Читать онлайн По воле судьбы, автора - Хантер Мэдлин, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - По воле судьбы - Хантер Мэдлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.94 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

По воле судьбы - Хантер Мэдлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
По воле судьбы - Хантер Мэдлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хантер Мэдлин

По воле судьбы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Она позволила Ризу помочь ей. Казалось, она осознала, что они опять вместе.
Риз оставил Джоан укладывать вещи в повозку, а сам отправился, чтобы привести Марка. Он нашел его слоняющимся без дела у лавки, где Дэвид служил подмастерьем. Хозяина не было видно, что очень обрадовало Риза.
В голосе Марка прозвучало подозрение.
– Она сказала, что придет сама.
– Она послала меня.
– Думаю, мне все-таки стоит ее дождаться.
– Ты пойдешь сейчас. Даже если мне придется связать и тащить тебя.
– Откуда я знаю, что тебе можно доверять и что ты пришел по ее просьбе, а не по просьбе кого-то еще?
– Ты знаешь, более того, я знаю. Я все знаю. Он повернулся к Дэвиду.
– Если кто-то спросит – его здесь не было. Ты не видел Марка уже два дня. Скажи своему хозяину и всем остальным, что я попросил подтвердить это.
Марк вышел за Ризом из лавки.
– Ты сказал, что тебе все известно. Что ты имел в виду?
– Я знаю, кто ты, знаю, что Ги Лейтон обманул Мортимера и сказал, что наследник де Брекона утонул в реке. Мне известно, что Ги узнал о том, что ты жив и приехал искать тебя. Твоя сестра не рассказывала мне, но я все равно узнал об этом.
– Она действительно послала тебя? Все кончено? Она придумала, как это завершить?
– Ей это удалось.
– Она была у короля?
– Нет, она была у Ги.
Марк разразился проклятиями.
– Тогда она ничего не закончила. Я должен был догадаться о том, что она задумала. Я сказал ей, что не хочу этого, что лучше нам обоим умереть, чем согласиться на это еще раз, – взбешенный, он почти бежал, сильно размахивая руками. – Если Джоан думает, что это меня остановит – она ошибается.
Риз схватил Марка и прижал его к стене дома.
– Остановит в чем?
– В том, чтобы поступить по-мужски. Поступить, как подобает сыну благородного отца, вместо того чтобы трусливо прятаться, подобно ублюдку, родившемуся в канаве.
– Ты говорил ей, что хочешь вызвать Ги Лейтона на поединок? Поэтому вы не ушли вчера вечером?
– Я сказал, что умру с честью, а не подобно затравленному зайцу. Я сказал ей, что мы не будем больше прятаться.
– Ну, как раз сейчас вы и должны спрятаться, молодой человек. Ты будешь делать все необходимое, чтобы спасти свою сестру. Она ходила к Ги не для того, чтобы с ним торговаться. Она убила его. И будь я проклят, если позволю тебе помешать ей бежать из города.
– Она убила его?
– Она защищалась, но какая разница.
– Я же говорил, что сам разберусь с ним.
– Я тоже говорил, но она разобралась без нашей помощи. Если мне удалось забыть о своей гордости, у тебя это тоже получится. А теперь шевелись, и, если ты хотя бы одним словом упрекнешь ее, если я увижу укор в твоем взгляде, я поступлю с тобой как с человеком твоего сословия, и ты пожалеешь что когда-то появился на свет.
Риз схватил Марка за шиворот и подтолкнул вперед.
Когда они пришли, Джоан уже закончила укладывать вещи в повозку и появилась из кухни, как только они вошли в сад. За время их отсутствия она переоделась в другое платье.
Джоан настороженно поглядывала на своего брата, ожидая, что он вот-вот разразится гневной тирадой. Риз наблюдал, как эмоции сменяли одна другую в глазах юноши: облегчение по поводу того, что она была цела и невредима; беспокойство о том, что ее сейчас могут искать, потому что его самонадеянность стала непосредственной причиной ее поступка. Что-то еще промелькнуло в выражении его лица. Чувство вины. Ужасной вины, которая терзала его три года. Риз положил руку на плечо Марка.
– Не вини себя в том, что произошло, или в том, что ты был еще слишком мал, чтобы защитить ее. Не стыдись той жертвы, которую она принесла, чтобы спасти тебе жизнь.
Слезы навернулись на глаза Марка, и Риз сжал его плечо.
– Подойди к ней, а я проверю, все ли готово.
Марк подошел к сестре и обнял ее.
Риз вернулся в сад и, не видя их через калитку, решил в последний раз взглянуть вокруг. Его взгляд упал на накрытую холстом скульптуру святой. В конце концов, кто-нибудь из соседей, обеспокоенный его отсутствием, придет и обнаружит ее. Скульптуру отвезут в церковь и установят на ее законном месте. Урсула еще послужит тем, для кого она была создана. Другие позаботятся об этом.
Показалась Джоан. Она направлялась к нему, рядом шел Марк. Как благородная святая, которую она закрыла собой, она предпочла муки во имя правого дела. Она отправилась в Вестминстер, чтобы еще раз спасти жизнь своему брату, ясно осознавая, что если убьет Мортимера, то наверняка погибнет и сама.
Она приняла решение еще перед тем, как пришла к нему вчера вечером. И всю ночь ее сердце ни на секунду не забывало об этом. От мысли о том, что она хранила свой секрет все то время, пока они предавались любви, у него в горле образовался комок. Его гордость пыталась разозлиться на ее обман, но не могла. Имело значение только то, что последние часы своей жизни она предпочла провести в его объятиях.
Марк притащил старый меч и положил его в повозку безо всяких объяснений.
– Я взяла лук и кинжал, а еще почти все твои пергаменты, – сказала Джоан. – Они завернуты вон в то одеяло.
Он не думал ни о пергаментах, ни о чем-то другом, не имеющем отношения к ее безопасности.
– Нам пора в путь. Забирайтесь-ка вместе с Марком назад и попробуйте отдохнуть.
Она обошла повозку с другой стороны.
– Нет, я сяду здесь.
Риз уселся рядом с ней и взял в руки поводья. Джоан положила руку на его бедро, и по ее прикосновению он почувствовал, что она осознает степень грозящей им опасности. Но она верила ему. Они опять были вместе, по крайней мере, еще на какое-то время.
Сердце Джоан готово было выскочить из груди каждый раз, когда их обгонял всадник, и не могло успокоиться, пока не затихал стук его копыт. Она твердила себе, что никому не придет в голову искать ее, что никто не пустится в погоню, но все равно страх не давал ей покоя.
Она мертвой хваткой вцепилась в Риза. Ей нужно было чувствовать его рядом. Его присутствие успокаивало и одновременно беспокоило ее. Он сможет защитить их с Марком, но, если произойдет самое страшное и их схватят, ему придется разделить их участь.
Ей было необходимо прикасаться к нему и по другим причинам. Тепло, которое ощущала ее рука, напоминало ей о том, что она жива. Сознание этого заставляло кровь бежать по ее жилам. Джоан надеялась, что, после того как все закончится, у них появится время для передышки. Она упивалась этой мыслью, даже прислушиваясь к шуму погони.
Его присутствие также не давало выплеснуться наружу ее негативным эмоциям: не только страху, не только чувству вины в том, что ее замысел не удался и она подвергла всех еще большей опасности, чем ранее – в глубине души она все-таки оправдывала свой поступок. Она боялась, что ее будут преследовать видения падающего Ги и изумление в его закрывающихся глазах.
Она крепче схватилась за Риза и еще сильнее прижалась к нему.
– Я опять хочу любить тебя.
– Это может подождать, пока мы остановимся на ночлег? Можно, конечно, и здесь, на козлах, но встречные путники могут счесть это слишком непристойным, и потом, твой брат…
Его сдержанная ирония, казалось, вернула ее к реальности.
– Да, это может подождать. Но сегодня я хочу тебя настолько, что даже не могу этого выразить, – она положила голову ему на плечо. – Осталось ли в твоем сердце местечко для дочери Брекона? Ты способен обнимать женщину, которая убила человека?
Риз переложил поводья в одну руку и обнял Джоан.
– Для меня это большая честь. Я просто хотел убедиться, что ты не планировала делать это самостоятельно. Теперь тебе решать, что с нами будет дальше, ведь ты хотела, чтобы вчерашняя ночь была одновременно и началом и завершением нашей связи.
– Я не могу тебе сейчас ответить. Я не могу даже думать о завтрашнем дне. Давай забудем о таких понятиях, как начало и конец. Что касается нас с тобой, я знаю только то, что ты мне нужен сейчас, я хочу раствориться в тебе и забыть обо всем на свете.
– Тогда будь уверена, это у тебя получится. Мы оба будем забывать обо всем на свете, когда сможем, и вспоминать, когда должны.
Солнце слишком медленно плыло по небосводу, а дорога все бежала им навстречу. Джоан прильнула к Ризу, цепляясь телом и душой за спокойную уверенность, которую она чувствовала в нем. Наконец, на закате он направил повозку к деревьям, растущим в стороне от дороги.
Марк с мечом в руке отправился осматривать окрестности, в то время как Риз вытаскивал одеяла, а Джоан искала прихваченные из дома сыр и хлеб. Они не стали разводить костер, а просто разбили лагерь на скорую руку среди сосновых иголок, устилающих землю.
Марк вернулся, чтобы доложить, что неподалеку есть пруд, как раз на опушке леса, а за ними – поле. Оставив свой меч у повозки, он взял ведро и пошел по воду, а вернувшись, присоединился к скромной трапезе.
– Куда мы едем? – спросил он Риза.
– На запад, в Бэрроубург, вотчину Аддиса де Валенса.
– Если мы собираемся назваться своими подлинными именами и признать свою принадлежность к роду Бреконов – безопаснее ехать к Ланкастеру.
– Аддис с удовольствием приютит вас. Он благородный человек, так что ему можно довериться, к тому же он не любит Мортимера. Ланкастер может использовать вас в качестве заложников в своей собственной игре, а может и предать, если это будет сулить ему выгоду. Попросив убежища у Аддис, вы выиграете нашу войну прежде, чем он позволит обидеть вас.
– А если он откажет нам в приюте?
– Я его хорошо знаю: он не откажет. В этом вопросе можешь положиться на мое слово.
– И пока Мортимер не состарится и не умрет, мы будем жить в Бэрроубурге? Даже замок может стать тюрьмой.
Риз отряхнул руки и привлек Джоан к себе.
– Вот увидите, такое положение не продлится долго. Так или иначе, все скоро закончится.
Казалось, он был в этом абсолютно уверен. Джоан наслаждалась его объятиями, томясь в ожидании ночи, еще одной ночи любви, но его слова беспокоили ее, они разрушали иллюзию беспечности, которую, казалось, он создавал своим поведением. Она не могла думать о завтрашнем дне, но он – думал, и из его слов следовало, что им придется скоро расстаться.
Она крепко прижалась к Ризу, стараясь отогнать прочь тревогу, которую пробудили его последние слова. Марк взглянул на них и, увидев идиллическую картинку, с негодованием подскочил.
– Черт побери! Я не собираюсь сидеть здесь, пока вы… – он схватил одеяло и меч. – Я буду спать там, рядом с дорогой, и закричу, если замечу что-нибудь подозрительное. Будьте осторожны.
Треск веток под ногами Марка почти стих, когда Риз уложил Джоан на спину. Они слились в одно целое горячо и нетерпеливо, страсть заставила их забыть обо всех опасностях. Сейчас для Джоан не существовало ничего, кроме вкуса его губ и ощущения его прикосновений. Ее ликующая плоть напоминала, что означает быть живой.
Риз замедлил движения и начал снимать с нее платье, но Джоан не могла ждать так долго!
– Нет! Слейся со мной! Это все, чего я сейчас хочу! Я думала только об этом всю дорогу!
Риз склонился над ней, заполнив собой ее руки, тело и сердце. Она издала стон облегчения и полностью отдалась власти желания. Его поцелуи заставили ее забыть об ужасах сегодняшнего дня и опасностях грядущего, его прикосновения помогли ей забыть о том, что скоро им предстоит расстаться. Он заполнил собой весь ее мир, отвлек от мыслей о брате, который охранял их покой у дороги.
Она достигла райских высот раньше, чем он, и была рада этому. Ей нравилось чувствовать, что он вот-вот достигнет верха блаженства, она наслаждалась тем, как все нарастающее желание заставляло его двигаться в ней. Он произносил ее имя тихо, но четко, и нежность звучала в его голосе. Нежность этого единственного слова проникала в самую душу Джоан, никогда ей не забыть звучания его голоса в минуты наивысшей близости.
Она прижала его к себе и глядела не верхушки деревьев, которые, казалось, касались освещенного лунным светом неба, вдыхала насыщенный ароматами хвои прохладный воздух, слышала успокаивающееся дыхание Риза. Лежала, обвившись вокруг своего возлюбленного и стараясь впитать в себя красоту этой ночи, сохранить в памяти невероятное счастье – обнимать его.
Риз приподнялся и лег рядом с ней на спину.
– Ты был зол на меня за вчерашнюю ночь? За то, что я тебе не сказала? – ей было легко спрашивать его об этом, он не вызывал у нее страха.
– Нет, но я должен был догадаться, должен был понять, что ты достаточно отважна, чтобы решиться на такое.
– И все же…
– Я бы предпочел, чтобы ты позволила мне позаботиться о тебе, я не лгу. Ты знала, что я сделаю все, чтобы защитить тебя, я говорил тебе об этом. Но я не могу обижаться на тебя за то, что ты пришла ко мне вчера, уже решившись на свой безумный поступок. Вчера ночью ты удостоила меня чести.
Джоан прижалась к нему сильнее. Она могла рассказать ему абсолютно все, и это было для нее главным показателем степени их близости.
– Мой план убийства Мортимера провалился.
– Слава Богу, что все произошло именно так. Только благодаря этому ты до сих пор жива. Прости, но я так считаю.
– Я тоже благодарю Господа за это. Я была бы благодарна ему в любом случае, но мне кажется, у меня бы не хватило мужества выполнить задуманное, довести мой план до конца.
– Кому же еще называться мужественным, если не тебе, Джоан? Но если кому-то все-таки суждено было сегодня умереть, лучше, что им оказался Лейтон. Мортимеру же уготована другая участь.
Упоминание о Ги вызвало в памяти Джоан картину его смерти.
– Мне не нравится то, что я сегодня сделала, – прошептала она. – Даже с точки зрения справедливости и защиты себя самой мне это не по нраву.
Он поцеловал ее, затем сел и вытянул руку.
– Давай сходим к пруду. Я считаю, что тебе следует смыть пыль этого дня со своего тела и вычеркнуть его из памяти.
– Очищение?
– Да. Кроме того, мне представится еще одна возможность увидеть тебя при свете луны обнаженной.
Оставив одежду на земле, они рука об руку направились к деревьям, за которыми в ночном свете поблескивала вода. Спустившись по влажному песку к пруду, они погрузили свои тела в воду, чтобы их омыло течением. Стоя лицом к лицу, они играли, брызгая водой и целуясь.
Джоан почувствовала себя спокойнее, ее страх и чувство вины улетучились. Но не вода очистила ее душу и вернула чувство невинности – Риз. Без сомнения, это был он.
Он набрал пригоршню воды и плеснул ей на плечи и грудь, затем, наклонившись вперед, принялся слизывать стекавшие по ее телу ручейки. Позволив себе насладиться восхитительными ощущениями, Джоан откинула голову назад.
– Теперь и ты подвергаешься опасности, потому что привязан ко мне, а я хотела этого избежать.
– Я привязан к тебе… Опасность – это лишь досадная помеха на пути к счастью, вдвоем мы сумеем преодолеть ее.
– Мне кажется, я буду всегда сожалеть, что не успела дать тебе большего.
– Мне не нужны твои сожаления. Ни сегодня, ни завтра. Они только сковывают нас. Ты достаточно натерпелась, и все остальные подождут. Я хочу, чтобы ты забыла о них сейчас, чтобы мы были свободны настолько долго, насколько это возможно.
Его язык описал круг, чтобы поймать капельку на ее соске, и она крепко прижала Риза к своей груди.
– Теперь у меня есть новая привязанность, о которой я никогда не забуду, никогда не буду сожалеть. Я всегда буду привязана к тебе и никогда не буду свободна от этого.
Он отклонился назад, чтобы видеть ее лицо.
– Тогда это принесет тебе несчастья.
– Ты никогда не принесешь мне несчастья. Эта зависимость наполняет меня радостью, я горжусь ею. Она всегда будет иметь для меня огромное значение, будет напоминать мне, что я смогла познать настоящую любовь вне зависимости от того, какой жизнью жила.
– Ты уверена? Я не хочу, чтобы ты взвалила на себя такое тяжкое бремя.
– Я не просто уверена, – она подняла руку, повернув к нему ладонь, и посмотрела на него. – Я клянусь! Нет, я приму присягу, чтобы доказать это!
Риз застыл на месте.
– Ты не можешь сделать этого, и сама знаешь об этом, и я тоже знаю.
– Этой ночью мы свободны, абсолютно свободны. Мы были рождены нагими и покинем этот бренный мир, взявшись за руки, мы навеки связаны с тобой, и не имеет ровно никакого значения, что нам готовит будущее. Разве ты не хочешь мне ничего сказать? Ты все еще надеешься забыть меня, как надеялся прошлой ночью?
– Я никогда тебя не забуду, я пронесу эту любовь через всю свою жизнь.
Так они признались друг к другу в любви. Он сказал это очень спокойно, и Джоан показалось, что он всегда знал, что именно так все и произойдет.
Риз накрыл ее руку своей ладонью и сжал пальцы.
– Тогда давай поклянемся в верности друг другу, Джоан. Пусть в словах нашей клятвы не будет и капли лжи, пусть она будет проста и честна, чтобы нам обоим не стыдно было вспомнить ее, даже когда мы состаримся.
Сквозь ладонь Джоан ощутила исходящее от Риза тепло, его жизненную силу, бившуюся в нем подобно пульсу.
– Ты – мужчина моего сердца, любовь всей моей жизни. Где бы я ни была, что бы ни делала, я принадлежу тебе, а ты – мне. Мы соединены навсегда и будем вместе, пока смерть не разлучит нас. Я не задумываясь отдам за тебя свою жизнь и, где бы ни была, откликнусь на твой зов. Я с радостью принимаю на себя эти обязательства, потому что только в союзе с тобой познала настоящую свободу.
Риз прикоснулся к ее лицу второй рукой.
– А ты – женщина моего сердца и любовь всей моей жизни. Мы соединены навсегда и будем вместе, пока смерть не разлучит нас. Я не задумываясь отдам за тебя свою жизнь и, где бы ни был, откликнусь на твой зов. Я с радостью принимаю на себя эти обязательства, потому что только в союзе с тобой познал настоящую свободу.
Они скрепили клятву коротким поцелуем, настолько нежным и чистым, что Джоан показалось, будто ее сердце вот-вот вырвется из груди. Риз обнял и поднял ее.
– Ты начинаешь замерзать. Давай выйдем и ляжем на камень, чтобы в этом Эдеме я мог видеть всю тебя.
Невысокий плоский обломок скалы все еще хранил тепло солнечных лучей, будто природа заранее продумала, как поудобнее обустроить их ложе. Они растянулись на камне под звездами и луной, наслаждаясь единением друг с другом в бесконечности, ощущение которой может дать только такая тихая ночь.
Риз прикасался к Джоан кончиками пальцев, будто пытаясь запомнить ее очертания. Его нежные прикосновения одновременно успокаивали и приятно возбуждали, они восхитительно дополняли ласку ветерка, высушивающего ее кожу, и исходившее от камня тепло.
Эти блуждающие прикосновения чуть было не довели ее до умопомрачения, пока он не поцеловал ее. В этот раз их страсть не была безудержно дикой. Находясь под впечатлением своей клятвы, они двигались медленно и томно.
Руками и языком Риз довел ее до пика чувствительности, соскользнул со скалы и усадил ее на край их каменного свадебного ложа. Затем широко развел в стороны ее ноги и склонился, чтобы поцеловать воплощение ее женственности. От его нежного прикосновения ее душа взмыла в звездную высь.
Он мягко подвинул ее так, чтобы тело прижималось к теплому камню, а ноги легли на его край. Он поднял ее бедра и соединил их тела в единое целое, крепко держа ее в своих шершавых и сильных руках, пока длился путь к их общей цели, пока они не достигли черты, за которой на них снизошла райская благодать.


– Он нам не поверит – подумает, что мы самозванцы, – выпалил Марк, как только вдали показались стены Бэрроубурга.
Они остановились на краю поля, отделявшего их от замка. Возвышающиеся вдалеке толстые стены выглядели более чем внушительно. Ризу было несложно понять, как могли они напугать юношу, прожившего три года в нищете, впрочем и Джоан тоже была немного обеспокоена. Щелкнув поводьями, Риз направил повозку к городским воротам.
– Он поверит тебе. Скромная одежда не в силах скрыть богатства души человека, если мудрые глаза ищут правды, а сердце готово ее принять. Аддис поймет, что вы не самозванцы.
В действительности он рассчитывал, что первой все поймет Мойра, а уж она сможет убедить Аддиса.
Городские ворота были распахнуты настежь, а ворота замка закрыты. Беглецам понадобилось некоторое время, чтобы убедить стража ворот пропустить их внутрь. Когда они наконец въехали во внутренний двор, лорд и леди Бэрроубург уже ждали их там.
Мойра подбежала к ним, чтобы поприветствовать, и вела себя так, будто в их внезапном приезде всего через день после ее прибытия в замок не было ничего необычного.
Аддис вел себя более сдержанно: осматривая сложенную в повозке поклажу, обошел ее кругом, а закончив осмотр, смерил Джоан долгим испытующим взглядом. Затем повернул свое изувеченное лицо к Марку, которому удалось достойно выдержать взгляд Аддиса и не смутиться (разве что чуть-чуть).
– Твой отъезд из Лондона был поспешным, каменщик. Уверен, спасаясь бегством, ты думал не о собственной жизни.
Риз улыбнулся, услышав повторение своих слов.
– Мы действительно вынуждены были бежать.
Прозвучав, эти слова сразу прервали веселые возгласы, которыми обменивались Джоан и Мойра. Владелец замка удивленно приподнял брови.
Пора было объясниться. Риз слегка подтолкнул Марка и Джоан вперед.
– Познакомься, это дети Маркуса де Брекона, и они прибыли, чтобы просить тебя о защите.


– Как давно тебе об этом известно?
Прежде чем начать задавать вопросы, Аддис выслушал рассказ Риза о визите к Мортимеру и о том, как Джоан убила Ги Лейтона. Они сидели на террасе одни, и длинный фамильный меч Бэрроубургов висел над головой Аддиса. Находясь в Лондоне, Аддис мог жить в обыкновенном доме, но здесь, в имении, его власть и богатство были видны невооруженным глазом.
– Все встало на свои места после того твоего рассказа о Ги.
– Значит, ты влюбился прежде, чем узнал об этом. Прости, но я сужу по рассказам Мойры, а она редко ошибается.
– Да, она действительно редко ошибается.
Аддис приблизился, чтобы наполнить кубок Риза вином.
– Прости за то, что разочаровал тебя.
Этой простой фразой было сказано все. Лорд Бэрроубург решил, что Риз надеялся на будущее, которое было невозможно. Аддис мог жениться на крестьянке, но дочь барона в такой же ситуации была лишена выбора. Не послушаться своих родственников и выйти замуж за представителя низшего сословия означало быть изгнанной из семьи, вычеркнутой из жизни общества. Поступив таким образом, она должна будет забыть о своем происхождении.
Это уже однажды произошло с Джоан. Риз не допустит, чтобы такое повторилось еще раз, да и она тоже.
– У мальчика глаза его отца. Я встречался с де Бреконом давно, когда был еще сквайром. Джоан, должно быть, похожа на мать, которую я никогда не видел. Мойра подозревала что-то подобное, но не это. Она заметила, что у Джоан есть какая-то тайна, которую она боится открыть. Признаюсь, я был занят другими делами и не придал этому значения.
– Ты сможешь защитить их?
– Да. Надеюсь, это не продлится долго. Я знаю, что чувствует человек, у которого отняли родительский дом: парень не успокоится, пока не отомстит.
– А если Джоан обвинят в убийстве Ги Лейтона?
– Если станет известно, что она там была, мы назовем вещи своими именами, скажем, что женщина защищала свою честь. Сомневаюсь, чтобы Мортимер приехал в Бэрроубург с требованием выдать ее, по крайней мере, не сейчас, когда ты и так заставил его поволноваться. Завтра я отправлю к Эдуарду гонца, пусть сообщит королю о содержании твоей беседы с Мортимером, а также о том, что ты здесь, со мной. Думаю, тебе следует остаться, пока мы не выясним, в какую сторону дует ветер.
Где-то снаружи послышался слабый металлический лязг. Аддис поднялся и подошел к окну, Риз последовал за ним.
Светловолосый юноша на площадке под окном отрабатывал приемы владения мечом, тренируясь в паре с лысым рыцарем. Выслушав рассказ о жизни Марка, Аддис поручил его своему дворецкому, велев обучить юношу искусству владения оружием.
– Он силен и схватывает на лету. Конечно, ему придется упорно тренироваться, чтобы наверстать упущенное, но я считаю, что у него есть задатки настоящего воина. Когда он вернет себе свой дом, то сможет отстоять его.
– У него храброе сердце и сильная воля.
Аддис обернулся, и в его взгляде Риз увидел понимание и уверенность в благополучном для них исходе дела.
– Им повезло, что они встретили тебя, но не думаю, что и тебе эта встреча принесет счастье, скорее, наоборот.
Наблюдая, как Марк упражняется с мечом, Риз понял, что не хочет расставаться не только с Джоан. Если Марк исчезнет из его жизни, в душе останется пустота, он будет очень скучать по мальчику.
– А я думаю, что в тот день, когда я повстречал их на рынке, мне улыбнулось счастье, – и он повернулся, чтобы идти к Джоан. – Скажи дворецкому, чтобы занимался с ним до седьмого пота. Пусть сделает из него лучшего воина Англии.
– Чтобы он мог защитить ее?
– Да. И себя тоже.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману По воле судьбы - Хантер Мэдлин



какое-то двоякое чувство по отношению к этому роману слишком прекрасным не назову но и плохим тоже что-то среднее есть любовь есть борьба за выживание и спасение брата но как-то все это долго тянется можно было написать более интересно
По воле судьбы - Хантер Мэдлиннаталия
10.06.2012, 22.23





а мне понравилось.было очень интересно читать.гл.герой положительный,такой,какой должен и быть настоящий мужчина.9 баллов.
По воле судьбы - Хантер Мэдлинчитатель)
4.05.2014, 12.14





Прочитала и её могу сказать что в восторге.не плохо .поставила 7 бал.в жизни так не бывает что б богатая девушка выбрала рай в шалаше вместо замка
По воле судьбы - Хантер МэдлинЛилия
12.07.2015, 11.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100