Читать онлайн Пылкий романтик, автора - Хантер Мэдлин, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пылкий романтик - Хантер Мэдлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.15 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пылкий романтик - Хантер Мэдлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пылкий романтик - Хантер Мэдлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хантер Мэдлин

Пылкий романтик

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Они въехали в Лондон словно на парад: за каретой Глазбери тянулась длинная вереница экипажей, собравшихся из-за пробки.
Около Гросвенор-сквер карета графа, однако, свернула с главного шоссе. Экипажи же Общества дуэлянтов поехали дальше, до дома Леклера. Здесь их поджидала целая вереница других карет.
Джулиан узнал экипаж и лошадей виконтессы. Виконтесса, давно подыскивая Джулиану жену или любовницу, должно быть, радовалась сейчас в душе.
Пен направилась в дом под руку с Джулианом.
– Я полагаю – проговорила она, – все они жаждут объяснений? Уверена, подобный поворот событий немало их удивил.
– Ну, – усмехнулся Джулиан, – положим, не больше, чем удивился Леклер.
– Я думаю, если Леклер и удивлен, то вряд ли сердится. – Пен покосилась на брата, следовавшего за ней. – Скорее, даже одобряет наш план. Не так ли, Леклер?
Дамы поджидали их в библиотеке. Диана Сент-Джон сидела напротив жены Данте, Флер. Виконтесса и София, герцогиня Эвердон, о чем-то говорили с сестрой Пен, Шарлоттой.
– Ну что ж, Джулиан, – прошептала Пен ему на ухо. – Если мне и предстоит бой с муженьком, то с такими союзницами он мне не страшен!
– Да, – шепнул в ответ он, – такие пойдут на все! Им терять нечего.
Джулиан хотел намекнуть, что из всех собравшихся здесь дам за свою репутацию боялась только Шарлотта.
Наиболее ценным союзником была, пожалуй, жена Адриана, София. Герцогиня не по мужу, а по отцу, она могла себе многое позволить и не стеснялась использовать свое положение.
Именно это высокое положение в обществе помогло в свое время герцогине: она заставила высший свет признать ее выбор Адриана в качестве мужа, хотя тот и был незаконным сыном. Были, правда, дома, в которых Софию принимали неохотно, но и в них не считаться с ее интересами не могли.
Тем не менее Джулиан знал, что поговаривают порой за спиной Софии: ее брак – вызов обществу, а она сама не всегда разборчива в выборе друзей.
Когда лакей отворил дверь, взгляды присутствующих устремились к Джулиану. Он стоял рядом с Пенелопой, а все остальные – немного поодаль. Неловкое молчание нарушил Леклер, приказав лакею распорядиться насчет прохладительных напитков.
Дамы продолжали пожирать глазами Джулиана, словно видели его впервые.
Диана Сент-Джон, подойдя к Пен, обняла ее.
– Я так рада видеть тебя снова, дорогая! Рада, что ты снова с нами, и что мистер Хэмптон все это время заботился о тебе.
Подруги окружили Пен, осыпая ее приветствиями и поцелуями.
Леклер предложил джентльменам бренди. Они, как и дамы, образовали свой кружок. Но Джулиан заметил, что виконтесса все время бросает в его сторону двусмысленные взгляды.
Дорогая леди Леклер!
Приношу свои извинения за причиненный вам шок. Надеюсь, вы не очень разочарованы по поводу того, что все ваши усилия подыскать мне жену теперь перечеркнуты, ибо, разумеется, с этого момента никто не станет рассматривать меня в качестве серьезного жениха. Если вас интересует, почему я пошел на это, попытайтесь расспросить миссис Сент-Джон. Из всех присутствующих здесь она, пожалуй, единственная, для которой случившееся не столь неожиданно. Или спросите вашего мужа. В свое время ему пришлось пойти на такой же, если не худший, скандал. И по той же причине.
Ваш покорный слуга,
Джулиан Хэмптон.
– Я полагаю, господа, – произнес Леклер, прерывая как мысли Джулиана, так и рассказ Данте о каких-то конных скачках, – нам нужно принять некое решение.
Голос Леклера прозвучал достаточно громко, чтобы его смогли расслышать и дамы. Все тут же приумолкли и посмотрели на хозяина дома.
– Нам? – прищурившись, переспросил Джулиан. – Что это значит? Решение должно быть коллективным?
Все тут же наперебой начали уверять его, что, мол, «конечно, нет, это не наше дело».
– Тем не менее, – проговорила София, – мы все же были бы признательны вам, мистер Хэмптон, и тебе, Пен, если вы сообщите нам, каково будет ваше решение. Должны же мы знать, как нам себя вести: стараться потушить скандал, отрицать все, что станут рассказывать сплетники, или, напротив. В последнее время мне лично поступило много приглашений, особенно от дам. В том числе и от тех, кто обычно меня не зовет. Нетрудно догадаться, что все они жаждут услышать от меня подробности, зная, что я подруга Пенелопы.
– Если верить Леклеру (сам я за газетами не слежу), – произнес Джулиан, – не осталось уже, пожалуй, ни одной подробности, о которой не было бы напечатано. Пишут даже о том, что мы ели на завтрак. Неужели эти дамы хотят знать бог лее пикантные подробности?
– Избавьте нас от ответа на этот вопрос, сэр! – усмехнулась Шарлотта.
– Вы все еще не ответили, что нам делать, – напомнила София. – Может быть, все-таки попытаться погасить скандал? Полагаю, это еще возможно, пока он не успел зайти слишком далеко.
– Не надо, – отрезала Пен. – Пусть говорят все, кому угодно, что угодно и сколько угодно. И чем больше, тем лучше. Я пошла на это сознательно.
– Мы так и предполагали, – кивнула Шарлотта, – что вы с мистером Хэмптоном придумали этот план, чтобы заставить Глазбери развестись с тобой. Дай-то Бог, чтобы план сработал!
– Если вам нужна причина, – заявил Джулиан, – считайте, что я пошел на это ради того, чтобы защитить Пенелопу. Глазбери не должен иметь возможности застать ее наедине. Нужно, чтобы рядом с Пен всегда были родные или друзья.
– Если так, – вставил Сент-Джон, – то она не может жить в своем доме. Ее служанки просто не смогут противостоять Глазбери.
– Она будет жить у меня, – отрезал Леклер. – Это окончательное решение, и я не приму ничьих возражений.
Он покосился на Джулиана, давая понять, что под «ничьими» он имеет в виду в первую очередь его.
– Спасибо, Леклер, – проговорила Пен, – но я все-таки предпочла бы жить в своем доме.
Наклонившись к Пен, Бьянка взяла ее за руку:
– Ну уж нет, дорогая! Живи у нас! Леклер всегда сможет защитить тебя. А если хочешь, – она лукаво улыбнулась, – чтобы скандал распространялся как можно шире, положись на моих служанок. Они такие же сплетницы, как твои.
Гости, за исключением Джулиана, постепенно расходились. Когда Бьянка пригласила Пен подняться наверх и выбрать себе спальню, Джулиан остался наедине с Леклером.
– Выйдем в сад, – отрывисто произнес Леклер.
Они медленно шли между грядок с розами, огороженных деревянными щитками.
Леклер казался глубоко погруженным в раздумья, но на губах играла немного циничная улыбка.
– Джулиан! – произнес наконец он. – Поскольку Пенелопа уже взрослая женщина, ей далеко за тридцать, я не буду ничего говорить. Все, что я скажу, будет просто смешно.
– Может быть, – прищурился Джулиан, – все-таки скажешь?
Леклер заговорил не сразу:
– Ты, думаю, в курсе, Джулиан. Это не первый раз, когда мой близкий друг начинает роман с моей сестрой.
– Я не Уидерби, Леклер.
– Да, – покачал головой тот, – ты не такой, как он. При первом взгляде он – сама галантность, обходительность, очарование, а раскусишь – поймешь, что вместо души пустое место. Его можно сравнить с длинным скабрезным романом, тебя же – с томиком стихов.
С одной стороны, Джулиан был польщен таким сравнением, но с другой, он знал, что скабрезные романы обычно пользуются большим спросом, чем лирическая поэзия.
– За Пен уже утвердилась слава женщины, меняющей любовников, как перчатки, – сказал Леклер. – За ней тянется шлейф сплетен еще с Неаполя.
– В Неаполе у нее не было никаких любовников, Леклер. Так, два-три легких флирта.
– Теперь уже никто в это не поверит. А что до тебя, Джулиан. Ты ведь завоевал прочную репутацию человека, который все время жил тихо-мирно, а теперь вдруг охвачен страстью к взбалмошной бабенке.
– Я в шоке, мой друг.
– Что ж, – усмехнулся тот, – вот тебе и награда за то, что все эти годы был скромником!
Джулиан развел руками:
– Нет худа без добра. Теперь по крайней мере хотя бы одна женщина убедилась, что я могу быть и коварным соблазнителем!
Леклер рассмеялся. Они прошли еще немного.
– Джулиан! – снова начал он. – Бьянка заявила, что ты собираешься продолжать роман с Пен, пока она будет жить у нас. Я лично ничего не имею против. Об одном лишь прошу: дети ни о чем не должны догадаться.
Леклер снова погрузился в раздумья. Джулиан, хорошо знавший его, чувствовал, что Леклер хочет еще что-то сказать, но ему мешает какая-то внутренняя борьба.
– Ты понимаешь, – заговорил наконец тот, – что граф еще, может быть, решится вызвать тебя на дуэль? Честно говоря, не знаю, насколько хорошо он управляется с пистолетом. Я даже пробовал навести об этом справки, но впустую.
– Что ж, я готов это выяснить, если он меня вызовет.
– Ты так беспечно говоришь об этом!
Джулиан молчал, слушая приятный звук шуршавших под ногами листьев.
Леклер вдруг остановился, вперив в Джулиана взгляд.
– Ты уже почти спровоцировал графа на дуэль. Тогда, На дороге. Слава Богу, что он все-таки одумался. Ты это нарочно?
– Я готов к дуэли, Леклер, – уклончиво ответил он.
– Пен об этом знает?
– О чем?
– О том, что ты считаешь дуэль решением проблемы.
– Пожалуй, нет.
– А если ты проиграешь, Джулиан?
– Что ж, тогда защищать Пен будешь ты. Тебе я доверяю. Но я не собираюсь проигрывать, Леклер.
– И ты ожидаешь, – усмехнулся тот, – что я одобрю это безумие?
– Поверь мне, Леклер, я кое-что знаю о Глазбери. За свою жизнь он успел натворить много такого, за что другого давно бы повесили. И поверь, я знаю, что говорю: по-настоящему защитить Пен от графа может только его смерть. Так что дуэли буду лишь рад, Леклер.
– Ты хочешь наказать его или защитить ее?
«Вот оно! – подумал Джулиан. – Ради этого вопроса ты и начал весь этот разговор».
– Ты хочешь сказать, Леклер, – произнес Джулиан, – что у меня бесчестные намерения?
– Да, черт побери, – взорвался тот, – именно это я и хотел сказать!
– Ты имеешь в виду относительно дуэли или относительно твоей сестры?
– Черт побери, Джулиан...
– Уверяю тебя, Леклер! – поспешил перебить его он. – В случае смерти графа или развода я лично готов, как честный джентльмен, соединиться с твоей сестрой законным браком. Вот только захочет ли этого сама Пен? Не вызвал ли у нее первый печальный опыт отвращение к браку вообще?
Леклер глубоко вздохнул. На лбу его залегла глубокая складка.
– Возможно, что и вызвал, – рассеянно проговорил он. – Вернемся лучше к дамам, Джулиан. – Он зашагал по направлению к дому. – Полагаю, Бьянка уже успела удовлетворить свое любопытство, выспросив у Пен все пикантные подробности.
– Какие именно? – усмехнулся Джулиан. – Хороший ли я любовник?
– Ну хотя бы... – пожал плечами Леклер.
Куда же, черт побери, подевались Джонс и Хенли?
Глазбери с возмущением швырнул пачку писем на стол. Опять ни одного от Джонса с его характерным почерком – квадратными буквами.
Даже если Пенелопа бежала от них, должны же они, в конце концов, написать об этом! Вся Британия знала путь Пенелопы в мельчайших подробностях. Как мог не знать этого Джонс? Не иначе, мерзавец получил его деньги и смылся!
Лакей подал графу фрак.
– Я понадоблюсь вам, когда вы вернетесь, сэр?
– Нет. Можешь отдыхать. Со всем справится Цезарь.
– Хорошо, сэр.
Глазбери недоверчиво покосился на отражение лакея в зеркале. Что значит «хорошо»? И огонек какой-то в глазах. Этот негодяй смеет еще радоваться, что хозяин дал ему поблажку? В прежние времена за такое бы...
Он перевел взгляд на самого лакея. Нет, скорее всего вольнолюбивый огонек в глазах ему просто показался. Лицо малого не отражает, пожалуй, ничего: ни послушания, ни строптивости. У него самого, должно быть, расшалились нервы после разговора с Пен.
Теперь граф был готов идти на званый вечер.
«Надеюсь, – подумал он, – на этот раз хотя бы пригласили гостей поприличнее! Этот Перес со своей женой. Где он только ее откопал? Такое впечатление, что она из самых низов!»
Неспроста, должно быть, эта сеньора Перес так допытывалась у него, что он думает о недавней отмене рабства. Наверняка она сама полукровка. Уж слишком смуглая у нее кожа, даже для испанки. И как только ее пускают в приличное общество? Неужели она не понимает, что в глазах света она всего лишь экзотическая диковинка, мода на которую скоро пройдет? Она, вероятно, так и радуется этому новомодно либеральному посягательству на права дворян, что сама лишь недавно из грязи в князи. Граф почувствовал тогда на себе косые взгляды, когда заговорил об этом, но они его ни капли не смущали. К тому же потом он поставил эту красотку на место. Оставшись с ней наедине, он дал ей понять, что подозревает: она вовсе не жена Переса, а содержанка.
Этим он вывел ее из себя. Он явно видел страх, мелькнувший в ее глазах. Что ж, будет знать свое место!
Он направился к карете. На званый вечер ехать было еще рано, но у него были кое-какие дела, с которыми надо побыстрее разделаться. В конце концов Джонс и Хенли исчезли, не закончив свою работу.
Граф велел кучеру ехать в одно злачное место близ Ньюгейта. Услуги публики, которая там обычно ошивается, могут ему пригодиться.
На следующий же вечер Пен решила свой роман сделать достоянием всего света. Появившись в театре в сопровождении Софии и Адриана Бершар, она уселась в фамильной ложе герцогов Эвердон. Оттуда Пен была видна всему театру.
Джулиан появился через минуту и сел рядом с ней. В новом фраке, с элегантной тростью с набалдашником из слоновой кости, он выглядел чертовски неотразимым.
Садясь рядом с графиней, Джулиан наклонился и поцеловал ее в щеку. При иных обстоятельствах никто бы и не обратил внимания на этот жест, приняв его за обычный знак внимания со стороны старого друга. Но поскольку весь свет уже был наслышан о скандальной новости...
Впрочем, публика, очевидно, осталась разочарована, ибо, кроме поцелуя, Джулиан больше ничем не проявил себя, разве что остался сидеть в одной ложе с Пен. Глядя на Джулиана, публика видела все того же молчаливого и сдержанного мистера Хэмптона, к которому привыкла. Джулиан не афишировал слишком открыто, что они с Пен – две половинки одного целого, но и не скрывал этого.
– Ты сегодня особенно молчалив! – улыбнулась ему Пен.
– А ты бы предпочла, чтобы я изображал дикую страсть? – усмехнулся он. – Тогда все просто решат, что я сошел с ума! – Джулиан знал, что кое-кто поговаривает о нем именно это. – На нас все равно все смотрят. Разве этого недостаточно?
На них действительно смотрели все. Пен ощущала на себе пристальные взгляды, замечала, как шушукаются дамы, прикрывшись веерами.
Судя по тону Джулиана, Пен чувствовала, что быть предметом такого внимания ему неприятно. Джулиан не показывал виду, но Пен поняла, что внутри у него все кипело от злости.
– Что ж, – вздохнула она, – могло быть и хуже. По крайней мере никто не оскорбляет в лицо. Всего лишь небольшое охлаждение ко мне.
– Погоди, это еще цветочки, – поморщился он. – Настоящее отчуждение начнется после твоего развода.
– У тебя такой вид, – нахмурилась она, – словно уже пришлось выслушать что-то нелестное. Признайся, было уже?
– Было пару раз, – признался он. – Впрочем, ерунда! Ничего оскорбительного я не услышал.
Пен еще раз покосилась на Джулиана. Говорил ли он всю правду или нет? Во всяком случае, сидел он мрачнее тучи. Ради нее ему еще не раз придется выслушать много гадостей. Нет, это, пожалуй, все-таки слишком дерзко с ее стороны, что она приняла от Джулиана такую жертву. Непорядочно по отношению к нему. Сердце Пен вдруг сжалось от боли за Джулиана.
Спектакль еще не начался. Мимо ложи проходили люди. Знакомые останавливались, чтобы поприветствовать Софию и Пен, но ни один из них не произнес ни слова о скандале. Все было вполне прилично, взгляды приветливы, но во многих из них Пен безошибочно читала огромное любопытство, а кое у кого и осуждение. Во всяком случае, как показалось Пен, двух или трех прежних подруг она уже потеряла. Но кажется, приобрела новых друзей. Когда ложа была уже полна, вошел сеньор Перес, посол Венесуэлы. Под руку он держал свою «экзотическую» супругу.
Свет в театре был приглушен, но Пен достаточно хорошо рассмотрела сеньору Перес: смуглое лицо, выразительные глаза с поволокой, чувственные губы. Темно-красное платье изысканного фасона отлично сидело на ней. Лишь декольте было, пожалуй, слишком откровенным.
Держалась смуглянка легко и непринужденно, но никоим образом не вызывающе и не развязно. Может, своеобразная красота сеньоры Перес было тому причиной? Но по сравнению с ней все остальные дамы почему-то казались какими-то неоперившимися девочками-подростками. Пен и сама вдруг почувствовала себя невзрачной серенькой мышкой. Ей ли тягаться со жгучими чарами сеньоры Перес? Пен не удивляло, что всех мужчин тянуло к своенравной южанке, словно железо к магниту. Даже разговаривая друг с другом, они то и дело бросали взгляды в сторону знойной красотки. Удивило ее другое: сеньора Перес, оказывается, знакома с Джулианом! Во всяком случае, так показалось Пен по очаровательной улыбке Перес, которой она одарила Джулиана, когда подошла к нему. Пен едва сдерживалась, чтобы не встать между Джулианом и этой обольстительницей.
Кинув взгляд на Пен, смуглянка деланно улыбнулась и снова переключила все свое внимание на Джулиана. Казалось, эта нахалка ни на секунду не сомневалась в том, что если ей вдруг придет в голову обольстить мистера Хэмптона, то Пен ей вовсе не помеха.
– Рада видеть вас снова, мистер Хэмптон? – сладчайшим голоском проворковала южная красотка. – Признаться, без вас здесь было скучновато.
– А я-то думал, – с равнодушным видом протянул Джулиан, – моего отсутствия здесь никто и не заметил.
– Вы не правы, сэр. Я и сама очень скучала. Мне так не хватало вашей тихой, спокойной манеры.
Пен не без злорадства отметила, как сеньор Перес сделал недовольную гримасу, очевидно, решив, что кокетство его жены немного выходит за рамки приличия.
Сеньора Перес покосилась на мужа, но уже в следующее мгновение снова как ни в чем не бывало непринужденно болтала с Джулианом:
– Впрочем, я недооценивала вас, мистер Хэмптон. Оказывается, вы довольно опасный субъект! Нет, дамы, я полагаю, давно об этом догадывались, а вот у мужчин ваш поступок вызвал настоящий шок!
– Вашему мужу нечего опасаться, сеньора, – сказал Джулиан. – Можете убедить его, что для него я совершенно не опасен.
– Не думаю, что мне теперь удастся его в этом убедить, – проговорила красотка, недвусмысленно пожирая Джулиана глазами. – Ну да ничего, пусть Рауль чуть-чуть меня поревнует. Это полезно!
Кивнув, сеньора Перес направилась к стайке молодых людей, давно поджидавших ее.
– Смелая женщина! – усмехнулась Пен. – Ничего не боится!
– Ей не привыкать ко всякого рода сплетням, – процедил сквозь зубы Джулиан.
От Пен все же не укрылось, что, несмотря на показное равнодушие, Джулиан смотрел на эту красотку не совсем равнодушно. Неужели их когда-то что-то связывало?
Пен злилась сама на себя за эту глупую ревность. В конце концов, ревновать Джулиана у нее не было права. Их роман – всего лишь работа на публику, ни его, ни ее ни к чему не обязывающая. И все-таки Пен еле сдерживалась, чтобы не влепить пощечину назойливой красотке.
– Ну, Джулиан! – Пен попыталась изобразить беспечную улыбку. – Поздравляю, ты влип! Теперь, вероятно, не останется мужа, который не начал бы прятать от тебя свою жену.
– Пен, – невозмутимо отрезал он, – я знал, на что иду. Я знал, что рискую своей репутацией.
Пен молчала. Мысли ее были заняты сеньорой Перес. Что же все-таки связывает Джулиана с ней? Может быть, они давно уже... И теперь южанка не хочет его терять?– Ну, не грусти! – Пен попыталась улыбнуться, словно все это отнюдь не беспокоило ее. – Нет худа без добра. Теперь, я думаю, ты станешь очень популярен у дам.
– Вряд ли, – покачал он головой. – До сих пор, во всяком случае, я не пользовался особым успехом. Правда, миссис Моррисон вроде бы благосклонна ко мне. Но миссис Моррисон, насколько мне известно, ищет серьезного жениха, а я теперь уже вряд ли могу считаться таковым.
«Он явно не все договаривает. Наверняка он успел переспать с этой самой Моррисон. Теперь я знаю, кому принадлежал тот неуловимый запах духов, который почувствовала в его доме!»
– Что-то ты, кажется, приуныла, Пен? – произнес Джулиан.
– Все в порядке, – поспешила заверить его она. – Просто эта сеньора Перес немного меня шокировала.
– Привыкай! Теперь к нам будет уже не то отношение, что раньше.
– Мне казалось, что я уже морально готова к этому, Джулиан. Готова к тому, что мне будут читать нотации, а иной раз даже открыто оскорблять. Но я совсем не ожидала, что наш роман почему-то вызовет у женщин света такой пристальный интерес к тебе. Не думала, что у меня вдруг появится столько соперниц. Ты должен был решительнее дать понять, что ей нечего ждать, Джулиан!
Джулиан коснулся ее руки.
– Я ответил ей вполне решительно, Пен. Сеньора Перес как раз из тех женщин, что отлично читают между строк. Улыбнись, Пен! Не забывай о том, что ты должна играть свою роль!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пылкий романтик - Хантер Мэдлин



Неплохая серия.
Пылкий романтик - Хантер МэдлинKotyana
16.09.2012, 16.51





Слегка не дочитала.Затянуто,нудновато.
Пылкий романтик - Хантер МэдлинАня
26.06.2014, 13.48





Не верю я в любовь по 20.он её любил.она не знала и т.д. герой понравился больше чем героиня.возможно тема насилия мне не Импонирует .больше 6 баллов поставить не могу
Пылкий романтик - Хантер МэдлинЛилия
24.07.2015, 16.19





Не очень. Местами глупый роман. 7/10
Пылкий романтик - Хантер МэдлинВикки
25.09.2015, 23.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100