Читать онлайн Шарм одиночества, автора - Хантер Кэти, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шарм одиночества - Хантер Кэти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.35 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шарм одиночества - Хантер Кэти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шарм одиночества - Хантер Кэти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хантер Кэти

Шарм одиночества

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Стив и Том замерли в ожидании команды Моники, лежа на обитых кожезаменителем скамьях тренажеров. Их руки сжали рукояти штанг, на каждой из которых был установлен груз в пятьдесят килограммов. Монике было не по силам поднять такую тяжесть, она могла одолеть пока только двадцать.
— Вы готовы? — спросила она. — Тогда начинайте! Упершись ногами в пол, мужчины стали выжимать штанги. После пяти жимов темп их движений упал, после десяти оба атлета уже тяжело дышали и делали долгие паузы между упражнениями. Было видно, что они устали.
— Соберитесь, мальчики! Покажите, на что вы способны! — подбодрила их Моника.
Спортсмены оживились и стали работать в хорошем и ровном темпе. Однако заряда их бодрости хватило ненадолго. Первым стал сдавать Стив. Он сильно вспотел и не выжимал вес до конца. Том оказался более выносливым, однако тоже громко пыхтел. На руках обоих вздулись вены, лбы вспотели. И вскоре уже ни один из них не мог поднять штангу на длину вытянутых рук. С шумом выпуская воздух сквозь сжатые зубы, они упрямо продолжали соревноваться, не желая ударить в грязь лицом перед Моникой.
— Еще по три жима, и довольно, — сказала она.
Но Стив окончательно выбился из сил и, уронив руки, расслабился, пытаясь восстановить ровное дыхание. Том сделал два жима и тоже сдался.
— Все равно вы оба молодцы, — похвалила мужчин Моника. — Победил, однако, сегодня Том.
Победитель просиял. Его майка, промокшая насквозь, прилипла к животу, грудь часто вздымалась. Моника окинула Тома умиленным взглядом и, встав с ним рядом, добавила:
— А сейчас ты получишь приз!
Она наклонилась и, взявшись руками за резинку его черных лайкровых штанишек, стянула их с его бедер. Том слегка приподнял зад, облегчая ей работу, и освобожденный от эластичной материи удавчик шлепнулся об скамью своей головкой. Моника осторожно взяла это чудо природы двумя пальцами — богатырский пенис ожил и начал стремительно увеличиваться в размерах. Моника наклонилась еще ниже и поцеловала головку.
— Это твоя награда! — сказала она, сжимая пенис в руке и поглаживая второй объемистую мошонку.
Колоссальный мужской причиндал окреп, наполнившись самодовольством, и предстал перед ней во всей своей жутковатой дикой красоте. Даже в спокойном состоянии под трусами он будоражил воображение Моники. Впервые заметив эту штуковину, она решила, что это оптический обман, результат игры света и тени. Потом, приглядевшись, Моника подумала, что член Тома постоянно находится в полувозбужденном состоянии. И только теперь ей стало ясно, что она заблуждалась: Том действительно был наделен уникальным половым аппаратом.
Пальцы Моники невольно сжали толстый ствол пениса, увитый синими жилами, и она ощутила в них пульсацию. Стив сел на своей скамейке и стал наблюдать за действиями Моники с живым интересом. Том приподнял голову и внимательно смотрел, как она ловко управляется с его горделивым петушком. Судя по надменному и самодовольному выражению его лица, он уже привык к тому, что женщины теряют самообладание, дотрагиваясь до его фаллоса. Моника тоже не стала исключением из этого правила. Она наклонилась и, раскрыв рот, начала сосать лиловый леденец, как голодный младенец. Разумеется, он не мог поместиться в ее оральной полости целиком, однако помещался наполовину. Она подразнила головку языком и, почувствовав солоноватый привкус, сжала ствол обеими руками и стала сосать, как помпа.
Стив пришел в волнение, Моника слышала, как он лихорадочно раздевается, не в силах лицезреть эту картину спокойно. Очевидно, у него тоже началась эрекция. Однако все свое внимание она должна была уделить победителю соревнования. Ускорив темп своих кивков, она стала активнее работать руками. Фаллос задергался, разбух у нее во рту до невероятных размеров и наконец исторг семя.
Одновременно с эякуляцией Том издал протяжный вопль и, блаженно вздохнув, закрыл глаза. Моника распрямилась и, переведя дух, пощекотала кончиками пальцев мошонку. Петушок ожил, она облизала головку — и тотчас же у Тома снова наступила эрекция. Не теряя зря времени, Моника стянула с себя трико и уселась на фаллос верхом.
Стив подбежал к скамейке, на которой лежал Том, и встал так, чтобы Моника видела и его возбужденный пенис. Конечно же, он уступал фаллосу Тома своими размерами, однако был бодр и рвался в бой. Моника сжала его в руке и, держась за него, наконец окончательно опустилась на бедра Тома. На мгновение свет померк в ее глазах и ей показалось, что конец члена застрял у нее в горле. Издав утробный стон, она заерзала на чреслах Тома, поглядывая на Стива. Он смотрел на нее вполне благожелательно. Она сильнее стиснула его стручок в руке и потянулась к головке. Стив понял намек и моментально засадил член ей в рот по самую мошонку.
Пронзенная, словно муха иголкой, фаллосом Тома снизу, Моника не потеряла самообладания, а, напротив, пришла в неописуемую экзальтацию. Ритмично кивая головой, она стала прыгать на бедрах Тома, издавая сдавленные чувственные стоны. Головка пениса Стива начала пульсировать у нее во рту. Он спросил:
— Тебе хорошо?
— Угу, — промычала Моника, не вынимая изо рта его орган.
Стив немедленно кончил, его семя потекло по губам и подбородку Моники…
…Мелодичный голос бортпроводницы, возвестивший пассажирам, что самолет начинает снижаться над Мадридом-, прервал этот эротический сон. Моника открыла глаза и посмотрела в иллюминатор. С высоты город походил на огромный игрушечный поселок с прямыми чистыми улицами, за окраинами которого начинались бескрайние коричневые поля, обрамленные пиками гор. В полуденной дымке они походили на таинственных призраков.
Моника добралась из аэропорта до гостиницы на такси. Прежде чем подняться в свой номер, она зашла в бар и выпила большой бокал холодного тоника. Швейцар в ливрее услужливо донес до номера ее багаж и, получив на чай пятьсот песет, ретировался. Как только дверь захлопнулась за ним, Моника распаковала чемоданы и прилегла на кровать.
Было пять часов пополудни. На восемь часов вечера был назначен прием, на котором она надеялась увидеть какие-нибудь знакомые лица. Сладко зевнув, Моника уснула и проспала до семи часов, потом пошла в ванную и приняла душ.
После этого Моника развесила в шкафу платья и, окинув их задумчивым взглядом, надела то, в котором прилетела, — темно-зеленое, почти в обтяжку. Платье сидело на ней чудесно, это подтвердил тщательный осмотр собственной фигуры, произведенный в ванной с помощью двух зеркал. Месяц регулярных занятий в тренажерном зале принес положительные результаты. Если раньше Моника чувствовала себя в этом наряде несколько стесненно, то теперь ей было в нем вполне удобно и комфортно, да и внешне платье смотрелось на ней значительно лучше.
Усевшись за туалетный столик, Моника не торопясь сделала макияж, надела простенькие, но миленькие серебряные серьги и слегка подушилась духами. Комната наполнилась знакомым ароматом, настроение у Моники сразу улучшилось, и она мысленно отметила, что уже давно не ощущала такой бодрости и уверенности в себе.
В банкетный зал она пришла в начале девятого, но, к своему немалому удивлению, обнаружила, что он почти пуст. Точность, присущая англичанам, никогда не была в почете здесь, в Испании, она считалась чем-то странным и непонятным, как игра в крикет. Официанты, превышающие своим числом количество уже пришедших гостей, выстроились в шеренгу вдоль столов с закусками, надежно перекрыв к ним все подходы. Моника огляделась по сторонам, высматривая знакомых, но так никого и не заметила. Приглашенные разбились по маленьким группам и тихо беседовали с самым непринужденным видом. Моника терпеть не могла знакомиться с людьми, которые ей были совершенно неинтересны, но этого сегодня ей было не избежать. Она протиснулась мимо официантов к буфету, взяла себе бокал слабенького белого вина и подошла к стоявшим чуть поодаль женщине среднего возраста и мужчине лет двадцати пяти.
— Привет! — воскликнула на американский манер незнакомка. — Меня зовут Керри, а это мой муж Чак.
— Рада с вами познакомиться, — сказала Моника и представилась.
— Здесь не слишком-то весело, не правда ли, Моника? Полагаю, что еще не все участники конференции прилетели, — промолвила американка, сверля ее пытливым взглядом. Одета она была строго и со вкусом — в темно-серый костюм и белую блузу — и вполне могла бы сойти за уроженку какой-нибудь южно-европейской страны, если бы не ее коротко подстриженные белокурые волосы, светлая кожа и сильный североамериканский акцент.
Пока Керри беседовала с Моникой, повернувшись к мужу спиной, тот растерянно переминался с ноги на ногу, не решаясь встрять в разговор. Монике стало его жалко, и она спросила:
— Вы тоже юрист?
— Нет, — ответила за мужа Керри. — Он сопровождает меня. А вас не было на прошлогодней конференции, — добавила она.
— Верно. Все было так же скучно? — спросила, в свою очередь, Моника.
— О да! В какой гостинице вы остановились?
— «Сан-Исидро».
— В самом деле? И я тоже.
Было несколько странно слышать от нее местоимение "я", а не «мы». Керри смотрела на мужа как на пустое место и даже не пыталась вовлечь его в разговор. Видимо, супруги давно уже перестали замечать друг друга.
— Вы и прежде останавливались в этой гостинице? — спросила Моника.
— Да, я останавливаюсь там всегда, когда прилетаю в Мадрид, — сказала, энергично кивнув, американка. — Там такие забавные швейцары!
— Жаль только, что все они чуточку староваты, — с улыбкой добавила Моника. — Пока один из них нес мои чемоданы, я все время волновалась, как бы его не хватил удар.
Чак вертел головой, видимо, высматривая кого-то среди публики. Не обращая на него внимания, Керри продолжала:
— Рекомендую вам познакомиться с Антонио. Он очень предупредителен. Вы сами это поймете, когда его увидите.
Чак обернулся и выразительно посмотрел на жену. Та ответила ему невозмутимым пристальным взглядом. Монике стало как-то не по себе. Некоторое время все трое стояли молча. Народу в зале заметно прибавилось, но никаких знакомых лиц Моника так и не заметила. Разговор с американцами явно не клеился, но найти здесь других собеседников она не надеялась, поэтому вынуждена была довольствоваться этой странной парочкой.
— Так чем же вы все-таки занимаетесь, Чак? — спросила Моника.
— Работаю в одной нефтяной компании, — ответил он.
— Компания принадлежит его брату, — добавила Керри.
Чак натянуто улыбнулся, но не стал развивать эту тему, чувствуя себя не так уверенно, как его супруга. Очевидно, он относился к тому типу мужчин, которые ощущают себя подростками и в зрелом возрасте. Возможно, он женился, чтобы уйти из семьи, в которой доминировал его старший брат, но и ранний брак не прибавил ему уверенности.
— Не выпить ли нам чего-нибудь освежающего? — сказала Керри. — Чак, поухаживай за Моникой. Что вы предпочитаете пить в это время суток?
— Джин с тоником, — сказала Моника.
Чак забрал у нее пустой бокал и пошел к буфету.
— Вы кого-нибудь здесь знаете? — понизив голос, поинтересовалась американка у Моники.
— К сожалению, никого. А вы? — спросила Моника.
— Я знаю Рода, вон того импозантного мужчину, который стоит по левую руку от вас с бокалом вина. Он был здесь в прошлом году. Нет, не этот, а другой, в пестром галстуке!
— И что он за человек? — спросила Моника, разглядывая Рода.
— Так себе, ничего особенного, — с сожалением ответила Керри.
В это время подоспел Чак, в руках он держал поднос с наполненными бокалами. Моника взяла один из них и, пригубив, сказала:
— Пожалуй, я немного погуляю по залу. Может быть, встречу кого-то из своих старых знакомых. Еще увидимся!
— Желаю вам приятного вечера, — сказала Керри и многозначительно подмигнула ей.
Моника побродила среди групп гостей, обменялась с некоторыми из них малозначительными фразами, однако так ни с кем и не разговорилась. Тем временем Керри подошла к Роду и стала с ним о чем-то оживленно беседовать. Чак по-прежнему молча стоял с ней рядом, с тоской озираясь по сторонам. Моника подумала, что, будь она на его месте, она бы не поехала в эту поездку. Очевидно, он чувствовал себя белой вороной среди множества людей, объединенных профессиональным интересом.
В конце вечера Моника снова подошла к странной американской супружеской паре.
— Кажется, пора и честь знать, — сказала она Керри.
— Так или иначе, мне здесь осточертело, — ответила та. — Не поехать ли нам в какое-нибудь другое место, туда, где повеселее?
Время близилось к полуночи, но в отель Монике возвращаться совершенно не хотелось, хотя здравый смысл и подсказывал ей, что перед открытием конференции следует выспаться. Керри предложила отправиться в один уютный бар, все трое взяли такси и отправились на нем на другой конец города. По тротуарам прогуливалась хорошо одетая публика, улицы были забиты машинами. Ночью Мадрид оживал. В баре яблоку негде было упасть. Чак отправился к стойке за выпивкой, а Керри, воспользовавшись его отсутствием, шепнула Монике:
— Как тебе вон тот парень в джинсах и тенниске, что стоит возле бара? Симпатичный брюнет, не правда ли? Настоящий испанский мачо!
— Да, он довольно-таки милый, — покосившись на незнакомца, сказала Моника.
— Может быть, пригласим его к нам в отель? — спросила Керри.
— Вряд ли эта идея придется по вкусу Чаку! — воскликнула Моника и рассмеялась.
Керри невозмутимо посмотрела на Монику и будничным тоном произнесла:
— Он не станет возражать, ему это не внове.
— Вы не шутите? — спросила Моника.
— Нет, я говорю вполне серьезно, — сказала американка. — Это его заводит. Ты шокирована?
— Нет. А что, похоже?
— Да, немного, — кивнула Керри. — Успокойся, милочка. Такое случается на каждом шагу. И у вас в Англии тоже. — Она совсем по-свойски пожала Монике руку.
— Да, конечно, — подхватила Моника, — просто иногда люди…
— Ради Бога, только не надо ничего мне объяснять! Я сама могла бы прочесть лекцию на эту тему. Все-таки я американка!
В этот момент вернулся, неся бокалы в руках, Чак, и разговор прервался. Моника старалась на него не смотреть, опасаясь, что он что-то прочтет в ее взгляде. Ей стало ясно, что его покорность имеет сексуальную подоплеку. Видимо, ему была привычна роль раба, в то время как Керри взяла себе роль его госпожи. Бесцеремонность американки несколько смущала Монику, однако ей хотелось узнать об этой женщине больше. И не столько из желания расширить свои познания о формах человеческого общения, сколько из чисто женского любопытства. Ей было интересно, как далеко может зайти в своем самоуничижении Чак, когда она окажется в интимной ситуации.
— Тебе доводилось раньше бывать в этом баре? — спросила Керри у Моники.
— Нет, я здесь впервые, — ответила та, испытывая неловкость за собственные мысли о сексуальной жизни едва знакомых ей людей. Раньше подобная блажь никогда не приходила ей в голову. И теперь от смущения щеки ее стали пунцовыми.
— В таком случае тебя ждет много интересного, — многозначительно сказала американка.
Разговор перешел в нормальное русло, и Моника даже подумала, что она неверно истолковала слова Керри. Если Чак помалкивал во время разговора женщин, то это еще не означало, что он застенчив. Возможно, что он скрытен по своей натуре или же просто устал. Они выпили еще по бокалу, однако ни один из столиков так и не освободился, а стоять весь вечер возле стойки никому не хотелось.
— Который час? — наконец спросила у нее Керри.
— Без десяти минут час ночи, — ответила Моника. — Завтра в девять мне нужно быть на заседании. Не пора ли нам возвратиться в гостиницу?
— Да, пожалуй, — согласилась Керри.
Вернувшись в отель и забрав у портье ключи от номера, Моника попрощалась с американкой и уже было направилась к лифту, когда Керри, взяв ее за локоть, шепнула:
— Давай выпьем по рюмочке на сон грядущий! Здесь чудесный бар, а спать мне совершенно не хочется.
Несколько осоловев от выпитых спиртных напитков, Моника позволила американке уговорить ее и согласилась на скорую руку пропустить по порции виски. Кресло, в которое она плюхнулась в гостиничном баре, было таким удобным, что ей не хотелось шевелить ни ногой, ни рукой, не говоря уже о том, чтобы дотянуться до столика, стоявшего перед ней. Керри и Чак о чем-то поговорили между собой, после чего Чак повернулся и вышел из бара.
— Ему захотелось принять душ, — пояснила Керри, садясь в кресло напротив Моники и закидывая ногу на ногу.
К ним подошел официант. Увидев его, Керри расплылась в улыбке:
— Антонио! Как я рада снова тебя видеть! Значит, ты по-прежнему здесь работаешь?
— Да, мадам, к сожалению, — с заметным испанским акцентом ответил официант.
— Ах, Антонио, здесь совсем неплохо! Или ты недоволен своими клиентами? — проворковала Керри, лаская его взглядом.
— Ах, если бы только все они были такими, как вы, мадам! — мечтательно закатив к потолку глаза, ответил официант.
— Мне приятно это слышать от тебя, Антонио! Принеси нам с коллегой два бокала виски, лучше всего «Шивас ригал».
— Будет исполнено, мадам!
Он отошел к стойке выполнять заказ, и Моника спросила:
— Это о нем вы мне говорили?
— Да, именно о нем. Он такой славный!
— Он вас помнит!
— Еще бы! — Керри вздохнула и погрузилась в какие-то личные воспоминания.
Антонио вскоре вернулся и аккуратно поставил бокалы с виски на бумажные подставки. Керри поднесла бокал к губам, отпила из него и сказала:
— Твое здоровье, моя дорогая! — Не дав Монике ответить, она спросила:
— Скажи откровенно, что ты думаешь о нас с Чаком?
Моника захлопала глазами, ошарашенная таким прямолинейным вопросом.
Керри расхохоталась.
— Хорошо, я дам тебе подсказку. Не кажется ли тебе, что между нами какие-то странные отношения?
Моника сделала большой глоток, пожевала губами и сказала:
— Да, пожалуй. По-моему, вы настолько наскучили друг другу, что даже не хотите разговаривать.
— Любопытное суждение! — сказала, вскинув бровь, американка. — Продолжай!
— И еще мне показалось, что Чак во многом от вас зависим, не так ли?
И на этот раз ее ответ поразил Керри.
— Да, это абсолютно верно! — призналась она. — В наших отношениях мне отведена главенствующая роль. Ты понимаешь, на что я намекаю?
— Да, понимаю, — сказала Моника, чувствуя, что американка имеет в виду сексуальную сторону их отношений, но не испытывая особого желания углубляться в интимную сферу супружеской жизни.
— Я подразумеваю, разумеется, секс, милочка, — продолжала говорить неуемная американка. — В этом смысле я всегда доминирую. Ты поняла намек?
— Я знаю, что означает «доминировать», — кивнула Моника, начиная злиться. Несомненно, Керри рассчитывала смутить ее своими откровениями, но Моника решила не доставлять ей такого удовольствия и поэтому отвечала нарочито спокойно. — Надеюсь, что сексуальные игры доставляют вам много радости, — сказала с улыбкой она.
— А вам никогда не хотелось внести в свою интимную жизнь некоторое разнообразие? — спросила Керри.
Моника улыбнулась, вспомнив свой недавний экспромт в душевой спортивного комплекса, и ответила:
— Вы разговариваете со мной как с неопытной школьницей!
Керри расхохоталась:
— Я не хотела тебя обидеть, душка! Просто мне стало интересно, насколько ты раскованна в сексе. Как известно, вы, англичане, очень консервативны и порядочны на людях. Но я подозреваю, что, оказавшись в спальне, все вы тотчас же переодеваетесь в кожаные доспехи и начинаете лупить друг друга плетками и хлыстами.
— К сожалению, у меня вообще нет одежды из кожи, разве что обувь, — с невинным видом ответила Моника.
— Что ж, для начала и это неплохо, — с улыбкой произнесла Керри. — Туфли — это весьма многозначительный символ.
Она явно не собиралась переводить разговор на другую тему.
Вспомнив свои туфли, Моника подумала, что все они символизируют разве что ее хроническое безденежье.
— Вас возбуждают сильные личности? — спросила Керри с настойчивостью опытного журналиста, и Моника покорно ответила:
— Да, пожалуй. Как и богатые люди, они не лишены особой притягательности.
— Типичный ответ, — констатировала Керри и отхлебнула из бокала. — Но я имела в виду не только мужчин…
— И я тоже, — сказала, к ее удивлению, Моника. Обе женщины помолчали, наконец американка сказала:
— Не хотелось бы тебе расширить свой сексуальный опыт? Приглашаю тебя в свой номер. Ты увидишь нечто весьма пикантное.
— Не думаю, что мне это будет интересно, — справившись с оторопью, ответила Моника.
— Как знать! Чтобы судить о пудинге, нужно его отведать. В любом случае тебе не будет с нами скучно. Ну признайся, ведь ты уже сгораешь от любопытства! — воскликнула Керри.
Моника рассмеялась:
— Это уже нечестно! Разумеется, мне любопытно. Просто уже поздно, мне пора спать…
— Не беспокойся, выспишься. А сейчас пошли ко мне в номер!
Они молча дошли до лифта. Моника испытывала то же чувство, что и в тринадцатилетнем возрасте, когда они с подружкой случайно нашли в спальне ее старшего брата порножурнал и заглянули в него. У двери номера Керри остановилась и спросила:
— Ты хочешь поучаствовать или только посмотреть?
— Я бы предпочла остаться зрителем, — не совсем уверенным голосом ответила Моника.
— Как угодно. Передумать никогда не поздно, — сказала Керри и открыла дверь.
Моника сделала успокаивающий вздох и первой вошла в номер.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шарм одиночества - Хантер Кэти

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Шарм одиночества - Хантер Кэти



эротический интересный роман кто любит умопомрачительный секс читайте и наслаждайтесь
Шарм одиночества - Хантер Кэтинаталия
10.09.2014, 11.11





Порно, на любителя.
Шарм одиночества - Хантер КэтиТ
20.02.2015, 17.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100