Читать онлайн Пылкий романтик, автора - Хантер Мэдлин, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пылкий романтик - Хантер Мэдлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.15 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пылкий романтик - Хантер Мэдлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пылкий романтик - Хантер Мэдлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хантер Мэдлин

Пылкий романтик

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Карета Сент-Джона и шестерка его лошадей оказались быстры, как ветер. Через два дня Джулиан уже подъезжал к дому миссис Кенуорти.
Старушка, как всегда, возилась в своем огороде. На этот раз она подрезала розы. Разогнув спину, она с восхищением посмотрела на роскошный экипаж, неизвестно зачем заехавший в их захолустье. Но когда экипаж остановился и из него вышел Джулиан, удивлению ее не было предела.
– Джулиан! Не знала я, что ты стал такой важной птицей! Впечатляет, впечатляет!
– Если вы об экипаже, миссис Кенуорти, то он не мой. Одолжил на время у друга. Ну, как здесь шли дела без меня? Надеюсь, все в порядке?
– В том-то и дело, мальчик мой, что не в порядке. Графиня-то твоя бежала, Джулиан! Исчезла, как только ты уехал. Так быстро! Я и заметить не успела. И та девушка с ней. Надеюсь, ты не думаешь, Джулиан, что это я их чем-то обидела? Я была с ними вежлива.
Джулиан рассеянно уставился на дом миссис Кенуорти. Разум его еще не успел как следует переварить информацию, а сердце защемило, сжало, словно тисками. Весь мир вдруг показался мрачным и пустым.
Стало быть, Пен все-таки сделала это: уехала втайне от всех. Втайне от него.
Она приходила к нему, уже зная, что это сделает. Зная, что это их последняя ночь.
– Не сердись, Джулиан, – старчески пришепетывая, проговорила миссис Кенуорти. – Я уверена, что ей было очень непросто принять такое решение. Весь день, что графиня провела здесь, она, как мне показалось, ходила сама не своя.
– Но... но у нее же совсем нет денег! Несколько гиней в кармане – вот и все. Ну, еще серьги, кольцо. Но много ли за них дадут?
За те нехитрые мережки и колечко, что были на ней, Пен вряд ли смогла бы получить сумму, достаточную даже для того, чтобы расплатиться за дорогу. Если она и доедет до Америки, то в кармане у нее скорее всего и вовсе не останется ни гроша.
Миссис Кенуорти посмотрела на него из-под полей соломенной шляпы.
– Я припоминаю! Она говорила, что должна сделать что-то важное, чтобы стать свободной от графа раз и навсегда. Мне кажется, она подозревает, что смерть Клео – не самоубийство. Она беспокоится за свою жизнь.
Скорее всего так оно и было. Джулиан должен был предвидеть, что Пен именно это и подумает. У самого Джулиана тоже возникло тогда подозрение, но он не стал говорить об этом Пен, чтобы не волновать ее. Теперь же он понял, что лучше было бы сказать.
– Даже если и так... – Джулиан начал нервно ходить взад и вперед. – Ей не следовало бы уезжать, не дождавшись меня.
– Да, она могла бы дождаться тебя. Но, как видно, не захотела.
Джулиан задумался на минуту.
– Миссис Кенуорти, – произнес он, – я должен ехать. Прямо сейчас. Спасибо вам за заботу о Пен. И еще одна просьба. Если здесь вдруг кто-нибудь появится и будет спрашивать, не была ли графиня, скажите, что никого не было.
– Хорошо. Я думаю, это будет несложно. Если даже и докажут, что на самом деле она здесь была, то что с меня взять? Я старая женщина, память плохая, могла и забыть.
Когда экипаж Джулиана достиг гостиницы в Блэкберне, день уже близился к закату. Джулиан не случайно отправился туда. Если, как предположил он, Пен действительно решила бежать в Америку, то скорее всего она отчалит из Ливерпуля. Стало быть, Блэкберна по пути ей не миновать. Он еще больше уверился в этом предположении, когда описал внешность Пен владельцу гостиницы. Это был первый же встретившийся ему по пути городок. Владелец гостиницы сказал, что дама с похожими приметами действительно останавливалась у него.
Во дворе блэкбернской гостиницы он увидел экипаж, который нанимал в Хэмпстеде. Сердце его забилось от радости. Но уже в следующее мгновение ему показалось, что что-то здесь не так. Почему Пен до сих пор еще в Блэкберне? Если она хочет бежать как можно быстрее, втайне от всех, то по времени она должна быть в Ливерпуле! Или она вдруг передумала?
Войдя в здание, он расспросил владельца гостиницы.
– Миссис Манли, которая приехала в этом экипаже, уже куда-то уехала, сэр, – ответил тот. – А вторая дама здесь. Ждет приезда полиции, чтобы дать показания.
– Вы хотите сказать, что миссис Манли уехала одна, оставив здесь свою компаньонку?
– Именно так, сэр. Можно сказать, бежала и оставила ее одну отвечать перед законом. Ну и спектакль же устроили здесь ваши дамы, сэр! Признаться, от женщин я этого не ожидал. Тем более от таких приличных дам.
– Я хотел бы поговорить с той дамой, что осталась.
– Да ради Бога, сэр! Второй этаж, комната слева.
– Джулиан почти молниеносно взлетел по лестнице и постучал в дверь. Кейт открыла ему.
Увидев Кейт, Джулиан замер на пороге. Лицо ее представляло собой едва ли не сплошной распухший синяк, правый глаз заплыл и не открывался. Двигалась Кейт с трудом. Очевидно, все тело ее болело.
Выдавив улыбку, Кейт жестом пригласила его войти.
– Я знала, что вы приедете, сэр, – сказала она. – Миссис Глазбери не верила, что вы поедете за ней, но я-то лучше знала. И я осталась ждать вас.
– Да что случилось, Кейт? Кейт опустилась на стул.
– Здесь появились люди графа, – начала она. – Ее похитили, а меня оставили здесь. Мы ехали в Ливерпуль, но я не уверена, что она доедет.
– А откуда ваши синяки, Кейт?
– Обо мне не беспокойтесь, – махнула она рукой. – Если вы объясните полиции и владельцу гостиницы, что случилось, я думаю, не будет ко мне особых вопросов. Лучше поспешите, сэр, если хотите найти ее.
– Ее тоже били? – насторожился он.
– Нет, только меня. Они заставляли нас поехать с ними. Сначала хотели взять и меня. Я знала, что это означало бы для нее, поэтому сначала сделала вид, что подчинилась. И мы начали паковать вещи. Но потом я поймала момент, когда они отвернулись, и выхватила пистолет. Я всегда ношу его с собой и каждый вечер перезаряжаю сухим порохом. Я хотела выстрелить в воздух, чтобы привлечь людей на помощь, но не успела. В результате они меня избили и оставили здесь, а ее забрали с собой. Поторопитесь, сэр, если хотите догнать ее!
– Я не уеду, Кейт, пока не уверюсь, что вы в безопасности. Я поговорю с владельцем гостиницы, а если надо, то дождусь и полиции. – Порывшись в карманах, Джулиан извлек несколько гиней. – Возьмите, Кейт, в качестве моральной компенсации.
Взяв деньги, Кейт спрятала их в ридикюль.
– Что вы будете делать теперь? – спросил Джулиан.
– Поеду в Карлайсл. Постараюсь найти способ выкрасть мою дочь. А если не удастся, то хотя бы повидаюсь с ней, и то мне будет легче.
Джулиан с восхищением посмотрел на отважную молодую женщину, которая так жестоко пострадала, защищая Пенелопу.
– Извините, я на минуту, – произнес он. Взяв в экипаже еще денег, он вернулся.
– Возьмите, Кейт, чтобы было на что жить на первых порах.
Девушка поморщилась, но деньги взяла.
– Езжайте лучше, сэр. С полицией я объяснюсь. За синяки они меня не задержат. Мне не впервой ходить с синяками. Раньше-то никогда не задерживали. Да! Еще кое-что, совсем забыла.
– Что, Кейт?
– Когда они боролись со мной, графиня выхватила у меня пистолет и выстрелила одному из них в ногу. Если он ранен, то, возможно, они не успели уйти слишком далеко.
Пен кинула на мистера Джонса презрительный взгляд, он ответил ей тем же. Они сидели друг против друга в маленьком домике где-то на окраине Манчестера. Единственным освещением в комнатушке был подсвечник с пятью коптящими сальными свечами.
Из кухни доносились сдавленные стоны. Это хирург, владелец дома, извлекал пулю из бедра мистера Хенли.
– Говорила же я, – злорадно усмехнулась Пен, – с такой раной ваш приятель далеко не уедет!
– Ничего, – равнодушно фыркнул Джонс, – перебьется как-нибудь. У нас есть работа, и она не ждет.
Если бы похитители Пен взяли экипаж, то они скорее всего сразу же доставили бы ее к графу, а уж потом занялись раной Хенли. Но Джонс настоял на том, чтобы ехать в седле. В результате рана кровоточила всю дорогу, возможно, даже загноилась. Из-за этого они до сих пор даже не покинули пределов Ланкашира.
Казалось, проблемы напарника мало волновали Джонса. Завтра утром он, несомненно, потребовал бы от Хенли, чтобы тот продолжал путь, несмотря ни на что.
Взгляд Джонса казался рассеянным. Но Пен знала, что на самом деле он постоянно следит за ней, ни на секунду не расслабляясь. Пен даже казалось, что он все время прислушивается к чему-то. Когда они ехали сюда, Джонс озирался по сторонам, словно пытаясь запомнить каждый камень на дороге. Должно быть, это было не первое его задание. Преступное ремесло стало для него уже привычным.
Именно мистер Джонс избил тогда Кэтрин. Пен видела эту сцену, не в силах чем-либо ей помочь. В голове Пен снова ожили ужасы прошлого...
Пен, разумеется, по-прежнему боялась своих похитителей, но по крайней мере оцепенение, нашедшее на нее в первый момент, уже прошло. Она снова обрела способность мыслить логично, несмотря на то, что где-то в глубине души продолжала кипеть злость.
С кухни донесся громкий вскрик от боли.
– Сколько же мой муж платит вам? – спросила Пен. – Должно быть, немало, если вы так стремитесь отработать его деньги. Для вас даже раненый человек ничего не значит!
– Да уж не жалуемся, крошка! – усмехнулся он.
– И давно вы на него работаете? Ответа не последовало.
– Если вы преследовали меня, надо полагать, вы знали, куда я поехала после гостиницы в Кроссингтоне. Стало быть, вам знакомы эти места. Вы наверняка были здесь раньше.
Ресницы Джонса вдруг едва заметно дрогнули.
Сомнений у Пен больше не было. Перед ней тот самый человек, который приезжал к миссис Кенуорти под видом агента Джулиана.
Тот самый человек, который убил Клео.
Пен вдруг похолодела от ужаса. Она думала, что эти люди собираются просто вернуть ее графу, а что, если...
Джонс вдруг перевел взгляд на дверь. Все его тело инстинктивно напряглось.
Пен тоже прислушалась, пытаясь понять, что именно привлекло внимание Джонса. Но никаких новых звуков, кроме стонов раненого, не расслышала.
– Вы не ответили мне, – сказала она. – Как давно вы работаете на Глазбери?
– Сиди тихо! – буркнул тот, продолжая прислушиваться.
– А если я не буду сидеть тихо? Что вы сделаете? У меня, к вашему сведению, есть влиятельные друзья, которые, если со мной что-то случится, просто так это не оставят. Мой брат – виконт.
– Сиди тихо, я сказал!
Джонс поднялся, подошел к двери, выходящей на улицу, и прислушался. Затем, вернувшись к окну и взяв подсвечник, он отодвинул занавеску и стал пристально вглядываться в темноту.
Дверь кухни отворилась, и на пороге возник хозяин – человек еще весьма молодой, но уже грузный, с редеющими волосами. Передник его был забрызган кровью.
– Операция закончена, – объявил он. – Но я бы не советовал вашему другу сейчас садиться в седло. Хотите – ночуйте, возьму по пять фунтов с носа.
– Пять фунтов?! – присвистнул Джонс. – В своем ли ты уме, приятель? За такую дыру. Можно подумать, у тебя здесь первоклассная гостиница!
– Вы заявились ко мне нежданно на ночь глядя. Я оперировал вашего друга. Я все-таки не коновал, в хирургии кое-что смыслю. Как, по-вашему, стоит ли это чего-нибудь?
– Как бы то ни было, приятель, оставаться у тебя мы не добираемся. Ты его подлатал? Закончил? Тогда нам пора в путь.
Хозяин удалился на кухню. Но Джонс, несмотря на свое заявление, почему-то не спешил с отъездом, по-прежнему вглядываясь в окно. Затем, после некоторого колебания, он зачем-то задул свечи, оставив Пен в кромешной темноте. Подойдя к входным дверям, он раскрыл их и встал на пороге, словно чего-то ожидая.
В слабом свете, доходившем с улицы, Пен видела его силуэт. В руке Джонса был пистолет. Он стоял спиной к Пен, словно считая, что Пен ему не страшна, пока у него пистолет. Он даже не боялся поворачиваться к ней спиной.
Отчаяние ли придало Пен решимости или что другое, но в голове ее вдруг мелькнула безумно смелая мысль. Схватив со стола подсвечник, Пен подкралась к Джонсу и что есть силы ударила по его голове.
Джонс зашатался, но не рухнул, а обернулся к ней, скалясь, словно раненый зверь.
– Ах ты, сука! – тихо, почти беззлобно проворчал он. В лицо Пен уставилась зияющая пустота дула.
Но не успела она испытать шок, как пистолет вдруг исчез столь же стремительно, сколь и появился, а вместе с ним внезапно куда-то пропал и сам Джонс.
На пороге стояла другая фигура. И Пен узнала ее. И сердце ее забилось от радости.
Джулиан вернулся. Он разыскал ее.
Джулиан был не один. С ним в дом вошли еще двое незнакомых мужчин: один постарше, другой помоложе. Они несли бесчувственного мистера Джонса.
– Ну вы его и ударили, сэр! – обратился к Джулиану тот мужчина, что постарше. Его длинные седые волосы ниспадали из-под широкой фетровой шляпы, – Вы оказались правы – это было неглупо с вашей стороны проверить всех местных хирургов. С раной в бедре человек далеко не уедет без врачебной помощи.
В дверях кухни показался хозяин дома.
– Эти люди – преступники? – Растерянный вид хирурга казался немного наигранным. – Но как я мог это знать, джентльмены?
–А вам не показалось странным, сэр, – прищурился мужчина в шляпе, – что один из ваших гостей ранен, а дама – явно их пленница?
– Пен, познакомься. – Джулиан указал на своих спутников. – Это мистер Флетчер – мировой судья здешнего округа, а это его сын.
Флетчеры были хорошо вооружены. У обоих под сюртуками на ремнях крест-накрест висело по два пистолета. Младший, парень лет двадцати, выглядел явно разочарованным, что из ночного приключения таки не вышло порядочной пальбы.
– Разрешите воспользоваться вашим экипажем, сэр, – обратился Флетчер-старший к Джулиану. – Он нужен нам, чтобы препроводить этих типов в тюрьму.
– Надеюсь, тюрьма надежная?– усмехнулась Пен.
– Вполне надежная, мэм. Будьте уверены, до суда не сбегут. Но вы понадобитесь нам, мэм, чтобы дать показания. И ваша спутница тоже.
Пен уже готова была возразить, но Джулиан опередил ее:
– Разумеется, мистер Флетчер, она исполнит свой долг!
Час ушел на то, чтобы доставить похитителей Пен в тюрьму, еще один – на объяснения Джулиана с властями. Когда они освободились и сели в экипаж, уже брезжил рассвет.
Пен горячо обняла Джулиана. Наконец-то все позади!
– Слава Богу, с тобой все в порядке! – воскликнул он, страстно целуя ее.
Джулиан задернул окна в карете, обнял Пен и велел кучеру трогать.
Несколько миль они ехали молча. Тишина была напряженной. Несмотря на объятия Джулиана, Пен чувствовала, что его что-то гнетет. Казалось, воздух в карете накалился.
– Спасибо тебе, Джулиан! – проговорила она.
– Тебе спасибо, что догадалась ударить его по голове. Это помогло нам быстро его скрутить.
– А что с Кэтрин? – поинтересовалась она.
– Едет к своей дочери.
– Послушай, Джулиан! Я непременно обязана давать эти дурацкие показания? Так не хочется возвращаться!
– Да думаю, можно и без них. Флетчер – судья опытный, уж сумеет, я думаю, посадить этих красавчиков, Джонса и Хенли, на галеру и отправить куда-нибудь в Нью-Саут-Уэллс. Показаний тебе лучше не давать. Ведь и Флетчер, и хозяин гостиницы считают тебя миссис Манли. В таком случае тебе тоже придется объясняться с Данте, почему ты вдруг воспользовалась девичьей фамилией покойной матери его жены.
– Сама не знаю, – пожала плечами она. – Просто первая фамилия, которая пришла мне в голову. Так и объясню Данте, если понадобится.
Покосившись на Джулиана, Пен заметила, что разговор не разогнал его хмурого настроения. Он по-прежнему сидел мрачнее тучи, погруженный в себя.
– Почему ты не ругаешь меня? – спросила она. – Честно говоря, я ожидала, что ты сейчас начнешь говорить, что я поступила как идиотка, что это рискованно и все такое.
– Мэм, – усмехнулся он, – вы даже и представить себе не можете, что я начал бы говорить, если б начал!
Пен подумала, что сейчас Джулиан уберет руку с ее плеч, но он не убрал. Пен ждала, что он еще что-то скажет, но Джулиан молчал.
Когда они проехали еще несколько миль, Пен заметила, что Джулиан, кажется, немного остыл. Во всяком случае, тишина перестала быть такой гнетущей.
– Ты думаешь, Джулиан, – попробовала спросить она, – что Джонс преследовал нас всю дорогу?
– Думаю, что да. Глазбери, очевидно, предполагал, что ты поедешь к Клео заручиться ее свидетельствами.
– Если так, Джулиан, – покачала она головой, – то он не преследовал меня, а опережал. Он всегда опережал меня, все эти годы.
Пен вдруг охватила новая тревога.
– Послушай, Джулиан, – робко начала она, – если Джонс все время преследовал меня, то он ведь видел, что ты все это время был со мной.
– Джонс, должно быть, извещал графа по почте. Но тебе-то что за забота?
Пен промолчала. Она была не согласна с Джулианом. Ее это очень волновало. Хорошо, что Джулиан освободил ее. Но радость сменилась вдруг страхом – тем самым страхом, что погнал ее в Ливерпуль. Страхом не за себя – за Джулиана.
Если Джонс действительно посылал отчеты графу, то Глазбери скорее всего заподозрил, что Джулиан – любовник Пен. Джонс сейчас в тюрьме, но ведь граф в конце концов может нанять и другого такого Джонса. Глазбери богат, а людей, которым все равно, за что платят, лишь бы платили хорошо, не так уж и мало.
Пен сама не заметила, как уснула в карете. Когда она проснулась, был уже полдень. Карета подъезжала к дверям постоялого двора в какой-то деревеньке.
– Остановимся здесь, в Братоне, – произнес Джулиан. – С таким экипажем, как наш, мы везде будем привлекать внимание. Но здесь по крайней мере меньше народа.
Они заказали два номера на втором этаже. Как только слуга разнес их вещи по номерам и удалился, Джулиан зашел в номер Пен.
Выражение его лица не предвещало приятного разговора.
– Все-таки будешь ругаться? Что ж, ругай – я заслужила... – вздохнула Пен.
– Ругаться я не буду. Во-первых, зачем сотрясать воздух, во-вторых, Пен, ты не маленькая, сама знала, на что шла и чем рисковала. Но я все-таки хотел бы знать: зачем ты это сделала?
– Джулиан, я уже, кажется, сто раз объясняла тебе. Я не могу бороться с ним, не могу все время бегать от него, жить в постоянном страхе. У меня нет выбора, Джулиан! Он все равно сильнее меня.
– Я не об этом, Пен. Почему ты не дождалась меня?
– Просто не могла. Решила, что чем раньше, тем лучше.
– Пен, – брови Джулиана сошлись на переносице, – ты специально сделала это втайне от меня. Почему?
– Послушай, Джулиан, это что, допрос? Я не обязана отчитываться перед тобой! Я тебе не жена!
– Это не допрос, Пен. Ты отдалась мне, стало быть, смею надеяться, я для тебя что-то да значу. Или по крайней мере значил на тот момент. Исчезаешь, даже не попрощавшись. Почему?
Никогда еще взгляд Джулиана не был так мрачен. Казалось, вся комната мрачнела от этого взгляда. Еще немного, и его глаза начнут метать молнии.
– Джулиан, – начала Пен, – уверена, что Клео не сама повесилась. Я недооценивала графа, не думала, что он способен это сделать. Оказалось, способен. И с ней, и со мной, и... – Пен замолчала. Чтобы хоть как-то успокоить нервы, начала распаковывать свой саквояж.
– Со мной, – закончил Джулиан.
– Джулиан, я не знала, что люди графа все время преследуют нас. Я хотела бежать, но, кажется, от него никуда не убежишь!
Джулиан зашел к ней за спину.
– Понятно, – произнес он. – Ты не хотела, чтобы пострадал я.
– Джулиан, если бы ты пострадал, я бы себе этого никогда не простила! Я недооценивала всю степень опасности. Если бы я знала раньше, что это опасно и для тебя, Бог свидетель, никогда не стала бы подвергать тебя этому риску! Да, я виновата, не хватило ума, не спорю.
Взяв Пен за плечи, Джулиан повернул ее к себе. Взгляд его по-прежнему был сердитым, но что-то в нем изменилось.
– Не надо этого делать снова, Пен, – проговорил он. – Ты всю жизнь это делала. Пора наконец прекратить!
– Что «это», Джулиан? Не понимаю!
– Ты всю жизнь жертвовала собой ради безопасности других. Ты не разводилась с Глазбери, чтобы твоя семья не оказалась вовлеченной в скандал, ты и вышла за него ради других.
– Вышла за него ради других? – Пен была удивлена не на шутку. – Ничего не понимаю! Что это значит, Джулиан?
– Разве твоя мать не говорила тебе? Ваша семья тогда испытывала большие финансовые затруднения, а Глазбери обещал за тебя солидный куш.
– Она ничего такого не говорила... Глазбери не давал ни мне, ни ей никаких денег! Я просто вышла за него по молодости и по глупости, мне льстило, что он граф.
– Твоя мать, по сути дела, продала тебя этому графу. Даже братья твои ее тогда осуждали.
– Ты лжешь! – Пен задыхалась от негодования. – Как ты смеешь!
– Пен, я видел бумаги. Да ты и сама не могла не знать.
– Как ты смеешь обвинять мою мать?! Это ужасно!
Пен готова была дать ему пощечину, но только схватила шаль и выбежала из комнаты.
Она пулей слетела вниз по лестнице, выскочила во двор и побежала по пыльным деревенским улицам, мимо крестьянских домов и лавчонок, ища уединенного места, где могла бы выплакать обиду.
Наконец, она нашла тихий уголок во дворе уединенной церкви. Опустившись на тропинку среди кладбищенских могил, Пен дала волю слезам.
Злость постепенно остыла, но она мучительно думала, могла ли в самом деле ее мать так поступить?
Джулиан действительно скорее всего видел эти чертовы бумаги. В качестве семейного адвоката он имел доступ ко всем документам их семьи.
Пен присела на скамью рядом с кустиком чахлых цветов. На душе у нее было муторно.
Неожиданно на траву легла чья-то тень. Пен подняла взгляд. Перед ней стоял Джулиан.
– Да, мама настаивала на моем браке с Глазбери, – заговорила она, не дожидаясь его слов, – но она всегда отзывалась о нем хорошо. Помню, я было заикнулась, не рано ли мне замуж, может быть, подождать еще хотя бы год. А она тогда сказала, что мы не можем себе этого позволить. Вывозить меня в свет недешево, а отец и так не умеет экономить – наделал долгов.
– И наверняка взывала к дочерней любви.
– Именно так. – Она посмотрела на него. – Но я уверена, Джулиан: мама не знала, что он за человек. Знала бы, никогда не выдала бы меня за такого.
– Пен, я тоже не считаю, что твоя мать желала тебе зла, но речь сейчас не о ней. Речь о том, что ты всегда жертвовала собой ради других. Это говорит о твоем добром сердце, Пен. Но я тем не менее очень сердит на тебя. Позволь мне самому решать, что делать и чем рисковать!
Он вынул из кармана пачку каких-то бумаг и положил на скамью.
– Что это? – спросила Пен.
– В этих бумагах, можно сказать, твое будущее. Здесь банковские счета и рекомендательные письма. Помешать тебе ехать в Америку я не в силах, но я не допущу, чтобы ты ехала туда без гроша в кармане.
Пен просмотрела бумаги. Под счетами и письмами стояли подписи ее братьев и близких друзей. Денег на этих счетах было столько, что Пен могла бы жить на них безбедно много лет. Было среди писем одно от Сент-Джона, дозволяющее ей беспрепятственный проход на любой из его кораблей. С этими бумагами Пен могла смело ехать хоть на край света.
– А это что за письмо, Джулиан? – спросила она.
– Это от меня, – отведя взгляд, произнес он.
– Твой банковский счет? Так много? Джулиан, ты с ума сошел?! Зачем?
– Я сделал это не ради тебя, Пен. Ради себя. Иначе я просто не буду спокоен.
– Джулиан, я не могу принять такой подарок! В конце концов, я не нищая! Мне и так хватит того, что на этих счетах. К тому же я, слава Богу, не безрукая. Смогу, если понадобится, и сама себя прокормить...
– Пен, решаю здесь я, – произнес он тоном, не терпящим возражений.
– Джулиан, спасибо, но мне не нужна твоя помощь. Тем более что я поплыву с кем-то из капитанов Сент-Джона. И не вздумай ехать в Америку, чтобы узнать, как я там устроилась! У тебя, чего доброго, ума хватит. Не надо, Джулиан! Это путешествие займет не один месяц, а у тебя наверняка есть дела в Лондоне.
– Пен, – решительно заявил он, – если я поеду в Америку, то пробуду там дольше чем несколько месяцев. Я останусь там, пока граф не умрет.
Джулиан произнес это таким спокойным, деловым тоном, словно речь шла о какой-то совершенно обыденной вещи. До сознания Пен даже не сразу дошло, о чем он говорит. Когда же она поняла, глаза ее округлились.
Джулиан не просто собирался навестить ее в Америке. Он хотел поехать к ней, жить с ней.
– Нет, Джулиан, ты явно сумасшедший! Ради всего святого, что ты будешь делать? Адвокатом не сможешь, по крайней мере на первых порах. Там и законы все не такие, как у нас. Чтобы их изучить, нужно время. Опять начнешь карьеру с нуля? Снова станешь клерком?
– Видно будет. Не получится клерком – стану фермером, рыбаком. Что-нибудь да придумаю!
– Ты с ума сошел! – повторила она.
– Ни капельки.
– Ты пытаешься быть благородным, Джулиан. Такое благородство обычно толкает мужчин на дуэли и на прочие глупости. Ты считаешь себя ответственным за меня после того, что между нами было. Я и пыталась сбежать от тебя, Джулиан, чтобы не усложнять тебе жизнь. А теперь ты сам себе ее усложняешь. Ради чего, скажи?
– Но ведь это моя жизнь! – Джулиан мотнул головой, словно упрямый ребенок.
– Нет, Джулиан, ты усложняешь ее и мне. Ты и в Америке будешь моим любовником? Если я воспользуюсь этими письмами и счетами, то поеду не инкогнито. Все будут знать, что я графиня Глазбери, замужняя женщина. Не думаю, что американцы терпимее относятся к прелюбодеянию, чем англичане. Скорее, наоборот. Ведь Бьянка рассказывала об их пуританских нравах.
– Я еду не ради тебя как любовницы, – произнес он. – Если хочешь, в Америке мы вообще не будем видеться. Я буду помогать тебе и следить за тобой издалека.
– Нет, Джулиан, – отрезала она. – Я не хочу, чтобы ты ехал.
В глубине души Пен, однако, чувствовала, что это ложь. На самом деле ей очень хотелось, чтобы Джулиан поехал с ней, чтобы он продолжал быть ее другом, если уж не любовником. Тогда она по крайней мере будет чувствовать себя не так одиноко.
Джулиан, разумеется, не мог прочитать ее мысли, а слышал только слова. Привычная бесстрастность скрывала его собственные эмоции, но все же не настолько, чтобы Пен не заметила, что в его взгляде что-то изменилось.
– Я все-таки еду, – произнес он.
– Джулиан, я и сама о себе позабочусь!
– Если бы тебе не грозила никакая опасность, я, может быть, и не поехал с тобой. Но пока жив твой муж, я не буду спокоен, если не буду знать, что с тобой.
Выражение лица Джулиана было спокойным, слишком спокойным.
Пен вдруг все поняла: Джулиан действительно хотел ехать с ней не из-за страсти, вспыхнувшей между ними в последние дни, а из-за старой многолетней дружбы, детской рыцарской преданности своей прекрасной даме.
Пен посмотрела на одно из рекомендательных писем. Ради нее Джулиан готов был бросить все, перечеркнуть единым махом свою многолетнюю карьеру.
– Джулиан, – осторожно спросила Пен, – ты тоже считаешь, что Клео не сама повесилась? Она была убита по заданию графа?
– Да.
– И ты переживаешь, что даже в Америке я не буду защищена от его преследований? Боишься, что со мной в конце концов может произойти то же, что и с Клео?
– Думаю, если ты сбежишь, для графа это будет серьезным унижением. Он тебе это никогда не простит. Он все-таки не врет, говоря о том, что хочет наследника. Для него это вполне типично. И ради достижения своей цели он не остановится ни перед чем.
Пен горестно вздохнула. Да, граф не остановится ни перед чем: Либо заставит ее вернуться к себе, либо развяжет себе руки и заведет новую графиню.
– И когда ты пришел к такому выводу, Джулиан?
– Когда в первый раз встретился с графом в Лондоне. «Стало быть, еще до нашей первой близости!» – подумала Пен.
– Я хочу обратиться к тебе, – сказала она, – не как к Джулиану, а как к мистеру Хэмптону. Ты мог бы побыть на какое-то время мистером Хэмптоном? Мне нужен совет. Надеюсь, он будет объективен.
– Я к вашим услугам, мэм.
Та восторженная готовность, с которой Джулиан принял эту игру, была бы забавна, если б дело не касалось таких серьезных вещей, связанных с личной безопасностью. Пен было совсем не до смеха. Глаза Джулиана, однако, лучились такой теплотой, которая уж никак не могла быть во взгляде мистера Хэмптона.
– Итак, мистер Хэмптон, – проговорила она, стараясь быть серьезной, – что бы вы посоветовали даме в моем положении? Какой, по-вашему, план действий будет лучшим?
– Прежде всего я должен четко знать, какова ваша цель. Пен глубоко задумалась. Для того чтобы ответить на этот вопрос, нужно было отбросить все случайное, а оставить то, что действительно важно.
– Моя цель, – проговорила она, – перестать наконец жить такой жизнью, Джулиан. Мне надоела полусвобода. Хочу избавиться окончательно от зависимости, хочу навсегда забыть о нем и никогда больше не вспоминать. Не хочу жить в постоянном страхе. Не хочу, чтобы этот человек угрожал моей жизни или жизни тех, кто мне дорог.
– В Америке, мэм, – заявил он, – вы будете свободны от него.
Но Пен знала, что это не так. Она знала, что даже в Америке не сможет быть уверена, что обрела полную свободу и безопасность. Даже при покровительстве Джулиана.
– Каким же образом я обрету эту свободу, мистер Хэмптон? – спросила она.
– Пен, – вздохнул он, – ты знала ответ на этот вопрос еще до того, как я снова стал для тебя Джулианом.
– Ты хочешь сказать, что я заставлю его развестись со мной?
– Да, разведется с тобой и женится вновь. Новая жена, возможно, родит ему наследника. Думаю, граф оставит тебя в покое. Он получит то, чего хотел, и ты получишь то, чего хотела. Разумеется, общественное мнение будет скорее на его стороне, потому что ты женщина. Общественное мнение всегда снисходительнее к мужчинам.
– Увы, это так. Ничего не поделаешь, придется смириться. Но что мне делать в том случае, если он все-таки не согласится на развод?
– Мой вам совет, графиня: оставайтесь в Лондоне. На мой взгляд, там вы, как ни странно, более всего будете в безопасности. Все ваши родные будут рядом и сумеют, если, не дай Бог, что-нибудь, случится, защитить вас. И не бойтесь! Глазбери не посмеет сделать что-нибудь плохое вашим близким. Если, к примеру, вы заведете любовника открыто, как вы хотите, а с ним что-нибудь случится, подозрение сразу же падет на графа. Глазбери не станет этого делать. Он все-таки не настолько дурак, чтобы быть врагом самому себе.
Пен слушала молча. Слова мистера Хэмптона звучали логично и бесстрастно, но блеск в его глазах говорил, что Джулиан посоветовал бы ей сейчас совсем иное, чем мистер Хэмптон.
– Графиня! – продолжал он. – Если вы все-таки решитесь завести любовника, советую сделать это как можно быстрее. И как можно более открыто. Не могу гарантировать, впрочем, что этим вы непременно добьетесь своего, но и не вижу никакого иного способа. Если б точно знал, непременно посоветовал бы вам, а так оставляю решение за вами. Тем не менее считаю наиболее действенным способом все-таки завести любовника, чем бегство в Америку.
– Но это говорит мистер Хэмптон. А что посоветует мой старый друг Джулиан?
Джулиан ответил не сразу. В его душе явно происходила какая-то борьба. Повисла долгая, напряженная пауза.
– Джулиан, – произнес он наконец, – советует принять то решение, которое будет лучше для тебя, а не для Джулиана или кого-то другого. Не надо излишнего благородства, Пен! Я тебе уже говорил: перестань жертвовать собой ради других!
Пен посмотрела на Джулиана. Взгляд его был грустен. Он явно многое недоговаривал.
Как бы то ни было, Пен чувствовала, что у нее все равно не хватит духа действовать, лишь исходя из собственной выгоды. Не думать о Джулиане она не сможет, пусть даже он сам ей так советует. У нее есть два варианта: либо бежать в Америку, либо завести любовника. Проблема в том, что, какой бы она ни выбрала, в любом случае Джулиан мог сильно пострадать.
Пен опять покосилась на рекомендательное письмо. Да, если заведет любовника, она причинит боль Джулиану. Он подумает, что на самом деле это лишь «для дела». Мужчинам свойственно ревновать, иногда до отчаяния, до сумасшествия, не подчиняясь никаким доводам разума.
Но уехать в Америку означало бы разлучиться навсегда. Это будет для Джулиана еще больнее. А если у него хватит ума, как он грозится, поехать к ней, ему придется перечеркнуть всю свою прошлую карьеру и начать с нуля. Вправе ли она принимать от него такие жертвы?
Пен вдруг стало все предельно ясно. И даже опасность, грозящая ей в случае, если она останется в Англии, уже не представлялась такой пугающей. Теперь она знала, что делать: воспользоваться советом Джулиана, точнее, мистера Хэмптона. Она бросит вызов графу Глазбери, вступит с ним в открытую борьбу.
И эта борьба будет означать окончательную победу.
Пен поднялась со скамьи и подошла к Джулиану.
– Мистер Хэмптон, – заявила она, – я принимаю решение: для моего дела мне нужен любовник.
Джулиан посмотрел на нее.
– Я одобряю ваше решение, графиня, – после минутной паузы произнес он. – Вот только жаль, что у вас совсем нет времени, чтобы проверить, кто из кандидатов наиболее подходит.
Пен рассмеялась, вспомнив свой дурацкий список, на который намекал Джулиан. На душе у нее было легко от того, что мистер Хэмптон снова стал Джулианом.
Джулиан взял ее руку и внимательно посмотрел ей в глаза.
– Пен... – робко и в то же время торжественно произнес он, – я могу все-таки предложить себя? Если не хочешь, чтобы мы на самом деле были любовниками, в конце концов, мы можем просто делать вид.
Могла ли Пен отказаться от столь заманчивого предложения? Тем более что, пойдя на это, она убивала двух зайцев, сочетая, если можно так выразиться, приятное с полезным: стать любовницей мужчины, который был ей весьма симпатичен, и избавиться наконец от графа. Слова Джулиана, может быть, были и скромны, но взгляд был откровенно соблазняющий. То, что он держал Пен за руку, возможно, было не более чем дружеским жестом, но прикосновение Джулиана возбуждало Пен до крайней степени.
Да, любовная интрижка, конечно, не вечная всепоглощающая любовь. Но, в конце концов, и это тоже неплохо!
– Ты уверен, Джулиан, – осторожно спросила она, – что этого хочешь? Подумай! Возможно, тебе придется заплатить высокую цену! Готов ли ты?
Джулиан молча поднес ее руку к губам. От его дыхания и поцелуя по ее коже словно пробежали электрические искры.
– Для меня это великая честь, Пен! – проговорил он.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пылкий романтик - Хантер Мэдлин



Неплохая серия.
Пылкий романтик - Хантер МэдлинKotyana
16.09.2012, 16.51





Слегка не дочитала.Затянуто,нудновато.
Пылкий романтик - Хантер МэдлинАня
26.06.2014, 13.48





Не верю я в любовь по 20.он её любил.она не знала и т.д. герой понравился больше чем героиня.возможно тема насилия мне не Импонирует .больше 6 баллов поставить не могу
Пылкий романтик - Хантер МэдлинЛилия
24.07.2015, 16.19





Не очень. Местами глупый роман. 7/10
Пылкий романтик - Хантер МэдлинВикки
25.09.2015, 23.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100