Читать онлайн Брачная ночь джентльмена, автора - Хантер Джиллиан, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Брачная ночь джентльмена - Хантер Джиллиан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Брачная ночь джентльмена - Хантер Джиллиан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Брачная ночь джентльмена - Хантер Джиллиан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хантер Джиллиан

Брачная ночь джентльмена

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Джулия сделала несколько глубоких вздохов и пошла по освещенному свечами коридору. Тишину нарушал лишь шелест ее шелкового платья. Она шла решительными широкими шагами. Под настроение она легко могла обогнать большинство мужчин своего возраста.
Но Хит Боскасл… это совсем другое дело.
И так было всегда. Она должна была сообразить, что его инстинкты с возрастом станут лишь острее. Что ж, ее тоже. Она больше не была восторженной девятнадцатилетней дурочкой, которая, выпив бокал кларета, завалилась на диван в библиотеке с самым привлекательным мужчиной на свете и готова была отдаться ему с самозабвенным бесстыдством.
Полная презрения к себе, Джулия крепче сжала губы. Господи Боже! Нет! Теперь она была вдовой двадцати шести лет от роду, которая смогла спокойно уйти от этого самого привлекательного мужчины на свете, потому что так было правильно.
Разве нет?
Она предупреждала Рассела, что поручать ее безопасность заботам Хита – мысль ужасная, оскорбительная… Это значит призывать несчастье… Что она не хочет никакого защитника-телохранителя… (по крайней мере не такого, который знает ее лучше, чем она могла признаться кому бы то ни было).
Проблема состояла в том, что Рассел в своей благонамеренной мужской самоуверенности уверил ее, что он один знает, как лучше поступать в ее интересах. Он знает, кому может доверять, на кого может положиться и кем может манипулировать с ловкостью Макиавелли. Хотя, если быть честной, он не сказал, что может манипулировать Хитом, но явно на это намекал. Он собирался оставить ее под защитой самого компетентного человека, какого знал, человека, которому, по его заявлению, доверял больше всех прочих.
А Джулия в ответ могла лишь сидеть на диване в молчаливом отчаянии, пока ее прославленный жених отечески читал ей лекцию, и дожидалась момента, чтобы вставить протестующее словечко.
– Только не Хита Боскасла. Найдите другого офицера… кавалериста… сыщика с Боу-стрит… какого-нибудь борца на покое… наконец, исправившегося преступника.
– Джулия, дорогая. – Рассел присел рядом с ней и окинул ее серьезным пристальным взглядом. – Доверься мне. Я мужчина. Я лучше знаю, как поступать.
Да, он, безусловно, был мужчиной. Возможно, он даже знал, что для нее лучше, но он не знал и никогда не узнает, что произошло между Джулией и Хитом много лет назад в Корнуолле. На диване, очень похожем на тот, на котором они сидели сейчас. И на полу.
Она уставилась на узорчатый турецкий ковер, завороженная воспоминаниями о лежащем на ней полуголом Хите Боскасле, его чутких и ловких руках, его чувственном рте, заклеймившем ее навеки жаром своих поцелуев. У него было тело и чувственное обаяние юного бога. От одной мысли о нем у Джулии на миг перехватило дыхание.
Это было самое яркое, сокрушительное любовное переживание, которое ей довелось испытать в жизни. Даже после пяти лет замужества. Необыкновенное приглашение к наслаждению, поразительное откровение, страстное пробуждение…
– Значит, ты согласна, что так будет лучше? Он безжалостный убийца, Джулия…
– Хит Боскасл? – недоверчиво переспросила она, растерянно моргая.
Рассел наградил ее раздосадованным взглядом. Его единственный глаз выразил всю глубину его недовольства.
– Нет, не Боскасл. Кажется, ты меня не слушаешь. Я говорю о человеке, которого намерен отдать в руки правосудия, Джулия, о французском шпионе, пообещавшем убить меня. Об Армане Оклере.
– А-а… – смущенно протянула она. – Но почему? Я имею, в виду, почему не позволить кому-нибудь еще стать героем? Для разнообразия.
Ответ она знала заранее, Рассел вот-вот должен был получить виконтство за отважную службу в легкой кавалерии, за риск, которому подвергался, защищая свою бригаду, причем некоторые из его подвигов, по мнению Джулии, граничили с сумасбродством. Но он обратил на себя внимание великого Веллингтона, и ходили слухи, что Расселу светило золотое будущее в политике. Она знала, что это имело для него очень большое значение и что он заслужил признание своих заслуг.
Ей подумалось, что публичная карьера очень ему подходит. Гораздо меньше она была уверена в собственных талантах хозяйки светских приемов. Ее навыки заржавели. Наверное, ей легче было бы пережить муссон, чем пребывание в лондонском свете. Она слишком привыкла вести себя как заблагорассудится. Может быть, если бы ей с мужем, офицером в полку легких драгун, довелось жить в Калькутте, а не в бунгало на краю отдаленной провинции, она была бы более подготовлена к возвращению на светскую арену.
Она вышла замуж за сэра Адама Уитби всего через месяц после того, как встретила его на скачках. Ее отец поощрял этот брак. Адам был милым, внимательным и бесконечно в нее влюбленным. Она понимала, что он никогда намеренно ее не обидит. Так и было до самой его смерти. Возможно, он уделял ей недостаточно внимания, но не по своей вине.
Как многие другие англичане, он был захвачен мечтой послужить в Индии и нажить там себе состояние. Он уверял Джулию, что их ждет прекрасное будущее. Джулия тоже мечтала о приключениях и с готовностью согласилась последовать за ним. Им потребовалось специальное разрешение армейского начальства на брак.
В Индии ей было нестерпимо одиноко, и Джулия вскоре осознала, что больше всего скучает по туманной, дождливой зеленой Англии и отцу. У нее был повар-француз и полная свобода, но с Адамом они виделись урывками. Они прожили вместе всего три года. Теперь она начинала жизнь заново и понимала, как это сложно. Занять прежнее положение в обществе оказалось не так просто. Большая часть ее подруг были замужем и воспитывали детей. Если б не поддержка Рассела, Джулия все еще билась бы головой о стену светского непонимания. Он помог ей в заботах о смертельно больном отце, виконте Маргейте. Рассел оказался необычайно добрым и терпеливым, он взял на себя труды по похоронам и всем юридическим вопросам. Выросший сиротой, он хотел завести семью, дом, детей. Он ведь сам себя создал.
По правде говоря, Джулия не представляла себе, как бы пережила смерть отца и справилась с делами без Рассела. Голова ее была в тумане и лишь недавно начала проясняться. Она пребывала в полной растерянности, потеряв мужа, а затем, по приезде домой, беспомощно наблюдая, как умирает отец.
Она приняла предложение Рассела, толком его не обдумав. Джулия не сомневалась, что сердце ее успокоится, когда она освоится с новой ситуацией. И потом Рассел был необычайно привлекательной личностью.
Джулия остановилась посреди коридора, чтобы оглядеться и понять, где оказалась. Бронзовые стрелки высоких часов в футляре розового дерева показывали час ночи. У нее была назначена встреча, на которую она уже опаздывала. Нужно торопиться, пока Боскасл не понял, что она покинула бальный зал… Если он уже не догадался об этом. Не стоит его недооценивать. И то действие, которое он на нее оказывал. Как бы ни было чудесно снова видеть его, она не уверена, что эта встреча будет обоим на пользу. Как оказалось, время не уменьшило его привлекательности, и все же…
Джулия не доверяла самой себе, страшилась остаться с ним наедине. Как ужасно узнать о себе такое в двадцать шесть лет!
Она резко раскрыла веер из слоновой кости и внимательно вгляделась в него в полумраке коридора. Между его пластинками была спрятана самодельная карта дома, показывающая расположение комнат.
Большой косой крестик отмечал кабинет хозяина бала, графа Одема. Получалось, что эта комната находится сразу за углом, слева от нее, через четыре двери.
Без дальнейших затруднений Джулия нашла место назначенной встречи, однако дверь оказалась заперта. Она приложила ухо к филенке и услышала в комнате несомненный шелест бумаг. Недовольно нахмурившись, она коротко и тихо постучала.
Раз.
Второй.
Третий.
И нетерпеливо прошептала:
– Ради всего святого, Гермия, откройте дверь, пока меня не поймали.
Дверь тут же распахнулась. Бледное удлиненное лицо тетушки с короной серебристо-белокурых волос хмуро выглянуло из-за двери. Джулия протиснулась мимо тетушки в комнату, моля Бога, чтобы ее никто не заметил.
– Почему ты меня не впускала?
– Ты не постучала секретным стуком.
– Господи Боже! – пробормотала Джулия, глядя на разбросанные по комнате письма и раскрытые конверты. – Это какой-то разгром. Надеюсь, ты нашла то, что искала?
Ее тетушка поправила вазу с павлиньими перьями, которую уронила на ковер.
– Не нашла. Этот негодяй очень хорошо спрятал свои секретные бумаги.
– Ну тогда поскорей прибирай этот беспорядок.
– Зачем я буду это делать?
– Ты хочешь, чтобы граф узнал, что ты взломщица?
– Мне плевать на его мнение обо мне.
Джулия опустилась на колени и стала поспешно собирать разбросанные письма в аккуратную пачку.
– Помоги мне, пожалуйста.
– Ладно. Нет, эти лежали в нижнем правом ящике секретера. Они были в шкатулке, перевязанные красной ленточкой.
Джулия полезла под секретер.
– А эти ты видела? – спросила она, заглядывая в портфель со старыми письмами.
– Нет, – нахмурилась Гермия. – Наверное, это выпало из ящика. Можешь посмотреть, что там за бумаги?
Джулия вздохнула.
– В такой темноте я едва могу их разглядеть. Вроде бы деловые письма. Давай просмотрим их повнимательнее.
– У нас кончается время. Я сказала Одему, что встречусь с ним в половине второго.
– Как ты сможешь смотреть ему в глаза после того, как обыскала его личные вещи? – с досадой поинтересовалась Джулия, выползая из-под секретера.
– Вопрос очень интересный, – протянул приятный низкий голос над ее головой. – Может, вам стоит попрактиковаться на мне, испытать свою невозмутимость прежде, чем я провожу вас к графу.
Джулия быстро выпрямилась, глаза ее потемнели от волнения. Итак, он последовал за ней. Она должна была догадаться.
Он был категорически не похож ни на одного из ее знакомых. Этот человек всегда был на два хода впереди других. Он получал удовольствие, анализируя человеческие характеры. Его тихая повадка скрывала опасную проницательность, которая, на удивление, странным образом шла ему, была одной из многих его обаятельных черт.
– Боскасл! – ахнула за спиной тетушка. – Что, ради Зевса, вы здесь делаете?
– Это я должен вас спросить…
– Он меня охраняет, – нетерпеливо вмешалась Джулия.
– Что? – недоуменно переспросила Гермия.
– Охраняет меня, пока Рассел бегает в поисках этого француза. Разве это не самая дурацкая идея, которая могла прийти кому-либо в голову?
Леди Далримпл окинула Хита восхищенным взглядом.
– Я думаю, это гениальная мысль: нанять Боскасла в качестве личного телохранителя. Я понятия не имела, что его можно нанять, иначе сама бы схватилась за него.
– Его нельзя нанять, – с притворным сожалением покачал головой Хит. – По крайней мере не за деньги.
Брови Гермии подскочили в немом изумлении.
– Тогда почему же?..
– Потому что Рассел боится, что этот француз, который намерен убить его, может наслать кого-то на меня, пока Рассел за ним охотится, – коротко объяснила Джулия. – Он боится, что меня возьмут в заложницы… Словно кто-нибудь захочет с этим возиться.
– Ты не можешь винить его за то, что он хочет тебя защитить, – заметила Гермия.
Хит резко обернулся.
– Сюда кто-то идет. Судя по звуку шагов, мужчина. Предлагаю закончить это волнующее обсуждение попозже.
Гермия схватилась за руку Джулии.
– Это Олдрик. Спрячьте меня.
Джулия с досадой окинула взглядом ширококостную фигуру своей тетушки. Красное шелковое платье с турнюром из тафты лишь подчеркивало ее могучую фигуру, никак не давая ей слиться с окружающей обстановкой.
– Куда, по-твоему, я могу тебя спрятать?
– За секретер… мы все должны спрятаться, чтобы избежать объяснений.
– Я прятаться не стану, – объявил Хит, скрещивая руки на груди. – Я не сделал ничего плохого и отказываюсь…
Гермия схватила его за рукав и одновременно резко толкнула Джулию в сторону секретера.
– Мы все объясним вам позднее, Боскасл. Но жизненно важно, чтобы Олдрик нас не застал. – Она посмотрела Хиту в глаза. – Вы человек светский. Сомневаюсь, что вас может шокировать мелкий скандал. Видите ли, Олдрик меня шантажирует.
– Граф вас шантажирует?!
Раздался звук поворачиваемого в замке ключа, они втроем нырнули за секретер, и дверь медленно отворилась. Хит стоял па коленях, зажатый между обнаженными плечами Джулии и пышным бюстом Гермии. Не было возможности даже пальцем шевельнуть. Он не помнил, чтобы когда-нибудь оказывался в такой дурацкой ситуации.
Джулия подняла голову и посмотрела ему в лицо. Уголки ее сочных алых губ приподнялись в еле сдерживаемом смехе.
В тот давний день, который она провела с ним, Джулия много смеялась. Из-за пустяков и серьезных вещей. И сейчас ему внезапно… необъяснимо тоже захотелось смеяться, несмотря на то, что его по-прежнему влекло к ней, несмотря на то, что она выходит замуж за его соперника, что ее колено упирается ему пониже спины… Ему безумно хотелось посмеяться над капризом судьбы.
Но вместо этого Хит сосредоточил внимание на паре обутых и кожаные туфли мужских ног, расхаживающих по комнате. Графа Одема никак нельзя было назвать молодым человеком: ему было за шестьдесят. Но он был моложав, и при встречах с ним в клубе Хит наблюдал остроту его ума и проницательность.
А еще Одем был достаточно внимателен, чтобы заметить валявшееся на полу письмо.
– Черт, – мягко произнес граф, наклоняясь, чтобы поднять его. – Кто-то обшаривал мой секретер. Не очень приятная история. Поступок, прямо скажем, недружелюбный.
Он встал на колени, лицо его оказалось практически на одном уровне с лицами трех гостей, теснившихся за секретером. Каким-то чудом граф вроде бы их не заметил. Еще один дюйм, и это наверняка бы произошло.
Хит нахмурился. Он не представлял, как, застигнутый за обыском кабинета хозяина дома, сможет объяснить ситуацию. Он ведь сам ничего не понимал в происходящем. Черт побери, он даже не знал, почему прячется!..
– Неуклюже, как неуклюже, – бормотал тем временем граф и, откашлявшись, добавил громко и внятно: – Очень хорошо, что я не прячу здесь мои личные бумаги.
Несколько мгновений спустя он удалился, мурлыча под нос какую-то песенку, и запер за собой дверь. Гермия выползла из-под секретера, выпрямилась и оправила платье и турнюр.
– Да-а, – протянула она. – Бодрящее переживание.
Хит поднялся на ноги и смерил ее мрачным взглядом.
– Я вряд ли могу назвать «бодрящим» преступление.
– Это вовсе не преступление! – воскликнула Джулия, бросаясь на защиту тетушки. – Одем направил нам личное приглашение.
– И в этом приглашении предлагалось перевернуть вверх дном его кабинет? – раздраженно фыркнул Хит.
– Побудьте здесь еще несколько минут, пока я удостоверюсь, что берег чист, – проговорила Гермия, нисколько не смущенная его презрением. – Вы же где-то там немножко шпионили, Боскасл. Уверена, что вы меня поймете.
– Шпионажем я никогда не занимался. И сомневаюсь, что хочу быть втянутым в эту историю.
– Я тоже не хочу, – прошептала Джулия у него за плечом. – Но все-таки она моя тетка, и мне не хочется, чтобы ей причинили вред.
Хит обернулся и всмотрелся в ее белеющее в полумраке лицо. Его всегда привлекали контрасты ее внешности: бледный цвет лица, огненно-рыжие волосы, широко расставленные выразительные глаза, гладкая кожа… Но Хита тянула к ней не только утонченная красота. В Джулии были ум, сердечность, теплота… Джулия была личностью. Он вдруг подумал, понимает ли Рассел, во что ввязался и насколько ему повезло.
– Полагаю, вы такое проделываете не слишком часто?
– Хотите верьте, хотите нет, но это наша первая попытка «проникновения и взлома».
Он вытащил из жилетного кармана карту дома, которую она обронила в коридоре, и весело ухмыльнулся:
– О, этому я верю. Надеюсь, она станет и последней.
Ее полные губы изогнулись в легкой улыбке.
– Одного опыта более чем достаточно для некоторых приключений. Не правда ли? Особенно греховных.
Не было никаких сомнений, на что она намекала. Его пульс мгновенно участился в ответ.
– Не знаю, Джулия. Некоторым из нас первый вкус соблазна лишь разжигает аппетит.
– Тогда хорошо, что я не рьяный гурман.
– А может быть, ты сидела не за тем столом, – вежливо откликнулся он.
– А может быть, я предпочитаю есть одна.
Хит медленно улыбнулся. Он не мог вспомнить, когда в последний раз сражался на словесной дуэли с женщиной, не зная, победит или проиграет. Этот вызов горячил ему кровь.
– Эй вы, двое, пошли, – прошептала от двери Гермия. Она приоткрыла ее, снова выглянула в коридор, затем исчезла и нем. – Не время вспоминать прошлые знакомства.
Хит лишь растерянно покачал головой. Он до сих пор не понял, что они здесь делали и как он оказался в самой гуще этого непонятного заговора.
– Что тут происходило? – произнес он, снова обращаясь к Джулии. – В чем, собственно, было дело? Не ждете же вы, что я поверю, будто безобидный старый Олдрик шантажирует вашу тетушку?
– Но это правда, – с извиняющимся видом пожала плечами Джулия.
– Тогда с этим нужно бороться по всем правилам. То есть привлечь власти, а не рыться в чужом столе.
– Но это ведь не обычное гражданское дело, – обыденным тоном заметила Джулия. – А сугубо личное. Олдрик угрожает опубликовать старые любовные письма Гермии, если она не согласится на его требования.
– То есть… – Хит оборвал фразу, потому что ему стало очень любопытно.
Для мужчины, который редко бывал в свете и не знал сплетен, такое любопытство было вполне простительно.
– Как вообще попали к нему письма твоей тетушки?
Джулия тряхнула головой.
– Они были написаны ему.
Хит еле сдержал ухмылку.
– Ты шутишь?
– Боюсь, что нет. Видишь ли, много лет назад у Олдрика с Гермией был бурный роман, и она по глупости описала некоторые детали их связи в письмах.
Джулия посмотрела ему прямо в глаза, словно предостерегая не упоминать некоторые подробности их собственного прошлого. Но Хит невероятным усилием воли превратил свое лицо в холодную маску.
– И Олдрик пригрозил опубликовать ее письма, если она не заплатит ему какую-то несусветную сумму? – поинтересовался он, пытаясь, чтобы в голосе прозвучало приличествующее случаю отвращение.
– Нет. – Джулия обошла его, коснувшись платьем. – Не совсем. Он пригрозил, что выставит их роман на всеобщее обозрение, если она не согласится выйти за него замуж.
Хит больше не мог сдержать рвущуюся наружу улыбку. Объяснение оказалось совсем не таким, какого он ждал, гораздо более разумным. Образ Олдрика – злобного шантажиста растаял. Пожилой граф, влюбленный в бойкую вдовушку – соблазнительницу его юности настолько, что дошел до шантажа… Хит потер переносицу, чтобы не расхохотаться. Возможно, необузданная страсть была фамильным свойством семейства Джулии. По крайней мере в его роду это передавалось по наследству. Неудивительно, что двое молодых людей с подобной наследственностью, оставшись наедине, явили взрывное сочетание. Что поделаешь? Такая кровь!
– Господи Боже, – произнес он. – Кто бы мог подумать? Олдрик и твоя тетушка?!
– Моя тетушка в ужасе от того, что ее нескромное прошлое будет выставлено на суд публики.
– Да уж. Могу себе представить. Гермия и Олдрик, наверное, были огненной парочкой. В свое время.
Джулия бросила на него быстрый предостерегающий взгляд, словно напоминая, что ей тоже хотелось бы похоронить их личное прошлое. Но ей не нужно было волноваться. У Хита не было намерения возрождать это прошлое, поэтому так, на удивление, неожиданно прозвучали следующие ее слова:
– Чтобы прояснить ситуацию, скажу, что не забыла случившееся тогда между нами, в библиотеке.
Хит глубоко втянул в себя воздух и притворился, что разглядывает глобус на бронзовой подставке в углу кабинета. К чему она это сказала? Прояснить ситуацию… Как же!.. Ее откровенность лишь разожгла тлеющие угли. Теперь их прошлое стало открытой темой и требовало дальнейшего обсуждения.
– Я тоже ничего не забыл.
– Возможно, нам стоит проверить дверь? – сказала она, бросив на него выразительный взгляд. – На всякий случай… чтобы не оказаться запертыми внутри.
Хит мрачно посмотрел на нее.
– Возможно.
Наступило молчание. Хит позволил ему затянуться. Он давно понял, что о человеке по его молчанию можно узнать гораздо больше, чем по разговору. Что же узнает он сегодня о Джулии? Он продолжал исподтишка наблюдать за ней. Он никогда не знал в точности, какие чувства она к нему испытывает. Но можно, он тогда совершил непоправимую ошибку, и она не и силах его простить? Он мог ее просто отпугнуть.
Сейчас она была холодна, как снежинка на февральском морозе. Молчание, казалось, совсем ее не смущало. Что ж, ее жизнь тихой не назовешь: выстрелить в соотечественника-англичанина, защищая слугу-туземца… Либо старые правила на нее не действовали, либо она никогда их не придерживалась. Она прошла мимо него и сама проверила дверь. Ее уверенность в себе и целеустремленность пробудили в нем все спящие чувства, повлекли к опасности, ранее ему незнакомой.
Она действительно была Джулией Хепуэрт, но не той Джулией, которую он с нежностью вспоминал в буйных эротических фантазиях. Пожалуй, источаемый ею соблазн удесятерился. Сердце Хита тяжко и грозно дрогнуло. Как такое может быть? Какая-то частица его души тосковала по бесшабашной юной девушке его молодости – девушке, которая смеялась над жизнью и делила с ним свою невинность. По крайней мере ту он мог вести за собой… руководить ею.
– Я слышал, что твой отец умер, – сказал он, стараясь найти безопасную тему для разговора. – Мне очень жаль, Джулия.
Она послала ему через плечо взгляд, в котором смешались благодарность и проницательность.
– Он бы обрадовался, если бы ты навестил его. Большинство друзей остались равнодушны к его болезни. В конце он не мог сосредоточиться, мысли разбегались, но перед смертью его разум вернулся и был остер, как и прежде. Вы бы хорошо побеседовали.
– Жалко, что я этого не знал. – И Хит сказал это искренне.
Отец Джулии был добросердечным великаном, заразительно жизнелюбивым, истинным джентльменом, человеком щедрым до глупости. Большую долю своих добрых качеств он передал единственной дочери.
– Я тоже потерял отца, – помолчав, произнес Хит.
– Рассел мне говорил, – сочувственно кивнула она. – Но думаю, тебе было легче, у тебя много братьев и сестер.
– Они разделяют горе, но… Ты была близка с отцом?
Она улыбнулась, и ее улыбка застигла его врасплох. Она повзрослела, и это пошло на пользу ее внешности, подчеркнуло благородство лица, гармонично сочетая широкий рот и волевой подбородок. Она стала ярче. Теперь очевидно, что она женщина с характером.
– Ты ему нравился. До последнего месяца его жизни я даже не подозревала насколько…
У него не было времени спросить, что она имеет в виду.
В коридоре перед кабинетом раздались голоса, прервав их нежданно возникшую интимность. Они попятились друг от друга, шагнули к двери, создавая впечатление двух поврозь заблудившихся гостей. Хит остановился и молча посмотрел, как она скрылась в гардеробной. Он понятия не имел, какое извинение придумает, но в одном не сомневался: не станет он целый месяц сторожить Джулию для другого мужчины.
Джулия отступила в гардеробную, смущенная и огорченная собственным поведением. Все эти годы она, оказывается, обманывала себя. Считала, что изменилась, стала сильнее. Сколько наставлений она прочла себе перед зеркалом, сколько воображаемых бесед провела сама с собой. Какие придумывала остроумные ответы, как готовилась ловко и холодно держать его на расстоянии.
Все это забылось, едва она посмотрела в незабываемо синие глаза Хита Боскасла. Она словно снова превратилась в пустоголовую девчонку, а вдова не первой молодости сразу куда-то исчезла. Невероятно, неловко, непонятно, что он полностью разрушил ее защиту и так глубоко ее взволновал. Единственной разницей между тем временем и этим было то, что она научилась скрывать свои чувства. Но Джулия продолжала их ощущать… хотя не могла винить его за тот отклик, который он в ней пробуждал.
Она мазнула по запястьям губочкой, смоченной в апельсиновой воде, в надежде, что ароматная прохлада успокоит ее нервы. Хит был обаятелен, как всегда, и так искренне добр, говоря о ее отце, но от этого ей становилось только хуже. Так же, как от воспоминания о предсмертных сожалениях отца, что не вышла она «замуж за Боскасла».
– Будь оно все проклято, – разозлилась она и швырнула губочку в фаянсовый таз для умывания. – Будь прокляты все мужчины!..
– Ну, наверняка не все, – шутливо произнес у нее за спиной приятный женский голос.
Джулия медленно повернулась и увидела миниатюрную женщину лет тридцати, вольно раскинувшуюся на бархатной кушетке. При виде ее удивления женщина лениво поднялась с уверенной грацией императрицы. Ее имя вертелось у Джулии на языке. Она ее узнала.
– Вы…
– Одри Уотсон, – проговорила женщина с приветливой улыбкой. – Вы меня помните?
– Конечно. Мы встречались в Гайд-парке много лет назад.
Джулия выдавила улыбку, напоминая себе, что она в Лондоне и нужно следовать правилам общения, ею почти забытым. Во время их прошлой встречи Одри была любовницей знаменитого портретиста. Судя по тому, что Джулия потом читала в газетах, этот роман был лишь началом успешной карьеры куртизанки. Лондонское общество обожало Одри. Она устраивала скандальные приемы и продавала свои интимные услуги по сногсшибательным ценам.
Господи Боже! Куртизанка!.. Какое славное возвращение в высший свет!
Словно читая мысли Джулии, Одри улыбнулась:
– Вы, разумеется, наслушались сплетен обо мне. Не сомневайтесь, дорогая… все они верны.
Джулия растерянно моргнула. Она сразу поняла, почему общество было очаровано этой женщиной. Одри буквально источала легкую шутливость.
– В таком случае разрешите вас поздравить. Вы лучше справляетесь с противоположным полом, чем я.
Одри посмотрела на нее с тревогой.
– Вы ведь леди Уитби? Не так ли? Джулия Хепуэрт, которая обожает стрелять.
– Виновна. Признаюсь.
Одри радостно рассмеялась:
– Вы так же печально известны, как и я, и мы обе заслужили нашу славу.
– Боюсь, на этом наше сходство заканчивается, – объявила Джулия с притворной торжественностью. – Видите ли, я навлекла на себя позор, стреляя в мужчин, а вы… вы…
– Позволяя стрелять им, – проказливо усмехнулась Одри. – Впрочем, я оставила нескольких любовников… покалеченными… Может быть, этот факт заставит вас почувствовать себя лучше.
Джулия вздохнула, вспомнив, почему поспешила спрятаться в этой комнате.
– Хотела бы я, чтобы мои проблемы были так просты.
Одри понизила голос и со значением кивнула в сторону молодой служанки, расправлявшей плащи и накидки, попутно прислушиваясь к каждому словечку их разговора.
– Не вас ли я видела несколько минут назад, тайком спешащей на свидание с Хитом Боскаслом? – тихо осведомилась она.
Джулия изумленно открыла рот. Она совершенно забыла, что у светского общества всюду есть глаза и уши.
– Это было вовсе не свидание.
Одри многозначительно улыбнулась, давая понять, что она знает лучше.
– В дамских кругах утверждают, что даже находиться в обществе любого Боскасла равнозначно свиданию. Женщины теряют рассудок, Джулия.
– Это, безусловно, так, – не думая, подтвердила она.
– Они самые милые повесы в мире, – восторженно заявила Одри. – Я обожаю их.
По непонятной причине восторги Одри не вызвали у Джулии никакой радости. Знать, что другие женщины находят Хита неотразимым, не слишком приятно. По правде говоря, это лишь усилило его грешное обаяние и еще раз подчеркнуло, что ситуация с охраной попросту немыслима. Подумать только: Хит Боскасл – ее телохранитель!.. В нем эта ситуация тоже никакого энтузиазма не пробудила, и Джулия никак не могла по в этом винить. Какая тяжкая обязанность легла на его плечи! Джулия сразу успела впутать его в дурацкую историю отношений ее тетушки с графом.
Глаза Одри распахнулись в предвкушении чудесного скандала.
– Только не говорите мне, что Боскасл попросил вас стать его любовницей.
– Разумеется, нет, – вздохнула Джулия.
– Неужели женой? – ахнула Одри. – Я упаду в обморок от зависти.
– Вы явно не слышали последних новостей, – сухо откликнулась Джулия, вновь сознавая, насколько отвыкла она от светской болтовни. – Я помолвлена с сэром Расселом Олторном.
– С Олторном? – В голосе Одри прозвучало явное разочарование. – О-о!..
Молодая служанка бросила удивленный взгляд на Джулию и стала внимательно в нее всматриваться. Дверь гардеробной отворилась, впуская трио щебечущих дебютанток. Одри изящно отошла, уступая место. Она послала Джулии извиняющуюся улыбку и быстро вернула своему лицу невозмутимую мину, но последующее замечание только еще раз подтвердило ее истинные чувства.
– Что ж, в таком случае я согласна с вашими предыдущими словами.
Джулия заколебалась. Вообще-то настал самый подходящий момент, чтобы сбежать. Ей вовсе не хотелось быть втянутой в какие-то лишние откровения насчет ее прошлых отношений с Хитом. Или нынешних. Но Одри так ловко возбудила ее любопытство, что Джулия поняла: ей придется вкусить это яблоко, несмотря на то, что сделает с ней потом змей. Одри явно неприязненно относилась к Расселу.
– Мои предыдущие слова? – мягко переспросила она. – Что вы имеете в виду?
Одри покачала головой.
– «Будь прокляты все мужчины». Вы же именно это сказали, едва вошли сюда.
Да, она сказала именно это, но теперь в маленькую комнатку втиснулись еще три женщины. Сейчас было не время и не место продолжать этот разговор. Ее репутацию вряд ли укрепит беседа с известной куртизанкой. Интересно, может быть, Одри знает Рассела не понаслышке? И у нее есть причины его невзлюбить? Возможно, Рассел публично отверг ее? Или же она просто была так очарована Боскаслами, что все другие мужчины проигрывали в сравнении?
Джулия сказала себе, что дело, видимо, в этом.
Она по опыту знала, что Боскаслы – обаятельные дьяволы, рядом с которыми простые смертные бледнеют и сливаются со стенами.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Брачная ночь джентльмена - Хантер Джиллиан



Не впятетлило
Брачная ночь джентльмена - Хантер Джиллианварвара
17.02.2012, 12.15





Немного "закручен" в своем изложении, однако красиво раскрыта тема внутреннего долга и достоинства
Брачная ночь джентльмена - Хантер ДжиллианItis
21.09.2012, 23.52





Не очень...скучно и нудно.Прочитала 2 страницы и бросила.-----0
Брачная ночь джентльмена - Хантер ДжиллианНочь
5.10.2012, 16.36





Один раз можно прочитать.
Брачная ночь джентльмена - Хантер ДжиллианКэт
8.12.2013, 13.25





Отличный роман. Прочитала с удовольствием. Получила массу удовольствия и улыбок. советую читать с первой книги, тогда все будет интересней и ясней. написан просто, но довольно интересно.
Брачная ночь джентльмена - Хантер ДжиллианВиктория
31.07.2014, 7.42





Отличный роман. Прочитала с удовольствием. Получила массу удовольствия и улыбок. советую читать с первой книги, тогда все будет интересней и ясней. написан просто, но довольно интересно.
Брачная ночь джентльмена - Хантер ДжиллианВиктория
31.07.2014, 7.42





Один из самых интересных прочитанных мной ромвнов.10/10
Брачная ночь джентльмена - Хантер ДжиллианИрина
1.11.2014, 22.07





весьма неплохо.
Брачная ночь джентльмена - Хантер Джиллианлёлища
25.11.2015, 20.13





Интересно, красивая любовь, страсть, но слишком затянуто.
Брачная ночь джентльмена - Хантер ДжиллианОльга
20.01.2016, 21.31





Фу нудятина!Про их сестру Хлою читала смеялась от души интересно было,этот роман вообще жопа.
Брачная ночь джентльмена - Хантер Джиллианн.
14.06.2016, 20.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100