Читать онлайн Пылкий романтик, автора - Хантер Мэдлин, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пылкий романтик - Хантер Мэдлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.15 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пылкий романтик - Хантер Мэдлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пылкий романтик - Хантер Мэдлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хантер Мэдлин

Пылкий романтик

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Джулиан что было силы погонял коня, стараясь достичь своего особняка на побережье еще до рассвета, несмотря на то что всю ночь хлестал дождь. Под утро он, правда, прекратился.
Подъезжая к дому, Джулиан представлял себе, как Пен выйдет сейчас на террасу, приветствуя его. Оставив лошадь у конюшни, Джулиан направился к дому.
Но никто не махал ему с порога. Даже в окне не показалось радостного лица. Что ж, неудивительно. Подумаешь, какая важность! Вернулся ее семейный адвокат.
Поставив лошадь в конюшню, Джулиан направился в дом.
Гробовая тишина. Раньше она не удивляла его, но сейчас показалась странной. В доме не может быть так тихо, если в нем хоть кто-то есть.
В пустой тишине комнат шаги Джулиана отдавались гулким эхом. Сомнений не было: Пен действительно исчезла. Джулиан вышел на террасу – никого. Поднялся наверх, хотя заранее уже знал, что и там не обнаружит Пен.
Саквояжи ее, однако, были нетронуты. Это пугало Джулиана больше всего.
Он бессильно опустился на кровать.
Похищена ли Пен или ушла по своей воле? Решила просто исчезнуть, чтобы никто, даже Джулиан, не знал, где она? Неужели она всерьез думает, что так надежнее, что так она обретет наконец полную свободу?
Когда Джулиан вспомнил подробности своей недавней встречи с Глазбери, подобное решение Пен показалось ему не таким уж и глупым.
Джулиана вдруг охватила щемящая пустота. Она показалась ему такой же тоскливой, как и этот опустевший дом. Тишина, которой он раньше так наслаждался, теперь казалась ему зловещей, словно он в одночасье лишился того, что все эти годы неизменно составляло смысл его жизни...
Снова спустившись на террасу, Джулиан рассеянно смотрел на воду.
Пен ушла, не сказав ни слова. Не попрощавшись, не предупредив...
Небо уже начинало светлеть. Лодка, в которой Джулиан любил совершать морские прогулки, покачивалась на волнах невдалеке от берега.
Сбросив фрак и жилет, стянув рубашку, Джулиан направился к лодке. Прибой, лизавший песок, намочил его ноги, но ему нравилось это ощущение. Сев в лодку и взявшись за весла, Джулиан отправился в море. Хорошо было дышать вольным соленым морским воздухом, ощущать обнаженной кожей горячие лучи припекающего уже солнца.
Джулиан с наслаждением ловил последнее тепло уходящего лета. В порывах ветра, однако, уже чувствовалось дыхание грядущих холодов. Ритмичность взмахов весел, приятное напряжение в мышцах боровшихся с волнами рук понемногу успокаивали нервы Джулиана.
Интересно, давно ли ушла Пен? Может быть, еще вчера, сразу же, как только он покинул ее? Возможно, это решение пришло к ней еще до отъезда Джулиана – исчезнуть, не говоря об этом ему, иначе наверняка бы вмешался.
Да и с какой стати ей посвящать его в свои планы? Кто он, собственно, для нее такой? Всего лишь личный адвокат. Да ещё человек, которого она использует, чтобы шантажировать Глазбери, как признал сам граф. Можно сказать, почти что слуга.
Джулиан сильнее налег на весла. Эх, поднялась бы сейчас буря, да такая, что только успевай бороться с волнами! Тогда, истощив свои силы, он был бы уже не в состоянии ни о чем думать, в том числе и о том, что произошло за время его отсутствия.
Произошло же то, что теперь он, возможно, никогда больше не увидит Пен.
Словно услышав мысли Джулиана, ветер вдруг начал усиливаться. Большая волна подняла лодку на свой гребень. И вдруг, как с птичьего полета, Джулиан увидел свой дом и скалистую гряду на берегу. А там...
Что это там мелькнуло слева между скал? Голубое, но на воду не похожее, слишком яркое, будто сапфир.
Волна опустила лодку Джулиана. Он со всех сил налег на весла, стремясь туда, где заметил голубую точку. Он молил Бога о том, чтобы все обошлось.
Пен пристально вглядывалась в даль. Ей показалось, что на водной глади что-то блеснуло, скорее всего лодка.
Впрочем, ей и впрямь показалось. Какой нормальный человек станет заплывать в это пустынное место? Если только не предположить, что этот человек специально осматривает побережье, выискивая ее.
Но если это ее предполагаемые преследователи, то почему они вышли на поиски лишь сейчас? Решили потянуть, чтобы сильнее потрепать своей жертве нервы? Что ж, если так, то это им удалось. Пен вдруг почувствовала, как ее снова начинает трясти.
Пен поглядела вниз на песчаный пятачок. Она сидела там до того, как вода начала прибывать и ей пришлось подняться на скалу. Ночью на скале ее никто не заметил бы, но сейчас, когда уже рассвело. Вода больше не прибывала, песок уже обнажился. Подождать еще немного и можно рискнуть вернуться в дом. Но сможет ли она идти, не затекло ли у нее тело от многочасовой неподвижности? Одежда промокла до нитки, не спасал даже плащ. Зубы отбивали дробь от холода.
Пен снова посмотрела туда, где увидела лодку. Дай Бог, чтобы ей действительно просто показалось! Если же нет, то ее обязательно поймают. Впрочем, Пен чувствовала себя настолько уставшей и опустошенной, что ей уже было все равно.
Лодка вдруг показалась совсем рядом. Длинная и узкая, она спешила прямо к берегу, прямо к ней.
Нервы Пен напряглись до предела.
Сидевший в лодке вдруг окликнул ее по имени, и у Пен сразу же словно гора с плеч свалилась. Джулиан!
Сомнений не было – это был он. Черты лица Пен, конечно, не могла еще разглядеть, но голос Джулиана она не спутала бы ни с чьим другим.
Джулиан обещал, что будет здесь сегодня днем, но, как оказалось, вернулся уже утром.
– Джулиан! Я здесь, Джулиан! Спасите меня!
Джулиан приближался. Пен уже могла рассмотреть его: черные как смоль волосы, развевающиеся на ветру, сильные мускулы обнаженных рук, переливающиеся на солнце от пота и морских брызг. Пен невольно залюбовалась им, забыв на минуту о своих бедах.
Джулиан был уже футах в пяти от нее. Не дождавшись, пока лодка причалит к берегу, он прыгнул в воду и через несколько мгновений был уже рядом с ней.
Пен никогда раньше не видела Джулиана обнаженным по пояс и сейчас просто была не в силах отвести от него глаз. Идеально сложенный, он напоминал ей морского бога, пришедшего ей на помощь.
– Черт побери, Пен, что вас сюда занесло? – проворчал он.
– Я заметила человека... мне показалось, что он следит за мной... я побоялась вернуться в дом, и...
– Ладно, – перебил он ее, – объясните позже.
Он подхватил ее на руки, словно пушинку. В сильных руках Джулиана Пен чувствовала себя надежно защищенной.
– Черт побери, – снова ругнулся он, – вы промокли до нитки! Вам нужно срочно обогреться.
Джулиан понес ее в лодку. Усталое тело Пен вдруг словно обмякло, голова склонилась на его плечо. Эта невинная близость вселяла в душу Пен спокойствие и уверенность. Бережно, будто хрустальную, Джулиан посадил ее в лодку, сам сел на весла и отчалил. Пен сидела лицом к Джулиану, машинально кутаясь в свой плащ, хотя тот, промокший до нитки, совершенно не согревал.
Пен нравилось смотреть на обнаженный торс Джулиана, на напрягшиеся мускулы его плеч и рук. Может быть, разглядывать его в упор было и неприлично, но Пен просто не в силах была отвести взгляд.
– Я правильно поняла, мистер Хэмптон, – заговорила она, – вы не нашли меня в доме и отправились на поиски?
– Честно говоря, специально я вас не искал, иначе не разъезжал бы в таком виде – натянул хоть какую-нибудь рубашку.
В тоне Джулиана не было намека на то, что Пен слишком пристально смотрит на него.
– Я люблю кататься на лодке, – заявил Джулиан. – Даже в Лондоне порой по утрам катаюсь по Темзе.
Пен все-таки заставила себя отвести взгляд от Джулиана.
– Вы не искали меня специально? – переспросила она. – Ведь вы не нашли меня в доме. Вам не показалось это странным?
– Я думал, что вы решили скрыться ото всех, даже от меня. «Как странно! – подумала Пен. – Решив, что я ушла от него по своей воле, он, похоже, даже не пожалел об этом. Ушла, мол, и с плеч долой... Вернулся к своим обычным делам, словно ничего и не было...»
– Слава Богу, – проговорила она вслух, – что вы все-таки заметили меня и поняли, что со мной что-то случилось.
– Я, возможно, и не разглядел бы вас, если б не ваш ярко-голубой плащ. Мне показалось странным, что это ваш плащ делает в таком месте.
«Ну и тон! Он, похоже, не был обеспокоен, где я и что со мной! Так, проплывал мимо, увидел мой плащ и решил заодно спасти меня...»
– Я боялся появиться слишком поздно. Слава Богу, что вы по крайней мере живы.
Пен посмотрела в его глаза: в них было трудно что-либо прочитать. Все внимание Джулиана, казалось, было сосредоточено на веслах. Но из слов его было ясно, что она не права: он действительно беспокоился о ней.
«Он шел ко мне, беспокоясь, жива ли я. Увидев меня в таком месте, он, должно быть, подумал, почему я там. Может быть, он подумал, что мой труп выбросило морем на скалы? Или подумал, что я упала со скалы? А может быть, не сама упала, а кто-то сбросил?»
– Надеюсь, – проговорила она, – вы не подумали, что я решила совершить самоубийство из-за того, что муж доконал меня своими преследованиями? Не бойтесь, я не стану этого делать из-за подобного ничтожества. Пусть не мечтает, что я когда-нибудь доставлю ему такое удовольствие!
Джулиан молчал. Лодка причалила к тому месту, где прямо от моря начинались каменистые ступени, ведущие к дому на холме. Бережно усадив Пен на одну из ступенек, Джулиан начал привязывать лодку. Пен чувствовала себя настолько усталой, что была даже не в силах пошевельнуться. Закончив с лодкой, Джулиан также легко подхватил Пен на руки и понес в дом – прямо в библиотеку.
Посадив Пен в кресло, Джулиан склонился над камином, чтобы развести огонь.
– За ночь огонь успел погаснуть... – отрешенно проговорила Пен. – Стало быть, он не ждал здесь всю ночь.
– Кто – он?
Пен рассказала Джулиану о незнакомце, которого видела вчера на террасе дома.
– Я побоялась возвращаться в дом, – закончила она, – а вдруг он караулит меня там?
Джулиан подбросил в камин еще поленьев, и огонь весело загудел. Джулиан вышел, оставив Пен одну.
Как приятно погреться у камина после стольких мытарств.
От блаженного тепла, разлившегося по всему телу, Пен впала в полудрему. Она слышала, что Джулиан ходит где-то в соседних комнатах, что-то, должно быть, делает, но все эти звуки доносились до Пен словно издалека, через какую-то пелену.
На плечо Пен вдруг легла рука Джулиана.
– Я приготовил вам горячую ванну, Пен. Она на кухне. Пен даже не хотелось шевелиться, несмотря на то что на ней по-прежнему была мокрая одежда.
– Спасибо, не хочу, – пробормотала она.
– Ванна вам сейчас необходима, Пен. Мне все-таки не безразлично ваше здоровье!
– Что ж, – обреченно вздохнула она, – если вы так настаиваете, мистер Хэмптон.
Пен поднялась на ноги и случайно уткнулась носом в грудь Джулиана. Он уже успел надеть рубашку. «Жаль, – подумала она, – без нее он смотрится гораздо красивее...»
Взгляд Джулиана перехватил взгляд Пен. И лицо его, так редко улыбавшееся, расцветилось улыбкой, немного насмешливой, но все равно довольно приятной.
– Вот как? – В глазах его играли лукавые огоньки. – Стало быть, я снова успел стать мистером Хэмптоном? Похоже, вы называете меня Джулианом только когда забываетесь!
– Да нет... То есть я... – залепетала она.
– Пен. – Джулиан с серьезным видом посмотрел на нее. – Мы знаем друг друга с детства. Вам нет нужды обращаться ко мне в столь формальной манере, по крайней мере когда мы одни!
Пен молчала. Честно говоря, она и сама не заметила, что обращалась к Джулиану по имени. Джулиан отошел от нее на шаг.
– Я подыскал вам одежду, можете переодеться, – сказал он. – Найдете на кухне, рядом с ванной. Если вам понадобится что-нибудь еще, не стесняйтесь, зовите меня.
Чугунная ванна стояла у камина, наполненная горячей водой. Погрузившись в нее, Пен аж застонала от удовольствия. Еще минуту назад она чувствовала себя продрогшей до костей. Даже сидение перед камином не смогло как следует согреть ее. Сейчас же тепло, казалось, проникало во все ее существо. Сознание того, что Джулиан где-то совсем рядом, что ему ничего не стоит войти в любой момент (хотя, разумеется, как джентльмен, он не сделает этого), странным образом возбуждало Пен. Она нырнула в воду с головой, чтобы намочить волосы. В этот момент ей показалось, что она услышала приближающиеся шаги.
– Пен, – послышался голос из дверей, – я обыскал весь дом, но никаких следов не обнаружил.
Пен поспешила вынырнуть. Джулиана нигде не было видно, хотя Пен готова была поклясться, что услышанный ею голос раздавался совсем близко. Очевидно, Джулиан стоит по ту сторону двери.
– Вы уверены? – спросила она.
– Уверен. Я также не обнаружил перед домом никаких следов: ни человека, ни лошади, ни телеги, кроме моих собственных и моей лошади.
– Этот человек мне явно не померещился, Джулиан!
– Я и не говорю, что померещился, но в этом нет ничего странного. Люди здесь ходят не так уж и редко, ходят порой и прямо через мою террасу, чтобы срезать путь, иной раз даже когда я дома.
– Вы снова хотите сказать, что это мое болезненное воображение.
– Отчего же, я считаю, что ваша тревога была не лишней, даже склонен думать, что не зря вы просидели в вашем укрытии всю ночь. Если уж вы увидели кого-то, кто показался вам подозрительным, то лучше все-таки перестраховаться, чем...
Джулиан вел с ней разговор в непринужденной манере, а в это время она голая сидела в ванне, и их разделяла всего лишь дверь. И это так возбуждало Пен! Она уставилась на дверь, почти желая, чтобы та отворилась.
– Я обещаю больше не быть такой трусихой, Джулиан, – проговорила она. – Я должна научиться быть храброй, не так ли?
– Так.
Пен снова послышался какой-то едва различимый звук, похожий на шаги. Она закрыла глаза, словно надеясь почувствовать, не глядя, что Джулиан вошел к ней.
Пен открыла глаза. Никого. И дверь по-прежнему закрыта. Джулиан, должно быть, ушел к себе в библиотеку.
«Разумеется, он ушел к себе. Куда же еще?»
Пен посмотрела на свое тело, пытаясь представить себе, что увидел бы мужчина, если бы вошел к ней. Пен знала, что она не красавица, но и не дурна собой: и грудь, несмотря на не самый юный возраст, по-прежнему тугая и крепкая, и талия достаточно тонка, чтобы Пен могла позволить себе носить платья модного приталенного фасона.
А в общем-то ничего особенного. Ни в смысле внешности, ни в смысле чего-либо другого. Пен не из тех женщин, при первом же взгляде на которых мужчины теряют голову. Если и есть в ней что-то необычное, так это ее судьба. Да, в юном возрасте она была выдана замуж за графа, от которого вскоре ушла, но это обстоятельство отнюдь не делает ее привлекательнее в глазах мужчин.
Пен продолжала мыться, все время думая о том, что Джулиан, возможно, все время где-то рядом и слышит каждый всплеск воды.
А если и слышит, то скорее всего ум его блуждает где-то далеко. Ни «Джулиану», ни «мистеру Хэмптону» нет никакого дела до того, как выглядит какая-то Пенелопа Глазбери без одежды.
Вода уже начала остывать, и Пен пора было вылезать из ванны. Вытираясь полотенцем, Пен снова подумала о том, как возбуждает ее близость Джулиана, даже если самому ему все равно. Никогда она не испытывала таких приятных ощущений, принимая ванну.
Пен подошла к стулу, на котором лежала ее одежда. Платье, выбранное Джулианом из ее вещей, было ей великовато. За последнее время она немного похудела. Надев чулки, нижнюю юбку и платье, Пен направилась в библиотеку.
Джулиана там не оказалось.
Стоя в пустой комнате, Пен от души посмеялась над собой. Она-то думала, что он стоит под дверью и представляет, как она принимает ванну! Джулиан не только там не стоял – он даже успел покинуть дом!
На кровати лежало одеяло. Очевидно, Джулиан специально постелил его, решив, что после ванны Пен захочется полежать.
Пен легла, укутавшись одеялом. Теперь она в безопасности. Она знала, что Джулиан будет где-то рядом, когда она проснется.
Джулиан слышал все: и каждый всплеск воды, и каждое дыхание Пен.
Он представил, как Пен снимает одежду и наконец остается восхитительно нагой. Воображение рисовало ему тугую округлую грудь, гибкий и грациозный стан...
Эти видения преследовали Джулиана всю жизнь, с ранней юности, но никогда еще не были настолько яркими. Казалось – протяни руку, и... Желание войти в кухню, где Пен принимала ванну, было настолько сильно, что почти затмевало его разум. Джулиан яростно скрежетал зубами, отчаянно борясь с искушением.
Чтобы хоть как-то отвлечься, Джулиан заставил себя выйти из дома и осмотреть лужайку перед ним.
Джулиан был уверен: напугавший Пен незнакомец не померещился ей. Пен не из тех женщин, чтобы от страха вообразить себе бог весть что. Скорее всего это был просто кто-то из местных, случайно проходивший мимо. Джулиан, однако, не обнаружил рядом с террасой ни человеческих, ни лошадиных следов.
Он вышел в сад. Из окна кухни лился свет. Им вновь овладело лукавое желание подсмотреть за моющейся Пен.
Джулиан рассмеялся над самим собой. Взрослый человек, с положением в обществе, а одержим желанием подсматривать за голыми женщинами, словно тринадцатилетний подросток!
К окну Джулиан, разумеется, подходить не стал, но воображение рисовало ему все подробности столь же живо, как если бы он сейчас находился в кухне.
Пен нежилась в ванне, скрытая водой лишь наполовину. Игравшее в камине пламя бросало причудливые отсветы на влажные черные волосы, нежную кожу плеч, тугую грудь... От воды и прохлады кожа Пен покрылась мурашками, соски затвердели...
Джулиан попытался подавить в себе то, что сделали с ним подобные фантазии. На протяжении многих лет эти фантазии регулярно приходили к нему, но всякий раз оставалось лишь одно – подавлять их. Джулиан знал, что нужно делать в подобных случаях, как победить страсть. Победы эти, разумеется, были полумерой, но на какое-то время приносили ему успокоение.
В последнее время, однако, Джулиан начал замечать, что подобное случается с ним все реже. Ему уже начинало казаться, что вскоре это и вовсе должно пройти. Но сейчас «аппетит» Джулиана снова разыгрался. Должно быть, от опасности, грозившей Пен, оттого, что он спас ее, он испытывал простые, примитивные, но сильные эмоции.
Прислонившись к стене, Джулиан закрыл глаза. Бессильная ярость поднималась в его душе всесокрушающей волной. Желание овладеть Пен, хотя бы и против ее воли, казалось, заполняло собой все его существо.
Но Джулиан знал, что все-таки этого не сделает. Он понимал и другое: пока Пен в его доме, все дни его целиком будут наполнены изнуряющей борьбой с этой всепоглощающей страстью.
Пен открыла глаза. Джулиан сидел у камина, читая какую-то книгу. Он уже успел переодеться. Джулиан выглядел отдохнувшим, умиротворенным и, нельзя не признать, чертовски привлекательным. От причудливых отсветов, бросаемых огнем из камина, волосы Джулиана казались еще темнее, черты лица более рельефными, а глаза – бездонными, словно хранившими какую-то тайну.
Джулиан... Нет, все-таки хорошо, что он предложил ей отбросить формальности и называть его по имени! Пен и сама не смогла бы, пожалуй, сказать, когда и при каких обстоятельствах Джулиан вдруг почему-то стал для нее мистером Хэмптоном.
Заметив, что Пен проснулась, Джулиан отложил книгу.
– Надеюсь, вы чувствуете себя уже лучше? – поинтересовался он.
Отбросив одеяло, Пен села на кровати. Она вдруг заметила; что в этой большой комнате не было больше огня, кроме камина.
– Да, спасибо, – проговорила она. – Разве что, кажется, немного переспала... Сейчас, как я понимаю, дело уже к вечеру? Если вы собираетесь вернуться в Лондон, то, может быть, вам стоит поторопиться, чтобы успеть дотемна?
– Сегодня я никуда не поеду. Эту ночь я проведу здесь.
Джулиан произнес эти слова так, словно речь шла о чем-то самом обыденном, словно в них и не содержалось никакого намека. Возможно, и впрямь не содержалось. Пен просто поняла все «в меру своей испорченности»...
– Я хочу остаться, пока мы не решим, что же вам теперь делать. А то еще, если меня не будет, ночью вам померещится, что ваши преследователи вернулись. И вы, чего доброго, опять будете всю ночь скрываться от них где-нибудь в скалах...
–Я не настолько глупа, Джулиан! – немного обиделась она.
– Я не хочу сказать, что вы глупы, Пен. Но вы изрядно напуганы. Так что лучше мне эту ночь остаться с вами.
«Пожалуй, он прав, – подумала она. – Во всяком случае, с ним я действительно буду гораздо меньше бояться».
– Я лягу спать в той комнате, которая прямо над конюшней, – сказал он.
Пен понимала, что на самом деле хочет сказать Джулиан: что выбрал именно эту комнату, чтобы спать как можно дальше от нее. «Впрочем, – подумала она, – это глупо. Если о том, что я была с ним наедине в его доме, никто не узнает, то, спрашивается, для кого весь этот спектакль? Сам же предлагал отбросить все формальности!.. А если кто-нибудь узнает, что я была у него, все равно никто не поверит, что спали мы порознь...»
– Меня вы можете не стесняться, Джулиан, – проговорила она. – Мне все-таки не пятнадцать лет, чтобы краснеть перед мужчинами. Спите где хотите! А насчет моей безопасности, конечно, надо подумать. Что мне теперь делать? Уверяю вас, я думала об этом все время. Сидела в этой чертовой расщелине, все время думала, но так ничего и не придумала.
– Что ж, – заявил он, – я готов подождать, пока вы придумаете. У меня остались кое-какие дела в Лондоне, но с ними вполне справится мой помощник. Я дал ему соответствующие распоряжения. К тому же я попросил одного знакомого адвоката быть на подхвате, если вдруг окажутся какие-нибудь не терпящие отлагательства дела.
Поднявшись, Джулиан поставил книгу на полку. Когда он возвращался на свое место, взгляд его вдруг упал на бумаги, лежащие на столе.
– Что это? – спросил он.
– Памфлет, который я пишу. Пока вас не было, я немножко над ним поработала.
Джулиан пробежал глазами первую страницу.
– Вы собираетесь опубликовать памфлет в защиту прав замужних женщин? – удивился он.
– Не кажется ли вам, – немного с вызовом проговорила она, – что давно пора поднять этот вопрос?
Взяв памфлет со стола, Джулиан прочитал его целиком.
– А у вас неплохой слог, Пен! – похвалил он.
– Вообще-то, – засмущалась она, – здесь не все мое... Я пишу этот памфлет в соавторстве с миссис Ливэнхэм и другими дамами, разделяющими те же взгляды.
– Тем не менее ваша рука чувствуется, Пен: тот же слог, что и в ваших письмах ко мне, та же музыкальность звучания. Вы собираетесь издать этот памфлет под своим именем?
– Если памфлет будет подписан именем графини, это придаст ему весомости в глазах публики.
– А Глазбери знает о том, что вы собираетесь его издать?
– Не думаю. Каким образом он мог бы узнать?
– Если об этом проекте, как вы сами сказали, известно не только вам, то вполне могло стать известно и ему. Кто-нибудь из ваших дам мог случайно проболтаться.
– Вы хотите сказать, – прищурилась Пен, – что одна из причин, почему так взбесился Глазбери в последнее время, – подготовка к изданию этого памфлета?
– Вполне возможно, учитывая слог статьи. Вот, например, одна фраза. Где же она.
Он пробежал глазами текст.
– А, вот, нашел: «Наши законы, призванные защищать права женщин наравне с мужскими, на деле оборачиваются полным рабством для замужних женщин. Выйдя замуж, женщина в нашей стране, по сути дела, становится бесправной рабой своего мужа и вынуждена терпеть любые его выходки, даже если тот окажется чудовищем в человеческом облике». Очень сильное место, Пен!
– Я же не пишу здесь, что-де граф Энтони Глазбери – чудовище в человеческом облике! Я говорю обобщенно.
– Не важно. Вы пишете, что, если муж оказался садистом, женщина имеет полное право уйти от него. Естественно, можно сделать вывод, что сами вы ушли от мужа именно поэтому. Так что фактически вы называете графа Глазбери чудовищем!
Пен возмущенно ударила кулаком по подушке:
– Да, Глазбери – чудовище, и я не собираюсь смягчать выражения в своей статье, Джулиан! Вы можете говорить что хотите, но я считаю, что в нашем обществе женщины – рабы. Так дальше продолжаться не может!
Взгляд Джулиана был устремлен на рукопись Пен, но он явно не читал ее.
– Ваш печальный опыт, Пен, – проговорил он, – заставляет вас делать слишком смелые обобщения. Готов поспорить, не все мужчины держат своих жен за рабынь. Вы же не скажете такого о своих братьях! Рискну утверждать, что их жены вполне счастливы в браке.
«Вот-вот! – с горечью подумала Пен. – Правильно я все-таки до сих пор поступала, что не показывала свою рукопись ни одному мужчине! Мужчинам все равно никогда нас не понять...»
– Если в нашем обществе жена – не раба мужа, – возбужденно заговорила она, – значит, ей просто повезло с мужем и он обращается с ней по-человечески. Честь и хвала таким мужьям, но ведь есть и другие. И должен существовать закон, защищающий женщин от мужей-садистов. Я издам этот памфлет, Джулиан, чего бы мне это ни стоило! А Глазбери пусть хоть задохнется от злости. Мне до его реакции нет ровным счетом никакого дела!
Ничего не ответив, Джулиан положил рукопись на прежнее место, но тут взгляд его упал на какой-то листок бумаги, лежавший отдельно. Его вначале он не приметил.
Пен тихо ругнулась себе под нос. Это был тот самый злополучный список мужчин. Черт побери, надо было запрятать его подальше!
– Интересно... – философски процедил Джулиан, пробежав глазами содержимое листка. – Я вижу, ваши мысли все-таки не целиком заняты борьбой за права женщин – есть еще кое-что.
Пен мгновенно вспыхнула. По какому праву Джулиан лезет в ее личную жизнь?!
– Ничего особенного. Мне просто пришла мысль созвать небольшую вечеринку, если я все-таки останусь в Англии, – солгала Пен, сама не зная зачем, – и я решила набросать cписок гостей.
– Любопытная вечеринка! Среди гостей одни мужчины!
– Ладно, признаюсь, – обреченно вздохнула она. – На самом деле это список мужчин, с которыми я могла бы изменить мужу. Я должна все обдумать: с кем лучше всего это сделать, и стоит ли вообще.
– Понятно! – усмехнулся он. – Эмансипированная женщина составляет список потенциальных любовников... Что ж, очень мило! – Он поднес листок ближе к огню, словно хотел получше рассмотреть его, хотя и так было неплохо видно. – Колин Бершар, я думаю, будет польщен, узнав, что вы рассматривали его кандидатуру.
– Честно говоря, подумав, я все-таки нашла ее не очень подходящей.
Джулиан снова углубился в список. Брови его вдруг удивленно поднялись.
– Айван Маклин? – лукаво спросил он.
– Честно говоря, я... – залепетала она.
– Значит, вот как? Айван Маклин! Что ж...
– Да я просто подумала...
– Ну уж, если начинать роман с Маклином, то Неаполь, пожалуй, самое подходящее место!
– Не понимаю ваших насмешек, Джулиан, – проворчала она. – Вы же сами, кажется, советовали мне подумать.
– Я советовал вам подумать об измене мужу, кандидатуру Айвана Маклина я вам не предлагал!
– Простите, Джулиан, – резко сказала она, – не кажется ли вам, что выбор конкретных кандидатур – не ваше дело?
– Черта с два! – проворчал он себе под нос.
Пен не очень поняла, что означала сия реплика Джулиана, но ее взбесил тон.
– Не так-то легко составить подобный список, Джулиан!– с вызовом заговорила она. – Тем более что это должна быть, если можно так выразиться, связь по расчету. Мне не хотелось, чтобы этот мужчина всерьез влюбился в меня. Вообразит еще, чего доброго, что я хочу после развода выйти за него!
– Да вы, я смотрю, – снова усмехнулся он, – успели все продумать до малейших деталей!
– Я не собираюсь, освободившись от одного идиота, отдавать себя в рабство другому. К вашему сведению, вторичный брак вообще не входит в мои планы. Хватит мне позарез и первого! А что до этого списка, то я сама поражаюсь, как мало имен я могу в него включить. Мой потенциальный любовник должен быть человеком надежным. Я не могу рисковать. Не могу же я, в конце концов, испытать их всех, чтобы остановиться на ком-то одном!
– А почему бы, собственно, и нет?
Пен невольно сжалась. Была в этой реплике Джулиана, помимо грубости, граничащей с пошлостью, еще и какая-то агрессивность. Таким она его никогда не видела.
– А вы дайте объявление в газету, – все тем же язвительным тоном посоветовал он. – Можно даже в разделе о покупке лошадей. Что-нибудь вроде этого: «Любительница верховой езды желает приобрести породистого, хорошо сложенного жеребца». Мужчины, я думаю, поймут, кто на самом деле имеется в виду.
Это уже выходило за всякие рамки, но обижаться было глупо. Лучше попробовать отыграться какой-нибудь шуткой в том же духе.
– Зачем же так завуалировано? – Пен попыталась изобразить улыбку. – Действовать – так напрямую! Вот, например, как вам понравится такой вариант: «Симпатичная дама тридцати пяти лет вступит в любовную связь с респектабельным джентльменом. Претендент должен иметь привлекательную внешность, богатый любовный опыт, обладать сильным характером и быть готовым к тому, что его имя будет упоминаться светом в скандальном контексте»?
Однако, судя по взгляду Джулиана, он даже не находил это смешным.
– Не понимаю вашей кислой реакции, Джулиан, – сказала она. – Если я ничего не путаю, вы, кажется, вполне поддержали мою идею изменить мужу!
Джулиан еще раз пробежал глазами список. Взгляд его был весьма критическим, если не сердитым.
– А почему здесь нет моего имени? – напрямую спросил он.
– Как можно, Джулиан! Вы – такой респектабельный человек, и вдруг...
– Вот, значит, в чем дело? – прищурился он. – Вы хотите уверить меня, что заботитесь о моей репутации?
Он придвинулся к ней вплотную. Во взгляде было что-то такое, что невольно заставило Пен отпрянуть.
– А ведь я – единственный мужчина, – произнес он, – который пока что дал вам согласие на эту роль, несмотря на то, что это нанесет удар по репутации.
Лицо Джулиана было всего в каком-то дюйме от лица Пен.
– Я согласен на эту роль, Пен, даже при условии, что я не получу от этого удовольствия. Если вам для каких-то ваших планов нужен любовник, то я готов вам предложить свои услуги, хотя бы из вежливости.
Пен не могла произнести ни слова. У нее перехватило дыхание.
– Я – единственный мужчина, Пен, – продолжал он, – который способен до конца понять, зачем вам это понадобилось. Я знаю, что для вас это, если можно так выразиться, связь исключительно по расчету. Понимаю, что могу получить от этой связи, а что нет.
Преодолевая смущение, Пен все-таки заставила себя посмотреть на Джулиана. Но сейчас перед ней стоял совсем другой Джулиан, совершенно не похожий ни на старого друга детства, ни на мистера Хэмптона, семейного адвоката. Джулиан, стоявший перед ней, был зол до последней степени. Казалось, от него исходит какая-то темная аура, наполняющая собой всю комнату. Пен стало не по себе.
Рука Джулиана вдруг коснулась ее лица. Пен была не на шутку удивлена. Тем не менее она не отпрянула. Несмотря на то, что лицо Джулиана было мрачнее тучи, прикосновение его было мягким и ласкающим, но в то же время по-мужски сильным, вселяющим уверенность.
– Может быть, – усмехнулся он, – вы не включили меня в число кандидатов, думая, что я не справлюсь со своей ролью? Но ведь вы даже ни разу не пытались испробовать меня в ней!
Пальцем Джулиан мягко, но настойчиво приподнял ее подбородок. По телу Пен пробежала чувственная дрожь.
Наклонив голову, Джулиан коснулся губами ее губ. Поцелуй длился недолго, но было в нем что-то такое, явно не просто дружеское. Этот поцелуй разбудил в душе Пен что-то давно-давно забытое или даже такое, о чем Пен сама не подозревала.
Наконец Джулиан выпрямился. Он неотрывно смотрел на Пен. Взгляд еще красноречивее поцелуя говорил о его намерениях. Пен смотрела на Джулиана, не в силах даже моргнуть.
Но тут Джулиан вдруг повернулся и вышел. Вышел медленно, спокойно и как-то по-деловому, словно вдруг вспомнил о каком-то важном и неотложном деле.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пылкий романтик - Хантер Мэдлин



Неплохая серия.
Пылкий романтик - Хантер МэдлинKotyana
16.09.2012, 16.51





Слегка не дочитала.Затянуто,нудновато.
Пылкий романтик - Хантер МэдлинАня
26.06.2014, 13.48





Не верю я в любовь по 20.он её любил.она не знала и т.д. герой понравился больше чем героиня.возможно тема насилия мне не Импонирует .больше 6 баллов поставить не могу
Пылкий романтик - Хантер МэдлинЛилия
24.07.2015, 16.19





Не очень. Местами глупый роман. 7/10
Пылкий романтик - Хантер МэдлинВикки
25.09.2015, 23.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100