Читать онлайн Как переспать с кинозвездой, автора - Хармел Кристин, Раздел - КАК ВСТРЕТИТЬ КИНОЗВЕЗДУ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Как переспать с кинозвездой - Хармел Кристин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.94 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Как переспать с кинозвездой - Хармел Кристин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Как переспать с кинозвездой - Хармел Кристин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хармел Кристин

Как переспать с кинозвездой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

КАК ВСТРЕТИТЬ КИНОЗВЕЗДУ

Вотеле «Риц» на Сентрал-парк-саут я была без четверти десять – за пятнадцать минут до завтрака с самым сексуальным парнем Голливуда. Протерев глаза, я ждала его у входа в «Ателье», один из самых шикарных ресторанов Нью-Йорка. «Шикарный» в моем понимании – «вычурный», «показной», «впечатляющий»…
Немного странно, что Коул Браннон решил встретиться в таком месте. Но кто знает звезд? Вдруг простой паренек из Бостона превратился в богача с Верхнего Ист-Сайда, который жить не может без икры? Да, пожалуй, все так и было. Чувствуя себя не в своей тарелке, я смущенно смотрела на бесконечный парад эксклюзивных моделей от «Гальяно», «Гуччи» и «Москино».
Ненавижу есть вместе со звездами. Со стороны очень похоже на сказку: завтракаю, обедаю и ужинаю в ресторанах, которые мне не по карману. Как только, опоздав минут на двадцать, знаменитость вплывает в зал, нередко в сопровождении стилиста, пресс-секретаря и личного помощника, наш столик тут же становится центром всеобщего внимания, сияющим ядром отдельной солнечной системы. Все остальные посетители будут мне завидовать и удивляться: что делает эта ничем не приметная девушка в компании Джулии Роберте, Пэрис Хилтон или Гвен Стефани?
type="note" l:href="#FbAutId_5">[5]
А потом начнутся мои безрезультатные попытки завязать разговор. Безрезультатные, потому что приглашенный актер, певица или модель не только о вопросах, даже о моем существовании позабудет. Вместо того чтобы смотреть в глаза и пытаться вникнуть в суть беседы, звезда будет корчить из себя Юлия Цезаря: оглядывать ресторан, ловя восторженные взгляды фанатов, каждые пять минут смотреть на пейджер и мобильный, потягивать шампанское, шептаться с пресс-секретарем и помощником, причем все это одновременно.
Так что завтрак с великолепным Коулом Бранноном не вселял в меня должного оптимизма. Я нисколько не сомневалась, что он: а) опоздает; б) явится в сопровождении большого количества людей и, возможно, с моделькой, с которой кувыркался накануне ночью; в) придет с похмелья либо будет угрюмо сидеть, не удосуживаясь отвечать на вопросы; г) целое интервью проскучает, любуясь своим отражением в ложках, »блестящих подносах и сияющих графинах, которые подают официанты.
В то утро общаться со звездой совершенно не хотелось. Увы, работа есть работа, и от моего желания ничто не зависит.
Минут через десять после приезда в «Ателье» я от отчаяния решила: раз столик зарезервирован, значит, можно сесть, а Браннон пусть подтягивается. Хотелось капуччино, и мистер Совершенство вряд ли будет возражать, если я приму утреннюю дозу кофеина без него. Попросив место поближе к двери, я внимательно следила за входом, зная, что не пропущу голливудского красавца.
Столики были расположены довольно далеко друг от друга, а высокий потолок создавал ощущение простора. Темная полировка в сочетании с желто-коричневой обивкой придавали интерьеру классический, на мой взгляд, скучноватый вид. На стенах современная живопись: полотна яркие, красочные и наверняка невообразимо дорогие. Бесстрастные официанты ходили взад-вперед необыкновенно тихо, а богатые посетители посмеивались в кулачок, четко выбирая нужный нож или вилку из огромных, чуть ли не по десять предметов, наборов. До их грациозности мне как до Луны: три основных прибора плюс салатная вилка – и все, на этом мои познания заканчиваются.
Прекрасно понимая, что бледно-розовый топ от «Зары» и прямая юбка от «Гэп» уместны здесь не больше, чем их обладательница, я вжалась в стул и постаралась слиться с картинами. Увы, они выглядели гораздо интереснее.
На часах – одиннадцать. Коула Браннона все нет, капуччино кончился, а с ним и остатки хорошего настроения. Звезды часто опаздывают, но чтобы на час? И это после того, как во имя дурацкого очерка пришлось пожертвовать романтическим уик-эндом? Вообще-то я отказалась от предвзятого мнения об этом актере – в подавляющем количестве статей и интервью, содержание которых я хорошо помнила, он казался очень милым и совсем не высокомерным, но теперь он действовал мне на нервы. Все понятно: «золотой» мальчик, очередная знаменитость, заставляющая журналистку ждать, пока он красуется перед зеркалом, приходит в себя после похмелья и так далее и тому подобное.
Достав мобильный, я набрала номер Иваны Донателли, пресс-секретаря Коула, с которой обговаривались детали встречи. После первого же гудка включилась голосовая почта. Значит, спит красавица.
Через пять минут, когда я угрюмо благодарила подобострастного официанта за очередную попытку принести мне второй капуччино, зазвонил сотовый. Номер почему-то не определился, наверно, Ивана перезванивает.
– Алло! – рявкнула я, прекрасно понимая, что голос отражает мое мерзкое настроение.
– Клэр?
Вообще-то я не ожидала услышать мужской голос, но он показался смутно знакомым. На Тома не похоже: слишком низкий и осипший. Где же я слышала это мягкое, чуть картавое «р»?
– Да… – протянула я, тщетно пытаясь догадаться.
– Это Коул.
Мой собеседник прочистил горло, и я почувствовала, как мои брови удивленно изгибаются.
– Коул Браннон, – уточнил он, будто мне должны были звонить шесть других Коулов.
«Надо же! – подумала я, раздраженно расправляя спину. – Никогда еще звезды сами не звонили, чтобы отменить интервью или послать меня к черту».
– Привет! – промямлила я.
«Где ты ходишь?» – так и вертелось на языке, но это ведь не лучший вариант, верно? Нужно успокоиться и ждать.
– Вы здесь? Я имею в виду, в ресторане? Голос такой же сексуальный, как в системе шумопонижения «Долби», которую используют в кинотеатрах.
– Да, в «Ателье», – проворчала я, – за столиком у двери, одна-одинешенька! – Все правильно, ударение на вторую часть. – А вы где?
Статус знаменитости еще не дает ему права меня подводить.
– О боже! – засмеялся Браннон. Смех звонкий, заразительный, и я против своей воли смягчилась. – Вы больше часа меня ждете!
– Да уж, – мрачно отозвалась я, презирая себя за то, что очарована его низким голосом. А потом меня вдруг осенило: – Стоп, а почему вы так уверены?
– Потому что все это время я сидел за два столика от вас!
Боже, смех доносится не только из трубки, но и от парня, сидящего неподалеку! Бейсболка надвинута на глаза, я лишь мельком глянула на него, когда вошла в ресторан за пятнадцать минут до назначенного времени. Звезды никогда не приходят заранее, вот я и не подумала осмотреть зал.
– Погодите, я подойду к вам, – тихо сказал Коул, и в трубке послышались короткие гудки.
На секунду я застыла с телефоном в онемевшей руке, а потом, зардевшись, спросила себя, попадала ли когда-нибудь в более идиотскую ситуацию. (Если интересно, ответ отрицательный, так что тем утром я установила личный рекорд по глупости.)
Надо же, не заметила самого сексуального мужчину Голливуда, заставив его ждать больше часа! Разве можно быть такой безголовой! Это еще хуже, чем каблук, застрявший в водопроводной решетке!
– Привет! – бодро поздоровался Коул Бранной, подойдя к моему столику.
Виновато на него посмотрев, я увидела сияющие чистые синие глаза и знаменитые каштановые кудри, выбивающиеся из-под бейсболки с символикой «Ред сокс». Вживую его лицо казалось еще более совершенным, чем на экране или журнальных фотографиях. Звучит банально, но парень был так красив, будто его высек талантливый резец Микеланджело.
На подбородке – ложбинка, а когда он улыбнулся, на щеках появились ямочки. Вообще-то бачки мне не нравятся, но у него они просто прелесть: аккуратные, изящным зигзагом спускающиеся к шее. На переносице светлая россыпь веснушек – надо же, на фотографиях их не видно! – а на левой скуле маленький, почти незаметный шрам. Помню, читала в одной из распечаток, что он поранился в старших классах, играя в футбол.
Одежда самая простая: потертые джинсы (по виду и не скажешь, что дизайнерские) и темно-синяя рубашка, красиво обтягивающая мускулистую грудь.
Ммм, он и при ближайшем рассмотрении хорош! За знаменитостями я наблюдала достаточно давно, чтобы понять: в жизни они далеко не так привлекательны, как на экране. Мужчины почти всегда оказываются ниже ростом, у многих начинают выпадать волосы (пару раз у ведущих голливудских актеров я даже парики замечала). Головы кажутся непропорционально большими, а божественно красивые лица в реальности превращаются в застывшие от ботокса маски.
А Коул – совершенство, самое настоящее совершенство! Чистая, без единого изъяна кожа, идеально сложенное тело и сияющие не меньше, чем на экране, глаза. Их небесную глубину я всегда считала кинематографическим трюком, ан нет, вот они передо мной – смотрите и удивляйтесь. На лбу и вокруг глаз задорные лучики морщинок, доказывающие, что Браннон еще не знаком с ботоксом, а улыбка теплая, искренняя, естественная. На подбородке чуть заметна темная щетина, густые каштановые волосы исключают все мысли о парике.
Никогда не считала себя пустоголовой идиоткой, которой нравятся смазливые парни, но в тот момент мой мир перевернулся: разве человек может быть так красив?! Надо же, какое чудо!
– О боже! – Нужно встать и протянуть руку, но от волнения трясутся поджилки, а щеки заливает густая краска. – Простите, простите, пожалуйста, я вас не увидела!
Коул пожал мне руку, жестом предложил сесть и даже галантно отодвинул стул. Странный какой-то: хихикает весело, а не издевательски. Вероятно, я просто не разбираюсь в смехе. Неужели Браннон не злится?
– Что, классно замаскировался? – спросил он.
Не зная, как ответить, я тупо смотрела ему в глаза. Теперь понятно, почему их называют сияющими. Ярко-синие, чистые, в тот «момент они действительно лучились.
– Э-э… мне очень неловко, – промямлила я и наконец позволила себе улыбнуться. – И долго вы ждали?
Кто знает, вдруг он здесь всего несколько минут?
– Часа полтора, – продолжал улыбаться Коул.
Из пунцовых щеки стали цвета переспелой вишни. Дура, круглая дура!
– О нет! – простонала я. – Ну почему же так получилось? Знала ведь, как вы выглядите…
Боже, что за чушь я несу!
– …и все равно не узнала…
Парень снова захохотал, а у меня глаза на лоб полезли. Вроде не сумасшедший… Что-то здесь не сходится. Вот сейчас из-за пальмы покажется его телохранитель и вышвырнет меня из ресторана. Ни одна из звезд, у которых я брала интервью, не простила бы такого, тем более смеясь. Но у Коула Браннона, похоже, другие правила, а в зарослях комнатных джунглей нет ни одного агента службы безопасности.
На самом деле, я проверяла.
– А я вообще-то заметил вас, но решил: нет, вы не журналистка, с которой мы должны встретиться, – заявил Коул. – Ивана сказала, меня ждет особа постарше.
Что? Его пресс-секретарь меня в глаза не видела! Почему она так решила? Если только Коул не думает…
– Я не так молода, как кажется. Просто на подростка похожа, неудивительно, при росте метр шестьдесят…
Внезапно вспомнилось, как Джеффри сравнивал меня со звездой «Клуба Микки-Мауса».
Увидев, что актер трясется от смеха, я прикусила язык. Ну вот, снова напрасно себя завожу…
– Да я вовсе не это имел в виду! – еле выговорил он.
Не знаю, как назвать оттенок, в который окрасились мои щеки: чудесно, теперь я неправильно понимаю его слова!
– К вашему сведению, на подростка вы не похожи; я ни секунды не сомневался, что передо мной взрослая женщина. Метр шестьдесят? Bay, значит, я на целых двадцать сантиметров выше!
«На целых двадцать два», – мысленно уточнила я, вспомнив его параметры.
– Слушай, давай по-простому, ладно? Можно, я буду звать тебя Крошкой или Дюймовочкой? – с притворной серьезностью спросил он, и я засмеялась:
– Если это вернет мне твою благосклонность, пожалуйста.
Удивительно, сразу дышать легче стало!
– Дело не в том, что ты хоть на секунду потеряла мою симпатию, просто эти прозвища очень тебе подходят. Надо запомнить, вдруг понадобятся?
Я снова улыбнулась, чувствуя, что лед тронулся. Менее чем за пять минут интервью из провального превратилось в одно из самых многообещающих. Знала же: утро будет прекрасным, хотя, наверное, успешным считается любое утро, проведенное в компании синеглазого Адониса.
– Слушай, – пододвигаясь ближе, заговорщицки зашептал Коул. Каштановые кудри выбиваются из-под бейсболки, жемчужная улыбка совсем близко от моего лица. – Давай позавтракаем где-нибудь в другом месте?
– Ммм, ладно, – немного разочарованно протянула я.
Вот они, звездные капризы! Не успела подумать, что Браннон не такой, как все, а он планы меняет. Скорее всего, хочет в ресторан подороже. Небось в «Нобу» или «Таверну на лужайке». Что ж, замечательно!
– Нет, если хочешь, останемся, – после небольшой паузы предложил он.
Я тут же покачала головой.
– Ты меню смотрела? Разве нормальные люди едят на завтрак «Яйца-кокотт с пюре из трюфелей»? И вообще, что это за «кокотт»?
Коул оторвался от списка в то самое время, когда официант проносил мимо вышеупомянутое блюдо из яиц (судя по описанию, вместе с жареным картофелем с тмином и двадцатидолларовой порцией икры). Мы оба захохотали, и, когда он случайно задел мою руку, сердце так и встрепенулось. Я раздраженно покачала головой и мысленно себя отругала: хватит, не первый день в журналистике, чтобы терять голову от присутствия голливудского актера, даже если у него голубые глаза и блистательная улыбка.
– Ты посмотри на цены! – снова заглянул в меню Коул. – Тридцать шесть долларов за яйца, которые тушили во французской кастрюле! Что за ерунда!
– Да уж, точно, – призналась я и, наклонив голову, пристально на него взглянула. Надеюсь, у меня не слишком недовольный вид? – Тогда почему ты назначил встречу именно здесь?
– Кто, я? – Скорчив выразительную гримаску, он откинулся на спинку стула. – Как бы не так! Его Ивана выбрала, это ее любимый ресторан. Вообще-то она хотела присутствовать на интервью, но, похоже, проспала! – Коул захохотал, и я внезапно осознала, что его смех звучит иначе, чем в кино, намного заразительнее и мелодичнее. – Ну, что скажешь, если мы выберемся отсюда, пока она не появилась? Мне нужен настоящий завтрак! Как насчет яиц с беконом и самых жирных картофельных оладий на Манхэттене?
– Давай, веди, – усмехнулась я.
Через десять минут спора о том, кто заплатит десять долларов за мой капуччино (победила я, заявив: заставлять интервьюируемого платить по счетам противоречит журналистской этике), мы уже шли на восток от Центрального парка. Как ни странно, Коула не узнавали. Прохладная тишина деревьев осталась позади, вокруг выросли шестидесятиэтажные здания, а к нам не то что поклонники не подходили – никто даже внимания не обращал. Хотя, вероятно, это район такой, местные жители настолько погружены в себя, что не обернутся, даже если мимо пройдет зеленый марсианин с глазами-плошками.
– Поймаем такси? – как можно естественнее предложила я, не в силах понять, почему присутствие голливудского красавца так на меня действует. Я ведь встречалась с десятками звезд и волновалась только во время первых интервью, причем с тех пор прошло уже немало времени.
– Такси? – игриво подтолкнул меня локтем Коул. По руке точно электрический импульс прошел. – Ну уж нет, Дюймовочка, поедем на метро!
– Что?
Я не поверила своим ушам. Не может быть! Знаменитости ездят в лимузинах, машинах с личным шофёром или, в крайнем случае, внедорожниках класса люкс. Метрополитеном звезды не пользуются, это привилегия таких, как я: сирых и убогих.
– Ну да, – весело подтвердил молодой человек, будто не замечая моего смущения, а потом схватил за руку. – Ты только посмотри: меня никто не узнает! Разве не здорово?
Это действительно было так. Я огляделась по сторонам, желая убедиться, что вокруг нас живые люди, которые время от времени ходят в кино. Да, похоже, он прав. Ну и ситуация!
– В свое оправдание могу сказать только одно: ты в бейсболке, и мне даже лица не видно! – попыталась сострить я.
На самом деле снизу вверх открывался прекрасный вид: мужественный подбородок и ямочки на щеках, игравшие всякий раз, когда он шутил и улыбался.
– Довольно отговорок! – засмеялся Бранной. – Просто отдай мне должное: я отлично маскируюсь, правда?
– Конечно-конечно, – согласилась я. «Разве тебе есть что прятать?» – вертелось на языке, но его лучше прикусить. Сейчас я в первую очередь журналистка и только потом изголодавшаяся по сексу женщина.
– Ты часть моей маскировки, понимаешь? – заговорщицки спросил Коул.
– Как?
– Ну, для всех прохожих, – он показал на спешащих мимо людей, – мы с тобой молодая парочка на романтической прогулке.
Щеки вспыхнули, и на секунду я даже о Томе забыла: это ведь действительно романтическая прогулка с Коулом Бранноном!
Хмм, а что, совсем неплохо.
– Люди почему-то уверены: Коул Браннон выберет Кайли Дейн, а не красивую юную блондинку, – не сбавляя шаг, продолжал он.
У меня даже челюсть отвисла, то ли потому, что Коул сам заговорил об этой актрисе, то ли потому, что назвал меня привлекательной. (Неужели Браннон действительно так думает?)
– Не волнуйся.
Он взял мою руку и замер. Пришлось остановиться, и несколько секунд мы стояли посреди моря ни о чем не подозревающих прохожих. Коул наклонился, и его лицо оказалось в каких-то сантиметрах от моего.
– Понимаю, ты должна спросить меня о Кайли Дейн, – зашептал он.
Щеки зарделись: неужели я чувствую его дыхание?
– Это неправда. Клянусь небесами, Кайли – чудесный человек, но между нами ничего нет. Никогда в жизни не закрутил бы роман с замужней женщиной. Знаешь, как я устал от этих сплетен? Ерунда, если подумать, но порой они действуют на нервы.
Вытащив из сумки ручку и блокнот, я кратко записала его слова.
– Ужасно, когда другие думают, что я бессовестно полезу к человеку, у которого есть семья, – с болью в голосе продолжал Браннон. – Она красивая женщина? Да, очень! Но это еще не значит, что я хочу с ней спать или, если уж на то пошло, что она хочет спать со мной. Ума не приложу, зачем в таблоидах пишут такую грязь! Можешь меня процитировать, даже просил бы это сделать! Так вот: ненавижу мерзкую таблоидную грязь!
Покачав головой, Коул скорчил гримасу и на мгновение стал так похож на потерявшегося в огромном городе ребенка, что захотелось прижать его к себе и сказать: все будет в порядке. К счастью, я благоразумно сдержалась.
– Дело в том, что Кайли замужем за парнем, с которым я когда-то работал, – продолжал актер, глядя, как я строчу в блокноте. – Откуда берутся такие сплетни?
Он отстранился, но, прежде чем выпрямиться, заглянул мне в глаза. Коул совсем рядом, нас разделяют всего несколько сантиметров… Я глубоко вздохнула, чтобы справиться с трепетом. Эти губы… сколько раз я видела их на экране, а сейчас… сейчас они так близко… (Ну вот, опять дыхание сбилось.)
А потом вспомнился Том, и стало неловко: сегодня выходной, а я веселюсь тут со знаменитостью, вместо того чтобы проводить время с любимым.
В конце концов мы оказались на пересечении Седьмой улицы и Второй авеню, всего в пяти кварталах от моей квартиры. «На луне» – так называлось круглосуточное кафе. Надо же, сама не раз сюда заходила! Стены раскрашены в ярко-синий и чисто-белый, а не так давно какой-то местный художник добавил коров всех цветов радуги. Из уважения к ним я никогда не брала здесь гамбургеры.
– Обожаю это место! – объявил Коул, открывая передо мной дверь. – Здесь все жарят как минимум трижды в огромном количестве масла.
– Bay! – вырвалось у меня.
Я ведь такое люблю, хотя Мэри Дерексон, редактор отдела здоровья, объявит мне бойкот, если узнает. Ну вот, сейчас наемся и исчерпаю недельный лимит жирного, мучного и сладкого. Так что мне и моим пышным бедрам лучше успокоиться и особого восторга не выказывать.
– Эй, Крошка, не отказывайся, пока не попробуешь! – хохотал Коул.
Когда он успокоился, я скорчила гримасу, про себя удивляясь, как быстро сошлась с голливудской звездой.
– Слушай, ты не имеешь права показывать мне язык! Мы же договорились: я буду использовать имена по своему желанию.
– А я думала, просто мне так удалось вернуть твое расположение!
– С одним маленьким условием, дорогая, – серьезно сказал он.
Нас усадили за столик перед окном, и я внезапно поняла, что совершенно не против его глупых прозвищ. Более того, они мне нравятся. Боже, что делается: нарушаю журналистскую этику, понемногу теряю голову от Коула Браннона, смеюсь над его шутками, млею от его присутствия. А ведь у меня есть бойфренд! О чем я только думаю?
– Извини, отлучусь на минутку, – шепнула я, едва мы устроились за столиком.
– Что, капуччино из «Ателье» на выход просится? – поддел голливудский мальчишка.
– Ну да, у меня же самый крошечный мочевой пузырь во всем Манхэттене, – призналась я, искренне надеясь, что не краснею.
Улыбнувшись, Браннон встал вместе со мной и галантно отодвинул стул.
– Извини, – увидев в моих глазах удивление, проговорил он, – наверное, до смерти не забуду мамины уроки хороших манер. Когда дама встает из-за стола, я тоже поднимаюсь, иначе, откуда ни возьмись, выскочит почтенная родительница и отошлет в детскую.
Я улыбнулась, пытаясь представить, как из-под земли появится женская версия Коула, чтобы призвать сына к порядку.
– Нет, это очень мило. При мне никто так себя не вел.
– Что? – Столь искусно изобразить негодование мог только профессионал. – При такой девушке? Ты шутишь! Мужчины должны из кожи вон лезть, чтобы тебя очаровать!
Перед глазами встала картинка: Том жадно поглощает принесенный ло-мин, не дождавшись, пока я умоюсь и приведу себя в порядок.
– Ну, все не совсем так…
Браннон раздосадованно покачал головой, а я, воспользовавшись моментом, бросилась в конец зала, где надеялась найти дамскую комнату и успокоиться.
Туалет был мне действительно нужен, но еще больше – несколько минут вдали от Браннона: уж слишком стремительно ситуация выходила из-под контроля.
Такая реакция немыслима. Поджилки не должны трястись всякий раз, когда он улыбается или шутит. Я должна вести себя как профессионал, а не как влюбленная девчонка.
Но есть и кое-что пострашнее. Во-первых, это нечестно по отношению к Тому. Хотя здесь можно особо не волноваться: я никогда ему не изменяла и в будущем не собираюсь. Я люблю своего парня и не поддамся внезапному порыву.
Во-вторых, самое тревожное: моя профессиональная объективность начала давать сбои. Нет ничего странного в том, что знаменитости, с которыми я беседую, кажутся милыми и дружелюбными. Но здесь совсем другое дело. С Коулом я общаюсь, будто знаю его много лет, с ним проще, чем с теми, кого я вижу каждый день. Все это очень странно… Объяснения происходящему я подобрать не могла, однако чувствовала: так быть не должно.
Вообще-то многие журналисты заводят романы со звездами, у которых берут интервью, или, по крайней мере, пытаются, но я с самого начала дала себе слово: со мной такого не произойдет. Журналисток с… хмм… с широкими взглядами пруд пруди, но, едва они решаются переступить черту, обратной дороги нет. В мире глянцевых журналов понятие «секрет» отсутствует. Через пять минут после того, как корреспондентка выйдет из люкса кинозвезды, редакции «Вога», «Гламура» и «Пипл» начнут гудеть, как разоренные ульи. Бедняжка навсегда останется «журналисткой, которая спала с Колином Фарреллом» или «девушкой, крутившей шашни с Чадом Пеннингтоном» и никогда не получит повышения. Коллеги начнут шептаться, в большей части предстоящих бесед будет сексуальный подтекст и завуалированные приглашения. А вести серьезную беседу, пытаясь скрыться от масленых взглядов и вездесущих рук, довольно непросто.
В конце концов девушке придется искать новую работу – такая история поставит жирный крест на ее карьере. Хороших интервью не видать: о «возмутительном происшествии» узнают все пресс-секретари. В глубине души им самим хочется спать со своими подопечными, и из зависти они не будут отвечать на звонки провинившейся. Редакторы начнут злиться, что она запятнала репутацию журнала, а знаменитости, которые не захотят с ней спать, будут говорить гадости: мол, «безнравственные журналисты бросают тень на представителей их профессии».
Именно такая участь постигла Лору Уэрдингтон, с которой я снимала квартиру, когда перебралась на Манхэттен. Она была помощником редактора в «Роллинг стоунз» и очень расстраивалась, что ей как новенькой не дают интересных заданий. Всего раз доверили написать отчет об одной вечеринке, а в основном поручали править чарты «Биллборда», вторично выверять статьи, где вечно было море ошибок, и обговаривать мелкие детали и изменения с пресс-секретарями. Однажды, когда начальница заболела, Лору послали на интервью с Керком Брайантом, лохматым, сплошь покрытым татуировками, далеко не симпатичным солистом набирающей популярность рок-группы – их сингл только что вошел в «Горячую десятку». Естественно, моя подруга была вне себя от радости. Через несколько минут после начала интервью, которое певец перенес из фойе отеля «Четыре времени года» в люкс на шестом этаже, она оказалась в его постели. Еще через сорок минут певец застегнул штаны и указал девушке на дверь. Когда она вернулась в редакцию, коллеги подозрительно на нее косились, да и информации для статьи о Керке было маловато: еще бы, они ведь почти не разговаривали. В итоге девушка придумала «слова от Брайанта» сама и целую неделю просидела у телефона, удивляясь, почему он не звонит. Через полмесяца Лора с готовностью нырнула в койку к Крису Уильямсу («Чтобы забыть о Керке», – со вздохом объяснила она мне), чья группа «Сугроб» в одночасье стала самой популярной на Эм-ти-ви. Естественно, интервью пришлось снова писать самой: между ахами и охами вопросов не задашь. Через год и одиннадцать приключений с рок-музыкантами Лору уволили, и теперь она за семь долларов в час отвечает на телефонные звонки в одном из продюсерских центров Лос-Анджелеса.
Я всегда стремилась не смешивать личную жизнь с работой. Зачем повторять Лорины ошибки? Никаких романов!.. А сейчас теряю голову в присутствии самого желанного холостяка Голливуда… Что со мной происходит?
Нельзя, нельзя вести себя так, будто в жизни не видела красивых парней. Браннон ведь актер и, наверное, дорожит репутацией хорошего мальчика. Во всех журналах в нем души не чают, вот он и решил: «Стиль» не должен стать исключением.
Взглянув на себя в зеркало, я закатила глаза: ну зачем создавать себе проблемы? Нужно вернуться к реальности и вести себя как всегда профессионально. Итак, полдела сделано: комфортная ситуация создана. Хватит распускать слюни, их Коул и так каждый день видит, пора начинать беседу!
Чем быстрее я вернусь в редакцию и напишу статью, тем скорее окажусь дома с любимым, где мне самое место. Если приду не слишком поздно, то, вполне возможно, на тридцать первый день воздержания мы займемся сексом. Том выспался и на усталость жаловаться не будет. Да, сегодняшняя ночь станет особенной. Надеюсь, мы еще долго будем ее помнить. «Voulez-vous coucher avec moi?»
type="note" l:href="#FbAutId_6">[6]
– как сказала бы Кристина Агилера.
Ободряюще улыбнувшись своему отражению, я направилась к выходу.
Коул ждал меня за столиком. Он сидел ко мне спиной, и я постаралась не любоваться его широкими мускулистыми плечами. В конце концов, красивый рельеф мышц не имеет прямого отношения к интервью, верно?
– Привет! – бодро проговорил он, вставая. Надо же, садится лишь после дамы, какой галантный! – А я уже беспокоиться начал: думал, тебя украли.
Я не стала смеяться, наоборот, профессионально нахмурилась. Наверное, получилось натянуто и неестественно, зато на красивом мужественном лице мелькнуло смущение.
– Ну нет, – отозвалась я, решив не тонуть в бездонной синеве его глаз. Где мой профессионализм? Да и, скорее всего, Браннон носит линзы, а разве будет человек моего круга так красоваться за завтраком? Теперь прочистить горло – и вперед. – Я и так отняла у тебя много времени. Может, перейдем к интервью?
– Обо мне не беспокойся, – мелодичным баритоном сказал актер. – Это мое любимое кафе, а делать сегодня нечего.
Он лениво откинулся на спинку стула и улыбнулся. Нет, сейчас я Серьезная Клэр, и играть роль нужно убедительно.
– А мне, к сожалению, еще нужно работать. – Я старательно нахмурила брови. – Статью нужно сдать завтра – большую ее часть придется написать сегодня.
– В субботу? – недоверчиво спросил Коул, наклонился ко мне, и синие глаза стали совсем круглыми. – Ты шутишь?
– Увы.
– Значит, эти выходные пройдут под знаком Коула Браннона? – снова усмехнулся он, и я, сама того не желая, скорчила гримаску:
– Похоже на то.
– Тогда за дело, Дюймовочка! Только сначала еду закажем. На голодный желудок никакого интервью не получится.
Я засмеялась и, когда подошла официантка, посмотрела в меню. Непонятно, почему хорошо быть Крошкой, однако мне нравилось. Интуиция подсказывала: нужно обидеться, но его шутки вгоняли меня в краску.
– Мардж сегодня работает? – спросил у подавальщицы Коул.
Украдкой подняв глаза, я увидела, что он улыбается.
– Нет, сэр, сегодня у нее выходной, – застенчиво ответила девушка.
– Ну вот, – якобы расстроившись, протянул актер. – Тогда, будьте любезны, передайте ей привет от Коула. – Он повернулся ко мне и с улыбкой объяснил: – Это моя любимая официантка. Так похожа на маму!
Я понимающе закивала. Парень кажется милым, но кто знает, может, это притворство?
– Ты уже выбрала? – спросил Браннон.
А то я не знаю, что в меню! За последние два года во всех кафе, закусочных и бистро я выбираю один и тот же завтрак.
– Так, мне два яйца, только чтобы желток остался жидким, с беконом и картофельными оладьями, если получится, поподжаристее, – затараторила я. – Ах да, еще, пожалуйста, сделайте оладьи с сыром.
Голливудский мальчик удивленно поднял брови.
– Мне нравится, когда у девушки хороший аппетит, – ухмыльнувшись, заявил он и повернулся к официантке: – Знаете, пожалуй, я закажу то же самое плюс большие порции кофе для нас обоих. Это не повредит моей спутнице, как вы считаете?
– Эй!
Я уже хотела обидеться, но, застигнутая врасплох обворожительной улыбкой, засмеялась, совсем забыв о своем решении вести себя профессионально.
– Кхм-кхм, – откашлялась я, когда официантка удалилась. Удивительно, девушка держится естественно, а не выслуживается перед знаменитостью. А ведь Коул, похоже, здешний завсегдатай… Может, в этом кафе к нему просто привыкли? – Начнем интервью?
– Как скажете, госпожа начальница! – пошутил он, откидываясь на спинку стула.
– Можно включить диктофон? – спросила я, хотя мне еще ни разу не отказывали. – Так я точнее тебя процитирую… В смысле, потом, когда буду статью готовить.
– Конечно! А то знаешь, надоело: мои слова постоянно перевирают и приписывают то, чего я не говорил.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Как переспать с кинозвездой - Хармел Кристин



Занимательный роман. Сама история очень интригует, во время прочтения я пыталась предугадать последующий шаг главной героини, но это оказалось не так, то и просто. Я даже пыталась поставить себя на место гл. героини - ситуации в которые она попадала и мое сознание рисовало совсем другие выходы из данного положения, впрочем есть место для фантазии. Роман очень понравился, очень рада, что не зря потратила время)))советую всем прочитать))) -М-да не быть мне редактором)))
Как переспать с кинозвездой - Хармел КристинИрина
28.06.2011, 0.18





Чудесный роман тоже не жалею что прочла, а что, может и в самом деле такое случится тем более профессии соприкасаемы, здорова героиня в конце своему придурковатому бойфренду в кафе отплатила я уже думала не сошла ли она с ума где её проф. навыки когда приняла опять его ложь за чистую монету. Читайте, получайте больше положительный эмоций.
Как переспать с кинозвездой - Хармел КристинЛика
24.12.2012, 23.50





ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ РОМАН.
Как переспать с кинозвездой - Хармел КристинЛИЛЯ
26.12.2012, 23.53





Понравился. Только возник вопрос о ГГ - на самом ли деле бывают такие знаменитые порядочные бесхитростные красивые понимающие голливудские звезды?
Как переспать с кинозвездой - Хармел КристинМаруся
7.01.2013, 7.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100