Читать онлайн По воле судьбы, автора - Хантер Мэдлин, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - По воле судьбы - Хантер Мэдлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.94 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

По воле судьбы - Хантер Мэдлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
По воле судьбы - Хантер Мэдлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хантер Мэдлин

По воле судьбы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Паж проводил Риза в приемный покой королевы Изабеллы. После трех дней ожидания он наконец-то получил аудиенцию.
Королева сидела в резном кресле. Одна из фрейлин колдовала над ее прической, заплетая в косы каштановые волосы и укладывая их венцом на голове. Все вокруг сияло великолепием: цветные испанские печные изразцы, замысловатые узоры ковров и фламандских гобеленов, украшенные драгоценными камнями серебряные кубки.
Ризу пришлось довольно долго ждать, но вот последняя золотая нить вплетена в тяжелые косы, еще один взгляд в зеркало, последние приготовления – и она готова принять его.
В ее взгляде чувствовалась спокойная уверенность женщины, которая решила пойти ва-банк и выиграла. Нельзя сказать, что королева не нравилась Ризу, но, к сожалению, она плохо разбиралась в людях. Вынужденное отречение ее супруга от престола три года назад возможно и спасло королевство от краха, как она и обещала, но нынешний ее избранник слишком амбициозен и корыстолюбив, чтобы стать хорошим правителем.
– Мне сказали, что вы каменщик и пришли осмотреть окно в моей здешней часовне. Еще мне сказали что в прошлом году вы руководили строительством в Виндзоре, – начала королева. – В моем поместье есть небольшой дом. Я хотела бы сделать к нему пристройку. Мастер Стивен порекомендовал вас как наиболее подходящего для такой работы человека.
– Очень любезно со стороны мастера Стивена.
«Довольно странно, ведь у мастера Стивена есть взрослый сын, который сделал бы эту работу не хуже», – размышлял Риз.
– Что ж, давайте обсудим, – она повернула голову. – Мортимер, ты присоединишься к нам?
В самом темном углу покоев возникло какое-то движение. Человек, изучавший за столом пергаментные свитки, поднялся и приблизился к креслу королевы.
Риз сжал челюсти так, что на скулах заходили желваки. Да, он не испытывал неприязни к королеве, зато всеми силами души ненавидел Роджера Мортимера. Ненавидел чопорность и надменность этого человека, его лицо с очень тонкими губами, черной вьющейся бородой и мешками под глазами. Он презирал его за то, что тот не оправдал чаяний людей, когда-то помогавших ему захватить власть, за то, что злоупотреблял ею. Риз негодовал: ведь и он, Риз, тогда помогал ему достичь вершин власти.
Мортимер встал рядом с Изабеллой и положил руку ей на плечо. Королева положила свою ладонь сверху, пальцы их рук сплелись. Такой жест ясно показывал, насколько она привязана к этому человеку. Видимо, именно влиянием Мортимера объяснялся тот факт, что она до сих пор удерживала власть, которую уже давно должна была уступить своему сыну. Будучи зависимой от него, Изабелла перестала быть королевой, пекущейся прежде всего о благе своих подданных, а стала просто слабой и сумасбродной влюбленной женщиной.
– Этот домик в поместье слишком мал, – пояснила она. – Я планирую построить новый зал, который смог бы вместить мою свиту, а также новые покои. Вам придется поехать туда и посмотреть на то, что имеется на сегодняшний день, а затем обсудить со мной все детали. Но мне хочется, чтобы дом был готов как можно быстрее и мы смогли бы остановиться в нем во время путешествия к границе с Уэльсом.
Граница с Уэльсом, вотчина Мортимера. Этому проходимцу удалось оттяпать себе целую область, а Изабелла пожаловала ему титул графа.
Риз вырос на границе с Уэльсом. Единственным положительным моментом теперешней ситуации было то, что Мортимер вынужден оставаться здесь, вдалеке от своих владений, жители которых до сих пор не испытали на себе его жестокости.
– Где находится это поместье? – осмелился задать вопрос Риз.
– В Уэссексе.
– Имеется ли поблизости карьер? Если нет, цена построек значительно возрастет.
– От меня вряд ли можно ожидать ответов на подобные вопросы. Сами все увидите. Что же касается цены, то мы обсудим ее после вашего возвращения.
– А если после моего возвращения вы решите, что цена слишком высока?
Мортимер улыбнулся с высокомерным снисхождением.
– Вы беспокоитесь о том, что если наш проект не будет воплощен, то вы впустую потратите на поездку время и деньги? Не переживайте, вам хорошо заплатят за любую работу, которую вы для нас выполните.
В эту минуту Риз окончательно уверился, что не вопросы реконструкции дома являлись главной темой этой аудиенции.
Мортимер первым предпринял попытку расположить к себе Риза. Он задумчиво теребил подбородок.
– Вы меня знаете, и мне вы почему-то кажетесь знакомым. А-а, вспомнил! Вы тот самый каменщик, который служил посыльным королевы. Мы помним, вы нам очень тогда помогли, ведь, занимаясь своим ремеслом, вы по крупицам собирали важную информацию.
– Совсем немного. Прежде всего я каменщик.
– Свободный каменщик?
– Да. Я высекаю статуи, выполняю отделочные работы, а также занимаюсь вопросами строительства.
– Ваша гильдия одна из самых могущественных. До нас доходят слухи, что члены вашей гильдии лучше шерифов осведомлены о том, что происходит в королевстве.
– Наше ремесло связано с путешествиями, поэтому мы сплетничаем, как и все путешественники. Любому страннику известно то же, что и нам. Но вернемся к дому в вашем поместье. Когда вы хотите, чтобы я поехал и оценил объем предполагаемых работ?
– Это зависит от многого, не так ли? – сказала Изабелла.
– От чего же, Ваше Величество? Она недовольно вздохнула.
– Не притворяйся таким же тупым, как камни, которые ты обтесываешь. Мы хотим знать, о чем говорит народ, хотим знать все сплетни и слухи, которые до тебя дойдут. Нас окружают предатели, и мы должны знать об их планах все, чтобы предотвратить возможные неожиданности. Ты будешь делиться с нами всеми новостями, которые услышишь во время своих путешествий. Таким образом, ты поведаешь нам о настроениях знати во всех уголках нашей страны, ведь каменщикам, как ты сам сказал, все известно, они путешествуют всюду. Если будешь служить нам верой и правдой, получишь работу по реконструкции поместья и даже более того.
Так вот в чем дело! Откровенный подкуп!
– Более того… – эхом отозвался Мортимер. – На самом деле королева имеет в виду не просто реконструкцию, а постройку в поместье нового дворца. Она хочет, чтобы церковь учредила новую епархию с последующим строительством собора.
Отличный подкуп! Просто великолепный! Каждый каменщик мечтает стать строителем, а каждый строитель – зодчим. Но, так или иначе, каждый должен отрабатывать предоставленную возможность. Мортимер прекрасно знал, как продаются и покупаются люди. Неудивительно, что ему удалось приручить большую часть вельмож.
– Я очень сомневаюсь, что то, что я услышу, будет для вас новостью или вообще будет иметь какую-то ценность.
– Предоставь это решать нам. Такие вопросы более сложны, нежели может себе представить человек, подобный тебе.
Несмотря на подкуп, они в действительности не оставили Ризу выбора.
– Конечно, я сделаю все, что в моих силах.
После этих слов они позволили каменщику удалиться и стали что-то тихонько обсуждать. Толстая дверь захлопнулась, заглушив их шепот. Риз спустился в холл, ему было интересно, как долго он сможет делать вид, что собирает нужную информацию.


Он чуть было не прошел мимо.
В задумчивости Риз шагал по городским переулкам, уставившись под ноги. Проходя мимо площади, он краем глаза заметил толпу, собравшуюся, видимо, поглазеть, как будут наказывать какого-то несчастного, но это событие было настолько обыденным, что не привлекало его внимания.
Риз остановился на углу, чтобы купить груш. Расплачиваясь, случайно посмотрел в сторону перекрестка и заметил у колодок, в которые заключали провинившихся, знакомые светлые волосы и бледно-серое платье со следами вышивки. Голова и руки Джоан безжизненно повисли.
Риз посмотрел на солнце. Было уже за полдень, значит, девушка томилась здесь несколько часов. В сознании ли она?
Он продирался сквозь шумную толпу, пока не оказался рядом с ней. Колодки были установлены на помосте, так что его голова оказалась как раз на уровне ее колен. Уклоняясь от гнилых фруктов, которые летели со всех сторон, Риз наклонился и поднял предметы, сложенные у ее ног и указывавшие на причину наказания. Плитка.
Он осмотрел два осколка и понял, в чем дело. Плитка не была должным образом обожжена и, должно быть, раскрошилась, как только ее уложили. Джоан говорила, что пользуется печью плиточника, но сама плитку не изготавливает. Трудно было поверить в то, что женщине, которая так искусно лепила посуду и статуэтки, пришлось отвечать за работу какого-то нерадивого плиточника.
Риз поднял голову. Отсюда было хорошо видно ее лицо: Джоан была полна решимости. Риз отстранился, чтобы получше ее разглядеть, и девушка заметила его. Джоан зажмурилась, и в уголках ее прекрасных глаз появились слезы.
Он сделал шаг в сторону. Отсюда особенно отчетливо было видно, насколько она мала ростом, слишком мала для этих колодок: даже вытянувшись на цыпочках, она почти висела.
Внезапно к ней приблизился какой-то человек. Ухмыляясь, он, словно крыса, обошел вокруг нее, наслаждаясь беспомощностью жертвы. Подойдя сзади, он развязно дернул ее за юбку, и старая материя расползлась у него под рукой, словно была соткана из воздуха.
Теперь сквозь дыру просвечивала ее нога от бедра до ступни. Обрадованный удачей, человек набросился на девушку. Ослепленный приступом бешенства, Риз подскочил к нему и одним ударом опрокинул наглеца на землю.
Ее унижение еще больше завело разогретую толпу. Наиболее смелые подростки решили, что теперь можно будет вдоволь позабавиться. Насмехаясь и расхаживая кругами, они тоже пытались наброситься на девушку. Чтобы положить этому конец, Ризу даже пришлось столкнуть лбами двоих из них.
Он снова посмотрел ей в лицо. Слезы градом катились по щекам Джоан. Она была сломлена. Что ж, надо отдать ей должное, она держалась гораздо дольше других.
Риз снова отошел к женщине, торговавшей грушами.
– Сколько за все, вместе с корзиной?
Изумленная женщина назвала цену. Он заплатил и ринулся со своим приобретением в самую гущу толпы. Спрятав несколько плодов за пазуху, перевернул корзину, и груши посыпались прямо на землю.
Между зеваками сразу же завязалась драка за дармовое угощение. Пока они дрались, подбирая плоды, Риз взял корзину и, перевернув, поставил у ног Джоан. Затем, запрыгнув на помост, пододвинул корзину поближе.
– Встань на нее, ты станешь повыше, и тебе легче будет продержаться до заката.
Джоан попыталась, но едва смогла пошевелиться. Риз заботливо помог ей проделать эту нелегкую процедуру. Она облегченно вздохнула, но тут же застонала от боли.
Риз наклонился к ней поближе и предложил грушу.
– Ты можешь есть?
Она покачала головой и скорчилась от боли. Риз отодвинул веревку в сторону и увидел то, что причиняло ей боль – уродливый багровый рубец от веревки опоясывал шею. Если бы она забылась или потеряла равновесие, то умерла бы от удушья. Смертный приговор не был целью наказания, но время от времени осужденные умирали таким образом.
Он обошел ее сзади и соединил вместе обрывки платья.
– Я останусь здесь, Джоан. Никто больше не посмеет к тебе прикоснуться, никто не обидит тебя. Скоро все закончится.
Ее плечи вздрогнули, и он услышал звук приглушенных рыданий, они эхом отдавались в его груди. Как же ему хотелось остаться стоять здесь, закрывая ее от взглядов зевак! Но это было запрещено. Справедливый или нет, приговор приводился в исполнение, и она должна была полностью отбыть наказание. Он погладил ее по спине, стараясь хоть немного успокоить, но Джоан только сильнее расплакалась.
– Держись, дорогая. Я буду рядом, внизу, ты сможешь меня видеть.
Он спрыгнул с помоста и встал перед ней. Скрестив руки на груди и оглядываясь по сторонам, он стоял как часовой, охраняя покой несчастной женщины.
Джоан была сломлена, сломлена его добротой. Она успешно боролось с унижением и болью, собрав в кулак всю свою гордость и злость, но устоять перед добротой не смогла. Риз позволил ей быть слабой, и она не выдержала.
Джоан все время видела его голову и спину. Риз просто стоял и ждал, словно у него не было никаких других дел. Время от времени он поворачивался, озабоченно проверяя, как она себя чувствует, взглядом подбадривал ее.
Глотать было больно, но, по крайней мере, не нужно теперь бороться за каждый вдох. Ей казалось, что тело настолько сильно растянуто, что вряд ли когда-нибудь вернется в нормальное состояние.
У ног Джоан лежали осколки плитки, из-за которых она и оказалась здесь. Это была не ее вина. В тот день, когда плитка обжигалась, за печью присматривал Джордж. Он был пьян, но не настолько, чтобы проспать целый день, как это обычно случалось. Время от времени ему нравилось выдавать себя за великого мастера. Обычно она придумывала вескую причину, по которой не стоило продавать испорченную продукцию, но в этот раз он все-таки умудрился продать свой товар.
Джордж наверняка знал, что плитка недостаточно хороша. Вот почему так настаивал на том, чтобы Джоан взяла эту партию – ей, а не ему пришлось бы разбираться с покупателями.
Оживление внизу насторожило девушку. Каменщик уходил. Она не могла его упрекнуть, он и так простоял несколько часов. Приподняв голову, она посмотрела ему вслед. Волей-неволей ее взгляд упал на толпу. Люди сновали туда-сюда, останавливаясь, чтобы насладиться зрелищем, но никто не задерживался надолго, на перекрестке было слишком жарко. Волосы Джоан еще больше выгорели на солнце, а к длинному списку пыток добавилась еще одна – жажда.
Уход ее защитника совершенно опустошил девушку. Сердце отчаянно сжималось, она пытаясь собрать остатки воли, но в истерзанном теле не было места ничему, кроме слабости. Что с ней сделают, когда спустят отсюда? Просто бросят на помосте или вышвырнут вон из города? Она была уверена, что будет не в состоянии идти, более того, даже не знала, сможет ли ползти.
Джоан смотрела на осколки плитки сквозь застилавшую глаза пелену слез и проклинала Джорджа. Слабая вспышка гнева придала ей сил. Надеясь на чудо, она молилась, чтобы чувства не покинули ее, господь помог выстоять, но все же на мгновение забыла, где находится.
Как ты осмелился обидеть меня? Как осмелился прикоснуться ко мне? Мой отец об этом узнает. Мой муж убьет тебя…
Кто-то дотронулся до ее плеча. В полузабытьи она повернула голову, готовая кусаться и отбиваться до последнего. Но через мгновение черная ярость улетучилась, и Джоан поняла, что находится в колодках и смотрит на каменщика. Он снова стоял рядом и держал в руках чашку.
Риз обеспокоенно посмотрел ей в глаза и поднес чашку к ее лицу.
– От жары ты теряешь сознание. Наклонись и попробуй отпить сколько сможешь. Чашка наполнена до краев, у тебя должно получиться.
Это был эль, не вода. Она пролила гораздо больше, чем выпила, но немного освежающей влаги все же попало в горло.
– Закрой глаза.
Джоан послушалась и почувствовала, как оставшийся эль вылился на ее голову.
– Фонтан слишком далеко, это должно подойти. Солнце уже заходит, Джоан. Потерпи еще немного.
Она не была уверена, сможет ли терпеть. Как ей хотелось, чтобы все закончилось сию же минуту!
Но оказалось, что Риз не оставил ей выбора. Он встал на прежнее место у ее ног, повернувшись к ней лицом. Разговаривая с ней так, словно они вели светскую беседу за столом, начал рассказывать ей старые легенды. К тому моменту, когда солнце уже почти скрылось за горизонтом, а эль высох на ее волосах, только его голос удерживал ее в этом мире, вернее, очень маленьком мирке, в котором существовали только они двое.
Сумерки. Живительная прохлада.
Незаметно опустел перекресток. Два человека поднялись по ступеням на помост. Один из них повернул ключ в замке колодок, и тяжелый деревянный рычаг просвистел над ее головой.
Джоан попыталась пошевелиться. Безуспешно. Попыталась распрямить плечи и почувствовала такую боль, словно со всего маху ударилась о камень.
Крепкие руки обхватили ее за талию. Она обмякла и начала падать, но эти же руки удержали ее, не дав упасть на помост.
– К чему так переживать из-за какой-то подзаборной шлюхи, мастер Риз? – донесся приглушенный голос надзирателя. – Бросьте ее. Кто-нибудь из родственников позаботится о ней.
– Никто не придет. Я сам позабочусь о том, чтобы с ней ничего не произошло.
– Воля ваша, делайте, как знаете, но есть и более простые способы попасть в рай.
– Может и так.
Все тело Джоан невыносимо болело. Ей было так больно, что его руки у нее под мышками и коленями казались ей железными тисками. Каждый поворот головы причинял невыносимую боль.
Ступеньки, потом темнота. Тишина, только звук его шагов.
– Ты проснулась, Джоан?
– Да.
Она не слышала своих собственных слов и была не совсем уверена, что не спит. Мелькавшие дома казались темными неясными силуэтами.
– У тебя есть какие-нибудь родственники, кроме брата? Друзья в городе?
Пересилив себя, она отрицательно покачала головой.
– Тогда я отнесу тебя к себе домой. Там ты сможешь прийти в себя.
Джоан проваливалась в небытие. Она смутно чувствовала руки Риза, его грудь, дыхание, ритм шагов.
Огни. Один, два, три, еще… Огни загорались прямо у нее перед глазами. Запах топленого жира начал приводить ее в чувство.
Джоан различила черты лица Риза в мерцании свечей, когда он наклонился, чтобы зажечь последнюю. В этом свете он казался еще красивее, чем раньше. Она смогла рассмотреть помещение – большая кухня, очень чистая, опрятная.
Риз посадил ее на скамью у очага, придвинул к ней стол, на котором горели свечи, принес чашку и кусок хлеба.
– Здесь немного эля. Попробуй выпить и поесть. Размочи хлеб, если горло болит слишком сильно.
Казалось, что рука налилась свинцом, но Джоан медленно потянулась, взяла чашку, положила хлеб на колени.
Риз снял тунику и, подойдя к одной из ниш в стене, выкатил оттуда высокую ванну и поставил ее поближе к очагу.
Джоан понемногу откусывала размоченный в эле хлеб и наблюдала за уверенными движениями его стройного тела.
Все это время Риз уговаривал ее поесть еще. Он развел огонь и выйдя через заднюю дверь, вернулся через некоторое время с двумя ведрами воды. Каменщик продолжал носить воду, пока ванна наполовину не наполнилась Последние ведра с водой он поставил греться на огонь.
– Теперь можешь говорить? Горло еще болит? – спросил он, наливая себе в кружку эля.
– Немного, – отозвалась Джоан хриплым шепотом и слабым жестом указала на ванну. – Для меня?
– Да.
Это означало, что нужно будет сдвинуться с места. Только не это!
– Никто не знает о больном теле больше, чем каменщики. Завтра утром ты будешь благодарить меня. И еще. Не обижайся, но после гнилых фруктов, что в тебя кидали, и эля, который я вылил тебе на голову, от тебя ужасно пахнет.
– Ты думаешь, от меня? А я думала, это от тебя.
Риз рассмеялся. Похоже, ему понравилась ее попытка пошутить. Успокоившись, он склонился над очагом и посмотрел на нее.
– Я не знал, что ты еще и плитку обжигаешь.
Она почувствовала, что должна объяснить ему что к чему, но постаралась ответить уклончиво. Хлеб и эль восстановили ее силы настолько, чтобы помнить: с этим человеком необходимо соблюдать осторожность.
– Я работаю на плиточника. Это была его плитка, не моя.
К ее глубокому разочарованию это было все, что Риз хотел услышать.
– За рекой? Мастерские старого Ника неподалеку от Саутуорка? Я знаю этот товар. Строители доверяли отцу, но не покупают у сына.
– Товар все еще качественный, если Джордж пьян в стельку, спокойно спит и не мешает. Но бывает и так, что судьба не столь благосклонна. Он нетерпелив и не выдерживает плитку в печи столько, сколько необходимо.
– Поэтому тебе пришлось отдуваться вместо Джорджа за его «художества». Как ты можешь работать на такого человека?
– Когда я начинала, был жив его отец. Ник учил меня ремеслу. Когда Джордж унаследовал мастерские, я стала работать с ним.
– И заодно обжигала там свои статуэтки и горшки. Ты лепишь из его глины? Используешь ее для своих поделок?
Она слишком устала, чтобы проявлять какие бы то ни было эмоции, но предположение Риза задело ее за живое.
– Я управляю мастерскими. Если бы не я, у Джорджа Тайлера не было бы ни гроша. Ему нечего было бы просаживать в тавернах и борделях, где, надо отметить, он пропадает целыми днями. Да, я стараюсь выжить и использую отходы. Ты собираешься обвинить меня в воровстве? Что ж, наказание будет быстрым, я и почувствовать ничего не успею. После того что я пережила сегодня, это будет только облегчением.
– Очень сомневаюсь, что Джордж платит тебе столько, сколько ты действительно заслуживаешь. Но если ты придумала, каким образом скомпенсировать свои издержки, это не мое дело.
Его вежливое согласие не успокоило ее. Она уже жалела, что рассказала ему об этой стороне своей жизни. Джоан убеждала себя, что берет у Джорджа взаймы глину и дрова для печи, но в глубине души, конечно же, знала – это не что иное, как воровство. Наверняка Риз осуждал ее за это. Ей вдруг стало невыносимо больно при мысли о том, что он считает ее воровкой, настолько больно, что это ранило ее самолюбие сильнее, чем сегодняшнее наказание. Умом она понимала, что не было причин для такой бурной реакции. Если Риз работал на Мортимера, он и сам, наверняка, был не без греха, – но это почему-то не помогало.
Она поставила чашку на стол.
– Мне пора идти. Я уже чувствую себя гораздо лучше. Джоан, пошатываясь, встала на ноги, но он тут же бросился к ней и ласково усадил обратно.
– Ты останешься. Поешь, выкупаешься, отдохнешь, а потом отправишься домой.
– Твоя жена вряд ли одобрит такое проявление милосердия. Когда она услышит обо мне, то подумает, что ты осквернил ее благочестивый дом.
Риз поднял ведра и вылил их содержимое в ванну. Облако пара окутало ее, и этого оказалось достаточно, чтобы сломить сопротивление. Джоан показалось, что она слышит, как каждая клеточка ее тела умоляет об очищении. Как же давно она не принимала горячей ванны!
– Еще раз благодарю тебя, – произнесла она. – Это не единственные слова, которые я знаю, но как я еще могу выразить тебе свою благодарность? Поверь мне, она безгранична. Спасибо, что ты так добр.
Он подошел к полке и открыл старую шкатулку.
– Не думай обо мне лучше, чем я есть на самом деле. Кстати, я не женат.
С куском мыла в руках он вернулся к ванне.
– Кроме меня здесь нет никого, кто помог бы тебе принять ванну.
Мысль о Ризе, как о благородном бескорыстном защитнике, улетучилась в мгновение ока. Что-то в нем насторожило ее даже больше, чем слова. Джоан вдруг почувствовала, что они просто мужчина и женщина, которые по воле судьбы оказались вдвоем ночью в пустом доме. К своему глубокому изумлению она поняла, что он как мужчина совсем не был ей неприятен, как многие другие, например лакей Мортимера, скорее, наоборот. Она вся дрожала, но не от страха или отвращения, а от волнения.
– Надеюсь, тебе чуждо чувство ложной скромности.
– Я достаточно скромна, чтобы не позволить тебе помогать мне в столь интимном деле.
– Но я не вижу иного способа.
– Если другого способа нет, я вовсе не буду купаться.
– Но если ты не выкупаешься сейчас, все твое тело будет еще очень долго болеть.
– Ну что ж, тогда я справлюсь сама.
– Очевидно, к тебе возвращаются силы. Ты уверена, что справишься без посторонней помощи?
– Да. Оставь меня, пожалуйста, одну.
Он подошел к сундуку, извлек оттуда полотенце и вместе с куском мыла положил на скамью.
– Я буду в саду. Позови меня, когда закончишь. Может, ты сможешь выкупаться самостоятельно, но уж лестницу тебе в одиночку не преодолеть, это точно.
– Лестницу?
– Да, ту, что ведет в комнату, где ты сможешь выспаться. Вряд ли мне придет в голову отнести тебя ночью к плиточным мастерским, а если ты попытаешься идти сама, то едва ли доберешься до улицы.
– Но я не могу остаться.
Он лишь улыбнулся в ответ.
– Я не собираюсь тебя совращать, Джоан. К тому же какая от этого радость, если ты настолько больна, что не можешь даже самостоятельно передвигаться?
С этими словами он вышел за дверь.


Этот человек, должно быть, считает, что она наивная дурочка. Всем известно, что мужчины не особенно разборчивы и способны получить удовольствие, даже если женщина едва жива. Она немного посидит в горячей воде, а затем пойдет домой, за реку. И думать тут не о чем, не оставаться же ей здесь на всю ночь.
Джоан медленно поднялась. Тупая боль в ногах сразу же дала о себе знать, но, тем не менее, девушка смогла устоять.
Платье было зашнуровано на спине. Джоан попыталась дотянуться до узла, но руки, затекшие от колодок, отказывались слушаться. Ей едва удалось вытянуть их по бокам.
Это было просто смешно. Какая нелепость: ее разум оказался гораздо более стойким, чем тело! Раздраженная собственной беспомощностью, она прилагала неимоверные усилия, чтобы заставить руки двигаться.
Что-то внутри нее напряглось, задрожало и выстрелило острой болью. На мгновение в глазах потемнело, и, падая, она плечом ударилась о стенку камина. Соскользнув по стене, она опустилась на скамью и замерла, ожидая, когда прояснится в голове.
Поразмыслив о своем положении, Джоан глубоко вздохнула: ну что ж, видимо, ей придется поступиться своей гордостью. Она постаралась как можно громче выкрикнуть его имя, но голос был охрипшим и слабым.
Риз тотчас же вошел, держа в руках еще два наполненных водой ведра. Конечно же, он знал, что у нее ничего не получится, и поджидал у двери.
Поставив ведра с водой у камина, он подошел, сел рядом с девушкой и, не говоря ни слова, начал раздевать ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману По воле судьбы - Хантер Мэдлин



какое-то двоякое чувство по отношению к этому роману слишком прекрасным не назову но и плохим тоже что-то среднее есть любовь есть борьба за выживание и спасение брата но как-то все это долго тянется можно было написать более интересно
По воле судьбы - Хантер Мэдлиннаталия
10.06.2012, 22.23





а мне понравилось.было очень интересно читать.гл.герой положительный,такой,какой должен и быть настоящий мужчина.9 баллов.
По воле судьбы - Хантер Мэдлинчитатель)
4.05.2014, 12.14





Прочитала и её могу сказать что в восторге.не плохо .поставила 7 бал.в жизни так не бывает что б богатая девушка выбрала рай в шалаше вместо замка
По воле судьбы - Хантер МэдлинЛилия
12.07.2015, 11.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100