Читать онлайн Неисправимый грешник, автора - Хантер Мэдлин, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неисправимый грешник - Хантер Мэдлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.64 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неисправимый грешник - Хантер Мэдлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неисправимый грешник - Хантер Мэдлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хантер Мэдлин

Неисправимый грешник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Женщины английского света могли расходиться во мне­ниях относительно его, но в одном они были в полном со­гласии.
Данте Дюклерк был красивейший мужчина.
Именно это слово они употребляли. Красавец мужчи­на. Зажигательный ясный взгляд, густые блестящие кашта­новые волосы, идеально правильные черты лица и дьяволь­ская улыбка оказывали гипнотическое действие на любую женщину, которую он вознамерился покорить, с тех пор как ему исполнилось семнадцать. Флер знала трех леди, кото­рые совершили адюльтер единственный раз в жизни. Имен­но с ним.
Годы добавили некоторую жесткость его внешности, но они не уменьшили силу его влияния на тех, кто попадал в поле его интереса.
Даже на нее, хотя он не пытался как-то на нее воздей­ствовать.
На его лице были любопытство и удивление. Он улыб­нулся ей теплой фамильярной улыбкой, что сразу же на­помнило ей время десятилетней давности, когда его брат Верджил, виконт Леклер, ухаживал за ней. И в то же время под его сдержанностью и спокойствием таилась опасная, волнующая энергия. Так всегда было с Данте.
Сейчас же это напугало ее настолько, что лишило дара речи.
Каким-то образом она, не задавая вопросов, понимала, что они одни. В коттедже не было горничной, и это означа­ло, что Данте, по всей видимости, сам раздел ее и уложил в постель. То, что он заметил, когда врач зашивал ей рану, всего лишь малая толика увиденного во время этих дей­ствий.
– Вы необыкновенно мужественны, – сказал он. – Уилер так и не заподозрил, что вы очнулись. – По его тону было ясно, что он знал, в какой момент она проснулась. Он гладил ей голову, понимая, что она чувствует это.
– Я надеялась, что тем самым избегу объяснений с не­ знакомцами.
– Поскольку меня вряд ли можно отнести к таковым, хорошо бы, чтобы вы пролили свет на это происшествие. Но прежде позаботимся о том, чтобы вам было поудобнее.
Ее обычной реакцией на Данте Дюклерка было жела­ние убежать, но она не могла сделать этого сейчас. И вы­нуждена была смириться с тем, что он поправлял ей по­душки и взбивал постель. Когда он стал переворачивать ее на бок, она решительным жестом остановила его и сделала это сама.
Теперь она могла смотреть на него, а он сверху вниз – на нее. Он перед этим снял сюртук и галстук и был в рас­стегнутой рубашке, выглядывающей из-под жилета. Буду­чи незамужней женщиной, она никогда не видела мужчин в, столь непринужденном одеянии.
Она с новой силой ощутила свою уязвимость и вознес­ла благодарственную молитву, что из всех повес Англии она, к счастью, попала в руки именно этого.
В конце концов, они едва не породнились. Это все-таки чего-то стоило. Во всяком случае, она на это надеялась.
Он скрестил руки на груди и молча смотрел на нее. Для мужчины, имеющего репутацию человека добродушного, этот взгляд мог показаться более настойчивым, чем можно было ожидать. Она подтянула покрывало к самому подбородку.
– Это поистине невероятная вещь, мисс Монли! Из всех женщин именно вас обнаружить в своей кровати.
Он не собирался ничего сглаживать. Она откинулась на подушку и поморщилась, ощутив боль в ягодице.
– Надеюсь, вы не имели в виду поразить эту цель.
– Разумеется, имел. Радуйтесь, что я целился не в го­лову, хотя вы едва не попали в мою.
– Это потому, что вы дернулись вправо. Я вовсе не це­лилась, а просто пыталась отпугнуть вас.
– Почему? Как вы оказались там с пистолетом в руке и в такой одежде?
– Я бы предпочла не объяснять.
– В таком случае вы не оставляете мне иного выбора, как предположить, что вы часть той толпы, которая жгла машины и поля. Вы их предводительница? Надеюсь, что так. Объявлен значительный приз за эту голову, и мне не помешают эти деньги.
Да, вероятно, он мог бы этим воспользоваться, если убе­гает во Францию. Вероятно, Грегори щедро заплатит, что­бы вернуть ее. Но лучше всего не сообщать ему об этом.
– Ваш брат в Леклер-Парке? – спросила она.
– Он и Бьянка уже несколько месяцев как в Неаполе, где она на гастролях. Моя сестра Пенелопа вместе с ними.
– Поскольку Шарлотта и я предпочитаем Лондон, то в доме нет никого, кроме слуг.
Отчаяние загасило слабый фитилек надежды, который она настойчиво поддерживала в течение двух месяцев. Высокая фигура Данте нависла над кроватью.
– Так вы поэтому здесь? Вы искали Верджила? – Он мягко коснулся пальцем ее подбородка, приподнял голову, чтобы можно было разглядеть ее лицо. – У вас какие-то неприятности, Флер?
Она не могла ответить. Последняя крупица надежды была очень хрупкой, но все-таки поддерживала ее. Сейчас, когда все окончательно рухнуло, у нее просто-напросто не осталось сил. Все было потеряно. Ее свобода, большой про­ект – ее мечта о том, чтобы жизнь обрела смысл. Если Гре­гори войдет сейчас в спальню, она вынуждена будет согла­ситься на все, чего он хочет.
Данте смотрел на нее. У него были очень красивые яс­ные глаза, и ее поразило выражение обеспокоенности в них. Раньше она никогда не видела его столь серьезным. Он при­надлежал к тому сорту людей, которые принимают жизнь шутя.
Он назвал ее Флер, что в общем-то не должен был де­лать, и касался ее подбородка, что тоже ему совершать не следовало, но она находилась в его постели, на ней была его ночная рубашка. Не было ничего оскорбительного в его поведении, и подобное нарушение этикета даже успокои­ло ее. Она сочла возможным ответить тем же.
– Я очень устала, Данте. У меня все словно плывет в голове. Возможно, утром я смогу дать некоторые объясне­ния.
Он оторвал пальцы от ее подбородка.
– Да, конечно, Флер. Приношу извинения за свою на­стойчивость.
Она заснула почти сразу. Опий, должно быть, еще про­должал оказывать действие. Данте обошел вокруг кровати, чтобы взять свечу.
Он поднес огонь поближе. Флер была олицетворением модной красавицы с темными волосами, белоснежной ко­жей и пухлыми красными губами. Она отличалась грацией и скромным поведением, к тому же обладала значительным состоянием. Все это делало ее одной из самых привлека­тельных девушек на брачном рынке. Когда все считали, что его непогрешимый брат Верджил собирается завоевать ее, казалось, что мир и в самом деле функционирует, как хо­рошо отлаженные часы.
Но затем Верджил женился на американской оперной певице, и Флер на два года уехала на континент. По возвращении это уже была совершенно другая женщина. Она отдалилась от светского общества и перестала бывать на ба­лах. Сделалась равнодушной к собственной красоте и оде­валась, не соблюдая моды. Удовольствия и развлечения сме­нились благотворительностью, на которой были всецело сосредоточены ее интересы и куда шли ее доходы.
Разговоры о том, что она лишилась прежнего обаяния, не соответствовали действительности. Данте подумал, что она остается очаровательной и поныне.
Она оказалась в беде и чем-то напугана. До такой сте­пени, что отправилась пешком через поле ночью, чтобы найти укрытие у его брата.
Глупо думать, что она ему все расскажет. Скорее всего она этого не сделает.
Данте открыл дверь и спустился в гостиную, чтобы по­заботиться о ее защите, после того как он завтра уедет. Об­думывая план, он почистил оба пистолета. Едва покончив с этим, он услышал топот лошадей и лай собак. Приближа­лись полицейские.
Он отнес пистолеты в кабинет, подошел к двери и стал ждать появления стражей порядка на пороге.
На поляну въехали десять всадников и остановили лошадей. Пирсон, управляющий, спешился и подбежал к Данте:
– Я вынужден был привести их сюда. Они останови­лись возле большого дома и потребовали разрешения вой­ти, утверждая, что собаки напали на след одного из бегле­цов на большом холме, который ведет сюда. – Понизив голос, он добавил: – Они потребовали проверки всех коттеджей, в особенности незаселенных. Я настоял на том, что нужно установить наблюдение за ними и успокоить жильцов.
– Молодец. Постарайся остаться здесь, когда они уедут. Мне нужна твоя помощь.
Сэр Томас Джеймсон, мировой судья графства, не без труда спустив свое грузное тело с лошади, подошел к Данте.
– Это кто здесь? – спросил он, заглядывая через дверь.
– Это мистер Дюклерк, брат виконта, —ответил Пир­сон.
– Дюклерк? Не знал, что он приехал. Что вы здесь де­лаете?
– Приехал навестить семейное гнездо. А что вам здесь нужно?
– Глупый вопрос. Кто-то должен защищать собствен­ность и следить за соблюдением закона, пока такие, как вы, убиваете время в игорных домах и борделях. Посторонитесь. Мы ищем человека, которого видели, когда он направ­лялся сюда.
– Я здесь был весь вечер, но тот, за кем вы охотитесь, сюда не заходил.
– И все же я должен проверить. В прошлом месяце ру­ководство графства решило, чтобы мы ни для кого не дела­ли исключения.
– Должен настаивать, что в осмотре коттеджа нет не­обходимости.
– Я сказал, чтобы вы посторонились, иначе у нас могут возникнуть подозрения.
– Политика меня утомляет, и все знают об этом. Я не способен отличить радикала от редиски.
Еще один мужчина слез с лошади и присоединился к Джеймсону.
– Ублажите его, Дюклерк, чтобы мы все смогли выполнить свой долг и отправиться спать.
Услышав этот сардонический голос, Данте сразу же по­терял всякое чувство юмора.
– Вы проделали долгий путь из Лондона, Сиддел.
– Как и вы. Странное совпадение – встретить вас здесь так скоро после нашей стычки.
Кровь у Данте закипела при этих словах. Их последнее столкновение произошло за карточным столом две недели назад.
– Леклер-Парк – собственность Дюклерков, Сиддел. И вы не имеете никакого отношения к Суссексу.
–Я навещал друга в графстве и решил присоединиться к забаве. Это редкостное угощение – охота на человека, а не на каких-нибудь лис.
Ледяные волны недоброжелательства пробегали между двумя мужчинами. Джеймсон, похоже, этого не замечал.
– Я не могу ждать всю ночь, Дюклерк. Посторонитесь.
Не оставалось ничего другого, как свести ущерб к ми­нимуму. Данте отступил внутрь.
– Вас двоих будет достаточно. Я не намерен принимать на постой целую команду.
Джеймсон кивнул. Он сам и Сиддел прошли внутрь.
Поиски заняли не много времени, поскольку в коттед­же были лишь гостиная да еще кухня внизу. Данте распо­ложился в кресле, поглядывая на черные волосы и тучнею­щие формы Сиддела. В юности тот был спортсменом, хо­дил на яхте, но пристрастие к еде и питью сделали свое дело, и он стал грузным и рыхлым.
Трудно поверить, что этот человек, по слухам, имел светлую голову, удачно вкладывал деньги и был преуспева­ющим финансистом. Тем не менее образ жизни, который он вел, подтверждал эти слухи. А его цинизм означал от­сутствие веры в то, что добродетель и успех могут быть со­юзниками.
Джеймсон поднялся по лестнице. Данте хотел бы изба­вить Флер от этого визита, но выхода не было.
– Джентльмены, должен предупредить вас, что навер­ху есть спящий человек. Но не мужчина, которого вы ище­те, а леди.
Сиддел ухмыльнулся:
– Я снимаю перед вами шляпу, Дюклерк. Даже тогда, когда вас разыскивает судебный пристав, вы не забываете о собственных удовольствиях. Вот это стиль!
– Спасибо.
– Но поскольку мы джентльмены и вашего слова будет достаточно, было бы хорошо услышать ваше описание на­ходящейся наверху особы. – Сиддел направился к лестнице, демонстрируя решительность своих намерений.
Джеймсон, услышав слова Дюклерка, повернулся, что­бы спуститься вниз, и отчаянно покраснел, когда Сидцел загородил ему дорогу.
– Да, конечно. Это следует сделать. Хотя это чертов­ски неудобно, – пробормотал он, пока Сиддел подталкивал его вверх.
– Она спит, – крикнул Данте им вслед. – Надеюсь, вы не станете ее будить. Она очень устала.
Сиддел засмеялся. Джеймсон споткнулся.
Данте прислушался к их шагам над головой. Они по­дошли к кровати. Джеймсон издал удивленное восклица­ние.
Оба мужчины вернулись в гостиную.
Джеймсон уставился на Данте:
– Но это… это…
– Я снимаю шляпу, – сухо сказал Сиддел. – Что при­вело ее сюда?
– Мое обаяние, я полагаю.
– Я имею в виду, на чем она приехала? Снаружи нет экипажа.
– Я нанял его и привез ее сюда, когда услышал, что она вернулась в страну. Мое последнее потворство своим же­ланиям.
Сиддел опустил веки.
– Похоже, что так.
В этой фразе вполне явственно послышалась угроза. Данте почувствовал напряженность, овладевшую Сидделом. Он сжался от подавляемой ярости, подобно мужу, которо­му наставили рога.
Джеймсон был настолько смущен, что можно было по­думать, будто он обнаружил в его кровати святого.
– Очень хорошо, очень хорошо. На этом закончим. Мы уходим. Мы будем немы как рыбы, не правда ли, Сиддел? Спокойной вам ночи, передайте мой привет виконту…
Последние слова он произносил уже в дверях. Сиддел, однако, не торопился уходить. На пороге он обернулся к Данте и с угрозой прорычал:
– Вы еще пожалеете, что тронули ее.
Эта еще более откровенная угроза разозлила Данте.
– Я не знал, что вы неравнодушны к ней, Сиддел. Если бы я знал… Впрочем, это ничего не изменило бы. Надеюсь, вы будете хранить молчание, как призывал Джеймсон?
Сиддел тихонько чертыхнулся и вышел из коттеджа.
Застучали копыта удаляющихся лошадей. Когда топот стал затихать, через дверь, выходящую в сад, вошел Пир­сон.
– Где моя сестра Шарлотта? – спросил Данте.
– Она у Брайтонов вместе с семьей Сент-Джона.
– Сходи к ней домой и найди какую-нибудь женскую одежду. Посмотри, что там Шарл или Пенелопа оставили. Затем сразу же поезжай в Брайтон и скажи Шарлотте, что я нуждаюсь в ее помощи в эту минуту. И пусть Сент-Джон тоже приедет. Скажи ему, что это очень важно.
Управляющий выскользнул из коттеджа и направился к лошади. Данте поднялся в комнату, где спала Флер.
Если бы у него был здравый смысл, он взял бы лошадь Пирсона и отправился сам. К побережью. Это промедле­ние будет худшее из того, что он принес своей семье. Но он не мог уехать, не передав Флер под чью-нибудь опеку.
Она была в беде, он уверен. Утром он заставит ее все рассказать. Это даст ему пищу для размышлений, пока он будет в тюрьме.
Флер открыла глаза и увидела свежевыбеленную стену коттеджа и лучи солнца, пробивающиеся сквозь простень­кую штору.
Накануне вечером она снова поддалась приступу отча­яния. Она подавила его. Если посмотреть со стороны, си­туация, в которой она оказалась, была прямо-таки комич­ной. Она отправилась искать помощи у человека, которо­му доверяла, но тот оказался далеко и жил своей собствен­ной жизнью, как это и должно быть. И вместо виконта, образца добродетели и нравственности, она встретилась с его братом, повесой и прожигателем жизни. Она нуждалась в защите мужчины, который мог запугать судей и лордов. Вместо этого она была ранена в ягодицу человеком, кото­рый не способен заплатить портному.
Она попробовала сесть. Рана сразу же напомнила о себе. Она попыталась встать, чтобы исполнить кое-какую нуж­ду. Но тут же возникла проблема, как снова вернуться в по­стель. На пороге появился Данте.
– Вы должны были позвать меня.
– Я сама могу это сделать. Пожалуйста, уходите. Сильные руки подхватили ее под плечи колени. Он опустил ее на кровать. На ее тело тут же была наброшена простыня.
– Где моя одежда?
– Те лохмотья, в которые вы были одеты, когда воору­женные люди охотились за вами? То рванье, которое ввело меня в заблуждение, и я решил, что стреляю в мужчину? Я сжег его.
– Что мне прикажете носить?
– Если вам так понравились брюки, вы можете взять мою пару. Или воспользоваться платьем, которое управля­ющий тайком привез из Леклер-Хауса.
– А управляющий знает, зачем вам понадобилась эта одежда?
– Я уверен, он понимает, что она не для меня.
Ее охватила паника.
– Он видел меня?
– Ему известно, что вы здесь. Об этом знают несколь­ко человек.
Данте пододвинул кресло и сел, опершись носком бо­тинка о край кровати.
– У нас вчера вечером были посетители – Джеймсон, мировой судья, и его люди. Они обыскали все имение. Я не смог сохранить в тайне ваше присутствие. Полагаю, вы не хотели бы, чтобы они знали, каким образом вы здесь ока­зались, поэтому я позволил им решить, что вы моя гостья.
– Ваша гостья? Это очень деликатно сказано. Навер­няка они не поверили вам.
– Понимаете, Флер, они не хотели верить, но аргумен­ты были слишком весомыми. Они испытали такой шок, от которого едва не слетела крыша, когда увидели вас в этой постели.
– Они видели меня? Здесь? Мужчины, которых я не знаю, были свидетелями?
– Сожалею, но вынужден признать это.
–Как вы могли им позволить?
– Лучше задать вопрос: а как я мог их остановить? – Он вперил в нее взгляд. – Или я ошибаюсь? Я должен был сказать им правду?
– Разумеется, нет, – поспешно сказала она. – Только при мысли о том, что люди могут подумать, будто мы… Кто меня видел?
– Всего лишь сэр Томас Джеймсон и Хью Сйддел.
– Сиддел! Он знает? О Боже! – Это так унизительно.
Она вдруг подумала о том, каких неприятностей можно ожидать от мистера Сиддела.
– Простите мою дерзость, но скажите, у вас были ка­кие-то отношения с ним? Он вел себя так, будто наша лю­бовная связь для него оскорбительна.
– Когда я вышла в свет юной девушкой, Сиддел в тече­ние короткого времени ухаживал за мной. Но это было не­сколько лет назад.
Кажется, он не заметил, что она не ответила на его вопрос.
– Мой опыт и инстинкт подсказывают, Флер, что он чрезвычайно раздосадован тем, что мы любовники. Я по­чти ожидал, что он вызовет меня на дуэль. Правда, дуэль —это наименьшее из зол для меня в настоящее время. Я ока­зался замешанным в каком-то деле, которое мне непонят­но. А потому настаиваю, чтобы мне объяснили, почему вы вчера вечером спасались бегством, словно от этого зависела ваша жизнь.
Данте сидел, удобно расположившись в кресле. Сдержан­ный и невозмутимый. Красивый, уверенный в себе мужчина.
Человек решительный, его ясные умные глаза смотре­ли на нее так, что становилось понятным: он готов терпеливо ждать и дождаться ее объяснений. Подождем, говори­ла вся его поза, у нас целый день в запасе.
– Я хотела бы, чтобы вы принесли мне платье, о кото­ром говорили, Данте. Я переоденусь и уйду.
– Вам нужен покой, и я не могу позволить вам уйти одной, даже если бы вы были здоровы.
– Я отправлюсь домой и попрошу помощи. Это будет лучше всего.
– Нет. – Он скрестил на груди руки.
Искушение рассказать ему все было очень велико. Вдруг ему придет в голову мысль, что нужно делать?
Он молча наблюдал за ней. Долго и неотрывно. Флер почувствовала странную неловкость.
– Давайте заполним время игрой, – сказал он.
– Какой еще игрой?
– Не смотрите на меня с таким подозрением. Не надо бояться. Хотя вы находитесь в моей кровати, но вы в таком положении, которое не позволяет мне сломить ваше сопротивление.
– О какой игре вы говорили?
– Правила очень простые. Я задаю вопрос, и вы честно отвечаете на него. Затем я снова спрашиваю, и вы опять да­ете мне ответ. И так до тех пор, пока не иссякнет мое любо­пытство.
– Это нельзя назвать слишком забавной игрой. По край­ней мере мы должны делать это по очереди. Вначале вы за­даете вопрос мне, потом я – вам. И так далее.
– Это несколько рискованно. Надо как-то обеспечить мне преимущество, потому что вы испытываете недомога­ние и вас нельзя соблазнить.
– Перестаньте дразнить меня, как неуклюжий донжуан. Все знают, что вы гораздо тоньше, когда на самом деле ухаживаете за женщиной.
Это заставило Данте потерять бдительность.
– И что же, об этом знают все?
– Наконец, – сказала Флер, довольная тем, что нару­шила баланс в этой игре, какой бы он ни был.
– Вы хотите сказать, что некоторые из моих любовниц оказались болтливы?
– О вас говорили в гостиных в течение ряда лет. Я слы­шала о вас все, еще когда была молодой девушкой. Удивительно, что вы до сих пор продолжаете пользоваться успе­хом, а это при вашей стратегии обольщения хорошо под­тверждается персональными свидетельствами.
– Это меня смущает. Лично я никогда и ни с кем не обсуждал то, что происходило между мной и женщиной.
– Очевидно, вы джентльмен. Женщины не столь сдержанны.
– Очень нехорошо с вашей стороны слушать подобные вещи.
Данте улыбнулся озорной улыбкой, и она поняла, что его замешательство было напускным. Он сознательно втя­нул ее в разговор на эту скользкую тему. И, судя по всему, не собирался уходить от нее.
– Я не думаю, что мог бы соблазнить вас сейчас, как бы мило вы ни выглядели в моей ночной рубашке, Флер. Я бы хотел, чтобы вы были наивной и неопытной. Вы же словно зачитываете список моих достижений и успехов.
Она с трудом сглотнула. Разговор неожиданно приоб­ретал слишком уж личностный характер.
Он наклонил голову. Опустил веки. Он ласкал ее настой­чивым взглядом. Какая-то странная лихорадка охватила их.
– Теперь понимаю. Если бы я стал ласкать вашу обна­женную ногу, вы напомнили бы мне, что я тоскую по чув­ствительному местечку под коленкой, которое я некогда об­наружил у какой-нибудь герцогини.
Он определенно нарушил допустимую грань этими сло­вами. Будь она способна заговорить, то отчитала бы его.
– Или если бы я стал целовать вам спину, вы потребо­вали бы, чтобы я не забыл поласкать впадинку у самого ос­нования позвоночника, как о том рассказала жена извест­ного члена парламента.
Это было возмутительно, но его шокирующие описа­ния любовной игры завораживали. Флер не могла отвести от него глаз. Пульс ее бился настолько громко, что она опа­салась, как бы он его не услышал.
Данте подался в кресле вперед, и его лицо оказалось со­всем близко от нее.
– Вероятно, если мои ласки не оправдают ваших ожи­даний, вы станете требовать, чтобы я показал, каким обра­зом некоторые части женского тела могут быть даже еще чувствительнее после любовной игры, чем до нее, что, попризнанию одной несдержанной баронессы, я ей продемон­стрировал.
– Вы настоящий греховодник.
– А вы покраснели и, можно сказать, готовы ощутить это, хотя я даже не дотронулся до вас.
Он взял ее руку своей теплой рукой. Флер с удивлением смотрела на него, когда он поднес ее к своему рту и поце­ловал ей пальцы. Все ее тело содрогнулось, и ей стало страш­но, что она вдруг лишится рассудка.
Она вырвала руку:
– Как вы смеете!
Он откинулся на спинку кресла, в глазах его сверкнули огоньки.
– Смею напомнить вам, что я не глупец. Вы в безопасности, но лишь потому, что я сам этого захотел. Не под­стрекайте меня, ибо если мне будет брошен вызов, то оружие выбираю я.
Ее сердцу, ее крови, ее дыханию требовалось успоко­иться. Она изо всех сил старалась не показать ему, какое волнение испытала от его прикосновения.
Возбуждающая и все нарастающая эйфория перераста­ла в леденящий душу ужас.
Флер посмотрела на руку, которую он поцеловал, и сно­ва ощутила тепло его дыхания. Ей стало не по себе от столь противоречивых чувств.
Подобного с ней раньше не случалось. Она никогда не знала страха, даже тогда, когда была совсем юной девуш­кой, и уж тем более после того, как махнула на себя ру­кой.
– Я очень вас напугал, да? – Данте потянулся рукой к ее лицу, но затем одернул себя. – Мне не следовало этого делать. Ваша добродетель в безопасности со мной. Но я дол­жен знать подоплеку событий.
Он в самом деле заслуживал объяснений. Она втянула его в историю, и уже другие люди видели ее здесь. У нее не было времени для того, чтобы сочинить правдоподобный рассказ. Ей придется сообщить ему правду. Или хотя бы ее часть. Просто придется опустить ссылки на свой большой проект.
– В пошлом году я в октябре отплыла из Англии во Францию, чтобы навестить подругу. Я оставалась там во время Нового года и вернулась два месяца назад, в феврале.
– В феврале? Никто не сказал ни слова о вашем возвращении или о том, что видел вас в городе.
– Это потому, что мой отчим Грегори Фартингстоун встретил меня в порту в Дувре. И с этого момента он заточил меня в тюрьму.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неисправимый грешник - Хантер Мэдлин



Первые три и последние четыре главы хороши. Середину сократить втрое. Монтаж.
Неисправимый грешник - Хантер МэдлинKotyana
3.09.2012, 18.40





роман на один вечер
Неисправимый грешник - Хантер Мэдлинарина
15.11.2012, 21.23





Не плохой роман 9
Неисправимый грешник - Хантер Мэдлинмари
3.03.2015, 15.43





Нужная середина романа. 7 баллов не очень понравилась Флер
Неисправимый грешник - Хантер МэдлинЛилия
30.06.2015, 3.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100