Читать онлайн Я дождусь..., автора - Хардвик Элизабет, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Я дождусь... - Хардвик Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.14 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Я дождусь... - Хардвик Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Я дождусь... - Хардвик Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хардвик Элизабет

Я дождусь...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

1



Сьюзен огляделась по сторонам: руки чесались сделать что-нибудь полезное — что-нибудь, что относится к ее прямым обязанностям. Например, расстелить Эдварду Каллигану постель. Никто из обслуживающего персонала отеля не удивился бы, узнав, что хозяйка лично захотела позаботиться о комфорте и уюте высокого гостя. Она всегда интересовалась всем, входила в каждую мелочь, касающуюся любимого дела.
Кровать в номере люкс была двуспальная, но при желании на ней могли устроиться все десять человек. Сьюзен откинула с одной стороны тяжелое верхнее покрывало и уголок покрывала нижнего, из более мягкой ткани. Интуиция подсказывала ей, что Эдвард проведет эту ночь не один. Стало по-женски жаль невесту, которой он изменял накануне свадьбы. Она откинула покрывало и с другой стороны. Волна негодования снова захлестнула ее: двойная жизнь, которую вел этот мужчина, говорила о его нечистоплотности, двуличии, отсутствии моральных принципов. А если Каллиган лицемер в отношениях с женщинами, то кто поручится, что он не использует запрещенные приемы и в бизнесе? В общем, она решила не терять бдительности и выяснить истинную причину, по которой он собирается гостить в отеле столь продолжительное время.
Проходя мимо шкафа, Сьюзен вздрогнула, на лбу выступил холодный пот. Боже, неужто это она, рассудительная взрослая женщина, только что провела здесь томительные полчаса, каждую минуту умирая от опасения, что вот сейчас дверца откроется и…
Что я делаю? — думала Сьюзен полчаса назад, цепенея от страха и одновременно сознавая всю нелепость происходящего. Ситуация, в которой по иронии судьбы она оказалась, скорее напоминала фарс, чем размеренные будни владелицы респектабельного отеля. Она словно участвовала в одной из тех старомодных комедий, что время от времени еще крутили по телевизору. Сьюзен снисходительно посмеивалась, когда герои по ходу действия прятались в бутафорских шкафах. Однако сейчас это совсем не казалось смешным — другого выхода у нее просто не было.
Звук приближающихся шагов лучше любого суфлера напомнил о том, что жилец люкс-апартаментов Эдвард Каллиган возвращается в свой номер. Убежищем Сьюзен стал платяной шкаф, в духоте которого витал запах сухих цветов и дорогого мужского одеколона. Конечно, она могла бы никуда не прятаться, а встретить постояльца с невозмутимым видом, но, услышав щелчок замка, запаниковала, не придумав вразумительной причины, почему оказалась в закрытом номере своего гостя. Да, но объяснить, с какой стати я сижу в его гардеробе среди роскошных костюмов из английской шерсти, будет еще труднее, иронизировала Сьюзен, уже не зная, плакать ей или смеяться. Позволить втянуть себя в такую авантюру! Только моя сестра способна подбить на такое.
А ведь, казалось, они правильно рассчитали время, когда можно незаметно побывать в номере Эдварда. Еще утром, во время регистрации, он просил ужин в номер не подавать, пожелав спуститься в общий зал ресторана. Сейчас было восемь вечера. Все гости уже привели себя в порядок, и наслаждались вечерним аперитивом. Что же ему понадобилось в номере? — недоумевала Сьюзен. Может быть, забыл что-нибудь в кармане пиджака и через секунду с позором изгонит меня отсюда? Надо было прятаться в ванной, хотя там было бы еще меньше шансов остаться незамеченной.
В ковровом покрытии с длинным ворсом, которым был устлан пол спальни, тонули все звуки, поэтому Сьюзен даже вздрогнула от неожиданности, когда сквозь узкую щель совсем близко увидела начищенные до блеска туфли Каллигана, черного цвета и очень элегантные. Сьюзен подумала, что туфли сделаны на заказ, и эта мысль вызвала у нее раздражение. Черные брюки тоже выглядели безупречно. Больше ничего нельзя было разглядеть, потому что дверцы шкафа были приоткрыты лишь немного.
Впрочем, в этом не было необходимости — после утреннего разговора Сьюзен уже имела представление о внешности этого мужчины. Каллиган был очень хорош собой, хорош настолько, что заставлял трепетать сердца представительниц прекрасного пола в возрасте от шестнадцати до шестидесяти лет. Девушка вспомнила, как он, небрежно облокотившись о стойку регистрации, не отрываясь смотрел на нее своими пронизывающими голубыми глазами. Но в них отражалось скорее равнодушие, чем искренний интерес к ней или окружающему миру, У него был прямой нос с небольшой горбинкой, красиво очерченный чувственный рот, волевой подбородок, придававший лицу законченность и некоторую надменность. Густые каштановые волосы — несколько длиннее, чем обычно носят мужчины, — были небрежно зачесаны назад, открывая высокий благородный лоб.
Интересно, как этот невозмутимый модник поведет себя, обнаружив меня здесь, усмехнулась про себя Сьюзен. И на какую-то долю секунды ей даже захотелось, чтобы это случилось.
— Располагайся, дорогая, — громко сказал Каллиган. — Через минуту я присоединюсь к тебе, мне нужно позвонить.
— Кому? Глэдис? — послышался глубокий женский голос. Дама манерно растягивала слова.
— Да, — сухо ответил Эдвард.
Господи, он не один! — только и успела подумать Сьюзен, как снова зажурчал женский голосок.
— Бедняжка Глэдис! Она бы, наверное, расстроилась, узнав, что мы здесь вдвоем.
— Тебя это очень волнует? — спросил он с издевкой.
— Да нет, не особенно.
— Я тоже так думаю. Лучше выпей чего-нибудь, пока я разговариваю. Там справа маленький бар.
— Хорошо, дорогой. Только, пожалуйста, недолго, я просто умираю от голода, — сказала дама одновременно и кокетливо, и настойчиво.
Ну наконец-то они вспомнили об ужине, вздохнула с облегчением Сьюзен. Она уж было решила, что оказалась в совсем незавидном положении. Подумала, будто Эдвард Каллиган привел сюда эту женщину, что называется, поразвлечься. Как бы она чувствовала себя, запертая в тесном шкафу напротив кровати и вынужденная наблюдать то, что люди обычно скрывают от чужих глаз?
Эдвард закрыл за собой дверь спальни и присел на кровать с телефоном в руках. Даже строгий вечерний костюм не мог скрыть его атлетического телосложения. Густые пряди темных волос касались белоснежного воротничка. Если бы Сьюзен так не волновалась, не дрожала от страха каким-нибудь неловким движением выдать свое присутствие, то смогла бы признать неоспоримый факт: Эдвард Каллиган был одним из красивейших представителей сильной половины человечества. К сожалению, девушке было совсем не до его неотразимой внешности. Все силы уходили на то, чтобы унять нервный озноб, и единственное, чего ей хотелось, — чтобы кроме нее в этом номере не было ни одной живой души.
В это мгновение в поле зрения Сьюзен попал предмет, ради которого она, собственно, и пришла. Возле тумбочки стоял дорогой, туго набитый портфель. И нужно-то было всего ничего — мельком просмотреть его содержимое, чтобы убедиться, насколько их с сестрой подозрения верны. Кто бы мог подумать, что все так осложнится! У Мелани, младшей сестры Сьюзен, помимо общей, была еще и личная причина интересоваться приездом Эдварда Каллигана. Это в конечном итоге и решило вопрос о том, кому идти в тыл неприятеля. Сейчас, когда дело непредвиденно осложнилось, Сьюзен благодарила небеса за то, что настояла на своем. И хотя она очень любила сестру, ей было совершенно ясно, как Мелани поведет себя в критической ситуации. Не в состоянии выдержать напряжения, Мел предпочла бы сдаться, а что самое ужасное — призналась бы, зачем проникла в номер.
— Алло, Глэдис! — Видимо, Эдвард Каллиган услышал знакомый голос на другом конце провода. Он пододвинулся к середине кровати, лег и с видимым удовольствием вытянул ноги. Ботинки он при этом не снял, и Сьюзен, тут же это отметив, причислила Каллигана к той породе людей, которые наплевательски относятся к чужой собственности и в гостиницах ведут себя по-свински.
— Да, я снова в Лондоне и прекрасно помню, что свадьба через неделю. Знаешь, я ценю твою иронию, но приглашение высылать мне не надо. — По ходу разговора лицо Эдварда становилось все более мрачным, а в голосе появился металл. — Как непосредственный участник торжества, я отлично знаю, во сколько и где именно оно состоится. Организуй все с присущей тебе педантичностью, а я обещаю быть в нужном месте в нужное время, по правую руку от тебя.
Оказывается, Каллиган на днях женится! Хорош, нечего сказать. В соседней комнате томится «дорогая», с которой он собирается ужинать, а потом бог знает еще чем заниматься… И ему хватило наглости звонить невесте и беседовать о предстоящей свадьбе! А что еще интереснее, похоже, обе дамы не избалованы ни его нежностью, ни уважением. Нельзя сказать, чтобы Сьюзен очень потрясло это открытие. Все, что она услышала, вполне соответствовало ее мнению об этом человеке. Мужчины такого типа, расчетливые и эгоистичные, встречались на ее жизненном пути, и она относилась к ним с нескрываемой неприязнью.
— Ну ладно, — тяжело вздохнув, Эдвард немного смягчился. — Мне тоже очень жаль. Согласен, что такое отношение никуда не годится. И я тебя люблю. Береги себя. Увидимся на следующей неделе. — Он положил трубку на рычаг, закинул руки за голову и глубоко задумался. Нахмуренный лоб и сузившиеся глаза придали его лицу таинственное выражение. Внезапно он громко чихнул, потом еще и еще. Встал с кровати, чем-то жутко недовольный и раздраженный.
Слушая, как Эдвард Каллиган говорил со своей невестой, Сьюзен немного успокоилась и даже стала размышлять о взаимоотношениях влюбленных. Ей всегда казалось, что накануне свадьбы жених и невеста обычно ни дня не могут провести друг без друга, а Эдвард, похоже, не горел желанием поскорей увидеться со своей возлюбленной. Все это было так странно.
Когда Сьюзен снова отыскала глазами мужчину, верхняя часть его фигуры оказалась скрытой от нее створками гардероба. Минуту или две он стоял неподвижно, о чем-то раздумывая. Наконец сдвинулся с места, и Сьюзен вздохнула с облегчением. Правда, радость ее была преждевременной, потому что Эдвард наклонился и, взяв портфель, направился к выходу. Вот почему я не могла найти портфель, догадалась Сьюзен. Очевидно, он никогда не расстается с ним, везде носит с собой, чтобы никто…
Не успела девушка додумать свою мысль, как вдруг от страха у нее перехватило дыхание. У самой двери Эдвард Каллиган внезапно развернулся и пошел по направлению к ее убежищу. Руки и ноги Сьюзен обмякли, и неприятный холодок пробежал по спине. Он забыл что-то в кармане пиджака. Сейчас он откроет шкаф, и я пропала!
— Дорогой! — раздался недовольный женский голос и настойчивый стук в дверь. — Если мы сейчас же не выйдем, то просто-напросто опоздаем.
— Иду, — отозвался Эдвард Каллиган.
Он стоял почти вплотную к шкафу. Нервы Сьюзен были на пределе, восприятие настолько обострилось, что она почувствовала тепло его дыхания. Все жизненно важные процессы ее организма как будто приостановились, она замерла, предчувствуя опасность. Холеная, безупречной формы рука мужчины потянулась к полированной дверце.
Все, я проиграла, обмерла Сьюзен. Теперь надо хотя бы достойно выйти из положения. Но что же сделать? Что сказать? Может быть, вообще ничего не объяснять? Увидев меня, он непременно захочет пригласить администрацию, но я же, собственно, и есть администрация. Тогда он, как человек цивилизованный, вызовет полицию, и, когда я расскажу, что хотела всего ничего — порыться в его личных бумагах, меня отправят куда следует и по-своему будут правы.
Факты, как известно, упрямая вещь. Эдвард Каллиган — очень крупный предприниматель. Ни полиция, ни тем более он сам не поверят, что она хотела найти лишь документы, касающиеся ее семьи. Если, конечно, таковые вообще существовали, в чем она сильно сомневалась.
Во всем виновата сестра. Это она забила тревогу, когда несколько дней назад в отель позвонил секретарь и попросил зарезервировать номер люкс для Эдварда Каллигана на неопределенно долгое время. Насколько продолжительным будет это время, по словам секретаря, зависит от того, "как дела пойдут". Исходя из этого, Мелани почему-то решила, что Каллиган собирается перекупить их отель. Год назад Эдвард был гостем на свадьбе Мелани и Дэвида. В тот праздничный день у них состоялся разговор о гостиничном бизнесе. Рассказ счастливой невесты о том, как хорошо у них идут дела, произвел на Каллигана сильное впечатление, и он поделился с ней своими планами стать совладельцем одного из отелей.
За последнее время все очень изменилось. Огромные расходы, связанные с перепланировкой и расширением помещений гостиницы, грозили настоящей катастрофой, потерей всего. Необходимо было срочно что-то предпринять, чтобы исправить положение. На фоне этих переживаний Мелани вбила себе в голову, что Эдвард Каллиган во что бы то ни стало решил воспользоваться случаем и заполучить их собственность.
Подозрения сестры казались Сьюзен неубедительными. Вряд ли небольшой особняк, рассчитанный всего на семнадцать спален, мог заинтересовать человека, привыкшего играть по-крупному. Но ситуация осложнялась еще и тем, что Мелани и ее муж расстались чуть больше месяца назад.
Дэвид как член семьи был прекрасно осведомлен о состоянии семейного бизнеса. Он мог просто поделиться с Каллиганом конфиденциальной информацией о возможном банкротстве сестер. Заодно Мелани хотела выведать у Каллигана, не начал ли Дэвид дело о разводе. Образовался целый клубок интриг, и Сьюзен ничего не оставалось, как решиться тайком проникнуть в номер Каллигана. Делала она это исключительно ради душевного спокойствия младшей сестры. Вздумай Сьюзен отказаться, Мелани пошла бы сама, а, принимая во внимание ее эмоциональное состояние после размолвки с мужем, это было рискованно. Сьюзен была уверена, что Мел и Дэвид смогут преодолеть несходство характеров и разногласия. Но если бы сестру застали за тем, что она обыскивает личные вещи школьного приятеля своего мужа, все бы чрезвычайно осложнилось.
А может, Мел недалека от истины, и Каллиган действительно хочет заполучить отель? Недаром же он повсюду таскает за собой портфель. Но даже если это так и он настолько непорядочен, что готов воспользоваться чужой бедой, ему придется попотеть. Я не намерена сдаваться и буду бороться до конца. Я вложила в этот отель всю душу, в нем моя жизнь. Сьюзен разволновалась, а Эдвард все стоял в нерешительности рядом с гардеробом. И вдруг он опять чихнул, потом еще раз, да так, что пришлось идти к туалетному столику, чтобы взять из специальной коробочки салфетки. Сьюзен вспомнила, что он чихал еще утром. Похоже, простудился, бедняга.
Не переставая чихать, Эдвард подошел к двери спальни и распахнул ее. В проеме Сьюзен увидела стройные женские ножки в шелковых чулках. Разглядеть ее фигуру целиком не удавалось.
— Ты не заболеваешь? — обеспокоенно спросила женщина.
Он отрицательно покачал головой.
— Что-то поздновато для сенной лихорадки. Надеюсь, у тебя аллергия не на меня? — пошутила она, но в ее смехе Сьюзен почудился оттенок обиды.
— Нет, уверен, что не на тебя. — Ответ прозвучал убедительно. — Пойдем наконец ужинать. Мы и так бестолково потратили полвечера. Но наверстать упущенное ведь никогда не поздно. Правда, дорогая?
Женщина смущенно засмеялась, и ее смех еще некоторое время доносился из коридора, пока они не вошли в лифт. Сьюзен выждала минут пять, чтобы дать им достаточно времени спуститься в ресторан, и только потом уже раскрыла створки своего убежища. Проклятый шкаф! Она была сама себе противна, когда наконец выбралась из тесного деревянного ящика.
Резким, нетерпеливым движением она откинула назад тяжелую копну огненно-рыжих волос, и они рассыпались непослушными прядями по ее плечам. Пышная челка едва касалась красиво очерченных бровей, которые обрамляли сияющие глаза удивительного изумрудного цвета. Ростом Сьюзен была выше среднего и, просидев полчаса согнувшись в три погибели, теперь с удовольствием выпрямила спину, расправила затекшие плечи, встала на цыпочки и потянулась. Сейчас, когда все неприятное было позади, ей стало смешно. Она шла сюда, чтобы избавить Мелани от позора, а сама чуть не попала впросак.
В результате своей неблаговидной операции Сьюзан сделала вывод: по какой бы причине Эдвард Каллиган ни находился в ее отеле, он вряд ли станет разбрасывать вокруг или оставлять в карманах пиджаков бумаги, порочащие его репутацию. А вот если ее, Сьюзен, застанут в номере за обыском его одежды или портфеля, который он все-таки унес, могут возбудить уголовное дело. Глупо было и приходить сюда, не придумав хоть какой-нибудь причины. Правда, теперь, когда никакой опасности не было, ее так и подмывало пошуровать в его вещах.
— Ну как, что-нибудь нашла? Что-нибудь по поводу развода? — спросила Мелани, когда Сьюзен спустилась в холл. В ее вопросе слышались нетерпение, страх, надежда на лучшее. На первый взгляд, ничто не говорило о кровном родстве этих двух женщин. Младшая пошла в мать. Небольшого роста, хрупкая, почти прозрачная бледная кожа и короткие светлые волосы — все это делало ее похожей на девочку-подростка. Сьюзен, напротив, была копия отца. Рыжеволосая, пышущая здоровьем красавица. Волевая, с характером, полная жизни. Сестры перешли в уютную гостиную, которая была их рабочим кабинетом и комнатой отдыха одновременно. Она была спроектирована так, что находилась в самом дальнем отсеке здания, чтобы администрацию понапрасну не беспокоили.
— Объясняю еще раз. — Терпение Сьюзен было на исходе. — Я ничего не нашла, потому что в шкафу было темно. А если серьезно, подумай сама, Мел, — Эдвард Каллиган птица слишком высокого полета, чтобы кто-то мог поручить ему вести своибракоразводные дела или за чем-то посылать в наш отель. И твой Дэвид даже на правах школьного друга вряд ли решился бы на такое. Каллиган из тех людей, которые и пальцем не шевельнут, если это им не выгодно. А что ему до тебя и Дэвида?
Сьюзен на секунду задумалась, и перед ее глазами, словно освещенное вспышкой фотокамеры, мелькнуло надменное лицо Эдварда. Кто бы мог подумать, что этот вчера еще чужой и чуждый ее семье человек теперь полностью овладел ее мыслями. Она попыталась переключиться истала увещевать сестру:
— И вообще, почему ты все время говоришь о разводе? Вы с Дэвидом всего лишь поссорились, сомневаюсь, что дело дойдет до развода. — Она краем глаза глянула на сестру — та была явно разочарована. — Потом, ты ведь не думаешь, что Каллиган поселился у нас только из-за тебя. Помнится, ты подозревала его еще кое в чем.
— Да, он, кажется, хочет заняться гостиничным бизнесом. — Мелани сделала неопределенный жест рукой, на которой сверкнули два дорогих ее сердцу кольца. Одно, украшенное сапфиром и россыпью маленьких бриллиантов, в массивной золотой оправе, Дэвид подарил ей, когда они объявили о помолвке. Второе, обручальное, было более строгим и изысканным. — И я думала, что, если у Каллигана в номере обнаружатся какие-нибудь бумаги, касающиеся нашего отеля, значит, он недавно виделся с Дэвидом и они что-то затевают, — сказала Мел.
— Похоже, мне все ясно, — медленно произнесла Сьюзен.
Приятная усталость охватила ее тело. Вечера были благодатным временем для нее и сестры. Суета и дневные заботы отступали. Зал ресторана и бар были полны гостей. Удовлетворенные хорошим ужином, благожелательные и добродушные, они словно излучали хорошее настроение. Кто-то решил прогуляться по городу, насладиться тишиной живописных старинных улиц, переулков и маленьких площадей этого местечка невдалеке от шумного Лондона. Но Эдвард Каллиган и его спутница остались и продолжали сидеть за столиком, увлеченные беседой.
— Дорогая Мел, — снова заговорила Сьюзен, — поверь, Дэвид не собирается разводиться с тобой. Он любит тебя и всегда любил. Ваши амбиции и разногласия — явление временное. Главное, что весь этот год вы были счастливы вместе. Я твоя сестра и никогда не стану убеждать тебя в том, чему сама не верю. Я чувствую, что все у вас наладится. — Но Мелани, казалось, ничто не могло убедить. Она по-прежнему сидела с напряженным, взволнованным лицом. — Хорошо, Мел, — продолжала Сьюзен, стараясь сохранять спокойствие. Если ты так уверена, что Эдвард и Дэвид за последние четыре недели встречались и о чем-то договорились, подойди и спроси у него об этом сама. Ты ведь знаешь его, не так ли?
— Да, знаю, но это не совсем удобно. Мы виделись всего один раз, на свадьбе. Вдруг он уже забыл меня? Он вечно занят, держит кучу всякой информации в голове, для меня там вряд ли найдется местечко. Даже Дэвид видится с ним очень редко. Кстати, он ведь когда-то работал на Каллигана и до сих пор вспоминает это время с удовольствием и даже ностальгией… Слушай! — вдруг встрепенулась Мелани. — А может, ты спросишь? — Она сделала умоляющие глаза и кокетливо прикусила нижнюю губу. — Ты такая раскрепощенная, общительная…
— Но я же незнакома с ним! — возмутилась Сьюзен. — Если помнишь, меня не было на твоей свадьбе по той простой причине, что в последнюю минуту меня увезли в больницу с приступом аппендицита.
— Но я же хотела перенести свадьбу, — попыталась оправдаться Мел.
— Да я не обвиняю тебя, а просто объясняю. К тому же свадьба — это прежде всего праздник для двоих любящих людей. И ее не отменяют, если кто-то из гостей не может на ней присутствовать.
— Ты не кто-то, ты моя сестра, — разгорячилась Мелани.
— Да, я твоя сестра и поэтому хочу, чтобы у тебя было меньше проблем и разочарований. В тот день я очень просила Дэвида не отменять торжества, зная, с каким нетерпением ты ждала его.
— Он не должен был слушать тебя. Что за манера решать все за моей спиной?
— Слушай, Мел, мы не о том говорим. Какая разница, кто был, а кто не был на твоей свадьбе год назад, если сегодня речь идет о разводе. О Господи, Мел, я не то хотела сказать. Прости меня! — спохватилась Сьюзен, но было уже поздно. Мелани побледнела, ее губы дрогнули, а на глаза навернулись слезы.
Сьюзен отлично знала за собой способность ляпнуть что-нибудь в неподходящий момент. Не потому, что она была злой или нетактичной, просто это было сильнее ее. Ситуация вдруг выходила из-под контроля и неизбежно приводила к неприятным последствиям. Возможно, это было одной из причин, почему Сьюзен в свои двадцать семь лет все еще оставалась незамужней. Как любила повторять ее мать, еще не родился тот мужчина, который бы хотел, чтобы у жены был такой острый и длинный язык. А чтобы, образно выражаясь, подкоротить этот язычок, у них у всех кишка тонка.
— Ну не обижайся, Мел. — Неприкрытая нежность зазвучала в голосе Сьюзен. — Просто пойми меня. Мы с Каллиганом совсем незнакомы, и я буду выглядеть невоспитанной дурой, если подсяду к его столику и стану с пристрастием допрашивать, кто он, да что делает в нашем отеле.
Мелани мало-помалу успокоилась и продолжала настаивать на своем:
— Ну, Сюзи, ты же со всеми гостями такая приветливая. Умеешь так расположить к себе, что через пару минут они начинают чуть ли не исповедоваться перед тобой.
В принципе, так на самом деле и было, но Сьюзен чувствовала, что Эдвард Каллиган совсем не похож на тех мужчин, которые останавливаются у них. Он даже не посмотрит на меня, лишь напомнит, что я не журналистка, а администратор, и должна выполнять свои прямые обязанности, вздохнула про себя Сьюзен. И я ничего не смогу ему возразить. Кроме того, мои вопросы могут насторожить его, и тогда нам с Мелани уж точно не удастся ничего разузнать. Да, он крепкий орешек… Девушка уже было отчаялась, как вдруг ее осенило.
— Слушай, Мел, я придумала, что нам делать. Вернее, что ты должна сделать. Пригласи Эдварда Каллигана на обед, а на обеде будем присутствовать мы обе. Ведь это гениально, правда? Но пригласить должна именно ты, потому что ты его знаешь, а я нет. — Мелани попыталась протестовать, но Сьюзен не давала ей раскрыть рта. — Мел, ведь это невежливо: он был на твоей свадьбе, он сидел за одной партой с твоим мужем, а ты до сих пор не подошла и не пожала ему руку, Я понимаю, что ты немного стесняешься, даже побаиваешься его! Увидишь, он с удовольствием примет приглашение, но только от тебя, а не от меня, которую знать не знает. И потом, твоя совесть чиста. Ты же не пряталась в его шкафу, как я, и не оказалась в самой гуще его интимных проблем. Мне сейчас и в глаза-то ему стыдно смотреть. Хочешь — верь, хочешь — не верь, но я чувствую себя перед ним виноватой.
Последний аргумент против идеи Сьюзен, за который ухватилась Мелани, звучал так:
— Сомневаюсь, что он долго пробудет у нас. Такой человек может за полчаса собраться и уехать на другой край света.
— Вот и приглашай его на завтра, на вечер, не сдавалась Сьюзен. Она порывисто встала, провела ладонями по бедрам, чтобы разгладить узкую черную юбку, которая заканчивалась ровно на середине колена. — Ну ладно, ты думай, а я пойду в холл и займусь делами. Но учти, будущее твоего брака процентов на семьдесят зависит от предстоящего обеда. — Сьюзен придирчиво оглядела себя в старинном зеркале, подмигнула через плечо сестре и вышла. Она понимала, что ее последняя фраза была больше похожа на провокацию, но цель в конечном итоге оправдывала средства.
В это время суток у конторки регистрации было относительно спокойно, и Сьюзен воспользовалась передышкой, чтобы разобрать накопившуюся документацию. Возиться с бумагами всегда казалось ей утомительным занятием, но избежать этой рутины было невозможно.
До недавнего времени отелем занимались их родители, но два года назад у отца случился инфаркт, и было решено взять небольшой тайм-аут. По настоянию врачей мать поспешила отправить мужа на отдых в Испанию. Так постепенно отель перешел в руки сестер. Управлять любым бизнесом вообще непросто, а здесь нужно было с ходу, не докучая персоналу расспросами, освоить все премудрости гостиничного дела. Они постоянно должны были за чем-то следить, что-то заказывать, и времени на личную жизнь, друзей и развлечения почти не оставалось.
— Добрый вечер, Сюзи, — услышала она знакомый мужской голос с приятной хрипотцой. — Интересно, ты когда-нибудь отдыхаешь?
Вопрос был на удивление созвучен ее невеселым мыслям, поэтому она не нашла в себе сил ответить Норману своей обычной приветливой улыбкой. Он был шеф-поваром ресторана. Настоящий мастер своего дела, виртуоз по части приготовления самых сложных и экзотических блюд, Норман к тому же был человеком честным и легким в общении. Их ресторан обслуживал не только постояльцев, но и всех желающих, что приносило отелю существенную прибыль. За шесть месяцев работы Норман полностью сменил штат обслуги и скрупулезно отобрал помощников по кухне. Благодаря ему у Сьюзен работали только профессионалы. Ресторан стал модным, и жители города, иностранные туристы и прочие любители вкусно поесть с удовольствием приезжали сюда, чтобы отведать блюда от шеф-повара.
— Не так часто, как бы хотелось, — печально ответила Сьюзен и, подперев щеку ладонью, посмотрела Норману в глаза. Он был одним из тех немногих мужчин, на которых она могла смотреть снизу вверх, даже надев туфли на высоких каблуках. Высокий, стройный кареглазый блондин, он был по-мужски красив. Много раз Сьюзен задумывалась над тем, почему, имея такие таланты, Норман работал у нее и, судя по всему, уходить не собирался. Хотя иногда ответ на этот вопрос становился очевиден.
— Сюзи, я хочу, чтобы ты приняла мое приглашение пойти завтра куда-нибудь вместе. Знаю, что вечером ты свободна.
Девушка почувствовала себя неловко. Это был не первый раз, когда Норман приглашал ее провести с ним вечер, а она всегда отказывала. И не потому, что ей не хотелось, наоборот, она бы с радостью, но здравый смысл подсказывал, что служебный роман может повредить их бизнесу. Необходимо было соблюдать дистанцию, чтобы все оставалось по-прежнему стабильным. Доверительно общаться, дружить, но не переступать черты. Иногда, конечно, хотелось плюнуть на все и броситься головой в омут, но слишком многое было поставлено на карту: дело, честь семьи, будущее ее и Мелани.
Сегодня, кстати, причина отказа была уважительной и правдивой — намеченный обед с Эдвардом Каллиганом. Сьюзен была уверена, что хотя бы из уважения к жене Дэвида этот гордец примет их приглашение. Она улыбнулась.
— Мне очень неловко, Норман, но я уже приглашена на завтра.
Он сделал несчастное лицо, но уходить не спешил. Его рабочий день ужезакончился, а до закрытия ресторана оставались считанные минуты. Последние посетители не спеша потягивали кофе из фарфоровых чашечек.
— Опять не повезло, — усмехнулся он. — И кто же тот счастливчик?
— Ты его не знаешь, — ответила Сьюзен уклончиво.
— Так-так, — заинтересовался Норман и с заговорщицким видом перегнулся через стойку. — Тайный возлюбленный, да? — Озорные огоньки заплясали в его глазах.
— Вовсе нет! — прыснула Сьюзен. — У меня не остается времени ни на тайных, ни на каких-либо других возлюбленных.
— Для меня есть какие-нибудь сообщения? — Холодный властный голос прервал дружескую беседу.
Ни Сьюзен, ни Норман — в этом она была уверена на сто процентов — не заметили, что кто-то подходит к конторке регистрации. Однако она тотчас узнала этот голос, зря, что ли, она томилась в шкафу, слушая его впечатляющие разговоры с невестой и длинноногой профурсеткой. По выражению лица и презрительному взгляду, каким он окинул Сьюзен и ее собеседника, девушка поняла, что Каллиган слышал кое-что из их разговора, в частности ее замечание о возлюбленных. Она с достоинством повернулась, чтобы проверить специальное отделение на вертикальной стойке, где должна была лежать корреспонденция для постояльца номера люкс Эдварда Каллигана. Одному богу известно, чего ей стоило скрыть свою неловкость и держаться по возможности непринужденно. Дежурная улыбка появилась на ее лице.
— Нет, мистер Каллиган, для вас ничего нет. — За спиной Эдварда, чуть поодаль, Сьюзен заметила женщину, которая равнодушно наблюдала за происходящим. Наверное, это и есть та «дорогая» с длинными ногами в шелковых чулочках, подумала девушка.
Каллиган кивнул, мрачно глянул на Нормана и со значением произнес:
— Если что, я буду в баре. — В следующее мгновение он чихнул и, злобно пробормотав "черт побери", почти свирепо сверкнул своими холодными голубыми глазами. Профессиональная улыбка все это время не сходила с губ Сьюзен.
— Мистер Каллиган, — заговорила она как ни в чем не бывало, — похоже, у вас начинается простуда. Могу предложить средство, чтобы облегчить…
— У меня нет простуды, — резко оборвал он. — Если будут звонки, знаете, где меня искать.
Он снова кивнул, повернулся на каблуках и пошел навстречу блондинке, поджидавшей его у входа в бар. Сьюзен прищурилась, чтобы получше рассмотреть эту таинственную леди. Лицо длинноногой златовласки, надо признать, оказалось довольно смазливым. Каллиган подошел и взял ее под руку, она буквально расцвела, затрепетала от счастья.
Так, прикинула про себя Сьюзен, если позвонит невеста, он в баре. В конце концов, я не уполномочена врать или что-то придумывать о его местонахождении. Конечно, я не скажу Глэдис, что в баре ее жениха ждет другая женщина. Ладно, нечего забивать себе голову, это не мои проблемы.
— По-моему, я знаю его, — медленно произнес Норман, провожая глазами парочку. Норман был своим человеком в отеле, и Сьюзен посчитала возможным назвать ему имя загадочного гостя.
— Это Эдвард Каллиган, — как бы безразлично обронила она.
— Эдвард Каллиган? — Норман задумался, вспоминая, что же ему было известно об этом человеке. — Неужели это действительно он? Невероятно богатый и удачливый предприниматель, владелец сети роскошных ресторанов во многих столицах мира, завсегдатаями которых являются сливки общества. Да. Похоже, я не ошибся. — Норман присвистнул. — Слушай, Сюзи, а у тебя не возникает вопрос, почему этот воротила остановился в таком скромном заведении, как наше?
— Конечно, возникает. Наверное, он не хочет привлекать внимание или афишировать свои отношения с той блондинкой.
— А почему? — наивно удивился Норман. — Она же просто красавица. Не женщина — мечта!
Сьюзен трудно было примириться с выдающимися достоинствами другой женщины, но спутница Каллигана и впрямь представляла собой нечто особенное. Маленькая, худенькая, словно выточенная из слоновой кости, она невольно притягивала взгляды. Прелестные длинные ножки и юное, почти по-детски нежное лицо делали ее похожей на дорогую куклу. Остается только прибавить к этому портрету полное бесстыдство, усмехнулась про себя Сьюзен. Встречается с без пяти минут женатым мужчиной, а при этом наверняка знакома с его невестой.
— Они не женаты, — объяснила Сьюзен. Подобная осведомленность о личной жизни Каллигана могла бы удивить Нормана, но он, похоже, не обратил на это особого внимания.
Норман лукаво подмигнул ей, перегнулся через стойку и сказал:
— Бьюсь об заклад, они представились как мистер и миссис Смит.
Сьюзен расслабилась и лучезарно улыбнулась:
— Знаешь, Норман, не пойму почему, но присутствие этого Каллигана заставляет меня быть начеку. Что-то в нем настораживает.
В отличие от Сьюзен, Норман воспринимал все происходящее легко. Не пытался анализировать ситуацию, а просто наблюдал забавные сценки из жизни людей. Он немного отстранился от конторки и с прежней улыбкой принялся наставлять Сьюзен:
— Не бери в голову. Твоя предубежденность против Каллигана продиктована всей этой шумихой вокруг его имени. Я сам читал в газетах душераздирающие письма брошенных им женщин, которые поливали его грязью. Относись к этому проще, ведь это своего рода хитрый ход, реклама.
— Я их не понимаю, — искренне недоумевала Сьюзен. — Как бы там ни было, но обсуждать личную жизнь публично?.. Я, наверное, другого склада. А что ни говори, джентльмены, подобно Каллигану, как мы убедились, предпочитают блондинок. — И она засмеялась.
— А я вот, — подхватил Норман, — предпочитаю рыжеволосых. Неужели не соблазнишься завтра поужинать со мной? Хочешь, устроим все у меня дома, и я сам приготовлю для тебя что-нибудь божественное?
— Еще раз прошу прощения, — с улыбкой сожаления произнесла Сьюзен, — но я действительно не смогу.
— Ну что ж, не буду настаивать, но и сдаваться не намерен. Не последний день живем. Все еще впереди. — Он взглянул на часы. — Всего доброго, Сюзи, мне пора, а то моя крошка решит, что я нашел себе другую женщину.
Сьюзен засмеялась и крикнула ему вдогонку:
— Увидимся послезавтра.
Норман помахал уже от самого выхода. После разговора с ним у Сьюзен было светло на душе. Остроумие и оптимизм шеф-повара последнее время очень помогали ей веселее смотреть на жизнь. Провести вечер с Норманом теперь уже не казалось ей таким предосудительным, наоборот, встречи с ним сулили ей долгожданное тепло, внимание, беззаботный смех. Сьюзен размечталась и на какое-то мгновение потеряла ощущение времени и пространства. Воображение увлекало ее все дальше и дальше от суеты и однообразия будней.
— Вы могли бы заказать мне телефонные переговоры на завтра на семь часов утра? — Знакомый грубоватый голос внезапно вернул девушку с небес на землю. Едва опомнившись, она снова увидела перед собой Эдварда Каллигана. Еще и десяти минут не прошло, как он скрылся в баре со своей подружкой.
— Простите, что вы сказали? — смущенно переспросила Сьюзен.
— Я хочу заказать переговоры на утро, — повторил он нетерпеливо. — Вам не трудно будет справиться с этим?
Щеки Сьюзен зарделись. Саркастический вопрос Эдварда больно задел ее профессиональную гордость. Она еле сдержалась, чтобы не отплатить ему той же монетой. Известная истина, мол, клиент всегда прав, не позволила ей парировать укол.
— Не беспокойтесь, я справлюсь, — ответила она сухо.
— Смотрите не перепутайте, в семь тридцать, — кивнул он. — Да, и еще кофе, пожалуйста. — Каллиган чихнул.
Сьюзен не всегда записывала просьбы и заказы своих клиентов. За два года работы она так натренировала память, что могла запоминать большой объем текущей информации и в нужный момент использовать ее. Но сейчас под пристальным взглядом этого жесткого человека она аккуратно записала все в специальный блокнот.
— Вы ошиблись, мисс. Один кофе, — поправил он, увидев ее пометки. Сьюзен подняла на него глаза и была встречена наглой и насмешливой улыбкой — Моя гостья уехала на ночь, — сухо объяснил Каллиган, перехватив взгляд девушки, когда она машинально попыталась отыскать за его спиной маленькую блондинку. Мало того что там никого не оказалось, так вдобавок Сьюзен еще попала в неловкое положение. Теперь все прояснилось. Оказывается, она поспешила с выводами, решив, что Каллиган проведет ночь не один. И поделом мне. Я плохо подумала о человеке, которого, в сущности, совсем не знаю. А теперь он стоит передо мной и смотрит так, словно видит насквозь, читает мои глупые мысли и потешается. — Я ведь заказывал номер для одного человека. — Каллиган прервал неловкую паузу. — Для себя, — добавил он и снова чихнул. Сьюзен собрала волю в кулак, чтобы противостоять торжествующей насмешке, которую читала в его глазах. Она была сильной женщиной и по опыту знала, что и ее взгляд может быть непреклонным и уничтожающим.
— Номер, мистер Каллиган, оплачивается как таковой, независимо от числа гостей, которые будут в нем проживать, — заявила Сьюзен с вызовом.
— Неужели? — Каллиган сделал вид, что удивился, и его брови поползли вверх. — В таком случае почему бы вам не присоединиться ко мне наверху? Выпить по стаканчику на сон грядущий, — поспешил пояснить он, заметив, как ярость полыхнула в темно-зеленых кошачьих глазах женщины.
После неосторожных высказываний Эдварда Сьюзен решила выдержать паузу, чтобы опомниться и придумать достойный ответ. Она прекрасно понимала, что он играет с ней, и в этой игре хотела быть с ним на равных. Если каждый день этого ловеласа настолько насыщен общением с женщинами, проносилось у нее в голове, как тот, которому я стала свидетельницей, неудивительно, что он преуспел в науке обольщения. Даже я, умная, здравомыслящая женщина, смутилась, когда он почти вплотную придвинулся ко мне и заговорил своим возбуждающим тихим голосом. Ничего, сейчас я ему отвечу. Она состроила вежливую улыбку и заговорила как ни в чем не бывало.
— Мистер Каллиган, вы производите впечатление человека, у которого начинается серьезное заболевание. Может быть, ангина или грипп. И, учитывая, что это заразно, для всех было бы лучше, если бы вы приняли лекарство и легли спать в обнимку с грелкой, а не с женщиной. Они вам сейчас противопоказаны. — Сьюзен торжествовала. Тирада, которую она произнесла, была просто убийственной. Но на Каллигана она, похоже, не произвела никакого впечатления. У него были железные нервы, и ни один мускул на лице, а тем более глаза не выдали его истинных чувств.
— Позвольте мне самому решать, что для меня лучше. Я уже говорил вам, что не болен. — Каллиган снова чихнул. — Просто у меня аллергия на ваши духи. Поэтому, если вы все-таки надумаете присоединиться ко мне сегодня вечером… — Он протянул руку, чтобы лучше рассмотреть ее имя на табличке, приколотой к блузке, и как бы невзначай коснулся ее груди. — Вы, милая Сьюзен, примите, пожалуйста, душ, чтобы смыть аромат духов. Я, видите ли, чихаю от них, а это совсем не романтично. — Каллиган замолчал и посмотрел на нее долгим немигающим взглядом.
Сьюзен оцепенела. Такое объяснение его нездоровья было неожиданным для нее. Ей-то казалось, что после того, как она случайно узнала о подробностях его личной жизни, Каллиган, сам того не подозревая, стал уязвим перед ней. Подобная осведомленность могла в критическую минуту сыграть ей на руку. А тут эта аллергия! Все логично, размышляла она. Каллиган чихал, только когда находился рядом со мной. Так было утром во время регистрации, сейчас и… в спальне его номера. Неужели он знал, что я там? Вдруг он будет меня шантажировать?
Есть ли у него доказательства? Состояние шока не проходило. Губы не слушались ее, и она не могла проронить ни слова.
Чтобы прервать тягостное молчание, Каллиган кашлянул.
— Я еще некоторое время не буду спать. Если вы передумаете и захотите выпить после напряженного трудового дня или просто поболтать, я буду рад. Только не забудьте смыть духи. — Он развернулся и пошел к лифту. Сьюзен смотрела ему вслед, не в силах шевельнуться. Ее лицо неестественно побледнело. Перед тем как двери лифта сомкнулись, Эдвард помахал ей рукой.
Нет, все это не случайно, размышляла Сьюзен. Не может даже самый наглый и бесцеремонный человек так разговаривать с женщиной. Должна быть какая-то причина, чтобы так измываться над незнакомым человеком. Неужели он знает, что я была в его спальне? Неужели знает?






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Я дождусь... - Хардвик Элизабет

Разделы:
Элизабет хардвик123456789

Ваши комментарии
к роману Я дождусь... - Хардвик Элизабет



Ах! Какой мужчина!!!
Я дождусь... - Хардвик ЭлизабетИрэн
5.04.2013, 19.59





Я ее раньше читала. Рекомендую.
Я дождусь... - Хардвик ЭлизабетЛюдмила
24.05.2013, 17.19





"До последней страницы трудно предположить, чем завершится напряженная психологическая коллизия, сумеет ли Эдвард завоевать строптивую Сьюзен." Ага, прям теряемся в догадках.
Я дождусь... - Хардвик ЭлизабетПрезрительная
24.05.2013, 17.32





Ну ладно, хороший роман, но перевод порой просто ошеломителен. Я еще могу смириться, что груди у нее как райские яблоки (видимо имеется ввиду яблоко с древа познания во множественном числе), но вот соски - "спелые земляничины" - это шедеврально. Целует он ее "методично", а его мощные толчки ее "раскачали". Только настроишься на романтичный лад, а тут такое, что от смеха давишься. 7/10
Я дождусь... - Хардвик ЭлизабетОпять Презрительная
24.05.2013, 18.03





opyat prezritelnya vi takoi smeshnoi kommentarii napisali chto samoi zahotelos posmeyatsya pochitayu
Я дождусь... - Хардвик ЭлизабетSarina
24.05.2013, 19.12





opyat prezritelnya vi takoi smeshnoi kommentarii napisali chto samoi zahotelos posmeyatsya pochitayu
Я дождусь... - Хардвик ЭлизабетSarina
24.05.2013, 19.12





чет как-то средненько. ожидала большего.
Я дождусь... - Хардвик ЭлизабетЛелик
13.09.2013, 23.42





Отлично!!!
Я дождусь... - Хардвик ЭлизабетЕлена
24.01.2014, 23.03





Мне роман не понравился. Гг-я неуравновешенная стервоза и не заслужила любовь
Я дождусь... - Хардвик ЭлизабетЮля
23.03.2015, 16.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100