Читать онлайн Страстный защитник, автора - Хантер Мэдлин, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Страстный защитник - Хантер Мэдлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.78 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Страстный защитник - Хантер Мэдлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Страстный защитник - Хантер Мэдлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хантер Мэдлин

Страстный защитник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Тремя днями позже двое всадников из числа воинов Порвана подъехали к воротам Ла-Рош-де-Роальд и швырнули на землю объемистые тяжелые тюки, после чего тотчас же ускакали прочь. Несколько стражей, открыв ворота, с трудом втащили тюки в крепость и принялись их разворачивать. Из замка вышел Морван. Он поспешно пересек двор и стал помогать воинам. Внутри свертков из старых одеял, перетянутых ремнями, оказались два женских тела. Истерзанные, полуголые, в синяках и кровоподтеках с головы до ног, обе несчастные – крестьянка средних лет и девочка-подросток – были, однако, еще живы, хотя жизнь едва теплилась в них.
Увидев Анну, размашисто шагавшую через двор по направлению к собравшимся, Морван приказал Грегори:
– Уведи ее отсюда. Ей не следует это видеть.
Молодые воины расступились.
– Это Рут, – сказал Луи, указав пальцем на женщину. – Из той самой деревни, где мы вас тогда нашли с вашим оруженосцем, сэр Морван. И девчонка ее, Маргарита.
– Вы двое понесете девочку, – отрывисто скомандовал Морван, кивнув в сторону Луи и его юного товарища.
Наклонившись над женщиной, он подхватил ее на руки и медленно выпрямился. В этот миг Рут пришла в себя и слабо застонала.
При виде Анны, которая, оттолкнув Грегори, тщетно пытавшегося заступить ей дорогу, приближалась к нему, Морван досадливо вздохнул. Она заглянула в лицо женщины, затем откинула край одеяла и закусила губу.
– Соблаговолите отнести ее в мою комнату, сэр Морван. – С этими словами она повернулась и направилась ко входу в замок.
– Анна, пусть ими займутся служанки, – возразил он.
Она оглянулась на ходу и сердито бросила:
– Делайте, что я сказала.
Морвану не оставалось ничего другого, как подчиниться. Он прошел следом за ней через весь зал и начал подниматься по ступеням. Анна отдавала приказания слугам, столпившимся на верхней площадке. Женщина невидящим взором смотрела на Морвана. С трудом разомкнув запекшиеся губы, она прошептала:
– Моя девочка…
– Она здесь. Жива. Леди позаботится о ней и о тебе. Ведь она умеет выхаживать больных, ангел коснулся ее своим крылом, ты сама знаешь.
Анна велела ему положить Рут на свою кровать и приказала слуге принести тюфяк для девочки.
– Негодяи ведь их изнасиловали, Анна, – вполголоса сказал он, усомнившись, что ей прежде приходилось иметь дело с чем-либо подобным.
Она окинула взглядом мать и дочь.
– Кто-нибудь из наших женщин наверняка знает, что следует предпринять. А теперь ступайте, прошу вас.
Двое слуг внесли в комнату лохань и несколько ведер с теплой водой, и Анна при помощи служанок обмыла и перевязала раны своих новых пациенток. Девочка все еще была без сознания.
Напоив Рут бульоном, Анна укрыла ее мягким одеялом и села на край постели.
– Они нарочно привезли вас с дочкой в крепость. Чтобы вы могли рассказать, как с вами обошлись. Гюрван желает, чтобы я об этом узнала. Отдыхай, набирайся сил, а после поговорим.
Она хотела было подняться, чтобы уйти, но Рут схватила ее за руку.
– Нет, я вам сейчас все расскажу, миледи. Потому что коли засну, то, может статься, навеки. Дай-то Бог! Зачем мне теперь жить-то?!
– Сколько лет твоей дочери? – участливо спросила Анна.
– Минувшим летом тринадцать сравнялось. Ох, лучше б и ее Господь прибрал!
Анна старалась не выказывать своего ужаса и замешательства. Ей вспомнились слова Гюрвана: «Пожалейте своих воинов и вассалов». Не имея пока возможности подобраться к тем и другим, он решил в назидание ей учинить расправу над самыми беззащитными из подвластных ей людей. Над крестьянами. Над женщиной и ребенком.
– Они прискакали к нашему дому утром, как раз светать начало, – продолжала Рут. – И приказали нам выйти во двор. Их было десятеро, все как один верхом, а командовал ими злой великан. – Она провела языком по пересохшим губам. – Сказал, что, мол, он теперь наш господин и ваш супруг и мы ему принадлежим. Потом этак зыркнул на нас с дочкой, ну чисто людоед, и я сразу смекнула, этого хлебом не корми, дай только кого-то убить или замучить. Ну, думаю, кому-то из нас пришла пора помирать. Этот рыцарь велел моему старику выйти вперед, и тот сделал пару шагов, а после он как размахнется боевым топором, так у Пьера голова с плеч и покатилась. Он мгновение постоял еще – безголовый, понимаете? – и рухнул наземь.
Из глаз несчастной полились слезы. Прерывисто вздохнув, она продолжила:
– Этот злой великан сказал, что вы обо всем должны от нас узнать. Что он всякий день, покуда вы не сдадитесь, будет кого-то убивать. А кто спрячется, того разыщет и убьет вместе с женой или мужем. Чтоб не смели от него хорониться. – Понурившись, она едва слышно пробормотала: – Они увезли нас с собой. Меня он отдал своим людям, а с дочкой моей сам натешился вволю.
«Пожалейте своих воинов и вассалов». Не многих из владетельных лордов впечатлила бы эта угроза, поскольку большинство из них мало заботились о безопасности своих подданных, в особенности же во время военных столкновений. Она могла бы последовать примеру этого внушительного большинства и ждать за высокими стенами крепости, пока Гюрван не уберется восвояси. Но ее отец никогда бы так не поступил. И брат тоже. А значит, ей надлежало принять меры для защиты крестьян. Гюрван рассчитывал именно на это. На то, что она пожертвует собой и своими владениями, чтобы спасти людские жизни.
Она встала с кровати и, сделав несколько шагов, склонилась над неподвижным телом Маргариты. Девочка едва дышала, кожа ее была холодной как лед.
Гюрван хвастливо заявил, что не пройдет и недели, как она разделит с ним ложе. Он надеется, что она капитулирует, как только воочию убедится, на какие злодеяния он способен. Как бы не так! Надругавшись над несчастной девочкой, он добился противоположного результата. Она отомстит ему за несчастное дитя, за каждую каплю крови Пьера, ее отца, за издевательства над Рут. Гюрван де Бомануар дорого заплатит за это чудовищное преступление.
Слуга с поклоном подал ей чашу с вином. Сделав несколько глотков, она приказала ему:
– Разыщи Карлоса. Пошли его ко мне. И скажи рыцарям, что через полчаса им надлежит явиться в главный зал.
Взглянув на все еще недвижимую Маргариту, она кивнула Рут и вышла из комнаты.
Через полчаса она пересказала собравшимся в главном зале рыцарям историю Рут и подытожила:
– Он, безусловно, рассчитывает, что я капитулирую, убедившись, что его угроза – не пустые слова. Так поступила бы на моем месте любая женщина, у которой есть сердце.
– Господь с вами, миледи! – горячо запротестовал Фуке. – Здравомыслящая леди осталась бы ко всему этому равнодушна, зная, что ей и ее вассалам ничто не грозит. А в вашем случае это воистину так: силы наши возросли. Мы выдержим любую осаду.
– А что будет с крестьянами, пока мы тут станем отсиживаться? С теми, кого пощадила чума? К тому времени как он устанет их убивать и поймет, что крепость не сдастся, мои земли совсем обезлюдеют.
– Если уж речь зашла о капитуляции, – глубокомысленно изрек Гарольд, – то в ваших интересах теперь же отправить к де Бомануару парламентеров. Можно будет сдаться на самых выгодных условиях.
– Я не намерена сдаваться, – отчеканила Анна, чувствуя, как по телу ее пробежал озноб. Это решение далось ей с немалым трудом и теперь, заявив о своих намерениях вслух и осознав, что пути назад нет, она едва не лишилась чувств от волнения. Справившись с собой, она пояснила: – Я отправила Карлоса в город. Он проберется туда по прибрежной полосе, пока не начался прилив. – С этими словами она развернула на столе пергаментный свиток – подробную карту своих владений. – Я также известила английских лучников, что завтра на рассвете мы пойдем в наступление на лагерь Гюрвана.
Кое-кто попытался было ей возражать, упирая на то, что численное превосходство противника все еще значительно, но эти робкие голоса вскоре стихли. Все мужчины, принимавшие участие в совете, были отважными воинами, и перспектива внезапной атаки заставила их кровь быстрее струиться по жилам. У многих загорелись глаза от радостного предвкушения. Встав у края стола полукругом, они склонились над картой.
– Отец рассказывал мне, как Жанна де Монфор однажды разбила врага, который осадил ее крепость. Она вывела своих воинов через потайной ход, скрытно окружила неприятельский лагерь и внезапно атаковала его. Мы поступим так же. Мы оттесним войско Гюрвана к крепостной стене, на которой выстроятся наши лучники. А главные силы пойдут в наступление вот здесь. – Она указала на участок карты, где были схематично нарисованы поляна возле замка и обрамляющие ее заросли деревьев. – Карлос, я и еще кто-нибудь из рыцарей во главе небольшого отряда займем позиции на северном краю поляны, а с правого фланга основные силы поддержат английские лучники.
Ответом ей послужила мертвая тишина. Несколько пар глаз уставились на нее с ужасом и недоумением. Первым обрел дар речи юный Поль:
– Миледи, уж не хотите ли вы сказать, что намерены принять участие в сражении?!
– Именно это я и сказала. Это будет не первый мой бой. Возможно, и не последний.
– Но ведь у противника сейчас не такое уж и большое численное превосходство, – вставил Гарольд. – Вам нет необходимости рисковать собой.
– И кем вы предлагаете заменить меня?! – вскипела Анна. – Кто, по-вашему, сумеет так же метко поражать неприятеля излука, мчась на коне галопом? Среди ваших воинов, Гарольд, есть такой искусный лучник? А вы кого предложите, Фуке? – Взглядом ища у собеседников поддержки и не находя ее, она раздраженно тряхнула головой. – Что скажете, Морван? Кто-то из вас считает, что лучников не следует располагать на флангах? Что это не решит исход сражения?
– Вас могут взять в плен, – буркнул Гарольд.
– Я постараюсь держаться под прикрытием крепостной стены. Мой конь – животное выносливое и быстроногое, тяжелые доспехи я надевать не стану.
Последнее заявление вызвало у всех собравшихся новый взрыв негодования. Перекрывая ропот остальных рыцарей, Асканио зычным голосом воскликнул:
– Ведь у них тоже есть лучники! Об этом вы, надеюсь, не забыли?
– Разумеется, нет. Но мы же нападем на них внезапно. У лучников просто не будет времени, чтобы занять выгодные позиции. Я скрою волосы и нижнюю часть лица капюшоном, так что меня трудно будет узнать. Итак, все решено. Мы выступим завтра на рассвете.
Оставив рыцарей обсуждать детали предстоящей атаки, она отправилась навестить Рут и Маргариту и провела у них около часа, а затем вышла прогуляться по замковому двору. У ворот, охраняемых часовыми, ее нагнал Асканио.
– Если вас послали остальные, чтобы вы попытались отговорить меня от участия в завтрашнем сражении, не тратьте понапрасну времени и усилий. Я своего решения не переменю.
– Нет, мне надо поведать вам кое о чем более серьезном. Давайте поднимемся на стену, где нас не смогут подслушать.
Они взошли на зубчатую стену и остановились поодаль от часовых. Асканио испытующе взглянул на Анну, сжав губы в нитку и полуприкрыв глаза. Теперь она имела дело не с рыцарем, лишь час назад принимавшим участие в военном совете, а со святым отцом.
– Вечером я отслужу мессу, чтобы все могли обратиться к Всевышнему перед завтрашним суровым испытанием. А после намерен совершить таинство браковенчания. Джосс и Катрин вступят в законное супружество.
– Что?! С чьего согласия, хотела бы я знать?!
– По собственной воле и ввиду открывшихся обстоятельств.
– Но ведь они не могут венчаться без разрешения герцога. Иначе нам придется заплатить выкуп, какой мы вряд ли сможем себе…
– Анна, Катрин ждет ребенка. Я это подозревал, но окончательно удостоверился лишь вчера. Они мне во всем признались.
Анна устремила невидящий взгляд поверх зубчатой стены. Известие о беременности сестры не только повергло ее в шок, но и раздосадовало. Как будто у них без этого мало проблем! Неужто Катрин не могла сдержать свои чувства, дождаться согласия герцога на брак с Джоссом? Но тут она вспомнила себя в объятиях Морвана, и злость ее мгновенно улетучилась.
– Мне, право, жаль вас, Асканио. Выслушав от них это известие, вы направились в мою комнату и застали там нас с сэром Морваном. Теперь вы, поди, считаете, что женщины в нашем роду все как одна распутницы.
– Я считаю, что женщины в вашем роду жизнелюбивы и решительны. Хотел бы также обратить ваше внимание на очевидные плюсы данного поворота событий. При ином положении вещей, случись с вами что-нибудь худое в завтрашнем бою, чего да не допустит Всевышний, Гюрван немедленно заявил бы притязания на руку вашей сестры. Но, став законной супругой Джосса и ожидая от него дитя, она окажется защищена от де Бомануара. И даже если Джосс падет в бою, Катрин и Ла-Рош-де-Роальд не достанутся Гюрвану.
Слова Асканио пролили бальзам на ее душу. Ведь она, решив подвергнуть себя риску быть убитой на поле боя, так тревожилась о будущем сестры.
– Хорошо бы вам поговорить с ними обоими. Они вас ждут в приемной сэра Роальда.
Анна, благодарно кивнув ему, направилась вдоль стены к проему и вышла на лестницу. Ей предстоял нелегкий разговор с Катрин. Но имела ли она, еще вчера принимавшая нескромные ласки Морвана, право судить сестру?
Венчание было скромным. Над всеми, кто на нем присутствовал, мрачным облаком витала мысль о предстоящей битве. Но Джосс и Катрин, казалось, ничего этого не замечали. Морван, во время церемонии глаз не сводивший с новобрачных, был растроган тем выражением абсолютного счастья, какое сияло на их юных лицах.
За вечерней трапезой молодую чету сердечно поздравили все рыцари и челядь замка. Когда ужин окончился, Анна проводила сестру наверх.
Морван остался в главном зале. Он нетерпеливо ждал ее возвращения. Когда же миновала полночь, он отправился ее искать.
Зря она рассчитывала, что он позволит ей завтра биться против войска де Бомануара наравне с рыцарями. Весь минувший день перед его мысленным взором то и дело возникала ужасная картина: ее мертвое тело на сырой земле. Фуке и Гарольду, может быть, все равно, останется она жива или погибнет, даже Асканио в случае столь печального исхода наверняка утешится тем, что ангелы забрали ее душу на небеса. Что же до самого Морвана, то мысль о ее возможной гибели приводила его в исступление. Он знал, что не сможет жить без нее.
Он не сомневался, что в спальне ее нет: там по-прежнему находились несчастные крестьянка с дочерью в окружении служанок. После некоторого размышления он направился в приемную. Анна, как он и ожидал, оказалась там. Сидя в огромном кресле с высокой резной спинкой, она задумчиво смотрела на огонь в очаге. Золотистые локоны спускались ей на плечи и пышным ореолом окружали всю ее голову и виски. Казалось, она только что поднялась с кровати, не в силах заснуть. Завернувшись в просторный темно-зеленый мужской халат, она прижимала к груди рукоятку меча, острие которого упиралось в пол.
Огненные блики отражались в ее расширившихся зрачках, но взгляд синих глаз, казалось, был обращен вовсе не на яркое пламя, а куда-то внутрь, в самые сокровенные глубины ее существа. Морвану, как, впрочем, это случалось почти всегда с момента их первой встречи, тотчас же передалось ее настроение. Вся ее фигура, казалось, излучала печаль. Печаль и решимость. Но было в ее позе, в задумчиво-отрешенном взгляде и еще нечто, чего он не мог определить. Смущение?
Она даже не взглянула в его сторону, словно не сомневалась: он придет.
Да, она заранее об этом знала. Благодаря той незримой связи, которая существовала между ними. Возможно, она стала бы это отрицать, но Морван был уверен: она тоже ее ощущает.
– Размышляете о завтрашнем сражении? – спросил он, чтобы нарушить затянувшееся молчание.
– Я думала о Катрин и Джоссе.
Его это не удивило. Если даже он почувствовал укол зависти, глядя на одухотворенные, просветленно-счастливые лица жениха и невесты, то что должна была испытывать она во время обряда?
– Малышка Катрин вдруг стала совсем взрослой, – вздохнула Анна. – Зрелая матрона. И это моя младшая сестрица, моя Катрин! Да и Джосс – когда это он успел так вытянуться и возмужать? Ведь они совсем еще недавно были детьми. До чего же я была слепа! Возможно, причиной тому собственные мои иллюзии. Что я здесь нужна. Что они без меня не обойдутся.
– Оба они еще очень молоды. И брак не сделал их старше. Вы очень им нужны.
– Ничего подобного. Впрочем, пришла пора посмотреть правде в глаза. И это касается не только Джосса и Катрин. Я слишком много на себя взяла. Возможно, слишком много о себе возомнила. Свобода вскружила мне голову. Но скоро все это кончится.
– Нет, не говорите так! И не рассчитывайте, что завтрашняя битва разрешит все ваши затруднения.
Морван произнес это с таким жаром, что Анна мгновенно стряхнула с себя свое полусонное созерцательное забытье. Резко поднявшись, она вперила в него сердитый взгляд. Из-под халата виднелись ее стройные щиколотки, просторный вырез открывал шею и ключицы. Но она, казалось, не придавала этому ни малейшего значения.
Сжимая в ладони рукоятку меча, она смотрела на него в упор взглядом воинственной амазонки.
Она стояла в нескольких футах от него, и весь ее облик был наглядным отрицанием того, что он привык считать само собой разумеющимся, того, что воплощали собой женщины, которых он знал прежде. Плоть его алкала близости с ней.
Он с трудом поборол искушение разоружить ее, сорвать с ее тела просторный халат и…
– Я надеялся, что вы, как женщина недюжинного ума, сами поймете, что вам не следует сражаться с войском Порвана.
– Женщина недюжинного ума не может не понимать, как нам дорог будет завтра каждый мужчина, способный держать лук.
– Вот именно: каждый мужчина.
Она разочарованно вздохнула. Морван понял, что означал этот вздох: мол, время ли сейчас для глупых словесных ловушек?
– Признаться, я надеялась, что уж вы-то меня поймете, как никто другой. Будь Ла-Рош-де-Роальд вашим домом и окажись вы на моем месте, неужто у вас недостало бы мужества защищать свой кров с оружием в руках? Неужели вы остались бы за крепостной стеной, зная, что ваше участие в битве может переломить ее ход? Ведь вам известно: я – самый меткий стрелок излука во всем моем войске.
Умом он ее понимал. И готов был признать правоту ее доводов. Но сердце противилось самой мысли о ее участии в бою.
– Но ведь это не охота, не погоня за разбойниками. Воины будут умирать, сраженные стрелами, рассеченные надвое острыми мечами. И вы можете оказаться среди павших. Понимаете – вы!
Взгляд ее на миг смягчился, губы тронула слабая улыбка.
– Знаю. Я к этому готова.
– Так ли это? Не кажется ли вам, что вы и вправду святая и ангелы защитят вас от мечей и разящих стрел?
– Вам хорошо известно, что все это досужие вымыслы, которым я никогда не придавала значения. Святые жены, избранные Господом, ничем на меня не походят. Ничего общего. А теперь, с вашего позволения, я хотела бы немного отдохнуть. День грядет тяжёлый. Благодарю вас за заботу, но я буду биться за свой родной дом со всем умением, силой и сноровкой, какие даровал мне Создатель. Возможно, Ему было угодно сотворить меня такой, какая я есть, ради завтрашнего сражения.
Она отвернулась от него и снова стала смотреть на огонь.
Вот как! Выходит, она решила его выпроводить!
Гордость Морвана была уязвлена. Он стремительно преодолел разделявшее их расстояние и, схватив ее за плечи, развернул к себе лицом. Острие меча со скрежетом царапнуло пол.
– Вы все же меня не поняли. Извольте, я объясню вам как можно более доходчиво: завтра вы остаетесь в крепости. И наблюдаете из башни за ходом сражения.
Глаза ее загорелись недобрым огнем. Морван гневно сдвинул брови.
Она повела плечами, чтобы высвободиться из его рук, но он еще крепче сжал ладони.
– Нет, это вы меня не поняли! Не смейте мной командовать!
Если бы взгляды могли убивать, он упал бы к ее ногам бездыханным.
Добиться от нее чего-либо уговорами было невозможно. О том, чтобы попытаться сломить ее волю силой, он даже не помышлял. Оставалось одно…
С коварной улыбкой он охватил ладонями ее стан и прижал к себе. Глаза ее расширились от изумления. Она отвернула голову.
Морван ощутил тепло ее тела и, словно обезумев, резко потянул за пышный локон, так что лицо ее обратилось к нему.
Сопротивление Анны было сломлено. Она была не в силах долее противиться его ласкам. Взглянув на него с укором, она дрожащими губами прошептала:
– Ведь вы дали слово Асканио…
– Даже он не упрекнул бы меня в нарушении обещания. Ведь мною движет не эгоизм, а забота о вашем благе.
Он наклонил голову и осторожно втянул в рот ее нижнюю губу. Тело Анны затрепетало в его объятиях, и он еще теснее прижал ее к себе – грудь, живот, бедра, ноги. Ему хотелось большего, и она не противилась, не пыталась его остановить, а напротив, приоткрыла губы для поцелуя.
В душе Морвана бушевал вихрь противоречивых чувств. Ему хотелось защитить ее от всего мира и подчинить себе ее волю, повелевать ею и во всем ей уступать. Вот сейчас он навек прикует ее к себе цепями взаимной страсти и нежности, тогда она прислушается к его мольбам и не станет рисковать собой в завтрашнем бою.
Жажда обладания ею становилась все нестерпимее. Он страстно приник губами к пленительному изгибу ее шеи, развязал узел пояса и распахнул полы мужского халата, в который она была одета. И осторожно провел кончиками пальцев по упругому животу над самым лоном. Дыхание ее стало частым и прерывистым. Она была всецело в его власти. Он обнажил ее грудь и сжал губами сосок. Анна застонала от наслаждения. Морван чувствовал себя триумфатором.
Но тут она стиснула в кулаке прядь его волос и легонько потянула за нее, так что он принужден был наклонить голову. Ухо его оказалось у ее губ.
– Я знаю, что вы замышляете. Не пытайтесь меня обмануть.
Он пытливо заглянул ей в глаза, продолжая гладить грудь с отвердевшим соском своей крепкой узкой ладонью. Взгляд ее затуманился от наслаждения.
– Вы надеетесь подчинить меня себе. Сделать ручной, послушной. – Слова ее вырывались из груди в такт прерывистому дыханию. Острота наслаждения, которое он ей дарил, потрясла ее.
– Я хочу лишь одного: чтобы мы оба изведали полноту жизни в объятиях друг друга. Прежде чем заглянем в глаза смерти. – Он приник губами к ее отвердевшему соску и стал ласкать его кончиком языка. Он рассчитывал, что, разомлев от наслаждения, она перестанет противоречить ему и замолчит, растворится в сладкой неге.
– Вы сводите меня с ума, но все же я не окончательно лишилась рассудка, – выдохнула она. В каждом ее слове звучал отголосок отчаянной борьбы, которую она вела сама с собой. Разум стремился возобладать над чувством. – Вы не обо мне печетесь, Морван. И даже не о том, чтоб насытить свое вожделение. Вам ведь нужна не я, а Ла-Рош-де-Роальд.
Он отшатнулся от нее так, словно получил пощечину. И впился взглядом в ее глаза. В них горела страсть. Но не только. Взгляд ее выражал убежденность в собственной правоте.
– Я не зарюсь на вашу собственность, Анна. Поверьте.
– Вы рассчитываете сделать меня послушной вашей воле лишь ради моей безопасности? Я в это не верю. Но даже и в таком случае вы понапрасну тратите время и силы. Уловки вроде той, к которой вы сейчас прибегли, быть может, хороши для обольщения придворных дам. Но я им не чета. Виной тому, что я позволила вам вести себя со мной столь дерзко, моя неопытность. А вовсе не слабость.
Он все еще продолжал ощущать тепло ее тела, хотя она стояла теперь на расстоянии шага от него. Представив себе, каким мог бы быть финал любовных игр, которые они только что вели, он понял, что ничего еще не желал так страстно, так исступленно. Но тотчас же эту пленительную картину заслонила другая – встав с ложа любви, Анна надевает тунику и твердым шагом, подхватив лук, идет навстречу неприятелю.
Стремление властвовать, повелевать вновь охватило его душу, и он протянул было руку, чтобы снова привлечь ее к себе. Но в глубине души он осознавал, что Анна осуществит свое решение, утром она будет биться с врагом, что бы ни случилось нынешней ночью.
Он впился в ее лицо пытливым взглядом, ища и не находя в ее глазах замешательства, растерянности, колебаний. Она смотрела на него, как и прежде, открыто, прямо и бесстрашно. В этот миг он глубже познал ее характер, обнаружил в нем черты, о которых прежде лишь смутно догадывался. Он понял, что ни один рыцарь, состоящий на службе у Анны де Леон, не в силах защитить ее от нее самой. Даже если ему выпадет счастье разделить с ней ложе любви.
Он отступил от нее на полшага, игнорируя протесты своего пылавшего желанием тела.
– Странно, что я раньше об этом не догадался, Анна, ведь я хорошо вас знаю. Вы будете сражаться в рядах защитников крепости не только потому, что нам не хватает людей. По-моему, вам это просто по душе.
Не дав ей времени на ответ, он поспешно покинул комнату сэра Роальда и ушел к себе. Ему надо было подготовиться к завтрашней битве, а еще – обратиться с молитвой к ангелам, чтобы те и вправду коснулись ее своими крылами и сделали неуязвимой для вражеских стрел.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Страстный защитник - Хантер Мэдлин



История про Кристин интереснее. Первые главы совсем затянуты. 6
Страстный защитник - Хантер МэдлинKotyana
23.09.2012, 14.31





Книга хорошая, романтичная, с приключениями.Главный герой- настоящий рыцарь!В общем роман на 8 тянет.
Страстный защитник - Хантер МэдлинНочь
5.10.2012, 16.32





Отличная книга классный сюжет прочитала на одном дыхании Всем рекомендую почитать не пожалеете КЛАСС!!!!!
Страстный защитник - Хантер Мэдлинэлеонора
20.11.2012, 11.00





неплохо!!!
Страстный защитник - Хантер Мэдлинлия
27.11.2012, 15.08





Мне роман очень понравился .читала уже раз пятьОсобенно люблю момент когда гг-я на табуне спасала мужа.
Страстный защитник - Хантер Мэдлиньатка
16.07.2014, 21.34





Неплохо читать можно но не особо то и чувственный роман.про Девида и Кристиану интереснее было читать.
Страстный защитник - Хантер МэдлинЛала
17.05.2016, 14.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100