Читать онлайн Воскресшая любовь, автора - Хантер Мэдлин, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Воскресшая любовь - Хантер Мэдлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.55 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Воскресшая любовь - Хантер Мэдлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Воскресшая любовь - Хантер Мэдлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хантер Мэдлин

Воскресшая любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Леона пробежала глазами свой очерк, опубликованный в журнале «Пир Минервы». Леди Федра прислала ей один экземпляр только что выпущенного в свет журнала. На нем едва успела высохнуть типографская краска. Леона по логике вещей должна была бы сейчас, по крайней мере ненадолго, испытать гордость, ведь ее рассуждения напечатаны в журнале. Однако сейчас ее голова была занята другим.
Леона перечитала переписанный ею от руки некролог из лондонской «Таймс», посвященный кончине ее отца. Она нашла некролог в подшивке старых газетных номеров, которые хранились в издательстве.
С того самого момента, когда Леона увидела некролог, посвященный смерти отца, она не могла думать ни о чем другом, кроме слов, написанных в газете. Ее душил гнев, в глазах стояли слезы.
Всего несколько строчек… Скупые факты из биографии отца… И последняя строчка, которая была вопиющей, чудовищной ложью.
«После тяжелой продолжительной болезни, широко распространенной в Азии, болезни, ставшей результатом употребления произрастающих там опасных сельскохозяйственных продуктов, мистер Монтгомери безвременно скончался».
Другими словами, автор скорбной заметки недвусмысленно давал понять, что отец Леоны умер из-за злоупотребления опиумом. Кто мог так жестоко оклеветать отца? В Макао никто не мог пустить о нем такую гнусную сплетню. Там все знали о том, что у Монтгомери слабое сердце, и не раз были свидетелями того, что его болезнь прогрессирует.
Под некрологом стояла подпись: «Мистер Николс». Среди знакомых отца в Макао не было никого по фамилии Николс. Некролог не был репортажем специального корреспондента. Значит, он был написан здесь, в Лондоне.
Леона задумалась. Как отыскать этого мистера Николса? Нужно поговорить с ним. Выяснить, откуда он взял эту абсурдную информацию о ее отце. Просмотр старых газетных номеров «Таймс» не дал никаких результатов: там не нашлось ни одной статьи, подписанной именем мистера Николса. Однако, изучая последние номера, Леона все же наткнулась на эту фамилию. Подпись «Николс» стояла под бойкими репортажами из городского магистрата Лондона.
Размышления Леоны прервал Тун Вэй.
– К вам дама, – сказал он, войдя в комнату. – Какая-то высокопоставленная особа.
Леона с любопытством взглянула на визитную карточку с незнакомым именем и прошла в гостиную, где ее ждала гостья.
Обменявшись с Леоной парой общепринятых любезностей, дама перешла прямо к делу:
– Мисс Монтгомери, я прочла первый номер «Пира Минервы». Жена брата лорда Истербрука создала журнал, достойный всяческих похвал.
– Леди Федра будет рада узнать ваше мнение о своем детище.
– Но больше всего меня заинтересовал ваш личный вклад в это дело. То, что вы пишете о торговле опиумом. Я считаю, что это весьма познавательно.
– Надеюсь, что другие читатели разделяют ваше мнение. В Англии люди должны об этом узнать. Пусть даже все эти события происходят так далеко от них. Я рассчитываю, что благодаря общественному мнению можно будет заставить Ост-Индскую компанию изменить свой подход к этой проблеме.
Леди Линсуэрт нервно теребила в руках сумочку.
– В вашей статье рассказывается, что вы видели, как умирают люди. К сожалению, наши поэты и художники считают опиум не ядом, а средством, которое позволяет подстегнуть воображение, необходимое для творчества.
– Мне известно, что в Европе такое мнение широко распространено. Поверьте, это весьма прискорбное заблуждение. У человека, принимающего опиум, появляется привычка, и он уже не может остановиться. Не успеешь оглянуться, как человек сгорает, словно спичка.
– В своей статье вы написали, что вам известно несколько примеров того, как, несмотря ни на что, некоторым людям все же удалось вырваться из коварных сетей зависимости от этого зелья.
– Их очень мало. Большинство…
– Но все-таки такие люди есть? Вы же не написали это только для того, чтобы успокоить читателей? Наверное, вы знаете хоть одного человека, который… – Леди Линсуэрт не договорила, слеза покатилась у нее по щеке.
Леона подошла к ней и села рядом.
– Действительно, есть такие люди.
Леди Линсуэрт не переставала плакать.
– Извините меня. Когда, читая вашу статью, я дошла до этой строчки – о людях, которым удалось сбросить оковы, – я уже не могла читать дальше. В моем сердце затеплилась надежда.
– Эта беда случилась с кем-то из ваших родных? – осторожно спросила Леона.
– С младшим братом. Мы думали, что он болен. Месяц назад отец узнал правду и снял с себя всякую ответственность. С тех пор я больше не видела Брайана. Когда мы с ним виделись в последний раз, он был очень плох. Роюсь, с ним случилось именно то, о чем вы рассказали в вашей статье. И если это тот самый недуг, он никогда не выкарабкается.
Леоне больше всего на свете хотелось заверить гостью, что это не так, но она не хотела вводить ее в заблуждение. Если болезненная зависимость Брайана достигла такой стадии, что родные стали догадываться о ней по характерным симптомам, дело зашло слишком далеко.
– Может быть, существует какой-то чудодейственный эликсир, с помощью которого можно вылечить человека? Какой-нибудь секрет с Востока? Я пришла к вам в надежде, что вы знаете, как я могу ему помочь.
Леона молчала. Ей было тяжело лишать женщину последней надежды. Но обманывать ее она не вправе. Наконец, собравшись с духом, Леона тяжело вздохнула и проговорила:
– Поверьте, мне искренне жаль, но вы не в силах помочь вашему брату. Простите меня за прямоту, но, к сожалению, это горькая правда. Для этой беды не существует ни волшебных эликсиров, ни чудодейственных лекарств, ни восточных секретов. Вашему брату никто не поможет – спасти себя может только он сам.
Леди Линсуэрт закивала.
– Когда мы с ним разговаривали, он был таким подавленным. Злился на самого себя. Он выглядел сломленным и беспомощным. – Леди Линсуэрт теребила в руках носовой платок. – Отец разочаровался в нем и отрекся от сына. Мой муж и слышать ничего не хочет о моем бедном брате. Он больше думает о том, что, если правда раскроется, нам не избежать скандала. Но мы с Брайаном всегда были очень близки, и если есть надежда – пусть даже самая маленькая, – я должна попытаться его спасти.
Искреннее горе леди Линсуэрт и ее отчаянная решимость во что бы то ни стало помочь брату не могли не растрогать Леону. Хотя она понимала, как малы шансы спасти молодого человека, но, если леди Линсуэрт полна решимости бороться, Леона сделает все, чтобы ей помочь.
– Нет ли у вас какого-либо дома, который находился бы вдалеке от Лондона и других городов? Где-нибудь в захолустье? С преданными слугами, которые будут выполнять все ваши приказания.
– У моей семьи имеется поместье в Эссексе. Отец никогда туда не ездит, а слуги будут делать то, что я скажу.
– Тогда давайте сейчас же поедем вместе к вашему брату. Вы отвезете его туда. Я отправлю с вами Тун Вэя. Это тот человек, который привел вас в эту гостиную. Тун Вэй знает, как лечить таких людей. И вы должны объяснить вашим слугам, чтобы они его слушались и неукоснительно выполняли его распоряжения.
В глазах леди Линсуэрт вспыхнула надежда. Но затем она опустила голову.
– Боже мой! Я даже не знаю, где сейчас может быть Брайан! Он не появляется у себя дома уже несколько дней.
– Нам обязательно надо его разыскать. Сейчас же. Вам известно, как он употребляет опиум: жует его или курит?
– Сначала он его жевал. Но когда мы говорили с ним в последний раз, сказал: «Я словно душой прикипел к этой проклятой трубке». Он сердился на себя, ругал себя за слабость.
– Тогда я догадываюсь, где его можно сейчас найти. Мы воспользуемся вашим экипажем. Если нам повезет и мы разыщем вашего брата, ваш кучер должен будет немедленно увезти его в Эссекс.
* * *
Кристиан постучал в двери дома, где жила Леона. Каково же было его удивление, когда вместо вечно угрюмого Тун Вэя дверь открыла Изабелла.
– Передайте Леоне, что я приехал и мне нужно срочно поговорить с ней об одном очень важном деле, – деловито заявил он с порога.
Пора Леоне Монтгомери раскрыть свои карты и рассказать ему об истинных причинах, которые привели ее в Лондон. Больше всего Кристиана тревожило не то, что Леона собирается призывать людей объявить войну торговле опиумом. По-настояшему его беспокоило и пугало то, что эта отчаянная девушка может разворошить осиное гнездо. И тогда, испугавшись разоблачения своих темных делишек и почувствовав угрозу своей репутации, важные персоны, которые замешаны в этом, могут пойти на крайние меры.
– А Леоны нет дома, – сказала Изабелла, пряча руки в широкие рукава восточного халата и низко кланяясь Кристиану. – Они только что уехали с Тун Вэем.
– С Тун Вэем?
Изабелла кивнула.
– Господи, куда?
– Куда-то в город. Леона сказала, что Тун Вэй обязательно должен поехать с ней вместе. Они сели в экипаж какой-то дамы, которая приходила к нам сегодня.
– Что за дама?
– К сожалению, не знаю ее имени.
Изабелла думала, что разговор закончен, однако Кристиан держал дверь рукой, не давая Изабелле закрыть ее.
– Значит, к ней приходила какая-то дама, и Леона куда-то поехала вместе с ней. Она что-нибудь сказала перед отъездом?
– Сказала: «Поехали с нами, Тун Вэй. Может быть, нам посчастливится спасти жизнь хотя бы одному несчастному, который курит этот яд».
Ах вот оно что! Значит, Леона поехала в город с благими намерениями, и из-за этого ей придется отправиться туда, где ей не следует находиться.
Истербрук направился к своему экипажу. Назвав кучеру адрес, он велел ему гнать лошадей во весь опор.
Надо спешить. Он знает, где искать Леону. И если его предположения подтвердятся, даже присутствие китайца не может гарантировать ей безопасность.
Двадцатью минутами позже Кристиан уже входил в кофейню на Минсинг-лейн. Рабочий день подходил к концу, и в заведении в это время находилось всего несколько завсегдатаев.
Кристиан подозвал слугу.
– Передай мистеру Гаррауэю, что с ним желает говорить лорд Истербрук.
Кристиан сел за столик, и вскоре к нему подошел владелец кофейни, очень напоминавший персонажа из прошлого века. На нем был голубой жилет из парчи и синие брюки. Седые волосы собраны в хвост. От него сильно пахло одеколоном.
Хозяин заведения театральным жестом поправил очки на переносице.
– Мое почтение, лорд Истербрук. Весьма польщен. Люди столь высокого ранга редко заглядывают в мое скромное заведение.
– Просто у людей моего ранга нет необходимости посещать подобные места. Когда для этого возникает медицинская необходимость, настойкой опия их снабжают врачи и аптекари.
– А также в любой другой нужде, смею заметить, – без обиняков заявил Гаррауэй.
– Полагаю, одному молодому человеку его врач не смог оказать услугу, о которой тот его попросил. Куда в таком случае он обратится, чтобы получить временное облегчение? – спросил Кристиан.
– Скорее всего к другому врачу или аптекарю.
– А если он хочет решить свои проблемы неофициным путем или ищет более сильные средства, чем настойка опия?
– Откуда мне знать, куда он обратится? С чего вы взяли, что мне должно быть об этом известно? Это правда – в моем заведении проводятся торги и продается опиум. Но о чем мои посетители ведут переговоры за чашкой кофе – не мое дело. То, что они продают здесь опиум, – меня тоже не касается.
– Мне нужны названия и адреса притонов по курению опиума, расположенных в Лондоне. А также имена людей, которые приходят сюда, включая владельцев этих притонов. В частности, меня интересуют заведения, владельцы которых закупают опиум, привезенный с Дальнего Востока, а не из Турции: опиум, который предназначается для курения. От опиума, который жуют, он отличается своим внешним видом. Прежде чем его продавать, его подвергают особой обработке, в результате которой он превращается в шарики.
– Шарики, говорите? С Дальнего Востока? – Гаррауэй выразительно хмурил брови, делая вид, что старается вспомнить. – Говорят, качество опиума, который привозят с Дальнего Востока, хуже, чем товар из Турции, и не годится для медицинских целей. В нем содержится меньше морфия. В аптеки он не продается. Зато он годится для других целей, и его выгодно ввозить, если можно каким-то образом избежать таможенных пошлин. – Владелец кофейни фыркнул. – А о контрабандном опиуме мне ничего не известно, лорд Истербрук.
– Минсинг-лейн – центр торговли опиумом в Англии, а ваша кофейня – центр торговли на Минсинг-лейн. Думаю, вам известно абсолютно все, что касается этой проблемы. – Кристиан вынул из кармана пять гиней и швырнул их на стол. Затем достал пистолет и положил рядом с монетами. – Я не могу терять с вами свое драгоценное время.
Гаррауэй побледнел, а затем зло прищурился:
– Мне наплевать на ваши угрозы, сэр. Но раз уж на то пошло, лучше вы, чем какая-то женщина.
– Женщина?
– Да. Она приходила сюда две недели назад. Тоже спрашивала про эти самые шарики. Тоже отказывалась верить, что здесь они не в ходу.
– Она угрожала вам пистолетом?
– Нет, хуже. Сказала, что сюда явятся работники таможни. – Он вытер нос кружевным платком. – Настоящая гарпия. Странная какая-то. Сущая мегера.
– Если она в конце концов оставила вас в покое, значит, вы сообщили ей чье-то имя или адрес. Немедленно сообщите их мне.
Гаррауэй сгреб со стола монеты. Уже через пару минут Кристиан снова сидел в своем экипаже. Он ехал в притон на Сент-Джайлс.
Притон ютился в помещении между игорным домом и убогой бакалейной лавкой. Он был занавешен плотными шторами, не пропускавшими внутрь солнечный свет. Стоило взглянуть на человека, стоявшего в дверях, чтобы отпала охота входить внутрь.
– Выдумаете, это его владелец? – спросила леди Линсуэрт, когда они с Леоной вышли из экипажа. Охранник в дверях был китайцем и был одет в платье такого же покроя, как у Тун Вэя, только сшитое из более дешевой ткани и без вышивки.
– Вряд ли, – заметила Леона. – Скорее всего это охранник. И возможно, своего рода живая вывеска. Его вид должен был свидетельствовать о том, что внутри посетителей ждут чудеса с Востока.
Тун Вэй разглядывал своего соотечественника с нескрываемым презрением.
– Опишите внешность вашего брата. Я разыщу его, если он здесь.
– Он среднего роста. Никаких особых примет. Попросите, пожалуйста, того человека впустить меня в дом. Своего брата я узнаю с первого взгляда. Мы не побеспокоим остальных посетителей.
– Тун Вэй, попытайся уговорить охранника разрешить нам всем войти в это заведение, – сказала Леона. – Молодой человек может отказаться пойти куда-либо с незнакомцем, а сестра сумеет его уговорить.
Оставив женщин возле экипажа, Тун Вэй подошел к двери. После традиционного для китайцев церемонного приветствия между ним и охранником притона произошел оживленный разговор на китайском наречии, напоминавшем птичий щебет.
Леона не знала китайского и не могла понять, удалось ли Тун Вэю добиться от охранника того, что требовалось. Судя по всему, охранник пребывал в нерешительности, то раболепно кланяясь Тун Вэю, то наотрез отказываясь выполнить его просьбу.
Наконец Тун Вэй вернулся к женщинам.
– Ему запрещено пускать кого-либо в помещение, потому что посетителям заведения гарантируют, что там им никто не помешает. Охранник все же скрепя сердце согласился нас впустить. Но мы должны действовать очень быстро.
– Как тебе удалось его уговорить? – спросила Леона.
– Он жалкий воришка, но даже он стыдится того, что ему приходится иметь дело с отравой, запрещенной нашим императором.
Пройдя мимо привратника, Тун Вэй провел Леону и леди Линсуэрт в дом. Помещение было погружено в глубокий сумрак. Когда глаза привыкли к темноте, Леона разглядела соломенные тюфяки на полу и лежавших на них людей. Рядом с каждым тюфяком стояла лампа с опиумом и лежала длинная трубка – на таком расстоянии, чтобы до нее можно было дотянуться.
– Здесь так темно, – пробормотала леди Линсуэрт, зажав нос носовым платком. Дым в комнате напоминал густой туман.
Леона взяла леди Линсуэрт за руку и повела между рядами тюфяков.
– У нас мало времени. Смотрите скорее, здесь ваш брат или нет. Пока нас отсюда не вышвырнули.
Леди Линсуэрт наклонялась над каждым из посетителей поочередно и смотрела в пустые глаза бедняг, которые искали утешения в наркотическом дурмане. Тун Вэй не отставал от женщин ни на шаг.
Когда они осмотрели половину помещения, туда вошел еще какой-то мужчина – явно не китаец, на голову выше Тун Вэя, со щегольской рыжей бородой и рыжими волосами.
Заметив чужаков, рыжеволосый направился прямо к ним. Выражение его лица не предвещало ничего хорошего.
– Продолжайте искать своего брата, – обратилась Леона к леди Линсуэрт.
Тун Вэй повернулся, заслонив широкой спиной женщин. Владелец притона приближался к ним.
– Вам здесь нечего делать. Убирайтесь, – приказал рыжеволосый.
– Эти дамы разыскивают своего родственника. Мы пробудем здесь недолго, – чеканя каждое слово, объяснил Тун Вэй.
– Мне не нужны здесь спасители заблудших душ, которые суют нос не в свое дело и мешают отдыху моих друзей.
– Эти люди не ваши друзья, – сказала Леона. – Друзей не заставляют проходить через это.
– Что-то мне не показалось, чтобы кто-то из них имел что-то против того, чтобы через это пройти. Может быть, им не так уж и плохо, – со зловещим хохотком проговорил хозяин притона. – Берите ноги в руки и убирайтесь отсюда, не то вам несдобровать.
– Вряд ли, – заметил Тун Вэй. – Я этого не допущу.
– Посмотрим, как это у вас получится. Убирайтесь из моего заведения – и точка.
– Вот он! Я нашла его! – воскликнула леди Линсуэрт. – Брайан! О Господи, по-моему, он умер!
Тун Вэй бросил взгляд на белокурого молодого человека, над которым склонилась леди Линсуэрт.
– Он не умер, но он человек конченый.
Леона поняла, что он этим хотел сказать. Возможно, Тун Вэй прав, однако Леона обещала помочь, и они должны бороться за этого юношу до последнего.
– Я вынесу его отсюда, – предложил Тун Вэй.
– Ничего подобного. Вы этого не сделаете, – сказал хозяин притона. – Этот молодчик задолжал мне кучу денег. За сегодняшнюю дозу он отдал мне свой сюртук. Но пока он не выплатит мне весь долг, не покинет мое заведение.
– Если он не уйдет отсюда, вряд ли сможет с вами рассчитаться, – заметила Леона.
– Может, его родственники за него заплатят? Сюртук у него дорогой. Наверное, его родные богаты.
Леди Линсуэрт тщетно пыталась привести брата в чувство. Тун Вэй сделал знак Леоне, и они вместе подошли к леди Линсуэрт.
Тун Вэй наклонился и, взвалив Брайана себе на спину, поднял его. Было удивительно, как щуплый китаец смог поднять человека, который был выше его ростом и намного больше весил. Однако сила Тун Вэя заключалась не только в его мускулах.
– А теперь мы уйдем, – твердым голосом сказал он.
– Черта с два! – Владелец притона широкими шагами направился к ним. В руке у него блеснул нож.
Увидев нож, леди Линсуэрт тихо ахнула. Тун Вэй наклонился и осторожно положил Брайана на пол. Он смотрел на владельца притона со спокойной решимостью.
Тун Вэй не стал дожидаться, когда рыжебородый пустит в ход свой нож. Грациозно изогнувшись, он подался всем корпусом вперед – и в следующее мгновение хозяин притона упал на спину. Кипя от гнева, он поднялся на ноги. Рыжебородый не мигая смотрел на Тун Вэя и, держа нож в руке, медленно приближался.
– Стойте на месте! Вы не причините вреда этим женщинам. Еще шаг, и я вас убью. Можете в этом не сомневаться, – сказал кто-то, кто стоял за спиной владельца притона. Этот человек появился из темноты, со стороны входной двери. Рыжебородый замер, затем повернулся, чтобы посмотреть, кто это был.
Сначала Леона увидела пистолет. Ей показалось, что он висит в воздухе. В следующее мгновение появился Истербрук.
– Кто вы такой? – с наглой ухмылкой спросил хозяин.
– Я лорд Истербрук.
– Ах… милорд, я польщен такой честью. – С преувеличенной церемонностью он поклонился. – Меня зовут Гарри Тимбел, это заведение – моя частная собственность.
– Если через три секунды ваш нож не будет лежать на полу, это заведение станет частной собственностью ваших наследников.
Хозяин притона бросил нож на пол. Тун Вэй поднял с пола оружие, и через мгновение нож воткнулся в дальнюю стену комнаты.
– Пожалуйста, заберите того, за кем вы сюда пришли, дамы, – приказал Истербрук, не опуская пистолета.
Тун Вэй поднял на руки лежавшего на полу Брайана, взвалил его себе на спину и направился к выходу.
Когда все они вышли на улицу, Истербрук присоединился к ним.
– Лорд Истербрук, я так вам признательна, – сказала леди Линсуэрт.
– Рад оказать вам услугу. Полагаю, это ваш экипаж?
Тун Вэй в это время уже выгружал свою ношу в карету.
– Мисс Монтгомери предложила мне увезти моего брата в деревню, подальше от лондонских искушений. Она считает, что это ему поможет.
– Тун Вэй тоже поедет с ним, – сказала Леона. – Он знает, как облегчить страдания, неизбежные при отказе от опиума. Мадам, объясните слугам, что они должны беспрекословно выполнять распоряжения Тун Вэя. Ваше присутствие там нежелательно. Как только все будет организовано, вам нужно будет вернуться в Лондон.
Истербрук молча наблюдал, как идут приготовления к отъезду. Он заговорил, лишь когда Тун Вэй и леди Линсуэрт сели в экипаж и двинулись в путь.
– Какое счастье, что я вовремя подоспел, Леона. Неизвестно, остались ли бы вы в живых, оказавшись одна в притоне.
– Тун Вэй позаботился бы обо мне. Тем не менее разрешите вас поблагодарить. Вы появились в самый критический момент.
Истербрук жестом показал на свой экипаж.
– Я отвезу вас обратно, Леона.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Воскресшая любовь - Хантер Мэдлин



интиресная книга.
Воскресшая любовь - Хантер Мэдлинл.а.
4.10.2014, 21.00





Бред сивой кабылы ...
Воскресшая любовь - Хантер Мэдлинштучка
11.10.2014, 22.06





Очень интересный роман! Это одна из книг о трех братьях семейства Истербрук. Читайте обязательно!!!
Воскресшая любовь - Хантер МэдлинМари
5.10.2015, 11.14





Мне кажется на этого автора стоит обратить внимание. Весьма симпатичная серия из 4-х книг. К сожалению на этом сайте 1 и 4. Эта история мне понравилась,
Воскресшая любовь - Хантер МэдлинСофи-Мари
13.02.2016, 2.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100