Читать онлайн Любовная история виконта, автора - Хантер Джиллиан, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовная история виконта - Хантер Джиллиан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.96 (Голосов: 57)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовная история виконта - Хантер Джиллиан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовная история виконта - Хантер Джиллиан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хантер Джиллиан

Любовная история виконта

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Если провести целый месяц в темноте, ни с кем не общаясь, у кого угодно помутится рассудок.
Хлоя была предметом его фантазий, прекрасной мечтой, призом, который всякому хотелось бы завоевать. И либо эта барышня до смерти напугалась его угроз – в чем он сам очень сомневался, либо… либо ее влекло к нему с непреодолимой силой. Возможно, именно по этой причине она и не выдала его, когда он прятался в ее гардеробной. Неужели он и в самом деле завоевал сердце этой бойкой красавицы? При этой мысли Доминика буквально распирало от гордости.
– Я счастлив видеть тебя, Хлоя Боскасл, – проговорил он между поцелуями, которыми покрывал ее пухлые губы и нежную шею.
Эта девушка была для него настоящим пиршеством. Его тело реагировало на нее самым примитивным и недвусмысленным образом.
– Здесь так душно, Доминик, – прошептала Хлоя. – Как ты терпишь?
В темноте чувственность легко воспламеняется. Податливая мягкость ее округлых грудей, живота, прижимавшегося к его животу, легкий запах душистого мыла, исходивший от ее плеч. Она вся была податливая мягкая плоть и ускользающая женственность в его неловких руках. Ему хотелось обцеловать ее всю, с головы до ног, раздеть и восхищаться сливочной нежностью ее обнаженного тела.
– Ты явилась сюда, чтобы меня мучить?
Доминик знал ответ на этот вопрос. Хлоя не способна на мстительность и жестокость. Если она и причиняла ему страдания, то невольно. Хотя она и нарушила его планы своими чарами, несправедливо укорять ее в намерении растопить его решимость.
– Можно подумать, что я такая же хитрая и коварная, как ты, Доминик.
В голосе ее звучала обида, что ему сразу же захотелось поцеловать ее, чтобы утешить, ну или чтобы хотя бы заставить замолчать. Ведь скоро ему придется отпустить Хлою. Иначе ее хватится его гостеприимный дядя.
– Мне в голову не могло прийти, что ты скрываешься в своем собственном доме.
– Никому не придет и не может прийти, – заявил он. – Я рад, что это обнаружила ты.
– Почему? – спросила она насмешливо, дразня его.
– Сама знаешь почему, – проворчал он.
– Нет, ты скажи мне, Доминик. – Она обвила рукой его шею и обмякла в его объятиях. – Я хочу это знать.
Кровь забурлила у него в жилах. Что она с ним делает и без всяких усилий со своей стороны? А что будет, когда она наберется опыта?!
– Боже мой, Хлоя, как ты любишь дразнить!
– Неужели? – Он заметил, что девушка задышала чаще, и звук ее голоса заставил его почувствовать себя хищником, готовым кинуться на пойманную добычу.
Она тоже желает его! Не только он сходит с ума от желания!
Он снова поцеловал ее. Доминик понимал, что потерял контроль над собой. Он также знал, что в темноте Хлоя не ориентируется и вряд ли рискнет передвигаться. У него самого ушло несколько дней на то, чтобы научиться ориентироваться в кромешной тьме. Ну кто рискнет обвинить его в том, что он воспользовался беспомощным положением девушки? Он так истосковался без людей, без женской ласки, что едва способен был соображать.
Если он не соблазнил эту девушку прямо там, где стоял, то лишь из уважения ко всему семейству Боскаслов. Как же ему хотелось зарыться в это нежное тело!
Случайное прикосновение ее пышных грудей вызывало в его теле приступ сладчайшей боли, какой ему еще не доводилось испытывать. Мягкая тяжесть ее живота, навалившаяся на его пах, заставляла изнывать от желания. Девушка, сама того не желая, скрутила его в безнадежный и болезненный узел. Перед ее чарами невозможно было устоять.
Доминику хотелось, чтобы она оказалась обнаженной у его ног и взирала на него с обожанием. Наверное, все же не стоит рисковать. Можно продержать ее здесь еще несколько минут, не более – искорку света в темном царстве. Если он не остановится, то через мгновение начнет пресмыкаться перед ней и умолять о ласках. Он привлек ее к себе, крепко обнял.
Нет, отвести ее сейчас в свое логово – значит попусту искушать судьбу, зря подвергнуть девушку многим, слишком многим опасностям. А он скорей бы дал уничтожить себя, чем допустил, чтобы Хлоя оказалась втянутой в тот ад, в который превратилась его жизнь. Это ведь не ее битва. Она была желанным призом, ожидавшим его после сражения.
– Проклятие! – вырвалось у него. – Хлоя, ну зачем, зачем ты пришла сюда?
Хлоя почувствовала себя увереннее, инстинкт самосохранения был силен как никогда. Нет, она не тепличное растение, которое вянет при первых заморозках!
– Не понимаю, на что ты рассчитываешь? Неужели тебя не обнаружат в твоем собственном доме? – спросила она.
– Ты понимаешь, какой опасности подвергла нас обоих, явившись сюда?
– Ты что, умом тронулся, Доминик? Неужели меня едва не соблазнил безумец?
– Вполне возможно.
– Прятаться в собственном доме…
– Прекрати искушать меня!
– Тогда прекрати меня целовать.
– Делай, что тебе говорят, Хлоя!
– Не стану, пока не разберусь во всем.
– Ты и так разобралась, в чем не следовало. А целовать тебя я буду, когда пожелаю.
– Не спросив на то моего позволения…
Вместо ответа он взял ее за подбородок и одарил еще одним ошеломляющим поцелуем. Хлоя забилась в его объятиях, сама не зная, хочет ли вырваться от него или прижаться к нему еще теснее. Доминик обвел языком ее губы, лизнул щеку и ухо. Он держал в ладонях ее лицо так, словно оно было сделано из тончайшего хрусталя, легонько поглаживая пальцами ее скулы.
Шквал ощущений, свирепый и непредсказуемый, словно буря, потряс девушку. Доминик стал поглаживать ее грудь. У Хлои подогнулись колени. Соски, прижатые к его телу, напряглись и заныли, голова пошла кругом от пьянящего наслаждения. Ей казалось, что там, где его жаркое тело вдавливается в нее, оно прожигает ее насквозь, словно каленое железо. Она дрожала как в лихорадке, вцепившись пальцами в его шею.
– Никогда не смей больше прикасаться ко мне вот так, – прошептала она слабеющим голосом.
Доминик замер, прищурился и в этот момент походил на волка, подкрадывающегося к добыче. Хлоя сделала вдох и добавила:
– Пока не расскажешь мне, что именно ты затеял.
– А если я удовлетворю твое любопытство, ты позволишь мне прикасаться к тебе?
– Может, позволю, а может, нет. – Подумать только, что она несет: предлагает свою добродетель в обмен на информацию. – Но только чуть-чуть.
Он взял ее за руку, так и не пообещав ничего.
– Осторожней на ступеньках. Надеюсь, ты не станешь возражать, если я обниму тебя за талию, чтобы не упала? Дерево старое, местами прогнившее. Не ровен час упадешь, расшибешься.
От его ровного голоса и заботливых слов у нее мурашки побежали по коже. Действительно – не ровен час упадет она здесь, расшибется. И он вдруг спрашивает разрешения взять ее за талию после того, что только что творил с ней? Он повел ее по темным переходам вниз, в самые недра подземелья, в свое тайное логово. Она почти ощущала жар адского пламени под ногами, следуя за порочным князем, который вел ее по своим стигийским владениям.
Выйдет ли она когда-нибудь отсюда? А если выйдет, то останется ли прежней светской барышней и будет снова вести скучную будничную жизнь?
Доминик никому не позволит обидеть ее, в этом Хлоя уверена. Иначе не пошла бы за ним в подземелье.
Но выйдет ли она все той же невинной девушкой из подземных владений Доминика?
Он провел ее по длинному тоннелю, вырубленному в меловой скале. Оставил в тоннеле одну горящую свечку. Он заметил, что Хлоя брезгливо морщит носик при виде куч застывшего цемента и множества пустых бочонков, валявшихся повсюду.
Где-то за стеной раздался осторожный скребущий звук.
– Боже правый, что это?
Он улыбнулся с виноватым видом:
– Ничего особенного. Крысы.
Хлоя отшатнулась от гнилой балки и прошептала:
– Крысы.
Но вопреки его ожиданиям в голосе ее не было ни страха, ни отвращения, только жалость. Это совершенно обезоружило Доминика.
– Ах, Стрэтфилд, несчастный дух. Как ты можешь жить в таких условиях?
До чего же непредсказуема эта Хлоя Боскасл! Да, такую не запугаешь. Такая, свалившись с лошади, тотчас же снова вскочит в седло. Видимо, потому, что выросла в обществе очень буйных молодых лордов.
– Устраиваюсь, как могу. Конечно, моему камердинеру очень трудно брить меня в потемках, и я все время вдеваю в манжеты запонки не из той пары. Но в общем и целом устроился с комфортом.
– Но как же тебе здесь одиноко. О чем ты думаешь, сидя в тишине и темноте?
Он внимательно посмотрел на ее лицо: при свете свечи оно казалось еще нежнее, еще очаровательнее.
– Сначала я думал только о мести. Изобретал всевозможные способы, в том числе варварские.
Она не смутилась под его пристальным взглядом.
– Принимая во внимание, как с тобой поступили, это вполне естественно.
– Может, и так. Но в последнее время я все чаще думаю о другом.
– О чем же?
Он приблизил лицо к ее лицу, вдохнув восхитительный аромат ее кожи. И сразу ослабел от прилива желания. Неужели она не догадывается, что отвлекает его от мысли о мести? О том, что он мечтал привести ее в свое логово, раздеть при свете свечей и любить всеми доступными для смертного способами.
– Скажи наконец, какие мысли отвлекают тебя от мыслей о мести? – не унималась Хлоя.
Он сжал челюсти. Она бросила ему вызов, что еще сильнее разожгло его страсть. Очень медленно, не сводя с нее горящих глаз, он стал стягивать перчатки. Затем положил ладони ей на затылок и привлек к себе.
Его губы коснулись ее губ, язык проник ей в рот, он обхватил ее за талию. Хлоя издала стон, такой тихий, что он едва не зарыдал – так ему хотелось обладать ею.
– Мысли о тебе… – Это признание вырвалось из самой глубины его души. – Я думаю лишь о том, чтобы прикасаться к тебе тысячью разных способов и…
Она закрыла ему рот поцелуем. Доминику показалось, будто мир перевернулся. Рука его скользнула ей на живот, на грудь. Ее тело обмякло, стало податливым. А ее поцелуй – требовательным. Покоренный отвагой Хлои, Доминик передал инициативу ей в руки.
Податливая. Или соблазняющая. Не всели равно, в каком именно качестве он получит свою барышню. Если все-таки получит. Дыхание его участилось, он сжал ладонью ее грудь. Он для нее источник наслаждения. Она воспламеняет его. Ее пышное тело манит, взывая к самым примитивным и опасным инстинктам.
Он коснулся ее соска и был вознагражден нежным вздохом. Сжал ладонью вторую грудь, наслаждаясь ее сладостной тяжестью, ощущением тонкого шелка платья – единственной преграды.
– Вот об этом, – сказал он срывающимся голосом, – об этом я думаю, сидя в темноте. О тебе.
– Ну не все же время?
– Почти все.
Его руки скользили по ее шелковистой коже. Он представил себе, как ее теплое тело станет горячими ножнами для его жезла страсти.
Сладостная пытка. Как же они подходят друг другу. Его возбужденная плоть ткнулась в нежный холмик меж ее ног, суливший блаженство. Ее юбка зацепилась за выступ засохшего цемента. Она отцепила юбку, посмотрела ему в глаза. И замерла. Губы ее были влажны и блестели в полумраке. Должно быть, по его глазам она догадалась, как сильно он нуждается в ней. Он и не пытался это скрывать. Пыл желания обжигал его. Вдруг он заметил, что дрожь пробежала по ее телу. Неужели она обиделась? Или испугалась? Почувствовала, что он очень близок к тому, чтобы разорвать на ней платье?
Она улыбнулась, и пытка неизвестностью закончилась. Доминик вздохнул с облегчением. Хлоя облизнула припухшие губы.
– Ну не можешь же ты постоянно думать обо мне. Чем еще ты занимаешься здесь, в подземелье?
– Иногда читаю, – ответил он. – Или упражняюсь в фехтовании. Мой дядя когда-то преподавал технику Анджело в Венеции. Он научил меня всему.
Хлоя вгляделась в сумрачный коридор, убегавший вдаль.
– Куда ведет этот коридор?
Доминик заколебался. Может, сейчас он и держит Хлою в объятиях и она в его власти, но ее нескольких слов будет достаточно, чтобы погубить его. Впрочем, он ей уже полностью доверился, так не все ли равно, будет она знать больше или меньше?
– Этот тоннель ведет к заброшенной мельнице на околице деревни. Вернее, к целой сети тоннелей, которыми контрабандисты в свое время изрыли весь склон за поместьем. Контрабандисты сплавляли по ручью, на котором стоит мельница, свой товар к морю. А мне этот ручей служит ванной, хотя и холодноватой, но вполне сносной. Я выхожу туда в полночь.
– И никто тебя ни разу не видел?
Он поморщился:
– Ни разу, до того памятного вечера, когда мне пришлось укрыться от преследования в твоей гардеробной. Я знал, что рискованно расхаживать по лесу, но уж очень мне захотелось побродить на свободе.
– Как долго ты сможешь скрываться в подземелье собственного дома?
– Сколько угодно. Если ты сохранишь мою тайну.
– Но сэр Эдгар – твой родственник, он образованный человек и профессиональный военный. Почему бы тебе не обратиться к нему за помощью? Или сэр Эдгар из тех зануд, которые считают, что все должно быть по закону? У него должны быть связи, влиятельные друзья…
По презрению, отразившемуся во взгляде Доминика, Хлоя все поняла.
– Так это он?! – воскликнула она не веря своим ушам. – Твой родной дядя? Не может быть. Как ты можешь его подозревать в подобной подлости?
– Я не подозреваю. Я знаю.
– Откуда?
Доминику не хотелось отравлять те немногие мгновения, которые он мог провести наедине с ней.
– Я доверился тебе, Хлоя. Так доверься и ты мне. Я узнал голос убийцы, который ударил меня кинжалом. И хотя лицо его было скрыто маской, его голос я не мог спутать ни с каким другим.
– Поскольку Сэмюел уже мертв, то все твое состояние переходит к сэру Эдгару, – едва слышно произнесла Хлоя.
– Именно.
– А Брэндон… О Боже! Доминик, значит, он повинен и в смерти моего брата?!
– Ну же, Хлоя. Время ли сейчас вести беседы! Впрочем, ты права. Полагаю, мой дядя, сэр Эдгар, организовал убийство Сэмюела и Брэндона потому, что они стали свидетелями его тайных связей с французами, которым он продавал военные тайны. А теперь позволь, я покажу тебе мои покои.
– Твой дядя, – прошептала Хлоя. – Уму непостижимо.
Он смахнул паутину с ее волос, взял ее за руку, ободряюще сжал пальцы. Она стояла так тихо, что ему стало не по себе. Конечно, он пощадил бы ее и не стал открывать всей правды, будь это возможно. Доминик вспомнил, как сам был потрясен и обескуражен, узнав о предательстве дяди.
– Боже правый, – прошептала Хлоя после долгого молчания.
– Ты что-то вспомнила?
– Ведь меня отправили в Чизлбери на перевоспитание. Вряд ли братья представляли себе, чем я буду здесь заниматься.
Доминик расхохотался:
– Полагаешь, твой визит нельзя считать визитом вежливости?
– Барышня не должна наносить визиты вежливости джентльмену, тем более на ночь глядя, – заметила Хлоя. – Знай, моя сестра Эмма… – Хлоя осеклась – что-то мохнатое потерлось о ее ногу. – Это крыса? – спросила Хлоя невозмутимо.
– Это мой пес. Манеры у него, как и у хозяина, оставляют желать лучшего.
– Пес? Он здесь, с тобой, в подземелье?
– Тут все решено было за меня. Аресу, видно, не понравилось общество, в котором ему пришлось вращаться наверху. Что неудивительно, учитывая, что сэр Эдгар заклеймил его как опасное животное и приказал пристрелить.
Хлоя опасливо покосилась на массивного, мускулистого пса.
– Он и в самом деле опасен?
Доминик ухмыльнулся.
– В случае необходимости – очень даже. В данный же момент, полагаю, мы можем считать его дуэньей.
– Дуэньей? По-моему, он больше похож на шеф-повара. Смотрит на меня так, будто собрался съесть на обед.
– Ну, в этом его трудно винить. Мы с ним не видели такого аппетитного создания, как ты, уже много недель.
– Что за глупости, Стрэтфилд.
– Что ты делаешь здесь, в этом доме? – спросил он, вдруг посерьезнев. – Я-то думал, что ты достаточно напугана, что вовек не переступишь этого порога. А также достаточно умна, чтобы внять моим предостережениям.
– Ты предостерегал меня от прогулок по лесу.
– Теперь, надеюсь, ты поняла, что мой дядя Эдгар – хладнокровный убийца.
Хлоя покачала головой:
– Должна признаться, что это не укладывается у меня в голове. Как только тебе удалось остаться в живых? Как ты ухитрился организовать собственные похороны без посторонней помощи?
– Есть у меня один верный друг. К счастью, он без предупреждения заехал ко мне как раз накануне нападения на меня. Надеюсь, вскоре мне представится возможность познакомить тебя с ним.
Вдруг где-то наверху, над их головами, зазвенел колокольчик. Доминик в тревоге поднял глаза к потолку.
– Боже правый, это что еще такое?
– Это моя тетя Гвендолин, – ответила Хлоя после долгой паузы. – Она пытается изгнать одного хулиганистого призрака.
Доминик ухмыльнулся:
– Что плохого я ей сделал?
– Тетя убеждена, что ты собираешься соблазнить во сне мою кузину Памелу.
– Какую кузину?
– Перестань ухмыляться, демон в человечьем обличье! После того, что ты сотворил со мной прошлой ночью, я и сама подумываю, не устроить ли тебе вечное упокоение.
Он издал тихий смешок и повел ее снова вверх по ступеням, обратно в коридор, который тянулся внутри стены.
– Ну, если бы ты действительно спала, то не знала бы о том, что произошло – если вообще что-то произошло. Может, тебе попросту приснился сон, а, Хлоя?
– Точнее, ночной кошмар?
Доминик откашлялся. Интересно, как далеко она позволила бы ему зайти? И тут же порадовался, что в полумраке тоннеля невозможно увидеть блеск его глаз. Он так страстно желал эту барышню, что ему стало не по себе.
– Что ж, мы были близки с тобой?
– Ты был близок со мной – ты демон, инкуб.
– А ты, бедная невинная дева, спала и не сопротивлялась.
– Именно так. И не смей меня больше расспрашивать о подробностях.
Он тут же опомнился и поднял глаза, когда сверху донесся звук колокольчика.
– Сэр Эдгар в курсе предприятия, затеянного твоей тетенькой?
– Надеюсь, нет.
– Надо немедленно прекратить эти колокольные звоны, и как можно скорее. Насколько мне известно, дядя ни разу в жизни не обидел женщины, но не будем искушать судьбу и проверять, насколько далеко он готов зайти.
Хлоя же думала о том, что она, должно быть, совсем сошла с ума. Ей живо представилось, как старшие семейства Боскасл, известные в узком кругу под прозвищем Испанская Инквизиция, учинят ей допрос, требуя объяснить, как она посмела закрутить странный роман. Хит на черной кухне привяжет ее к стулу, как, бывало, частенько делал в детстве, а Грейсон станет трясти над ее головой что-нибудь ужасное, вроде мертвой вороны, дабы сломить ее сопротивление.
А Эмма, Прелестная Диктаторша, будет осуществлять сам допрос, расхаживая вокруг привязанной пленницы в надежде, что та сломается и выдаст важную информацию. Но Хлоя была достаточно упряма, чтобы сохранить тайну, которую не желала раскрывать. Допустим, Хлою спросят, к каким методам прибегал покойный виконт Стрэтфилд, ухаживая за ней.
Хлое придется ответить:
«К самым обычным: шантажировал, угрожал, давил на жалость и целовал до беспамятства».
Тут поднимется переполох. В кухню ворвутся Девон, Дрейк и Брэндон и ринутся освобождать пленницу. Начнется битва на столовых ножах и вилках, начищенных старательной прислугой, и будет продолжаться до появления в черной кухне экономки или гувернантки, явившихся чтобы приструнить несносных детей.
Хлоя покачала головой, улыбаясь этим сладостным и вместе с тем горьким воспоминаниям. Какой же простой была жизнь в те времена, когда они жили одной семьей. Где…
– Где ты была, Хлоя? – раздался над ее ухом шепот Памелы.
Тут только Хлоя заметила, что уже стоит в дверях.
– Ты все пропустила.
– Я… э-э… сторожила на галерее. Ну что, удалось тете прогнать духа?
Памела вздохнула и поставила свечку на место, в настенный светильник.
– Мама устроила такой кошачий концерт! Боюсь, наслушавшись таких завываний и молитв за упокой его души, бедный призрак решит, что не так уж плохо быть мертвым.
Тетя Гвендолин, услышав перешептывания девушек, обернулась к ним. Колокольчик и Библию она прижимала к груди.
– По-моему, у меня получилось! – торжественно объявила она.
Хлоя с любопытством оглядела пустую спальню, но на кровать, где едва не убили Доминика, избегала смотреть. И кто? Родной дядя!
– С чего вы взяли, тетя? По-моему, комната нисколько не изменилась.
– Ну, – начала тетя Гвендолин, – во-первых, здесь больше не ощущается его присутствия…
– А я с самого начала не ощущала его присутствия, – перебила мать Памела, не скрывавшая своего разочарования. – Я так надеялась, что нам удастся увидеть призрака прежде, чем ты организуешь ему вечный покой.
Тетушка нахмурилась.
– С чего бы тебе вдруг захотелось увидеть этого несносного призрака?
– Чтобы спросить, кто его уби… – Памела не договорила, и у нее вырвался пронзительный вопль, поскольку в этот момент в спальню влетело четвероногое мохнатое существо.
Тетя Гвендолин ахнула и выставила вперед Библию, как щит, что не произвело на существо особого впечатления.
Это был пес. А конкретнее – обожаемый волкодав Доминика, Арес. Видимо, догадавшись, что визжащая Памела и ее мать с Библией наперевес вряд ли окажут ему теплый прием, пес кинулся к ногам Хлои. Хлоя посмотрела на собаку, и ее охватила легкая паника.
– Ты что здесь делаешь? – прошептала она псу, погладив его по гладкой рыжей голове.
Девушка сразу поняла, что пес выскочил из подземелья, когда Доминик выпускал ее в коридор. Ну что теперь ей делать?
Тетя Гвендолин с явным облегчением опустила Библию. На лестнице раздался топот ног и эхом разнесся по галерее.
– Прекрати истерику, Памела. Это пес его милости, покойного виконта.
Хлоя выдохнула. Тетя Гвендолин была несносной старухой, но очень любила животных.
Памела опустилась на кровать и тут же с визгом вскочила. Ведь на этой кровати был зарезан покойный виконт!
– Откуда этот пес явился? – Голос Памелы дрогнул.
Тут послышался голос сэра Эдгара, а затем и сам он ворвался в спальню, держа в руке дуэльный пистолет. Дядя Хэмфри и трое лакеев следовали за ним по пятам.
– Кто кричал? Что случилось? – Сэр Эдгар окинул спальню быстрым цепким взглядом.
И в следующее мгновение увидел пса у ног Хлои.
Лицо его окаменело от гнева.
– Откуда здесь это животное? Он напал на вас? Что вы здесь делаете?
Хлоя заметила, что, хотя сэр Эдгар сохранял самообладание, рука его слегка дрожала. Тут ей вспомнилось, что сэр Эдгар грозился пристрелить пса. Это из-за нее Арес ускользнул из подземелья, и, сама того не желая, Хлоя может выдать Доминика.
– Мы прогуливались по галерее и вдруг услышали шум в этой комнате, – спокойно сообщила девушка сэру Эдгару. – Открыли дверь и увидели собаку. Она никому не причинила вреда, сэр Эдгар.
Тетя Гвендолин слегка приподняла брови, услышав столь далекую от истины версию, однако во взгляде ее сквозило одобрение. И что самое главное, подобная отговорка никак не могла навести на след Доминика.
Сэр Эдгар, видимо, совладавший с собой, опустил пистолет.
– А я-то гадал, где может прятаться проклятое животное. Странно, что прислуге не пришло в голову проверить эту спальню. Мне следовало прикончить этого пса в первый же день.
– Ничего подобного, – заявила возмущенная тетя Гвендолин. – Бедный зверь скорбит по своему хозяину. Это свидетельствует о его верности и уме.
Сэр Эдгар покосился на Хлою и Памелу и ответил, как предписывала вежливость:
– Как вам будет угодно, леди Дьюхерст.
– К тому же, – продолжала тетя Гвендолин, – псу, похоже, пришлась по душе Хлоя. Не исключено, что собака через нее пытается вступить с нами в контакт.
– Вступить в контакт? – изумилась Хлоя.
Тетя Гвендолин нетерпеливо тряхнула головой. До чего же племянница непонятлива.
– Чтобы сообщить нам о смерти хозяина. Уверена, Стрэтфилд пытается сообщить нам что-то с того света.
– Что? Что ему приглянулась Хлоя?
Сэр Эдгар устремил взгляд на освещенную свечами галерею и процедил сквозь зубы:
– Сейчас прикажу, чтобы с этой проблемой было покончено раз и навсегда.
Тетя Гвендолин так и ахнула:
– Неужели вы и в самом деле собираетесь умертвить это безобидное животное? Сэр Эдгар! Ведь ваш покойный племянник просто обожал этого пса. Сердце радовалось смотреть на них, когда пес бежал за лордом Стрэтфилдом во время их частых прогулок.
Хлоя взглянула на устроившегося подле нее мастифа краешком глаза. Нельзя сказать, что она так уж любила животных, но ни за что не допустила бы, чтобы животному причинили зло.
К тому же, несмотря на сентиментальные рассуждения тети Гвендолин о верности и уме пса, Хлоя опасалась, что пес выведет сэра Эдгара на тайное убежище Доминика. И добром, разумеется, это не кончится.
– Мне всегда хотелось иметь такую собаку, – пролепетала Хлоя, совершенно несвойственным ей тоном легкомысленной светской барышни.
– В самом деле, дорогая? – Тетя Гвендолин уставилась на нее с недоверием, смешанным с восхищением.
Памела прищурилась.
– О да, – выдохнула Хлоя, прижав руки к сердцу. – Папа обещал мне такую собаку незадолго до смерти.
Это было самое наглое вранье в ее жизни! У папы Хлоя выпрашивала диадему с бриллиантами, а вовсе не собаку. Арес уселся на пол рядом с ней.
– Я буду счастлив найти для вас подходящую комнатную собачку, леди Хлоя, – сказал сэр Эдгар, кривя рот в улыбке. Он шагнул к Аресу, пес оскалил зубы. – Разве вы не видите, что это животное непредсказуемо?
– Ошибаетесь, сэр Эдгар, – вмешалась тетя Гвендолин. – Пес просто защищает свою хозяйку. – И дабы окончательно разбить доводы противника, тетя Гвендолин подошла к собаке, опустилась на корточки и принялась чесать ее за ухом.
Арес оставался кротким, словно агнец. Хлоя же думала про себя: что она станет делать с собакой-убийцей?!
Или – с человеком-убийцей.
Она подняла глаза на сэра Эдгара, силясь понять, что может скрываться за маской гостеприимного хозяина, который был сама любезность. Неужели такой благовоспитанный, лощеный джентльмен способен на убийство? Может, Доминик ошибся? Может, плохо разглядел напавшего, ведь в спальне наверняка было темно.
– Ну, что скажете, сэр Хэмфри? – воскликнул сэр Эдгар, обращаясь к своему гостю, маячившему в дверях спальни. – Вам решать, если вы согласны терпеть в своем доме эту псину.
– Ах, сэр Эдгар, я еще ни разу не смог отказать супруге, когда речь шла о том, чтобы взять в дом очередное бездомное животное, – добродушно ответил сэр Хэмфри, пожав плечами. – Было бы глупо с моей стороны воспротивиться сейчас.
Сэр Эдгар покачал головой, признав свое поражение.
– Что же, берите зверюгу, но если она бросится на вас, не говорите, что я не предупреждал.
Сэр Эдгар стоял на каменных ступенях крыльца рядом с Хлоей, в то время как остальные члены семейства рассаживались в карете, собираясь отправиться домой.
– Благодарю вас за удовольствие, которое вы доставили мне своим посещением, леди Хлоя. Жаль, что я не сумел устроить для вас вечер позанимательнее.
Хлоя заставила себя с улыбкой принять этот комплимент. Да, их хозяин был сама галантность, сама утонченность, но ничего, кроме ужаса и отвращения, он Хлое не внушал.
– Благодаря вам, сэр Эдгар, я провела очень интересный вечер, – ответила она.
Боже, а ведь это было чистой правдой. Воспоминание о том, как Доминик целовал ее в темноте, о ласках, которые он дарил ей, заставило ее покраснеть до корней волос. Никогда еще на ее долю не выпадало такого интересного вечера! И теперь она знала, пусть только в общих чертах, всю историю Доминика.
Сэр Эдгар улыбнулся:
– Не знаю, право, надолго ли мы оба задержимся в Чизлбери. Я начал всерьез скучать без упражнений в военном искусстве, вы же, леди Хлоя, совершенно очевидно, принадлежите лондонскому свету, где вам способны воздать должное.
Мгновение Хлоя соображала, уж не намекает ли этот лощеный тип, что ей лучше бы убраться отсюда подобру-поздорову.
– Вы льстите мне, сэр Эдгар. – «И пугаете меня», – добавила она про себя.
Подумать только, такой светский человек и убийца. Неужели и гибель Брэндона на его совести? Возможно ли это? Не ошибается ли Доминик? Но ведь совершил же кто-то это чудовищное покушение на самого Доминика, а сэр Эдгар многое выигрывал в случае смерти своих племянников.
– Ах ты, милый мой малыш, – ворковала тетя Гвендолин над громадным псом, который уселся на замшелых ступенях крыльца Дьюхерст-Мэнор и так и сидел в настороженном молчании. – Вы только посмотрите, до чего он послушный!
– И какой громадный, – проворчал дядя Хэмфри. – Отбивных на этой неделе мне уж точно не достанется.
– Ты столько слопал сегодня у сэра Эдгара, что до Рождества хватит.
Сэр Хэмфри пропустил мимо ушей это замечание. Он смотрел на Памелу и Хлою, которые рука об руку вошли в дом. Арес двинулся за ними. Сэр Хэмфри был тронут готовностью пса охранять девушек.
– Знаешь, Гвенни, что-то не понравился мне наш новый сосед, – обратился сэр Хэмфри к жене.
Он ожидал бурных возражений с ее стороны, но она спокойно ответила:
– Признаться, мне тоже. Человек, который не любит животных, не заслуживает доверия.
Доминик проводил глазами карету, пока она не исчезла за поворотом, в надежде хоть мельком увидеть Хлою. Ему так хотелось унести с собой в темноту ее образ, ее дразнящую улыбку. Когда ему снова станет невыносимо душно во мраке, он будет думать о своей возлюбленной, которая, словно луч солнца, осветила его лишенное света мрачное убежище.
В некотором смысле он был рад, что Арес ушел с Хлоей. Проклятый пес был для него обузой, как и роман с восхитительной Хлоей, узнавшей все тайны.
Доминик, приуныв, отправился в свое логово. Он видел, как долго сэр Эдгар торчал на крыльце, провожая гостей. Безупречный хозяин дома. Безупречный солдат. Предатель, губивший и свою родину, и свою семью ради золота, убивавший без малейших угрызений совести. А как он смотрел на Хлою! При одном воспоминании об этом у Доминика мурашки побежали по спине.
Он постоял мгновение в потайном переходе. Надо приниматься за расшифровку письма, но он никак не может сосредоточиться, взять себя в руки. Письмо явно имеет отношение к предательской деятельности сэра Эдгара, но кто написал его? И кому оно адресовано?
Доминик стал спускаться в подземелье. И вдруг почувствовал, что мысли путаются, что ему необходимо глотнуть свежего воздуха. Ночная прогулка взбодрит его.
Почти полчаса прошло, прежде чем он пробрался по узкому ходу, прорубленному в меловом склоне холма, и, подняв деревянную крышку люка, оказался на заброшенной мельнице. Сегодня путь по тоннелям показался ему бесконечным, и он испытал огромное облегчение, оказавшись наконец на воле.
Ветка хрустнула под чьей-то ногой. Доминик потянулся к пистолету, заткнутому за пояс. Это уже второй гость за сегодняшний вечер.
Вопль тети Гвендолин, такой душераздирающий, что кровь стыла в жилах, разнесся по дому. Вопль этот разбудил Хлою, которая едва успела положить голову на подушку. Девушка накинула жакет, кинулась к двери, споткнулась об Ареса, и тут вопли неожиданно смолкли.
Собственно говоря, тетя Гвендолин выглядела довольно спокойной, когда Хлоя и дядя Хэмфри обнаружили ее в гостиной.
– Боже мой, душа моя, – лепетал дядя Хэмфри, пытаясь надеть очки. – Как это понимать? Зачем ты стоишь тут, закутавшись в плащ, и кричишь так, что стены дрожат?
– Я видела его, Хэмфри, – взволнованно сообщила тетя Гвендолин мужу, волоча его к окну. – Я видела, как он проехал лесом на своем жеребце. Я видела призрака, Хэмфри.
Дядя Хэмфри и Хлоя переглянулись.
– Тетя Гвендолин, это был не призрак, – заговорила Хлоя. – Если вы и в самом деле видели всадника, то это был, вероятно, Девон.
– Девон? – усомнилась тетя.
– Да, Девон, – подтвердил дядя Хэмфри раздраженно. – Юный негодяй скорее всего явился сюда за помощью, а ты спугнула его своими криками.
– Это был не Девон, – ответила тетя Гвендолин. – Что я, не знаю, как выглядит этот озорник мальчишка? Призрак гораздо крупнее Девона. К тому же он ехал на жеребце Стрэтфилда.
Дядя Хэмфри встревожено покачал головой:
– Полагаю, следует увезти тебя отсюда ненадолго. Съездим в Дорсет, погостим там, отдохнем.
– Нет, – резко заявила тетя.
Хлоя даже отвернулась от окна, в которое выглядывала в надежде разглядеть всадника.
– Неужели ты настолько бесчувствен, Хэмфри? Мы не можем уехать, Хлоя влюблена.
У Хлои сердце пропустило удар. Она влюблена? Первое, что пришло ей на ум, что тетя каким-то образом узнала о Доминике, но тут же подумала: это исключено. К тому же ведь она вовсе и не влюбилась в этого восставшего из мертвых виконта. Разве это любовь, когда ни на минуту не покидает тревога, когда хочется то смеяться, то плакать от отчаяния. Она – и вдруг влюбилась? В Доминика. Братья будут рвать и метать. Да они войну устроят!
Хлоя представила себе, как ее призовут к ответу и она начнет давать объяснения.
«Прошу вас, познакомьтесь с человеком, которому я отдала свое сердце. Он мертв вот уже несколько недель, но пусть это вас не смущает. Так же как и меня. Где мы познакомились? Строго говоря – в моем сундуке с нижним бельем. Где он живет? В доме своих предков, вернее, внутри стен дома…»
– Да, – продолжала между тем тетя Гвендолин. – Хлоя отдала свое сердце нашему местному мальчику, Джастину, и они будут прекрасной парой, хотя Памела и недолюбливает его. Думаю, такой союз одобрят все члены семьи. Так что главное – не погубить этот брак в зародыше.
Хлоя сама не знала, вздохнуть ли ей с облегчением или рассмеяться.
– Боже правый! Но я вовсе не влюблена в Джастина! Я едва познакомилась с ним. – Строго говоря, с Домиником она познакомилась даже позже.
Но разве можно сравнить Доминика с Джастином! И ее чувства к этим мужчинам! Впрочем, не так давно Хлоя и сама думала, что Джастин неплохая партия.
Хлоя набрала побольше воздуху и выпалила:
– Думаю, тетя Гвендолин, пора мне сказать тебе правду. Девон тайно приезжал ко мне несколько раз – ему нужна была помощь. Я знаю, что поступила некрасиво – нехорошо злоупотреблять вашим гостеприимством, но он все же мне брат…
– Он мне племянник, – перебила ее тетя Гвендолин. – И думаю, я люблю этого озорника не меньше, чем ты, Хлоя. Я знаю, что Девон приезжал сюда тайком и тихонько пробирался в твою комнату. Я просто не вмешивалась по доброте душевной.
Хлоя почувствовала, как запылали у нее щеки.
– Поверить не могу, что вы все знали, тетя.
– Я знаю, что некоторые вещи лучше держать в тайне и что такое верность своей родне, тоже знаю. Я ведь по крови Боскасл, если помнишь.
– Помню, – ответила Хлоя, поглядывая на дядю, на лице которого появилось насмешливое выражение.
– Я не так уж глупа, Хлоя, – продолжала тетя Гвендолин. – Да и слышу неплохо. Несколько дней назад вы с Девоном подняли такой тарарам в твоей комнате, будто собрались плясать контрданс.
Какой там контрданс. Хлоя покраснела до корней волос. Тетя явно имела в виду ночь, когда Хлоя обнаружила Доминика в своей гардеробной. Ночь, когда он швырнул ее на кровать и перепугал до полусмерти. Эта ночь изменила всю последующую жизнь Хлои.
– Мне очень жаль, что мы вас побеспокоили, – произнесла Хлоя после неловкой паузы.
На лице тети Гвендолин появилось выражение досады, смешанной с огорчением.
– Вы с Девоном меня вовсе не обеспокоили. Кто меня беспокоит, так это призрак!
– Ты и в самом деле полагаешь, что всадник, которого ты видела, был Стрэтфилдским Призраком? – осторожно осведомился дядя Хэмфри у супруги. – Но зачем тогда ему разъезжать перед нашим домом?
– Ответ более чем очевиден, Хэмфри, – отрезала супруга. – Несчастный дух молит прекратить его муки.
– Как и все остальные, – пробормотал дядя себе под нос.
– А я, – продолжала тетя Гвендолин, – явно не справилась со своей задачей, не обеспечила духу упокоения. – Она повернулась к Хлое и сэру Хэмфри. – Я только еще больше всполошила этого духа, вместо того чтобы его успокоить. Он явился сюда просить моей помощи. И я не могу ему отказать.
Доминик смотрел, как долговязая фигура забирается на полуразрушенную мельницу.
– Эйдриан, я ведь мог раскроить тебе череп, – произнес Доминик. – Какого черта ты здесь делаешь в столь поздний час?
Этот явившийся без предварительного уведомления визитер был Эйдриан Ракели, виконт Вулвертон, профессиональный наемник, блудный сын и будущий наследник герцогской короны. Криво ухмыляясь, Эйдриан принялся стягивать кожаные перчатки, затем присел на корточки перед люком, из которого Доминик совсем недавно явился на мельницу. Коротко стриженные светлые волосы Эйдриана только подчеркивали резкость черт и темный загар его лица. Карие глаза выражали добродушную озабоченность.
– Доминик, дружище, ну и заставил же ты меня поволноваться. Мы же договорились с тобой встретиться сегодня в лесу в девять. Не может быть, чтобы я перепутал время! Почему ты не пришел?
Доминик бросил на друга мрачный взгляд:
– Дяденька принимал гостей.
– Я догадался. В доме все окна так и сияли. Очень соблазнительно было бы явиться незваным гостем и посмотреть на его реакцию. – Эйдриан обернулся через плечо, тихо свистнул, и его жеребец послушно перешел в густую тень мельницы. – Должно быть, интересный был вечер, если ты пожертвовал нашим свиданием, – добавил он.
Последовало молчание. Их дружба возникла и окрепла в той же Прусской военной академии, где оба познакомились с Хитом Боскаслом. Пути Эйдриана и Доминика совсем недавно снова сошлись после долгой разлуки. Эйдриан, отвергнутый гордым и озлобленным отцом, полагавшим, что сын явился на свет в результате любовной связи его молодой жены на стороне, последние восемь лет провел в добровольном изгнании. Только три месяца назад он вернулся в Англию по просьбе своего отца. Эйдриан был не дурак, и перспектива получить наследство казалась ему привлекательной.
Повеса, смутьян, наемник, циник, он был заметной фигурой лондонского света, единственным человеком, которому Доминик доверял.
Доминик опустил пистолет.
– По правде говоря, я забыл, что у нас с тобой назначена встреча.
– Что ж, не велика беда, – заметил Эйдриан. – Знай я, что ты следишь за Эдгаром, посоветовал бы тебе не приходить. Вдруг ты упустил бы какую-нибудь важную информацию? Ведь это не прежние деньки, когда мы с тобой постоянно ссорились из-за каждой встречной юбки.
– Ты так думаешь?
Эйдриан прищурился:
– Ты что, был с женщиной? Ну как можно так рисковать? Я понимаю, искушение велико – после месяца в изоляции, без секса, в этой душной дыре. Надеюсь, дама ничего не знает?
– Она знает все.
– Какой же ты дурак! – не веря своим ушам воскликнул Эйдриан. – Что ж, надеюсь, от этой особы можно будет откупиться или услать ее по крайней мере до той поры, когда наше дело будет завершено. Кто она, скажи на милость? Одна из твоих горничных?
– Леди Хлоя Боскасл. – Доминик закрыл глаза и глубоко вздохнул.
Его рубашка еще хранила ее неповторимый запах. Все тела трепетало при воспоминании о том, как он ее обнимал. Долго копившаяся страсть выплеснулась наружу.
– Боскасл? Не родственница ли она Хиту Боскаслу?
– Думаю, да.
Эйдриан, ошеломленный и восхищенный, рассмеялся, сверкая белыми зубами.
– Насколько мне известно, тебе единственному удалось соблазнить эту восхитительную красу Лондона, причем в то время когда все считали тебя мертвецом.
– Это не входило в изначальный план, все получилось случайно.
Эйдриан вдруг посерьезнел.
– Перед ней действительно трудно устоять?
Доминик потер подбородок, заросший щетиной.
– Не то слово. Ведь я не мог ухаживать за леди, как подобает, будучи трупом, как ты мне тактично напомнил.
– Полагаю, ты изыскал новый способ ухаживания.
– Барышня стоит любых усилий.
– Позволь мне активней участвовать в этой истории с Эдгаром.
– Ты и так достаточно сделал, – медленно проговорил Доминик, глядя на ручей, залитый лунным сиянием. – Без твоей помощи мне бы не выжить.
– Я бы с большим удовольствием голыми руками вырвал у него из груди сердце, только позволь мне.
Еще когда они были юнцами, Эйдриан отличался замашками изгоя и бунтаря, чего нельзя было сказать о Доминике, который держался в рамках традиции, предписанной английскому лорду. Когда отец отрекся от Эйдриана, он долго скитался по Индии, служил наемником в самых дальних колониях. Эйдриан не колеблясь прирезал бы сэра Эдгара, только позволь ему.
– Будет и на твоей улице праздник, – произнес Доминик.
– Лучше раньше, чем позже, – отозвался Эйдриан. – Смотреть противно. Ты влачишь жалкое существование, в то время как сэр Эдгар наслаждается плодами своих злодеяний.
Ни единый мускул не дрогнул на лице Доминика. Все та же сумрачность, напряженность, решимость. Эйдриан на его месте поступил бы так же, оба это понимали.
– Полагаю, ничего нового о сэре Эдгаре ты не узнал?
– Узнал, но очень мало. По милости Веллингтона его обошли повышением после битвы при Ла-Корунь. Он довольно резко высказался в связи с этим в присутствии не того человека. Похоже, в Ост-Индскую компанию он перебежал потому, что высший офицерский состав его не жаловал. К тому же можно сколотить неплохое состояние на одних призовых деньгах, если покинуть регулярную армию. Но он не мог действовать в одиночку. Учитывая, что торговал «горячей» информацией.
– Это понятно. Но кто, кто мог ему помогать?
– Представления не имею, но знаю, что многим не терпится это выяснить. Я постараюсь сделать все возможное, прежде чем пойду встречаться с отцом, хотя связи в Лондоне у меня не бог весть какие. Не все встречают наемников из колоний с распростертыми объятиями. А пока наслаждайся обществом своей дамы сердца, но будь очень осторожен. Надеюсь, она действительно заслуживает доверия.
Доминик тихонько засмеялся:
– У меня нет выбора.
Эйдриан разочарованно улыбнулся:
– Ее никак нельзя услать отсюда на месяц-другой?
– Я не стал бы этого делать, даже если бы мог.
Хлоя понятия не имела, расшевелила Доминика нелепая церемония в спальне, осуществленная тетей Гвендолин, или спугнула. Не знала она также, был ли таинственный всадник, замеченный теткой в лесочке, Домиником, и очень в этом сомневалась.
Зачем Доминику рисковать, разъезжая верхом по окрестностям, когда он не жалеет усилий на то, чтобы убедить свет в том, что он и в самом деле мертв? Если, конечно, ночная верховая прогулка не была частью хитроумного плана, имеющего целью вывести на чистую воду сэра Эдгара. Вот только Хлоя сомневалась, что сэр Эдгар, профессиональный вояка, способен поверить в такие театральные эффекты, как явление призрачного всадника.
Но если таинственный всадник в лесочке не был Домиником, то кем же он был? Конечно же, не Девон. И не Джастин, которого тетя Гвендолин обязательно бы узнала. Друг, решивший навестить Доминика? Посторонний, проезжавший по деревне по своим собственным делам? Хлоя места себе не находила из-за того, что никак не могла связаться с Домиником и сообщить ему о неизвестном всаднике.
Он словно и в самом деле принадлежал загробному миру. Час проходил за часом, вестей от него не было, и Хлоя опасалась, что никогда больше его не увидит.
Доминик не шел у нее из головы. Она думала о нем в церкви, во время грозной проповеди преподобного, которая потрясла верующих Чизлбери. Валяясь на кровати и пытаясь при свете свечи разобрать шифр Брэндо-на. В заросшем розовом саду, где она гуляла часами, надеясь, что ее милый призрак хотя бы подаст знак, что он жив-здоров.
Хлою одолевала тревога. Не попал ли он в беду, не лежит ли беспомощный в одном из этих мрачных тоннелей, не в силах связаться с ней.
Велико было искушение послать весточку Хиту, попросить брата о помощи. Но она обещала Доминику держать язык за зубами.
Для него, разуверившегося в людях, очередное предательство станет последней каплей, переполнившей чашу. Теплившаяся в его душе нежность иссякнет. Приверженность законам чести едва ли не все, что у него осталось. Эта добродетель, разумеется, обоюдоострая, однако Хлоя испытывала к ней смешанное чувство уважения и досады.
Хлоя все ждала его, ждала. Просыпалась посреди ночи от смутного беспокойства, сжигаемая неудовлетворенным желанием. И не в силах заснуть, шла к окну посмотреть на затянутый туманом лесок в надежде, что он ей подаст знак.
Раз или два, перед самым рассветом, высунувшись в окно, Хлоя размахивала своей рубашкой. Никакой реакции.
Через четыре дня этот маневр сработал, привлек внимание, но, увы, не того мужчины. Лорд Сент-Джон зашел навестить ее в то время, когда она выгуливала Ареса в яблоневом саду.
– Убери собаку, Хлоя, – заговорил Джастин, приблизившись к ней сзади.
Он был в белой рубашке и нанковых панталонах, в плаще. Сапоги забрызганы грязью.
– Мне не до романтики, когда я думаю о том, что эта зверюга сейчас вцепится мне в задницу.
Хлоя рассмеялась, притянув собаку ближе к себе. Она и забыла, как по-мальчишески непосредственно умел держаться Джастин, что выгодно отличало его от лондонских юношей, которые старались произвести на нее впечатление, щеголяя родословной и модными нарядами.
– Меня он ни разу не укусил за задницу, к твоему сведению.
– Значит, этот пес просто глуп, – сострил Джастин, блестя глазами. – Будь я твоей собакой, я бы…
Он шагнул к Хлое. Взгляды их встретились, и Хлоя поняла, что он собирается ее поцеловать. Эта перспектива ее ничуть не шокировала – никто не мог их увидеть в обнесенном высокой стеной саду. Но Арес внезапно сделал стойку и зарычал.
Джастин издал вопль притворного ужаса, отскочил и спрятался за корявый ствол старой яблони.
– А он не к заднице примеривался, а к совсем другой части тела, самой драгоценной.
Хлоя закусила губу, чтобы не рассмеяться.
– Как ты думаешь, удастся мне ввести в моду четвероногих дуэний?
– А ты не привяжешь свою четвероногую дуэнью, чтобы с тобой можно было поговорить, не опасаясь кастрации? – вопросом на вопрос ответил Джастин.
– Потише, тебя может услышать тетя!
Джастин ухмыльнулся:
– Это она меня послала в сад найти тебя.
Хлоя в изумлении покосилась на дом:
– Неужели?
– Мои родители приглашают твоих дядю с тетей, Памелу и тебя отужинать у нас сегодня вечером. Надеюсь, ты примешь приглашение. – Он поднес ее пальцы к губам. – Прошу тебя, Хлоя, соглашайся. Иначе я утоплюсь в ручье.
Хлоя вдруг поняла, что ей хочется остаться одной. Что же с ней происходит? Совсем недавно ей казалось, что Джастин очень мил. А сейчас она невольно сравнивает его со своим мрачным возлюбленным, который олицетворяет все, чему барышне следует противостоять. Почему Джастин кажется ей школьником-переростком, а не мужчиной?
– Я должна спросить у тетеньки.
– Хлоя! – донесся голос тетеньки из окна гостиной. – Спроси у Джастина, они ждут нас сегодня к шести или к семи?
Джастин захихикал:
– Вот тебе и ответ. – Джастин поцеловал ее пальцы и отпустил наконец руку. – И пожалуйста, оставь свою зверюгу дома, хотя бы сегодня. Мне самому хочется тебя покусать.
Хлоя смотрела вслед молодому человеку, размашистой походкой удалявшемуся из сада. Дойдя до калитки, он обернулся, чтобы послать ей воздушный поцелуй. Хлоя хотела махнуть ему в ответ, но тут Арес заворчал.
Пес натянул поводок, Хлоя засмеялась и сказала:
– Арес. Я не позволю тебе сожрать Джастина, да и кого бы то ни было. Пора бы тебе научиться себя вести.
Она не договорила и медленно подняла голову. Пес тянул ее к лесу.
– Стрэтфилд? – шепотом позвала она с сильно бьющимся сердцем. – Доминик, ты?
Она побежала в дальний угол сада. Арес бежал рядом с ней. Но в лесу не было ни души. Даже шелест листвы не нарушал тишины.
Арес уселся у ног Хлои.
Из дома донесся крик Памелы:
– Хлоя, ты мои новые перчатки не видела? Надеюсь, их твой пес не сожрал.
Хлоя выдохнула.
– Будь ты неладен, Доминик, – сказала она в тишину, которая словно дразнила ее. – Будь ты неладен, черт эдакий.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовная история виконта - Хантер Джиллиан



Очень понравился.
Любовная история виконта - Хантер ДжиллианНАТАЛЬЯ
18.06.2011, 22.17





Очень интересно
Любовная история виконта - Хантер ДжиллианЕлена
24.12.2011, 16.18





Захватывающий роман,с ненавязчивым юмором и адекватными героями.
Любовная история виконта - Хантер Джиллианвика
24.12.2011, 21.58





Хороший роман, в котором главный герой не рыцарь без страха и упрека, а реальный человек со своими достоинствами и слабостями, и главная героиня, которая не является совершенством в глазах всего мужского населения Англии. Вобщем все здесь гармонично и без чрезмерности.
Любовная история виконта - Хантер ДжиллианNemona
30.12.2011, 23.46





Очень хорошый, и следует прочитать всю серию)7 романов
Любовная история виконта - Хантер ДжиллианКристинка
31.12.2011, 0.01





Очень понравилась!!!Прочтите не пожалейте!!
Любовная история виконта - Хантер ДжиллианВера Яр.
14.02.2012, 9.10





чудесный роман очень интересный главный герой хорош собой во всех отношениях и главная героиня молодец сильная и страстная женщина ничего и никого не боится
Любовная история виконта - Хантер Джиллианнаталия
14.02.2012, 12.38





Понравилось, но я так и не поняла, кто были соучастниками заговора. А так, с юмором.
Любовная история виконта - Хантер ДжиллианТимуровна
15.02.2012, 1.26





Роман интересный , с юмором !!! Читать стоит .
Любовная история виконта - Хантер ДжиллианМари
1.03.2012, 14.04





Замечательный роман,захватывающий, приятно провела время за чтением.Ну очень понравился....!
Любовная история виконта - Хантер ДжиллианАлина
20.04.2012, 13.31





дааа... героиня превзошла все ожидания. за весь роман две мысли: где мой любовник и когда я с ним снова смогу перепихнуться. с ней говорят - она думает о сексе, она на проповеди в церкви - думает о сексе, ложится спать, встаёт, ест - всё чувственные ласки вспоминает и краснеет. я всё ждала, когда она своей тупостью выдаст бедного героя
Любовная история виконта - Хантер Джиллиананя
27.06.2012, 18.10





Задорно и нетипично!
Любовная история виконта - Хантер ДжиллианItis
21.09.2012, 23.48





ну, как сказать, вроде ничего.. на 8 из 10... миленько, приятненько, легко читается... ощущение, что есть продолжение..
Любовная история виконта - Хантер ДжиллианЮля
3.02.2013, 11.41





Понравилось. Настоящий любовный роман
Любовная история виконта - Хантер Джиллианлена
8.05.2013, 18.41





Очаровательно.
Любовная история виконта - Хантер ДжиллианСнежана
10.05.2013, 19.56





Красивая любовь, адекватные герои. Читайте.
Любовная история виконта - Хантер ДжиллианКэт
6.12.2013, 15.34





Прочитала с удовольствием, только вот иногда бесила героиня, но у каждого свои изъяны. Очень понравилось. Лучше читать по частям, складывать как мозаику. Мне нравиться такие романы, где можно читать продолжение. Это вторая книга из всей серии. Первая – Скандал в высшем свете, а третья – Брачная ночь джентльмена.
Любовная история виконта - Хантер ДжиллианВиктория
31.07.2014, 7.42





Мне понравилась вообще вся серия Интересная,смешная и легко читается rn2. Любовная история виконтаrn3. Брачная ночь джентльменаrn4. Грешные игры джентльменаrn5. Выйти замуж за ловеласаrn6. Дьявольские наслажденияrn7. Порочен, как грехrn8. Леди маскарадаrn9. Женитьба порочного герцога 10 Дневники герцогини
Любовная история виконта - Хантер ДжиллианТАТКА
16.08.2014, 22.26





Роман милый, но самый слабый из серии, упомянутой Таткой. Кстати, у 5 братьев и бывают такие единственные сестры - избалованные и заласканные и опасно любящие мужской пол,
Любовная история виконта - Хантер ДжиллианВ.З.,67л.
29.08.2015, 20.12





Хорошее произведение, с юмором и нестандартным сюжетом. Да и вся серия неплоха
Любовная история виконта - Хантер ДжиллианElen
19.01.2016, 20.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100