Читать онлайн Лорд-грешник, автора - Хантер Мэдлин, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лорд-грешник - Хантер Мэдлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.84 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лорд-грешник - Хантер Мэдлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лорд-грешник - Хантер Мэдлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хантер Мэдлин

Лорд-грешник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Брайд, ее сестры и Джилли с удовольствием осматривали новый дом.
Это был очень хороший дом, расположенный неподалеку от Портмен-сквер, с просторными светлыми комнатами на двух первых этажах и с такими же спальнями наверху.
– Пристройка к каретному сараю подойдет для вашего пресса. – Линдейл подмигнул дамам.
Все тут же отправились в сад, чтобы заглянуть в пристройку. Раньше дом принадлежал торговцу, который использовал это помещение под склад.
– Дом просто превосходный. Как мило с вашей стороны, что вы так быстро его нашли. – Брайд благодарно улыбнулась.
Не так уж и быстро – для этого Линдейлу понадобилась целая неделя. Впрочем, об удовольствиях он тоже не забывал, но только не в смежных комнатах; понимая, что это удобство подходит к концу, они большую часть ночи провели в его личной гостиной. Когда Брайд полностью обнажилась, Линдейл тоже сбросил одежду и повел ее на качели. Раскачиваясь, они соединились в медленном, самом изысканном любовном акте, какой Брайд только могла себе представить.
– Освещение прекрасное, – заявила Джоан. – Многие окна выходят на север, значит, не будет яркого света, когда мы работаем.
Пока Брайд развлекалась, ее сестра нашла сдельную работу в издательстве Джона Мюррея. Последние три дня она рано вставала, чтобы сделать гравюры, которые теперь украшали книги этого издательства.
Джоан сказала, что мистер Мюррей согласен дать работу и Брайд. Если они хотят остаться здесь, то им наверняка понадобятся деньги.
Когда все вернулись в дом, младшие сестры побежали наверх, чтобы еще раз осмотреть спальни.
Воспользовавшись тем, что они остались одни, Линдейл обнял Брайд.
– Ну как, ты довольна?
– По-моему, дом слишком большой. И обстановка слишком красивая.
– Я вовсе не хочу, чтобы вы жили в лачуге.
– Нам хватило бы и половины этого дома, и он совсем не лачуга. Скорее всего, ты обманываешь меня насчет его цены. Я также думаю…
– Много думать вредно. – Его поцелуй тут же лишил Брайд этой способности. – Теперь дом ваш, долг ты вернешь мне из тех доходов, которые получат твои сестры, после чего сама будешь платить владельцу.
– И кто же владелец?
– Я. Не возражай. Мой поверенный сказал, что это самый простой способ, хотя в дальнейшем ты будешь вести дела с ним, а не со мной. – Эван взял ее руку. – Вообще-то я купил два дома.
– Сколько же всего тебе их требуется?
– Один для меня, один для тебя с сестрами, один для нас. Вряд ли я могу заниматься с тобой любовью в этом доме, а тебе будет неудобно приезжать на свидания в мой особняк, поэтому я решил купить маленький коттедж с участком земли, где мы сможем встречаться без помех.
Да, слово он действительно сдержал – устроил все для тайных свиданий, как она и требовала.
Сверху донеслись голоса сестер – это Мэри спорила по-гэльски с Джоан насчет выбора спален.
– Ты ведь поняла, что твои домашние уже догадываются о нас? – Линдейл хитро улыбнулся. – Я вижу это по их глазам, когда они смотрят – или, точнее, не смотрят – на меня.
Брайд и сама заметила кое-какие признаки. Конечно, Джилли не проболталась, но сестры и так все знали. Никто не сказал ей ни слова, как прежде насчет Уолтера, когда все притворялись, будто даже не ведают, что он влезает к ней в спальню через окно. Тем не менее, когда однажды ночью ветер повалил лестницу, Брайд, проснувшись, увидела, что она снова стоит на месте.
– Если они догадались, то лишь по твоему поведению…
– А я считаю, что мое поведение по отношению к тебе безупречно, по крайней мере, когда другие не могут нас увидеть. – Его озорная улыбка заставила Брайд покраснеть при мысли о том, что именно происходило, когда их не могли видеть.
– На прошлой неделе ты обедал дома и ни разу не уходил на всю ночь. С Мэри ты разговаривал так, будто она уже не надоедливая девчонка, а потом пригласил всех нас в Риджентс-парк. Нужно витать слишком высоко в облаках, чтобы этого не заметить.
– Да, в неведении осталась только Анна. Теперь я хочу, чтобы ты сообщила им, что я сделал тебе предложение. Они не должны считать, будто я дурно с тобой обращаюсь.
– Но я не могу сказать им о твоем предложении – Мэри устроит мне грандиозную сцену, если узнает, что я отказалась.
И тут же с лестницы донесся голос Мэри, призывающий сестру, чтобы та решила, кому где жить.
Линдейл вложил в руку Брайд маленькую бумажку.
– Днем привезут твои сундуки. Я думаю, тебе понадобится время, чтобы устроиться на новом месте. Это адрес нашего коттеджа. Обещай, что не заставишь меня ждать.
Поглядев ему вслед, Брайд спрятала бумажку. На устройство ей потребуется по крайней мере дня два. Еще какое-то время уйдет на дела, которыми она всю неделю пренебрегала ради собственного удовольствия.
В портике Линдейл остановился.
– Когда ты полностью распакуешь свои вещи, я смогу наконец взглянуть на серии Каральо…
Напоминание об этом обмане болью отозвалось в сердце Брайд. Она целую неделю притворялась, что никакой лжи не существует, но это ведь не могло продолжаться вечно.
– Он здесь! – крикнула Мэри; голос ее срывался от возбуждения. – Пресс тут.
Прислушавшись к суете на улице, Брайд негромко выругалась. Она была рада, что пресс наконец-то привезли, но как раз сегодня ей надо было уйти по делам, которые теперь придется отложить. Если она займется прессом, то лишь к вечеру закончит пластину для мистера Мюррея. Кроме того, она перенесла сегодняшнюю встречу с Линдейлом, чтобы сходить к мистеру Туикенему, изготовителю бумаги.
Поднявшись, Брайд с отвращением взглянула на свою работу. Она ненавидела гравюры с твердых стальных пластин, зато их любили книгоиздатели, потому что с них можно было сделать значительно больше отпечатков.
Брайд прошла через площадку к комнате Джоан.
– Полагаю, ты будешь рада отложить на время свою работу.
– Да, потому что она довольно утомительна. Мистер Мюррей имеет очень точное представление о том, какие рисунки он желает получить, и не любит творческую работу. В книгах ему нужны только понятные и безвкусные иллюстрации.
– По крайней мере, это означает, что мы не должны слишком тщательно проверять нашу работу. – Брайд попыталась улыбнуться. Изображения такого сорта они могли сделать даже в полусонном состоянии, но временное освобождение от резца, похоже, не улучшило настроение Джоан.
– Ты что-то сегодня грустная. В чем дело? – спросила Брайд, когда они спускались по лестнице.
Джоан пожала плечами.
– Я написала Майклу, пригласила его на обед, а утром получила от него письмо.
– И когда он придет?
– Думаю, никогда. Майкл считает, что ухаживание лорда за тобой делает это невозможным. Видимо, слуге запрещено дружить с семьей, с которой дружит его лорд.
– Прости, Джоан, – я и не предполагала, что моя дружба может помешать вашей.
– Ничего страшного – у меня просто дружба, только и всего. Тем не менее, мне было бы приятно иметь хоть одного знакомого в этом городе. Даже смешно, что я вдруг оказалась выше, чем он.
В прихожей Мэри с восторгом описывала все туалеты, которые они купили, и все интересные места, которые видели, двоим мужчинам, внимавшим ей с явным недоверием.
– Еле вас нашли, – пожаловался Роджер Маккей, недовольно взглянув на Брайд. – Мы разыскивали Линдейла, как вы тогда говорили, а его человек послал нас сюда.
– Похоже, у вас наступили хорошие времена после того, как вы приехали в Лондон, – ухмыльнулся Джейми, окинув оценивающим взглядом желтое платье Мэри.
– Да, неплохие, – спокойно ответила Брайд. – Тем не менее, нам очень нужен пресс, и я благодарна, что вы его привезли.
– Не стоит благодарности, раз вы уже заплатили. Правда, все это заняло немного больше времени, и мы несколько раз застревали по дороге… – Роджер сдвинул шляпу на затылок. – Теперь скажите, куда вам его поставить, и мы пойдем.
Однако еще целый час понадобился на то, чтобы поставить фургон за дом, выгрузить пресс и установить его на крепкий стол в пристройке к каретному сараю. Братья Маккей также перенесли книги, помогли втащить в комнату ящики.
Когда наконец у братьев появилась возможность вытереть руки и перевести дух, Анна поинтересовалась:
– Вы, вероятно, сразу возвращаетесь в Шотландию? – Она погладила валики пресса, словно машина была живым существом.
– Ну уж нет. – Джейми прищурился. – Раз уж мы проехали весь этот путь, то теперь хотим посмотреть город.
– Я могу быть вашим гидом, – предложила Мэри. – Я уже все тут знаю, все лучшие развлечения.
Джейми не выдержал и засмеялся:
– Мы найдем себе развлечения без твоей помощи: в такие места, куда мы собираемся, не пускают важных леди вроде тебя.
– Получше оберегайте свои карманы, – предупредила Брайд, – подобные развлечения могут оставить вас без штанов. Это вам не маленький город в долине.
Роджер, нахмурившись, повернулся к Анне:
– Может, подержишь наши деньги у себя? Мы отложили их на обратную дорогу и не хотим, чтобы они пропали.
Анна протянула руку и взяла у Роджера кошелек.
– Где вы остановились?
– Место у нас есть. А за деньгами мы придем перед отъездом.
Джейми подтолкнул брата:
– Давай скорей – нам нужно еще найти эти развлечения. – Он хихикнул в кулак.
– Думаю, то, что вы ищете, можно найти рядом с «Ковент-Гарден». – Анна указала взглядом в направлении оперного театра. – И постарайтесь не подхватить какую-нибудь болезнь.
Роджер побагровел, а Джейми взглянул на нее как на сумасшедшую. Надо же такое сказать! Но Анна лишь безмятежно улыбалась, довольная уже тем, что сумела предложить гостям хоть какую-то помощь.
Когда сыновья Маккея ушли, Брайд осмотрела пресс. Ей странно было видеть его тут; казалось, прошел целый год с тех пор, как она работала на нем в Шотландии. Год… или целая жизнь. Ее жизнь. Этот пресс и все, чему он был свидетелем, определили ее прошлое и будущее. С Линдейлом она жила в чудесном сне, исследуя маленькие вечности, когда они встречались в коттедже, а теперь пресс стал толчком, заставившим ее проснуться.
Ее сердце заныло от печали, хотя Брайд не знала, о чем оно скорбит.
– Тебе нужно было пригласить их на обед, – недовольно сказала Мэри. Ее очень задело, что Джейми с таким нетерпением рвался в город.
Брайд покачала головой.
– Наш обед их не интересует. Джейми собирается попробовать то, что мы не можем ему предложить.
– А я думаю, они просто завидуют, что у нас все так хорошо и мы теперь выше их.
Поскольку сестра явно находила в этом утешение, Брайд не стала лишать ее иллюзий. Мэри, видимо, не поняла скрытых усмешек Маккеев, когда они смотрели на их новые платья и большой дом, без сомнения, прикидывая, какая из сестер продала себя графу Линдейлу.
Впрочем, Брайд не интересовало, что думают Маккеи; сейчас ее тревога была связана с прессом и с тем, как его гладила Анна. Она без труда угадала мысли сестры – ведь теперь у них есть пресс, есть пластины, бумага и мастерство, а значит, жди неприятностей.
И неприятности настали – даже раньше, чем Брайд ожидала.
– Мы можем пускать банкноты в обращение тут, в Лондоне, а потом Роджер будет отвозить деньги в Шотландию. Он сделает это для нас, Брайд, я уверена.
– Но я вовсе не собираюсь вручать Маккею нашу жизнь и эти деньги. Мы вообще не будем печатать банкноты, так что выбрось подобную мысль из головы.
Брайд понадобилось немало времени, чтобы найти место работы мистера Туикенема. Нанятый кеб довез ее до Сити, а дальше она шла пешком, спрашивая дорогу у прохожих.
Наконец она добралась до Флит-стрит, где и увидела вывеску мастерской Туикенема.
Однако едва Брайд вошла, надежда сразу покинула ее. Это совсем не походило на бумагоделательную мастерскую, которую она искала. Она попала на фабрику. Правда, теперь это была почти заброшенная фабрика.
В помещении, больше напоминавшем пещеру, стояла неработающая машина с большими роликами и длинной лентой сетки; в одном из углов виднелся громадный выжимной пресс с толстой пачкой сохнувшей бумаги. Видимо, рабочий день уже закончился.
Брайд обошла помещение, но увидела только большие пустые чаны, где должна готовиться бумажная масса.
И тут краем глаза она заметила какое-то движение, а затем увидела у дальней стены хорошо одетого человека.
Услышав ее шаги, человек повернулся:
– Брайд? Что ты тут делаешь?
– А вы?
Линдейл не спеша подошел к ней.
– Жду, пока вернется хозяин. – Его тон приглашал ее к объяснению.
– Сегодня привезли наш пресс. Как я слышала, мистер Туикенем делает сорт бумаги ручного изготовления, которую мы хотели бы использовать.
Пожав плечами, Эван указал на машину:
– Кажется, теперь он использует машинный способ, хотя мне говорили, что этот человек может принять заказы и на личную пачку. – Линдейл посмотрел в сторону полок с пачками бумаги, затем указал на дверь: – Полагаю, там есть другая комната. Может, именно там бумага делается вручную? Не хотите ли заглянуть?
Разумеется, Брайд хотела. Безумно. Вот только ее никак не устраивало, что Линдейл заглянет туда вместе с ней. Граф решительно направился к двери.
– Уверен, хозяин будет не против, а нас это избавит от повторного визита. Я как раз был готов сунуть туда нос, когда появились вы.
Вне себя от ужаса, Брайд бросилась следом.
– Мы не должны самовольно…
– Если мы оба сделаем заказ, думаю, Туикенем будет не в обиде. – Нажав на ручку, Линдейл приоткрыл дверь, предоставив Брайд возможность оглядеть комнату. Здесь действительно изготавливали бумагу. Над полом возвышался штабель каркасных сеток, в дальнем углу стоял стол, на котором между слоями фетра сохла недавно положенная бумага.
Спиной к ним стоял какой-то человек в рубашке, жилете и брюках; его седые волосы свисали почти до плеч; обеими руками человек аккуратно поднимал сетку из чана. При свете, падавшем из окна, в намокшей бумажной массе были заметны многочисленные верхние линии сетки, и, прежде чем мистер Туикенем наклонил сетку и начал выравнивать массу в плотный слой, Брайд успела увидеть проволочный узор.
Услышав ее вздох, Туикенем бросил сетку в чан и повернулся.
– Наши извинения, – любезно сказал Линдейл. – Мы не хотели вас пугать, но, кажется, испортили этот лист, а может, и весь чан.
Мистер Туикенем быстро овладел собой и равнодушно махнул в сторону чана.
– Бог с ним, с чаном.
– Если вы хотите закончить…
– Я сказал, не обращайте внимания. – Старик вытер мокрые руки о жилет. – В той комнате на столе звонок; если бы вы позвонили, я бы услышал.
– Разве? К сожалению, звонка мы не увидели. – Линдейл шагнул в комнату. – Вы работаете один?
– Мои помощники заболели. Они требуются для работы на машине, поэтому в такие дни я тут делаю отсев. А теперь – могу я узнать причину вашего прихода, сэр?
Вопрос сопровождался весьма скептическим осмотром их одежды, поскольку визитеры явно не походили на издателей или торговцев канцелярскими принадлежностями.
Линдейл направился к Туикенему с вежливой самонадеянностью, которая свойственна лишь аристократам.
– Мне сказали, вы все еще продолжаете делать бумагу вручную и можете принять заказ.
Брайд тоже направилась к ним, стараясь пройти вдоль стены, где лежали слои фетра: она хотела рассмотреть, какого сорта бумага там сушится, и мысленно умоляла Линдейла подольше отвлекать внимание Туикенема.
– Я сам не беру заказы, поэтому сначала вы должны поговорить с торговцем; эти люди не любят, когда мы делаем что-то помимо них.
– Конечно-конечно, я понимаю. – Линдейл с восхищением огляделся. – Ваша работа – почти чудо: сегодня – тряпье, завтра – бумага. – Он заглянул в чан. – Один из ваших заказов?
– Да. Правда, я немного задержал его, потому прошу меня извинить…
– О, разумеется, мы не хотим вам мешать, но, чтобы не тратить время попусту, и ваше и торговца, скажите, вы делаете тонкую белую бумагу с водяными знаками?
Мистер Туикенем тут же начал возиться со штабелем сеток.
– Когда-то делал, но это было давно. А сейчас желаю вам обоим доброго дня.
Линдейл без всяких церемоний пошел к выходу, и Брайд чуть не топнула ногой. Она была уже на расстоянии вытянутой руки от фетра, но так и не сумела бросить взгляд на новую бумагу Туикенема.
– Вы могли бы отвлекать его подольше, – сказала она, когда они вышли на улицу.
– Зачем?
– Я хотела оценить качество его бумаги. Вы получили ответы на свои вопросы, а я – нет. – В раздражении Брайд даже ускорила шаг.
– Почему бы вам просто не зайти в любой магазин и не выбрать бумагу по своему вкусу? Если вы хотите что-то особенное, я и это могу для вас устроить.
– Но тогда и ваша личная бумага может быть заказана тем же способом.
– Тут дело не в бумаге – я хочу рассеять подозрения насчет «I Modi». Вряд ли бумага для них была куплена по обычным каналам, поэтому я решил проверить источники.
– Вы говорите о возможности подделки, не так ли?
– Да. Время идет, и я все больше сомневаюсь в их подлинности.
Линдейл посадил Брайд в карету, дожидавшуюся на Флит-стрит, и они поехали к Портмен-сквер.
– Теперь, когда прибыл ваш пресс, вы можете принимать куда более интересные заказы, чем иллюстрации Мюррея, а заодно заняться собственными рисунками. Есть коллекционеры, предпочитающие оригинальные работы художника-гравера простым репродукциям.
Действительно, в магазинах гравюр и эстампов Брайд видела жанровые сцены и пейзажи. Художником она никогда себя не считала, но вполне могла сделать это лучше многих, кто называл себя таковым. Некоторые из работ были раскрашены вручную, и Мэри с Анной прекрасно могли бы с этим справиться.
– Пластину репродукции можно сразу продать издателю, – все же возразила Брайд. – А цена оригинальной работы зависит от количества проданных отпечатков.
– Скоро твоей семье не надо будет работать, и если ты захочешь сделать нечто иное на вашем прессе, ты сможешь себе это позволить. – Закрыв шторы на окнах кареты, Линдейл посадил Брайд к себе на колени. – Обещаю купить все пластины, которые ты сделаешь.
– Так ты хочешь стать моим постоянным покупателем?
– Да, ибо не сомневаюсь, что товар будет превосходен.
Брайд ожидала, что теперь он ее поцелует, как всегда делал, пользуясь представившейся возможностью; но Эван, похоже, слишком углубился в собственные мысли.
Она тоже погрузилась в размышления, но вовсе не о подделках и бумаге. Брайд думала о том, как ей хорошо с ним, когда они вместе. Радость взаимопонимания казалась ей даже превыше удовольствий, которые они делили, занимаясь любовью. Раньше она беспокоилась, что внимание Эвана окажется слишком назойливым и опасным, а он заставил ее чувствовать себя защищенной и свободной. Увы, все это должно скоро кончиться. Брайд не могла избавиться от предчувствия, что конец уже наступает, возможно, даже сейчас, в этой карете.
Когда они подъехали к дому на Портмен-сквер, Линдейл поцеловал ее в щеку.
– Завтра увидимся?
– Да, в полдень.
– Раз вы окончательно устроились, может, ты захватишь и серии Каральо? Горю нетерпением изучить их.
Уже после встречи с мистером Туикенемом у Брайд было тяжело на сердце, а теперь оно почти разрывалось.
Одно дело ждать конца сна, и совсем другое – узнать точный час пробуждения.
– Я уверена, что не забуду их принести.
Брайд посмотрела на знакомый профиль, однако не смогла уловить выражение лица графа. Неужели он уже догадался? И если да, то о чем именно?
Слуга, открыв дверцу, помог ей выйти, и потом она долго смотрела вслед удалявшейся карете с гербом Линдейла, пока та не свернула за угол.
Они оба лгали у Туикенема, и Брайд подозревала, что оба это знали. Она пришла туда не ради бумаги для пресса, а он не для того, чтобы посмотреть, не Туикенем ли изготовил бумагу для поддельных «I Modi». Серия Линдейла отпечатана на плотной кремовой бумаге, Туикенем же делал тонкую белую с водяными знаками. Граф наверняка это заметил, так же как и она.
На такой бумаге печатались банкноты.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лорд-грешник - Хантер Мэдлин



Неплохой роман, хотя с первых страниц ясно, кто "злодей" и чем все закончится: 5/10.
Лорд-грешник - Хантер Мэдлинязвочка
26.07.2013, 12.38





нудистика с гравюрами ,а в принципе читать можно .
Лорд-грешник - Хантер Мэдлинnatali
10.10.2014, 23.02





Если бы не нуднятина-тягомутина с зтими пластинами, роман бы уложился в 50 стр. Даже мне в мои 66 с первых строк было ясно (в отличие от этих глуповатых деревенских простушек), кто спер пластины. Позитивно отсутствие образа испуганной старой девы-девственницы. Главная героиня далеко не девственница, да еще секс-крикунья, которая кричит как резанная не только в процессе, но и прелюдии. Так и представляется, как в доме графа заполненном слугами, сестрами ГГ-ни (одна из них-подросток!),тетей и симпатичным Майклом, раздаются вопли Бориши. Эх! Хрущовки-хрущовки!
Лорд-грешник - Хантер МэдлинВ.З.,66л.
22.12.2014, 9.59





Сколько всего связано с гравюрами.нужно.6 баллов
Лорд-грешник - Хантер МэдлинЛилия
25.06.2015, 23.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100