Читать онлайн Страстный защитник, автора - Хантер Мэдлин, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Страстный защитник - Хантер Мэдлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.78 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Страстный защитник - Хантер Мэдлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Страстный защитник - Хантер Мэдлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хантер Мэдлин

Страстный защитник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Морван вихрем ворвался в замковый двор, где воины тренировались во владении мечом и копьем. В оружейной он выбрал меч и с яростью набросился на деревянный манекен. Он колол, рубил, отскакивал и снова нападал на безответный чурбан. Пот лил с него струями.
Когда солнце начало клониться к закату, он вернулся в дом Солсбери, переоделся в свежее платье и отправился в бедный район города, где жили мелкие торговцы, поденщики и ремесленники. Там он отыскал дешевую таверну, в которой подавали хотя и скверный, но зато весьма крепкий эль.
Он уселся за стол, что стоял в темном углу невзрачного зала, и принялся потягивать напиток.
Мысли его были заняты предложением Анны. Он не мог не понимать, какая удача внезапно выпала на его долю. Этот брак сделал бы его богатым и предоставил бы возможность отвоевать Хэрклоу, восстановить честь семьи. Он стал бы владетельным лордом и занимался бы управлением своими землями, вместо того чтобы в качестве наемника защищать чужие.
Но условия, которые она выдвинула, были не просто тяжкими, а унизительными для него. Они казались ему скандальными. Ведь имея свое независимое состояние, она пользовалась бы полной свободой, что само по себе нанесло бы урон его чести. Слыханное ли дело, чтобы жена не подчинялась мужу, следовала лишь собственным побуждениям и прихотям? Муж, который позволит такое, неизбежно сделается посмешищем всех соседей и вассалов. Но вдобавок она не рассталась с мыслью об уходе в монастырь, что превратит супружество в нелепый фарс, который будет длиться всего три года. А после он должен будет до самой смерти беречь Ла-Рош-де-Роальд для Катрин и ее потомства, для герцога, для Бретани. И даже в эти три коротких года ему будет отказано в близости, потому что Анна, видите ли, не сможет предаваться любви по обязанности, по принуждению. Завидная доля, что уж там говорить! Она решила его использовать, предложила ему стать пешкой в ее игре, пусть и не без выгоды для него…
Когда он, наконец, вышел из таверны, кругом царила тьма. Идя по узкой кривой улочке, он отчетливо услышал позади себя чьи-то крадущиеся шаги. Наверняка кто-то из посетителей таверны решил присвоить его щеголеватую одежду и кошель с деньгами. Эти разбойники, поди, считают его легкой добычей. Ну что ж, придется поучить их уму-разуму.
Он злорадно усмехнулся. Не иначе как сами небеса послали ему случай сорвать зло на тех, кто заслужил хорошей взбучки. Руки его сами собой сжались в кулаки.
Свернув в боковой переулок, он прижался к стене и застыл в ожидании. Вскоре мимо него прошмыгнули несколько расплывчатых теней, которые тотчас же растворились в окружающем мраке. Он приготовился к нападению.
– Сколько их?
Морван замахнулся на невесть откуда взявшегося незнакомца, но кулак его замер в воздухе. Могли он не узнать этот голос?
– Как ты здесь очутился, Дэвид?
– Твоя сестра пригрозила, что если я тебя не отыщу, то буду спать этой ночью один. Она весь день провела в тревоге, с тех самых пор, как ты ушел от нас не простившись. Кристиана не сомневалась, что ты отыщешь приключения на свою голову. Так сколько же их?
– Трое. А может, четверо.
– Я взял с собой меч. Давай-ка проучим их как следует и – домой. Не хочу, чтоб моя жена сошла с ума от беспокойства.
– Нет, Дэвид, так не пойдет. Они-то ведь безоружны. Да и умеешь ли ты обращаться с мечом? – Преследователи, вероятно, успели обойти все окрестные закоулки и в поисках сбежавшей жертвы вернулись туда, где стояли Морван и Дэвид. Звук их шагов эхом отдавался от стен домов.
– Я брал уроки. Сейчас, пожалуй, выдержал бы бой с тобой, шестнадцатилетним, – похвастался Дэвид.
– Звучит обнадеживающе.
– Полно тебе насмешничать. Давай-ка лучше решим, что нам делать. Пускать в ход мечи против безоружных противников непозволительно. Бежать недостойно.
– Стыдно. Стыдно удирать от горстки пьяных ремесленников.
Неторопливо и чинно, ни от кого не прячась, они зашагали по переулку, который выходил в темную аллею.
– Тебе повезло, любезный шурин. Я орудую кулаками куда лучше, чем мечом. Ведь пока ты роскошествовал в королевском замке и обучался воинскому искусству, я дрался за свою жизнь в бедных кварталах Лондона. И знаешь, с удовольствием вспоминаю те времена.
– Слева, Дэвид.
– Вижу. Один вопрос: если их и впрямь четверо против нас двоих, если они все дюжие детины и наши жизни окажутся в опасности, дозволительно ли будет обнажить мечи?
– Да, конечно. Но только в этом случае.
Из тьмы выступили тени, окружая их.
– А вот и наши противники, – пробормотал Дэвид. – Проклятие, Морван, ты пьян! Считать разучился! Их ведь не четверо, а шестеро! Против нас двоих.
Через полчаса оба они сидели в таверне и смывали кровь с костяшек пальцев тряпицами, которые окунали в лохань с теплой водой. Морван время от времени косился на синяк под глазом зятя и царапину на его подбородке. Вдвоем они наголову разбили шестерых. Им даже не понадобилось вынимать мечи из ножен – столь трусливыми оказались противники. Дэвид оказался опытнейшим кулачным бойцом. Морван был несказанно рад, что он так кстати появился близ таверны.
– Однако у тебя отменный меч, – сказал он и, не удержавшись от колкости, прибавил: – Для человека, едва им владеющего.
– Это из Дамаска. – Дэвид любовно коснулся пальцами резной рукояти. – У них превосходная сталь. Клинки выходят легкими, что я считаю немаловажным, и на редкость прочными.
Морван вынул его меч из ножен и взвесил на руке. Оружие и впрямь было легким. Он и сам от такого не отказался бы.
Дэвид сунул разбитый кулак в лохань и стал с гримасой разглядывать ссадины.
– Позволь полюбопытствовать, по какой такой причине ты решил нынче отправиться в этот квартал, где тебя вполне могли укокошить?
Морван положил меч на колени и откинулся назад, оперевшись на шершавую стену лопатками и затылком. Уклониться от ответа было бы невежливо. Тем более Дэвид только что выручил его из большой беды.
– Анна де Леон, дочь почившего Роальда и наследница Ла-Рош-де-Роальд, бретонская амазонка и святая – о ее святости ты, поди, еще не наслышан? – нынче днем предложила мне себя в супруги.
– Боже, какая замечательная новость! Кристиана так на это надеялась. В особенности утром, когда Анна вдруг послала за тобой. И была очень расстроена, что ты так внезапно ушел. Решила, дело у вас не сладилось.
– Ничего подобного.
– Ты хочешь сказать, что принял ее предложение?
– Пока нет.
– Если говорить о делах имущественных, тебе вряд ли попадется лучшая партия.
Он и сам это знал.
– Прости, что вмешиваюсь, но в своем ли ты уме? Красавица, богатая наследница. А то, что ты без памяти в нее влюблен, каждому ясно, брат! Стоит только посмотреть на тебя, когда она рядом.
– Она поставила мне невыполнимые условия.
Дэвид пожал плечами:
– Так попытайся их изменить. Поторгуйся с ней.
– Она сказала: все или ничего.
– Глупости! Люди говорят одно, а делают другое. Ты ведь не в осажденной крепости, когда надо принять условия противника, чтобы сохранить жизнь. Это коммерция, брат. Обо всем можно договориться, было бы только желание и терпение. Беседуй с ней. Используй свои преимущества – в обмен на мелкие уступки требуй от нее значительных послаблений. Все очень просто. Только смири свою дурацкую гордость. А если пожелаешь, я возьму на себя переговоры с ней.
«Смири свою дурацкую гордость». Легко сказать!
– Ей самой выгодна эта сделка. Иначе она тебе ее не предложила бы, – уверенно продолжил Дэвид. – Эдуард подумывает отдать ее за сэра Жиля, чтобы поквитаться со своим долгом. Выбор у нее не так богат, как ей, возможно, представляется. Разве что она сама предложит одного из тех, кому король должен не меньше, чем Жилю. Скажем, тебя.
– Ты в курсе всех придворных интриг.
– Земля слухом полнится.
«Вот-вот, – подумал Морван. – В особенности там, где ступают бойкие ноги Дэвида де Абиндона».
– Уж не вызвался ли ты в советчики королю по этим делам, Дэвид? Не подбросил ли ему одну-две идеи в дружеской беседе?
– Ты мне льстишь, Морван. Да кто я такой, чтобы давать советы его величеству? Я продаю ему шелка, и только.
– Предупреждаю тебя, это опасная игра. И если ты в нее уже ввязался, отступи, пока не поздно.
– Брось сгущать краски, Морван. И успокойся, никто и не думал тебя принуждать. Сейчас твой ход. Можешь его сделать, а не захочешь, так откажись.
– А леди? Ей отказано в праве принимать решения?
– Ты насчет аббатства? Забудь. Никто ее туда не отпустит. Эдуард лично принял такое решение. Замужество – наилучший для нее выход, поверь. Ведь его величество по-прежнему не отказался и от других своих идей относительно ее судьбы. И вообще, что она забыла в монастыре? Ей там не место, Морван. Она строптива и своевольна. А монахиням приличествуют послушание и кротость, насколько мне известно.
– Пойдем-ка лучше домой, и пусть Анна и Кристиана попричитают над нашими боевыми ранениями и обзовут повесами.
– Спасибо за приглашение, но я вернусь к Солсбери.
– Но почему? Самое время поговорить с Анной и все уладить.
– Мне надо прежде обдумать каждое свое слово. Эта девица – блестящий стратег. Многим воинственным баронам до нее далеко. Она великолепно спланировала бой с Гюрваном и победила его. А как умно она управляет владениями, какие доходы получает от продажи породистых лошадей, которых сама же и разводит! Нет, Дэвид, только дурак будет без подготовки разговаривать с Анной де Леон.
Ранним утром Морвана провели в королевские покои. Ему не пришлось ждать аудиенции у дверей приемной вместе с другими просителями. Эдуард немедленно отозвался на письмо, которое тот отправил в замок накануне.
В приемной не было никого, кроме самого Эдуарда. Морван приободрился. Это был хороший знак. Аудиенция будет носить сугубо частный характер. Он сердечно приветствовал монарха, тот ответил ему улыбкой и предложил сесть в мягкое кресло у стола.
– Сожалею, что не смог повидаться с тобой раньше. Государственные дела занимают все мое время, – сказал король. – Но я получил твое предыдущее письмо и, во исполнение твоей просьбы, принял леди Анну де Леон, чтобы разобрать ее дело.
– Благодарю вас. Однако сегодня я не выступаю ходатаем от ее имени.
– Разумеется. Ты пришел говорить о своем. Это явствует из твоей подписи под прошением на мое имя: «Морван Фицуорен, лорд Хэрклоу». – Король произнес это ровным, спокойным голосом, но Морвану было очевидно, что тот недоволен им.
Его величество покусывал губы и нервно касался усов кончиком пальца. Это означало, что он ничего не позабыл, хотя со времени тех событий, на которые в своем письме намекнул Морван, миновало немало лет.
– Я решил, что мне пора отправиться на север и восстановить честь нашего рода. Прошу вашего благословения и помощи.
Эдуард нахмурился. Морван готов был побожиться, что его величество словно воочию видит себя самого в шатре у шотландской границы, где он четырнадцать лет назад поклялся отомстить за смерть Хью Фицуорена. Но достаточно ли тверда память монарха? Предстали ли перед его внутренним взором еще двое – истощенная, сломленная горем женщина и мальчик, которому минуло всего десять лет?
– Твой отец был надежным другом. Он одним из первых поддержал меня, когда я выступил против узурпатора Мортимера. Он отстаивал мои интересы в спорах с владельцами приграничных земель. Никогда себе не прощу, что не поспел к нему на помощь в осажденный Хэрклоу.
Морван молча ждал, что за этим последует.
– Я понимаю тебя. Твое желание восстановить честь рода вызывает мое горячее сочувствие, но боюсь, ты выбрал для этого неподходящее время. Прежде надо разрешить недоразумения с Францией, а вдобавок мир с Шотландией ненадежен. Я не могу ради твоей цели нарушить его, послав туда войско. Возможно, через несколько лет…
Морван ничего другого и не ждал. Ему и прежде было известно, что король пальцем о палец не ударит, чтобы ему помочь. Но сейчас ему необходимо было услышать об этом из собственных уст Эдуарда.
– Без вашего одобрения я, разумеется, не стану ничего предпринимать. Если это необходимо, я готов ждать еще несколько лет. Надеюсь, не дольше. Хочу, чтобы душа моего отца, наконец, обрела покой.
Эдуард взглянул на него совсем не по-королевски – с благодарностью и теплотой.
– Что же до войска, я, кажется, нашел способ обойтись своими силами, без помощи вашего величества. Если только вы одобрите мое намерение, я справлюсь со своей задачей сам.
– И что же это за намерение? Я весь внимание.
– До меня дошли слухи, что вы приказали Анне де Леон выйти замуж. Отдайте ее мне.
Эдуард вздрогнул от неожиданности.
– Я намеревался передать эти земли сэру Жилю…
– Анна ни за что за него не пойдет. Ведь некоторая свобода выбора ей предоставлена. Она ею воспользуется. Найдите для сэра Жиля другую партию.
– Если она воспротивится этому моему решению, у меня есть другие способы обуздать ее. – В голосе Эдуарда зазвучала сталь.
– Позвольте, я сам ее обуздаю, – улыбнулся Морван. Король задумался, нахмурив брови.
– Проклятые бретонцы! – вырвалось у него. – Попробуй с ними сладить! Готовы сожрать друг дружку в этой своей войне! Мужчины настоящие головорезы, но женщины в сто раз хуже… Ты хоть понимаешь, что тебя ждет, если она станет твоей супругой? Владения у нее богатейшие, что и говорить, но в придачу к землям ты обязан будешь взять и эту спятившую девицу. А может, она просто ведьма?
Вот оно, подтверждение ее самых мрачных пророчеств, явное свидетельство того, насколько людям свойственно по-разному воспринимать одни и те же события. Сегодня тебя нарекут святой, завтра объявят исчадием ада. Анна может тешить себя иллюзией, что находится под защитой бретонских законов, тогда как судьбу ее будет решать король Англии, который судит о ней предвзято, потому что ему это выгодно.
– Жители владений леди Анны считают ее святой.
– О-о-о, только этого мне еще не хватало! Святая из Бретани, благодарю покорно! Если под ее знаменами соберется значительная сила, одному Богу известно, чем это может закончиться. Я не могу рисковать. Гавани на этом участке побережья слишком важны для наших торговых и военных начинаний. Лучше я оставлю эту леди здесь. Я об этом подумывал с тех пор, как ее увидел. Она слишком своевольна и независима. Не знает своего места. Если она отвергнет супруга, которого я для нее изберу, пусть составит компанию в темнице другой бретонской помешанной.
– Отдайте ее мне, ваше величество. Я хорошо ее знаю. Мне знакомы и ее вассалы, и приближенные, и сестра с зятем. К тому же молва о ней как о святой поутихнет, когда она перестанет быть девой-воительницей, а сделается замужней леди. Если вы велите ей выйти за меня, у вас поубавится забот. Береговая крепость и выход к важному порту будут в руках вашего верного подданного. – Помолчав, он веско прибавил: – И вдобавок это разрешит вас от давней клятвы.
Эдуард смерил его холодным взглядом.
– Ты готов променять Хэрклоу на Ла-Рош-де-Роальд? Армию на девчонку?
– Готов. – Морван ответил искренне. Он верил в свою судьбу, в то, что ему удастся осуществить все свои цели. Анна же вовсе не была средством к их достижению, хотя он и пытался убедить в этом короля, она являла собой воплощение его судьбы, она стала самой заветной из всех его целей.
– Ты уверен, что она согласится пойти за тебя?
– Уверен.
– За ней нужен глаз да глаз. Нет, чем больше я об этом думаю, тем ясней понимаю, что заточить ее вместе с этой…
– Я буду держать ее под контролем.
Король несколько мгновений пытливо смотрел ему в глаза, затем поднялся, обогнул стол, окунул перо в чернильницу и нацарапал несколько слов на листе пергамента.
– Боюсь, недалек тот день, когда ты недобрым словом помянешь своего короля за то, что он выполнил твою просьбу. И все же я разрешаю тебе взять эту де Леон в супруги. А ты в благодарность не станешь торопить меня с решением вопроса о Хэрклоу. Вручи это ей и на словах передай мое неудовольствие. Если девица станет все же настаивать на своем праве выбрать кого-то другого, это будет бесспорным признаком ее помешательства.
– Я сумею ее уговорить. Она не пойдет против вашей воли.
Король передал ему пергамент.
Морван взял его и, поклонившись, вышел из приемной. Душу его переполняли радость и тревога. Морван стремительно вошел в зал, где завтракали Кристиана и Дэвид. Он сел рядом с сестрой, и та налила ему эля.
– Женихи еще не набежали? – весело спросил он.
Кристиана округлила глаза:
– Представь себе, вчера их было семеро! Саранча, да и только. Посмотрим, сколько пожалует нынче.
Она отломила кусочек хлеба и задумчиво положила его в рот.
Пригубив эля, Морван спросил:
– Анна еще не вставала?
– Спит. Она так утомилась, бедняжка.
– Еще бы. Столько претендентов. Тут любой бы устал.
– Морван…
– Не обращай внимания, сестра. – Он встал из-за стола. – Благодарю за эль. А теперь к бою.
– А ты, как я погляжу, хорошо подготовился к сражению, – с усмешкой заметил Дэвид. – Этот красный камзол тебе к лицу. Выгодно оттеняет твои колдовские глаза.
– Я того же мнения.
– Желаешь, чтобы мы удалились и вытолкали слуг в конюшню, – он усмехнулся, – чтобы тебе было сподручней… укротить ее?
– Дэвид! – вспыхнула Кристиана, поняв, что имеет в виду муж.
– Надеюсь, до этого все же не дойдет, но в любом случае избегайте пока подниматься на второй этаж.
– Морван!
Он улыбнулся сестре и, прежде чем покинуть зал, скорчил забавную гримасу.
Взбежав по ступеням, он прошел по коридору и нетерпеливо толкнул дверь покоев Анны. Сквозь щели в ставнях в комнату лился тусклый свет. Анна, укрытая одеялом до самого подбородка, разметалась во сне. Он протянул руку и убрал с ее лба пышный локон.
Не пройдет и часа, как она станет принадлежать ему. Он не сомневался, что именно этим закончится сегодняшнее утро. Так было задумано судьбой с самого начала, с того мгновения, когда она предстала перед ним в дверном проеме, освещенная солнцем. Провидение привело его к ней, и она его дождалась, их обоих пощадила чума, потому что они были предназначены друг другу.
С ним ей будет намного лучше, чем с любым другим мужчиной. Другой попытается сломить ее волю или безропотно покорится ей. И в обоих случаях это не принесет ей добра.
Морван был уверен, что сегодня она будет менее холодна с ним, чем вчера. Ей недостанет сил так долго выдерживать взятую на себя роль. Ведь на самом деле она совсем другая – прямодушная, искренняя, безоглядная. В конце концов, она пойдет на уступки и согласится с его доводами, а он примет все ее условия, кроме вздорной идеи возвращения ее в Сент-Мин через три года. Став его женой, она до конца дней останется с ним рядом.
Он осторожно коснулся ее плеча:
– Вставайте, Анна. Нам надо поговорить.
Она встала лишь после того, как он отошел от постели. Завернувшись в халат, взглянула вниз, на свои слишком длинные ноги.
Не кто иной, как он, в свое время дал ей несколько ценных советов, как вести переговоры. И вдобавок он был едва ли не единственным, кто прекрасно знал, чего от нее можно ждать.
Но и она за все время их знакомства успела изучить его характер. И не надеялась, что он примет все ее жесткие условия.
Не ради этого он явился сюда в столь ранний час. А для переговоров, торгов…
Анна знала, что не добьется от него всего, чего желала. Залогом ее победы была внезапность атаки. Время работало против нее, любая отсрочка была ему на руку. И он это понимал и умело этим воспользовался.
Он неподвижно стоял у окна в нарядном красном камзоле, облегающих панталонах и высоких кожаных сапогах. При виде его сердце Анны сладко заныло. Но она тотчас же вспомнила, как еще недавно уверяла Асканио сразу после того, как тот застал их вдвоем с Морваном, что не намерена уподоблять свою жизнь сентиментальной песенке менестреля о неразделенной любви. В Сент-Мине у нее будет достаточно времени, чтобы исцелиться от этого наваждения. Но в браке рана никогда не затянется и будет кровоточить…
Она прошла к глубокому креслу, ступая по холодным деревянным доскам пола босыми ступнями, и забралась в него, поджав под себя ноги.
Морван взял со стола пергамент и протянул его ей.
– Тут пять имен. Вы знакомы с кем-нибудь из этих молодых людей?
– Двух или трех встречала. Один весьма учтивый рыцарь. Остальные… Мне нечего о них сказать.
– Почти за всеми тянется длинный шлейф скандалов и сплетен. Вам не из кого выбирать, Анна. Король решил с помощью этой уловки поразить вас вашим же оружием. Только сэр Жиль – более или менее достойная кандидатура. На этом и строится расчет Эдуарда.
– Возможно, его величество мудрее, чем мне показалось. Если ему было угодно предложить мне в мужья достойного человека.
– Так оно и есть. Но человек этот – вовсе не сэр Жиль. Эдуард передумал. – Он изящным жестом бросил пергамент в очаг. Пламя с жадностью стало его пожирать. – И составил новый список, совсем короткий. – Он с поклоном протянул ей королевский указ.
Анна пробежала глазами несколько ровных строчек.
– Здесь только ваше имя.
– Только мое.
– Вы с ним говорили. Просили его об этом, чтобы поставить меня в зависимое положение. Почему он с такой готовностью откликнулся на вашу просьбу?
– Он мне кое-что должен.
– Значит, я вовсе лишена возможности выбора. Пусть даже призрачной. Король решил погасить свой долг мною, словно я кошель с деньгами. Знаете, на ферме мы даже к случкам лошадей относимся с большей серьезностью! Вчера я сделала вам заманчивое предложение, но вы умчались прочь, как если бы вас кольнули острием пики. И вот теперь вы являетесь сюда, чтобы навязать мне ту же самую сделку, но с кабальными для меня условиями. Я на это ни за что не соглашусь. Я скажу королю, что лучше возьму в мужья сэра Жиля, если это будет необходимо. Уж коли его величеству угодно было однажды переменить свое решение, пусть сделает это еще раз. – Она отвернулась и, глядя в очаг, процедила: – Ступайте. Мне больше нечего вам сказать.
Морван одним прыжком преодолел расстояние, разделявшее их, и взял ее за подбородок. Твердо глядя ей в глаза, он отчеканил:
– Слушайте меня внимательно, Анна! Вы в последний раз произнесли в мой адрес такие слова. Больше это никогда не повторится!
– Да, поскольку, будь на то моя воля, мы никогда больше не увиделись бы!
– О своей воле можете забыть. Данный вопрос решает король. Единолично. Вы вступите в брак с тем, кого он для вас избрал. Иначе вас ждет печальный удел, уж поверьте. Эдуард шутить не любит. Возблагодарите же Бога, что он назначил вам в супруги именно меня.
– С какой стати?!
– Я, по крайней мере, твердо знаю, что вы не святая, не ведьма и не сумасшедшая. Вдобавок я готов обсудить ваши условия и, возможно, принять некоторые из них. Несмотря на то, что королевский указ развязывает мне руки.
– Неужто я должна поверить, что вы не злоупотребите преимуществами, которые этот клочок пергамента дает вам?
– Это уж как вам будет угодно. Но знайте одно: мы непременно поженимся, в противном случае Эдуард заключит вас в темницу вместе с матерью вашего герцога.
От страха у Анны занялось дыхание. Она испытующе взглянула на него, надеясь, что это пустая угроза. Но глаза Морвана смотрели холодно и сурово. В них не плясали насмешливые искорки. Она поняла: у него и в мыслях не было взять ее на испуг. Он говорил правду.
Плотнее закутавшись в халат, она пробормотала:
– Я полагаю, мне все же придется вас выслушать. Каковы ваши условия?
Он придвинул к ее креслу табурет и уселся на него.
– Прежде всего, предлагаю вам обсудить то, о чем вчера вы даже не заикнулись. Речь о вашей Бретани. У сэра Жиля есть владения в Англии. Он не только отмахнется от любых ваших условий, но и назначит сенешаля для управления Ла-Рош-де-Роальд. Таким образом, вы, может статься, никогда больше не увидите родину. Отказавшись же от вступления в брак, наверняка останетесь в Англии навсегда. В качестве узницы.
– Ну а что, если вы когда-нибудь вернете себе свои земли у шотландской границы?
– В таком случае вы сможете выбирать – жить ли там вместе со мной или остаться в Бретани.
О подобной уступке она и мечтать не могла. Но чем ей придется за это расплачиваться?
– Согласен поставить свою подпись под брачным договором, содержание которого вы любезно пересказали мне вчера. Не возражаю против ваших планов наделить землей Катрин и Джосса.
Итак, настал решающий момент. Анна наполнила грудь воздухом и прерывающимся голосом спросила:
– А остальное?
Морван скрестил руки на груди.
– Земли близ Ренна останутся вашими, но доход с них будет поступать мне, пока я жив. Я стану отдавать его вам, но лишь если вы будете распоряжаться им разумно, не вызывая моего неодобрения. Что же до возвращения вашего в аббатство Сент-Мин, то об этом прошу вас напрочь позабыть. По крайней мере, на ближайшие годы. Однако если после шести лет супружества вы все еще не откажетесь от этого намерения, мы его обсудим.
Шесть лет. Какой долгий срок! Но, по правде говоря, она была почти уверена, что он вообще не примет данное условие. Ведь сама мысль о том, что жена может в один прекрасный день покинуть свой кров и затвориться в монастыре, должна быть нестерпима для мужчины. Значит, в продолжение целых шести лет ей придется видеть его в обществе других женщин, знать, что он делит с ними ложе…
– Вы не можете не понимать, что последние два ваших требования совершенно неприемлемы. Что до наследников, то тут уж все да свершится как будет угодно Господу, но брак, где нет супружеской близости, в любой момент может быть признан недействительным. Со всеми вытекающими последствиями. Я не желаю рисковать.
– Но иногда доказательства подлинности брака подделывают, чтобы…
– Чтобы скрыть кое-какие прежние грешки невесты, – кивнул он с ухмылкой. – Но в вашем случае пятном куриной крови на простыне, боюсь, будет не обойтись. Вы ведь девственница.
– Но кому это известно? Клянусь вам, что никогда и словом об этом…
– Отсутствие потомства вполне может вызвать некоторые подозрения. И стоит подвергнуть вас осмотру, как правда обнаружится. Джосс, например, может подать королю прошение о признании брака фиктивным. У него всегда будут на то причины. Или, не приведи Бог, Гюрван похитит вас и узнает вашу тайну.
Анна опустила голову. Внутри у нее все сжалось в тугой комок. Ей придется многократно пережить такое же унижение, какому она подверглась в Ридинге. Ну и что с того, что Морван станет всякий раз овладевать ею? Ведь его чувства, та брезгливость, какую вызывает в нем ее тело, останутся прежними. Он будет преодолевать их, а она… А ей придется это терпеть. Хотя, если в спальне будет темно, как тогда в укромном уголке замкового сада…
– Хорошо, – тусклым голосом проговорила она. – Допустим, после первой ночи доказательства подлинности брака будут всем предъявлены. Но потом? Что будет потом?
– Если вы не намерены обзаводиться детьми, я не стану вас к этому принуждать. И никогда не возьму вас силой, коли вы откажете мне в близости.
Итак, слово было сказано. И он останется ему верен. Не иметь наследников – что может быть хуже для владетельного лорда? Но он и на это согласен. Возможно, только потому, что зачать законных детей он сможет лишь в ее объятиях, лишь победив брезгливость…
– Ну что ж, – пробормотала она. – Одну ночь я уж как-нибудь вытерплю.
– Вот на этом пока и порешим, – усмехнулся он. – А дальше будет видно. Хочу, однако, вас сразу предупредить, Анна, что это единственная серьезная уступка, на которую я как ваш муж и хозяин владений готов пойти. Вам следует позабыть о прежней свободе, о возможности делать то, что вам в данную минуту взбрело в голову. Вы будете согласовывать свои поступки со мной, я не позволю вам подрывать мой авторитет.
– Поскольку мой для вас ничто! – вспылила Анна.
– Не желаю ежечасно с ума сходить, зная, что вы в одиночестве скачете по полям и холмам!
Она метнула на него взгляд, исполненный ярости:
– Я вам не раз уже говорила, что не собираюсь менять свои привычки в угоду мужу!
– А я вам говорил, правда, всего однажды, что не стоит так смотреть на мужчину, когда вы хотите чего-то от него добиться. Вы должны видеть во мне своего господина и подчиняться мне. Принимается ли данное условие?
Слово «подчиняться» болезненно кольнуло ее самолюбие. Но ведь она могла отказаться от этой сделки, умолить короля найти ей другого мужа. Который окажется сговорчивее, которого со временем без всяких переговоров можно будет подчинить себе.
Он поднялся и, склонившись к ней, пристально взглянул ей в глаза. Она не зажмурилась, решив выдержать его пламенный взор, не дрогнуть, не дать ему над собой восторжествовать. Но чем дольше он на нее смотрел, тем слабее делалось ее безмолвное сопротивление его колдовским чарам.
Он приник губами к ее трепещущим губам. То был нежный и вместе с тем властный поцелуй. И, несмотря на обиду, которую Анна не могла забыть, несмотря на ее готовность бороться с ним за свою независимость, она тотчас же ощутила сладостную истому во всем теле, и это ее обезоружило. Она была целиком в его власти. Это пугало и вместе с тем пьянило ее.
– Мы говорили о землях, правах, обязанностях, об указах, наследниках… Но, Анна, я хочу упомянуть о главной причине, по какой этот брак должен быть для вас желателен. Мы с вами хорошо друг друга знаем. Мы друг другу подходим, и доказательством этому могут служить ласки, которыми мы наслаждались в Ла-Рош-де-Роальд, у костра в Ридинге. – Он снова поцеловал ее – коротко, целомудренно.
– Подите сюда, – велел он, приблизившись к бюро, – и напишите королю благодарственное послание. Я сам его доставлю Эдуарду.
Он вручил письмо Анны королю. Тот мог теперь вздохнуть свободно: эта сделка освобождала его от клятвы, данной Морвану. Эдуард не скрывал своей радости. Он был очень мил и настоял на том, чтобы Морван угостился его изысканным вином. Они вспоминали прошлое, те битвы, в которых сражались бок о бок, балы, на которых блистали. Когда аудиенция была закончена, Морван поспешил в дом сестры, к Анне.
Он нашел ее в саду, где она задумчиво бродила среди деревьев, листва которых давно облетела. У Анны был понурый, унылый вид. Бедняжка пустилась в такой далекий, трудный путь, чтобы получить всемилостивейшее разрешение герцога и короля передать свои владения сестре и удалиться в монастырь. Ей казалось, что это легко выполнимо, но все обернулось иначе. Король поставил ее перед жестоким выбором – замужество или заточение. И она, предпочтя первое, все же оплакивает без слез свою мечту, свою свободу. Каково это – имея независимый характер, знать, что отныне тебе предстоит во всем следовать чужой воле, выполнять чужие решения? Сердце его преисполнилось жалости к ней, и он мысленно поклялся, что никогда не заставит ее жалеть о сделанном выборе, никогда не причинит ей страданий.
Она оглянулась и заметила его. Душа его раскрылась ей навстречу. Это была его женщина, отныне и навсегда. Он сомневался, что, вернув Хэрклоу, испытал бы сотую долю того счастья, которое переполняло его сейчас.
Он подошел к ней и бережно обнял за плечи.
– Все решено.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Страстный защитник - Хантер Мэдлин



История про Кристин интереснее. Первые главы совсем затянуты. 6
Страстный защитник - Хантер МэдлинKotyana
23.09.2012, 14.31





Книга хорошая, романтичная, с приключениями.Главный герой- настоящий рыцарь!В общем роман на 8 тянет.
Страстный защитник - Хантер МэдлинНочь
5.10.2012, 16.32





Отличная книга классный сюжет прочитала на одном дыхании Всем рекомендую почитать не пожалеете КЛАСС!!!!!
Страстный защитник - Хантер Мэдлинэлеонора
20.11.2012, 11.00





неплохо!!!
Страстный защитник - Хантер Мэдлинлия
27.11.2012, 15.08





Мне роман очень понравился .читала уже раз пятьОсобенно люблю момент когда гг-я на табуне спасала мужа.
Страстный защитник - Хантер Мэдлиньатка
16.07.2014, 21.34





Неплохо читать можно но не особо то и чувственный роман.про Девида и Кристиану интереснее было читать.
Страстный защитник - Хантер МэдлинЛала
17.05.2016, 14.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100