Читать онлайн Воскресшая любовь, автора - Хантер Мэдлин, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Воскресшая любовь - Хантер Мэдлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.55 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Воскресшая любовь - Хантер Мэдлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Воскресшая любовь - Хантер Мэдлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хантер Мэдлин

Воскресшая любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Гриффин Уинтерсайд, управляющий Ост-Индской компанией, наблюдал, как мистер Хабсон, кучер, бросал полные вожделения взгляды на столик из красного дерева, где лежала десятифунтовая купюра – немалая сумма для такого, как он.
– Опишите экипаж, на котором ее увезли, мистер Хабсон.
– Большой такой экипаж. Там были два лакея и один молодой парень без ливреи – наверное, секретарь. Сразу видно, что это была карета лорда, но дверцу я толком не разглядел.
– М-да? Карета лорда? – скептически хмыкнул Уинтерсайд. Он не поверил кучеру. Леона Монтгомери – сестра обычного коммерсанта. Что может понадобиться от нее такой важной птице, как лорд?
– И часто она встречалась со столь высокопоставленными особами?
– Я отвозил ее по двум таким адресам. И в первый, и во второй раз она находилась в доме довольно долго. Ее принимали – это факт. Тут не может быть никаких сомнений. – Хабсон снова украдкой взглянул на купюру, лежавшую на столе.
Уинтерсайд отложил купюру в сторону.
– Всему свое время, мистер Хабсон, всему свое время. Ну и что же это были за адреса?
– Две недели назад леди Барраклаф устроила вечер. Получив приглашение, мисс Монтгомери очень элегантно оделась, ей-богу. А еще… Так… Дайте вспомнить… – Мистер Хабсон задумался. – Было это дней шесть назад. Она приказала отвезти ее на Гросвенор-сквер. В дом лорда Истербрука. Она нанесла визит его тетушке, леди Уоллингфорд.
График светской жизни мисс Монтгомери нельзя было назвать плотным, и ни один из сделанных ею визитов, перечисленных мистером Хабсоном, не представлял никакого интереса. Леди Барраклаф вполне безобидна, а ее супруг – глуп как пень. Эксцентричный нелюдимый Истербрук ведет жизнь затворника, а его тетушка – обыкновенная гарпия, наводящая на всех скуку.
Создавалось впечатление, что, решив нанести удар, мисс Монтгомери выбрала самые слабые звенья цепочки, на которую закрыта дверь в лондонское общество. Ни один из предпринятых этой женщиной шагов не мог представлять никакого повода для беспокойства.
– Вы видели, как тот экипаж привез мисс Монтгомери обратно?
Хабсон покачал головой.
– Управившись с лошадьми и коляской, я лег вздремнуть и не видел, когда дамочка вернулась.
Плохо. Очень плохо. Эта история с дорогим экипажем не шла у Уинтерсайда из головы. Не исключено что та карета принадлежала какому-то высокопоставленному джентльмену, который воспылал нежной страстью к мисс Монтгомери. Хорошо, если бы все обстояло именно так. Амурная история означала бы, что в том что мисс Монтгомери делает в Лондоне, нет ничего необычного.
Уинтерсайд почти не сомневался, что дело обстоит именно так. А это значит, что у них нет никакого повода для беспокойства. Но партнеры не разделяют его уверенности. По правде говоря, интерес вызывала не сама мисс Монтгомери, а то, кем был ее покойный отец. Кое-какие важные персоны на всякий случай желали убедиться, что после смерти отца его дочь не подхватила знамя, выпавшее из рук Реджиналда Монтгомери. Хотя, в сущности, какое дело женщине до нелепых обвинений этого странного человека?
Молчание лорда Уинтерсайда мистер Хабсон расценил как неудовлетворение по поводу его ответа и, чтобы выгода не ускользнула у него из рук, поспешил исправить оплошность.
– Я не видел, как мисс Монтгомери вернулась домой, но в тот же день она снова кое-куда ездила.
– И куда же?
– Сижу я, значит, себе спокойно – отдыхаю. И тут вдруг ко мне подходит этот китаец. И передает мне, что хозяйка велела снова запрягать лошадей.
– Куда вы в тот день отвозили мисс Монтгомери?
– На Королевскую биржу.
– На Королевскую биржу? Вы уверены? Может быть, она просто хотела зайти в какой-нибудь магазин, расположенный рядом с биржей?
– Нет-нет, она отправилась на биржу. Я видел это собственными глазами. Хотя не задержалась там надолго. Минут через пятнадцать она вышла. Я еще удивился тогда. Что может понадобиться женщине на Королевской бирже?
Странного в этом ничего нет. Особенно если эта женщина – сестра коммерсанта. Королевская биржа – деловой центр Лондона. Мисс Монтгомери могла зайти туда просто из любопытства.
– Скажите, мистер Хабсон, не отвозили ли вы мисс Монтгомери в другие места, которые показались вам не совсем обычными?
Хабсон усиленно морщил лоб, старательно напрягая память, но на ум ничего не приходило.
– Нет, сэр. Еще бы. Разумеется, нет. Что и требовалось доказать.
Уинтерсайд уже представил себе, как будет докладывать важным персонам, что мисс Монтгомери не была замечена в какой-либо деятельности, представляющей интерес. В этот момент кучер вдруг оживился.
– Еще она ездила на Минсинг-лейн, – заявил он.
– На Минсинг-лейн, говорите?
– Точнее, на тот перекресток. Она ушла, а мне велела вернуться через полчаса. Но я проехал немного дальше, а потом оглянулся: она шла по Минсинг-лейн.
– Вы уверены, что это была Минсинг-лейн?
– Как можно, сэр? Я уже двадцать два года работаю кучером в Лондоне. Слава Богу, знаю лондонский Сити, вдоль и поперек.
Уинтерсайд откинулся в кресле и задумался. Минсинг-лейн! Надо же! Кучер с тоской посмотрел на вожделенную десятифунтовую купюру и тяжело вздохнул.
– Возьмите деньги, мистер Хабсон. Разговор закончен, а это – благодарность за вашу любезность.
Хабсон просиял, схватил купюру и поспешно удалился. Уинтерсайд пододвинул к себе чернильницу. Да, надежды как можно скорее покончить с этим делом не оправдались. Все не так просто, как казалось на первый взгляд.
Уинтерсайд знал, что у мисс Монтгомери могла быть только одна причина ездить на Минсинг-лейн.
– Как я рада видеть, что вы снова куда-то собираетесь! – воскликнула Изабелла, расчесывая волосы Леоны. – Последнее время вы ходили как в воду опущенная. Я думала, вы заболели.
– Я не болела. Мне надо было поразмыслить.
После встречи с Эдмундом-Истербруком – Леоне пришлось по-новому взглянуть на многие вещи. Про себя она оплакивала свои девичьи мечты, которым не суждено было сбыться.
Словно пелена упала у Леоны с глаз. Прошлое предстало перед ней в совершенно ином свете, и от этого больно сжималось сердце. Леона всегда думала, что их с Эдмундом объединяло родство душ и интеллектуальная близость. А еще – нереализованное физическое и сердечное влечение. Все эти годы Леона убеждала себя в том, что совершила глупость, упустив свой шанс испытать волнующее приключения. Эта возможность представилась ей когда-то в Макао, когда появился Эдмунд. Все это время Леона сокрушалась о том, что была в то время слишком добропорядочна и благонравна. Она осуждала себя за девичьи страхи и тосковала о блестящем молодом человеке, который заставил ее сердце трепетать от восторга.
Теперь же, встретившись с этим мужчиной спустя столько лет, Леоне пришлось заново переосмыслить события прошлого. Все, вплоть до мельчайших подробностей. Каждый нежный взгляд Эдмунда, его улыбки. Их поцелуи украдкой. Все, что они хранили в тайне от посторонних глаз. На все это Леона теперь смотрела под другим углом зрения. Неужели она была для Истербрука всего лишь игрушкой, подвернувшейся под руку? Забавным развлечением? Способом развеять скуку в тот момент, когда его не занимали более важные дела.
Теперь эти «более важные дела» занимали саму Леону. Когда наступило утро, она отогнала мысли о прошлом и переключила внимание на настоящее и на то, что предстояло ей сделать в ближайшее время. Леона начала размышлять о том, как ее встреча с Истербруком и то, что она о нем узнала, может отразиться на ее планах.
Истербрук что-то подозревает. Он не поверил Леоне, когда она сказала, что в Лондон ее привело стремление помочь брату.
Маркиз намекал, что догадывается об истинных целях ее приезда, наихудшие опасения Леоны могут подтвердиться.
Неужели Истербрук совершил столь низкий поступок?; Неужели он и вправду похитил бумаги ее отца? А потом сбежал, прихватив с собой все доказательства, которые удалось собрать отцу, пока он пытался выяснить, кто вредит его фирме?
Леона понимала, что пропажа записей отца, которая обнаружилась сразу же после исчезновения Эдмунда, не могла быть простым совпадением. Но зачем Эдмунду – натуралисту и заядлому путешественнику – понадобились эти записи и письма?
Пропажа дневника не очень расстроила Монтгомери, потому что все, что было там записано, он знал на память. Но после смерти отца Леона обнаружила, что у нее не осталось на руках никаких сведений. А бумаги отца и собранные им факты были ей нужны.
И Истербрук об этом знает! Он догадывается, что, приехав в Лондон, Леона надеялась разыскать его и попросить вернуть ей документы. До поры до времени Леона не хотела показывать маркизу, что догадывается о том, что бумаги находятся у него.
То, что Эдмунд оказался маркизом Истербруком, очень важно. Лорд Истербрук мог приехать в Макао для того, чтобы похитить эти документы после того, как узнал, чтя гонения против него были организованы кем-то из Англии, возможно, одним из членов палаты лордов.
Не исключено, что Истербрук прибыл в Макао, чтобы выяснить, как предотвратить разоблачение темных делишек своих влиятельных друзей или родных, а возможно – и своих собственных. Маркиз скрывал свое высокое положение для того, чтобы втереться в доверие к Монтгомери и разузнать, что ему стало известно, – с тем чтобы в дальнейшем помешать ему вывести негодяев на чистую воду.
Изабелла уложила Леоне волосы.
– Где Тун Вэй?
– В библиотеке. Упражняется в чтении на английском.
– Пойдем к нему. Мне нужно кое-что сообщить вам обоим.
Тун Вэй сидел в библиотеке и читал по-английски детскую книжку.
В детстве он обменивался уроками с одним англичанином, работавшим в Макао. Хотя по существующим тогда законам было запрещено обучать иностранцев китайскому языку, Тун Вэй решил рискнуть и обойти этот запрет. И не пожалел об этом: благодаря урокам англичанина он научился правильной английской литературной речи – в отличие от ужасного ломаного английского, на котором изъяснялись переводчики-китайцы. Впоследствии, поступив на службу к мистеру Монтгомери, Тун Вэй совершенствовал свой разговорный. Вот только читать по-английски до этого ему не приходилось.
. – Я встретила в Лондоне Эдмунда, – объявила Леона. – В тот самый день, когда ездила на Королевскую биржу.
– Так вот почему вы в последнее время были такой задумчивой, – сказала Изабелла. – Ну что, он все такой же, как раньше?
– Нет, он совсем не такой, каким был в Макао. Более того, оказалось, что на самом деле никакой он не Эдмунд. Все это время он всех нас водил за нос. Скромный путешественник, который беззастенчиво пользовался гостеприимством моего отца, в действительности принадлежит к верхушке английской аристократии. Настоящее имя человека, который называл себя Эдмундом, – маркиз Истербрук.
– Но ведь это замечательно, не правда ли? – спросила Изабелла. – Он же был без ума от вас. Такое не забывается. Наверняка у него остались к вам какие-то чувства…
Слова Изабеллы напомнили Леоне о том, как Истербрук ее поцеловал. Когда Леона вспомнила об их встрече в зеленой спальне и о поцелуе, сердце у нее учащенно забилось.
– Чувства тут ни при чем. Его интерес ко мне в Макао объяснялся совсем другими причинами, – проговорила Леона.
– Раз так – значит, у него есть власть, – заметил Тун Вэй. – Надеюсь, что, узнав о его обмане, вы вели себя благоразумно и не сделали ничего, что могло бы рассердить или оскорбить маркиза?
– Кажется, нет. Узнав, кто он такой, я была потрясена и не могла скрыть своего изумления. Но как бы то ни было, Истербрук согласился мне помочь.
– Помощь нам нужна.
Очень нужна. Нужно попытаться заручиться поддержкой маркиза и по другим вопросам – не только по личным, но и по тем, которые касаются ее брата. Если только самообладание не изменит Леоне, в чем она не уверена.
Слова, которые Истербрук сказал ей на прощание, красноречиво свидетельствовали о том, что Леоне опасно встречаться с маркизом слишком часто. «На этот раз я вас не упущу».
Леона понимала, что женщина может обратить себе на пользу интерес, проявленный к ней мужчиной, но у нее хватило ума не играть с огнем. Леона подозревала, что Истербрук предал ее, и все же была неравнодушна к нему.
– Если вам предстоит водить компанию с такой высокопоставленной особой, следует позаботиться о приличной одежде, – заметила Изабелла. – Придется продать кое-что из нефритовых украшений.
– Я не собираюсь водить с ним компанию. Он обещал познакомить меня с нужными людьми – вот и все. Я хотела рассказать вам о том, кем оказался Эдмунд на самом деле. – Леона села за письменный стол и стала просматривать рекомендательные письма. – До поры до времени не продавайте нефрит. Он может понадобиться нам позже – на более важные вещи, чем наряды. Не исключено, что нам придется пробыть в Лондоне дольше, чем я рассчитывала.
К сожалению…
Уезжая в Англию, Леона знала, что оставляет брата на год, а то и больше. Гаспар – глава компании, но у него не хватает опыта. Ему не обойтись без помощи Леоны.
Леона нашла нужное письмо. Сегодня ей предстоит еще один визит. Хотя вряд ли от него будет толк. Впрочем, трудно предугадать, где тебя ждет удача. Вдруг круг знакомств хозяйки дома включает нужных Леоне людей? В ее положении полезны любые связи.
По пути домой Леона вспоминала мельчайшие подробности встречи с миссис Файнс. Встреча оказалась намного результативнее, чем ожидала Леона.
Миссис Файнс, сестра обычного коммерсанта, удачно вышла замуж. Ее супруг занимал более высокое положение в обществе, чем семья миссис Файнс. Муж ее был адвокатом и по линии матери состоял в родстве с бароном. Прощаясь с Леоной, миссис Файнс обещала позаботиться о выгодных приглашениях и рекомендательных письмах для новой подруги.
В прихожей Леону встретила Изабелла.
– Он здесь, – с волнением в голосе проговорила она.
– Кто именно? – не поняла Леона.
– Эдмунд. Вы правы. Он изменился до неузнаваемости.
– Его зовут не Эдмунд. Странно, я не заметила ни кареты, ни лошади у нашего дома.
– Значит, Эдмунд прилетел сюда на крыльях. Он ждет вас в библиотеке. Сидит там вместе с Тун Вэем.
Сердце Леоны учащенно забилось. Она не ожидала, что маркиз Истербрук явится к ним в дом.
– Эдмунд… простите, я хотела сказать – Истербрук, попросил сообщить ему, когда вы вернетесь. Он пришел, чтобы увидеться с вами, а не с Тун Вэем, – заметила Изабелла.
– Ну и пусть. Честно говоря, мне не очень хочется его видеть.
– Придется, ничего не поделаешь. Не принять его означает нанести маркизу оскорбление. А в нашем положении это в высшей степени неразумно.
– Неразумно, – согласилась Леона, развязывая ленты на шляпке. Сердясь на себя из-за того, что от волнения у нее вспотели ладони, Леона вошла в библиотеку.
В комнате стояла тишина. Тун Вэй восседал в своей обычной позе. Выпрямившись и по-восточному скрестив перед собой ноги. Истербрук расположился в кресле. Глаза у него были закрыты. Так же, как и у Тун Вэя. Когда Леона вошла в библиотеку, ни Истербрук, ни Тун Вэй не обратили на нее никакого внимания, даже глаз не открыли. Не пошевелились.
И все же Леона почувствовала, что ее появление нарушило царившую в комнате гармонию. Словно кто-то бросил в озеро камешек и по воде пошли круги.
Истербрук и Тун Вэй вышли из оцепенения одновременно. Маркиз открыл глаза и бросил на Леону отсутствующий взгляд. Тун Вэй ловко, но плавно поднялся на ноги. Он, как всегда, находился в хорошей физической форме.
Тун Вэй поклонился Истербруку и подошел к Леоне.
– Он не прекращал занятий. Все время медитировал.
– Он делает это не так, как ты. Сидит не так, как ты его учил.
Истербрук наконец вернулся к реальности и поднялся с кресла, однако в разговор не вступал.
– А еще в нем нет подлинной веры. Применяя истину на практике, он не принимает ее за истину. Ну ладно, это не важно… – Тун Вэй снова поклонился гостю и вышел из библиотеки, оставив Леону и Истербрука наедине.
– Тун Вэй говорит, что хотя вы и овладели искусством медитации, но не принимаете доктрину за непреложную истину.
– Это не моя вера. Разве Тун Вэя обижает то, что своим примером я доказываю, что можно овладеть в совершенстве приемами и при этом не разделять постулаты этой веры?
– Это приводит его в недоумение, а не обижает. По-моему, Тун Вэй доволен, что вы не прекратили занятий медитацией и благодаря этому достигаете гармонии с самим собой. Он польщен, что вы к нам пришли.
– Я бы разыскал Тун Вэя и встретился с ним в любом случае – сразу же, как только узнал, что он приехал. Однако сегодня я здесь не из-за него.
Да, не из-за него… Боже милостивый, помоги. Леона боролась с волнением. Чтобы не думать о том, о чем ей нельзя было думать, она старалась сосредоточить внимание на том, как изменилась внешность Эдмунда за то время, пока они не виделись.
Сейчас Истербрук выглядел как настоящий лорд. Элегантный сюртук, сшитый не по последней моде, скорее классического покроя. Волосы, немного короче, чем обычно, обрамляли его красивое лицо.
– Леона, во время нашей прошлой встречи я вел себя в высшей степени бестактно. И то, каким способом я привел вас в свой дом, не может вас не возмущать. Прошу меня извинить.
Леона подумала, что вряд ли Истербрук часто перед кем-то оправдывался и извинялся. Его слова звучали искренне. Леоне показалось, что он смущен.
– В тот день я тоже оказалась не на высоте. Признаться, ваше появление поразило меня как гром среди ясного неба.
– Напротив. Выдержались великолепно. Впрочем, вы всегда умели найти ко мне подход.
Не всегда. Хотя довольно мило с его стороны делать вид, будто Леона никогда не вела себя с ним как идиотка.
Истербрук расхаживал по комнате, разглядывая книжные шкафы и ящики с книгами на полу.
– Вы давно снимаете этот дом?
– Три месяца.
– Когда вы приехали в Лондон?
– Месяц назад.
– Наверное, привезли с собой рекомендательные письма.
– Да, целую кучу.
– Но вы только на днях нанесли визит моей тете, хотя она славится своим дружелюбием и принимает всех без разбора. Думаю, ваши дела продвигаются медленнее, чем вы ожидали.
– Увы, это так.
Истербрук подошел ближе.
– Я предпринял кое-какие шаги ради вашего блага, хотя вы об этом меня не просили. Полагаю, вы не станете возражать.
– Что вы имеете в виду?
– Я сказал тетушке, что буду рад, если вас будут приглашать на все светские рауты. Моя тетушка откроет для вас двери во множество домов. Я также сказал нашему семейному поверенному, что мне хотелось бы, чтобы вы получали также приглашения на вечера, где будут принимать участие коммерсанты, финансисты и другие нужные люди.
– Весьма любезно с вашей стороны. Однако мне удалось кое-что узнать за эти несколько недель. Ваша персона всем здесь известна и является мишенью для сплетен. Говорят, что сами вы не принимаете участия в светской жизни. Вас даже называют затворником. Почему вы думаете, что на ваши просьбы оказать мне содействие кто-нибудь откликнется?
– Потому что я лорд Истербрук.
В его словах не прозвучало ни единой нотки высокомерия. Это была всего лишь констатация факта.
Леона подумала, что титул означал для Истербрука не только богатство и власть. Высокое положение в обществе имело для Истербрука не только одни преимущества: рука об руку с почетом и уважением шли чувство долга и высокие моральные обязательства.
Это было главным, в чем Истербрук изменился за то время, пока они не виделись. Это было его новой чертой, особенностью, которая появилась в нем за эти семь лет. В мятежной душе юноши, которым Леона знала его в Макао, царили мрак и хаос. Мрак не исчез из его души полностью, но больше не господствовал над ней – он был облагорожен и усмирен.
Истербрук взглянул на часы, которые достал из кармана.
– Сейчас за мной прибудет экипаж. Вы поедете со мной на прогулку в парк.
– Спасибо за приглашение. Это очень мило с вашей стороны. Но на сегодня с меня хватит поездок.
– Вы поедете со мной, Леона, это в ваших интересах. Раз я оказываю вам покровительство, вас должны видеть в моем обществе. Тогда приглашения посыплются на вас как из рога изобилия. Не будут иметь значения ни ваше происхождение, ни ваше прошлое.
– А если, увидев нас с вами наедине, в вашем экипаже, в свете нас неправильно поймут?
На мгновение он задумался, а затем предложил:
– В таком случае пусть Изабелла едет с вами. Тогда все приличия будут соблюдены.
Положа руку на сердце Леона не была уверена в том, что присутствие Изабеллы оградит ее от сплетен. Но было бы неразумно отказаться от покровительства маркиза, который согласился помочь ей сделать в Лондоне то, что она запланировала. Не важно, что у маркиза на уме и какие подозрения возникают у нее самой.
Ведь Леона всегда была разумной и рассудительной.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Воскресшая любовь - Хантер Мэдлин



интиресная книга.
Воскресшая любовь - Хантер Мэдлинл.а.
4.10.2014, 21.00





Бред сивой кабылы ...
Воскресшая любовь - Хантер Мэдлинштучка
11.10.2014, 22.06





Очень интересный роман! Это одна из книг о трех братьях семейства Истербрук. Читайте обязательно!!!
Воскресшая любовь - Хантер МэдлинМари
5.10.2015, 11.14





Мне кажется на этого автора стоит обратить внимание. Весьма симпатичная серия из 4-х книг. К сожалению на этом сайте 1 и 4. Эта история мне понравилась,
Воскресшая любовь - Хантер МэдлинСофи-Мари
13.02.2016, 2.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100