Читать онлайн Соблазн в жемчугах, автора - Хантер Мэдлин, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Соблазн в жемчугах - Хантер Мэдлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.38 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Соблазн в жемчугах - Хантер Мэдлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Соблазн в жемчугах - Хантер Мэдлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хантер Мэдлин

Соблазн в жемчугах

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16



Уже во второй раз Хоксуэлл следовал верхом за каретой под дождем.
Поездка в Шропшир обернулась гораздо большими драматическими событиями, чем он ожидал, и виновата в этом была Коллин. Узнав от Верити, что они едут в Шропшир — при этом Верити уведомила ее об этом до того, как Хоксуэлл дал свое согласие, — она напросилась поехать вместе с ними. Она уже два года не видела свою кузину миссис Джералдсон, живущую в Бирмингеме, и, сопровождая Верити, Коллин убивала сразу трех зайцев. Во-первых, появилась возможность уехать от летней жары и духоты Лондона; во-вторых, насладиться хорошей компанией и сельской природой, и, в-третьих, это служило отговоркой, чтобы не возвращаться к матери по крайней мере две недели. Последнее оказалось решающим в согласии Хоксуэлла на поездку.
Большую часть дороги он наслаждался природой, хотя у него оставалось время на то, чтобы проанализировать уроки семейной жизни. Оказалось, что хотя Верити не относилась к тому типу женщин, которые выторговывают у своих мужей бриллианты, особенно в минуты их слабости, однако любая ее просьба, как правило, выполнялась. «Мы поговорим об этом завтра» считалось поражением.
Дождь был слабым, а впереди уже виднелось голубое небо. Скоро они прибудут на место. Миссис Джералдсон настояла на том, что все они остановятся у нее, и поскольку ее поместье находилось всего в часе езды от Олдбери, Хоксуэлл на это согласился.
Хотя он и разрешил Верити этот визит, ему все же не нравилась идея жить так близко к металлургическому заводу.
Хоксуэлл и раньше знал миссис Джералдсон. Это была женщина средних лет, которая наслаждалась тихой деревенской жизнью. Поместье было большое, комнаты в доме — высокие и прохладные. Верити и Хоксуэллу отвели самые лучшие — не роскошные, но очень удобные.
Устроившись, все трое спустились вниз в небольшую гостиную, где их ждали легкие закуски и прохладительные напитки.
— Для меня большая честь, что вы согласились остановиться у меня, лорд и леди Хоксуэлл. — Миссис Джералдсон приветливо улыбнулась Верити. — Думаю, что мне можно простить мою нескромность, но я приняла небольшое участие в вашем счастье. Никогда не знаешь, что простое письмо неожиданно может дать начало целому ряду счастливых событий.
— Гермиона имеет в виду рекомендательное письмо, которое она дала Томпсонам, когда они впервые приехали с визитами в Лондон, — пояснила Коллин, заметив недоумение Верити. — Хотя я познакомилась с мистером Томпсоном еще в детстве, когда бывала здесь, письмо пригодилось.
— Вы знакомы с моим кузеном? — удивилась Верити.
— Хотелось бы надеяться, что я знакома со всеми сколько-нибудь влиятельными людьми в окрестностях Бирмингема.
Выяснилось, что она была знакома и с отцом Верити. Ей даже были известны кое-какие новости о заводе.
— Говорят, что там назревает что-то плохое. Правда, сейчас везде неспокойно, не так ли? Все эти радикалы и демонстрации. Лорд Клебери уверяет, что повсюду существуют подпольные революционные комитеты. Не чувствуешь себя в безопасности, даже когда едешь куда-нибудь в своей карете. На тебя всегда могут напасть те, кому разрешается иметь только фургоны, повозки и телеги.
— И что, были случаи насилия? — спросил Хоксуэлл. — На кого-то уже нападали? В Лондоне мы ничего об этом не слышали.
— Это лишь вопрос времени, после того, что произошло прошлым летом в Дербишире и весной в Манчестере. Мистер Олбрайтон старается быть в курсе происходящего, но что может сделать один человек?
— Олбрайтон? Это, случайно, не Джонатан Олбрайтон? — поинтересовался Хоксуэлл. — Если это он, то я не знал, что у него здесь есть собственность, и даже то, что он вернулся в Англию.
— Да, его так зовут, лорд Хоксуэлл. Вы его знаете? Он получил наследство от какого-то родственника и поселился в Лосфорд-Холле.
Новость привела Хоксуэлла в явное возбуждение.
— Завтра же навещу его. Мы не виделись не менее пяти лет.
— Каким образом мистер Олбрайтон влияет на ситуацию на заводе? — спросила Верити. — Предупреждает людей об увольнении? Высылает из графства?
— Это вряд ли помогло бы. Здесь проходят границы нескольких графств, так что рабочие могут перебираться с места на место. Лорд Клебери опасается, что близость границ сама по себе опасна и мятеж может начаться в любом из графств. Он прикатил в свое поместье пушки и расположил на террасе, приготовившись к атаке.
— Я сомневаюсь, что начнется открытый бунт, — сказал Хоксуэлл. — Люди недовольны и волнуются, это правда. После войны начались трудности. Но на демонстрациях обычно выражают недовольство, а не призывают к бунту.
— Я думаю, что ты рассуждаешь слишком оптимистично, Грейсон, а лорд Клебери прав. Эти люди не успокоятся, пока все не разрушат, — сказала Коллин. — Нужен жесткий отпор. Надо задействовать армию, как в деле некоего Брандрета и тех, кто был с ним.
— Если бы вы почувствовали измену на пороге вашего дома, лорд Хоксуэлл, вы бы поняли озабоченность приличных людей, живущих здесь, — сказала миссис Джералдсон.
— Рабочие просто хотят иметь возможность прокормить свои семьи, — вмешалась Верити. — Помочь им — в интересах всех.
Миссис Джералдсон не привыкла, чтобы ей возражали.
— Ваша собственная семья рассуждает иначе. Мистер Томпсон предупредил всех своих рабочих, что, если они примут участие в подобных подрывных действиях, их вышвырнут с завода и из домов. Прошлой зимой он не задумываясь призвал на помощь добровольцев из местного населения, когда на заводе начались волнения.
— Я не могу отвечать за своего кузена, но мой отец никогда бы не запретил людям высказывать свое мнение. Мы свободный народ, не так ли?
— Вот именно, — поддержал жену Хоксуэлл. Он чувствовал, что назревает скандал. Надо было срочно менять тему. — Скажите, миссис Джералдсон, есть ли новости о других моих родственниках, живущих в этих краях? Должен признаться, что я никогда не встречался с некоторыми родственниками моей матери. Их много в этом графстве?
— Их больше в Дербишире.
Миссис Джералдсон начала перечислять кузенов и кузин, давно перебравшихся в другие места. А пока Хоксуэлл отвлекал их хозяйку от разговоров про бунт, Верити думала о том, что миссис Джералдсон рассказала о Бертраме и заводе.
На следующее утро Верити встала рано и надела дорожный костюм. Пока она завтракала, в комнате появился Хоксуэлл. Увидев ее одежду, зонтик и ридикюль, он спросил:
— Ты куда-то едешь?
— Я хочу вызвать карету и съездить в Олдбери, — ответила она непринужденным тоном, надеясь, что это поможет.
— Одна ты не поедешь.
— Ты говорил, что хочешь сегодня нанести визит мистеру Олбрайтону, так что я поеду одна. Я буду очень осторожна и вернусь к вечеру.
Она знала это выражение его лица: он старается быть разумным. Хотя быть разумным обычно означало, что он ждет от нее согласия с его доводами и отказа от своих.
— Верити…
— Я здесь только по этой причине. Я не смогу сидеть спокойно, тем более разыгрывать вежливую гостью. — Чтобы подчеркнуть свою решимость, она взяла в руки зонтик и ридикюль.
— Положи все обратно. Ты никуда не поедешь без моего разрешения. Даже если захочешь меня ослушаться, кучер не посмеет нарушить мой запрет.
— Мой дом всего в нескольких милях отсюда. Почему ты разрешил мне проделать такой длинный путь сюда и отказываешь сейчас?
— Я ни в чем тебе не отказываю, кроме самостоятельности, которая может быть опасной. Возможно, здесь не так опасно, как в Манчестере, но ты слышала, что говорила миссис Джералдсон о настроении здешних рабочих. Риск слишком велик.
Ей хотелось сказать, что дочери Джошуа Томпсона не грозит опасность на заводе. Только она не была уверена в том, что это все еще так. К ней могут отнестись не как к дочери Джошуа, а как к кузине Бертрама и жене пэра.
Она положила ридикюль.
— Я знала, что мы не подойдем друг другу.
Он пронзил ее взглядом.
— Неужели? Ни один приличный человек не поступил бы иначе. Или ты предпочитаешь, чтобы мне была безразлична твоя безопасность?
Конечно же, нет — это показалось бы странным, — но она два года была независимой и ей не нравилось, что ее заставляют отказываться от своих планов, будь то по капризу или по разумной причине. Не нравилось, что от нее ждут послушания, даже если она не согласна с приказанием.
— Может быть, не подходим друг другу не ты и я, а я и замужество, — сказала она. — Меня бы раздражало вмешательство любого мужа.
— Тебе придется привыкнуть жить с этим, поскольку мы женаты, а я твой муж. Иди ко мне.
Он злился. А она вдруг испугалась, хотя было глупо так реагировать на его слова. Этот человек никогда не был с ней жесток, никогда не терял контроль над собой в ее присутствии. Все же какое-то внутреннее ощущение из прошлого зашевелилось в ее сердце, и она не сразу к нему подошла.
Он похлопал себя по коленям.
— Сядь.
Она послушалась.
— А теперь поцелуй меня так, как в ту ночь, когда я у тебя остался и ты громко стонала от наслаждения.
Ее щеки запылали. Она бросила взгляд через плечо, чтобы убедиться, что никто их не видит.
Она даже не была уверена в том, что он имеет в виду. Да разве сможет она поцеловать его так здесь, в этой комнате, где только что завтракала.
Однако она попыталась. Она смело прильнула к его губам, а потом проделала языком то, что обычно делал его язык. Ответом был его поцелуй, за которым последовал целый шквал горячих взаимных поцелуев.
Она заставила себя оторваться от него, опасаясь, что дверь может открыться в любую минуту.
— А теперь попроси меня сопровождать тебя сегодня в Олдбери, чтобы иметь защиту и помощь на тот случай, если на заводе не все в порядке.
Проглотив гордость, она ответила:
— Мне бы очень хотелось поехать в Олдбери сегодня. Ты меня отвезешь туда?
Он легонько прикусил ей палец. В его глазах сверкнул дьявольский огонек. Она увидела, как в его взгляде промелькнуло воспоминание о той ночи, когда он так глубоко вошел в нее, что она почти отключилась от полноты чувств.
Он поставил ее на ноги и встал.
— Я прикажу подать карету, а с Олбрайтоном встречусь в другой день, если это будет необходимо.
— Спасибо, — только и смогла вымолвить она.
Он поднял ее лицо за подбородок и поцеловал.
— Вот видишь? Мы очень хорошо подходим друг другу, Верити.
Хоксуэлла всегда удивляло, что большинство территорий, на которых располагались промышленные предприятия, выглядели как-то по-деревенски. Почти как сельскохозяйственные. Металлургический завод, находившийся в миле от Олдбери в отдаленной части графства Шропшир, тесно окруженного другими графствами, не был исключением.
Здания были построены из кирпича и местного камня и разбросаны по территории почти так же, как хозяйственные постройки на фермах. Те же деревья, кусты и другие зеленые насаждения. Кое-где даже были видны полевые цветы. Примерно в трехстах ярдах на холме стоял дом, повернутый боковым фасадом к заводу и, судя по размерам, принадлежавший либо владельцу, либо управляющему.
К северу от завода вырос довольно большой поселок. По его краю в сторону завода протекала широкая река.
Верити называла это место домом, хотя он этого не понимал. Она выросла в этом доме на холме, а печи и кузницы были чуть ли не у нее в саду. Он представил себе, как она в детстве сбегала с холма, чтобы играть с детьми рабочих.
— Ты хочешь подняться к дому? Когда мы уезжали из Лондона, Томпсоны все еще были там, так что в доме, думаю, никого нет. Но экономка наверняка тебя впустит.
— Мне необязательно туда идти. Ничто там не напомнит мне об отце. Он все еще здесь, около этих печей и кузниц. — Она махнула рукой в сторону реки. — Он утонул в этой реке. Трудно поверить, но весной она становится бурной. Отец помогал рабочим спасать их дома от наводнения, и река унесла его с собой.
Она шла по проселочной дороге, служившей улицей, провожаемая любопытными взглядами. За поселком начинались железнодорожные пути.
— По этим рельсам на завод привозили в вагонетках железную руду, — объяснила она. — Таких заводов, как этот, не так много. Здесь делают все — от начала до конца. На входе — руда, на выходе — отливки, стержни, сварочное железо.
По другую сторону от завода стоял еще один дом, более скромный, но тоже большой.
— Здесь живет мистер Тревис. Сейчас его, по всей вероятности, нет дома — он должен быть в сверлильном цехе.
Она направилась к низкому зданию с несколькими окнами. Из трубы не шел дым, никто не входил и не выходил.
За станками стояли шестеро рабочих. Когда вошла Верити, они прекратили работу и уставились на нее с недоверием и удивлением.
— Мистер Тревис, — позвал один из рабочих. — Пришла дочь хозяина. Она вроде бы должна быть призраком, но она живая.
В открывшуюся боковую дверь стала видна еще одна комната, со станками поменьше и длинным столом, заваленным кусками железа и стали. Мистер Тревис снял очки и стал всматриваться в Верити.
Это был крупный мужчина с седеющими светлыми волосами и лицом, таким же суровым и жестким, как железо, которое он обрабатывал. От улыбки оно смягчилось, и на мгновение Хоксуэллу показалось, что мистер Тревис вот-вот заплачет.
— Это не может быть мисс Томпсон, Исайя. Это прекрасная леди, которая, я думаю, просто заблудилась.
— Но это действительно я, мистер Тревис, — сказала Верити, подыгрывая ему.
Тревис подошел ближе и состроил гримасу, словно комический актер. Потом нагнулся, чтобы заглянуть под поля ее шляпы. — Будь я проклят, но это она. Годы превратили девочку в женщину. Притом в настоящую леди.
Верити обняла его, потом представила Хоксуэлла.
— Я хотела бы немного погостить у вас, если не слишком помешаю, мистер Тревис.
— Никто здесь не говорит, что это невозможно, а это означает — добро пожаловать. Погостите столько, сколько захотите, потому что ваш кузен, когда вернется, отнесется не слишком благожелательно к вашему визиту.
Он повел их в свою комнату и закрыл дверь. Хоксуэлл оглядел куски железа на верстаке, станки и инструменты. Видимо, здесь и обитал секрет изобретения Джошуа Томпсона.
— Я писала вам, мистер Тревис, что жива и здорова. Разве вы не получили мое письмо?
— Получил и страшно обрадовался. Странное это чувство — оплакивать человека, а потом узнать, что он жив.
— Настолько странное, что вы не могли ответить?
— Ваш кузен тоже узнал, что вы живы. Он запретил мне писать вам. Грозился уволить меня, если я это сделаю, и послать к черту завод. Он сказал, что я буду виноват, если все эти люди потеряют работу. Ему не понравится, если он узнает, что мы с вами сегодня разговаривали.
Он пододвинул Верити стул, и она села. Хоксуэлл остался стоять.
— Нам многое надо обсудить, пока у нас есть эта возможность, мистер Тревис. Но прежде чем мы будем говорить о деле, я хочу спросить вас, где Кэти. Я тоже ей написала… — Она мельком взглянула на Хоксуэлла. — Я послала письмо на адрес викария. Но теперь знаю, что он уехал.
— Да, уехал. Потерял свое место. Сейчас вместо него родственник миссис Томпсон. Мистер Томпсон считал, что наш прежний викарий использовал свою кафедру в церкви для того, чтобы разжигать недовольство. Это означало, что он больше хвалил вашего отца, чем нынешнего обитателя большого дома.
— А Кэти?
— Она не здесь, но неподалеку отсюда — живет в домике рядом с каналом на благотворительные пожертвования прихожан.
Потом разговор перешел на дела завода. Хоксуэлл слушал, но при этом внимательно рассматривал станки и металл, которые использовал Тревис.
Тревис описал волнения на заводе прошедшей зимой и всеобщее недовольство рабочих низкой оплатой труда из-за того, что после войны уменьшился спрос на пушки и мушкеты.
Верити попрощалась с мистером Тревисом, пообещав скоро вернуться.
— Я всегда подозревала, что Бертрам плохо управляет заводом, — сказала Верити, когда они вышли. — Став моим опекуном, он запретил мне приходить сюда, а с мистером Тревисом мне вообще многие годы не удавалось поговорить наедине. Я думаю, у него есть что мне рассказать.
— Ты имеешь в виду, что он все расскажет, когда меня не будет с тобой.
— Не воспринимай это как оскорбление. Он не знает ни тебя, ни того, что ты обо всем этом думаешь.
— Он не уверен, не в сговоре ли я с Бертрамом, ты это хочешь сказать? — Трудно было винить мистера Тревиса, если даже Верити не совсем была в этом уверена.
— Ты граф. В твоем присутствии он не будет откровенен, что бы ни думал о твоих отношениях с Бертрамом. Палата лордов никогда не симпатизировала таким людям, как он. А теперь мне надо увидеть Кэти.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Соблазн в жемчугах - Хантер Мэдлин



роман обычен и немного скучноват может это я конечно отношусь к этому с большим и претензиями так как за свою жизнь я прочитала так много книг . ну если у вас есть время можно прочитать и те для кого эт будет их первый роман может им он и понравится
Соблазн в жемчугах - Хантер Мэдлинs.a.
31.07.2013, 18.27





В целом книга неплохая, однако главная героиня представлена немного странно: то она независимая, то запуганная женщина... Но сюжетные повороты весьма неординарны, хотя и предсказуемы... Прочитать можно, но забывается очень быстро.
Соблазн в жемчугах - Хантер МэдлинItis
11.09.2013, 15.52





Роман понравился. И герой, который очень зависел от денег, но ради любви готовый отказаться от любимой.и героиня.без соплей.без криков.понравилась.ставлю 9 баллов
Соблазн в жемчугах - Хантер МэдлинЛилия
27.07.2015, 14.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100