Читать онлайн Строптивая герцогиня, автора - Хантер Мэдлин, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Строптивая герцогиня - Хантер Мэдлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Строптивая герцогиня - Хантер Мэдлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Строптивая герцогиня - Хантер Мэдлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хантер Мэдлин

Строптивая герцогиня

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Эйдриан ехал верхом вдоль реки. Джеральд Стидолф, который ехал рядом с ним, злорадно улыбался.
— Отличный спектакль, Берчард. Прямо монолог из греческой трагедии.
— А я думаю, что произнес лучшую речь из всех, ранее мною произнесенных.
— Дуглас рассказал мне, что вчера устроила герцогиня. Затея ваша? Веллингтон вам голову снимет. Или вы предпочитаете, как античный персонаж, броситься на собственный меч?
— Палата общин не занимается пустяками. Я просто поступил по совести. Я не жду понимания, во всяком случае, от вас.
— Что ж, все к лучшему. Мне не придется тратить время на то, чтобы сломить вас. Вы все сами сделали за меня. Я вас переоценил.
— Ваши суждения обо мне всегда неверны. Как и ваше мнение о Софии. Поэтому вы потерпите неудачу.
— Не заставляйте меня заканчивать работу, которую вы сегодня начали. Стоит правильно вложить пятьдесят фунтов, и ваши избиратели отзовут вас. С умом сказать пятьдесят слов о вашем происхождении, и вас не пустят ни в один приличный дом. Без поддержки Динкастера и покровительства Веллингтона вы никто, полукровка без семьи и состояния. А что касается ваших отношений с Софией, если вы и дальше будете преследовать ее, то я превращу вас в ничтожество, каким вы и являетесь по рождению. — Джеральд повернул лошадь и пустил ее рысью.
Эйдриан поехал в Эвердон-Хаус, где Чарлз с гримасой сожаления сообщил ему, что герцогини нет дома.
— Ее действительно нет или она не хочет меня принимать?
— Ее нет, сэр. Она поехала по магазинам. Как вы знаете она всегда так делает, когда не в духе. Думаю, она заехала в другой дом и взяла с собой своих друзей. Они живут там, с тех пор как мы переехали сюда.
Эйдриан уже знал это. Ее друзья свободно пользовались уютным гнездышком. Еще одно решение герцогини Эвердон, которое ему не слишком нравилось.
Чарлз печально смотрел на Эйдриана.
— Она взяла большую карету. У нее был такой вид, сэр. Думаю, сегодняшний день ей дорого обойдется, — вздохнул он.
— Тогда мне следует остановить ее, прежде чем ей придется заложить имение. Лучше я пойду пешком. Займитесь моей лошадью.
Эйдриан без труда нашел Софию. Стоявшая на Риджент-стрит карета Эвердонов уже ломилась от множества свертков. Эйдриан представил, сколько там шляпок, перчаток и украшений. Визит в Марли ничего не изменил. София пыталась спрятать сильные эмоции под экстравагантностью.
Находясь в модной лавке вместе с Аттилой и Жаком, она сосредоточенно изучала фасоны. Белокурый англичанин с двумя темноволосыми иностранцами склонились над гравюрами. Хокинз присоединился к кружку почитателей герцогини.
— Думаю, вот эти три жилета, — она указала на картинку, — с золотыми пуговицами.
— Вы слишком щедры, дорогая. Латунные вполне подойдут.
— О, только не латунные, они будут смотреться бедно. Нет, непременно золотые.
Портной кивнул с профессиональным одобрением:
— Леди права. Только золотые. И для сюртука, который вы заказали, тоже. Теперь, джентльмены, могу я вам показать костюмы для верховой езды?
Эйдриан остановился позади них и всматривался в разложенные веером гравюры, представлявшие образцы современной моды.
Хокинз первым заметил его. Вид у самонадеянного молодого человека, которого поймали на том, что он принимает столь дорогие подарки от женщины, стал виноватым.
— Наряжаете своих куколок, герцогиня?
Все повернулись на его голос. Аттила выглядел обиженным, Жак — оскорбленным. София надула губы.
Однако молодые люди быстро проявили благоразумие и углубились в изучение других фасонов.
Эйдриан присел рядом с Софией.
Она вновь переключила внимание на гравюры.
— Я не думала, что ты можешь прийти. Ты не предупредил меня.
— Если ты попросишь меня, я всегда готов прийти. Она перелистала гравюры и остановилась на одной.
— Я представляю тебя вот таким, но ты никогда не примешь мой подарок. Ты никогда ничего не брал от меня.
— Неправда. Я взял самое ценное, что ты могла предложить. Я всегда буду благодарить тебя за твой подарок. Так же как и Хокинз. Что он тут делает?
— Когда он в Лондоне, он останавливается у сестры. У нее трое детей, и он не может найти тишины и покоя, которых требует его поэзия. Теперь он перебрался в маленький дом к Аггиле и Жаку.
— Чтобы улучшить некоторые сонеты, требуется нечто большее, чем тишина. Ты дала ему кров, а сегодня покупаешь одежду?
— Я не могла оставить его дома, когда заехала за остальными.
— Он понимает, что происходит? Что своей благосклонностью ты покупаешь только дружбу, не больше?
— Как я вижу, твое настроение со вчерашнего дня не улучшилось.
— Пять минут назад оно было иным.
Она тяжело вздохнула и отбросила гравюры в сторону.
— Я хочу уехать.
— Какое несчастье для нашего светловолосого друга! Он угодил к концу твоего увлечения коллекционированием молодых людей.
— Ты меня оскорбляешь, Эйдриан. Ты собираешься увести меня отсюда или нет?
Он подошел к молодым людям и сообщил, что герцогиня уезжает. Подав руку Софии, он проводил ее к карете. Ему пришлось переложить массу свертков, чтобы освободить место.
— Не смотри так и не ворчи. Я могу себе позволить такие мелочи. Я поразилась, узнав, насколько я богата.
— Я и не думал ворчать. Приехав в Лондон, ты обеспечила работой массу швей и модисток. Рост экономики Англии зависит от тебя. Я уверен, что сегодня ты заказала дюжину новых платьев, ведь так?
— Я знаю, что ты думаешь. Что я совершила малодушный поступок… Своеобразный вид бегства…
— Я думал, что причина поездки в Марли — стремление покончить с малодушием. От чего ты бежишь теперь?
Она посмотрела ему прямо в глаза:
— От тебя. От нас. От сознания того, что ты всегда понимал, какой жалкий подарок я тебе подарила. Чтобы не увидеть остального. Я боюсь…
Прямота Софии поразила его. Он не ожидал услышать от нее признания в том, что она дала ему меньше, чем он желал.
Ее сожаление взволновало его больше, чем признание в любви. Он хотел утешить ее и не смог.
Карета все еще стояла у лавки портного.
— Куда ты хочешь отправиться?
— Отвези меня в парк. Покажи мне черного лебедя, о котором ты упоминал, когда приехали Аттила и Жак. Я слышала много разговоров о нем.
— Нет там никакого черного лебедя. О нем мужчины рассказывают, чтобы завлечь женщин в укромное место.
— Укромное?
Как она посмотрела! Ее взгляд не оставлял сомнений. Приглашение удивило его. Более того, мгновенно разожгло желание, которое он только-только учился обуздывать.
— Не в том смысле, — объяснил Эйдриан.
— Тогда отвези меня к себе домой.
— Новое бегство, София?
— Да, я хочу еще немного побыть на свободе. Сбежать в твои объятия, где опять стану красивой и удивительной. Я хочу спрятаться, пока не пойму, что готовит мне жизнь — рай или ад.
Воспоминания об их любви заполонили его ум. Он разрывался между желанием и голосом разума, твердившим, что не Следует потакать ей. Если не ради нее, то хотя бы ради себя.
— Твою карету узнают.
— Ты хочешь сказать, что мой будущий избранник узнает о нас? Меня подобный факт не волнует. Если он не будет знать, я ему расскажу. Если я выйду замуж за какого-нибудь лорда, он будет Эвердоном, а не я. Не я. — Решительная линия ее рта дрогнула, глаза затуманились. — Пожалуйста… Прежде чем герцогиня Эвердон встретится с реальностью, которую сама сотворит.
Ее печаль и несчастье, как всегда, тронули его. Постучав по стенке кареты, он окликнул кучера и отдал распоряжения. Потом опустил занавески, и София упала в его объятия.
Ее любовь молила об освобождении, негодуя из-за ограничений. Она кричала, словно живое существо, заключенное в стеклянный панцирь. Она рвалась на свободу, но натыкалась на невидимые преграды.
Во имя любви София сражалась с барьерами неистово. Желание становилось таким болезненным, что она молила о сексуальной разрядке.
Он не дал ее. Прервав мучительную ласку, он остановился.
Их единение пронизывали глубокие и невысказанные чувства. Его объятия и движения говорили о его печали и гневе.
Она поняла его решение, что их сегодняшнее любовное свидание последнее. Она могла бы сказать, что он задумал свести ее с ума и заставить страдать до конца жизни.
Эйдриан коснулся ее щеки, вдыхая ее аромат.
— Ты всегда будешь в моем сердце, — пообещал он.
Он произнес прощальные слова человека, принявшего окончательное решение.
Ее пальцы сжимали его плечи, она вторила его движениям, стремясь довести их слияние до наивысшего блаженства.
На краткий миг ей вдруг почудилось, что больше никогда не будет одиночества. Его красота, его великолепие насытили ее. Он заполнил ее всю, не оставив пустоты.
От мощи полного завершения вдруг треснули стеклянные преграды, и сладкий покой начал медленно вливаться в ее сердце. Довериться… верить… отдавать…
София прижалась к нему, прислушиваясь к новому, хрупкому ощущению. Будет ли так, когда она останется одна? Стеклянные оковы ее сердца разбиты не окончательно. И старые горести могут восстановить барьеры.
Она повернулась на бок, прижалась щекой к его груди, вслушиваясь в стук его сердца, счастливая и несчастная больше, чем когда-либо прежде.
— Спасибо, что пришла на заседание палаты, — поблагодарил он.
— Я не могла не прийти, особенно после того, как погубила твою жизнь.
— Может быть, мне следует поблагодарить тебя и за это.
— Почему ты так поступил?
— Я понял, что позволил своему происхождению руководить мною. Я всегда испытывал комплексы и стремился стать больше англичанином, чем все остальные. Наверное, для того, чтобы примириться с той частью меня, которая вовсе не английская. Такое поведение наложило отпечаток на мой характер, так же как все, что стоит за фамилией Эвердон, повлияло на тебя. Я воображал, что, если вступлю в союз с великим героем Англии и буду поддерживать старые традиции, никто не заметит, что я другой.
— Великий герой Англии знает?
— Я встречался с ним сегодня утром. Он не одобрил мою затею, но понял меня. Он не оскорбил меня, но, конечно, теперь наши отношения не могут продолжаться. Я понял, что не слишком возражаю против его решения. В своем отказе от независимости я зашел гораздо дальше, чем представлял. Я презирал Дугласа, но сам оказался не лучше. Даже хуже, потому что я считался в партии игроком, а не пешкой.
— Ты говорил, что компромисс необходим в политике. Ты не мог найти оправдание еще одному?
— Бывают моменты, когда компромиссы позорны. Каждый знает, когда наступает такой момент.
— Что ты теперь будешь делать?
— Возможно, попробую организовать археологическую экспедицию. Уехать на некоторое время будет полезно.
Надолго. Далеко. От нее.
— Я все запутала. Я хотела, чтобы ты поступал, как считаешь нужным.
— Что в точности и произошло. Ты ни в чем не виновата.
Она прижалась теснее, уютно свернувшись рядом. Их сердца бились в унисон, отмеряя последние часы, которые они проведут вместе. Ожидание разлуки пронизывало их горестной нежностью.
Три дня она молчала о решении, которое лелеяла в своей душе. То, что он не пришел к ней сразу после ее приезда из Марли, поколебало ее уверенность. Но она не могла больше ждать.
— Эйдриан, ты никогда не говорил о том, что хотел бы жениться на мне. Почему?
— Ты знаешь почему.
— Из-за твоего происхождения?
— Оно является непреодолимым барьером, но, в сущности, я никогда не думал, что тебя волнует данный вопрос.
— И все-таки, почему? Ты даже не обдумывал такие варианты?
Он резко выпрямился, повернул ее на спину и приподнялся на локте, чтобы видеть ее глаза.
— Не думай, что из-за отсутствия благородства с моей стороны. Если ты хочешь сбежать, я тебе позволю. Я даже спрячу тебя. Но не потерплю оскорблений потом. Что, если бы я заговорил о браке? Чтобы ты подумала?
— Что ты хочешь заботиться обо мне и защищать меня.
— Для этого не нужно жениться.
— Значит, ты любил меня и хотел остаться со мной?
— Ты готова поверить в чистоту моих намерений? Только твое полное самоотречение может победить твой долг, и ни один мужчина, делающий предложение герцогине Эвердон, не может требовать большего.
— Твои слова звучат горько. Вчера ты сказал, что не винишь меня за то, кто я есть, но сейчас ты обвиняешь.
— Кто ты — это одно. А как обстоят дела между нами — это другое.
— Так все из-за меня? Из-за моего недоверия? Из-за того, что прошлое лишило меня способности верить в искренность чувств и проявление самоотверженности? Ты так думаешь?
Он сердито отодвинулся и лег на спину рядом с ней.
— Да, черт возьми. Ты удовлетворена? Не понимаю, почему ты завела подобный разговор. Мы и так знали все.
— Разве? Я, например, только теперь узнала, что ты думал над предложением. Неужели ты считал, что я так уверена в себе? Ты ошибаешься, Эйдриан. Когда ты не пришел ко мне после моего возвращения, я стала думать, что ошиблась. Мы, женщины, переживаем по малейшему поводу.
— Ты могла предположить подобное, но я отказываюсь признать, что ты в это поверила. Ты прекрасно знаешь, что наши отношения далеки от случайного увлечения.
— И все-таки я волновалась и беспокоилась, как ты отнесешься к моему решению по поводу голосования и ко всему остальному.
— Ах да, ко всему остальному. Ты хотела рассказать мне о своем решении. Если ты имеешь в виду твои планы выйти замуж и исполнить свой долг перед кланом Эвердонов, должен предупредить тебя, что я плохо к ним отношусь. Лучше не трогать горькую тему и не портить нашу встречу подобными разговорами.
«Нашу встречу. Нашу последнюю встречу».
— Боюсь, что должна рискнуть. Я хочу рассказать тебе.
Он вздохнул с раздражением мужчины, припертого к стене женщиной, у которой не хватает здравого смысла закончить разговор. Она лежала рядом с ним, глядя в потолок, пугаясь того, что все происходит не так, как она себе представляла.
Взяв его за руку, она переплела свои пальцы с его пальцами.
— Я хочу, чтобы ты принял решение вместе со мной, Эйдриан. Я хочу, чтобы ты помог мне.
— Если ты ждешь от меня совета по поводу твоего брака, ты хочешь слишком многого. Поговори с Дот. Она, вероятно, больше понимает в подобных делах, чем я.
— Нет, мне не нужен совет. Я сама все решила. Я уже сделала выбор. Все, что мне нужно, — чтобы ты одобрил его.
Он повернулся, чтобы видеть ее.
— Что ты сказала?
Она сделала глубокий вдох и молилась про себя, чтобы он не зашел чересчур далеко в своем самоотречении и благородстве.
— Ты женишься на мне, Эйдриан?
Минуты тишины тянулись и тянулись. Она ждала, не смея взглянуть на него. Пока она понимала только одно — что он потрясен.
Вот он взял ее за подбородок, повернул ее голову так, чтобы она не смогла избежать его взгляда.
— Снова фантазии, герцогиня?
— Не говори так. Я приняла решение задолго до сегодняшнего дня, еще до того, как отправилась в Марли. Я собиралась спросить тебя о нем в первый же вечер после моего возвращения. Хотя сегодня я горжусь твоим поступком, он не имеет никакого значения.
— Тогда почему? Ты так ненавидишь все связанное с именем Эвердона, что готова осчастливить полукровку?
— Зачем приписывать мне столь жестокие намерения? Не смей так резко говорить со мной.
— Резко? Ты еще не то услышишь от других.
— Меня не волнует, что станут говорить другие.
— Не зарекайся! Брак со мной станет скандалом года. Я верю, что в твоих намерениях нет умышленной жестокости, но тем не менее хочу выяснить, каковы они.
— Ты можешь помочь мне заботиться о Марли и других поместьях. Кому еще я могу довериться?
— Хорошему управляющему.
— Тебе я больше доверяю.
— Тогда найми меня. Сейчас как раз тот момент, когда я готов согласиться, поскольку будущее мое неопределенно.
— Совсем не то ты говоришь. Я хочу, чтобы мои дети имели хорошего отца.
— Нет никаких оснований, что я им буду. У меня нет опыта общения с детьми, и с хорошими отцами тоже.
— Ты будешь замечательным отцом. Но и с остальным ты отлично справишься. Например, будешь заседать в палате лордов. Я знаю, ты прекрасно распорядишься местом Эвердона.
— И буду выступать от твоего имени?
— От имени Эвердонов. Мы вместе будем обсуждать дела, но я не стану диктовать тебе. Я не так наивна, чтобы пытаться.
София не только изложила причины, но и перечислила преимущества. Ей показалось, что он ждал большего. Ей вдруг захотелось, чтобы он пошел на компромисс со своими политическими принципами, что облегчило бы его взаимоотношения с другими членами палаты.
— Я не хочу выходить замуж ни за кого другого. Ты мой лучший друг, Эйдриан. В известном смысле мой единственный друг.
— У тебя есть и другие друзья. Аттила и Жак преданы тебе и останутся такими, даже если твоя щедрость сегодня закончится. Но у тебя уже вошло в привычку покупать друзей, София, и я поймал себя на мысли, что сейчас ты покупаешь меня.
— Что делать, во мне течет кровь Эвердона. — Она сокрушенно вздохнула.
— Но ты можешь удержаться от того, чтобы долг перед Эвердоном служил причиной твоего предложения.
Разочарование затуманило ее глаза.
— Чего еще ты хочешь от меня, Эйдриан? Я предложила тебе все, что имею.
— Неправда, черт побери!
Он собирается отказать ей. Отчаяние захлестнуло ее. София рисовала себе скучную, однообразную жизнь, которую ей предстоит вести. Мысль о браке с навязанным ей мужчиной вызывала тошноту.
Она прикрыла глаза, чтобы сдержать слезы, но они медленно текли по щекам. Не зря Алистэр указывал ей на ее излишнюю импульсивность и эмоциональность.
Стеклянный панцирь все еще сковывал ее сердце, но истинные эмоции просачивались сквозь трещины, образовавшиеся в нем. Сколько потребуется времени, чтобы превратить ее любовь к Эйдриану в нечто спокойное и умиротворенное?
Слишком много.
Ей хотелось солгать, но она знала, что он сразу распознает ложь.
Она повернулась и в отчаянии обняла его.
— Послушай меня. Пожалуйста, выслушай и поверь. Сделать тебе предложение заставил меня не долг. Совсем нет. Дело в том, что я хочу, чтобы ты всегда оставался рядом. Что бы я всегда могла держать тебя в своих объятиях, как сейчас, и больше не знала одиночества. Быть любимой и любить, как я способна. Я даже и подумать не могла, что мне дано так любить. И, вкусив рая, я не хочу искать место в аду.
Его руки обвились вокруг нее, он притянул ее к себе, целуя ее мокрые щеки, нос, губы…
Она жаждала полной близости. Она ласкала его, торопя его возбуждение, пока ее сердце кричало от страстного желания.
— Я никогда не мог устоять перед твоей печалью, София. Но мне нужно время, чтобы подумать, будем ли мы счастливы вместе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Строптивая герцогиня - Хантер Мэдлин



Ох. уж эти переводчики! В трех книгах по разному перевели имя героя этой книги.
Строптивая герцогиня - Хантер МэдлинKotyana
23.09.2012, 14.37





Героиня беспечна.и мне этим не понравилась.оргия это не покровительство стихам и рисованию.для меня герой спас положение и героиню, странно что её за 8 лет таких гуляний никто не " отымел" .в конце она хоть вменяемая стала.прочитать один раз можно
Строптивая герцогиня - Хантер МэдлинЛилия
15.08.2015, 7.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100