Читать онлайн Праведник поневоле, автора - Хантер Мэдлин, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Праведник поневоле - Хантер Мэдлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.87 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Праведник поневоле - Хантер Мэдлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Праведник поневоле - Хантер Мэдлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хантер Мэдлин

Праведник поневоле

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

На следующее утро Бьянка поднялась чуть свет, оделась и отправилась в кабинет виконта. Он разрешил ей там заниматься, а стало быть, ей позволено туда входить. Однако в кабинет Бьянку привело вовсе не желание поупражняться в пении.
Ящики с имуществом Адама громоздились один на другом у окна. Опустившись на колени, Бьянка принялась расставлять их в ряд с намерением осмотреть содержимое.
Прежде чем принять решение относительно наследства, ей нужно было знать все о преступлениях Адама. В глубине души Бьянка все еще надеялась отыскать какое-либо доказательство искупления его греха, которое позволило бы ей не отказываться от всего состояния.
Бьянка так увлеклась перестановкой ящиков, что не сразу услышала звук приближающихся шагов и спохватилась только тогда, когда краем глаза увидела рядом с собой до блеска начищенные сапоги и бриджи из оленьей кожи. Она вдруг почувствовала безотчетную дрожь и глупое, радостное возбуждение.
– Вы опять выезжали верхом, а значит, хотя бы одному из нас позволено наслаждаться утренними прогулками…
– Буду рад, если однажды утром вы составите мне компанию.
– Думаю, это было бы неразумно. Вы так не считаете? – Бьянка машинально вертела в руках какие-то папки. – Если вы не хотите видеть меня здесь, я займусь документами позже – мне надо выяснить, писала ли моя мать деду после смерти отца с просьбой о помощи.
Верджил подошел к ящикам с другой стороны и тоже опустился на колени.
– Вы говорили, в это время шла война. Кажется, документы за тот период здесь.
Бьянка быстро подошла к указанному ящику и, пошарив, нашла 1814 год.
– Он был работорговцем. Вы знали об этом?
Верджил колебался с ответом, из чего Бьянка заключила, что он ничего не знал.
Виконт стал перебирать бумаги в другом ящике.
– Так многие начинали. Отец лорда Ливерпуля тоже был, рабовладельцем, но одновременно он ратовал за закон, признающий работорговлю незаконной.
– А мой дед боролся за это?
– Не думаю.
– Вот поэтому отец и порвал с ним. В Америке мой отец был активным борцом против рабства. Мы даже собрались перебраться в Филадельфию, подальше от Балтимора с его портом – средоточием работорговли. Однако, в конце концов, отец решил, что его присутствие гораздо полезнее в Балтиморе. – Бьянка потянула за концы веревки, которой были перевязаны две картонные папки с подборкой за 1814 год.
Письмо от ее матери лежало в стопке первым. В ответ на предложение помощи она отвечала Адаму отказом по тем же самым причинам, по которым ее муж никогда не принимал деньги у своего отца.
Он воспользовался последним шансом, чтобы все-таки принудить семейство сына принять его таким, каков он есть: Адам оставил громадное состояние ей, своей внучке.
Бьянка знала, что нужно делать. Однако каким бы правильным, справедливым и благородным ни было ее решение, при мысли о нем ей становилось невыносимо грустно: теперь ей придется лишиться самого главного в ее жизни – мечты об оперной сцене.
– Завещанные мне деньги заработаны работорговлей. Вы оказались правы: это наследство скорее шутка, чем восстановление справедливости. И это шутка Адама.
– Его суда были распроданы очень давно. Большая часть состояния нажита другими путями.
Но все началось с работорговли. Бьянка не могла с этим смириться, как бы ей этого ни хотелось. Совесть склоняла ее к выбору, которого она сама страшилась. Исполнение мечты всей ее жизни казалось таким близким, и вот она по своей воле должна отказаться от нее…
– Я не могу принять этих денег и хочу, чтобы вы распродали все, что возможно. Вырученные средства должны быть использованы на благотворительные цели. Доход с капитала используйте таким же образом.
– Это было бы слишком безрассудным шагом с моей стороны, даже несмотря на вашу настоятельную просьбу. Вы не можете ничего изменить. Ведение ваших дел контролирует суд, и, боюсь, подобные действия там не найдут понимания, тем более что в результате вы останетесь нищей.
– Вы хотите сказать, что принудите меня принять эти грязные деньги?
– Я хочу сказать, что состояние останется неприкосновенным, пока им распоряжаюсь я. Когда право распоряжаться состоянием перейдет к вам, можете делать с ним все, что вам заблагорассудится.
– Превосходно! А пока мне более незачем оставаться в Англии. Я хочу, чтобы вы помогли нам с Джейн вернуться в Балтимор.
– Я не склонен позволить вам сделать это.
– Ваши склонности меня не интересуют.
– Принятое вами решение мне кажется чересчур поспешным, и, возможно, мотивы, которыми вы руководствуетесь, ошибочны. К тому же основная причина вашего приезда и желания уладить дела с наследством до сих пор не потеряла своей актуальности, даже если вы и решили, будто грязные деньги принуждают вас оставить ваше искусство.
– Я ни словом не обмолвилась о том, что отказываюсь от карьеры певицы, но теперь постараюсь найти иной способ осуществить свои намерения, тот, что не противоречит убеждениям моих родителей и принесенной им жертве.
– В таком случае я еще менее расположен оплачивать ваше возвращение назад, в Балтимор.
– Мало того, что меня увезли насильно, теперь я, кажется, еще и ваша заложница. Вы только оттягиваете неизбежное, вызывая мое недовольство и доставляя лишние неприятности себе. Уж если я что решила, то обязательно добьюсь своего.
Верджил вновь принял свой привычный решительный и суровый вид. Бьянка уже знала по опыту, что в таких случаях пытаться переубеждать его бесполезно. Кроме того, сейчас у нее на это не хватало сил – предыдущий день ослабил в ней боевой дух, и Бьянке было не до споров.
Изобразив смирение, она жестом указала на ящики и почла за благо переменить тему:
– Вы нашли что-нибудь относительно вашего брата?
– Я и не искал – ведь все это принадлежит вам.
Бьянка опустилась на колени.
– Давайте поищем вместе. Я помогу вам. Скажите, когда Адам построил Вудли, и они сошлись с вашим братом?
– Шесть лет назад.
– Тогда нам нужно это. – Бьянка подняла увесистую стопку писем и бросила ее на пол.
Верджил быстро взял сверху четыре письма, сел, скрестив ноги, и принялся перелистывать бумаги. Видя, как он поглощен этим делом, Бьянка догадалась: виконт намеренно тянул время, ожидая от нее предложения поискать бумаги.
Она изучила два оставшихся письма.
– Странно. Среди этих писем есть и письма самого Адама.
– Это копии отправленных им посланий. В определенный момент он, вероятно, взял за обычай снимать копии, даже если переписка носила личный характер.
– Письма по большей части касаются строительства Вудли. Судя по их тону, архитектору не позавидуешь. Вы нашли что-нибудь о вашем брате?
– Да, но ничего неожиданного. – Тон Верджила говорил прямо о противоположном. Взглянув на него, девушка заметила, что он хмуро и внимательно изучает одно из писем; вид у него был крайне серьезный и немного печальный.
Выражение его лица, искреннее и открытое, тронуло Бьянку. Глядя на Верджила, она вдруг поняла, что он не только виконт и доверительный собственник, но еще и молодой человек, который никогда не предполагал наследовать титул и все сопутствующие ему обязанности. А по душе ли ему столь неожиданная жизненная перемена, вызванная смертью брата, задумалась Бьянка. Удовлетворение Верджила скорее всего омрачалось чувством вины.
– Можете оставить письма себе, – сказала она. – Возьмите все, что имеет отношение к вашему брату.
Верджил медленно поднял глаза.
– Благодарю вас.
На письмо он больше не взглянул, зато они долго и пристально смотрели друг на друга. Воцарившееся в кабинете молчание угнетало Бьянку. Они были так близко и в то же время так далеко друг от друга! Но вот мелодия самой главной для них песни беззвучно зазвучала в тишине, заполняя собой все окружавшее их пространство.
Бьянка словно бы вновь оказалась среди руин замка, в его объятиях, глядя снизу вверх в его посуровевшее от страсти лицо.
Она была почти уверена, что он вот-вот отбросит в сторону письмо и потянется к ней.
Испугавшись своей мысли и одновременно желая, чтобы это случилось, Бьянка резко вскочила на ноги и, попятившись к двери, неуклюже указала на ящики:
– Я предлагаю вам осмотреть их все. Мы с вами обменяемся: если мне попадутся письма, касающиеся вашего брата, я их отдам вам, и вы сделаете то же самое, если найдете что-то о моих родителях.
Не дожидаясь ответа, она выбежала из кабинета.
– Леклер, – окликнул Верджила мелодичный голос, когда он днем поднимался по лестнице на террасу. Мария Каталани стояла возле открытой двери.
– Мария? Разве вы не поехали верхом?
– Я уже вышла из того возраста, когда тряску на грубом животном почитают за развлечение, caro mio; а что касается руин, в моем краю их предостаточно. А что же вы?
– У меня неотложные дела.
Верджил прошел в гостиную, и Каталани вышла на лестницу.
– Вы идете к себе в studio
type="note" l:href="#n_7">[7]
? Я пойду с вами.
В доме, все самые шумные гости которого уехали на прогулку, было тихо. Каталани неторопливо, словно двигаясь по сцене, шла рядом с Верджилом. За последние несколько лет она располнела и теперь выглядела почтенной женщиной, а ее ранее полный страсти голос поблек. Однако она все еще знала себе цену.
– Благодарю вас за приглашение приехать сюда. Миссис Гастон была так добра, что позволила мне поехать с ней, чтобы за все старания вашей сестры сделать ей маленький сюрприз.
– Узнав, что вы в Лондоне, я подумал, что вы не откажетесь отдохнуть от тягот переезда у нас в деревне. К тому же, как я уже говорил вам, кроме желания сделать Пенелопе сюрприз, у меня имеется еще один скрытый мотив. Мне нужно ваше профессиональное мнение, которое я ценю превыше всего. Что вы думаете о выступлении мисс Кенвуд?
– Она очень талантлива, Леклер.
– Насколько талантлива?
– Мне даже не нужно говорить об этом – это очевидно любому человеку, у которого есть слух и… сердце.
– Однако некоторые в этом понимают больше других.
– Ей, конечно, нужно учиться. На это уйдет время. Ей нужно учить языки, чтобы каждое слово для нее имело особое значение. Но эта девушка умна и все с легкостью освоит. Верхний диапазон у нее довольно ограничен. Ее сильной стороной могут стать партии меццо-сопрано. Она может петь много лет. У нее есть талант, целеустремленность и, что важнее всего, душа. Это находка, Леклер. Вы хотите просить меня взять ее с собой в Милан в качестве своей протеже?
– Ни в коем случае. Напротив, я прошу вас не делать ей подобного предложения.
Решив отказаться от наследства, Бьянка постарается найти другие способы достичь желаемого, и Верджил вовсе не хотел, чтобы этим способом стала его гостья.
Каталани вгляделась в его лицо.
– Кажется, вы не очень довольны моим мнением…
– Признаюсь, я надеялся на менее положительную оценку – это бы все упростило.
Они подошли к двери в библиотеку напротив кабинета, и Мария, склонив голову, снова посмотрела на Верджила.
– Кажется, я понимаю. Вы хотите воспрепятствовать этой девушке идти своим путем, и мой прохладный отзыв должен был стать для вас оправданием. Если вы слышали ее голос, то ваше сердце должно бы подсказать вам, что на это рассчитывать не стоило.
Да, его сердце подсказывало ему это, но он надеялся, что судить здраво ему мешала терзавшая его страсть.
– Она не позволит вам вмешиваться в свою жизнь, caro. Я со всей откровенностью рассказала ей о жертвах, которых потребует от нее профессия, но ее это ничуть не смутило. Это тоже входило в ваши планы? Вы думали, что, поговорив со мной, послушав, что я ей расскажу, она потеряет охоту петь? Я повторяю, она в высшей степени целеустремленная личность. Ее никто не остановит.
– Возможно. Но мой долг – попытаться сделать это.
– Ваш долг? Ах да, понимаю. Вы должны спасти ее. Очень мило и очень по-мужски. Хорошо, что Бог избавил меня от таких спасителей. – Каталани покачала головой и открыла дверь в библиотеку. Не снимая руки с дверной ручки, она обернулась и улыбнулась Верджилу. Ее глаза засверкали, и она сразу помолодела. – Что с вами, Леклер? Где тот пылкий молодой человек, полный юношеских устремлений и страстей, которого я однажды увидела у своей двери с охапкой роз?
Этот мягкий упрек вызвал у Верджила скорее ностальгию, чем раздражение.
– Что ж, жизнь меня изменила, Мария. Долг. Я повзрослел.
– Вот только, судя по всему, этот долг умерщвляет в вас все живое. Надо было подольше держать вас в любовниках – одного лета явно не хватило. Слишком легко вы покорились судьбе.
– Я благодарен и за одно лето. Как помнится, вы не очень-то жаловали юнцов.
Каталани закрыла дверь и прислонилась к стене.
– Как же не увлечься вами – вы так тонко чувствовали музыку! Вы и это растеряли? Стоило ли мне приезжать лишь для того, чтоб подтвердить вам то, что много лет назад было бы для вас таким очевидным? Вы сами теперь не чувствуете?
– Иногда чувствую, и даже с невероятной силой.
– Я рада, caro. Нам нужно дорожить тем, что способно вернуть юношеские мечты, пусть даже на несколько минут.
В конце концов, Каталани раздумала входить в библиотеку, и вместо этого пошла вдоль по коридору к лестнице.
Бьянка сидела на оттоманке, всем телом вжавшись в угол и опустив голову. Даже когда дверь захлопнулась, и голоса отдалились, превратившись в непонятное бормотание, она в наступившей тишине по-прежнему не двигалась, свернувшись в клубок, обхватив колени руками.
Она не могла поверить услышанному. Каталани и Верджил…
Поразительно. Нет слов.
Лицемер!
Немудрено, что он считал всех артисток распутницами и чьими-то содержанками. Похоже, любовниц у него было немало, и все они ждали его после лета, проведенного с Каталани. Возможно, одну из них он мог скрывать в своем северном имении подобно тому, о чем говорила Шарлотта. Имение отдаленное, никто никогда и ничего бы не узнал.
Бедная Флер.
Негодяй!
А вчера утром, среди руин… Это, безусловно, проливает на все свет и придает случившемуся совсем другой, неприятный оттенок. Он хищник, подумала Бьянка, и держит ее рядом из самых низких побуждений. Он может… Он может быть опасен.
Тишина за дверью указывала на то, что Верджил и Каталани ушли. Еще немного помедлив, Бьянка подняла голову и попыталась осмыслить вещи по-новому, с учетом услышанного.
Она больше не станет винить себя за вчерашнее, что делала до этого отчасти из-за Флер, отчасти из-за того, что нравственное падение Верджила казалось ей случайностью, необъяснимой потерей власти над собой. Раз он не был святым в юности, то, скорее всего, не стал им и в более зрелые годы. Теперь, после того, что она услышала, его поведение вполне объяснимо. Конечно, хорошо бы обвинить во всем его одного, но уступчивость, которую она тогда проявила, не позволяла ей этого сделать. Прекрасно! Тогда виноваты оба.
Или нет. Это как посмотреть.
Бьянка вообще не хотела обвинять кого бы то ни было. Объятия, поцелуи – все это так прекрасно! Они дали ей почувствовать неизвестную доселе близость и тесную, казавшуюся неразрывной таинственную связь с Верджилом. Вот почему в его присутствии так бешено билось ее сердце. Она надеялась получить какое-то доказательство, намек на то, что и он почувствовал эту невидимую связь, рожденную вспышкой страсти.
Бьянка прикрыла ладонью глаза и застонала. Подобный опыт мог вознести ее к небесам, но вряд ли он был способен глубоко затронуть сердце такого мужчины, как виконт Леклер. Сама великая Каталани стала когда-то его любовницей. Разумеется, несколько поцелуев и нескромных прикосновений к неискушенной в любви девушке ничего не значили для него.
Вот и ей тоже нужно все забыть, тем более что виконт явно этого хотел.
Но как сделать это, если сердце не слушалось ее? Взгляд виконта преследовал Бьянку, она заново переживала волнующее волшебство его объятий. В тот миг ее сердце переполняли радостные надежды, от которых ей хотелось петь, но они тут же разрушились в прах, уступая место разочарованию и грусти.
На глаза девушки навернулись слезы. Бьянка вздохнула и выпрямилась. Ей трудно было узнать прежнюю Бьянку в этом печальном, сбитом с толку существе, которым она стала. И не пора ли вновь обрести себя, вспомнить собственные неукоснительные правила поведения в жизни.
Она обязательно сделает это, найдет верный путь и придумает, как заставить Верджила отослать ее, но на сей раз в Балтимор. Теперь ее отъезд стал делом окончательно решенным. Даже подумать немыслимо, что еще десять месяцев ей придется жить рядом с мужчиной, который, сожалея о своем поведении, желает лишь одного – держаться от нее на расстоянии.
Ей нужно принять срочные меры, совершить что-то скандальное, что не могло бы оставить Верджила равнодушным.
Решение лежало на поверхности. Только узнав о ее связи с другим мужчиной, Верджил перестанет обвинять себя и составит окончательное мнение на ее счет. Несмотря на все его любовные связи даже с такими женщинами, как Каталани, он, как заботливый брат, не может позволить одной из его «каталани» жить рядом с Шарлоттой.
Кого бы выбрать для этой цели? Найджел не подойдет – Верджил может вызвать его на дуэль. Данте?
Бьянка вдруг почувствовала себя почти как день назад: новый план отвлек ее от переживаний, терзавших сердце.
Да, Данте как раз то, что надо. Вряд ли этот распутник разочарует ее.
На следующий день гости расположились на берегу озера, наслаждаясь послеполуденным отдыхом. С собой в экипаже они привезли книги, альбомы для рисования и множество зонтиков от солнца для дам. Данте с Корнеллом Уидерби сняли сапоги, стянули носки и вошли с удочками в воду.
Когда Данте вышел из озера и принялся сушить промокшую одежду, Бьянка, перехватив его взгляд, улыбнулась ему.
Надев сапоги, он сразу же подошел к ней. Бьянке никогда не приходило в голову, что мужчины так легковерны. Если бы Данте не слыл распутником и завзятым волокитой, ее, пожалуй, мучила бы совесть.
Данте сел рядом.
– Вы не рисуете?
– Я этому не училась. У меня совсем другое воспитание.
Девушка заметила, что Верджил поднялся со своего места и отправился бродить по лесу. Это словно бы послужило особым знаком гостям: они тоже зашевелились. Пен и Каталани, загораживаясь зонтиками, направились к Флер.
– В такую теплую погоду вода в озере, должно быть, освежает, – проговорила Бьянка. – Завидую вам.
Данте красноречиво посмотрел на нее из-под опущенных век, и Бьянка поняла: он вспомнил, как она купалась в день его приезда. Это лишний раз напомнило ей, что она ввязалась в опасную игру, в которой всегда следовало держаться настороже.
– Я устала сидеть. Пойду лучше пройдусь, – объявила она.
– Вы позволите вас сопровождать?
– Это очень любезно с вашей стороны.
Тропа, пролегавшая сквозь кустарник, образовывала большой круг, и Бьянка повела Данте в противоположном от Верджила направлении.
– Вы завтра уедете со всеми? – спросила она.
– Нет, наверное, останусь еще на несколько дней.
– Шарлотта говорит, вам скучно в деревне.
– Благодаря вам мое нынешнее пребывание здесь я не могу назвать скучным. А как вы? Надеетесь найти себе развлечение в Леклер-Парке в течение последующих месяцев?
– Признаюсь, я в этом не уверена. К счастью, Пен говорила о скорой поездке в Лондон: Шарлотта должна подобрать себе гардероб для светского сезона.
– Я непременно буду там, когда вы приедете.
Наконец они очутились у подножия низкого холма, где рядом с озером раскинулась поросшая цветами полянка. Кругом росла высокая трава, а по бокам тропы возвышался кустарник.
– Смотрите! Колокольчики! Помогите мне спуститься – я хочу их сорвать.
Молодой человек изо всех сил старался угодить ей. Бьянка опустилась на колени и стала собирать благоухающие цветы.
Оглядевшись и никого не увидев вокруг, Данте присел рядом.
Бьянка вгляделась в заросли высокого кустарника, за которыми скрывалась тропинка. Она ждала, не мелькнут ли из-за них темные волосы Верджила: по ее расчетам, он скоро должен был пройти мимо.
– Вы так хороши на фоне этих синих цветов, мисс Кенвуд. Они подчеркивают голубизну ваших глаз.
– Зовите меня Бьянкой.
У Данте был вид человека, к которому фортуна наконец повернулась лицом.
Верджил все не появлялся.
– Я польщен, что вы нынче позволили мне сопровождать вас, поскольку беспокоился, что мое поведение в библиотеке рассердило вас и напугало.
– Не рассердило, но, признаюсь, немного напугало, это правда.
– Подобная реакция естественна для невинной девушки. Мой поцелуй представляется вам неуместным, но вы были так прекрасны, что я не смог побороть искушение.
– Не нужно извинений – я вовсе не чувствую себя оскорбленной, хотя и была несколько удивлена. Этим объясняется моя излишняя резкость.
– Следует ли мне считать ваши слова поощрением моих ухаживаний и уверением в том, что они найдут отклик в вашем сердце?
Подобная фраза была бы более естественной в устах Верджила, однако виконт не произнес ни слова перед тем, как поцеловать ее. Мужчин порой так трудно понять!
– Это зависит от ваших намерений.
– О, они совершенно благородны, Бьянка, уверяю вас!
Данте не прикоснулся к ней, он даже не придвинулся ближе. Какого же еще поощрения нужно распутнику и волоките? Бьянка бросила тревожный взгляд в сторону тропинки.
– Надеюсь все-таки, их благородство не чрезмерно.
Данте улыбнулся – на его лице попеременно отражались удивление и восхищение. И, тем не менее, он так и не сдвинулся с места. Откуда взялась у него эта внезапная скованность?
– Вы даже вообразить себе не можете, как я счастлив. А теперь не пора ли нам возвратиться к остальным…
Бьянка не верила своим ушам.
– Я пока не хочу возвращаться и лучше побуду здесь с вами.
– Весьма польщен, Бьянка, но…
– Я хочу, чтобы вы попросили у меня поцелуя. Вы сказали, что попросите его, а я не откажу вам, и… вы были правы. Я не откажу.
В явном замешательстве, не зная, как поступить, Данте оглянулся вокруг. Они были совершенно одни. Бьянка тоже осмотрелась, и ей, наконец, показалось, что она увидела между веток темные волосы.
– Все же будет лучше, если мы немедленно уйдем, – внезапно сказал Данте.
Что ж это за распутник, если он ведет себя как образец добродетели и именно в то время, когда от него требуется возмутительный, скандальный поступок? Она сказала ему об этом открытым текстом! Несколько секунд спустя Верджил окажется на вершине холма, и что же он увидит? Ничего.
Темные волосы приближались. Такого случая может уже больше не представиться.
«Да поцелуй же ты меня, идиот!»
Данте поднялся с колен, протянул Бьянке руку… И тут она неожиданно набросилась на него. Молодой человек повалился на спину и инстинктивно обвил ее руками.
– Мисс Кенвуд…
Бьянка изо всех сил прижала Данте к земле, и тот, ничего не понимая, крепко вцепился в нее. Дальше все пошло на лад: изумление на лице Данте уступило место желанию.
– Ну ладно, милая, если ты так настаиваешь. – Он поднял ее голову, чтобы поцеловать.
Но их губы так и не встретились, ибо с холма с диким ревом на них набросилось нечто, напоминавшее взбесившегося зверя. Сильная рука схватила Данте за шиворот и оттащила его от Бьянки; пронзительные синие глаза впились в сбитого с толку и ошарашенного повесу.
– Я ведь предупреждал тебя, – прорычал Верджил и ударом кулака сбил Данте с ног.
Потом он бесцеремонно поставил Бьянку на ноги и начал стряхивать с нее траву, прилипшую сзади к ее платью, причем с такой силой, что это скорее напоминало удары розгами.
Девушка виновато посмотрела на Данте – она никак не ожидала от Верджила столь бурной сцены. Потом она бесстрашно повернулась лицом к виконту: ее глаза вызывающе сверкали, в то время как Верджил еле сдерживал душившую его ярость.
Данте с трудом поднялся на ноги.
– Вот дьявол, – пробормотал он.
– Именно, – подтвердил Верджил.
Чувствуя, что окончательно сбита с толку, Бьянка стояла неподвижно, в недоумении переводя взгляд с одного на другого.
Верджил, гневно покачав головой, отошел в сторону, и тогда Бьянка проследила за взглядом Данте.
О Боже!
С вершины холма за ними наблюдали из-под зонтиков Флер, Пен и Каталани.
– Послушай, она буквально набросилась на меня. Я предложил ей руку, чтобы подняться, и в следующий момент уже очутился распростертым на земле, под ней.
Данте расхаживал взад и вперед перед окном кабинета и выглядел не менее возбужденным и взволнованным, чем Верджил. Сам виконт не выходил из-за стола, потому что, приблизившись к брату менее чем на десять шагов, боялся не сдержаться и снова ударить его.
– Ты хочешь, чтобы я поверил твоим россказням, будто мисс Кенвуд набросилась на тебя, уложила на лопатки, да так, что ты не мог вырваться, и потом чуть не задушила в своих объятиях? Чепуха!
– Да послушай же меня! Я сижу на коленях, собираюсь подняться; и тут она предложила мне поцеловать ее, на что я, заметь, не решился. И вдруг она на моих глазах превращается в львицу и…
– Ты был сверху!
– А вот это, конечно, объяснить не так-то просто. Все случилось слишком стремительно. Ее поведение меня крайне удивило. Откровенно говоря, я просто шокирован. Ничего подобного не припомню.
– По тебе не скажешь, что ты боялся потерять невинность.
– Она так настаивала, а ведь я как-никак все же мужчина!
Да уж, слишком живой. У Верджила руки чесались еще разок наподдать Данте как следует, а потом схватить Бьянку Кенвуд и, перегнув через колено, высечь.
– Ничего не поделаешь, – проговорил Данте. – Ведь дамы видели.
– Если я узнаю, что ты намерен сэкономить время, как предлагал мне тут на днях, я…
– Не понимаю, что тебя так бесит – ты ведь этого и добивался. Я должен жениться на девушке весьма свободного нрава и…
– Свободного нрава?
– Если она так бесстыдна со мной, то это волей-неволей приходит на ум.
Да, Верджил тоже об этом подумал. Кому еще знать, как не ему, что всего два дня назад она целовалась с другим. И все же это только отчасти объясняло злость виконта: вид обнимающихся Бьянки и Данте привел его в бешенство, и он до сих пор не мог успокоиться.
Бьянка знала, что подобное нескромное поведение влечет за собой самые серьезные последствия. Верджил растолковал ей это не далее как два дня назад. Как же она могла проявить такую неосторожность?
И правда, как?
Верджил бессильно опустился на стул и задумался. Он пошел прогуляться, за ним последовали Бьянка с Данте. Должно быть, вскоре и дамы отправились на прогулку. Пен с остальными нагнали его лишь потому, что он остановился кое-что обдумать. Думал он о Бьянке, если уж на то пошло, и…
И тут все встало на свои места. Она устроила это намеренно, она хотела, чтобы он застал их! Расчет на то, чтобы вызвать в нем ревность? В этом она, бесспорно, преуспела. И все же ввести его в заблуждение ей не удалось: ему ясно, что все случившееся ею подготовлено заранее. Женская месть за то, что произошло среди руин? Декларация независимости и демонстрация безразличия после того, как она заметила, что он следит за ней? Пытаясь это делать незаметно, он, вероятно, чем-то выдал себя. Проклятие!
– В одном ты прав, Вердж. Ее придется держать в строгости. Мне не важно, что там у нее в прошлом, но я не позволю ей заводить любовников после свадьбы, и она должна понять это. – Слова, срывающиеся с вытянувшихся в тонкую ниточку губ Данте, способны были пристыдить самого епископа.
– Ты собираешься диктовать ей линию поведения?
– Я не позволю делать из себя дурака.
– Данте, ты сделал дураками половину палаты лордов, и теперь тебе кажется, что молодая женщина легко позволит проповедовать ей нравственные принципы?
– У мужа есть свои права, а у меня репутация, которую должно принимать во внимание. Несмотря на некоторые сомнения относительно ее девичьей чести, что, бесспорно, является результатом недосмотра за ней, она милое и уступчивое создание.
Уступчивое?
– Ты просто поражаешь меня.
– Что до моих собственных похождений то, надеюсь, она о них ничего не узнает.
– О них знает весь Лондон.
– Она влюблена в меня – это ясно как день. В глубине души эта девушка все еще наивный ребенок, и я не сомневаюсь, что она примет любые правила, которые я ей выставлю. Она покорится мне.
Наивный ребенок? Покорится?
Верджил недоверчиво покачал головой. Данте всем видом изображал главу семьи, для которого супружеская привязанность и покорность уступчивой, наивной жены не подлежала сомнению, но…
На это нет ни малейшей надежды.
– Если не обращать внимания на особенности ее характера, проявившиеся в последнем поступке, можно считать, что все сложилось удачно Я, конечно, возьму вину на себя, но она сыграла нам на руку.
Конечно, она сыграла на руку. Верджилу бы торжествовать, но мысль о том, что должно последовать за этим, вызывала в нем отвращение.
– Где она сейчас?
– У себя. Пен всех собрала в библиотеке и пытается делать вид, будто ничего не произошло. Остальные ничего не знают, но правда все равно вылезет наружу. Я тотчас поговорю с ней и попрошу ее руки.
– Мы вместе поговорим с ней. Возможно, потребуются уговоры.
– Не могу себе этого представить. Правила игры всем известны.
Да, они известны всем, вот только Бьянка не выказывала ни малейшей склонности играть именно по этим правилам.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Праведник поневоле - Хантер Мэдлин



Слишком много имён, пока вспомнишь про кого именно идёт речь то вообще заьудешь смысл прочитанного. Грубо говоря история про гг и гг-ю неплохая. Но перенасыщина разными событиями которые впринципи не нужны. 6 из 10
Праведник поневоле - Хантер МэдлинИрина
15.05.2015, 14.35





Замечательный роман, сюжет захватывающий и интригующий , наполненный страстью и ожиданием развязки интриги. ГГ герои замечательные, целеустремленные и страстные натуры. Все в этом романе к месту, ничего лишнего, от начала и до счастливого завершения этой истории было прочитано мной с неподдельным интересом 10-10!
Праведник поневоле - Хантер МэдлинJulija
17.05.2015, 15.13





отличный роман! главные герои оба умнички. сюжетная линия не однообразна и интересна. 10
Праведник поневоле - Хантер МэдлинЖеня
22.05.2015, 21.12





Роман и не плох, но читала долго меня не впечатлил
Праведник поневоле - Хантер МэдлинЭля
25.05.2015, 17.24





Поставлю 7 баллов.герой понравился.но героини которые отказываются выйти замуж, выделывается очень сердят.очень.
Праведник поневоле - Хантер МэдлинЛилия
16.07.2015, 23.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100