Читать онлайн Лорд-грешник, автора - Хантер Мэдлин, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лорд-грешник - Хантер Мэдлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.84 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лорд-грешник - Хантер Мэдлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лорд-грешник - Хантер Мэдлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хантер Мэдлин

Лорд-грешник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

– Здесь уютно, – сказал Майкл, протискиваясь мимо кровати, на которой сидел Эван.
Судя по размерам комнаты, где двое мужчин едва могли повернуться, их непрошеный визит очень стеснил хозяев.
– Тут, должно быть, спит большая рыжая. – Майкл начал вытаскивать из дорожной сумки вещи. – Настоящая Бодиша, вот кто она.
Эван оторвался от изучения гравюр, разложенных на шерстяном покрывале.
– Если ты имеешь в виду королеву воинов у древних кельтов, то ее звали Боудикка, не Бодиша.
– Такой женщине легко ударить мужчину ногой в самое чувствительное место, вот что я имел в виду.
– Простившись с юностью, начинаешь ценить подобных женщин. Моя мать, например, была выше большинства мужчин, но никогда не страдала от недостатка поклонников.
– Пусть так, сэр. Кстати, Джоан, сестра Бодиши, веселая девчонка. Только вот лошадей она любит больше, чем полагается женщине, и носит штаны, вы заметили? На дуэли они виднелись у нее из-под плаща. На конюшне мы разговаривали о лошадях, и, когда она ходила или наклонялась при работе, зад у нее в этих штанах так и напрашивался…
– Майкл, слушай меня внимательно. Поверь слову твоего лорда и хозяина. На что бы ни напрашивался ее зад, даже не думай об этом. Если ты хоть пальцем тронешь одну из этих девушек, я с тебя живого спущу шкуру.
– Это все равно, что заставить меня сидеть, томясь от жажды, на скале посреди озера и говорить, что я не могу напиться.
– Озеро столь чисто, что тебе придется умереть от жажды, но тут уж я ничем не могу помочь.
Вместо ответа Майкл издал смешок, отнюдь не внушавший доверия, и Эван вернулся к изучению гравюр. Он пытался сосредоточить внимание на технике, но его больше занимало содержание. Он уже неоднократно видел изображенные позиции, только теперь вместо богов и богинь на листе помещал себя и мисс Камерон.
Глупые измышления, несмотря на ее дрожь, которую он чувствовал, пока она стояла рядом с ним у стола. Очевидно, Брайд просто не умела это скрывать, что говорило об отсутствии у нее опыта. Тем не менее, в гостиной ему хотелось не только глотнуть из этого озера, но и, сорвав ее платье, нырнуть в глубину.
Долг. Долг. Что запрещено, то запрещено. И не потому, что мисс Камерон невинна. Ее благополучие – его обязанность. Хотя… Насчет ее невинности он мог и заблуждаться. Если его сомнения подтвердятся, он пересмотрит часть своей ответственности. Ей под тридцать.
Неужели женщина с ее внешностью прожила все эти годы, сама не сделав ни глотка?
Его взгляд задержался на богине, принявшей самую откровенную позу, чтобы показать все свои сокровища. Воображение Эвана услужливо заменило римскую прическу на беспорядочную копну медных кудрей, удлинило ноги, обрисовало розовые соски грудей, придало лицу выражение желанного экстаза…
Проклятие! Конечно, мисс Камерон невинна. А какой еще она могла быть, живя в этой уединенной долине и воспитывая трех младших сестер?
– Чем вы тут занимаетесь? – спросил Майкл, через плечо Эвана разглядывая гравюры. – Послушайте, здесь вообще нет женщины.
– Это бог Аполлон и мальчик Гиацинт, к которому он питает нежную любовь.
– Отвратительно. Хотя другие милы. Даже лучше тех картинок «Моди» у вас в Лондоне. Не такие поучительные, зато красивые.
– Я как раз думал то же самое. В гравюрах Раймонди нет мифологии, они смелы, откровенны, поэтому художник был заключен папой в тюрьму. В эпоху Возрождения подобное содержание казалось вполне естественным, но его «I Modi» зашли слишком далеко. Перед тобой «Любовь богов» Каральо – гравюры менее откровенные, но, в конечном счете, более художественные.
Майкл фыркнул:
– Может, и художественные, а показывают совокупляющихся людей. Не разглядывайте их слишком долго, сэр: здесь только я, и если у вас появится намерение, то я не Гиацинт.
Эван посмотрел на улыбающегося слугу.
– Не знаю, почему я тебя до сих пор терплю; твоя наглая фамильярность и отсутствие манер давно перешли пределы допустимого. Пожалуй, мне следовало бы выгнать тебя…
– Но вам нужен кто-нибудь, кто присмотрит за вами, когда вы напьетесь. Разве я не понимаю? Я многое терплю и сам, чего не потерпит ни один порядочный слуга, особенно то, что происходит в ваших комнатах.
Покончив со своими обязанностями, Майкл начал переходить с одного места на другое, оглядывая драпировки и картины, а Эван опять занялся гравюрами, призывая себя к их аналитическому исследованию.
Кажется, подлинники. Техника начала шестнадцатого века, когда еще не применялись выпуклые контурные линии для теней. Бумага обрезана точно под размер пластины, что характерно для того времени. Но изображения выглядели на удивление новыми, словно их тщательно оберегали. Впрочем, это и понятно – если учесть эротическое содержание гравюр, их вполне могли веками прятать от посторонних глаз.
– Взгляните сюда. Это, должно быть, их родители.
Эван повернул голову. Майкл сидел за потемневшим от времени письменным столом, и перед ним лежали две миниатюры. Ящик стола был выдвинут.
Поднявшись, Эван сделал три шага, чтобы закрыть его.
– Бедная женщина пожертвовала для нас собственной кроватью. Ты мог бы избавить ее от своего чрезмерного любопытства.
– А красивый был у них отец. – Майкл прикоснулся к портрету рыжеволосого мужчины. – Да и мать тоже довольно хороша, у нее было сходство с Анной, второй сестрой. Другой мужчина – наверняка брат.
Майкл открыл маленькую кожаную папку, и Эван взял рисунок. Его сделала Брайд, он был уверен. Бесстрастный художник не смог бы уловить такое необычное выражение на лице молодого человека, он даже не заметил бы его.
– У них нет брата.
– Тогда это любовник Бодиши, – осклабился Майкл, явно не собираясь утруждать себя размышлениями.
– С чего ты взял, что это портрет любовника?
– Джоан вроде бы сказала, что прошло больше года с тех пор, когда в их доме в последний раз был мужчина: его звали Уолтер. Судя по тому, как Джоан говорила о нем, это друг мисс Камерон. – Майкл снова улыбнулся. – Не вся вода в этом озере чиста, так я думаю.
Эван долго смотрел на портрет. Так вот он, «друг» Брайд. Уехал больше года назад. Что ж, ладно, дальше будет видно.
– Мы должны что-то придумать. – Брайд с тревогой оглядела сестер и Джилли, с трудом поместившихся в тесной спальне Джоан. На всех были ночные рубашки, чепцы и шали. Деревянный ящик, который Мэри унесла из гостиной, покоился на столике. Брайд только что пересказала им свой разговор с лордом Линдейлом, но они еще осознавали, насколько опасным становилось их положение.
– Вчера я как могла избегала графа, не в силах выносить его самонадеянность, но, боюсь, завтра он потребует, чтобы я приняла его «великолепный план». Это облегчит его совесть и позволит тени Дункана Маклейна покоиться в мире.
– Неизвестный гость принес беду, я сразу это поняла, когда увидела, как он тут скачет галопом, будто хозяин. – Джилли покачала головой.
– Одно утешение – он тут никто. – Брайд вздохнула. – Он не имеет отношения ни к Сазерленду, ни даже к северной Шотландии, если на то пошло. Южанин до кончиков ногтей.
– А может, примем его план? – с радостным воодушевлением предложила Мэри, – Тогда мы сможем переехать в Глазго и заживем там с шиком. Граф купит нам всем наряды и дамские шляпы; возможно, у нас даже будет экипаж!
– Нет, мы не примем его предложение, Мэри, и в этой комнате все, кроме тебя, знают почему. Все равно ты никогда бы не прокатилась в экипаже, поскольку в городе я сразу бы заперла тебя в спальне, пока не убедилась бы, что не сбежишь с каким-нибудь лживым проходимцем, который улыбнулся тебе на улице.
Мэри презрительно скривилась.
– Ты просто думаешь, что он вернется, и потому хочешь остаться, – выпалила она. – Это несправедливо.
– Не будь дурочкой, – сказала Анна, словно очнувшись от мечтаний. – В городе мы не сможем делать то, что делаем.
– Но в городе, где лорд Линдейл станет оплачивать наше содержание, нам не надо будет делать то, что мы делаем, – бодро ответила Мэри.
– Боюсь, ты слишком эгоистична, – возразила Джоан. – Речь не только о нас. Если мы уедем ради собственных удобств, это конец всему, чему нас учил отец.
– Вне зависимости от того, где мы живем, нас могут сослать на каторгу, – тихо произнесла Анна, как бы следуя за ходом своих мыслей.
К несчастью, она высказала именно то, что больше всего тревожило Брайд. До сих пор забытая богом долина обеспечивала им безопасность, но в последнее время даже сюда начали доходить отголоски событий, которые со временем приведут их всех на корабль, плывущий в австралийский штат Новый Южный Уэльс с его угольными копями. А если все начнет развиваться подобным образом, Брайд не хотела, чтобы лорд Линдейл оказался причастным к их делам. Как бы ей это ни претило, она вынуждена была признать, что граф человек умный и к тому же обладает определенными знаниями. Следовательно, он может уловить определенную связь там, где большинство других людей ничего бы не увидели.
Брайд вынула из ящика бумаги.
– Завтра я собираюсь пригласить лорда Линдейла на верховую прогулку и даже взять лошадь его слуги, лишь бы удалить графа из дома. Тем временем ты, Джоан, возьмешь нашу лошадь и поедешь с этим в город. Постарайся обменять все на крупную банкноту в гостинице Холланда. Я бы сделала это сегодня, если бы не приезд Линдейла…
– Думаешь, у мистера Холланда остались крупные?
– Вряд ли он успел их потратить – слишком большая группа охотников расплатилась крупными купюрами за пребывание в гостинице. Если сумеешь, узнай, откуда приехали охотники, только осторожно. Пусть говорит Холланд. Если он поинтересуется, зачем тебе обмен, скажи, что я собираюсь в путешествие и легче спрятать одну бумажку, чем десять.
– Это последние, не так ли? – спросила Джоан. – Тогда пусть Анна займется делом.
– Можешь поработать завтра в этой комнате, пока не будет лорда Линдейла? – обратилась Брайд к сестре.
Анна задумчиво посмотрела в окно.
– Если день будет ясным, света здесь достаточно. Пожалуй, я смогу закончить еще несколько.
– А мне что делать? Все делают что-нибудь важное, кроме меня.
– Ты, Мэри, будешь делать то, что получается у тебя лучше всего, – решила Брайд. – Завлеки Майкла на кухню, чтобы он помог Джилли прочистить дымоход; а ты, Джилли, не отпускай его от себя. Незачем ему свободно бродить по дому.
Натянув перчатки, Брайд отправилась в библиотеку к лорду Линдейлу.
Этим утром их гость выглядел особенно красивым в сюртуке для верховой езды из дорогой голубой ткани, элегантных панталонах и до блеска начищенных сапогах. Майкл явно поднялся до рассвета, занимаясь глажкой и чисткой.
Линдейл, в свою очередь, тоже придирчиво оглядел ее.
– Вы собираетесь ехать в этом? – удивленно спросил он. Никакого вызова, скорее озабоченность.
– А что, это вполне подойдет. К сожалению, у меня нет специального костюма для верховой езды.
– Нет? Тогда вам, наверно, будет удобнее… – Он сделал жест, словно указывая на панталоны и камзол отца.
Вообще-то Брайд собиралась надеть их, но затем передумала. Сегодня граф нужен ей в хорошем настроении, и он не должен раздражаться ее манерой одеваться.
– Я не хотела смущать вас. Что, если по дороге мы кого-нибудь встретим?
– Моя дорогая мисс Камерон, вряд ли мы здесь кого-либо встретим. Но даже в этом случае вы никоим образом не могли бы меня смутить, ведь я светский человек. Меня не шокирует женщина в панталонах и не интересует мнение тех, кто со мной не согласен. – Линдейл понимающе улыбнулся. – Можете переодеться, если хотите, я подожду.
Мысленно благодаря его за такую любезность, Брайд поспешила наверх. Сегодня граф вел себя намного доброжелательнее; видимо, накануне он устал после долгого путешествия и нуждался в хорошем отдыхе.
Брайд сняла нижние юбки и отложила их в сторону. Несколько слоев одежды только мешали бы ей при верховой езде, да к тому же платье могло пострадать. Очень мило, что граф об этом догадался.
Надев панталоны, рубашку, камзол без рукавов и короткие сапоги, Брайд накинула сверху один из старых отцовских сюртуков. Правда, он был ей слишком велик, зато не стеснял движений.
Лорд Линдейл даже глазом не моргнул при виде столь необычного одеяния и галантно проводил ее к конюшне.
– Очень благородно с вашей стороны, что вы предоставили мне одну из ваших лошадей. – Брайд благодарно улыбнулась.
Граф помог ей сесть на гнедого.
– Вы уверены, что конь для вас не слишком велик? Я буду весьма огорчен, если он причинит вам какой-нибудь вред.
Засмеявшись, Брайд развернула гнедого, ударила его каблуками в бока и помчалась на запад. Эван поскакал за ней. Достигнув большого лесного массива, они повернули на север.
– Никогда бы не подумал, что здесь такие леса, – произнес Эван.
– Это бывшие охотничьи угодья лорда Рея. Четыре года назад Сазерленд купил все графство, и теперь они принадлежат герцогине.
– Ее семья приезжает сюда охотиться?
– Я ничего об этом не слышала.
– Значит, просто угодья, полные кроликов и оленей. Великий соблазн для браконьеров.
Брайд искоса посмотрела на графа, но не обнаружила на его лице ни тени подозрения.
Заметив ее взгляд, Линдейл дружески улыбнулся.
– Как же ваш отец мог научиться своему искусству, если жил в этой долине, мисс Камерон?
– Он родился и вырос не в этих местах, а к западу от Глазго, где учился мастерству, а позже отправился на континент. Там он работал в мастерских Рима, Парижа и других городов, после чего, вернувшись в Шотландию, открыл собственную граверную мастерскую и типографию.
– И где же? Не здесь, конечно…
Брайд старалась осмотрительно выбирать слова.
– Нет, хотя он приехал сюда до моего рождения и именно здесь познакомился с моей матерью. После женитьбы отец перевел типографию сюда.
Брайд не лгала, но все же надеялась, что Линдейл не станет копать глубже. Так оно и вышло. Видимо, сегодня он не собирался устраивать допросы, а просто ехал, любуясь пейзажем.
– Кстати, я думаю, те оттиски действительно адденда к сериям Каральо. Я внимательно рассмотрел их прошлой ночью.
– Правда? Как странно.
– Должно быть, ваш отец случайно обнаружил их во время своего путешествия по миру и сам не догадывался, чем владеет.
– В любом случае меня шокировало, что он купил это.
– Здесь нет ничего удивительного. Тем не менее, композиция и техника исполнения превосходны. Если бы вы тщательно их изучили, чего из-за сюжета, конечно, не делали, вы бы со мной согласились.
– Не представляю, как теперь с ними поступить. Я в большом затруднении. – Брайд потупилась.
– Я хотел бы, с вашего позволения, забрать их в Лондон, чтобы проконсультироваться с другими экспертами. Кроме того, у меня есть остальные серии; я мог бы их сравнить, чтобы…
– У вас? Остальные серии?
– Да, я унаследовал их от дяди. Разве я не упоминал об этом? – притворно удивился Линдейл, от которого не ускользнул ее испуг. – Похоже, я вас смутил, но те серии не столь… откровенны. У меня есть предположение, что ваши были изъяты как наиболее скандальные; мои же по сравнению с ними очень и очень умеренные: объятия пар и тому подобное.
Явная ложь. Брайд отлично знала, что в остальных сериях не просто объятия.
– Если бы я мог взять их с собой, я бы тщательно сравнил…
– Но я не хочу продавать коллекцию отца, лорд Линдейл.
– Вы и не должны продавать их мне – дайте только на время для изучения. Вы ведь сами предложили это, не так ли?
Да, но вчера она не знала, что у него есть остальные серии, и не предполагала возможность сравнения.
– Простите, но это мое смущение по поводу их содержания заставило меня уверить вас, что я в них совершенно не заинтересована. Однако, подумав, я решила, что, поскольку это часть наследства моего отца, без крайней нужды я не хочу с ним расставаться. Поймите, эта коллекция – все, что у нас осталось от него.
– Конечно-конечно, мисс Камерон. Я не желаю оскорблять ваши воспоминания. В конце концов, имеет значение лишь то, что в таком случае останется неизвестной их подлинность.
Изящно сказано. Если граф такой знаток, невозможность установить подлинность редких потерянных гравюр должна свести его с ума. Тем не менее, он без всяких споров уступает, чтобы избавить ее от страданий. Брайд почувствовала себя виноватой. Сегодняшнее поведение графа почти заставило ее забыть, насколько раздражающим и опасным было его вторжение.
– Давайте поднимемся на этот холм, – предложила Брайд. – С него открывается замечательный вид.
На вершине она соскользнула с гнедого и повела графа к тому месту, откуда можно было смотреть вниз сразу на две долины. Вид действительно впечатлял, даже ранней зимой. Крутые холмы спускались в долины по обеим сторонам, и за вершинами других холмов, на западе, виднелись черные пики гор.
– Замечательно, правда? – Брайд полной грудью вдохнула кристально чистый воздух.
– Да, вид настолько красивый, что мне хотелось бы стать поэтом и выразить чувства словами.
Удивительное признание для столь знатного человека. И голос такой мягкий, такой искренний…
Брайд мельком посмотрела в его сторону и чуть не задохнулась – оказывается, Линдейла интересовали не холмы и долины: он в упор смотрел на нее, взглядом опасным, но восхитительным. В его темных глазах не было низменного вожделения: он хотел ее, Бриджет Камерон, а не просто любую женщину.
Брайд словно вдруг окутал невидимый туман, отгородив ее от всего мира. Ничего больше не существовало, только ветер и солнце, он и она.
– Такого рода красоту можно встретить лишь в Шотландии, – сказал Эван, и Брайд покраснела. Внутренний голос вопил, что она идиотка, но ей не хотелось его слушать.
Линдейл медленно подошел к ней и заглянул ей в глаза, а затем-легко погладил кончиками пальцев ее щеку.
– Нежная, как совершенный фарфор…
Брайд еще пыталась сохранить кое-какое самообладание, но эта ласка свела ее ничтожные попытки на нет.
И тут же Эван приподнял ее подбородок. Теплые губы прикоснулись к ее губам…
Как давно, как мучительно давно она этого не чувствовала. Ее тело наслаждалось пробуждением, но она бесстыдно жаждала большего.
Когда Линдейл обнял ее и крепко поцеловал, Брайд чуть не потеряла сознание от теплоты и силы его рук. Она уже забыла, насколько это приятно. Его поцелуи становились все смелее, требовательнее, они скользнули по шее к пульсирующей жилке, затем медленно, невыносимо медленно, начали приближаться к губам. Брайд ощущала собственные глубокие вздохи, отмечающие каждый дюйм губительного соблазна. Нежный укус мочки уха вызвал у нее дрожь, а затем безжалостный поцелуй довел ее чуть ли не до беспамятства.
Твердое давление на спину заставило Брайд выгнуться к нему, и тут же рука графа двинулась вниз, поглаживая ей бок. Это было бы еще чудеснее, если бы одежда не защищала ее кожу. Пробравшись под сюртук, рука обхватила ее грудь и начала медленное движение. Брайд стиснула зубы, про себя умоляя его не останавливаться, но долгий поцелуй все же закончился, и мягкие волосы коснулись ее лица. Открыв глаза, она увидела его склоненную голову: Линдейл целовал ее грудь сквозь ткань рубашки. Наслаждение становилось почти невыносимым…
Над склоненной головой Брайд увидела небо, землю, часть долины… Реальность на миг ослепила ее… и тут же вернула в знакомый мир, к осознанию того, кто находится рядом, и что с ней произошло.
Она резко толкнула графа в плечо, и он выпустил ее из объятий. Брайд тут же отскочила. Линдейл не произнес ни слова, но смотрел на нее с таким выражением, словно был уверен: протяни он к ней руки, и она не откажется повторить все заново.
Негодуя на себя, Брайд молча пошла к коню и вставила ногу в стремя. Гнедой был слишком высок для нее, и ей никак не удавалось сесть в седло; но, хотя она понимала, что выглядит глупо, спрыгнуть на землю означало проявить слабость…
И тут Линдейл подхватил ее сзади под ягодицы, на миг задержал и подтолкнул к седлу.
Когда Брайд развернула жеребца, граф остановил его, притянул ее за руку к себе и поцеловал. Это был властный, хозяйский поцелуй, так что Брайд едва вырвалась.
– Вы негодяй, лорд Линдейл!
– Да, и вы совсем не огорчены этим, мисс Камерон.
Брайд попыталась найти достойный ответ, но путаница в голове никак этому не способствовала. Проклиная себя за глупость и слабость, она помчалась галопом по склону холма вниз, словно там могла оказаться в безопасности.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лорд-грешник - Хантер Мэдлин



Неплохой роман, хотя с первых страниц ясно, кто "злодей" и чем все закончится: 5/10.
Лорд-грешник - Хантер Мэдлинязвочка
26.07.2013, 12.38





нудистика с гравюрами ,а в принципе читать можно .
Лорд-грешник - Хантер Мэдлинnatali
10.10.2014, 23.02





Если бы не нуднятина-тягомутина с зтими пластинами, роман бы уложился в 50 стр. Даже мне в мои 66 с первых строк было ясно (в отличие от этих глуповатых деревенских простушек), кто спер пластины. Позитивно отсутствие образа испуганной старой девы-девственницы. Главная героиня далеко не девственница, да еще секс-крикунья, которая кричит как резанная не только в процессе, но и прелюдии. Так и представляется, как в доме графа заполненном слугами, сестрами ГГ-ни (одна из них-подросток!),тетей и симпатичным Майклом, раздаются вопли Бориши. Эх! Хрущовки-хрущовки!
Лорд-грешник - Хантер МэдлинВ.З.,66л.
22.12.2014, 9.59





Сколько всего связано с гравюрами.нужно.6 баллов
Лорд-грешник - Хантер МэдлинЛилия
25.06.2015, 23.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100