Читать онлайн Неисправимый грешник, автора - Хантер Мэдлин, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неисправимый грешник - Хантер Мэдлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.64 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неисправимый грешник - Хантер Мэдлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неисправимый грешник - Хантер Мэдлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хантер Мэдлин

Неисправимый грешник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Стук в дверь спальни застал ее во время одевания. Она послала девушку, которая ей помогала, принести утренний чай. Взглянув в зеркало, она поправила прическу.
Девушка с чаем не появилась. Вместо нее Флер увидела в зеркале фрак и сапоги.
Она посмотрела через плечо. Опершись небрежно о сте­ну, Данте наблюдал за тем, как она прихорашивается.
Он был красив как грех. Лучше бы он не был таким. На­верное, ей было бы легче жить с ним, если бы у него был какой-то изъян, на котором она концентрировала бы свое внимание всякий раз, когда видела его. Возможно, тогда ее сердце не начинало бы колотиться при встрече и ее не бро­сало бы в жар.
Она стала механически перебирать заколки и флаконы с духами на туалетном столике.
– Ты сегодня рано поднялся. У тебя какие-то планы в отношении детей?
– Я сказал им, что сегодня занят. Я поднялся рано для того, чтобы побыть с тобой.
Она снова взглянула на отражение в зеркале. Выраже­ние лица у него напоминало то, какое было в день бала. Слишком серьезное. Сосредоточенное. Даже суровое.
– Мы пойдем с тобой на прогулку.
Не приглашение, а команда. Без сомнения, это часть его плана, целью которого является настоящий брак.
– Я присоединюсь к тебе, как только горничная вер­нется и закончит мой туалет.
– Я отослал ее. Я помогу тебе одеться.
– Я вижу, ты намерен сегодня утром заявить о своих правах.
– Просьба составить мне компанию и понаблюдать за тво­им одеванием – это наименьшие из них, так что ты не должна иметь возражений. К тому же я делаю это не в первый раз.
То, что он одевал или раздевал женщину не в первый раз, было совершенно очевидно. Даже с ней он проделывал это не однажды.
Она стала развязывать ленточки, которые удерживали полы халата. Данте внезапно оказался у нее за спиной. В зеркале ей было видно, как он мягко отстранил ее руки и принялся развязывать ленточки. Его ладони находились на­столько близко от ее грудей, что ей почудилось, будто они их ласкают.
Данте спустил халат с плеч, и она осталась в нижней юбке, корсете и комбинации.
Он не шевелился. Флер также не решалась что-то де­лать. Она не могла видеть его лица, в зеркале отражались только его торс и бедра позади нее. Она ощущала тепло его тела, а также крепкую хватку его рук на плечах.
Она почувствовала возбуждение. Однако тут же пришло воспоминание о леденящем ужасе.
Данте отодвинулся.
– Давай наденем платье и насладимся отличной погодой.
В зеркале она увидела, как он взял с вешалки ее платье. У нее отлегло от сердца. И в то же время острое разочаро­вание охватило ее.
Они шли рядом, не разговаривая. Молчание было тяго­стным: оба с тревогой ожидали разговора, который должен был произойти. Флер не сомневалась, что в этом и состоя­ла цель прогулки.
Данте привел ее к озеру в парке. Они пошли по тропин­ке, окаймлявшей озеро, и вскоре оказались на поляне, где обычно проводились семейные пикники. Это место вызы­вало приятные воспоминания, и Флер невольно улыбну­лась.
Данте заметил ее улыбку.
– Что тебя развеселило?
– Я думала, что наш визит создаст неловкую ситуацию, но этого не случилось. В конце концов, твой брат когда-то ухаживал за мной, а я однажды видела, как ты целовал Бьянку недалеко от этого места.
Данте тихонько засмеялся:
– Я забыл, что ты была одной из свидетельниц этого эпизода. Уверяю тебя, я не был инициатором того поцелуя. Она сама меня обняла.
– Ты думаешь, она пыталась возбудить в Леклере рев­ность?
– Надеюсь, что так, поскольку она в этом преуспела.
Он не пошел по тропинке через поляну, а избрал путь в сторону молодых дубов.
Как уже было в Дареме, а позже и в ее саду, он снял сюртук, расстелил его на земле, предлагая ей сесть.
– Ты должен извинить меня за мои опасения, Данте, но всякий раз, когда я сажусь на твой сюртук, я оказываюсь в твоих объятиях.
– На сей раз я хочу лишь поговорить. В доме дети най­дут меня и помешают нам, если, конечно, мы не выберем местом для разговора твою спальню. Ты предпочла бы это?
Он сказал это не в качестве угрозы, однако его сего­дняшнее настроение говорило о том, что это действитель­но неразумно. Чувственность бушевала в нем все утро, и он с трудом ее сдерживал. Так было со времени того бала.
Она села на сюртук, Данте устроился рядом. Он оперся рукой о согнутое колено и устремил взор на озеро.
– Мой брат разговаривал со мной, – сказал он.
– Он сказал тебе, что ты сделал глупость, заключив этот брак?
– Нет. Он рассказал, какой брак ты предлагала ему.
– Думаю, что Леклер не должен лезть в чужие дела. Он твой брат и мой хороший друг, но иногда его надменность раздражает и…
– Он также упомянул причины, по каким ты требовала от него фиктивного брака.
– Я говорила ему, что нет никаких других причин, кро­ме самой простой.
– Какой же?
У нее заполыхало лицо. Она ненавидела в эту минуту Леклера за то, что он спровоцировал Данте задать ей столь жестокий вопрос.
Она сделала попытку подняться:
–Я не хочу этого разговора и не стану его вести.
Данте схватил ее за руку раньше, чем она успела встать. Он сделал это мягко, но решительно, принудив ее снова сесть.
– Что это за простая причина?
Лицо у Флер вытянулось. Она стиснула зубы. У нее по­явилось желание ударить его. А еще больше ей хотелось огреть как следует его брата, который совал нос в чужую жизнь, словно имел на это право.
– Я родилась неполноценной. Недоразвитой. Ну что, ты теперь доволен? Я сказала это прямо. Я неестественная. Неполноценная. Я не настоящая женщина. Холодная.
Она была близка к тому, чтобы разрыдаться, когда про­износила последнее слово. Только негодование и гнев удер­живали ее от этого.
Она попыталась освободить руку.
– Дорогая, ты вовсе не…
– Отпусти меня, чтобы я могла отвести себя, бесполез­ную, домой, где полностью состоявшаяся жена моего друга может похвастаться своими детьми и напомнить мне всем своим видом, что она способна дать мужу то, чего у меня нет и никогда не будет.
– Флер…
– Отпусти меня!
– Флер, ты могла считать себя такой когда-то раньше, но не можешь думать так сейчас. Мы оба с тобой знаем, что ты вовсе не холодная. В тебе нет никаких пороков. Существует большая разница между неполноценной и чего-то бо­ящейся, и ты относишься к категории последних.
– Что бы это ни было, это совсем не то, чего ты хо­чешь.
– В этом ты совершенно не права.
К ее глазам подступили слезы. Она отвернула голову, чтобы Данте не смог их видеть.
Он притянул ее к себе, и она оказалась в кольце его рук. Его объятия немного успокоили ее. Он поцеловал ее в го­лову.
– Расскажи мне о том, как мой брат нашел тебя в саду твоих родителей. Это было в тот день, когда ты сказала ему, что никогда не выйдешь замуж.
– Прошу тебя, Данте, не будем больше об этом.
– Расскажи мне, Флер.
Она вздохнула:
– Я отправилась в сад, чтобы прочитать письмо, кото­рое только что получила. Пришел Леклер, и моя мама ос­тавила его в саду, а сама пошла за мной. Она не знала, что я была в саду. Думаю, она хотела поговорить со мной до того, как я встречусь с ним, дать мне совет, как мне вести себя с человеком, который намерен просить моей руки. Она час­то так делала. Так что он оказался один и, прогуливаясь посаду, обнаружил меня в беседке, и у нас появилась возмож­ность переброситься несколькими словами.
– Ты воспользовалась возможностью, чтобы сказать ему, что ты не выйдешь замуж и что его ухаживания ни к чему?
– Да. Я восхищалась им и не хотела, чтобы он обманы­вался на мой счет.
– Ты сказала ему, почему ты не выйдешь за него?
– Разумеется, нет. У меня нет такой привычки – все объяснять своим знакомым.
– Тем не менее он понял, что это не девичья причуда. Он видел, что ты была очень серьезна. Когда ты позже пред­ложила фиктивный брак, он знал, что ты имеешь в виду.
Ее снова захлестнул гнев. Возникшее ощущение паники было похоже на то, когда ею овладевал страх. Она вырвалась из объятий Данте.
– Я не хочу больше об этом говорить.
– А я хочу.
– В таком случае поговори со своим братом. Кажется, он знает все и обо всех. Получи от него объяснения.
– Я буду разговаривать с тобой, а не с ним. Ты моя жена.
– Не настоящая.
Она сказала это сознательно. Она с удовлетворением за­метила искорку гнева в его глазах. Очень хорошо. Может, хоть теперь он оставит ее в покое и не будет бередить рану, которая никогда не заживет.
Данте посмотрел ей прямо в глаза. В них читалась ре­шимость.
– Он сказал, что ты плакала, когда он нашел тебя в саду.
– Разве? Я не помню. Возможно, мой отец побранил меня в тот день за то, что я недостаточно внимания уделила солидному соискателю руки. Он часто это делал.
– Если это было обычным делом, он не довел бы тебя до слез.
Флер пожала плечами и стала смотреть на озеро. Она наблюдала за рябью на воде, стараясь увести мысли от об­суждаемой темы.
– Что было в том письме, которое ты читала в тот день? От кого оно было?
Господи, какой безжалостный человек! Довольно!
– Возможно, это было письмо от прежнего возлюблен­ного, которого я потеряла, я отказала другим мужчинам из-за него.
Она говорила явную ложь, надеясь, что это заставит его замолчать.
И это сработало. Данте умолк.
Она повернула к нему лицо и увидела ярость в его гла­зах. Она поняла, что он предвидел возможность такого объ­яснения. Он был готов поверить в это.
В это мгновение она понимала две вещи. Она страшно хотела, чтобы эта чрезвычайно неприятная беседа закон­чилась. И в то же время осознавала, что, если она оборвет ее, она окончательно потеряет Данте.
– Я прошу прощения. Я не знаю, почему я так сказала. Жестоко с моей стороны говорить тебе такие слова. К тому же это неправда.
– Скажи мне, что это было за письмо, Флер.
Почему ей так не хочется говорить об этом? Отчего у нее так тягостно на сердце и слезы подступают к горлу?
– Оно было написано матерью одной из моих подруг детства, которая вышла замуж за год до этого. В письме со­общалось, что подруга умерла.
Он обхватил пальцами пучок травы и, сосредоточенно глядя на него, сказал:
– Должно быть, ты сказала моему брату, что сообща­лось в этом письме.
– Я не помню, чтобы я говорила ему.
– Если у него появились какие-то догадки, наверное, ты все же сказала. – Он положил свою руку на ее. – Твоя подруга умерла при родах?
– Да. Как ты узнал?
– Ты была в смятении, прочитав письмо, и тут же ска­зала, что никогда не выйдешь замуж. Он уловил связь.
– Тогда он ошибался. Это началось не с того письма. Я всегда была такая.
– Может быть, лишь столько времени, сколько ты по­мнишь. Я думаю, что он был прав, Флер. Мы оба знаем, что ты вовсе не фригидна. И не ущербна, как ты выража­ешься. Ты от природы очень страстная. Ты избегаешь не близости. Ты не хочешь детей.
Она возмущенно поднялась на колени.
– Ты оскорбляешь меня.
– Здесь нет никакого оскорбления.
– Есть, и это низко с твоей стороны… Я люблю детей. Я бы отдала что угодно, чтобы иметь их. Меня приводит в отчаяние мысль, что их никогда не будет. Как ты смеешь…
– Я думаю, что боишься ты не материнства, а той опас­ности, которую несут роды, дорогая. Близость порождает эту опасность, и ты боишься, что возможен тот же исход, что и у твоей подруги. И поэтому ты отвергаешь подлинное супружество.
Это было удивительное предположение. Она стала воз­ражать, но ее гнев пропал. Слова замерли на ее губах, когда она обдумала его предположение.
Он тоже поднялся на колени и обхватил ее лицо ладо­нями.
– Ты помнишь, что ты мне сказала той ночью в Даре­ме? Что за живой изгородью ты могла лгать себе, потому что ты верила своему сердцу, что я не стану заниматься там с тобой любовью, пока поблизости находится фермер.
Она верила тогда в это. Однако позже, в доме, она ду­мала иначе.
– Даже если ты прав, это не меняет дела, Данте.
– Меняет, если ты понимаешь, что ты не являешься странной или ненормальной.
– Тем не менее я именно такая. Другие женщины ведут обычную жизнь, даже зная об опасности. Они не боятся смерти, думают лишь о том, что несут жизнь. Они счастливы и радостны. Взять Кэтрин, мою соседку. Я беспокои­лась за нее, а она нисколько. А потом…
Данте притянул ее к себе и стал гладить ее волосы.
– Сколько подруг ты потеряла таким образом?
– Полагаю, как и большинство женщин. – Она при­льнула к нему и положила голову ему на плечо. Она по­пробовала вспомнить, были ли подобные случаи еще. Она вспомнила, что подруга мамы, миссис Бенедикт, тоже умер­ла при родах. Мама никогда об этом не говорила, но мис­сис Бенедикт ходила беременной, а потом ее не стало.
Всего три. Не так уж много.
Нет, очень много.
Внезапно она словно увидела перед собой кровь и жен­щину, которая беззвучно плакала. Этот образ возникал пе­ред ней, когда ее охватывала паника, и заставлял ее содро­гаться от ужаса. Только на сей раз вокруг женщины суети­лись люди.
– Кажется, я видела это однажды, Данте. Когда была девочкой. – Флер попыталась припомнить, когда именно это случилось и где. – Это было не в моем доме. Это случи­лось в деревне. Вероятно, я отошла от коттеджа, что-то ус­лышала и посмотрела. Я вижу это и сейчас, когда начинаю бояться. Нечетко, но вижу.
Данте поцеловал ее в висок:
–Не напрягай свою память и не пытайся вспоминать. Он снова сел и прислонился к дереву. Когда он протя­нул руку, Флер взяла ее, и он снова обнял ее.
Это было так чудесно – сидеть с ним обнявшись. Над озером по небу плыли белые облачка. Они напомнили ей об облаках в Дареме и об игре, которую они затеяли с Дан­те. Ветер был прохладным, но его тепло согревало ее.
Флер расслабленно прижалась к нему. Она была рада, что он заставил ее заговорить об этом. Он сказал, что он не в силах жить в подобном фальшивом браке, но, может быть, они теперь смогут остаться друзьями.
– Леклер сказал, что, если ты будешь знать причину, это, возможно, поможет, – проговорила Флер. – Только я не понимаю, каким образом.
– Он прав. Я рад, что я понял.
– Твое понимание не изменит меня.
– Вероятно, что так, но это проясняет, какую близость ты не можешь позволить и какую можешь.
– А какую близость можно позволить?
– Есть разные способы физической близости, которые не приводят к беременности, Флер, – тихонько проговорил он под ее ухом. – Ты должна довериться мужчине, что­бы преодолеть страх. Должна поверить, что он не возьмет у тебя то, что ты не можешь дать.
Она оставалась неподвижной, прислушиваясь к его серд­цебиению, нежась в тепле его объятий. Однако она почув­ствовала перемену в нем. Он дал выход особой жизненной силе, которая вливалась и в нее.
Он повернул ее так, чтобы можно было видеть ее лицо.
– Насколько ты доверяешь мне, нежный цветок?
– Я вообще не уверена, что могу довериться мужчине в том смысле, который ты имеешь в виду.
Он обнял ее и нащупал губами ее рот. Она затрепетала и поняла, что его поцелуи впредь никогда не будут цело­мудренными.
– Возможно, так было потому, что ты недостаточно до­веряла мужчинам, Флер. Мне, однако, придется это выяс­нить теперь.
Она почти ожидала, что он сейчас сделает попытку вы­яснить. Почти хотела этого. Однако вероятность того, что она не выдержит испытание, ее удручала. Когда это про­изойдет, он больше никогда не будет ее обнимать так, как сейчас. Он перестанет ее целовать так, что у нее замирает душа.
Почувствовал ли он ее колебания? Увидел ли тревогу в ее глазах? Внезапно его объятия ослабли. Он помог ей под­няться.
– Вернемся к этому позже.
Взяв ее руку, он повел ее к дому.
– Пришло письмо от Адриана Бершара, – сказал Верджил, когда они сидели в музыкальной комнате и вежливо слушали, как Роуз, старшая дочь Верджила, играет на фор­тепьяно. – В нем содержатся обычные приветы, но есть и весть для тебя.
Данте слушал вполуха игру Роуз, однако обратил вни­мание на то, что белокурая голубоглазая девочка с лицом в форме сердечка очень похожа на мать, которая перевора­чивала для нее ноты.
Основное внимание его было отдано другим женщинам. В дальнем углу Флер сидела рядом с младшей дочерью Верджила – Эдит. Флер терпеливо заплетала черные косички маленькой девочки и при этом что-то ей шептала.
– О чем послание?
– Он попросил, чтобы ты зашел к нему, когда вернешь­ся в город. У него есть информация для тебя. Никаких по­дробностей он не сообщил.
Флер закончила заплетать косы и заколола их в виде венца, который делал Эдит слишком взрослой. Девочка ша­ловливо улыбнулась ей, словно они сделали нечто недопу­стимое.
Эдит обняла Флер и побежала к отцу, чтобы похвалить­ся своей взрослой прической.
Данте наблюдал за тем, с каким сладко-горестным вы­ражением лица Флер смотрела на девочку, когда та вска­рабкалась на колени отца и стала отвлекать его от игры се­стры на фортепьяно.
Флер заметила, что Данте наблюдает за ней. Между ни­ми внезапно возобновилась немая беседа, которую они вели утром. В особенности последняя ее часть.
Данте подошел к Флер и сел рядом.
– У тебя какое-то загадочное выражение лица. Одоб­рительное и одновременно настороженное. Вероятно, ты не догадываешься, насколько это привлекательно для муж­чины.
Лицо Флер мило порозовело. Ее впечатлительность бы­ла прямо-таки физически ощутимой, очаровательной и дья­вольски соблазнительной.
– Я не приду к тебе в спальню сегодня, если ты настоль­ко расстроена.
– Не расстроена… Скорее смущена и… Впрочем, не­сколько расстроена, но…
– Я возьму лошадь из конюшни и отправлюсь в город рано утром, чтобы навестить Адриана Бершара. Ты можешь уехать в карете позже. Так что ты в безопасности в течение всего завтрашнего дня.
Она негромко и мило засмеялась.
–Ты думаешь, что должна отказать мне, Флер? Я вижу в твоих глазах, как ты ведешь спор сама собой.
Веки ее опустились. Какое-то время она серьезно что-то обдумывала. Затем слегка покачала головой:
– Я поняла, насколько уязвима я буду. И это не связа­но с доверием к тебе.
– Ты будешь испытывать страх, такой же, как и в про­шлом?
– Да, и это тоже.
– Тогда мы определенно установим, что допустимо и что нет. Я думаю, что пора это знать, как ты считаешь?
– Да, Данте. Думаю, что пора это знать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неисправимый грешник - Хантер Мэдлин



Первые три и последние четыре главы хороши. Середину сократить втрое. Монтаж.
Неисправимый грешник - Хантер МэдлинKotyana
3.09.2012, 18.40





роман на один вечер
Неисправимый грешник - Хантер Мэдлинарина
15.11.2012, 21.23





Не плохой роман 9
Неисправимый грешник - Хантер Мэдлинмари
3.03.2015, 15.43





Нужная середина романа. 7 баллов не очень понравилась Флер
Неисправимый грешник - Хантер МэдлинЛилия
30.06.2015, 3.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100