Читать онлайн Обольщение в красном, автора - Хантер Мэдлин, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обольщение в красном - Хантер Мэдлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.38 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обольщение в красном - Хантер Мэдлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обольщение в красном - Хантер Мэдлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хантер Мэдлин

Обольщение в красном

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5



Камберуорт все еще оставалась деревней, но с каждым годом Лондон придвигался все ближе к ней. Она была уже отчасти поглощена городским окружением — одному из маленьких селений Миддлсекса.
Поэтому приезд Себастьяна не вызвал ни у кого особого интереса. Он проехал по главной улице, минуя магазины, расположенные в старых, наполовину деревянных домах, и каменные здания, буквально подпиравшие друг друга стенами. Себастьян искал таверну.
В два часа дня в заведении под названием «Баронский совет» было немноголюдно, так что Себастьян быстро получил свою кружку эля. Он пил стоя, а хозяин заведения тем временем внимательно его осматривал.
— В городе нынче сыро? — полюбопытствовал он, вытирая пинтовые кружки.
— Хуже, — односложно ответил Себастьян.
— Едете куда-то, где посуше? — продолжал расспросы хозяин.
— Нет, я приехал сюда в поисках человека, который мне нужен по делу, — объяснил Себастьян. — Возможно, вы с ним знакомы. Это мисс Одрианна Келмслей.
Хозяин усмехнулся.
— Да, я знаю и ее, и ее друзей, — сказал он в ответ. — Да что там я — все в Камберуорте знают постояльцев миссис Джойс.
— Правда? Но мне казалось, что мисс Келмслей — ее кузина, а не одна из постояльцев.
— Я уж и не знаю, как называть этих женщин! Остальные не состоят в родстве, как мне кажется. Просто это сборище женщин, которые приехали к миссис Джойс в гости, да так и остались у нее жить.
— А эта миссис Джойс живет в деревне?
— У нее дом недалеко отсюда, совсем рядом с деревней. Отличный дом и хороший земельный удел, — охотно рассказывал хозяин. — Она выращивает цветы в большой оранжерее. Дом расположен в стороне от дороги, а в том месте, где нужно свернуть, вы увидите нарисованный знак. «Редчайшие цветы» — вот как она называет свое дело. — Мужчина снова усмехнулся. — Да это хорошие женщины. Все больше стараются держаться вместе. Никогда не дают повода подумать о них что-нибудь плохое, но люди все равно судачат.
— Это несомненно.
Допив эль, Себастьян попросил хозяина таверны указать ему, в каком направлении находятся эти «Редчайшие цветы».
Спустя пятнадцать минут он съехал с главной дороги на находящуюся в частном владении аллею, которая и привела его к дому миссис Джойс.
Это было добротное хорошее здание, какие можно увидеть повсюду в Англии. Красиво отделанное серым гладким камнем, оно было слишком большим для того, чтобы назвать его коттеджем, и чересчур маленьким, чтобы именоваться особняком.
Он возвышался на два этажа под своей огромной мансардой, а его незатейливый фасад украшали лишь окна, пропорции которых явно были тщательно вымерены.
Навстречу Себастьяну не вышел грум, чтобы взять у него коня, так что ему пришлось привязать его к столбу. Судя по тому, сколько времени ему пришлось ждать, когда он постучал в дверь, в доме вообще было не много прислуги, и это несмотря на то что владелец жилища, без сомнения, был человеком состоятельным.
Наконец дверь распахнулась. Очень щуплая экономка средних лет воззрилась на Себастьяна из-под оборок чепца. Он подал ей свою визитную карточку. Прочитав, что на ней написано, она снова посмотрела на него, при этом ее взор задержался на продолговатом деревянном ящичке, который Себастьян прижимал к себе рукой.
— Мне сказали, что здесь живет мисс Келмслей, — промолвил Себастьян. — Я приехал для того, чтобы вернуть ей то, что она потеряла.
Тут ему на глаза попалась хорошенькая светловолосая девушка. Она тоже просмотрела визитку.
— Я займусь этим, миссис Хилл, — сказала она.
Женщина в чепце с оборками пошла прочь. Блондинка пригласила Себастьяна в дом.
— Вам следует поговорить с миссис Джойс, — промолвила она. — Она — владелица этого дома. Сейчас миссис Джойс в оранжерее, но я отведу вас туда.
Легкой походкой она повела его в заднюю часть дома. Они прошли мимо библиотеки с красивыми шкафами и множеством обитых тканью стульев. Заднюю часть дома занимала вторая гостиная. В одном из окон Себастьян увидел оранжерею.
Расположенная в двадцати ярдах от дома, оранжерея была куда больше, чем те, что обычно лепятся к жилым домам, если только они не находятся в больших поместьях. Верхняя часть стен оранжереи была сделана из стекла. Прямоугольные куски стекла, скрепленные металлическими частями, походили на огромную мозаику.
Войти в оранжерею можно было через небольшой коридор, выходивший из гостиной. Сопровождавшая Себастьяна девушка толкнула дверь, и его тут же охватило влажное тепло. Он поднял голову. Половина огромной крыши тоже состояла из стеклянных панелей.
— Подождите здесь, пожалуйста. — С этими словами блондинка исчезла за огромной пальмой в большой кадке. Через несколько мгновений она вновь появилась перед ним и сделала ему знак рукой. Указав, где находится миссис Джойс, светловолосая девушка ушла.
Миссис Джойс работала за столом, заставленным горшками с землей. Ее чепец, руки и фартук тоже были в земле. Когда Себастьян подошел к ней, она стала тряпкой стряхивать землю, чтобы хоть немного привести себя в порядок.
У нее было красивое лицо. Очень бледное. И почти безупречное. Темные серые глаза. Миссис Джойс обладала природной грацией, что было заметно даже по ее движениям, когда она вставала. Если бы Себастьян никогда прежде не видел эту женщину, она сразила бы его наповал. Но только он уже когда-то видел ее. В этом Себастьян был уверен.
— Лорд Себастьян Саммерхейз, вы оказали нам большую честь, — заговорила она. — Нечасто к нам заглядывают такие знаменитые гости. Может быть, вы ищете особенный цветок в подарок любимой? У нас есть редчайшие герани, сорт которых мы вывели сами. Такие вещи обычно очень ценятся.
— Я разыскиваю женщину, которая, как мне сказали, живет в этом доме, — ответил Себастьян. — Речь идет о мисс Келмслей, — пояснил он. И, кивком указав на ящичек, Себастьян добавил: — Я должен отдать одну ее вещь.
— Мисс Келмслей сейчас нет дома, — сказала миссис Джойс. — Но я думаю, что она вот-вот вернется, так что вы можете подождать ее. А если хотите, оставьте ящичек мне.
Ну вот. Он может поставить ящик на стол и уйти. У него нет причины не доверять миссис Джойс, которая наверняка передаст ящичек мисс Келмслей, когда та вернется домой.
И если он попросит ее не открывать ящичек, миссис Джойс наверняка сдержит свое любопытство.
— Если она должна вернуться в скором времени, то я предпочел бы дождаться ее, — промолвил Себастьян.
— Я попрошу, чтобы ее проводили сюда, как только она придет. — Миссис Джойс повернулась. — Лиззи, ты сможешь… Ну куда же она исчезла? Лиззи была тут за минуту до того, как Селия привела вас. Она даже посмотрела вашу визитку… — Она щелкнула языком, не скрывая досады. — Подождите, пожалуйста, здесь, лорд Себастьян, а я сама попрошу остальных отправить сюда мисс Келмслей, как только она вернется.
С этими словами миссис Джойс ушла, оставив его в оранжерее. Влажный воздух был насыщен всевозможными ароматами. Тут пахло лимонами, розами и даже свежей травой. Человек мог захмелеть от таких запахов. Себастьян потрогал землю в одном из горшков, с которыми возилась миссис Джойс, и прикоснулся к луковице.
Он прошел по проходу мимо нескольких лимонных деревьев в кадках и столов, заставленных горшками с цветами. В конце оранжереи Себастьян увидел целый виноградник, который рос под стеклянной крышей. Сами кусты были посажены за пределами здания, но лоза протянулась в парник сквозь дыру, пробитую в кирпичной стене. У стены кудрявую лозу поддерживали прочные подпорки, но дальше она сама поднималась вверх, закручиваясь вокруг двух металлических перекладин в двух футах над головой. Под этой зеленой крышей стояли каменный стол и четыре стула, так что со стороны все это походило на милый тосканский дворик.
— Это был эксперимент, — раздался у Себастьяна за спиной голос миссис Джойс, которая неслышно подошла сзади. — Я имею в виду виноградное вино. Никак не думала, что у меня что-то получится.
— Думаю, особенно приятно сидеть за этим столом зимой, — заметил Себастьян. — У вас чудесная оранжерея.
— Это, скорее, теплица. Большая часть построек, которые люди именуют оранжереями, — это теплицы или небольшие парники. Просто называть их парниками не так красиво, вот слово «оранжерея» и привилось, хотя оно не совсем верное, — проговорила она. — В настоящей оранжерее заботятся о растениях, которые зимой спят. У нас, кстати, тоже есть такие — в задней части сада.
Ее лицо снова приковало внимание Себастьяна.
— Прошу вас простить меня, но, кажется, я невольно был груб, — вымолвил он. — Уверен, что мы с вами встречались и раньше, только я никак не могу вспомнить, где именно.
— Да, встречались, много лет назад, — согласилась мисс Джойс. — Я служила гувернанткой в семье герцога Бексбриджа. Нас представили друг другу на вечере в саду, который мне позволили посетить вместе с моими старшими подопечными. А у вас отличная память на не важных для вас людей, которые встречаются вам по жизни, лорд Себастьян.
Если бы она и в самом деле была такой уж не важной, он бы заслужил приз за то, что узнал ее, однако Себастьян сомневался в том, что любой мужчина, увидевший эту женщину, сможет забыть ее.
— Но были ведь и другие вечера, на которые приводили детей, — заметил он. — Что-то я не помню, чтобы вы приходили вместе с ними.
— Я работала гувернанткой всего год, а потом познакомилась с капитаном Джойсом и оставила свое место, — отозвалась она.
Непохоже, чтобы в этом доме был мужчина.
— Ваш муж служит на флоте? — поинтересовался Себастьян.
— Он был в армии, — промолвила в ответ миссис Джойс. — Но погиб во время Полуостровной войны. — Вопрос не повлиял на ее манеру держаться грациозно, однако ее глаза потемнели, так что можно было понять: эти воспоминания все еще бередят ее душу. — Если вы еще раз извините меня, то я схожу в дом, чтобы выяснить, почему же задерживается Одрианна. Она ведь уже должна вернуться.
* * *
Одрианна удивленно смотрела на визитную карточку, которую Дафна оставила ей у Селии. Лорд Себастьян Саммерхейз здесь! Зачем? И как он ее нашел?
Ответ стал очевиден, едва она задала себе этот вопрос. Должно быть, сначала он заехал в дом матери. И наверняка мама скоро напишет ей, недоумевая, что еще могло понадобиться от них человеку, который преследовал ее отца.
— Прошу тебя, Одрианна, сядь, — попросила Селия. — Я едва достаю до твоей головы, даже если встать на цыпочки.
Одрианна скользнула в кресло, чтобы Селии было удобнее возиться с ее волосами. Селия лучше всех умела укладывать волосы.
— Она сказала, чтобы я пришла сразу же, — напомнила Одрианна Селии.
— Дафна не станет возражать, если ты задержишься на минутку-другую, чтобы привести себя в порядок. Не забывай: в оранжерее сейчас находится брат маркиза. А еще он член парламента, — добавила Селия. — Именно это написано в его визитной карточке.
Поскольку Селия не знала, что лорд Себастьян знаком с Одрианной, то последняя почла за лучшее хранить об этом молчание.
— Он очень важный человек, о нем постоянно пишут газеты, — продолжала Селия. — Не можешь же ты встретиться с ним в таком виде, будто весь день простояла на палубе при ветреной погоде.
Признаться, Одрианне вообще не хотелось встречаться с ним. Она молилась о том, чтобы он не принес плохих новостей от мирового судьи. Что, если сэр Эдвин пришел к выводу, что она все-таки должна держать ответ на квартальных сессиях?
— Лучше сделать не могу, если только не распустить их. Ты сама виновата: не стоило снимать шляпку, когда ты шла домой, — сказала Селия, отступая назад. — Думаю, стоит начать все сначала и уложить волосы, как подобает.
— Этого ты делать не будешь, — услышали они голос Дафны.
Одрианна подняла голову. Дафна стояла в дверях гостиной — той самой, за которой начинался коридор, ведущий в оранжерею. На ней все еще были запачканный землей фартук и самая старая шляпка, но выглядела она чудесно, даже сногсшибательно. Дафна могла бы облачиться в лохмотья, но и это бы не повредило ее красоте.
— Ты должна немедленно пойти со мной, Одрианна, — сказала она кузине. — Он намерен тебя дождаться.
— Он сказал, с какой целью приехал? — спросила Одрианна.
— Нет, он только сообщил, что привез тебе что-то, что ты потеряла.
— Я ничего не теряла, — пожала плечами Одрианна.
— Эта вещь находится в продолговатом ящичке, — сказала Дафна. — Он похож на ящичек для перчаток. Очень большой ящичек для перчаток.
Пистолет!
Одрианна почувствовала, как ее лицо запылало. Дафна подняла на нее свои серые глаза.
— Интересно, откуда это у лорда Саммерхейза какая-то твоя вещь? — спросила Селия. Но ее милое личико тут же помрачнело — похоже, она поняла, что задавать этот вопрос не следовало.
— Понятия не имею, — пробормотала Одрианна.
Лицо Дафны оставалось безмятежным.
— Кто-нибудь видел Лиззи? — спросила она.
— Она была тут всего несколько минут назад, — ответила Селия.
— У нее просто талант исчезать как раз в то мгновение, когда она нужна, — заметила Дафна. — Ну да ладно. Пойдем, Одрианна. Твой джентльмен ждет тебя.
— Он не мой джентльмен, — вымолвила Одрианна, когда они пошли по коридору в оранжерею.
Веки Дафны едва заметно дрогнули.
Немного помедлив в проходе, Дафна пробежала мимо двух рядов столов, заставленных горшками с геранями, лилиями и гиацинтами. Одрианна слишком счастлива, и ей нужно хотя бы мгновение, чтобы собраться с духом.
Они остановились в удобном местечке, откуда открывался отличный обзор на всю оранжерею. Лорд Себастьян сидел на стуле за каменным столом под виноградным навесом. Им был виден его красивый профиль — Себастьян наблюдал за чем-то с другой стороны оранжереи. Он был расслаблен, но уверен в себе и в оранжерее смотрелся столь же гармонично, как и на провинциальном постоялом дворе.
— Непохоже, что он рассержен или чем-то недоволен, — тихо проговорила Дафна. — Да и держится он весьма дружелюбно. И все же не сказать, что с этим человеком можно шутки шутить.
— Я не шутила с ним шутки, — бросила Одрианна.
— Это понятно. У тебя нет никакого опыта в таких делах, — сказала Дафна. — С другой стороны, думаю, он как раз мастер в них.
— Ты его знаешь?
— Я о нем слышала, а однажды мы встречались, но это было давно. Как ни странно, он об этом помнит. Говорят, лорд очень изменился за последние годы. Интересно, так ли это?
Договорив, Дафна проводила Одрианну к их гостю.
Увидев их, лорд Себастьян встал. Представив ему Одрианну, Дафна сказала:
— Мне нужно закончить с луковицами, пока светит солнце.
Одрианна подождала, пока Дафна уйдет. Правда, она будет недалеко и сможет слышать все, если только не говорить очень тихо.
Одрианна указала на деревянный ящичек.
— Это он? — спросила она.
Себастьян понял ее смущение и догадался, что говорить надо как можно тише.
— Да, — кивнул он.
— Спасибо, что возвращаете мне его. Он принадлежит Дафне, и она заметила его исчезновение. Думаю, теперь мне придется объяснить ей, что я брала его на время, но это будет проще сделать, если я смогу его вернуть.
Себастьян прикоснулся кончиками пальцев к ящичку.
— Она знает о вашем приключении? — полюбопытствовал он.
— Я решила избавить ее от лишних подробностей, — ответила Одрианна.
— Но будет лучше, если эти подробности она услышит из ваших уст, а не из чьих-либо еще.
— Да, я должна ей все рассказать, — задумчиво промолвила Одрианна. — И, думаю, она уже о многом догадывается.
— О чем именно?
— Ммм… О вас.
Себастьян посмотрел в ту сторону, где не видимая им Дафна возилась со своими луковицами.
— Оранжерея выходит в очаровательный сад, — тихо проговорил он. — От ветра он защищен, к тому же солнышко на улице светит. Не хотите показать мне сад, мисс Келмслей?
Себастьян пошел следом за Одрианной, которая повела его в сад.
— Вы сначала заехали в дом к моей матери? — спросила она.
— Я отправил к ней слугу с письмом, — ответил он. — Сомневаюсь, что вашей матери известно о том, кто был автором послания, к тому же слуга ни на мгновение не выпустил ящичек из рук.
Похоже, Одрианна была рада тому, что мать так и не узнала, что ее разыскивал лорд Себастьян Саммерхейз. Не могло не обрадовать. Мало того, что лорд был одним из врагов ее отца, так он еще слыл большим ловеласом, а какой матери понравится, если у дочери появится такой поклонник.
— Вы давно тут живете, мисс Келмслей?
— Всего шесть месяцев, — ответила она. — Дафна — моя кузина. Она написала мне, когда умер отец, предложила поселиться у нее. Она догадалась, что я хочу уехать из Лондона. Так мило с ее стороны! И она повела себя куда лучше, чем мы, когда ей понадобился дом. Она в ту пору была совсем молодой.
— Тут у нее красивое жилище, — заметил Себастьян. — Вы помогаете ей выращивать цветы?
— Мы все помогаем по дому — кто чем может, но цветами в основном занимаются сама Дафна и Лиззи. Я даю уроки музыки для того, чтобы внести свою лепту в хозяйство. Когда вы пришли, я как раз была на уроке. Тут недалеко, выше по улице, живет девочка, которую я учу играть на фортепьяно.
Они вышли в дальнюю часть сада. Земля здесь была не обработана, и лишь в некоторых местах ее прикрывали самшитовая изгородь да побеги плюща, который разросся настолько, что увивал большую часть кирпичной стены. Себастьян представил себе, как тут красиво весной, когда появляется первая зелень, и в многоцветье ярких красок, какое было, например, прошлым летом. Живо представилось ему и то, как мисс Келмслей и миссис Джойс сидят в небольшом дворике, который сейчас прикрыт виноградной лозой.
Мисс Келмслей вежливо позволила ему пройтись с ней по саду, но даже не попыталась завести разговор. Ее губы были крепко сжаты — этим она напомнила Себастьяну его мать. У той тоже появлялось такое выражение, когда надо было терпеть присутствие незваных гостей.
При дневном свете зрелость Одрианны стала более выразительной. Да, ей лет двадцать пять, теперь он был в этом уверен. Для женщины незамужней она уже довольно взрослая. Возможно, она потеряла своего любимого во время войны, как и многие женщины ее возраста.
— У меня была причина принести пистолет, — промолвил он, чувствуя необходимость объясниться. — Я хотел предупредить вас о появлении первых признаков сплетен. О ночном происшествии уже написали сегодня утром в одной из скандальных газет.
Остановившись, Одрианна сердито топнула своей маленькой ножкой. На ее лице появилось встревоженное выражение.
— Уже? — воскликнула она.
— Пока что упомянули лишь постоялый двор. Имена названы не были, так что, возможно, на этом все и кончится.
— Но дело может иметь и продолжение похуже — в газете или назовут имена, или намекнут на них, и тогда все сразу догадаются, о ком идет речь. А как скоро мы узнаем, что именно произойдет?
— Такие события обычно развиваются по одной схеме, — ответил Себастьян. — В течение четырех дней эта история либо забудется, либо получит продолжение. Если получит, то я пошлю вам письмо с предупреждением и, разумеется, сделаю все необходимое, чтобы защитить вашу репутацию.
— Мама наверняка первой расскажет мне обо всем, лорд Себастьян, — промолвила Одрианна. — И если она окажется втянутой в скандал, то я никогда не смогу испросить у нее прощения. И едва ли она согласится признать, что моя миссия, пусть и благородная, не была безрассудной.
Похоже, она совершенно забыла о том, что он пообещал защищать ее. Но разве может быть иначе? Она ненавидит его за ту роль, которую он сыграл в травле отца. Она никогда не задумается о том, была ли необходимость преследовать его, не говоря уже о том, чтобы смириться с этим. И без сомнения, она решит, что лучше принять презрительное отношение общества, чем его защиту.
— Да уж, безрассудной. А еще неосмотрительной, опасной и, как выяснилось, пагубной. А также…
— Не стоит перебирать весь ваш словарный запас, лорд Себастьян, — остановила его Одрианна. — Я уже сама отругала себя за то, что натворила, так что бранить меня нет необходимости.
— А еще отважной, — добавил Себастьян. — То, что вы решились защищать имя отца, заслуживает восхищения. Правда, вы выбрали для этого не самый лучший способ.
Одрианна искоса посмотрела на него, подозрительно хмурясь. Наверняка она пришла к выводу, что он пытается льстить ей ради каких-то своих целей. Возможно, так оно и есть.
— Я думала о Домино, — промолвила Одрианна. Упоминание об отце открыло тему для разговора, которая делала терпимым присутствие Себастьяна. — Я все пыталась вспомнить, что во внешности Домино мне запомнилось. У него рыжие волосы — я почти уверена. И еще мне пришло в голову, не иностранец ли он.
Дорожка тем временем свернула за угол простого каменного здания с большими окнами. Себастьян догадался, что это и есть настоящая оранжерея, о которой говорила миссис Джойс. Они оказались в небольшом запущенном саду.
— Почему вы решили, что он может быть иностранцем?
— На нем была странная шляпа, — пояснила Одрианна, — мягкая и с более широкими полями, чем носят у нас. Возможно, и куртка на нем была странноватой. Точнее, ее покрой. — Она пожала плечами. Не могу объяснить этого, но он просто не был похож на англичанина.
— Возможно, вы правы.
— Все встанет на свои места, если мне удастся найти его. В Англии куда меньше иностранцев, чем англичан.
— К сожалению, мужчины не носят цветных перьев на шляпах, по которым можно было бы догадаться, кто они такие.
— Однако иностранцы живут в определенных районах Лондона. Известны гостиницы, где они живут, и таверны, в которых они едят. Лиззи — она живет в нашем доме — говорит, что есть отели, которым иностранцы отдают предпочтение. И если бы я смогла пройтись по этим заведениям, где мог остановиться этот человек, я бы…
Себастьян прошел вперед, повернулся и перегородил ей путь.
— Вы не должны этого делать! Это небезопасно! — вскричал он.
Глядя на его искаженное лицо, сразу можно было понять, что он обо всем этом думает.
— Со мной все будет в порядке, — заверила его Одрианна. — На этот раз я позову кого-нибудь с собой. И разумеется, я снова возьму с собой пистолет.
Себастьян никак не мог понять, то ли она поддразнивает его, то ли действительно хочет повторить безрассудный поступок.
— Я попрошу миссис Джойс запереть его, —заявил он. — С оружием вы рискуете еще больше. И когда вы в следующий раз направите на мужчину пистолет, он может не оказаться джентльменом.
— Что ж, спасибо за своевременное и столь полезное предупреждение, — отозвалась Одрианна. —Думаю, вызнаете, о чем говорите, лорд Себастьян.
Ее насмешливый взгляд заставил его замереть. А еще — ее немного кривая улыбка. И ее ставшая уже знакомой ему манера держаться.
— Вы намекаете на наш поцелуй, — проговорил он, позволяя мыслям о поцелуе захватить его больше, чем было позволено. Вслед за этим Себастьяна стало медленно охватывать возбуждение. — Вероятно, я сейчас должен извиниться, несмотря на то что порой вы ведете себя так, что понять вас просто невозможно.
— Я так себя не вела! И не сделала ничего такого, чтобы вы повели себя как негодяй.
— Однако вы также не сделали ничего, чтобы остановить меня, — парировал Себастьян. — Уже одно ваше присутствие там, в одиночестве, спровоцировало непонимание. Однако… — Он слегка поклонился. — Мисс Келмслей, я прошу прощения за слишком вольное поведение тем вечером. Леди не должна терпеть такого обращения. Прошу вас простить меня.
Одрианна подбоченилась.
— Вы меня поражаете! Подумать только —явились сюда и продолжаете меня оскорблять, насмехаться надо мной.
— Я пришел сюда, чтобы вернуть пистолет, который вы направляли прямо на меня, — напомнил он ей.
Это немного охладило ее гнев. Нежные бледные щеки Одрианны мило зарозовели.
— Я была не права, — вымолвила Одрианна. — Это я должна извиняться перед вами. Признаю, что именно я несу ответственность за все, что произошло в нашу единственную встречу.
Себастьян улыбнулся одной из своих лучших, улыбок.
— Я настаиваю на том, чтобы вся вина за это была возложена на меня, — сказал он. — Вспоминайте события той ночи так, как вам хочется, и я не буду поправлять вас. Однако не заставляйте меня лгать самому себе, даже если нормы морали заставляют вас обманывать себя.
Она снова покраснела. Похоже, у нее весьма норовистый характер.
— Я не обманываю, сэр, — заявила Одрианна. — Даже себя.
— Думаю, вы вынуждаете себя поверить в ложь, — сказал Себастьян. — Вы убеждаете себя, что поцелуй вам не понравился и что я домогался вас сильнее, чем это было на самом деле. Со своей стороны я хочу сказать, что я ни о чем не жалею, разве что о том, что из-за короткого помрачения рассудка я допустил, чтобы в меня выстрелили.
В ее взоре появилось выражение недоумения и удивления, к которым примешивался страх. Последнее даже было неплохо, хотя она, возможно, и сама об этом не догадывалась.
— По словам моей кузины, еще не так давно вы любили играть с женщинами, лорд Себастьян, — промолвила она. — И как бы нелепо это ни казалось, похоже, сейчас вы флиртуете со мной?
Он посмотрел вдаль, безуспешно пытаясь справиться с жаром, охватывающим его тело. Взор Себастьяна был устремлен в дальнюю часть сада. Он видел лишь угол дома. Оранжерея почти полностью скрывала теплицу. Но подтверждение того, что ее посетители не могут их видеть, едва ли помогало ему.
— Да, мисс Келмслей, может быть, я и флиртую. От старых привычек трудно отделаться.
Одрианна рассмеялась:
— Полагаю, в прошлом вам не приходилось флиртовать с такой малой надеждой произвести на женщину впечатление? И если в «Двух мечах» я была немного… смущена, это сейчас ничего не значит, так что вы напрасно стараетесь сразить меня своей улыбкой. Попрошу вас вспомнить, что я не знала, кто вы такой, когда вы пытались домогаться меня.
Он снова посмотрел на нее. И увидел, как ветер играет в ее кудрях. От холодного света от зелени листвы в этом уединенном уголке сада казалось, что кожа у нее снежно-белая.
— Но теперь-то вам известно, кто я такой, мисс Келмслей, — напомнил он ей. — И я знаю, кто вы. Вы не находите, что это мало что меняет?
Судя по ее реакции, разницы действительно не было почти никакой. Одрианна попыталась принять равнодушный вид, однако опыта поведения в подобных ситуациях у нее не было.
— Нет, разница есть, причем огромная, и даже вы можете это понять. — Ее голос слегка задрожал.
— Правда? Не думаю.
— Да камень был бы больше тронут вашими заигрываниями и подхалимством, чем я, — заявила она. — И сейчас я даже не подумаю огорчаться и смущаться.
— Неужели? — Себастьян шагнул ближе к ней, хотя, черт возьми, и понимал, что не должен этого делать. — Никогда? Совсем?
Глаза Одрианны расширились от очаровательного, невинного изумления. Она резко повернулась, чтобы уйти. Но этого Себастьян сейчас допустить не мог.
Схватив Одрианну за руку, он рывком привлек ее к себе. Он хотел только поцеловать ее, чтобы доказать свою точку зрения. Ничего более. Во всяком случае, именно это он говорил себе. Одрианна не сопротивлялась и не отталкивала его. Правда, поначалу она немного напряглась от удивления, а затем расслабилась и полностью растворилась в поцелуе. Странно: ее тело отреагировало на поцелуй так, будто тепло его рук вызвало у нее озноб.
Мягкие губы. Осторожные, любопытные и безыскусные. Он не требовал, чтобы она ответила на поцелуй. Все, что он хотел узнать, было сказано ее прерывистым дыханием, сердцебиением и податливостью.
Поцелуй не был коротким. А один перешел во второй, потом в третий. В Себастьяне вспыхнуло желание, и лишь ее невинность останавливала его. Обнимая женщину другого типа — а именно с такими женщинами он имел дело, — Себастьян не стал бы бороться с искушением. Но ему нравилось дразнить ее, дарить ей скромные ласки, доставлять удовольствие и наблюдать за ее удивленной радостью, видеть, как она млеет от его прикосновений.
Себастьян обнимал ее все крепче, пока ее грудь и живот не оказались прижатыми к его телу, а ее дрожь не передалась ему. Его губы прикоснулись к ниточке пульса, бьющейся на ее шее, и он слышал ее восторженный стон. От этих звуков его желание стало еще горячее, он жаждал удовлетворить свою страсть.
Его ласки становились все смелее, и вот наконец его рука дотронулась до шелковистой кожи ее груди.
Одрианна громко вскрикнула — то был чудесный звук женского удовольствия. А потом она застонала, и этот стон почти не прерывался, пока его рука теребила ее отвердевший сосок сквозь тонкую ткань одежды.
Одрианна находилась словно в полусне. Чтобы не упасть, она крепко держалась за Себастьяна, изгибала спину, чтобы быть поближе к нему. Разрозненные мысли постепенно обретали форму. Он должен увезти ее отсюда и найти место — любое, — где они могли бы насладиться друг другом. Ему нужно…
Неожиданно острая боль черной тучей затмила ему разум. Перед глазами встала красная пелена, а с уст сорвалось проклятие.
Разум и зрение Себастьяна наполовину прояснились. Его левая рука упала, словно объятая огнем. Мисс Келмслей стояла в пяти футах от него, прикрывая рот руками: она была в ужасе, в полном смятении.
— Извините, пожалуйста! Я не хотела причинить вам боль, — в отчаянии быстро проговорила она. — Услышав, как открывается дверь, я всего лишь толкнула, чтобы освободиться, и… — Она в испуге посмотрела на сад. Ветер нее к ним женский смех и разговоры.
Очередной приступ боли заставил Себастьяна поморщиться. И опять эта боль!
— Ерунда! Ничего страшного, — проговорил он.
— Вы уверены? Вы очень побледнели.
Без сомнения, так оно и есть. Его тело оказалось словно в аду. Одрианна с волнением ждала, пока он справится с болью. На это понадобилось немало времени.
Она успокоилась, лишь когда увидела, что Себастьян постепенно расслабляется.
— Было бы ужасно, если бы Дафна и Селия увидели нас в таком… — Она на мгновение замялась. — Ну, в общем, как это было. Уверена, что вы понимаете, о чем я говорю. Они так неожиданно вышли из здания. Обычно они не выходят из оранжереи в это время, а работают в теплице.
Себастьян представил себе бледную женщину, которая вышла на солнце. Надо не забыть как-нибудь выразить ей свою благодарность.
— Мы и в самом деле не должны были… Нехорошо с вашей стороны… — Смятение мисс Келмслей уступало место испугу. Но Себастьяну не хотелось больше выслушивать чьи-то нотации.
— Разумеется, должны были, — перебил он ее недовольно. — Мы этого хотели, стало быть, были должны, и сделали то, что хотели. И прекратите делать вид, что я заставляю вас целовать меня.
Если бы постепенно угасающая боль не отвлекала его внимание, он был бы менее откровенен. Но поскольку так оно и было, он лишь заставил мисс Келмслей увидеть положение дел в темном свете.
Одрианна пошла по дорожке в сторону дома.
— Вижу, что вы именно так жестоки, как я и думала, — услышал он ее голос. — Вы хотите унизить меня, только я не понимаю, с какой целью.
Себастьян догнал ее и едва сдержал желание вновь заключить в объятия.
— Я поддался импульсу и одному очень приятному воспоминанию, — сказал он. — А цель, если вы еще этого не поняли, — взаимное удовольствие. Однако вы правы. Мне не следовало так поступать, поэтому я должен извиниться.
— Ну и ну! — Они уже дошли до края сада и оказались возле угла оранжереи. Две женские шляпки так и не повернулись к ним, словно не знали о том, что он и мисс Келмслей находятся в графстве, не говоря уже о доме.
Мисс Келмслей указала на дальний угол садовой стены.
— Мне не нужно ваших извинений, лорд Себастьян! — договорила она. — Я хочу, чтобы вы ушли. Там есть садовая калитка. Вам не придется проходить через весь дом.
— Действительно… Что ж, хорошего вам дня и благодарю вас, — промолвил он в ответ.
— Благодарите меня? — изумилась Одрианна.
— За прогулку по саду, — пояснил Себастьян. — И за ваше гостеприимство.
Он поклонился. Она смотрела на него. Он улыбнулся. Она покраснела. Он заглянул ей в глаза.
Она повернулась и побежала прочь, к оранжерее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обольщение в красном - Хантер Мэдлин



красивая сказка, легко, непринужденно, захватывающе
Обольщение в красном - Хантер Мэдлинлеля
13.08.2011, 20.20





Очень скучная книга. Жаль потрачено но времени
Обольщение в красном - Хантер МэдлинТатьяна
17.06.2014, 14.28





Поставила 7 баллов. Скучновато как то.сильно мало героиня ненавидела героя что б так быстренько в него влюбиться.ну не понятно мне.все за месяц?
Обольщение в красном - Хантер МэдлинЛилия
6.07.2015, 9.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100