Читать онлайн Как переспать с кинозвездой, автора - Хармел Кристин, Раздел - ЗЛОЙ УМЫСЕЛ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Как переспать с кинозвездой - Хармел Кристин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.94 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Как переспать с кинозвездой - Хармел Кристин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Как переспать с кинозвездой - Хармел Кристин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хармел Кристин

Как переспать с кинозвездой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ЗЛОЙ УМЫСЕЛ

Только что с грохотом разрушился мой мир, и я не имела ни малейшего понятия, как построить его заново.
Одна-одинешенька, в полном оцепенении, я сидела на заднем сиденье ползущего по Бродвею такси. Уэнди осталась в центре, чтобы встретиться с Жаном Мишелем, а мне после нескольких коктейлей хотелось только домой.
Зажмурившись так, что перед глазами поплыли яркие искры, я прижалась лбом к прохладному стеклу.
Машина медленно выбиралась из пробок, а в моей больной голове внезапно сформировался план действий. Нужно позвонить Коулу Браннону и извиниться. За все, и прежде всего за глупости, которые наделала и наговорила. Нужно сказать, что я не писала эту ужасную статью в «Стиле» и не имею ничего общего с материалом из «Будуара». Я совершила ужасную ошибку, притворившись, будто он ничего для меня не значит, профессиональная этика ни к чему хорошему не привела. Я просто идиотка.
Не успев насладиться тишиной своей квартиры, я дрожащими пальцами набрала мобильный Коула и прижала трубку к уху.
После первого же гудка включился автоответчик, металлическим голосом сообщивший, что «номер больше не обслуживается».
Глаза заволокло слезами. Почему он отключил сотовый? Неужели из-за меня? Возненавидел и голоса моего не хочет слышать? Как теперь с ним поговорить?
Целую секунду я решала, что предпринять дальше. Единственный способ связаться с Коулом – через его пресс-секретаря Ивану. Когда звонила в последний раз, чуть ли не в постели их застала. От таких воспоминаний даже мутило, но другого выхода не было. Я просто обязана передать ему, что статья в августовском номере не моих рук дело.
Пролистав блокнот, который брала на памятное интервью, быстро нашла сотовый Иваны Донателли, она дала его Маргарет, когда разрешила сделать Коула лицом августовского номера.
Женщина ответила после первого же гудка.
– Ивана! – робко позвала я. Никакой реакции. – Это Клэр Райли из «Стиля».
Зловещая тишина начала давить на виски.
– Клэр Райли? – переспросила та. Голос ледяной, потрясенный. – Не думала, что вы еще раз позвоните.
– Понимаю, – тихо сказала я, стараясь отрешиться от ее слов. Мне нужно связаться с Коулом, пусть даже ценой собственной гордости. Хотя, если подумать, что от нее осталось? – Звоню, только чтобы…
– Ты, сучка драная, – не дала закончить она, а я с широко отрытыми от ужаса глазами слушала продолжение, – надеюсь, не думаешь, что это тебе даром пройдет? Коул ни за что в жизни не стал бы спать с такой, как ты!
– Знаю, – обреченно проговорила я. Как же не знать! – Дело в том, что…
– Да пошла ты… – ледяным голосом сказала Ивана и оборвала связь.
Осторожно положив трубку, я целую минуту сидела не шевелясь. Так, все прошло несколько хуже, чем ожидала. Что делать дальше – неизвестно. Главное – с ним связаться.
Порывшись в унесенной из редакции коробке, я наткнулась на пресс-релиз к «Прощай навсегда» – новому фильму с Бранноном в главной роли, премьера которого должна состояться в День труда. В конце страницы – имя и телефон пресс-секретаря студии. Номер, к счастью, лос-анджелесский, а там сейчас только половина четвертого.
Дозвонившись, я попросила Лизу Смит, и меня тотчас соединили.
– Лиза, это Клэр Райли из журнала «Стиль», – представилась я и только тогда вспомнила, что больше там не работаю. Боже, как непривычно.
На другом конце провода молчали.
– Видела сегодня ваш журнал, – сухо сказала она и на всякий случай уточнила: – Августовский номер.
– Тогда вы понимаете, что мне совершенно необходимо связаться с Коулом Бранноном! – набрав в легкие побольше воздуха, выпалила я.
В следующую же секунду почувствовала себя круглой дурой, но сказанного, увы, не воротишь. Только собралась объяснить, что не спала с ним и никогда этим не козыряла, как Лиза захохотала. Смех визгливый, пронзительный, еще немного – и истерика начнется. Чувствуя, что заливаюсь густым румянцем, я терпеливо ждала, когда она успокоится. В трубке стало тихо, я начала было оправдываться, но пресс-секретарь и слова сказать не дала.
– Да вы в своем уме? Думаете, после такого вас подпустят к Браннону на расстояние выстрела? – захихикала она и тут же положила трубку.
С трудом сдержав слезы, я повесила трубку, порвала пресс-релиз на мелкие кусочки и швырнула в стоящую у письменного стола корзину. Все гораздо страшнее, чем казалось… Покачав головой, я заставила себя думать. Нужно связаться с актером. Нужно сказать, что не я писала ту статью…
– Думай, Клэр, думай! – подгоняла себя я. И тут осенило: бармен Джей! Приятель Коула по колледжу, который работает в «Метро»! Он знает, где его найти, а что еще важнее, знает, кто я такая и что случилось в тот вечер в баре. Джей наверняка понял: я физически не могла заниматься сексом с Бранноном, потому что была без сознания.
Бросившись вон из дома, я поймала такси и велела водителю спешить. И все же прошло целых двадцать пять минут до того, как мы оказались на углу Восьмой авеню и Сорок восьмой улицы. Расплатившись, не мешкая пошла в бар.
Посетителей было гораздо больше, чем в прошлый раз. Ничего удивительного: середина рабочей недели, половина восьмого, значит, еще не разошлись те, кто заглянул на «счастливый час». Пробравшись к стойке, я огляделась в поисках приятеля Браннона. Увы, его не было.
– Что будете пить? – спросил долговязый бармен, видя, как я нервно смотрю по сторонам.
– Мне нужен Джей! – выпалила я, надеясь, что он не расслышит сквозившее в голосе отчаяние.
– Какой Джей?
– Ну, Джей… – Пришлось сделать паузу. Молодой человек точно называл его фамилию, нужно только порыться в памяти. – Джей Кэш, он здесь работал.
– А-а, – протянул бармен, – не знаю, я новенький, подождите секунду.
Долговязый шепнул что-то невысокой блондинке, и та, налив две порции мартини, подошла ко мне.
– Ищете Джея?
– Да! Вы не знаете, где его найти?
Я словно видела себя со стороны: вид безумный, голос отчаянный.
На секунду задумавшись, девушка покачала головой.
– Очень жаль, но в прошлом месяце он уволился, а где теперь работает, не знаю.
– А где он живет, не скажете? Или как с ним встретиться? Хоть что-нибудь?
– Боюсь, что нет, – покачала головой блондинка. – Кажется, он собирался открывать свой бар.
Поблагодарив девушку, я полетела домой, открыла «Белые страницы» и обзвонила всех Джеев Кэшей, которые значились в справочнике. Увы, приятеля Коула среди них не оказалось.
Вот и все. Я сделала все, что могла. Других способов связаться с актером у меня нет.
На следующий день я отправилась к Дину Райану, известному адвокату в сфере СМИ, рассказала, как получилось со статьей в «Стиле», и вздохнула с облегчением, увидев, как расширились его глаза. По словам Дина, это самая настоящая клевета, потому что художества Сидры идеально соответствуют определению «заведомо ложное заявление, распространяемое в письменном виде или через средства массовой информации».
– Если мистер Браннон захочет подать иск, у него тоже никаких проблем не возникнет, – заявил он, просмотрев свои записи. – Общественные деятели, например правительственные чиновники или звезды шоу-бизнеса, как мистер Браннон, должны доказать наличие злого умысла, то есть знал ли ответчик о ложности своего утверждения или исказил правду по невнимательности. Сумеет он доказать наличие злого умысла со стороны мисс де Симон – а это особого труда не составит, – легко выиграет тяжбу и против нее, и против «Смит-Бейкер медиа». А ваш случай даже легче. – Глаза адвоката загорелись, как у кота на охоте. – Чтобы доказать наличие факта клеветы, частным лицам достаточно лишь найти обоснование того, что ответчик проявил халатность. А она проявила не только халатность, но и полное пренебрежение к правде. Наличие злого умысла тут налицо. Вы, извиняюсь за выражение, крепко взяли за яйца и мисс де Симон, и журнал «Стиль».
Дин широко улыбнулся, и его жемчужные зубы сверкнули в свете ламп дневного освещения.
– Вы будете очень богатой женщиной.
Покидая офис, я почувствовала облегчение, хотя и не такое сильное, как ожидала. Конечно, хорошо, что я не сижу сложа руки, но особого эффекта пока нет. Меня даже деньги не волнуют. Работу и репутацию я потеряла, и никакая, даже самая большая, сумма обратно их не вернет. Зато, если выиграю тяжбу, карьере Сидры придет конец – только от этой мысли легче и становилось.
Следующие несколько недель я пыталась забыть Коула Браннона. Действительно пыталась. Думала, своих проблем столько, что на все остальное не должно остаться ни времени, ни сил, но, увы… Жизнь рушилась, почва уходила из-под ног, однако это не притупляло чувства вины.
Уэнди устроилась помощником шеф-повара в ресторан «Смак», который недавно открылся в Ист-Виллидже, и была безмерно счастлива.
– Нисколько не скучаю по журналистике! – после первой недели заявила она. – Поверить не могу, сколько лет в редакции просидела!
– Я думала, тебе нравилось в «Стиле»…
– Там нравилось, а ресторан люблю – чувствуешь разницу?
Мне в поисках работы везло меньше, и я начала волноваться. На августовскую аренду денег хватало, да и подруга как соседка взяла на себя часть финансовых затрат, но, если срочно не найду новое место, за сентябрь заплатить не смогу.
Я часами изучала объявления на «
l:href="http://www.media-bistro.com"> www.media-bistro.com»
, просматривала рубрики в «Нью-Йорк тайме», обзванивала крупные издательства, расспрашивая о новых вакансиях. Каждый день рассылала по несколько резюме, а потом узнавала результат.
Казалось, везде, куда я обращалась, знали, кто я такая. Неужели нет на свете людей, которые «Стиль» не читают? Ответ не сулил ничего хорошего.
«Ваша репутация не соответствует требованиям, которые мы предъявляем к своим сотрудникам», – говорили в одних издательствах. «Имя Клэр Райли имеет подтекст, который нашему журналу совершенно ни к чему», – заявляли в других. Хорошо, если вообще какие-то пояснения давали, а то в некоторых журналах просто бросали трубку, едва заслышав, как меня зовут. Один раз заведующая отдела кадров все-таки перезвонила, но только чтобы из первых рук узнать, каков в постели Коул Браннон.
А потом со мной связалась главный редактор «Шика» – журнала, который совсем недавно появился на пресыщенном рынке глянцевой печати, – и на следующий день пригласила на собеседование. Я пришла на десять минут раньше, а в кабинет редактора удалось попасть тридцатью минутами позже назначенного времени.
– Значит, вы Клэр Райли, – проговорила Мод Бове, когда ее помощница закрыла за мной дверь.
Редактору хорошо за пятьдесят, и впечатление такое, что ей удобнее в халате и тапочках, а не в строгом костюме на два размера меньше нужного. Волосы осветлены до неестественного оттенка, а макияж лежит таким толстым слоем, что, кажется, ей тяжело разговаривать. Честно говоря, совсем не такого человека я ожидала увидеть во главе нового глянцевого журнала. Но она давала мне шанс – значит, все остальное неважно.
– Рада познакомиться с вами, миссис Бове, – пожала руку я.
– Взаимно, – сказала она и жестом пригласила меня сесть. – Зовите меня просто Мод.
Я кивнула, с нетерпением ожидая, что будет дальше.
– У вас большой опыт освещения крупных зрелищных событий, вот я и решила пригласить вас в «Шик», – объявила она, когда мы обе уселись. – Конечно, если согласитесь.
– Да-да, конечно! – заговорила я, пожалуй с излишним рвением, но по-другому не получалось: нищета панически пугала.
– Насколько я понимаю, в другие издания вас сейчас не берут, – без обиняков заявила женщина.
– Нет, мэм, – призналась я.
Чудесно, в журналистском мире я теперь персона нон грата!
– Именно поэтому я вас и позвала. Новый сотрудник мне сейчас не по карману, но срочно нужен человек с опытом, который мог бы освещать крупные события: разного рода конференции, благотворительные мероприятия, вручение «Грэмми» и премий Эм-ти-ви.
Пришлось кивнуть, ощутив жуткое разочарование.
– Хочу принять вас внештатным сотрудником, чтобы занимались исключительно этим, – продолжала Мод. – Оплата – двадцать пять долларов в час, в среднем будете работать часов десять в неделю, а иногда и по пятнадцать-двадцать.
– Хорошо, – робко проговорила я. Внештатным сотрудником еще не была, всегда сидела на фиксированном жалованье и, наблюдая за работавшими в «Стиле» фрилансерами, знала, как нелегка их жизнь и нестабилен заработок. Впрочем, любые деньги лучше, чем полное их отсутствие. – Согласна…
Конечно, это не работа моей мечты. Мне нравилось писать яркие, проникновенные статьи о знаменитостях, а не вести глупую полусветскую хронику.
Но работа есть работа, а мне она нужна.
– Чудесно, – пропела редактор и заговорщицки наклонилась вперед. – Давайте кое-что обсудим, прежде чем начнем подписывать бумаги.
– Да, конечно.
– Не знаю, какие правила были у вас на прежнем месте… Естественно, «Шик» равняется на «Стиль», как на старшего брата по бизнесу, который устанавливает определенные стандарты, однако у нас есть и собственные стандарты, и интимные отношения со звездами в них не входят.
Я покраснела: столько раз слышала эти слова, что удивляться перестала, а вот боль и разочарование не проходили. Придется оправдываться.
– Я не спала с Коулом Бранноном. Это в редакции придумали, именно поэтому и пришлось оттуда уйти.
Мод с жалостью улыбнулась: все ясно, она мне не верит.
– Да, конечно. – Она махнула рукой. – Так или иначе, подобное поведение у нас не приветствуется. Надеюсь, вы понимаете.
– Конечно, – пробормотала я.
– Вот и славно, – обрадовалась женщина. – В отделе кадров уже знают, что вы придете. Они на тринадцатом этаже, поднимитесь на лифте и спросите Лорен Элкин. Завтра с утра жду вашего звонка, обсудим первое задание.
Мы пожали руки, и, сгорая от стыда, я вышла из кабинета Мод Вове. Похоже, тень Коула Браннона будет преследовать меня до конца жизни. Я больше не Клэр Райли, старший редактор развлекательного отдела, я Клэр Райли, которая спала с кинозвездой.
После двух недель в «Шике» я возненавидела его всеми фибрами души, но выбора не было. Я продолжала рассылать резюме и получать отказы. Двадцать пять долларов в час здесь – максимум, на что я была способна в тот момент.
Несколько раз в неделю меня посылали на открытие нового ресторана, на бродвейскую пьесу, где должен был появиться Энтони Хопкинс, или на благотворительный концерт для бездомных индонезийских детей, куда должна была прийти Анджелина Джоли. Каждый божий день приходилось задавать идиотские вопросы звездам второго плана, которых я едва узнавала. Бывших членов распавшейся рок-группы спрашивала, что им больше нравится: плавки или «боксеры» (однозначно – «боксеры»); у стареющего плейбоя эпохи восьмидесятых – о самом романтичном поступке в его жизни («Как-то весь обмазался шоколадом, а моя подружка облизала» – отвратительно, меня чуть не вырвало); у звезд мыльных опер – какая книга им больше всего понравилась и почему (одна ответила: «Как-то раз я читала книгу…», но не договорила, а на лице появилось мечтательное выражение).
Сколько абсолютно ненужной информации я получила: Дебби Гибсон может часами крутить обруч, Крис Киркпатрик боится высоты, Марк Магра любит жонглировать, а Сьюзен Лучи на сильном ветру похожа на соломинку.
Такими новостями мир не изменить!
Настоящая профессиональная деградация… зато мне хотя бы платили. Работала часов по пятнадцать-двадцать в неделю, а чеки от Мод пусть не давали возможности пожить в роскоши, но, по крайней мере, позволяли сводить концы с концами, пока я решала, что делать дальше.
Интервью с Коулом и инцидент со «Стилем» перевернули всю мою жизнь. Мне страшно нравилось писать, но я понимала, что больше не смогу работать в мире, которым правят сплетни и непорядочные люди. Всегда гордилась умением создавать яркие, содержательные очерки, которые будут интересны читателям. Однако, по сути, я крошечный винтик в той сеющей безумие системе, что разрушила мою карьеру. Абсурдные интервью для «Шика» тянулись одно за другим, а перед моим изумленным взором постепенно вырисовывалась правда: журналистика не мое призвание и никогда им не была.
В двадцать шесть очень странно проснуться с мыслью, что профессия, которой последние несколько лет отдавала все свои силы и энергию, выбрана ошибочно. Детские мечты «стать настоящей журналисткой» были пустой иллюзией. Мне нравилось верить, что я выше пустых сплетен, даже борюсь с ними, рассказывая правду о кумирах, за каждым шагом которых следят миллионы обывателей. А получается, это был самообман: я всего лишь плыла по течению. Стыдно, обидно и грустно: целых четыре года ушли в пустоту.
Что же делать дальше? Бешеный зигзаг, и та жизнь, которую я знала: шикарный бойфренд, шикарная работа, шикарное чувство самодостаточности – все исчезло. Розовые очки разбились, оставив в страшной темноте. Оказывается, мой мирок не существовал вообще, я его просто придумала.
Еще никогда мне не было так плохо.
В третью пятницу августа я одна-одинешенька сидела перед экраном телевизора и, зарывшись в ведерко мороженого «Пышка-мартышка», прикидывала, сколько ложек понадобится, чтобы мой и без того круглый живот покрылся очередным сантиметром жира. У кого-то во время стресса пропадает аппетит, а с ним и все лишние килограммы, а вот я, наоборот, ищу успокоения в огромных количествах сладкого и чипсов.
Уэнди пыталась устраивать свидания вслепую; я лишь плечами пожимала: зачем парень, если есть мороженое «Бен и Джерри»? Не было никаких сомнений, что общение с этой парочкой принесет гораздо больше удовольствия, чем любое свидание.
Следовало думать о работе, несмотря на всю несерьезность нынешней должности и панический страх перед завтрашним благотворительным приемом, материал о котором предстояло подготовить для «Шика». Как мерзко будет в субботу вечером стоять у ковровой дорожки перед «Пакбилдингом» и плавиться на августовской жаре, дожидаясь появления звезд далеко не первой величины, которым нужно задать глупые вопросы. А потом двери закроются, и мне в очередной раз укажут на место: другие развлекаются – я смотрю.
Жалкая перспектива! Совсем не то что в старые добрые времена, когда я вела развлекательный раздел в одном из крупнейших глянцевых журналов.
Только что кончились одиннадцатичасовые новости, и я раздумывала, чье шоу больше подходит для хандры: Леттермана или Джея Ленно (вот до чего дошло), когда пустили анонс «Вечернего шоу Дэвида Леттермана», гостем которого должен был быть Коул Браннон.
Чуть не подавившись «Пышкой-мартышкой», я отложила пульт и уставилась в телевизор. Глаза будто приклеились к экрану, а сердце сжалось от незнакомой боли, когда двадцать пять минут спустя в студии появился актер. Каштановые кудри задорно взъерошены, черные джинсы «Дизель» и майка с символикой «Роллинг Стоунз» сидят как влитые. Он занял свое место, поблагодарил зрителей за аплодисменты, а приглашенные на шоу все не могли успокоиться.
Почему у меня горло сжимается? Разве это нормально?
– Похоже, ты им нравишься, – заметил Дэвид, когда восторженные крики наконец утихли.
Коул засмеялся, и уголки рта поползли к ушам точно так же, как в круглосуточном кафе несколько месяцев назад.
Меня мутило. Ради всего святого, что за странная реакция?!
– Ну, они мне тоже нравятся!
На щеках Браннона появились очаровательные ямочки. Зал снова взорвался визгом и улюлюканьем, а ведущие засмеялись.
– Ты несколько месяцев не был у меня на шоу, чем занимался все это время?
Я затаила дыхание, моля небеса, чтобы Коул не упомянул о статье в «Стиле».
– Снимался, участвовал в рекламной кампании фильма, который через пару недель появится в прокате, – спокойно ответил он.
Ну конечно, обо мне даже не думал, да и зачем?
– Речь о «Прощай навсегда»? – уточнил Леттерман.
– Да, именно.
– Значит, он выходит на экраны в День труда?
– Угу, в Нью-Йорке премьера состоится в следующие выходные, в других городах – неделей позже.
– Здорово! – вскричал Дэвид. – Может, объяснишь в двух словах, о чем фильм?
Коул рассказал об основных сюжетных линиях: повествование ведется от имени героя, молодого бойца, который пишет жене с передовой. С каждым письмом светлая романтическая история незаметно превращается в драму.
Я смотрела, как двигаются красиво очерченные губы. Низкий, проникновенный голос подчинял себе и лишал воли. Улыбка точь-в-точь как та, что когда-то предназначалась мне одной. Легкая грусть, с которой он описывал перипетии сюжета, напомнила субботнее утро в моей квартире и синий, полный неподдельного сочувствия взгляд. Коул первый поддержал меня после ссоры с Томом, и чем ответила я? Ледяным безразличием… Ужасной статьей в журнале.
Шоу прервалось рекламной паузой, а я все смотрела на экран остекленевшими, как у зомби, глазами. Естественно, за несколько месяцев я не смогла забыть его, зато вполне успешно отрешилась от своих романтических воспоминаний. А сейчас его лицо передо мной, так близко, что все мысли об одном…
Внезапно я поняла, что больше не могу смотреть на Браннона. В жизни предостаточно проблем и без страданий по совершенно недосягаемому парню, который меня презирает, имея на то веские причины. Я выключила телевизор, сунула «Пышку-мартышку» в морозилку (ничего, скоро за ней вернусь), взяла сумочку и вылетела на улицу, толком не понимая, куда направляюсь.
В больной голове только одна мысль: нельзя оставаться в той самой квартире, где этот актер смотрел на меня с нежностью, которую я не оценила.
Парализованное сознание отключилось, и ноги сами несли меня по Второй авеню. Одному богу известно, как я попала в кафе «На луне», впервые после памятного завтрака с Коулом. По иронии судьбы, очевидно, решившей добить меня окончательно, над кафе возвышался огромный постер фильма «Прощай навсегда». Попивая кофе без кофеина, я ждала, когда принесут яичницу и картофельные оладьи с сыром, а десятиметровый парень строго следил за мной с высоты.
– Хорош, правда? – спросила официантка, совсем седая, с добрым морщинистым лицом; судя по бэджу, ее звали Мардж. Кивнув на гигантский постер, она подлила мне кофе.
– Да уж, – потерянно вздохнула я. Кажется, прошла целая вечность, с тех пор как мы вместе здесь сидели.
– А еще он очень милый, – заявила официантка, и я резко подняла глаза. – Знаешь, он часто сюда заходит. В это самое кафе, представляешь?
– Правда? – чуть не задохнулась от волнения я.
– Угу, хотя вот уже три недели его что-то не видно.
– Коул Браннон заходит в это кафе?
Я по-прежнему не отваживалась поверить своим ушам.
Седая официантка улыбнулась, очевидно приняв меня за фанатку Браннона. Знала бы она…
– Клянусь небесами! – воскликнула та, и я уловила чуть заметный бостонский акцент: убегающие вверх концы фраз, проглоченные гласные, но в целом впечатление очень приятное. – Когда бывает в Нью-Йорке, всегда заходит и каждый раз спрашивает меня! – похвасталась официантка.
– А он что-нибудь рассказывал… ну… – заикалась я, не уверенная, что именно хочу узнать.
Мардж игриво подмигнула.
– Понимаю, что ты хочешь услышать, милая, но увы… Коул без памяти влюблен в какую-то девушку, что живет здесь неподалеку.
Глаза мои стали совсем круглыми, горло судорожно сжалось.
– Что? – прокаркала я.
– Он влюблен в девушку с этой самой улицы, – не замечая моей реакции, продолжала Мардж. – Можешь себе представить? Звезда Голливуда сохнет по девчонке из Ист-Виллиджа!
Официантка покачала седой головой и улыбнулась.
– А где они познакомились?
– Точно не знаю. Кажется, на каком-то интервью.
Перед глазами расплывались яркие пятна. Не может быть, чтобы речь шла обо мне, просто не может быть!
– А как же Кайли Дейн? Они разве не встречаются? Об этом вроде где-то писали…
Излишнего любопытства показывать не хотелось, но эта Мардж, похоже, не против поболтать. В поздний час в кафе, кроме меня, никого, и она, наверное, рассчитывает на большие чаевые. Что же, жадничать не буду.
– Коул так из-за этого переживает. – Официантка показала на свободный стул за моим столиком. – Не возражаешь, если я присяду?
Я молча кивнула, и женщина села напротив, поставив большой кофейник на стол.
– Этот парень никогда не встречался с Кайли Дейн! Они вроде бы как дружили, а потом выяснилось, что ее продюсер продает их совместные снимки папарацци и рассказывает, что у них роман. А придумала все это сама актриса, представляешь, милая?
– Вы уверены?
– Конечно, уверена, – гордо выпятила грудь Мардж. – Коул говорит, я похожа на его маму, так что он мне все рассказывает. Кстати, с пресс-секретарем та же история: ничего не значащие снимки, обросшие сплетнями.
– Правда? Неужели он не встречался с этой женщиной? – Я откашлялась и поспешно пояснила: – Об этом ведь тоже писали, только не помню, в какой газете.
– Слушай, а ты довольно много знаешь о нем! – удивилась она. – Очень тебе нравится?
Я не сразу, но кивнула. Может, если прикинуться преданной фанаткой, еще что-нибудь расскажет?
– Нет, между ними ничего не было, а слухи Коула страшно расстраивают. Мне эта Ивана вообще подозрительна, странная какая-то. Однажды он привел ее сюда, так она весь вечер к нему липла, даже со мной не давала разговаривать. Коул чуть со стыда не умер!
– Правда? – как заведенная повторяла я. А что еще говорить? Мне-то главное, чтоб она дальше рассказывала.
– Потом Браннон пришел снова, и я сказала: эту фифу нужно уволить. От нее у меня мороз по коже! А он говорит, она сестра его приятеля по колледжу, так что выгонять неудобно. Он вообще слишком мягкий и благородный… Но эта пресс-секретарь – настоящая ведьма, на ведьм у меня глаз наметан!
– Да уж, похоже, – пробормотала я.
Сердце пустилось бешеным галопом. Неужели Мардж права и Коул все-таки не врал мне о Кайли и Иване?
– Хуже всего, что журналистка из Ист-Виллиджа тоже оказалась стервой, – печально объявила официантка, а я мертвенно побледнела, почувствовав тупую боль в груди. – Бедняга серьезно на нее запал, думал, она не такая, как все… А та девчонка возьми и напиши, что они любовники, хотя на самом деле ничего не было.
– Может, это просто недоразумение? – чуть слышно предположила я.
Меня бросало то в жар, то в холод. Щеки всего секунду назад были бледными, а сейчас покрылись густым румянцем.
Официантка язвительно засмеялась, и я поспешно опустила глаза.
– Да уж, вполне вероятно, – усмехнулась она. – Так или иначе, Коул страшно расстроился, и с тех самых пор я его не видела. Бедный мальчик! Только подумал, что наконец нашел по-настоящему близкого человека… Девушку, которая полюбит его, а не то, что он заработал. Осторожнее нужно было быть!
– Спасибо…
Чувствуя, что снова бледнею, я подняла измученные глаза.
– Посплетничать всегда пожалуйста, – подмигнула Мардж. – Пойду посмотрю, как там твой заказ. И давай выше голову! Уверена, твои проблемы решаются проще, чем у бедного мальчика!
– Ну, это еще неизвестно, – глядя ей вслед, пробормотала я.
В круглосуточном кафе заступила новая смена, а я все сидела, пила кофе и смотрела в окно на десятиметрового Коула Браннона, который никогда не станет моим.
Я пыталась понять, как жить дальше. Вспоминала об уходе Тома и благодарила небеса. Думала о работе и мечтала попробовать себя на совершенно ином поприще. И удивлялась: во что превратилась моя жизнь?!
Но больше всего я размышляла о Коуле. Это было совсем нетрудно, потому что с огромного, стоящего прямо за окном постера он молча наблюдал за ночным городом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Как переспать с кинозвездой - Хармел Кристин



Занимательный роман. Сама история очень интригует, во время прочтения я пыталась предугадать последующий шаг главной героини, но это оказалось не так, то и просто. Я даже пыталась поставить себя на место гл. героини - ситуации в которые она попадала и мое сознание рисовало совсем другие выходы из данного положения, впрочем есть место для фантазии. Роман очень понравился, очень рада, что не зря потратила время)))советую всем прочитать))) -М-да не быть мне редактором)))
Как переспать с кинозвездой - Хармел КристинИрина
28.06.2011, 0.18





Чудесный роман тоже не жалею что прочла, а что, может и в самом деле такое случится тем более профессии соприкасаемы, здорова героиня в конце своему придурковатому бойфренду в кафе отплатила я уже думала не сошла ли она с ума где её проф. навыки когда приняла опять его ложь за чистую монету. Читайте, получайте больше положительный эмоций.
Как переспать с кинозвездой - Хармел КристинЛика
24.12.2012, 23.50





ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ РОМАН.
Как переспать с кинозвездой - Хармел КристинЛИЛЯ
26.12.2012, 23.53





Понравился. Только возник вопрос о ГГ - на самом ли деле бывают такие знаменитые порядочные бесхитростные красивые понимающие голливудские звезды?
Как переспать с кинозвездой - Хармел КристинМаруся
7.01.2013, 7.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100