Читать онлайн Воскресшая любовь, автора - Хантер Мэдлин, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Воскресшая любовь - Хантер Мэдлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.55 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Воскресшая любовь - Хантер Мэдлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Воскресшая любовь - Хантер Мэдлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хантер Мэдлин

Воскресшая любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

Заметив у дверей свой экипаж, Кристиан удивился, поскольку велел конюху запрячь ему лошадь. Однако, увидев Миллера, сразу же все понял.
– Мне показалось, что скоро начнется дождь, – извиняющимся тоном объяснил Миллер, открывая дверцу экипажа.
– Вы сегодня за лакея, Миллер?
– Я подумал: а не поехать ли мне вместе с вами за компанию, сэр? Чтобы в последний раз проверить, все ли в порядке, и убедиться, что ничего не пропало.
– Я потрясен вашим трудолюбием и вашей преданностью работе.
– Благодарю вас, сэр.
Однако энтузиазм Миллера был вызван не преданностью работе и не любовью к труду, а преданностью и любовью к малышке служанке с Бери-стрит. Пока Истербрук и Миллер молча ехали по темным улицам ночного Лондона, направляясь к дому, где жили их возлюбленные, обоих переполняли похожие чувства. И тот и другой не замечали, что за окнами весна. Их настроение больше напоминало унылую позднюю осень.
После того как Кристиан принял решение, у него было тяжело на душе. Медоусон заслужил гораздо более сурового наказания, чем высылка из Лондона и стесненное материальное положение. И даже скандал, который неминуемо разразится, когда будет разоблачена его причастность к контрабанде опиумом. Этот человек погубил жизнь многих людей. Но теперь нельзя все это предать огласке.
Однако Кристиан понимал, что положение в стране нестабильное. Народу не хватало доверия к правительству, и особенно – к пэрам. Скандал с контрабандой опиумом только подольет масла в огонь и усилит общественное недовольство.
Экипаж остановился у дома Леоны. Истербрук подошел к двери. Миллер не отставал от него ни на шаг.
Кристиан старался убедить себя, что дал Леоне все, что мог. Но когда сегодня он вез ее на Бери-стрит, она была молчалива и подавленна. Она прекрасно понимала, что эта победа означала для них неминуемую разлуку. И неизбежность потери висела над ними словно дамоклов меч.
– В доме тихо. И не видно ни одного огня, – сказал Миллер.
Дом и впрямь был погружен в тишину. Сердце у Кристиана сжалось от грусти. У него в голове промелькнула безумная мысль, что Леона, возможно, уехала, не дождавшись его. На мгновение Кристиана охватило отчаяние.
Может быть, Леона уехала, потому что хотела избежать расставания.
Однако затем эти мысли сменило дурное предчувствие: на стук в дверь никто не отозвался. Миллер тоже забеспокоился.
– Как странно, – пробормотал Миллер и постучал громче. А затем, приложив ухо к двери, спросил: – Вы слышите эти звуки?
Кристиан тоже что-то услышал и резко распахнул дверь. Прихожая была погружена в темноту. Звук повторился. Это был стон, он доносился откуда-то из прихожей.
– Миллер, в экипаже есть лампа. Принесите ее.
Кристиан вошел в прихожую. На полу кто-то лежал.
Их было двое. Терзаясь от дурных предчувствий, Кристиан наклонился и в темноте стал щупать одежду лежавших на полу людей. Это были не женщины, а мужчины. «Слава Богу», – пронеслось у него в голове. Тела были холодными.
Миллер принес лампу, и ее свет выхватил из темноты страшную сцену. Трупы двух мужчин. Напротив них, спиной опираясь о стену, сидел Тун Вэй. Кристиан сразу узнал его халат из красного шелка с вышитым драконом, и подошел к Тун Вэю. Китаец был ранен в плечо. Кристиан наклонился над ним, чтобы осмотреть рану.
– Я потерял бдительность. Думал, что это вы пришли, – хрипя, проговорил Тун Вэй. – Их было четверо. Все – с пистолетами. Я не смог справиться со всеми. Убил только двоих.
Миллер поставил лампу на пол.
– Я должен проверить, что с женщинами.
Тун Вэй покачал головой:
– Их там нет. Не знаю, куда их увезли. Эти люди не разговаривали между собой.
– Миллер, помогите мне отнести Тун Вэя в экипаж.
– Подождите, – прохрипел Тун Вэй. – Они положили что-то мне на колени. Видите?
Кристиан поднял с колен Тун Вэя небольшой кусочек картона, который скорее всего был визитной карточкой, и они с Миллером вынесли Тун Вэя из дома и осторожно положили в экипаж. От боли китаец потерял сознание.
– Как только мы передадим его на попечение слуг и вызовем доктора и мирового судью, вы должны принести мне мои пистолеты, меч и рапиры. Сами тоже возьмите оружие.
Следующие несколько минут они ехали в молчании по пустынным улицам.
– Как вы думаете, где она может быть? Я имею в виду мисс Монтгомери.
– Человек, который послал к ней вооруженных людей, оставил нам свою визитную карточку. Так что сейчас мы с вами узнаем, куда увезли мисс Монтгомери и Изабеллу.
Кристиан поднес кусок картона к окну и, когда экипаж проезжал мимо газового фонаря, смог разглядеть, что это была не визитка, а обычная игральная карта – король пик.
Леону держали в плену в самом центре Мейфэра, в доме, похожем на неприступную крепость.
Кристиан смотрел на фасад большого особняка, на окна на верхнем этаже. Может быть, Леона сейчас смотрит на него, стоя у окна?
Миллер проверил рукой пистолет под сюртуком. Кристиан положил ему руку на плечо.
– Только не действуйте опрометчиво – не то я отправлю вас домой. Надеюсь, до утра с женщинами ничего не случится.
Миллер скрепя сердце подчинился.
– А вдруг вы ошибаетесь?
– Ну что ж, в таком случае действуйте, как считаете нужным. Но знайте, что, если застрелите кого-нибудь, вас за это повесят.
В доме их приняли на удивление спокойно, что не могло не вызвать опасений. Можно было подумать, что они зашли в гости в приемные часы, а не проникли в дом без приглашения посреди ночи. Дворецкий удалился, держа в руках визитную карточку Истербрука. Возвратившись, он хотел проводить Кристиана в гостиную, но покосился на Миллера, который не собирался оставлять хозяина. Истербрук заявил:
– Мой секретарь пойдет со мной и подождет меня за дверью.
Чуть заметный кивок дворецкого и его нерешительный вид свидетельствовали о том, что в их планы это не входило. Несмотря на это, он привел Истербрука и Миллера на второй этаж. Миллер занял место у стены, у двери, держа наготове пистолет, который был спрятан у него под сюртуком. Кристиан вошел в гостиную.
– Хорошо, что вы пришли, Истербрук.
– У меня не было другого выхода, Эшфорд. Вы взяли то, что принадлежит мне.
Герцог Эшфорд растянул губы в улыбке и вальяжно развалился в кресле.
– Как точно вы изволили выразиться, Истербрук. Особенно здесь уместно слово «взял». – Он показал на сервировочный столик с графинами и бокалами: – Портвейн или бренди?
– Может быть, не будете ходить вокруг да около и скажете прямо, чего вы от меня хотите? Для того чтобы вызвать меня сюда, вы убили нескольких человек.
– Вы о тех головорезах и о китайце? Это не люди, а так – всякий сброд. – Эшфорд затянулся сигарой. – А нужно мне от вас вот что: чтобы вы не совали нос не в свое дело. Надеюсь, что эта красотка что-то значит для вас и вы хотите ее защитить.
– В этом случае вы ее отпустите?
– Со временем, возможно.
– Вы не можете держать у себя этих женщин вечно.
– Почему не могу? В этом огромном доме для всех хватит места. К тому же, кроме этого дома, есть и другие. Так что я могу держать у себя в качестве пленников кого угодно и так долго, как мне заблагорассудится. Достаточно одного письма мисс Монтгомери, в котором она сообщает вашей тетушке о своем отъезде на свою родину: в Китай, – и ни одна живая душа о ней больше не вспомнит.
Да? Ни одна живая душа? А как же Кристиан? И не он один.
– Было опрометчиво с вашей стороны так явно выдать себя. Я ничего не знал о том, что вы тоже замешаны в этом грязном деле. Я знал только о Медоусоне, о своем отце и отце Деннингема. А о вас – нет.
– Ну да. Медоусон – настоящая змея. Он не хотел отвечать за все в одиночку, понимаете? А часть тех денег, которые вы искали, перешла ко мне, а не к нему. Медоусон счел несправедливым отдуваться за нас обоих.
– Поэтому при помощи шантажа вынудил вас ему помочь.
– Не совсем так. Ликвидировать наше небольшое, но исключительно прибыльное коммерческое предприятие было неразумно с финансовой точки зрения. К тому же мне ничего другого не оставалось, когда вы рассказали мне о том, что вам известно. Я не мог допустить, чтобы вы и дальше продолжали копаться в прошлом. Опиум – это еще цветочки, так, незначительный повод, чтобы поставить кое-кого в неловкое положение и выставить в невыгодном свете. А вот что касается всего остального…
«Всего остального…» Ах вот оно что. Ну конечно. Он так и знал. Весь сыр-бор из-за «всего остального».
Кристиан подошел к сервировочному столику, налил себе бренди и вернулся с бокалом к своему креслу.
Эта ночь не предвещала ничего хорошего, но ее итог был для Кристиана очевиден. По крайней мере он сможет удовлетворить свое любопытство.
– Не верю, что вас всерьез беспокоит то, что все могут узнать об остальных темных делах, которыми вы занимались. Подумаешь, всего-навсего какие-то грузовые перевозки между Англией и Францией на протяжении нескольких лет. Во время войны вы, Эшфорд, обладали значительным влиянием в правительстве. Вы служили в Адмиралтействе, не правда ли? Полагаю, что при желании вы легко могли узнать о расположении военно-морских сил вдоль побережья Франции.
Услышав это, Эшфорд даже бровью не повел.
– Кто бы мог подумать, что у странноватого отпрыска Истербрука хватит ума обратить на это внимание. Я всегда полагал, что в тихом омуте черти водятся, и опасался, что вы, возможно, знаете больше, но скрываете это. Не случайно вы подозрительно хорошо играли в вист, ни на минуту не давая мне расслабиться.
– Мой отец натаскал меня в таких вещах. Он серьезно относился к своему общественному положению и чувству долга. И требовал того же от меня. Поэтому мне трудно понять, как можно заниматься контрабандой во время войны. Неужели сиюминутная выгода и прибыль от этой незаконной торговли стоит доброго имени и угрозы бесчестья? Стоит ли игра свеч?
– Риск был минимальным. Поэтому контрабанда является излюбленным развлечением в Англии. Спросите у любого в Кенте или на острове Гернси. Прибыль была баснословной. Особенно во время войны.
– Размеры прибыли были такими же неприлично громадными, как и масштабы позора, которым вы покрыли свое имя. Какое бы решение ни приняли ваши коллеги-пэры, народ будет расценивать ваши действия как измену Родине.
Эшфорд покачал головой и рассмеялся:
– Началось все вполне безобидно. Как невинная школьная шалость. Наша компания добилась на удивление больших успехов на Востоке. Ваш отец придумал и осуществил на практике очень простую схему. Нашим посредником был представитель Ост-Индской компании в Калькутте. Он договаривался с такими судовладельцами, как Монтгомери, о перевозке кое-какого груза. С опиумом все обстояло просто. Во время войны мы как-то сидели за игрой в вист, и Деннингем в сердцах посетовал на то, что нигде нельзя достать настоящего французского вина. Вот мы и решили его раздобыть и отправились на западное побережье, в Гасконь.
– Вы занимались контрабандой вина?
– Началось все с вина. Дальше – больше. Потом мы действовали все более смело и решительно, без оглядки на закон. Не стану рассказывать, как постепенно разрасталась тайная торговля. Отсюда возникли мои проблемы с Медоусоном. И с вами тоже. Для всех вокруг будет лучше, если никто не узнает о том, что в годы войны процветала контрабанда.
Кристиан поднялся и подошел к окну, которое выходило на улицу.
– Не думаю, что вы похитили мисс Монтгомери только затем, чтобы поговорить со мной по душам. Если вы немедленно не освободите ее, я буду расценивать это как желание оказать на меня давление. Тогда у меня не останется другого выхода, как бросить вам вызов. Вы оскорбили женщину, которая мне дорога, и это не сойдет вам с рук.
– Пожалуй, вы правы.
– Что ж, полагаю, именно этого вы и добивались. Чтобы мы могли решить этот вопрос между нами, с глазу на глаз.
– Это было бы превосходно.
– Что заставляет вас думать, что в случае вашей смерти я не расскажу обо всем, что только что узнал от вас?
– Слово джентльмена. Ваш долг перед вашим честным именем и честью вашей семьи. Ваши суждения, которые вы откровенно высказывали за совместной игрой в вист. Не следует народу знать, что мы, пэры, такие же простые смертные, как они, падкие на грех. Ничем не лучше простых людей. Вы сами это прекрасно знаете и разделяете мое мнение. – Эшфорд пригубил бренди. – Однако вам еще рано трубить в фанфары. Если кому-то из нас двоих и суждено умереть, так это вам.
«Это мы еще посмотрим», – подумал Кристиан, но ему стало не по себе от холодной самоуверенности Эшфорда, и в комнате на мгновение воцарилась зловещая тишина.
Кристиан посмотрел Эшфорду в глаза и сказал:
– Я не стану бросать вам перчатку. Тем не менее возможно, что вскоре у вас не будет другого выхода, как самому вызвать меня на дуэль. Готовьтесь к встрече гостей. Они уже в пути.
Эшфорд нахмурился и подошел к окну. Кавалькада экипажей двигалась по темной улице к его особняку.
– Разрази меня гром, Эшфорд. Похоже, этим епископам и лордам не терпится перекинуться с вами в картишки.
Эшфорд отвернулся от окна. Его лицо вытянулось. Он был потрясен.
– Не пойму я вас, Истербрук. Если вы обвините меня сейчас, перед всеми этими людьми, запятнаете свое собственное имя. Вы предаете сейчас своего отца, свою кровь. Роняете себя в глазах общества, в конце концов.
Кристиан посмотрел из окна на людей, входивших в дом.
– Я никого не предаю. Напротив, возвращаю себе честное имя и восстанавливаю справедливость. Я действую, как велит мне мой долг. Что касается моего отца и моей дурной наследственности… Что ж, вы, как никто другой, должны были знать, с кем связались.
В доме поднялся переполох. Из узкого коридора, в который выходили комнаты на чердаке, доносился шум.
В глазах Изабеллы был испуг.
– Что бы ни случилось, куда бы нас ни увезли эти люди, Истербрук их из-под земли достанет, – заверила Леона Изабеллу. – Он нас вызволит из плена. Он очень влиятельный человек.
Судя по тому, какое у Изабеллы было сейчас лицо, она не разделяла уверенности своей хозяйки. Затаив дыхание, она следила за происходящим. Шум за дверью становился все сильнее. Вооружившись стулом, Леона приготовилась защищаться от тюремщиков, которые с минуты на минуту могли ворваться в комнату.
Разумеется, она не была настолько наивна, чтобы полагать, что это может спасти их с Изабеллой, однако собиралась сопротивляться до последнего. Леона отдавала себе отчет в том, что, судя по величине и убранству этого дома, его владелец был богат и влиятелен – возможно, более богат и влиятелен, чем маркиз Истербрук. Поэтому, организуя похищение, этот человек имел возможность нанять столько вооруженных людей. Нападавших было так много, что даже Тун Вэй не смог их одолеть.
Леона похолодела, мысленно представив жуткую картину, которую они с Изабеллой увидели в холле, когда их выводили из дома. Два незнакомца лежали без движения на полу. Они с Изабеллой чуть не споткнулись об их тела. А еще там был Тун Вэй – весь в крови. Он был ранен. А может быть, убит. Слезинка задрожала у Леоны на ресницах, а сердце сжалось от дурного предчувствия.
Вдруг дверь приоткрылась. Леона собрала всю свою волю в кулак и подняла над головой опрокинутый стул.
– Изабелла, – раздался в темноте голос Миллера. Изабелла бросилась к двери. Через мгновение Миллер уже держал Изабеллу в объятиях. У Леоны отлегло от сердца. Она опустила стул на пол.
Мгновение Леона смотрела на двух влюбленных, не в силах оторвать от них взгляд. У мистера Миллера был такой радостный вид, он так трепетно обнимал Изабеллу, что у Леоны не оставалось сомнений – молодой человек не на шутку влюблен. Он то осыпал ее лицо поцелуями, то нежно смотрел на Изабеллу, не в силах отвести от нее глаз. Леона никогда не видела мистера Миллера таким взволнованным.
В этот момент Леона увидела Истербрука, который тоже смотрел на счастливых влюбленных.
В следующую секунду он заметил Леону и, подойдя к ней, крепко обнял. Леона расплакалась: она слишком долго сдерживала себя, отчаянно борясь со страхом, и теперь наконец дала волю эмоциям.
– Я знала… Знала, что вы придете. Я знала… – повторяла Леона.
Поцелуй Истербрука заставил ее замолчать. Тепло его губ и сильные руки вселяли в Леону спокойствие.
– Что с Тун Вэем? – спросила Леона.
– Он ранен. Но я уверен, что он будет жить.
Слезы снова брызнули у нее из глаз, неся с собой облегчение.
– Чьих это рук дело? Это организовал Медоусон?
– Нет, не он. Другой человек. Оказалось, что у них был еще один сообщник-партнер. Пятый.
– Вы победили его?
– Да. Вы теперь в полной безопасности.
В глазах Леоны стояли слезы. Спокойствие Кристиана постепенно передавалось ей.
– Значит, теперь вы отвезете меня домой?
– Вас отвезет Миллер. А мне еще нужно закончить одно дело. После этого я приеду к вам. – Кристиан обратился к Миллеру: – Миллер, нам пора.
– Что вы собираетесь делать? – спросила Леона, когда Кристиан вел ее по коридору мимо множества дверей, из которых выглядывали любопытные слуги.
Истербрук ничего ей не ответил. Молчал они когда они спускались с лестницы. У дома выстроились в ряд экипажи. Некоторые из них уже начали отъезжать от дома, из других выходили какие-то люди.
– Кто приехал, Кристиан? Объясните мне, что случилось?
Миллер взял Леону за руку и открыл перед ней дверцу экипажа. Молодой человек выглядел очень собранным, серьезным и не слишком радостным.
Кристиан предложил Леоне пройти в экипаж, но она отказалась.
– Кто такие эти люди и что им здесь понадобилось?
– Эти люди – члены палаты лордов. Я предъявил вашему обидчику обвинение в их присутствии. Мы провели заседание и вынесли приговор.
– Разве не лучше было предъявить обвинение в суде? Какой приговор могут вынести эти люди?
– Приговор, которой гласит, что будет лучше, если обстоятельства вашего похищения не будут рассматриваться в палате лордов, где не удастся избежать огласки. Леона, этот дом принадлежит герцогу, члену палаты лордов, пэру с прекрасной репутацией, пользующемуся большим влиянием в обществе. Его древний род имеет славную историю, уходящую глубоко в века.
– Насколько я понимаю, для таких людей правосудия не существует. Бесполезно добиваться справедливости. Этот человек никогда не получит по заслугам.
– Он может получить по заслугам, но это дорого обойдется Англии. Огласка этой истории может отразиться на положении в стране. Мы не станем рисковать спокойствием народа. Иногда лучше осуществлять правосудие тихо, при закрытых дверях.
– Как вы поступили с Медоусоном?
– Да.
Леона молча смотрела, как последние из прибывших с серьезными лицами расселись по экипажам. Никто не прощался и не смотрел в сторону экипажа Истербрука.
Все эти люди куда-то вместе направлялись. Истербрук собирался отправится вместе с ними.
Вдруг Леону охватил страх.
По улице катил экипаж, который остановился в тридцати футах от них.
– А сейчас, Леона, вам нужно ехать. Миллер, посадите мисс Монтгомери в экипаж.
Миллер взял Леону за руку, чтобы отвести ее к экипажу. Леона сопротивлялась.
– Кто это, Кристиан? Кто приехал в том экипаже?
– Мои братья.
Леона сразу же обо всем догадалась, и от внезапно открывшейся правды у нее потемнело в глазах.
– Кристиан, вы вызвали моего похитителя на дуэль?
– Это он бросил мне вызов.
– Если этот человек вас победит, с него снимут обвинения?
– Нет.
Кристиан говорил очень спокойно. Почти равнодушно. Леоне стало не по себе. Казалось, Истербрук смирился со своей участью, отдав себя на милость судьбе. Это была не уверенность в себе, а что-то другое – тяжелое и мрачное.
Мрачность Кристиана пугала Леону.
Леона вырвалась от Миллера и бросилась Кристиану на шею. Она судорожно обнимала его и целовала, желая вложить в эти объятия и поцелуи всю любовь, на которую была способна.
– Вы чувствуете притяжение смерти, ее холодное дыхание? Я угадала? – прошептала Леона, заглядывая Кристиану в глаза. – Смерть влечет вас к себе, не правда ли? Вечный покой, полная безмятежность, абсолютная тишина. Она влечет вас уже много лет подряд. Но сейчас вы обязаны хотеть жить. Жить ради ваших братьев и ваших родных. Ради меня. Ради того, какой вы сейчас и каким еще можете стать в будущем. Вы должны быть сильным и непреклонным Истербруком. Вы не должны вновь становиться нерешительным, робким Эдмундом.
Кристиан взял лицо Леоны в ладони и посмотрел ей в глаза. Она понимала его, как никто другой.
– А сейчас вам пора идти, – сказал Истербрук. – Я не прощаюсь с вами. Мы скоро увидимся.
– Вид у него уверенный, – сказал Деннингем, глядя на другой конец поля, где стоял Эшфорд.
Светало. Верхушки деревьев были окутаны густым туманом.
– Нет, он немного нервничает. Жалеет о том, что вызвал меня на дуэль, – сказал Кристиан.
Свидетели были здесь. На место дуэли прибыли только пэры. Епископы решили не присутствовать на дуэли.
Хейден и Эллиот, не скрывая тревоги, стояли за Кристианом. По дороге к месту дуэли все молчали. Кристиан вкратце объяснил, что не мог поступить иначе, потому что затронута честь Леоны. Если Кристиан будет убит, Хейден станет маркизом Истербруком.
Эшфорд зевнул, потянулся и стал разминаться. Он пребывал в благодушном настроении. В случае если он потерпит поражение и умрет, его имя останется незапятнанным. Если победит – никто не вправе за карточным столом для игры в вист поднять вопрос о контрабанде.
Так среди пэров было заведено испокон веку – ни при каких условиях не выносить сор из избы. Хотя это положение дел можно было с большой натяжкой назвать справедливостью, такое половинчатое решение было необходимо для спокойствия в стране. Только в узком кругу будут знать о том, что произошло. Даже если Эшфорд останется жив после дуэли, его влияние уменьшится – точно так же, как и его богатство.
Они все поклялись позаботиться об этом. Все, кроме этих двоих, присутствовавших здесь. Кристиан подошел к братьям.
– Его поведение оскорбительно, – сказал Эллиот, с гневом взглянув в сторону Эшфорда.
– Самоуверенность погубит его, – заметил Кристиан.
Хейден улыбнулся, но в глазах его читалась тревога за судьбу брата. Хейден был мастер высчитывать вероятность тех или иных событий. Он понимал, что шансы Кристиана победить в поединке не слишком велики.
– За последние десять лет ты хоть раз упражнялся в фехтовании рапирой?
– Бывало, хоть и не часто. После того как я сражался с пиратами, которые захватили корабль, на котором я плыл по Японскому морю, мне удалось достичь значительных успехов в фехтовании.
– Ты сражался с пиратами в Японском море? – переспросил Эллиот. – Ты не перестаешь меня удивлять.
– Разве я вам не рассказывал? Ну что ж, поверьте мне на слово: я дерусь на рапирах лучше, чем вы думаете, и настроен на победу. Однако, Хейден, на всякий случай, если ты получишь мой титул, прошу тебя тщательно изучить товарищество, о котором по моей просьбе тебя спрашивал мистер Миллер. Не упусти ничего из виду. Ты не связан никакими обещаниями, которые, возможно, дал я, но советую тебе сделать все, не возбуждая подозрений, пока не разберешься, в чем там дело.
Лицо Хейдена вытянулось, и он с гневом посмотрел на Эшфорда.
Кристиан вернулся к Деннингему, который совсем приуныл.
– Будь я проклят, если еще хоть раз сяду с Эшфордом за один карточный стол, – в сердцах пробормотал Деннингем. – Если он еще хоть раз посмеет показать нос в библиотеку, пусть сидит там один в углу.
– Спасибо за моральную поддержку, дружище, – пошутил Кристиан.
Деннингем, который понял свою оплошность, густо покраснел.
Кристиан улыбнулся, чтобы подбодрить друга.
– Мне жаль, что в ходе этой истории всплыло имя твоего отца. Да и тебя тоже пришлось побеспокоить.
– Ничего. Я все понимаю. Ты боролся за справедливость. Я благодарен тебе за то, что ты ограничил разоблачение узким кругом людей, а не предал все эти неприглядные факты огласке. Но все равно справедливость должна была восторжествовать. Если мы не будем за нее сражаться, кто мы после этого?
Кристиан был покорен простодушием Деннингема – качеством, которым сам он не мог похвастаться. Он был рад, что не потерял друга, с которым был близок с детства.
– Когда все закончится, мы должны вместе поужинать и выпить вина.
– О чем ты говоришь? Какое вино? Теперь любая бутылка французского вина из отцовского погреба будет вызывать у меня сомнения и наводить на мысль о том, каким путем она попала в Англию. Хотя да, разумеется. Мне тоже хотелось бы поужинать с тобой сегодня.
– Дружище, дай мне мою рапиру.
Деннингем протянул ему рапиру, и Кристиан направился к месту поединка.
«Ты должен хотеть жить».
Леона хорошо его понимала, как никто другой на всем белом свете. Да, она права: смерть манила к себе Эдмунда, а время от времени к ней притягивало и Истербрука. Да, смерть, в самом деле означала вечную тишину и абсолютный покой. В конце концов, именно этого состояния он старался добиться при помощи медитации – пусть ненадолго. Он хотел ощутить вкус альтруистического существования, которое ждет его в бесконечном пространстве вечности.
Поэтому Кристиан не испытывал страха перед смертью. Но пока он не собирается умирать.
Нет, не собирается, если остаться в живых для него означает провести хотя бы еще день с Леоной.
* * *
В десять утра Кристиан, одетый безупречно, как и положено лорду, вошел в ее дом гордой поступью. Истербрук нашел Леону в библиотеке – она сидела, склонившись над книгой, и плакала. Слезы капали прямо на страницы.
Кристиан подошел и молча присел рядом с ней. Леона – вне себя от радости – бросилась ему на шею. Слезы снова полились у нее из глаз, но на этот раз это были слезы счастья. От волнения Леона лишилась дара речи.
– Где Миллер? – спросил Истербрук.
– Наверху, в спальне, – едва слышно ответила Леона.
– Хотите сказать, что, пока его хозяин был на волосок от смерти, мой секретарь хорошо проводил время в спальне с вашей служанкой?
Леона рассмеялась.
– Два часа назад ваш брат принес от вас записку. Как только мы узнали, что с вами все хорошо, Миллер и Изабелла поднялись наверх.
– Ну тогда другое дело.
Леона снова прильнула к Кристиану, и они долго сидели так, обнявшись, словно долго не могли поверить в то, что беда обошла их стороной и они снова вместе.
– На рассвете, когда мы вернулись, приходил мировой судья, – сказала Леона. – Вы не представляете себе, как это было тяжело – знать, где вы в этот момент и что делаете, и отвечать на все эти вопросы.
– Что вы сказали мировому судье?
– Что к нам в дом ворвались четверо незнакомцев. Что Тун Вэй пытался нас защитить, и в него стреляли. После чего нас вывезли в какой-то дом в центре города – я точно не знаю, куда именно, – и держали там взаперти. Что вы и мистер Миллер нас вызволили. Мировой судья долго беседовал с мистером Миллером наедине, а затем удалился.
– Миллер знает, что нужно сказать. Скоро все недоразумения разрешатся. Всем станет ясно, что мой коллега-лорд сам виноват в своей смерти.
Только сейчас Леона узнала о том, что на дуэли герцог был убит. В записке, которую принес брат Истербрука, было сказано, что Кристиан жив и скоро вернется.
– Хотите поговорить об этом? – осторожно спросила Леона.
– Нет.
– Понимаю, каково вам сейчас. Пусть даже справедливость была на вашей стороне и у вас не оставалось другого выхода. Это очень тяжело – лишить человека жизни, даже отъявленного негодяя.
Кристиан нежно поцеловал Леону в лоб.
– И все же, дорогая Леона, это оказалось не так тяжело, как должно было быть. Обнаружив это, я был потрясен. Сказалась отцовская наследственность. Но самое главное – с вами больше ничего не случится, а остальное я как-нибудь переживу. Останься тот человек жив, вам постоянно грозила бы опасность. – Истербрук высвободился из объятий Леоны и поднялся. Галантно протянув Леоне руку, он сказал: – Приглашаю вас прогуляться по площади. Уличный шум и городская суета, которые докучали мне, сейчас кажутся желанными, как никогда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Воскресшая любовь - Хантер Мэдлин



интиресная книга.
Воскресшая любовь - Хантер Мэдлинл.а.
4.10.2014, 21.00





Бред сивой кабылы ...
Воскресшая любовь - Хантер Мэдлинштучка
11.10.2014, 22.06





Очень интересный роман! Это одна из книг о трех братьях семейства Истербрук. Читайте обязательно!!!
Воскресшая любовь - Хантер МэдлинМари
5.10.2015, 11.14





Мне кажется на этого автора стоит обратить внимание. Весьма симпатичная серия из 4-х книг. К сожалению на этом сайте 1 и 4. Эта история мне понравилась,
Воскресшая любовь - Хантер МэдлинСофи-Мари
13.02.2016, 2.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100