Читать онлайн Лорд-грешник, автора - Хантер Мэдлин, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лорд-грешник - Хантер Мэдлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.84 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лорд-грешник - Хантер Мэдлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лорд-грешник - Хантер Мэдлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хантер Мэдлин

Лорд-грешник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

– Признаться, я немного тоскую по прошлому, – сказал Эван, готовясь надеть фрак, который Майкл держал наготове. – Последний раз я одеваюсь в этой комнате, чтобы идти на прием.
– Зато новая комната такая большая, что в ней можно устраивать балы. Думаю, вы скоро привыкнете к роскоши… как и я.
Майкл с вновь обретенной аккуратностью принялся складывать одежду. В других комнатах уже дожидались утренней отправки на Белгрейв-сквер упаковочные корзины и ящики.
В этом особняке Эван остановился еще в декабре, после возвращения из Шотландии, и теперь он был готов вступить во владение новым домом графа Линдейла.
– Ты позаботился о слугах?
– Они ждут прибытия вашей светлости. Все мужчины, как вы и требовали, хотя не так легко было найти слуг-мужчин, согласных выполнять женскую работу. Пришлось предложить им больше обычного.
– Да-да, денег не жалей; сам понимаешь, я не могу иметь здесь штат женской прислуги. Это ужас. Даже моя коллекция во второй гостиной вызвала бы у них жалобы, а уж вечеринки…
– Поверьте, я очень тщательно отбирал слуг, сэр…
– За что мне остается только поблагодарить тебя.
– Рад, что вы довольны, сэр.
Эван удивленно поднял бровь. Последние несколько дней Майкл вел себя как добропорядочный слуга, знающий свое место, и это было подозрительно.
– А теперь не могли бы мы обсудить мое положение здесь? – Майкл осторожно почесал бровь.
– Ты что, недоволен своим положением?
– Обстоятельства меняются. Огромный дом, множество слуг. Теперь я не должен всем заниматься, как прежде. Но в чем же тогда мои обязанности?
Разумно. До сих пор Майкл был и слугой, и кучером, и грумом, и дворецким, и экономкой. А то, что хозяйством занимались женщины, нанятые на день, говорило лишь о его способности находить таковых и оплачивать их работу.
– Вот что, ты будешь моим камердинером, а дворецкий займется остальным. Конечно, в присутствии других слуг тебе придется вести себя со мной более официально. Новые слуги не должны брать фамильярность за образец.
Майкл, видимо, посчитал это решение приемлемым.
– Значит, дворецкий будет организовывать приемы, сэр?
– Да, но определенными вечеринками продолжишь заниматься ты.
– Боюсь, ему это не понравится.
– Тем хуже для него. Будь я проклят, если позволю слугам командовать мной в моем же собственном доме.
– Разрешите упомянуть об одном деле, сэр.
Все эти «сэры» настораживали Эвана.
– Что еще за дело?
– Я подумал, что нам следовало бы обсудить мое жалованье.
Эван раздраженно взял шляпу и перчатки.
– Никакого жалованья.
– Камердинеру графа как-то не подобает не иметь жалованья, вот что я имею в виду, – это неприлично и может повредить вашей репутации. То есть это могут неправильно истолковать…
– Так ты что, шантажируешь меня?
– Просто объясняю кое-что.
– Графу столь же неприлично иметь слугу, которому он позволяет играть в карты с его друзьями.
– Тогда я не знаю, как…
– Ты прав. Думаю, настало время изменить наши взаимоотношения в связи с новыми обстоятельствами. Впредь я оплачиваю твои услуги. А ты ведешь себя как обычный камердинер и больше не садишься за мои карточные столы. Ты прилично выиграл за последние несколько лет, и я уверен, что лежащего у тебя под матрасом хватит, чтобы открыть игорный зал, о котором ты мечтаешь. Итак, никакой легкой наживы с карт, никаких поборов и флирта с дамами, которые…
– Но, сэр, зачем торопиться в подобных делах! Я лишь предположил, вот и все. – Майкл поспешно опустил глаза и вернулся к наведению порядка в гардеробной, а Эван, стоя у двери, наблюдал за его работой.
Он любил Майкла, восхищался его хваткой и… наглостью. Конечно, требовалось полное бесстыдство, чтобы прийти к хозяину и предложить свои условия. Одному Богу известно, где Майкл научился обязанностям слуги, но Эван не был слишком требовательным, а кроме того, ему не хотелось заменять слугу, который практически ничего ему не стоил.
И все же, когда они переедут на Белгрейв-сквер, их странные взаимоотношения могут вызвать сплетни. Эвана не слишком волновало, что будут говорить о нем люди, но Майкл-то не был графом; у него имелись собственные планы и мечты, которые нелепо было бы разрушать.
– С завтрашнего дня я назначаю тебе жалованье, подобающее твоей должности, – сказал Эван, – и даже немного больше. Я рассчитываю, что ты присмотришь за дворецким и остальными: не хочу, чтобы они бессовестно меня грабили.
– Скажите, баронесса, когда вы перестанете скорбеть по умершему супругу?
Красивая женщина рядом с Эваном остановила на нем холодный взгляд.
– Я сняла траур несколько лет назад, сэр.
– Вы сняли только символы.
Ответом ему была снисходительная улыбка – очевидно, Шарлотту Мерденфорд не интересовал этот разговор.
– Почему вы считаете, что я до сих пор скорблю?
– Потому что не принимаете моих приглашений.
– То есть если вдова отклоняет приглашения резвиться голой на ваших диванах бог знает с кем, у всех на виду, это означает, что она скорбит?
Граф наклонился ближе к собеседнице:
– Не обязательно, чтобы за нашими играми наблюдали другие. Это может быть вечеринка для двоих.
Шарлотта засмеялась.
– Я вижу, новый граф Линдейл не менее испорчен, чем Эван Маклейн когда-то. Будьте уверены, сэр, мой отказ резвиться с вами еще не означает, что я перестала резвиться вообще.
Шутливый флирт был их давней игрой, но Эван предполагал, что после смерти мужа баронесса не позволила себе ни единой вольности. Впрочем, даже если она когда-нибудь снимет траур по-настоящему, то вряд ли окажется на одном из его диванов.
– Титул совершенно вас не изменил. – Баронесса вздохнула. – Хорошо, что Софи не имеет на этот счет иллюзий, и ей известно, кого она сегодня пригласила.
Разумеется, известно. Однако герцогиня Эвердон не принадлежала к числу хозяек, которые соперничают друг с другом в стремлении завлечь к себе побольше героев недавних скандалов. До сих пор она еще ни разу не приглашала Эвана Маклейна на свои встречи, а нынешний обед был рассчитан на узкий, интимный круг гостей. Эван дружил с большинством из них, как будто список приглашенных составлялся исключительно для его удобства. Может, герцогиня решила облегчить ему обратный путь в добропорядочное общество? Другой причины для ее широкого жеста Эван не мог представить. Но как бы то ни было, вечер в кругу друзей обещал приятное времяпрепровождение.
Здесь был Данте Дюклерк с женой Флер, по другую сторону от которой сидел муж герцогини Адриан Берчард, а чуть дальше его брат Колин, который, как и Данте, был членом компании Эвана. Внешняя несхожесть братьев указывала на то, что у них разные отцы. Блондин Колин был сыном графа Динкастера, а темноволосый Адриан – внебрачным ребенком, появившимся на свет в результате связи жены графа с иностранным сановником.
В общем, приятная компания людей, тесно связанная родственными узами. Баронесса Мерденфорд, например, была сестрой Данте и одной из ближайших подруг герцогини.
Исключение составляли виконт Олторп и его жена. Олторп являлся канцлером казначейства, и их с Эваном знакомство не выходило за рамки формальных отношений.
– Где вы поставили в новом доме свои знаменитые качели? – спросила Шарлотта.
– Во второй гостиной. Вы должны попробовать их.
Баронесса засмеялась и покраснела.
– Вы ужасно испорчены, Маклейн, в самом деле.
– С нетерпением жду того дня, мадам, когда и вы станете испорченной. Скорблю только об одном – что вы сделаете это не со мной.
Граф представил качели и все, чем на них можно заняться, но женщиной рядом с ним была не Шарлотта. Он несколько раз на дню вспоминал Брайд Камерон, вспомнил ее и сейчас. Все ли в порядке у них в этой долине? Скоро они должны получить доверенности. Эван надеялся, что они справятся, дожидаясь, пока им будет выплачен доход с процентных бумаг.
Герцогиня поднялась, и дамы, следуя ее примеру, шурша широкими юбками, удалились в гостиную, после чего слуга принес мужчинам портвейн, бренди, сигары и вышел.
Странно. Обычно слуги ждали, не понадобится ли господам что-нибудь. Но еще более странным казалось воцарившееся в комнате молчание, а то, как все смотрели в сторону Эвана, чертовски его тревожило.
Внезапно Колин виновато улыбнулся:
– Маклейн, есть важное дело, которое требует вашего участия. Адриан устроил этот вечер, чтобы Олторп мог попросить вас о помощи.
– А я почему-то думал, что герцогине вдруг потребовалась умная беседа.
– Она рада, что вы откликнулись на приглашение, так же как и я. – Адриан помолчал. – Только у нас разные причины.
– Мы надеемся на ваше чувство долга – вы ведь теперь член парламента… – напомнил Данте.
– Это обязанности, связанные с должностью, обязанности привилегий, – добавил Колин. – Но вы не обязаны это делать, пока сами не решите.
Эван готов был испепелить взглядом Данте и Колина, предательски штурмовавших его ядрами ненавистных ему слов. Они тут затем, чтобы склонить его к чему-то, чего он не хотел делать, и Адриан не сомневался, что ему будет труднее отказать в просьбе друзьям.
– Конечно, сделать это – его обязанность. – Олторп утвердительно кивнул. – Как и всех лояльных граждан, особенно дворянства. Только неукоснительное исполнение своих обязанностей позволяет нам управлять; в противном случае мы не сможем винить людей, если они потребуют наших голов.
– Не представляю, чем вам может помочь человек, никогда не считавший себя обязанным приобретать знания или умения, которые можно назвать полезными.
– Поверьте, вы приобрели именно те знания, которые необходимы сейчас правительству, – твердо произнес Адриан.
– Неужели у правительства есть женщина, которую им необходимо соблазнить? Но ваш брат Колин способен помочь в этом не хуже меня…
Все, кроме Олторпа, засмеялись.
– О нет, это умение, сэр, известно лишь посвященным. – Достав из кармана бумаги, виконт передал их Эвану, и когда тот развернул небольшие квадратные листы, Колин придвинул к нему канделябр.
Яркий свет упал на две пятидесятифунтовые купюры, выпущенные Английским банком в 1803 году.
Чутье сразу подсказало Эвану, что здесь какой-то подвох, и он стал проверять части, заполненные от руки.
– Сигнатура на правой скопирована с левой, но очень старательно. Эта подпись слишком уж аккуратна.
– Да, – подтвердил Олторп.
Теперь Эван с большим интересом сравнил печатные части.
– Если вы уверены, что левая купюра настоящая, тогда гравированное изображение на правой определенно фальшивое. Очень хорошая подделка. Изумительная. Если бы для подделки не использовалась слишком чистая бумага, их невозможно было бы различить. Единственный недостаток, который я сумел заметить, – это несколько линий на драпировке аллегорической фигуры: они не столь плотные, какими должны быть. Конечно, изучив их со стеклом и при лучшем освещении, я нашел бы и другие различия.
Тут же к его месту придвинули дополнительные свечи, появилось увеличительное стекло. Четыре джентльмена, вытянув шеи, наблюдали, как Эван изучает банкноты.
– Бумага настоящая? – спросил граф.
– Чертовски похожа. И бумага, и гравировка – на высоте, чего не скажешь о подписи. Номер тоже не совпадает с банковскими записями.
– Другие есть?
Олторп неуверенно посмотрел на Адриана, и тот кивнул.
– Это уже вторая за последний месяц. Первая выглядела слишком изношенной – наверное, фальшивка старая и давно находится в обращении. Но эта довольно свежая.
Эван через увеличительное стекло внимательно проверял гравировку.
– Джентльмены, это занятие столь интересно, что увлекло даже меня. Но раз вы уже знаете, что у вас появился фальшивомонетчик, зачем вовлекать меня во все это?
– Возможно, вы удивитесь, но банковские эксперты разошлись во мнениях. – Олторп нахмурился. – Двое согласны с вами, двое настаивали, что эта купюра отпечатана с банковской пластины много лет назад, а сама пластина украдена до ее использования банком. В 1803 году второй кассир Роберт Аслетт был уволен за растрату и осужден; кто знает, что он еще совершил…
– Не было ни кражи, ни растраты. Правая купюра отпечатана с другой пластины. – Эван отложил стекло. – Рад, что мог оказать вам помощь. А теперь давайте поговорим о боксе, лошадях или о чем-нибудь серьезном – о политике, например…
Колин неловко положил руку на плечо графа: так делает школьный учитель, прежде чем наказать ученика розгой.
– Видите ли, фальшивомонетчики должны быть найдены. – Адриан тряхнул головой.
– Конечно-конечно, – охотно согласился Эван.
– Быстро и без шума, – подчеркнул Олторп. – Если доверие к деньгам утеряно…
– Ну, если мне на глаза попадется фальшивка, я немедленно…
– Вы непременно должны помочь, Маклейн. Вы сделаете это лучше, чем кто-либо другой, – подал голос Данте.
Эван помрачнел. Дюклерк стал невыразимо скучен после женитьбы на Флер Манли, этого нельзя было не заметить.
– В Английском банке наверняка есть знающие люди, а в городе есть полиция. Не представляю, какой помощи вы ждете от меня.
Колин постучал по банкнотам согнутым пальцем.
– Вы коллекционируете примерно такие же вещи – тот же материал, та же техника; просто используются они по другому назначению.
– Мы считаем, что положение коллекционера будет способствовать вашему общению с граверами, поставщиками бумаги, поможет услышать и увидеть то, что недоступно официальному следствию. – Олторп прищурился. – Вы также часто посещаете издателей и типографии, где можете задавать щекотливые вопросы, которые не вызовут подозрений.
– Такое расследование не может не быть интересным, – добавил Адриан.
– Скорее забавным, я бы сказал, – поддержал брата Колин.
– Если слух распространится, может возникнуть паника, – сказал Данте. – Платежеспособность королевства поставлена на карту. Вы обязаны выполнить свой долг.
– Я не обязан ничего делать, пока не решу сам.
В комнате воцарилось молчание. Четверо мужчин ждали его решения. Эван снова внимательно посмотрел на фальшивую купюру.
– Сделана искусным гравером, одним из лучших, а таких не слишком много. Вы считаете, автор находится в Лондоне?
– Обе фальшивые купюры использовались в городе, – пояснил Олторп.
– Ну так что, вы займетесь этим? – наконец спросил Колин.
Обязанность. Долг. Эван вздохнул. Черт бы их побрал!
– Сделаю, что смогу, но успеха не обещаю. Тем не менее, если финансовая стабильность Британии, как перчатка, брошена мне в лицо, полагаю, выбора у меня нет.
* * *
Поездка в Эдинбург прошла без неприятных происшествий, но обратная дорога утомила Брайд – не столько несколько дней, проведенные в седле, сколько постоянное напряжение днем и ночью. Тяжелая сумка, висевшая рядом с пистолетом, напоминала, что нельзя терять бдительность ни на минуту.
Перевалив в сумерках через горловину последнего холма, Брайд посмотрела вниз на долину. В нескольких милях к востоку она еще могла различить крыши домов городка Дорери, но на севере клубились темные облака.
Нет, это не облака. Это дым.
Значит, люди герцогини без дела не сидели. Брайд машинально прикоснулась к сумке. Она возвращается вовремя. Похоже, лечь в постель, о чем она так мечтала, сегодня не придется. Вместо этого нужно снова отправляться в ночь, чтобы распределить деньги, которые она привезла.
Брайд пришпорила кобылу и начала спускаться с холма, глядя на свой дом; однако какое-то неясное движение во дворе заставило ее остановиться. Кто-то прошел из дома к конюшне, но это явно не одна из ее сестер. Должно быть, в ее отсутствие опять заявился Джейми Маккей, и если он получил, что хотел, она сделает из этого петуха курицу.
Затем она подумала, что в доме слишком много света. Обычно свечи не зажигали до наступления полной темноты, но и тогда ими пользовались очень экономно.
Наверняка это Мэри штопает свое платье, тратя свечи впустую. Мэри часто нарушала правила бережливости, когда Брайд уезжала в Эдинбург, пытаясь выразить недовольство тем, что ее не взяли в город.
У подножия холма кобыла вдруг остановилась и навострила уши. Потом дверь открылась, и из нее вышла Джоан. Пройдя несколько метров, она тоже остановилась и посмотрела в сторону холма. Кобыла фыркнула, будто отвечая на ее взгляд. Конечно, Джоан вряд ли что-то видела в полутьме, но, похоже, она почувствовала их приближение.
Это не слишком удивило Брайд, зато удивило совсем другое.
Сестра была в платье.
Значит, Джейми не приходил, а вернулся кто-то другой. Линдейл. Он так и не смог смириться с тем, что его великий план отвергнут, и купил дом в Эдинбурге. Хорошо еще, что она не столкнулась с ним где-нибудь на улицах города.
Брайд спешилась, достала из сумки платье и быстро переоделась. Теперь она выглядела почти респектабельной женщиной. Сев на лошадь, Брайд потрусила к дому.
Привязав кобылу, она задумалась, стоит ли брать с собой дорожную сумку и деньги. Если Линдейл в доме, то незачем привлекать его внимание. Она пошлет Джоан присмотреть за лошадью, а уж сестра знает, что делать с багажом.
Войдя в дом, Брайд постаралась подавить глупое волнение, охватившее ее. И все же она сожалела о том, что выглядит чересчур жалкой и уставшей.
Но когда она заглянула в библиотеку, ее волнение мгновенно перешло в страх. Кроме сестер и Джилли, в комнате находился мужчина, однако это был не Линдейл.
Незнакомец не спеша встал, затем без всякой учтивости оглядел Брайд. Одежда и манеры свидетельствовали о его власти и богатстве, достаточном, чтобы ощущать собственную значимость.
Повернувшись к Джоан, мужчина холодно произнес:
– Кажется, вы были правы насчет скорого возвращения сестры. Извините за мой скептицизм.
Джоан предостерегающе взглянула на Брайд.
– Позволь тебе представить мистера Янга. Он главный управляющий…
– Я знаю, кто такой мистер Янг – его имя хорошо известно в этих местах. – Брайд прошла в глубь комнаты и села. – Полагаю, именно вас нужно благодарить за тот дым на севере, который я видела с холма.
Мистер Янг улыбнулся с видом человека, знающего, что его ненавидят, но которого это нисколько не заботит.
– Ну, не меня лично.
– Ах да, лишь тех, кому вы отдаете приказы.
– Вы умная женщина и остры на язык. Это весьма ободряет, а также внушает надежду на то, что вы достаточно догадливы, чтобы понять, зачем я здесь.
Сердце у Брайд упало.
– И зачем же, сэр?
– К сожалению, мне поручено уведомить вас об истечении срока аренды на это имущество.
Брайд изо всех сил старалась сохранять хладнокровие.
– Ладно, возьмите землю. Мы просим оставить в нашем распоряжении только дом и сад: большего нам и не требуется.
– Увы, это невозможно.
– Но дом построил наш отец. На аренду земли под домом есть отдельное соглашение, которое будет действовать еще много лет.
– Герцогиня считает, что в соглашении есть ошибки, которые делают его недействительным. Вы, конечно, имеете право оспорить это решение.
Глаза мистера Янга заблестели от удовольствия: он-то знал, насколько безнадежна и разорительна подобная тяжба.
Сейчас Брайд очень бы хотелось иметь при себе пистолет.
– Если вы оставите нам дом, это вряд ли причинит неудобство овцам Сазерлендов. Кроме того, доход, который мы вам принесем, будет дополнением к тому, что вы получите от самой земли.
– Дому найдется другое применение – он довольно большой и вполне подходит семье управляющего сельским хозяйством в этой долине.
– Видимо, герцогиня слишком бедна, чтобы построить новый дом, так что вы попросту выгоняете нас из этого…
– Можно сказать и так, но хорошо, что ее светлость не слышит вашей непочтительности, поскольку я намерен проявить изрядную щедрость от ее имени.
– И что же это за щедрость?
– Я уполномочен заплатить вам за дом и конюшню, чтобы вы смогли переселиться в какое-нибудь приличное место, и требую лишь вашей подписи, которая подтвердит, что вы отказываетесь от всяких прав на старую аренду и что столь значительная сумма не будет использоваться вами для судебных прошений.
– Каков размер этой суммы?
– Сто фунтов.
Настроение обреченности сразу рассеялось, лица сестер просветлели. По крайней мере, они не станут нищими. За такие деньги они смогут купить дом где угодно и с правами собственности, которую Сазерленд никогда уже не сможет отнять у них. Тогда они без помех продолжат свою работу.
Увидев, что Брайд больше не намерена возражать, мистер Янг достал из кармана деньги и передал их ей.
– Не слишком ли большая купюра, сэр?
Янг засмеялся:
– Ни разу не видели сотню, а?
– Мы предпочли бы серебро или более мелкие банкноты.
– Я не ношу с собой ни мешков с деньгами, ни такое количество серебра, мисс Камерон. Вы можете отнести купюру в банк, и там получите свое серебро.
Брайд передала купюру Джоан, и та, взглянув на нее, вдруг побледнела.
– Странно, мистер Янг, что герцогиня не пользуется шотландскими банками: деньги, хранящиеся в них, столь же хороши, как и деньги Английского банка.
– Все деловые операции совершаются в Лондоне, а не в северной Шотландии. Когда вы переедете из этой глуши, вы сразу поймете, как устроена жизнь. Деньги есть деньги, и этим все сказано.
Джоан с притворной наивностью раскрыла глаза:
– Бог мой, так эта купюра проделала весь путь из Лондона?
– Конечно. Вы же не думаете, мисс, что банкноты такого достоинства падают прямо с неба? – Похоже, мистера Янга чрезвычайно радовали невежество сестер и его собственная искушенность. – Уже темнеет, так что мне пора. Берите деньги и уезжайте, куда вам угодно. Мой человек завтра утром привезет бумагу на подпись. Я рассчитываю, что двух дней вам хватит на сборы.
Брайд встала. Лучше бы он сам отправился куда угодно. Ей хотелось зарыдать, но будь она проклята, если позволит этому лакею Сазерлендов увидеть ее слезы.
Проводив Янга до двери, она долго неподвижно стояла и смотрела, как он идет к конюшне, где дожидался человек с двумя лошадьми, а затем вернулась в библиотеку. По выражению лица Анны она поняла, что Джоан уже сообщила сестрам ужасную новость.
Взяв купюру, Брайд поморщилась. Она никогда не осмелится отнести фальшивку в банк.
Но хуже было то, что эту банкноту отпечатали с украденной пластины отца, и теперь она вернулась с юга, из Лондона.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лорд-грешник - Хантер Мэдлин



Неплохой роман, хотя с первых страниц ясно, кто "злодей" и чем все закончится: 5/10.
Лорд-грешник - Хантер Мэдлинязвочка
26.07.2013, 12.38





нудистика с гравюрами ,а в принципе читать можно .
Лорд-грешник - Хантер Мэдлинnatali
10.10.2014, 23.02





Если бы не нуднятина-тягомутина с зтими пластинами, роман бы уложился в 50 стр. Даже мне в мои 66 с первых строк было ясно (в отличие от этих глуповатых деревенских простушек), кто спер пластины. Позитивно отсутствие образа испуганной старой девы-девственницы. Главная героиня далеко не девственница, да еще секс-крикунья, которая кричит как резанная не только в процессе, но и прелюдии. Так и представляется, как в доме графа заполненном слугами, сестрами ГГ-ни (одна из них-подросток!),тетей и симпатичным Майклом, раздаются вопли Бориши. Эх! Хрущовки-хрущовки!
Лорд-грешник - Хантер МэдлинВ.З.,66л.
22.12.2014, 9.59





Сколько всего связано с гравюрами.нужно.6 баллов
Лорд-грешник - Хантер МэдлинЛилия
25.06.2015, 23.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100