Читать онлайн Неисправимый грешник, автора - Хантер Мэдлин, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неисправимый грешник - Хантер Мэдлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.64 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неисправимый грешник - Хантер Мэдлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неисправимый грешник - Хантер Мэдлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хантер Мэдлин

Неисправимый грешник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Данте подъехал к старинной усадьбе в Хэмпстеде. Свежее оштукатуренные стены после недавнего ремонта сверка­ли белизной. Трава на газонах была только что подстриже­на. Здесь располагалась фехтовальная школа, и шевалье Корбет следил за тем, чтобы усадьба выглядела ухоженной и по-деревенски живописной.
Узнав трех лошадей, привязанных к столбикам, Данте насторожился и прислушался, чтобы убедиться в присутствии их хозяев. До него долетели звуки ударов металла о металл.
Когда Хэмптон прислал ему предложение встретиться здесь, чтобы поупражняться в фехтовании, он не упомянул, что к нему намерены присоединиться и другие члены Об­щества дуэлянтов.
Войдя в здание, Данте направился в раздевалку. Несмот­ря на то что в помещении было прохладно, он снял сюртук и рубашку. Первый раз он пришел сюда, чтобы взять уро­ки, когда еще был лишь тенью брата, мальчишкой, мечтав­шим о том, чтобы быть допущенным в сообщество светских мужчин. Никто не оспаривал права Верджила ввести его сюда. Верджил был ступицей этого колеса, и все спицы вра­щались благодаря ему.
С обнаженным торсом Данте поднялся на несколько ступенек и оказался в просторном зале для тренировок. Там две пары мужчин фехтовали военными шпагами. Они так­же были обнажены до пояса – это было обязательным тре­бованием шевалье, который утверждал, что научиться вла­деть шпагой, когда ты весь обложен одеждой, просто не­возможно. Потому на телах некоторых фехтовальщиков можно было увидеть шрамы.
Самый впечатляющий украшал бок Джулиана Хэмпто­на, адвоката. Он получил эту рану во время такой же тре­нировки, когда скрестил шпаги с ныне покойным другом. Тогда они были здесь одни, даже шевалье при этом не при­сутствовал. И только через несколько месяцев о существо­вании шрама узнали другие.
Данте наблюдал, как Хэмптон ведет свой опасный та­нец с Дэниелом Сент-Джоном, думая об этом злосчастном шраме и приватной тренировке, когда это случилось. Ни­кто никогда не расспрашивал Хэмптона о подробностях, хотя наличие шрама давало пищу для разговоров о суще­ствовании некоей тайны. В их кружке умалчивалось о че­ловеке, который нанес эту рану, равно как и о событиях, приведших к подобному исходу.
Данте сомневался, что его поблагодарят, если он вдруг нарушит заговор молчания.
Он не принес свою шпагу, поэтому взял ту, которая на­ходилась у стены близ входа. Звук вынимаемой шпаги при­влек внимание фехтовальщиков, и они прервали упражне­ния.
Немолодой шевалье приветствовал Данте:
– Рад вас видеть здесь. Займите мое место. Адриан из­мотал меня. Старый человек не в состоянии противостоять так долго его мастерству.
– Такой молодой человек, как я, неспособен противо­стоять подобному мастерству даже минуту, – сказал Дан­те, занимая место шевалье. – Постарайся не убить меня, Бершар. Мы оба знаем, что это не мое оружие.
– Насколько я слышал, сейчас твое сильнейшее ору­жие – кулак, – отвечал Адриан.
Без сомнения, Адриану во всех подробностях описали то, что произошло «У Гордона». Он считался младшим бра­том Колина Бершара и третьим сыном графа Динкастера. Хотя все знали, что на самом деле он не был сыном графа и был всего лишь единокровным братом Колина. Смуглая средиземноморская внешность и черные волосы выдавали его происхождение, как только он родился. Но, женившись на герцогине Эвердон, Адриан перестал выдавать вымыс­лы за факты.
Уже не в первый раз Данте задумался о том, каким об­разом разные темпераменты влияют на дружбу. Из двух Бершаров он чувствовал себя более комфортно с Колином, не обремененным слишком изысканными манерами, чем с Ад­рианом с его тайнами.
Вероятно, это объяснялось тем, что он знал: несмотря на всю свою элегантность и ровный характер, Адриан Бер­шар был опасным человеком. Данте не в качестве лести про­сил Адриана не наносить ему ущерба. Адриану доводилось собственной шпагой убивать людей. Последний раз это слу­чилось на дуэли полтора года назад.
– Колин преувеличил мастерство моего кулака. Так, удар средней силы.
– Сиддел до сих пор носит след от него на своем лице и смотрит зверски на всякого, кто спрашивает его об этом.
– Тогда мне нужно попрактиковаться на тот случай, если он захочет применить против меня шпагу.
– Поскольку в этом виде у меня явное преимущество, позже пойдем постреляем. Там превосходство за тобой, и это уравняет счет.
Данте собирался принять боевую стойку, когда произо­шел этот разговор. Он отсалютовал шпагой.
И в то же время понял, что это все организовало Обще­ство дуэлянтов. Они уже знали, какие вопросы он задаст, и определили Адриана Бершара в качестве того, кто на них ответит.
Четверо мужчин, поплескавшись в тазах, одевались. Дан­те отложил в сторону полотенце и потянулся за рубашкой.
Джулиан Хэмптон подошел к висевшему на стене зер­калу, чтобы завязать галстук. Он был красив, но не тщесла­вен. Казалось, он не замечает стремления женщин пофлир­товать с ним.
– Наш адвокат направил в Верховный суд апелляцию, в которой оспаривается право Фартингстоуна вмешивать­ся в занятия вашей жены, – тихо сказал Хэмптон. – Он справедливо поднимает вопрос о правомерности всего дела.
– Нет необходимости говорить об этом шепотом. Я уве­рен, что всем известно, что сейчас происходит, а уж Сент-Джону определенно.
– Он не знает специфики моих действий. Сент-Джон уважает мою осторожность по отношению к вам, каковой он требует, когда я действую в его интересах.
Данте посмотрел в ту сторону, где Сент-Джон застеги­вал жилет, затем на Адриана Бершара, стоявшего у окна.
–Ты полагаешь, что я соблазнил ее?
– Это простительно. Она очень мила и чрезвычайно интересна.
– Я предпочел бы услышать то, что ты имел в виду во время нашей беседы в доме заключения должников.
– Ты поступил благородно, женившись на ней, и это самое главное для нас. – Хэмптон взял шляпу и хлыст. – Я должен вернуться в город. Буду держать тебя в курсе собы­тий.
После его ухода остались Адриан и Сент-Джон. Послед­ний, судя по всему, не собирался последовать за Хэмпто­ном к лошадям.
– Сент-Джон и я собрались пострелять, прежде чем отправиться в обратный путь. Не присоединишься ли к нам? – Адриан сделал это предложение таким образом, словно оно заранее не планировалось.
– Чудесно, – сказал Данте. Он собирался их обо всем расспросить. Двоих будет вполне достаточно.
Данте не всегда был столь силен в стрельбе из пистоле­та. В юности он отличался таким же равнодушием к этому оружию, как и к шпаге. В его восприятии и то, и другое было всего лишь видами спорта. Именно поэтому, когда понадо­билось применить мастерство, его место на дуэли занял брат.
Данте послал четвертый выстрел подряд в мишень, при­крепленную к дереву позади дома шевалье. Пока он пере­заряжал пистолет, стали стрелять его партнеры.
Сент-Джон был мастером своего дела, да и Адриан за эти годы стал значительно искуснее. Хотя и не был столь силен, как Данте. После того эпизода Данте более не смот­рел на стрельбу и фехтование просто как на виды спорта. В течение двух лет он упорно тренировался. Никто из членов Общества дуэлянтов никогда не комментировал это его но­вое увлечение.
– Что рассказал тебе Колин о скандале с Сидделом? – спросил он Адриана.
Сент-Джон был занят перезарядкой пистолета, однако повернулся таким образом, чтобы стать участником разго­вора.
– Что он оскорбительно говорил о твоей жене и твоем браке.
– Я бы вызвал его на дуэль, но он был вдрызг пьян.
– Колин также отметил, что твой кулак взлетел после того, как Сиддел упомянул, что Леклер дерется на дуэлях вместо тебя.
– Колин понял этот намек?
Адриан опустил пистолет.
– Он не понял. Как, впрочем, и того, что эта реплика вывела тебя из равновесия. Однако тебя интересует, гово­рил ли кто-либо из нас о том дне, не так ли?
– Кто-то ведь ему сказал.
– Это могло быть лишь метафорой, – сказал Сент-Джон.
– Он знал. Это видно было по его глазам и ухмылке.
– Узнал это он не от нас, —заметил Адриан. – Я не говорил об этом никому, даже своему брату. Так же, как и Сент-Джон. Само собой разумеется, что Леклер никому не мог проболтаться о том, что произошло. И думаю, что Хэм­птон хранит секреты и почище этого. Он вообще не любит болтать, сплетничать – тем более.
Данте все это знал. И в то же время почти надеялся, что один из них проговорился. В этом случае было пусть и до­садное, но объяснение.
– В тот день там были и другие, – сказал Сент-Джон.
На некоторое время наступило молчание. Все понима­ли, что они поднимают тему, которая, казалось бы, была давно похоронена.
– Веллингтон никогда не стал бы об этом говорить, – высказался Адриан.
«Нет, это не Железный герцог», – подумал Данте. Если бы о дуэли стало известно, это породило бы множество не­приятных вопросов для очень важных персон.
– Как не обмолвилась бы и Бьянка, – сказал Сент-Джон.
Разумеется. Легче, представить, что молчание нарушил Верджил, чем его жена Бьянка.
– У Найджела Кенвуда есть свои причины для молчания, – проговорил Данте.
– Что ж, – сделал вывод Сент-Джон. – Остается эта женщина.
Данте почувствовал, как вытянулось его лицо. Как им овладевает гнев.
Женщина, которая воспользовалась его самомнением и надменностью в своих целях. Сирена, которая отступала назад, заманивая его до тех пор, пока он не разбился о ска­лы собственной похоти. Особа, которая хотела слишком многого.
Он был молодым, глупым и тщеславным. Цена победы, когда она позволила ему взять ее, была опустошительной.
– Кто-нибудь знает, что с ней стало? – спросил он.
– Она оставалась во Франции в течение нескольких лет. Я однажды видел ее издали, когда мы с Дианой приезжали в Париж шесть лет назад, – сказал Сент-Джон. – Я слы­шал, что после она уехала в Россию.
– Я уверен, что она не возвращалась в Англию, – добавил Адриан. – Веллингтон грозил едва ли не повесить ее на собственном аркане, если она вернется. Она не дурочка.
Нет, не дурочка. Сучка из преисподней, но ума ей не занимать.
– Возможно, она разговаривала с кем-то, кто тоже пу­тешествовал в это время, а затем рассказал это Сидделу. Впрочем, это маловероятно, – сказал Сент-Джон. – Если она хотела навредить, то описать эту дуэль было самое мень­шее, что она могла сделать.
– Я думаю, она понимает, что даже одно слово об этом чревато для нее большой опасностью, – заметил Адриан.
Данте вдруг вспомнил, как Адриан входил в коттедж на французском побережье с женщиной. В его памяти всплыл суровый взгляд Адриана, сопровождающего красавицу во двор, где ее сотоварищ по преступлению только что заклю­чил соглашение о ее свободе.
– Существует только один вариант, каким образом Сиддел мог узнать об этом. Если он принимал участие в тех преступных действиях, у нее были очень веские основания по­слать письмо непосредственно ему и рассказать о том, что произошло.
– Возможно, – сказал Сент-Джон. – К сожалению, нельзя узнать об этом со всей определенностью.
Вероятно, что и так, но Данте все же попытается это сде­лать. Если Сиддел причастен к событиям того дня, Данте хотел это знать.
Он шагнул вперед и поднял пистолет. Хью Сиддел за последнее время здорово осложнил ему существование. Без каких-либо планов или намерений с его стороны линии их жизни переплелись.
Флер также составляла часть этого узла. Интерес Сид-дела к ней очень беспокоил. Уж не он ли проинформиро­вал Фартингстоуна о том, что она находилась в коттедже Леклер-Парка? Если так, то Сидделу было известно, что Фартингстоун находился где-то поблизости в графстве в ту ночь.
– Кто-нибудь из вас знает что-нибудь, свидетельству­ющее о том, что Сиддел поддерживает дружеские отноше­ния с Фартингстоуном? – спросил Данте.
– Не могу вспомнить, чтобы они хотя бы разговарива­ли друг с другом, – сказал Сент-Джон. Адриан кивнул в знак согласия.
– А кого ты видел беседующим с Сидделом?
Сент-Джон задумался.
– Он часто бывает в клубе «Юнион», когда я прихожу туда. Наверняка он там обсуждает свои планы с торговца­ми и финансистами, которые тоже члены клуба. Единствен­ный, кого я могу припомнить, – это Джон Кавано, представитель семейства Броутонов из «Гранд альянса». Они иногда увлеченно ведут тихую беседу.
«Гранд альянс» представлял собой когорту семейств, на­живших богатство на сбыте угля в северных графствах. Броутоны были одной из нескольких аристократических семей, которые обогатились наряду с людьми незнатного проис­хождения.
Данте поднял пистолет. Он знал Кавано с того време­ни, когда они учились в университете. Возможно, он вос­пользуется членством этого клуба и возобновит с ним зна­комство.
И Данте стал тщательно целиться в мишень.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неисправимый грешник - Хантер Мэдлин



Первые три и последние четыре главы хороши. Середину сократить втрое. Монтаж.
Неисправимый грешник - Хантер МэдлинKotyana
3.09.2012, 18.40





роман на один вечер
Неисправимый грешник - Хантер Мэдлинарина
15.11.2012, 21.23





Не плохой роман 9
Неисправимый грешник - Хантер Мэдлинмари
3.03.2015, 15.43





Нужная середина романа. 7 баллов не очень понравилась Флер
Неисправимый грешник - Хантер МэдлинЛилия
30.06.2015, 3.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100