шарлотты. Гарет тоже расхохотался, и в комнате стало светлее от их дружного веселого смеха.
У Джульет вдруг защемило сердце. «С Чарльзом мне никогда не было так весело, — подумала она. — Он не нашел бы ничего забавного в том, что приходится провести ночь в борделе. Он отнесся бы к ситуации слишком серьезно и молча продолжал бы сердиться на меня».
Но Гарет не Чарльз. Он повел себя по-другому.
— Видишь, Джульет, твоя дочь считает, что это забавно. Хорошо бы нам с тобой, Шарлотта, заставить твою маму рассмеяться. Я имею в виду, рассмеяться от души.
Она такая красивая, когда улыбается, правда?
Джульет покраснела.
— Не пытайся подольститься ко мне, Гарет.
— Подольститься? Но я говорю чистую правду.
— И не улыбайся мне так.
— Почему?
— Потому что ты меня раздражаешь еще сильнее.
— Ты на меня не сердишься, Джульет. — Он сбросил с ног сапоги и улегся на кровать, откинувшись на подушки. Посадив Шарлотту себе на грудь, он улыбнулся Джульет. — Уже не сердишься. — Он закинул руки за голову и, положив одну ногу на другую, согнутую в колене, игриво покачивал ею вверх и вниз. Теплый, манящий взгляд голубых глаз словно приглашал ее устроиться рядом. Он самым бессовестным образом завлекал ее. Хуже было другое: сердце у нее сладко замерло, соски набухли и затвердели, а лоно… не стоит и говорить!
Господи, помоги ей…
— Ты будешь счастлива со мной, Джульет, — заявил он, весело поблескивая глазами. — Только отнесись ко мне с пониманием и наберись терпения, подожди, пока я превращусь из бесшабашного холостяка в любящего мужа. — Он усмехнулся. — Ведь я, как известно, непутевый.
— Я это знаю.
— Люсьен говорит, мне надо повзрослеть.
— Ты, кажется, гордишься этим?
— Горжусь? Нет. Видишь ли, Люсьена судьба лишила возможности побыть ребенком, и мне иногда кажется, что он завидует тому, что у меня полностью отсутствуют сдерживающие факторы. Бедняга! Он был подростком, когда унаследовал титул. Ему пришлось нелегко.
— Понимаю, Нелегко потерять родителя. — Она знала это по собственному опыту.
— Да, но мы потеряли сразу обоих родителей. Мама очень тяжело рожала Нериссу. А отец, чтобы не слышать, как она кричит от боли, поднялся наверх, в одну из башен. Но крики доносились и туда. Он, не выдержав, поспешил к ней и сорвался с лестницы. — Гарет на мгновение перестал качать ногой, и взгляд его стал задумчивым и печальным. — Его нашел Люсьен.
— Ох, Гарет… — Она с сочувствием посмотрела на мужа. — Чарльз мне об этом не рассказывал.
— Меня это не удивляет. Чарльз не любил распространяться о семейных делах. В душе Люсьена эти утраты — смерть отца, а потом и матери, которая вскоре умерла от послеродовой горячки, — оставили неизгладимый след. Другой бы на его месте стал пить, чтобы забыться. Но не таков Люсьен. Пережить горе ему помогало повышенное чувство ответственности не только за герцогство, но и за нас. Он серьезно относится к этой ответственности. Боюсь, даже слишком серьезно. Думаю, что жить с ним под одной крышей так же приятно, как в Ньюгейтской тюрьме. — Он печально усмехнулся. — Думаешь, почему Чарльз ушел в армию? Думаешь, почему у нас всех плохие отношения с Люсом? Да потому, что он так и не научился радоваться жизни. Ему никогда не приходилось подшутить над кем-нибудь, разыграть кого-нибудь, набедокурить — то есть пожить жизнью, которой живет большинство подрастающих сорванцов. Люсьен ко всему относится серьезно. Я бы, например, ни за что не смог так. Жизнь слишком коротка.
Она подошла ближе и примостилась на самом краешке кровати.
— И поэтому ты развлекаешься тем, что поишь допьяна чужих свиней?
— Значит, ты об этом слышала?
— Да, однажды за завтраком.
— Такое я проделываю только тогда, когда бываю пьян.
А о своих проделках в трезвом состоянии не решаюсь даже рассказывать.
— Мне не хочется о них знать.
— Признаюсь, и мне не хочется об этом рассказывать.
Она рассмеялась, он тоже, и на какое-то мгновение все их проблемы отступили на задний план, а в этой комнате остались только они втроем, беззаботные и счастливые. Потом выражение лица Гарета стало серьезным, шутливый тон исчез.
— Смотри, чтобы у тебя не получилось, как у Люсьена, — тихо сказал он. — Не растрачивай свою молодость, энергию и любовь на то, чего не вернешь, Джульет.
Она опустила голову, потрясенная неожиданной мудростью его слов. Он, конечно, говорил о Чарльзе. Он не сказал ей ни слова упрека в тот ужасный момент в церкви, он простил ей жестокие сравнения между ним и его братом, он ничего не сказал о миниатюре Чарльза, которую она демонстративно носила на шее! Гарет все это замечал, но никогда не выразил недовольства или ревности при виде этих залогов верности другому мужчине, понимая, что не он властитель ее сердца и, возможно, никогда им не будет. Джульет с трудом проглотила ком, образовавшийся в горле. Ее муж был не только щедр и благороден, он был гораздо более мудр, чем она полагала.
— Я ничего не могу поделать, Гарет, я все еще чувствую, что обязана хранить верность ему, хотя его нет в живых и хотя я вышла за тебя замуж. Я понимаю, это глупо… но у меня, наверное, слишком много воспоминаний.
— Воспоминания — это хорошо, но ведь они не согреют твою постель ночью.
— Он ушел из жизни в расцвете сил…
— Он закончил свой жизненный путь, Джульет. Хорошо зная своего брата, я думаю, что он не хотел, чтобы ты так о нем горевала, а предпочел бы, чтобы ты радовалась жизни.
«Гарет прав, конечно, — подумала Джульет, — но мне от этого не легче». Она прижалась щекой к головке Шарлотты и смахнула рукой слезы, выступившие на глазах от слов мужа, чувствуя на себе его взгляд — добрый, нежный, понимающий и терпеливый.
— Ты очень сердишься на меня? — спросила она жалобно.
— Уже нет, — улыбнулся он. — А ты?
— Нет. — Она покачала головой и, шмыгнув носом, утерла слезинку, скатившуюся по щеке из правого глаза. — Извини меня за то, что произошло сегодня в церкви… с кольцами…
— Давно извинил.
— Я до сих пор чувствую себя ужасно. Я поставила тебя в неловкое положение в присутствии твоих друзей, я обидела тебя…
Он покачал головой и улыбнулся:
— Иди сюда, Джульет.
— Нет… я не готова… я хочу сказать, что…
— Ш-ш-ш. Я знаю, что ты не готова, я просто хочу, чтобы ты посидела со мной рядом. Вот и все. Ты многое пережила одна, а тут еще и это хочешь пережить в одиночку.
Он чуть подвинулся, давая ей место.
Помедлив немного, она села рядом, сразу же ощутив тепло его крупного тела и исходящую от него спокойную силу. Сердце ее учащенно забилось, кровь прилила к щекам. Она была беспомощна перед его притягательной силой. И не могла больше притворяться, что не замечает его чувств к ней. На какое-то мгновение их взгляды встретились: его — теплый и милый и ее — смущенный и испуганный, потом он улыбнулся, обхватил рукой ее плечи и привлек к себе. Она напряглась, не решаясь положить голову ему на грудь и едва осмеливаясь дышать, ощущая его мощное тело под тонкой сорочкой и улавливая присущий ему одному мужской запах.
Верный своему слову, он лишь держал ее в объятиях, заставляя рассказывать о своих страхах, мечтах и, конечно, о Чарльзе. В какой-то момент этого задушевного разговора Гарет де Монфор перестал быть просто мужчиной, за которого она вышла замуж, а стал ее близким другом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дикарь - Хармон Данелла



Очень понравилась книга. легко читать. не х
Дикарь - Хармон ДанеллаВалентина
27.08.2012, 12.53





Супер!!! Очень понравилось, такие романы очень редко удается найти. Спасибо автору. 10+.
Дикарь - Хармон Данелламария
28.08.2012, 14.43





Легко читать но ничего особого 8/10
Дикарь - Хармон ДанеллаVita
21.03.2014, 18.32





PS влюбленный холостяк и убежденный холостяк тоже из этой серии
Дикарь - Хармон ДанеллаVita
21.03.2014, 18.43





НАЧАЛО ЗАИНТРИГОВАЛО, ЗАГЛЯНУЛА В ЭПИЛОГ..ЧИТАТЬ РАСХОТЕЛОСЬ СРАЗУ ПОСКОЛЬКУ НЕТ ПРОДОЛЖЕНИЯ(((((
Дикарь - Хармон ДанеллаВАЛЕНТИНА
21.03.2014, 20.12





В целом книга ничего,легкий язык и слог, но вот...остался осадок, что-ли...Все думаю, что дальше???? Г-ня родила от погибшего брата г-я, вышла за г-я, он же младший брат погибшего, и в итоге погибший брат жив....Ну и как теперь быть-то, как дочке объяснять, что этот папа-не папа, а родной дядя-это папа. А если не объяснять, то жаль Чарльза - он лишился дочки, хотя в любом случае лишился. Винегрет какой-то, не мой сюжет.Уж лучше бы Чарльз оставался погибшим, либо не спал с Джульет. Всю книгу отдыхала, а тут в конце - такой облом((((
Дикарь - Хармон ДанеллаПесня
21.03.2014, 21.45





Вроде бы книга нормальная , хотя есть неувязки.В самом начале , когда гл.герой спас пассажиров , с чего вдруг героиню попросили поехать с ними к герцогу.Понятно , что без этого не продолжилась бы сюжетная линия , но можно же было как - то логичнее и правдоподобнее свести их.И что за нелепое окончание ? Если есть продолжение , тогда еще ладно . Иначе идиотскую концовку ничем не оправдать .
Дикарь - Хармон ДанеллаДиана
22.03.2014, 12.50





Вроде бы книга нормальная, хотя есть неувязки.В самом начале, когда гл.герой спас пассажиров, с чего вдруг героиню попросили поехать с ними к герцогу.Понятно, что без этого не продолжилась бы сюжетная линия, но можно же было как - то логичнее и правдоподобнее свести их.И что за нелепое окончание? Если есть продолжение, тогда еще ладно. Иначе идиотскую концовку ничем не оправдать. rn rnДианаrnпредыдущий комментарий исправлен
Дикарь - Хармон ДанеллаBlood
22.03.2014, 13.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100