Читать онлайн Ложь во благо, автора - Хардвик Элизабет, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ложь во благо - Хардвик Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ложь во благо - Хардвик Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ложь во благо - Хардвик Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хардвик Элизабет

Ложь во благо

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

– Ну вот, а раньше я не верил, что русалки действительно существуют!
Даже веки девушки не дрогнули. Она была уверена, что обладатель бархатного голоса – один из гостей крестного. Их она успела рассмотреть, и ни один, по ее мнению, не заслуживал того, чтобы она открыла глаза. Она прилетела из Англии утром, ужасно устала, едва держалась на ногах. Страшно хотела спать. Но именно это – выспаться – оказалось неосуществимой мечтой в доме, переполненном шумными, разодетыми и не совсем трезвыми людьми.
Наконец она нашла убежище в бассейне, что занимал почти половину цокольного этажа великолепного загородного дома. Удобно устроившись на надувном матрасе, она нежилась в полудреме, чувствуя, как подогретая вода расслабляет ее, снимает дорожную усталость, возвращает силы. Состояние покоя и приятного умиротворения охватило ее, и самое последнее, чего бы теперь ей хотелось, – чтобы кто-нибудь из этой развеселой публики обнаружил ее убежище.
– Я не русалка, у меня нет рыбьего хвоста, – пробормотала она пренебрежительно и для наглядности пошевелила пальцами ног.
Все еще в полудреме она опустила руки в теплую воду. Бикини цвета турецкой лазури выигрышно подчеркивало ее юность, длинные белокурые волосы свободно плавали на поверхности воды.
– Когда русалка не в воде, она без хвоста, – продолжал мурлыкать мужчина.
– Но я в воде! – возразила она с нарастающим раздражением, так и не повернув головы.
Надежда, что назойливый собеседник в конце концов поймет, что вступать в разговор у нее нет ни малейшего желания, и оставит ее в покое, все еще не покидала ее.
– На воде, – поправил мужчина и насмешливо поинтересовался: – Скажите, ваш акцент настоящий или вы просто репетируете роль для вечера?
Она сердито поджала губы. Черт побери! Я так хотела хоть немножко побыть в одиночестве, так нет же! Является какой-то приставучий тип, пытается разговорить меня, да еще издевается над моим английским произношением!
– А это – ваш акцент? – повторила она вопрос, превосходно имитируя его типично американское произношение. – Или вы просто репетируете роль?
– Ну и ну! Ваша взяла!
– А что заставило вас подумать, что я актриса? – Наконец-то девушка проявила к нему интерес.
– Большинство, если не все, гостей Декстера на этом вечере – люди искусства, – объяснил мужчина.
– Включая и вас?
– Включая и меня, – сдержанно, как бы устанавливая барьер, не допускающий дальнейших расспросов, подтвердил он.
Девушка не удивилась резкой перемене тона собеседника. Когда она объявила матери о своем желании стать актрисой, та выплеснула на нее уйму ужасных предупреждений, многие из которых оказались бесполезными, но два совета она взяла на вооружение: никогда не позволять никому использовать себя и, второе, никогда не болтать о себе. Этому девушка должна была научиться, и жизнь научила ее.
Она получила хороший урок от первого же своего режиссера. Тогда она еще не понимала, что его интерес к ней продлится не дольше, чем сценическая жизнь пьесы, – всего три недели. Затем он принялся за постановку новой пьесы… и за новую наивную девочку. Да, она очень страдала. Из-за мужчины, конечно. Ну и из-за провалившейся пьесы.
Теперь она научилась распознавать в милых джентльменах подлинных хищников и даже составила собственную шкалу для определения вязкости их взглядов, направленных на женское тело. Поэтому-то, сразу оценив взгляды сегодняшних гостей как близкие к критической отметке, она и постаралась исчезнуть в бассейне. До сих пор, сталкиваясь с «красавчиками», она чувствовала тупую боль в сердце – памятку, оставленную своим первым поражением.
Боже! Выходит, я все еще сержусь на Майкла за то, что он меня бросил? – удивилась девушка. А думала, что уже избавилась от наваждения. Нет, как оказалось. Что ж, не пора ли взглянуть на загадочного собеседника? Кто знает? Может быть, он как раз то, что нужно женщине?
Черт! Я становлюсь циничной. Станешь тут циничной – после Майкла. И к тому же, женщины всегда гораздо язвительнее в отпуске, чем во время работы. Есть время отточить язычок.
Отпуск. Звучит неплохо, но в действительности означает лишь то, что я снова без работы. Снова! После окончания драматической школы я снялась в проходной роли в фильме, не имевшем успеха, и сыграла в той самой злополучной пьесе, продержавшейся на сцене три недели. Так и выходит, что отдыхала я больше, чем работала.
– Вам не следовало бы спать на воде, – услышала она тот же бархатный голос.
Значит, этот тип не оставил меня в покое.
– Благодарю за совет, – съязвила она, – но я буду делать, что…
Слова застыли у нее на губах, так как она наконец повернула голову, чтобы разглядеть своего собеседника. Нет! Этого не может быть! Это же…
– Вы?! Я… – Забыв, что под ней верткий надувной матрас, она резко села, но потеряла равновесие и с шумом, расплескивая фонтан брызг, плюхнулась в воду.
Этот мужчина!
Я знаю его! Хотя нет, не знаю, я только…
Господи! Какая вода противная на вкус! Не хватает только утонуть в бассейне!
Это же… Нет, мне необходимо вынырнуть…
Но вместо этого она тихо опускалась на дно. Неожиданно сильные руки обхватили ее за талию, вытолкнули на поверхность. Она попыталась плыть к бортику, но эти же руки снова перевернули ее на спину и оттолкнули к середине бассейна. Она попыталась протестовать, однако резким движением вновь была перевернута на живот. Мало того, садист-спаситель слегка нажал ей на спину, заставив еще хлебнуть этой ужасной воды.
– Постойте! – вдохнув, закричала она, пытаясь оказать сопротивление. Безрезультатно. – Вы утопите меня! Ой, больно же!
– Больно же! – передразнил он, снова переворачивая ее на спину. – Следовало бы хорошенько вас отдубасить! – Его лицо исказилось от гнева. – Только набитая дура, не умея плавать, идет в бассейн одна. Я беру свои слова назад. Никакая вы не русалка. Вы сейчас как кит, выброшенный на берег.
Она собиралась дать достойный отпор этой словесной атаке, но, посмотрев на мужчину, передумала. Пожалуй, действительно можно получить хорошую трепку – такое негодование было написано на его лице.
Ну надо же! Он не задумываясь, даже не раздевшись, сиганул в воду, чтобы спасти меня! Девушке стало весело, но она сдержала смех. Пока не время. Посмеемся потом.
– Как вы любезны, – протянула она. – Но вы ошибаетесь, плавать я умею. И даже хорошо. – Не объяснять же, что, узнав его, она от удивления забыла все на свете. В том числе и как плавать.
Лоренс Роско. Режиссер нашумевшего фильма, получившего «Оскар». В прошлом году она смотрела по телевизору вручение наград и видела, как он поднимался на сцену, слышала его великолепную и остроумную речь.
Высокий, смуглый, сероглазый: все данные, чтобы стать звездой экрана или сцены. Но он выбрал другой путь, и его могучий талант развернулся благодаря камере. Так ищут невесту, а находят колдунью. Так он нашел свое призвание. Режиссер от Бога, режиссер, на которого в мире кинобизнеса сегодня молятся. Он был от нее так же далек, как Солнце от Земли. И она могла быть для него только предметом насмешки. Цепляйся теперь коготками за дверной косяк, детка, дверца-то вот-вот захлопнется!
– А мне показалось, что вы тонете. Но, оказывается, вы просто перепутали верх и низ, поверхность и дно, и нырнули вместо того, чтобы вынырнуть. – Он откровенно издевался, подсаживая ее на бортик бассейна.
Справившись, сказать по чести, с не слишком тяжелым делом, он энергичным движением руки стряхнул капельки воды с темной копны волос.
Она попыталась представить, как выглядит. Наверное, не очень… Волосы в беспорядке, светлые пряди прилипли к спине, бикини, почти не скрывавшее ее прелестей, выглядит теперь довольно глупо. Но, черт побери, она и не рассчитывала кого-нибудь здесь увидеть, да и желания, чтобы кто-то увидел ее, тоже не было.
Осторожно, чтобы не поскользнуться в луже воды, набежавшей с нее, девушка направилась к шезлонгу, на который бросила свой халатик перед тем, как забраться в воду.
И, только накинув его на плечи, почувствовала себя чуть увереннее. Приятное тепло махровой ткани успокоило ее.
– Я действительно не права, мистер Роско, – виноватым тоном начала она. – Я…
– Так вы узнали меня? – грубо перебил он и, повернувшись к ней лицом, обдал холодным обвиняющим взглядом.
– Конечно, – ответила она, улыбнувшись, и с легким кокетством добавила: – Разве это удивительно?
Он продолжал в упор рассматривать ее.
Только человек абсолютно далекий от мира искусства не узнал бы Лоренса Роско. После головокружительного успеха его фильма газеты и журналы наводнили его фотографии и хвалебные рецензии. Положим, на фотографиях он обычно выглядит сердитым, но…
Но сейчас мало чем отличается от этих снимков, с досадой констатировала она. Ятто думала, что ему, возможно, не нравится шумиха, раздражают наглые фоторепортеры. Он, вероятно, из числа режиссеров, полагающих, что работа гораздо важнее личной жизни. И, может быть, вообще редко улыбается…
– Не уверен, – буркнул он, поднимаясь с бортика.
Вода ручьем полилась с его одежды.
Он промок до нитки, спасая меня!
Великолепные черные джинсы и светло-серая шелковая рубашка прилипли к телу, рельефно обозначая его мускулатуру. Широкие плечи, сильный торс, плоский живот, узкие бедра…
Казалось, в таком виде и он чувствовал себя неловко.
– Вы недооцениваете свою популярность, – кокетливо возразила она. – Но, думаю, вам сейчас важнее всего переодеться. И добавила с лукавой гримаской: – А то как бы не схватить пневмонию.
– Довольно сложно в такой теплице, – возразил он, но тем не менее начал расстегивать пуговицы на рубашке, обнажив широкую грудь, поросшую темными волосами.
С трудом стянув прилипшую рубашку, он швырнул ее на кафельный пол и начал расстегивать джинсы.
Ну с меня достаточно! – возмутилась она. Допустим, мне двадцать два и назвать невинным младенцем меня уж никак нельзя, однако устраивать передо мной стриптиз! Это слишком!
– Думаю, дядя Декстер на всякий случай держит какой-нибудь халат в раздевалке, – пробормотала она, поспешно отворачиваясь. – Пойду что-нибудь принесу для вас.
Лоренс без смущения продолжал стягивать джинсы. Она почти бегом ринулась к выходу, чувствуя, как разгораются ее щеки. Без сомнения, на нем есть и нижнее белье, но где гарантии, что он не продолжит стриптиз до победного конца?
Лоренс Роско… Задыхаясь от быстрого шага, девушка старательно вспоминала, что читала или слышала о нем. Тридцать восемь лет, темно-каштановые волосы, серые глаза, не женат, единственный ребенок давно умершего актера Кристофера Роско.
Голые факты, не дающие о человеке никакого представления. Разве может газетная статья передать энергию, излучаемую им, ауру или, скажем, цинизм, который окрашивал все его высказывания? Конечно же нет. Да, наверное, газеты существуют не для этого.
Отлично! Похоже, я нашла средство, чтобы взбодриться. Одна доза Лоренса Роско – и усталости от путешествия как не бывало.
Почему же Декстер ни словом не обмолвился о том, что у него в доме остановился известнейший режиссер? Он встречал меня в аэропорту, а затем вез на загородную виллу, так что времени было предостаточно. Скажи он об этом раньше, я бы получше подготовилась к встрече с такой знаменитостью. Хотя вряд ли и тогда была бы готова… увидеть его в таком виде. И не смутиться. Я готовилась бы увидеть интеллектуала, небожителя. Но он предстал передо мной во всей физической красе этакого самца, знающего себе цену.
Лоренс Роско, видимо, не привык считаться ни с кем, но – слава Богу! – когда она вернулась, неся ему дядин халат, трусы на нем все-таки были. Высокий, стройный – он казался гораздо выше ее, а она никак не считала себя малышкой. Все-таки метр семьдесят пять! Наверняка в нем около двух метров! Он отлично загорел, мускулы бугрились под кожей, завитки темных волос покрывали почти все тело и особенно густо – широкую грудь.
Он великолепен!
– Спасибо.
Она смотрела на него несколько секунд, соображая, не сорвался ли с губ восхищенный вздох. Но Лоренс протягивал свою руку, и, по всей видимости, благодарил ее за халат. Слава Богу! Значит, она еще себя контролирует.
– Не за что, – пробормотала она, неловко запихивая кисти рук в карманы своего купального халатика.
– А почему вы называете Декстера дядей? – словно между прочим поинтересовался он, завязывая пояс.
– Это его почетное звание, – ответила девушка, надеясь, что не выглядит полной идиоткой в его глазах. – Меня зовут Кимберли Кентон, – представилась она, решительно вынимая руки из карманов. – Декстер Блумер – мой крестный отец.
Ее заявление не произвело, однако, на Лоренса никакого впечатления. Он насмешливо улыбнулся и легко коснулся ее ладони. Но и этого мимолетного прикосновения оказалось достаточно, чтобы Кимберли вздрогнула как от удара током.
– Декстер – человек разносторонний и многоликий, но, ей-богу, я впервые слышу, чтобы о нем упоминали как о «крестном отце», – с усмешкой заметил он.
Кимберли укоризненно посмотрела на него.
– Не уверена, что ему польстило бы такое звание.
– Вероятно, нет, – согласился Лоренс. – Тем не менее он первоклассный интриган.
Кимберли знала Декстера Блумера всю жизнь. В ее представлении он был отличным другом родителей, благожелательным крестным отцом, хозяином известнейшей кинокомпании, дела которой шли превосходно. Но, возможно, Лоренс, будучи кинорежиссером, знал о нем что-то еще, и знал это лучше всех?
– Значит, его интриги пока меня не касались.
Кимберли пожала плечами. Фильм, в котором у нее была небольшая роль, снимался на одной из принадлежащих компании Декстера киностудий, но она и тогда не сталкивалась с крестным по работе, так как съемки велись на севере Австралии, а Декстер не любил покидать Сидней.
– Нет, – повторила она.
Кимберли точно знала, что обед начнется через час, а она ужасно выглядит: волосы в беспорядке, макияжа никакого… Она не собиралась обедать и даже предупредила об этом Декстера, объяснив усталостью от перелета, но теперь вполне пришла в себя и, как выяснилось, очень проголодалась.
– Неужели?
Она испуганно посмотрела на Лоренса. Боже, сколько холода в его взгляде! Это у меня фантазия разыгралась или действительно во всем его виде сквозит обвинение мне? С какой стати он себя так ведет?
Кимберли нахмурилась.
– Мистер Роско…
– Зовите меня Лоренсом, – перебил он ее.
Возможно, этот мужчина и самый знаменитый из людей, с которыми мне приходилось сталкиваться, но его манеры… Его манеры, мягко говоря, далеки от совершенства.
Как, впрочем, и у большинства янки, неприязненно подумала она.
Кимберли признательно склонила белокурую головку.
– Было очень любезно с вашей стороны прыгнуть в воду и не дать мне пойти ко дну.
– Когда вы познакомитесь со мной поближе, Кимберли, то поймете, что подобные поступки мне не свойственны, – поспешно возразил он.
Вряд ли мне когда-либо захочется познакомиться с тобой поближе, мысленно ответила Кимберли. После этого уик-энда, похоже, наши дорожки больше никогда не пересекутся.
– Кроме того, – продолжал Лоренс насмешливо, – по вашим словам, помощь и не требовалась.
Возможно, не требовалась, но то, что он без раздумий прыгнул в воду, стоило благодарности.
– Если ваша одежда окажется безнадежно испорченной, пожалуйста, сообщите мне об этом, – светским тоном предложила Кимберли. – Я возмещу убытки.
– О, не беспокойтесь! В таком случае вы обязательно об этом узнаете, – усмехнулся он. – Скажите, а цвет ваших волос натуральный?
От неожиданности Кимберли потеряла дар речи. И к тому же вопрос прозвучал достаточно грубо.
Сейчас ее волосы были цвета темного меда, но, когда она их вымоет и высушит, будут как ржаная солома. И, черт возьми, это натуральный цвет! Так же, как и цвет глаз – зеленый. И тон ее кожи – золотистого персика! И вообще, у нее все натуральное!
– Вы что, язык проглотили? – продолжал издеваться Лоренс, абсолютно не собираясь извиниться за столь интимный вопрос.
– Натуральный, – буркнула она, насупившись, как маленькая девочка.
Кимберли точно знала, что никогда раньше с ним нигде не пересекалась, он даже не догадывался о ее существовании. Так почему же он возненавидел чуть ли не с первого взгляда? Может, причина в испорченной одежде?
Но вдруг совершенно неожиданно Лоренс одобрительно кивнул.
– Я так и подумал!
Однако от его взгляда по-прежнему веяло таким холодом, что Кимберли нестерпимо захотелось под горячий душ.
– Если вы не возражаете, я, пожалуй, оставлю вас и пойду приму душ, пока есть время до обеда, – нарочито вежливо произнесла она.
Лоренс сверкнул глазами.
– А если я возражаю?
Никогда раньше на Кимберли не обрушивалось столько грубости!
– Тогда я все равно пойду принимать душ! – отрезала она, предположив, что знаменитому режиссеру вежливость, видимо, недоступна.
Но что это? Боже, какая метаморфоза! К ее удивлению, он улыбнулся! Вместо арктического холода – дружественное тепло. Разве может так измениться человек от одной улыбки?
– А может, нам лучше поладить, Кимберли Кентон? – Голос Лоренса прозвучал дружелюбно, но загадочно.
– Как скажете, – уклончиво ответила она. – Приятно было с вами познакомиться, мистер Роско.
– Лгунья! – услышала она тихую реплику зa спиной.
Кимберли застыла как вкопанная, затем медленно обернулась.
– У меня нет привычки лгать, мистер Ро…
– Лоренс. Мне кажется, я просил вас называть меня просто Лоренсом, – опять грубо перебил он ее.
Кимберли нахмурилась.
– Возможно, вы и просили, мистер Роско, – как можно язвительнее произнесла она, – однако…
– Мы не были официально представлены? – Он откровенно издевался над ней и над ее британским консерватизмом. – Но я подумал, что после всего, что между нами было, после того, как я только что спас вам жизнь, подобные условности уже и необязательны.
– Да нет, не поэтому! Я действительно не могу фамильярничать с кинорежиссером такого масштаба, как вы. – Кимберли с трудом подобрала нужные слова. – Но с другой стороны… У меня действительно нет привычки лгать, Лоренс! Так вот вам правда: встретить вас было не очень-то приятно!
Кимберли резко развернулась и побежала к лестнице, ведущей в главную часть дома. Она могла поклясться, что Лоренс расхохотался.
Кошмар! Этот человек не умеет даже смеяться! Пожалуй, я еще не встречала такого. Холодного. Грубого. Непредсказуемого. И если все эти качества непременные атрибуты получения «Оскара», сказала себе Кимберли, то я очень надеюсь, что не получу его никогда.
Черт! Поскорее бы вообще его забыть. И я только вздохну с облегчением, если он уедет еще до обеда!
Смех оборвался, как только за Кимберли, захлопнулась дверь.
Да, она действительно невероятно красива. Именно это Лоренс заметил вчера вечером, когда смотрел фильм Теда Котчефа, которого уважал за смелые технические решения. Посмотреть этот фильм раньше Лоренсу как-то не довелось, поэтому он с удовольствием следил за техникой съемки, не слишком вдаваясь в происходящее на экране. Но когда в кадре появилась Кимберли, его как током ударило.
В течение последних шести месяцев он искал именно такую девушку, просмотрел сотню претенденток на главную роль в его фильме, но всех отмел, как мусор. И когда вчера вечером по экрану продефилировала Кимберли Кентон, он понял, что наконец нашел свою Мэрианн.
В ней было все, что Лоренс хотел видеть в главной героине своего нового фильма. Нежный ангельский лик, высокий чистый лоб, глаза глубокой зелени, длинная шея, копна густых, цвета спелой ржи волос, божественная фигура и ноги… ноги, которые только мелькнули на экране – стройные, с какими-то трогательными коленками. Да за эти коленки многие мужчины сложили бы голову! В ней определенно было все, что он долго искал. В титрах Лоренс нашел и ее имя – Кимберли Кентон.
Кимберли Кентон! Та самая девушка, на встрече с которой настаивал старый лис Декстер. И вчера в кинозале, скосив глаза на своего друга, Лоренс заметил на его лице удовлетворенную улыбку.
Черт возьми! С одной стороны, ему хотелось послать куда подальше и Декстера, и эту проныру Кентон, уехать, как планировал, рано утром, но с другой, чисто профессиональной стороны, он понимал, что будет кретином, если уедет, даже не взглянув на нее.
Ну вот и отлично! Теперь он ее видел. И у нее было все, что он хотел бы получить в комплекте к своей героине. Но… Декстер как-то «забыл» кое о чем предупредить. Когда в фильме Кимберли произнесла пару фраз, ее слишком правильное английское произношение стало для Лоренса сюрпризом. Он почти отказался от идеи пригласить ее на роль Мэрианн, но несколько минут назад она, забавно передразнив его, блестяще доказала, что может великолепно сымитировать речь и американца, и австралийца. Да кого угодно, если это необходимо.
Итак, он нашел свою Мэрианн. Оставалось только сказать об этом Кимберли. Но вот согласится ли она на эту роль? Лоренс ни в чем теперь не был уверен. Однако она будет форменной идиоткой, если откажется. Ведь фильм сделает из нее звезду. В этом-то он был абсолютно уверен.
– Купался, Лоренс?
Надо же, Декстер! Видно не судьба пройти в свою комнату незамеченным. Лоренс медленно обернулся.
А может, наоборот, удача? Насмешливая улыбка кривила губы Декстера. Похоже, он все знает – и почему Лоренс «купался» тоже. Вероятно, «крестница» уже успела пожаловаться «дядюшке» Декстеру на «ужасного» Лоренса Роско. А может быть, и нет. Кимберли при всей своей хрупкости оказалась отличным бойцом и совсем неплохо выдержала схватку, словесную, разумеется.
– Я познакомился с Кимберли. Сейчас, прямо в бассейне, – сообщил Лоренс, вложив в свой тон максимум доверительности.
– Да-а?
В улыбке Декстера было столько самодовольства, что Лоренсу страстно захотелось стереть ее с лица киномагната, причем немедленно.
– Я был неодет, но, кажется, это нисколько ее не смутило, – продолжил он вызывающе.
Настроение у Декстера явно испортилось, в его глазах появился стальной блеск, который послужил бы предостережением человеку, менее уверенному в себе, чем Лоренс Роско.
– Я искренне надеюсь, что ты шутишь, мой мальчик. – Декстер с трудом сдерживался. – Кимберли здесь, чтобы подлечить нервы, а не для того, чтобы пообщаться с идиотами, которые предпочитают нагишом барахтаться в моем бассейне.
Лоренс понял, что своей цели добился. Декстер взбешен, в противном случае он никогда, не позволил бы себе назвать его идиотом. Однако непроизвольное признание в том, что Кимберли необходимо «подлечить нервы», заинтриговало режиссера. Кимберли на вид лет двадцать или чуть больше. Она слишком молода для того, чтобы успеть пережить неудачное замужество или что-нибудь в этом роде. Тогда возникает вопрос: что же такое с ней приключилось? С чего это молодой девице требуется лечение?
Однако Декстера расспрашивать бесполезно, он все равно не скажет правды.
– Похоже, она ничего не имела против, скажу я тебе. – Лоренс мрачно улыбнулся. – А теперь извини. Я, пожалуй, последую ее примеру и пойду приму душ до обеда.
Глаза Декстера побелели от злости.
– Неплохо бы тебе убраться отсюда до обеда.
Прошлой ночью Лоренс решил, что все-таки перед отъездом взглянет на Кимберли Кентон. Так, по крайней мере, он пообещал Декстеру. Но теперь у него просто не оставалось выбора: он должен еще раз увидеть Кимберли и серьезно с ней поговорить.
Он нашел то, что долго искал, и не собирается это выпускать из рук.
– Я передумал. – Лоренс нервно передернул плечами. – Пожалуй, я немного задержусь. Увидимся позже, Декстер, – небрежно бросил он, прежде чем захлопнуть дверь.
Понятно, что Декстер заботится о Кимберли, но всему же есть предел. И если Кимберли согласится у него сниматься, то будет работать по его правилам. Или вообще не будет!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ложь во благо - Хардвик Элизабет

Разделы:
Пролог123456789101112131415Эпилог

Ваши комментарии
к роману Ложь во благо - Хардвик Элизабет



Развязка хороша,роман понравился.
Ложь во благо - Хардвик ЭлизабетПростоЧитатель
4.12.2014, 0.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100